Читать онлайн Отзывчивое сердце, автора - Картленд Барбара, Раздел - Глава 1 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Отзывчивое сердце - Картленд Барбара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.5 (Голосов: 6)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Отзывчивое сердце - Картленд Барбара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Отзывчивое сердце - Картленд Барбара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Картленд Барбара

Отзывчивое сердце

Читать онлайн

Аннотация

Клеона согласилась на этот план только ради своей лучшей подруги. Под видом Леони она должна навестить герцогиню Линкскую – бабушку Леони, которую она не видела с детства.
Итак, за одну ночь красавица Клеона Ховард превратилась в богатую внучку герцогини и была представлена высшему обществу Лондона. Но как далеко может зайти весь этот фарс?
Клеона не успела опомниться, как подпала под очарование дерзкого герцога Линкского – молодого повесы, который ночи напролет проводит за игорным столом. И это только начало истории, полной любви и тайн, которая вскоре затягивает Клеону в свою паутину.


Следующая страница

Глава 1

По длинной подъездной аллее Клеона Говард приближалась к Холлу, тщетно пытаясь угадать, зачем она так срочно понадобилась подруге.
В самом деле, грум привез записку, когда в доме викария еще никто не проснулся. Служанка, пышнотелая деревенская девушка, спала как убитая; разбудил ее только град камешков, стучавших по окну.
Девушка влетела в спальню Клеоны в криво застегнутой блузе, без чепца и передника.
– Там молодой Джарвис из Холла, мисс, – выпалила она, с трудом переводя дыхание после того, как с шумом одолела три лестничных пролета.
Клеона взяла у нее довольно помятую записку, развернула ее и прочитала написанные несколько строчек.
– Спасибо, Рози, – поблагодарила она. – Попроси Джарвиса передать мисс Мандевилл, что я постараюсь приехать как можно скорее.
Одеваясь, она услышала конский топот, доносившийся со стороны хозяйственного двора, и выглянула в окно как раз в тот миг, когда лошадь серой масти, поднимая пыль, исчезала на проезжей дороге. Клеона узнала одну из лошадей сэра Эдварда. Она почувствовала легкий укол зависти к молодому Джарвису: у него прекрасная лошадь, а вот ей приходится трястись на славной старушке Бетси, которую торопить бесполезно.
Однако чувство это было мимолетным. Когда Клеона подъезжала к дверям дома сэра Эдварда, украшенным большим портиком, ей и в голову не пришло сравнивать роскошное жилище подруги с ветхим, лишенным удобств домом викария.
– Ох, Клеона, как же я рада тебя видеть!
Голосок Леони дрожал, словно она была чем-то напугана. Клеона обняла подругу за плечи и почувствовала, что та вся дрожит.
Они были одного возраста с разницей лишь в несколько дней. Когда-то их матери, искренне привязанные друг к другу, решили: если у обеих родятся девочки – чему, конечно, лучше не бывать – они дадут им одинаковые имена.
Клеону Мандевилл, наряженную в брюссельские кружева, и Клеону Говард в простеньком батистовом платьице окрестили в одной купели. Однако то, что обе девочки откликались на одно имя, в повседневной жизни создавало путаницу. Вот почему, когда годовалая Клеона Мандевилл с детской картавостью назвала себя «Леони», имя это подхватили и родители и няньки. Таким образом, проблема была решена.
– Что такое, Леони, – спросила Клеона. – Что случилось?
– Мне нужно рассказать тебе что-то очень важное, – ответила Леони, – но не здесь.
Она обвела взглядом широкую лестницу с резными перилами, будто опасалась кого-то.
– Пойдем сюда – скорее!
Леони вложила холодные пальчики в теплую ладонь Клеоны и повела ее в Большой салон, а оттуда, через открытые стеклянные двери, на травяной газон.
Клеона тотчас поняла, куда они направляются: к беседке, построенной в виде древнегреческого храма. Они с Леони облюбовали ее для себя много лет назад, когда были совсем маленькими. Здесь они хранили свои игрушки, здесь шепотом делились друг с другом секретами и замышляли проделки, после которых их часто оставляли без ужина и заставляли заучивать наизусть трудные отрывки из Вергилия или молитву к следующей воскресной службе.
