Читать онлайн Опасность для сердец, автора - Картленд Барбара, Раздел - Глава 1 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Опасность для сердец - Картленд Барбара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.71 (Голосов: 38)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Опасность для сердец - Картленд Барбара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Опасность для сердец - Картленд Барбара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Картленд Барбара

Опасность для сердец

Читать онлайн

Аннотация

"Опасность" - основная идея этого остросюжетного романа. Будущее Серины, осиротевшей после гибели отца на дуэли, целиком зависело от маркиза Вулкана - человека, репутация которого не позволяла порядочной женщине находиться в его обществе. Девушке предстояло узнать о мрачный тайнах поместья Мэндрейк, замка семьи Вулкан, построенного на скалистом утесе. Перед лицом смертельной опасности она приняла дружбу там, где не ожидала встретить ни помощи, ни поддержки...


Следующая страница

Глава 1

Глядя в окно, Серина размышляла о том, что весенней порой из года в год Стэверли становится все краше. Зелень обильно покрытых росой лужаек поражала своей сочностью, а сирень – пышностью. Ветви сирени склонялись под тяжестью белых, розовато-лиловых и пурпурных цветов. Ракитник сверкал, выбрасывая фонтаны золотого дождя, а опавшие розовые и белые лепестки фруктовых деревьев охапками лежали на земле. Темную поверхность озера скрывали широкие и круглые ярко-зеленые листья водяных лилий, которые скоро расцветут и наполнят все экзотической красотой.
Серина всем сердцем так чувствовала красоту, что считала все вокруг частью ее самой. Ей казалось, что любовь к Стэверли вызывает особый трепет в ее душе и что она относится к этому уголку, как к живому существу.
– Мисс Серина, вам пора пить утренний шоколад.
Низкий, грубоватый голос заставил ее вздрогнуть и, тихо вскрикнув, она обернулась.
– Я замечталась, Юдора. Не слышала, как ты вошла.
Если голос Юдоры наводил страх, то ее внешность просто вызывала ужас. На первый взгляд она напоминала карлика, но, если присмотреться внимательнее, можно понять, что ее уродство не от рождения, а из-за болезни, которая скрутила все тело.
Голова нормальной величины казалась неимоверно большой по сравнению с ее крошечным иссохшим телом. Никто не мог сказать, сколько ей лет. Глубокие морщины, следы пережитых страданий, избороздившие лицо, окружали впалые глаза и продолжались от острого носа до линии рта. Ничто не ускользало от взгляда темных и удивительно живых глаз, которые часто выражали странные и необузданные чувства. В детстве Серина представляла душу Юдоры – неукротимую, стремившуюся вырваться из заточения в этом уродливом теле.
Серина знала Юдору всю жизнь. Эта маленькая женщина ни на минуту не расставалась с ней, потакая всем ее прихотям, любя слепо, почти с собачьей преданностью, и ревниво ее охраняя.
Девушка взяла чашку с шоколадом с серебряного подноса и села на широкий диван у окна.
– Уже одиннадцать? – вздохнула она. – А мне столько нужно сделать!
– Миссис Бистон попросила меня сообщить вам, мисс, если сэр Гайлс приедет сегодня вечером, мы не сможем подать к обеду жаркое.
– Ну как же, обязательно сможем, – ответила Серина. – Я велела заколоть барашка четыре дня назад. Он, кажется, так и висит нетронутый. Ты же знаешь, Юдора, сэр Гайлс очень любит барашка, и скажи миссис Бистон, пусть приготовит еще и печеного карпа под португальским соусом, двух давенпортских кур, фаршированных и тушенных в масле, немного супа на первое и фруктовый пирог на десерт. Обед будет не роскошный, но такой, какой обычно нравится отцу.
– А если сэр Гайлс не приедет? – спросила Юдора.
– Ну, я справлюсь с одной из кур, – улыбнулась Серина.
– Я передам миссис Бистон ваши распоряжения, – сказала Юдора.
– Да, пожалуйста, а потом возвращайся и помоги мне нарвать цветов. Те, что в большой вазе в холле, уже вянут.
Серина повернула голову в сторону окна.
– День такой чудесный, мне хочется в сад.
– У меня тяжело на сердце, – сказала Юдора.
Голос Юдоры всегда звучал странно и грубовато, как если бы какая-то неуправляемая внутренняя сила заставляла ее говорить.
– О, Юдора, почему? – спросила Серина.
– Не знаю, – ответила карлица. – Но этой ночью мне не спалось, я чувствовала, как к нам приближается черная туча.
Серина в испуге вскочила с дивана.
– Оставь меня, Юдора, я боюсь твоих слов. Много времени прошло с тех пор, как тебе снилось такое, и все же, когда ты так говоришь, я очень боюсь.
– Извините, мисс Серина, но я не могу не сказать о том, что чувствую... и знаю.
Юдора говорила задумчиво, почти печально.
– Да, я знаю, Юдора, дорогая, но как бы мне хотелось, чтобы ты не чувствовала таких ужасных вещей, не в такой день, как этот. Я хочу быть счастливой! Я счастлива! Отец скоро вернется, и помолимся Богу, чтобы его поездка в Лондон... – она не сразу нашла нужное слово, затем почти шепотом, тихо добавила, – не обошлась ему очень дорого.
Ее глаза блуждали по комнате. Комната, хотя и красивая, отличалась бедностью обстановки. Выцветшие прямоугольные пятна на стене и оставшиеся гвозди напоминали о висевших когда-то картинах.
Серина направилась из гостиной в холл, где также царила пустота и повсюду на стенах, обитых парчой, встречались выцветшие пятна. После ярко освещенной солнечным светом гостиной холл, казалось, утопал во мраке, что заставило девушку вздрогнуть.
– Ты пугаешь меня, Юдора. Передай миссис Бистон все распоряжения и принеси из спальни мою накидку. Лучше выйдем на солнце, чтобы не думать о твоих печальных предчувствиях.
– Прекрасно, мисс Серина.
Юдора присела в реверансе, который еще больше исказил ее сгорбленное тело; когда она шла по мраморному полу, каждый шаг отдавался странным звуком. Оставшись одна, Серина, сцепив пальцы рук, застыла, глядя на пустую стену над камином.
– О, пожалуйста, помоги ему выиграть, – прошептала она. – Пожалуйста, пожалуйста! И потом, нам уже нечего продавать.
Пальцы девушки сжались, как будто напряжение и сила, звучавшие в ее голосе, до боли стиснули их. Серина заставила себя повернуться к двери, быстро распахнула ее и сразу же ощутила поток согретого весенним солнцем воздуха. Дыхание ветра коснулось ее волос, она повернулась лицом к этому потоку, как бы надеясь, что он унесет все страхи и опасения.
Дверь выходила на длинную лестницу с каменными ступеньками, спускавшуюся к посыпанной гравием аллее, за которой располагалась каменная терраса, а та, в свою очередь, вела в огромный парк, окружавший поместье Стэверли. Могучие столетние дубы придавали парку величественность. Стая голубей пролетела в ясном небе. По озеру медленно и величаво плыли лебеди.
Как красиво! Какая красота! Но слова Юдоры заставили девушку потерять покой. Она боялась, очень боялась. Слуги всегда говорили, что Юдора колдунья, а Серина смеялась над их словами, тем не менее в глубине души она часто со страхом признавала, что это правда.
Юдора отличалась от обычных людей. Никто, например, не знал ее родителей. Дед Серины как-то вечером мчался в своей карете из Лондона в Стэверли с головокружительной скоростью, и при резком повороте лошади сбили женщину у обочины дороги, она попала под колеса. Он принес ее домой, в Стэверли, но на следующее утро несчастная умерла при родах. Тело ребенка было скрюченным в результате увечий, перенесенных матерью перед самым его рождением.
Никакие расспросы не помогли узнать что-либо об этой женщине или откуда она родом. И Юдору вырастили в Стэверли. Сначала она была у всех на побегушках, а затем, большей частью по собственному настоянию, стала личной служанкой Серины. Она обожала ребенка с самого рождения, и никакие замечания и даже приказы не могли оторвать Юдору от Серины.
Няня не переставала повторять, что из-за Юдоры девочка заболела лихорадкой. Ей не разрешалось близко подходить к ребенку, чтобы не напугать его. Но Серина никогда не боялась Юдоры. Как только она подросла и стала узнавать людей, она улыбалась и тянулась крохотными ручонками к этому неказистому существу, от которого остальные отшатывались с презрением.