Леони шагала так торопливо, что до тех пор, пока они не оказались у беседки, разговаривать было совершенно невозможно. Войдя туда, Леони захлопнула дверь.
– Я умираю от любопытства! – воскликнула Клеона, плюхнувшись на один из диванчиков цвета дамасской розы,
type="note" l:href="#n_1">[1]
которые расставила здесь Леони.
– Клеона, ты должна помочь мне!
– Конечно помогу, если ты объяснишь, в чем дело, – отозвалась Клеона. – Я никогда не видела тебя в таком состоянии. Уж не заболела ли ты?
– Я всю ночь не сомкнула глаз, – ответила Леони. – Часов около пяти я написала тебе записку и ждала в саду, когда появится Джарвис.
– Дорогая моя, но почему ты сама не пришла? Ты ведь знаешь: если тебя что-то беспокоит, мама примет тебя с большой радостью.
– Да, конечно знаю, – быстро проговорила Леони. – Просто мне нужно поговорить с тобой наедине, и я боялась, как бы кто-нибудь не услышал.
– Не услышал что? – спросила Клеона. – О Господи, Леони, говори толком! Чтобы так расстроиться, должно случиться нечто ужасное!
– Ну, в прямом смысле ужасным это не назовешь – и все таки так оно и есть, – пробормотала Леони. Подойдя к диванчику, она обеими руками крепко сжала руку подруги. – Клеона, поклянись всем, что есть для тебя святого: ты мне поможешь и не скажешь ни слова о том, что я тебе расскажу!
Это была старая клятва, которую они давали друг другу в детстве. Улыбнувшись, Клеона произнесла:
– Клянусь всем, что люблю и чем дорожу, умереть мне в мучениях, если нарушу свое обещание.
Леони чуть слышно облегченно вздохнула, затем, понизив голос, прошептала:
– Я выхожу замуж за Патрика О'Донована.
Клеона с изумлением уставилась на нее.
– Патрик О'Донован! – воскликнула она. – Да ведь ты не видела его несколько месяцев!
Леони смутилась.
– О Клеона, мне неприятно говорить тебе это, но я виделась с ним. Боюсь, ты обидишься, узнав, что я обманывала тебя, но теперь уже ничего не исправить; остается только сказать правду. Я встречалась с Патриком, но мы боялись довериться кому-нибудь. Я встречалась с ним в лесу днем всякий раз, когда удавалось улизнуть от мисс Бантинг, а иногда даже по вечерам.
– Как ты могла! – воскликнула Клеона. – А если бы узнал твой отец?
– Папа грозился застрелить Патрика, если еще раз увидит его где-нибудь поблизости, – ответила Леони, – но я должна была видеться с ним, должна! Я люблю его, и теперь мы решили убежать и обвенчаться.
– Но это невозможно! – вскричала Клеона. – Ты не можешь выйти замуж без согласия отца, пока тебе не исполнится двадцать один год. В последний день рождения нам с тобой исполнилось только восемнадцать!
– Да, верно, – нетерпеливо сказала Леони, – но этот глупый закон действует только в Англии. Мы с Патриком уезжаем в Ирландию.
– В Ирландию? – растерянно повторила Клеона.
Леони кивнула.
– Мы сговорились ехать завтра. Клеона, дорогая, прости меня! Тебе, конечно, обидно, но я просто не осмеливалась признаться. Патрик сказал, что тайна останется тайной, только если мы никому о ней не скажем.
– Он увозит тебя в Ирландию? – спросила Клеона.
– К своим родным. Там мы обвенчаемся, и я приму католичество. Если Патрик – католик, я тоже хочу стать католичкой.
Клеона прижала руки к щекам.
– Леони, ты не можешь так поступить. Это убьет сэра Эдварда!
– Папа скорее убьет меня, если поймает нас, – возразила Леони. – Он заявил, что скорее увидит меня мертвой, чем замужем за католиком. Ты же знаешь, только поэтому он и настроен против Патрика.
– Он также считает, что Патрик охотится за твоим приданым, – заметила Клеона.
– Глупости! – воскликнула Леони. – Семья Патрика небогата, в Ирландии мало кто богат, но у них большие земельные владения, огромный замок и множество других домов. Да если бы у него не было ни пенни за душой, я все равно бы его любила!
– А если бы у тебя не было ни пенни за душой, любил бы тогда тебя он? – задала вопрос Клеона.
С удивлением она увидела, как преобразилось лицо подруги. Оно похорошело и засияло счастьем.
– Я знаю, – мягко ответила Леони, – что Патрик полюбил бы меня даже в лохмотьях. Да у меня и на самом деле мало что останется, если я убегу с ним. Папа вычеркнет меня из своего завещания; но он не сможет лишить меня денег, которые положил на мое имя, когда я была ребенком, хотя я ничего не получу до двадцати одного года. Но все это не имеет никакого значения, Клеона. Я хочу только одного – быть с Патриком, стать его женой, тихо и мирно жить с ним. У меня нет никакого желания ездить на приемы, рауты и балы, заниматься всем тем, что прежде мне так нравилось. Я хочу быть только с ним.
– А тебе не кажется, что со временем ты смогла бы уговорить сэра Эдварда принять Патрика как зятя? – нерешительно спросила Клеона скорее оттого, что так полагается, нежели оттого, что была убеждена в этом.
– Ты же знаешь, каким бывает папа, если уж что-то решил для себя, – ответила Леони. – Он впадает в ярость при одном только упоминании имени Патрика. Когда Патрик сделал мне предложение, папа до того разгневался, что я думала, он и вправду отхлещет нас кнутом, как грозился. Патрик даже испугался за меня. Вот почему мы встречались тайком.
– Но как же вы доберетесь до Ирландии? – спросила Клеона. – Я знаю, сэр Эдвард в отъезде, но…
– Все устроено, – заверила ее Леони. – Патрик будет ждать меня в карете в конце подъездной аллеи. Мы постараемся как можно быстрее добраться до Холихеда, меняя лошадей на постоялых дворах, а оттуда на корабле отправимся в Ирландию. Патрик говорит, что с того момента, как мы сойдем там на берег, все будет очень просто. Его родители ждут нас, и, как только с формальностями будет покончено, я стану его женой.
– Но если сэр Эдвард все-таки узнает об этом, – возразила Клеона, – он вас догонит и вернет тебя домой.
– Папа отправился на скачки в Донкастер, – ответила Леони. – Он уехал вчера во второй половине дня. Я рассчитывала весь сегодняшний день собираться так, чтобы мисс Бантинг ни о чем не догадалась.
– Но разве ты сможешь каким-то образом помешать ей отправить к сэру Эдварду грума с письмом сразу после твоего отъезда?
– Именно это меня и беспокоило, – призналась Леони, – но на помощь пришло Провидение.
– Провидение? – переспросила Клеона. – Как это?
– Бедной Бантинг не повезло, – объяснила Леони. – Вчера днем она пожаловалась на плохое самочувствие и пошла прилечь. Выглядела она до того странно, что часов в пять я послала за врачом. Представь себе, выяснилось, что она заболела ветряной оспой!
– Боже мой! – воскликнула Клеона. – Должно быть, она заразилась от детишек Робинзонов.
– Вот именно, – ответила Леони, улыбаясь. – Когда она узнала об их болезни, то настояла на том, чтобы мы их навестили, дабы преподать мне урок милосердия. Мы захватили суп, студень из телячьих ножек, фланелевые нижние юбки, все это несла я! Уже на пороге я почувствовала что-то неладное. Боже, какой там стоял запах! Они, верно, годами не открывали окно.
– Я знаю, что папе неприятно заходить к ним, – отозвалась Клеона. – Только он человек праведный и никогда даже не упомянет об этом. Но мама, по-моему, иногда придумывает отговорки, чтобы не посещать старушку Робинзон. Та уже двадцать пять лет не встает с кровати, и, как мне кажется, ей ни разу не сменили белье.
– Что бы там ни было, Робинзоны наградили Бантинг ветрянкой, – сказала Леони. – Она лежит в комнате с зашторенными окнами, с перчатками на руках, чтобы не расчесать лицо, и стонет. Вообрази: в ее-то возрасте беспокоиться о внешности!
– Бедная мисс Бантинг! – сочувственно произнесла Клеона. – Красотой она никогда не отличалась, но кожа у нее на лице всегда была чистой и гладкой.
– Скажу откровенно: в общем-то я обрадовалась, когда доктор сказал, чем она больна, – призналась Леони – И словно в наказание за мою бессердечность полчаса спустя прибыло вот это письмо.
Она вытащила письмо, спрятанное на груди.
– Оно ведь не от Патрика? – с беспокойством спросила Клеона. Про себя она подумала: если этот красивый и довольно-таки легкомысленный ирландец, покоривший сердце подруги, теперь бросит ее, она сама, как и сэр Эдвард, готова его пристрелить.
– Конечно нет! Патрик уехал сегодня в Йорк нанимать лошадей и карету. Нет, это от моей бабушки.
– От бабушки? – удивилась Клеона. – А почему оно тебя расстроило? Ты же ее не знаешь. Только недавно у нас с тобой зашел разговор о том, что мы обе никогда не видели своих бабушек и дедушек.