Но наступили времена, когда Серина и другие в Стэверли стали боготворить Юдору. Многочисленная прислуга разошлась, остались только самые старые и преданные слуги, которые месяцами не получали жалованья, но были привязаны к дому и не могли представить своей жизни без Стэверли, а также потому, что им просто некуда было идти.
Юдора стала бесценной. Будучи личной служанкой Серины, она вела все хозяйство, и ей в доме все безгранично доверяли; а однажды, когда миссис Бистон заболела, несколько дней Юдора еще и готовила, не считая себя при всем этом слишком занятой, чтобы забыть о Серине. Она всегда искусно укладывала ей волосы и приводила в порядок все наряды.
– Что бы я без нее делала? – часто спрашивала себя Серина. Она повторяла эти слова громко, подставив лицо навстречу весеннему ветру, когда стояла на верхней ступеньке лестницы, ведущей в сад. И все же она всем сердцем желала, чтобы Юдора оставила свои предчувствия при себе.
Ее охватывал ужас, когда предчувствия Юдоры сбывались. Однажды та сказала:
– Что-то пахнет бедой. – И казалось, она действительно почувствовала запах надвигающейся опасности задолго до того, как это сбылось.
– Что бы это могло быть? Что же? – спрашивала себя Серина и знала, что тревожится за отца, так как он опаздывал уже на три или четыре дня.
Серина с нетерпением ждала его возвращения, и все же очень боялась этого. Ей сразу станет ясно, выиграл он или проиграл, с первой же минуты, как только она увидит его, подъезжающим в своем экипаже с желтыми колесами. Если он выиграл, то выскочит из кареты, забыв о своем возрасте, бросит поводья конюху и вприпрыжку поднимется по ступеням с криком:
– Серина! Серина!
Как только она услышит его голос, сразу же наступит облегчение.
– Это превзошло все ожидания, – скажет он. – У нас целое состояние! Мы заполним подвалы едой, а сейчас, ради Бога, пусть накрывают на стол, и я тебе все расскажу. Мы устроим прием, бал, и ты купишь себе новые наряды.
Он говорил бы без умолку, как ребенок, а его радость всегда была такой заразительной, что Серина забывала все на свете, ощущая только счастье, и они засиделись бы далеко за полночь, составляя планы на будущее, как обновить дом и использовать деньги, чтобы поправить дела в поместье. Как сладостны минуты, когда они чувствуют себя богатыми, когда все по карману и любая расточительность не кажется причудой. Тем не менее Серина знала, что очень скоро сэр Гайлс скажет:
– У нас заканчиваются деньги, мои карманы вот-вот совсем опустеют. В четверг я уеду в Лондон. Когда я вернусь, мы подумаем, как пристроить к дому новое крыло. Мы должны поручить Адамсу сделать это для нас.
– О, папа, не уезжай, – умоляла его, Серина, но знала, что это бесполезно, даже если она на этом настаивала.
Он испытывал необъяснимую потребность, исходившую из самой его сущности, от которой не мог отказаться. Руки его не могли долго оставаться без карт, он стремился к ним, как умирающий человек к глотку воды. Шли годы, и он все реже выигрывал. Серине казалось, что счастливые дни, когда ему везло, ушли в прошлое, во времена ее детства; и по мере того как она взрослела, приезд сэра Гайлса из Лондона производил совершенно другое впечатление.
Экипаж медленно подъезжал к аллее; даже лошади казались сонными, и когда они останавливались у парадной двери, сэр Гайлс выходил из кареты очень медленно, почти нехотя, и боялся смотреть в глаза дочери. Если она ждала его на верхней ступеньке, он молча целовал ее, проходил в зал, отдавал шляпу и пальто дворецкому и осматривал все вокруг, будто что-то искал.
Как хорошо знала Серина этот взгляд! Сейчас почти все ценное было продано – картины Ван Дейка, инкрустированные горки для фарфоровой посуды, серебро времен Чарлза II, прекрасные гобелены, висевшие в столовой сотни лет. Теперь же обо всем этом напоминали только следы на стенах и пустота в сердцах тех, кому все это было дорого.