– Это верно, но послушай, что она пишет.
Леони разгладила измятый листок, видимо скомканный в минуту досады, и начала читать вслух:
– 48, Беркли-сквер Лондон
«3 мая 1802 г.
Дорогая внучка, после того, как заключили мир с этим проклятым французом, Наполеоном Бонапартом, в Лондоне наступила пора балов и развлечений. Насколько я понимаю, тебе исполнилось восемнадцать и, стало быть, самое время начинать выезжать в свет и появиться в Beau Monde.
type="note" l:href="#n_2">[2]
Следует подумать и о твоем замужестве. Посему я посылаю за тобой свою карету. Ты будешь жить вместе со мной здесь, в Линк-Хаусе на Беркли-сквер, и внук моего покойного мужа, нынешний герцог Линкский, будет лично сопровождать тебя. Под моим покровительством тебя примут в самых известных домах Лондона. Как и я, герцог с нетерпением ждет твоего приезда. Выезжай немедленно. Мои лошади быстро довезут тебя до места.
Остаюсь, дитя, твоей любящей бабушкой.
Магнолия, вдовствующая герцогиня Линкская.»
Клеона, не выдержав, рассмеялась.
– Очень решительное письмо, – заметила она. – Подожди, здесь в конце есть еще приписка, – сказала Леони. – Ты только послушай!
«Карета выезжает в полдень. У тебя она должна быть в четверг. Будь добра, не заставляй лошадей ждать, соберись до их прибытия. Твои платья, какими бы они ни были, для Лондона не подойдут, окажутся старомодными. Все, что тебе понадобится, мы купим на Бонд-стрит.»
– Похоже, твоя бабушка подумала обо всем! – воскликнула Клеона.
– Обо всем, но не обо мне! – с горечью сказала Леони. – Ты не понимаешь. Я почти наверняка знаю, для чего она посылает за мной. Как раз на днях папа говорил мне о ней. Он рассказывал, как все перед ней трепещут, как ее боятся. Он сказал: «Она давно пытается женить внука своего мужа, этого беспутного пьяницу! Я слыхал, что она пыталась обратить его внимание на самых хорошеньких девушек в Лондоне, но он на них и смотреть не захотел. Если он не закусит удила, то скоро спустит все состояние, а вдовствующей герцогине вовсе не хочется узреть такое».
– Не понимаю, – заговорила Клеона. – Почему нынешний герцог не доводится ей внуком?
– Потому что, овдовев, бабушка вышла замуж второй раз. Она была красавицей, и чего только о ней не рассказывали. В юности ее считали ветреной и легкомысленной. Отец выдал ее замуж за солидного пожилого джентльмена, чтобы усмирить ее нрав, но тот не долго прожил после женитьбы. Моя матушка была единственным ребенком от этого брака. Когда она умерла вскоре после моего рождения, бабушка, как и все остальные, рассорилась с папой. Поэтому здесь она никогда не бывала и никогда не приглашала меня к себе.
– А потом она опять вышла замуж? – спросила Клеона.
Леони кивнула.
– Она вышла замуж за овдовевшего герцога Линкского. У него был единственный сын. Но маркиз Берроу как его звали, вместе с женой погиб в дорожной аварии, так что после смерти старого герцога титул достался уже его внуку.
– И как давно это случилось? – поинтересовалась Клеона.
– По-моему, всего два или три года назад, – ответила Леони. – Похоже, что молодой герцог бездельник, но трудно судить наверняка, потому что папа ненавидит герцогиню. Он вечно собирает злые и отвратительные истории о ней и обо всех, кто с ней связан.
– Довольно-таки запутанная история, – заметила Клеона. – Только я никак не пойму, отчего ты так переживаешь. Когда прибудет карета, ты можешь отослать ее обратно.
– Что ты! Это опасно! – воскликнула Леони. – Моя бабушка, очень влиятельная особа. Карета прибудет завтра. Если она каким-то образом узнает, что я убежала с Патриком, то может перехватить нас и помешать уехать в Ирландию.
– Но ведь ей ничего не будет известно три или четыре дня, – запротестовала Клеона.
– А если корабль задержится в порту из-за шторма? – возразила Леони. – Патрик говорит, что такое часто случается. В это время года море нередко штормит. Он рассказывал, что однажды просидел в Холихеде целую неделю, ожидая отплытия корабля. Клеона, что мне делать?
– По-моему, ты напрасно беспокоишься, – отозвалась Клеона. – Разве твоя горничная не может сказать, что ты заболела и лежишь в постели, как бедная мисс Бантинг? Это позволит тебе выиграть время.
– Бабушкины слуги будут слоняться вокруг. Будь уверена, кто-нибудь из них обязательно дознается, что меня нет в доме. Да и потом я пыталась придумать, как сбить со следа мисс Бантинг. Если она обнаружит, что я убежала, то вполне может послать к папе грума с запиской. Тогда быть беде!
– А что ты собиралась ей сказать? – спросила Клеона.
– Я хотела сказать, что не хочу заразиться и поэтому поживу пока у тебя, – ответила Леони.
– Ты представляешь, что со мной будет, если мой отец узнает, что я замешана во все эти обманы и интриги? – спросила Клеона. – Конечно, ради тебя, Леони, я бы на все это пошла, но не думай, что это доставило бы мне удовольствие. Когда папа сердится, он не шумит и не впадает в ярость, как сэр Эдвард. Он говорит тихо, но сразу ясно, что он поражен до глубины души! Я чувствую себя при этом таким ничтожеством; хочется заползти куда-нибудь в укромное местечко и умереть.
– Да, я знаю, – вздохнула Леони. – В детстве мне всегда было легче вынести папину ругань, чем выслушать нравоучение от викария. Но тогда что же мне делать?
– По-моему, лучше всего тебе отправиться в Лондон, – сказала Клеона. – Разве Патрик не может встретиться с тобой там и убедить твою бабушку, что он подходящая партия? Быть может, она согласится на ваш брак хотя бы для того, чтобы досадить сэру Эдварду.
– Я думаю, бабушка хочет выдать меня замуж за своего ужасного внука, – ответила Леони. – Это читается в письме между строк. После того, что говорил папа, я в этом просто уверена! Правда, не исключено, что папа говорил это намеренно. Он вечно толкует о том, какой я стану богатой после его смерти и что только самые благородные и знатные мужчины достойны моей руки.
– Возможно, сэр Эдвард прав, – улыбнулась Клеона. – Подумай, сколько добрых дел ты могла бы совершить, разумно используя эти деньги.
– Не хочу я совершать никаких добрых дел, – проворчала Леони. – Все, что у меня есть, я намерена потратить на Патрика, и никто другой не получит из моих денег ни пенни.
– В таком случае, – отозвалась Клеона, – ничего не остается, как развернуть прибывшую карету и отправить ее обратно порожней.
– И поднять Бантинг на ноги, потому что меня нигде не найти и в доме переполох? – вскричала Леони. – Кто-нибудь обязательно сообщит папе. А ведь в его распоряжении великолепные гнедые, не говоря уже о вороных – да они в два счета догонят любых лошадей, каких удастся найти Патрику. К тому же мы собираемся нанять карету, запряженную только одной лошадью, чтобы не привлекать к себе внимания.
На мгновение наступила тишина. Затем Леони начала плакать.
– Что мне делать, что делать? – стонала она. – Я люблю Патрика, люблю всей душой. Если я его лишусь, то покончу с собой. Мне без него не жить. Клеона, помоги! Ты должна помочь мне!
– Дорогая, но как я могу помочь? – спросила Клеона. – Ты же знаешь, я готова сделать все, что в моих силах. Тут так все запуталось. До сих пор не могу поверить, что ты действительно собираешься выйти замуж за Патрика О'Донована.
– Может, еще и не выйду; может, я останусь здесь и постепенно зачахну, – зарыдала Леони. – Не поеду я в Лондон! Не желаю, чтоб меня выставляли напоказ только оттого, что мой отец богат. Я хочу иметь собственный дом вместе с Патриком, только с Патриком.
Леони плакала горько и беспомощно. Клеона обняла подругу и притянула к себе. Из них двоих она всегда была сильнее. Леони проявляла храбрость до известного предела, после чего падала духом. Клеона понимала: рядом с ней должен быть сильный и решительный человек, чтобы защищать и баловать ее. Она от всей души надеялась, что Патрик О'Донован способен на это.
– Не плачь, милая, пожалуйста, не плачь, – уговаривала она, – мы что-нибудь придумаем. Не верю я, что твоя бабушка и впрямь такая страшная. Ты наслушалась всяких рассказов о ней, вот и испугалась. В конце концов, ты давно с ней не виделась.
– Да, она видела меня только в младенчестве, – подтвердила Леони. – Ну с какой стати ей звать меня к себе, если она даже не знает, как я выгляжу?
Она всхлипнула, потом внезапно вырвалась из объятий Клеоны и воскликнула:
– Она ни разу не видела меня с тех пор, как я была младенцем! Понимаешь, Клеона?
– Да, ты уже сказала об этом, – отозвалась Клеона. – И что с того?
– Она не знает, как я выгляжу, – объяснила Леони. – Не имеет ни малейшего представления. И потом, если на то пошло, не так уж мы с тобой и не похожи.
– Ты о чем? – не поняла Клеона.
– Я говорю о тебе, – ответила Леони. Щеки ее еще были мокры от слез, но голос зазвучал громче, а в глазах засветилась надежда. – О тебе! Клеона, ты поедешь в Лондон вместо меня!
– По-моему, ты помешалась, – сказала Клеона.
– Ничуть. Я говорю очень разумно, – возразила Леони. – Мы с тобой одного возраста, у нас обеих светлые волосы и голубые глаза. Это единственное, что бабушке могли сообщить обо мне. Неужели не понимаешь? Тебе нужно побыть там только до тех пор, пока я не выйду замуж. Как только я стану женой Патрика, никто не сможет разлучить нас, никто!
– Это самый сумасбродный план из всех, какие мне доводилось слышать! – воскликнула Клеона. – Что, по-твоему, будут делать мои родители, пока я разъезжаю по Лондону?
Леони вскочила на ноги.
– Погоди, да погоди же! – вскричала она дрожащим голосом. – Все прекрасно устраивается. Мисс Бантинг больна, а я не могу ехать в Лондон одна, пусть даже с горничной. Кому-то нужно меня сопровождать; почему бы не тебе? Да же твои родители не будут возражать, если мы отправимся вдвоем, да еще в сопровождении моей горничной и доверенных бабушкиных слуг.
Невольно заражаясь ее настроением, Клеона согласилась:
– Да, это могло бы получиться. Кучеру можно велеть не подъезжать к дому, чтобы не заразиться. Кстати, можно было бы сказать, что у мисс Бантинг не ветрянка, а скарлатина. Затем можно было бы остановиться в Норке, а там ты бы получила письмо, где говорилось бы, что ты, поскольку тебе пришлось бы изображать меня, должна немедленно вернуться домой. А мне пришлось бы ехать в Лондон без сопровождающих, только с верными бабушкиными слугами!
– Конечно! – воскликнула Леони. – Ну вот, Клеона, теперь ты и сама видишь, что это возможно. Это в наших силах! Клеона, это в наших силах! И никто ни о чем не узнает, пока я не выйду замуж!
– Довольно. Это все лишь фантазии вроде тех историй, что мы придумывали в детстве, – остановила ее Клеона. – Леони, тебе нужно набраться мужества и либо объяснить бабушке, отчего ты не приедешь к ней в Лондон, либо отправиться туда и выдержать всю тамошнюю суету и ухаживания герцога, охотящегося за приданым.
– Я не собираюсь делать ни того, ни другого, – ответила Леони, – Сегодня в девять вечера я встречусь в лесу с Патриком и скажу ему, что ты едешь в Лондон вместо меня.
– Ну что ты такое говоришь? – рассмеялась Клеона. – Неужели ты воображаешь, что твоя бабушка или еще кто-нибудь хоть на мгновение примет меня за богатую мисс Мандевилл?
Леони встала посередине беседки, залитой утренними лучами солнца, и пристально, словно впервые, оглядела Клеону.
Она увидела овальное личико, окаймленное пышной копной вьющихся белокурых с рыжинкой волос. Волосы растрепались и спутались, поскольку Клеона ехала верхом без шляпы. В этот миг она отбросила их назад, и над большими голубыми глазами с темными ресницами над вздернутым носиком, усыпанным веснушками, открылся чистый лоб. Рот был чуть великоват, чтобы назвать его красивым, но губы дрогнули, и лицо осветила пленительная улыбка.
– Смотри как следует, – насмешливо сказала Клеона. – Ну как, похоже на то, что beau monde примет меня с распростертыми объятиями?
– Только не в этом выцветшем платье, – заметила Леони, – не с веснушками и не с загорелыми руками. Сколько раз я просила тебя надевать шляпу!
– А ради кого мне это делать? – запротестовала Клеона. – Старушке Бетси безразлично, что на мне надето, когда я сажусь на нее. Что же до папы и до мамы, ты и сама знаешь: их головы заняты мыслями о божественном. У них нет времени беспокоиться о внешнем виде своей дочери.
– Знаешь, что сказал о тебе Патрик? – спросила Леони. – Когда он увидел тебя впервые, я спросила, что он думает о моей дорогой, любимой подруге, и он ответил, что если б ты немножко привела себя в порядок, то была бы очаровательной. Правду сказать, после его слов я почувствовала ревность.
– Это очень великодушно с его стороны, – холодно ответствовала Клеона, – но твоя бабушка рассчитывает увидеть красавицу. Не забывай, даже в Йоркшире тебя всегда называют прекрасной мисс Мандевилл.
– Не была бы я богатой, едва ли кто-нибудь даже вспомнил обо мне, – язвительно заметила Леони. – Но сейчас речь не обо мне, мы говорим о тебе! В моих платьях, в конце концов, у нас почти одинаковые фигуры, с красиво уложенными волосами, да еще после того, как на ночь начнешь смазывать лицо лимонным лосьоном, ты станешь ничуть не хуже лондонских красавиц.
– Я не смогу! – воскликнула Клеона. – Это слишком опасно.
– Если ты откажешься, мне не удастся выйти замуж за Патрика. Меня поймают; я знаю, папа меня поймает. Если это случится, я покончу с собой! Вот когда я погибну, ты очень пожалеешь, что струсила и… вела себя отвратительно… ты, моя подруга, которой я до… доверяла и которая клялась всем с… святым по… могать мне!
Выпалив эти слова, Леони горько зарыдала и бросилась ничком на мягкие диванные подушки.
Клеона знала, что в таком настроении Леони будет плакать до тех пор, пока не обессилеет. Придется уложить ее в постель и напоить настойкой опия, чтобы она смогла заснуть или успокоиться. Клеона любила подругу, но знала ее слабости: задор и живость Леони были необычайно заразительны, когда все шло так, как надо, но переходили в черную депрессию, если что-то не ладилось.
– Без Патрика я умру… умру, – причитала Леони.
Клеона глубоко вздохнула.
– Ну хорошо, – пообещала она, – я поеду. Да поможет нам всем Господь! До такого сумасбродства мы еще не доходили.
Леони перестала плакать и села прямо.
– Ты не обманываешь? – сквозь всхлипы спросила она.
– Да, да, поеду, – повторила Клеона, – хотя уверена, что все раскроется, и тогда у сэра Эдварда будет полное право обрушить на меня свой гнев.
Последних слов ее не было слышно, ибо Леони повисла у нее на шее и осыпала поцелуями.
– Спасибо тебе, милая, добрая Клеона! – восклицала она. – Я знала, что ты меня не подведешь! Нам нужно все продумать… у нас так мало времени.
В течение следующего часа обе девушки сидели, вплотную приблизив друг к другу головы, и старались продумать, что необходимо сделать.
– Я должна ехать домой, – проговорила Клеона. – Нужно покормить цыплят. И потом, если не помочь Рози с домашними делами, она никогда их не кончит.
– Так ты скажешь родителям? – спросила Леони.
– Я скажу им, что ты просишь меня поехать вместе с тобой в Лондон. Только вот трудно будет уговорить маму, чтобы она позволила мне носить твои платья. Сейчас мы не можем позволить себе ничего нового. В прошлом месяце папе пришлось купить новую сутану. Его старая до того изъедена молью, что сквозь дырки были видны ноги.
Проговорив все это, она поняла, что Леони думала о своем и ничего не слышала.
– Сегодня вечером я увижусь с Патриком, – сказала она. – Он должен будет где-то перехватить карету и сообщить, что у нас в доме заразная больная. Но они, конечно, подъедут за мной к самому дому, тут уж ничего не поделаешь.
– А если папа придет проводить меня? – спросила Клеона. – Наверняка ему захочется этого.
– Нужно как-то отговорить его. Скажи, что мы отъезжаем позднее, чем на самом деле, а потом мы оставим ему записку, что лошадей, мол, невозможно было долго удерживать и что бабушка прислала еще одно письмо и велела ехать без промедления.
– Знаешь, Леони, – медленно заговорила Клеона, – я начинаю думать, что ты отъявленная лгунья. Никогда мне не доводилось слышать столько лживых домыслов. Вот уж не думала, что ты способна на такой обман.
Помолчав, Леони тихо сказала:
– Я это делаю не ради себя, а ради Патрика. Настанет день, когда ты полюбишь, Клеона. Вот тогда ты поймешь: ради того, кому отдано твое сердце, можно пойти на что угодно, как бы дурно это ни было. Дело не только в том, что, выйдя замуж за Патрика, я буду счастлива. Я знаю, что Патрик будет счастлив оттого, что женился на мне! Мы созданы друг для друга!
Леони говорила с полной искренностью, и лицо ее светилось от радости.
Клеона тихонько вздохнула.
– Вот уж не думала, что кто-нибудь из нас может так влюбиться. Мне казалось, такое случается только в романах.
– Когда-нибудь и ты так полюбишь, – предсказала Леони.
– Вряд ли, – улыбнулась Клеона. – Всем, кого я встречала до сих пор, даже твоему Патрику, я предпочла бы породистую лошадь.
– Ох уж эти твои лошади! В самом деле, Клеона, только о них ты и думаешь! Полюбуйся, на кого ты из-за этого стала похожа! Весь день у нас уйдет на то, чтобы попытаться хоть чуть-чуть привести в порядок твои волосы, хотя бы вымыть их для начала. Потом нужно начать отбеливать тою кожу. Поезжай домой, скажи родителям и к ленчу возвращайся назад. Только ради Бога, будь осторожнее в присутствии слуг. Все они страшно боятся папу. Если они догадаются, что я что-то задумала, то обязательно как-нибудь с мим свяжутся, опасаясь последствий своего молчания.
– Я буду очень осторожна, – пообещала Клеона. – А теперь мне нужно идти, иначе цыплята погибнут от голода.
Она обняла Леони:
– Мне будет ужасно тебя не хватать. Просто не представляю, как я останусь здесь без тебя. И поговорить будет не с кем.
– Но тебя здесь не будет, – возразила Леони. – Во всяком случае, какое-то время. Ты будешь в Лондоне кокетничать с принцем Уэльским и обязательно соберешь вокруг себя уйму поклонников.
– Хочешь, я скажу тебе, что случится, когда я приеду? Твоя бабушка бросит на меня один взгляд и тут же отправит назад в Йоркшир, – сказала Клеона. – Ты можешь себе представить, чтобы мой веснушчатый нос произвел в свете неизгладимое впечатление?
– На нем не останется веснушек, если ты будешь делать то, что я тебе скажу, – парировала Леони. – И, прошу тебя, Клеона, поторопись! У нас очень мало времени, а ведь нужно подобрать тебе платья, сообщить новости мисс Бантинг и уложить вещи. К тому же перед бабушкой тебе достаточно выглядеть прилично, а мне ради Патрика нужно быть красивой! Знаешь, что он сказала мне при последней встрече?
– Нет. Что? – с любопытством спросила Клеона.
Леони неожиданно смутилась.
– Нет, этого я не скажу даже тебе, – сказала она. – Ну, а теперь торопись, торопись, торопись! Пока мы будем собираться, может произойти что-нибудь ужасное! Например, папе занеможется, и он вернется домой! Этот кошмар преследует меня и днем и ночью.
– Все будет хорошо, – тихо произнесла Клеона. – Ты выйдешь замуж за своего Патрика.
У нее вдруг появилась уверенность в том, что Леони добьется своего.
– Ты вправду так думаешь? – спросила Леони, глядя на нее сияющими глазами. – Большего я и не прошу. Жить вместе с Патриком в Ирландии для меня все равно, что очутиться в раю!
Казалось, даже воздух звенел от излучаемой ею радости.
Возвращаясь домой, Клеона все еще слышала голос подруги.
Она действительно любит его, думала Клеона, пока Бетси трусила к дом. Она молила Бога о том, чтобы Патрик О'Донован оказался достойным такой любви и не забывал, что при всей своей импульсивности Леони, натура наивная и простодушная, никогда не ведавшая ни горя, ни забот.
– Ей нужно, чтоб ее любили, – вслух подумала Клеона. – А я сильная, я и так проживу.
Едва она произнесла эти слова, как ей почудилось, будто кто-то незримый смеется над ней. Девушка не могла понять, откуда взялось это неприятное ощущение. Быть может, она бросила вызов Судьбе, и та приняла его?
– Ну и пусть, все равно я не боюсь, – запальчиво сказала она, обращаясь к Бетси, поскольку больше говорить было не с кем. – Ради Леони я справлюсь с кем угодно, даже с беспутным герцогом!




Следующая страница

Читать онлайн любовный роман - Отзывчивое сердце - Картленд Барбара

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12

Ваши комментарии
к роману Отзывчивое сердце - Картленд Барбара



глупейший роман, не стоит тратить время!
Отзывчивое сердце - Картленд Барбараеночиха
4.04.2013, 0.01





все очень понравилось, читаешь и отдыхаешь
Отзывчивое сердце - Картленд Барбарасофи
25.03.2014, 20.08





В целом не плохо. Легко, непринужденно. Единственно меня смущает судьба друга и бабушки, оставшихся на растерзание Наполеону.
Отзывчивое сердце - Картленд БарбараЛиля
3.08.2015, 13.59








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100