– Господи, пожалуйста, дай ему выиграть.
Девушка еще раз шепотом произнесла молитву, и, казалось, ветер сорвал ее с губ. Она замолчала и уставилась на длинную аллею, на которой внезапно из-за деревьев показалась лошадь.
– Он едет! Я вижу его!
Она говорила больше с собой, чем с Юдорой, чьи шаги она уже слышала за своей спиной.
– Наденьте накидку, мисс Серина, здесь очень холодно.
– Это отец! Он приехал! Как странно. Наверное, рано выехал из Лондона!
Сердце девушки сжималось, когда она произносила эти слова. Когда сэр Гайлс играл, он редко покидал клуб до рассвета, и если он уходил из него рано и возвращался в Стэверли до полудня, этому было только одно объяснение – он проиграл все деньги и поэтому не смог продолжить игру.
Серина машинально протянула руку Юдоре. Карлица взяла ее руку в свои, но ничего не сказала, и девушка поняла, что та не находит слов утешения.
– Но это не сэр Гайлс! Посмотри, Юдора, – вскрикнула Серина. – Кто это может быть?
– Это не сэр Гайлс, – спокойно произнесла Юдора.
– Да, я же говорила, что не он, – сказала Серина с нетерпением. – По-моему, это кузен Николас. Да, конечно же, это он. И я уверена, он тоже из Лондона. Вероятно, чтобы сказать, в котором часу отец приедет домой. Он едет очень быстро. Пойди и прикажи подать вино и холодное мясо для него. Он, наверное, проголодался с дороги.
Юдора молча повернулась, а Серина в нетерпеливом ожидании махала кузену, переезжавшему мост через озеро.
– Николас! Как я рада видеть тебя! Сначала я подумала, что это мой отец! Ты из Лондона?
Николас Стэверли взглянул на Серину. Ее белокурые волосы блестели на солнце, ветер играл с муслиновой юбкой. Девушка и не подозревала, насколько она прелестна на фоне старого здания из серого камня, а Николас, сняв шляпу, не сводил с нее глаз. К нему подошел старый конюх.
– Ну, вы ее загнали, мистер Николас, – пробурчал он с упреком и фамильярностью старого слуги. Николас не нашелся, что ответить.
– Добро пожаловать, Николас, рада тебя видеть, – сказала Серина, – кажется, уже два месяца прошло, как ты уехал в Лондон, а я получила от тебя только одно письмо. Ты заслуживаешь моего презрения за такую неучтивость. Наверняка тебе было слишком весело, чтобы помнить о своей деревенской кузине.
– О, Серина, поверь мне, это не так. – Николас покраснел как школьник. – Просто я не умею писать писем.
– Но сейчас ты здесь и можешь рассказать мне обо всем. Юдора пошла приготовить тебе поесть. Скажи прямо, что с моим отцом. Он выигрывает? – Серина понизила голос, произнося последнюю фразу.
Николас опустил глаза. Молодой человек, высокий, крепкого телосложения, с широкими плечами и стройными ногами, в эту минуту напоминал провинившегося мальчика, который должен просить у старших прощения за свои шалости. Серина заметила смущение на его лице.
– Что случилось, Николай?
– Давай пойдем в гостиную, – предложил он, – мы не можем говорить здесь.
Серина открыла дверь в гостиную, но что-то заставило ее встревожиться. Девушка не могла избавиться от ощущения надвигающейся беды, словно ожидая исполнения предсказаний Юдоры. Николас тихо закрыл за собой дверь. Он молча смотрел на кузину.
– Что случилось, Николас?
– Дядя Гайлс... – он запнулся.
Серина широко раскрыла глаза.
– Болен? О, Николас!
– Хуже, Серина... Намного хуже.
Серина вскрикнула.
– Хуже? Нет... нет... но он не умер?
Николас молча кивнул.
На мгновение девушка замолчала. Оцепенев, она смотрела ему в лицо невидящим взглядом. Наконец еле слышным шепотом Серина спросила:
– Как?
– Дуэль, – ответил Николас. – Сегодня утром на рассвете. Я был одним из его секундантов.
– Дуэль!
Серина схватилась за сердце. Оно на мгновение остановилось, затем снова забилось со страшной силой, ей было трудно дышать от страха, и, казалось, что сейчас она превратится в камень.
– Слава Богу! – выдавила она из себя. Она всегда боялась чего-нибудь пострашнее.
– Да, дуэль, – повторил он.
– Он не мучился?
– Нисколько! Но... О, Серина, он сам этого хотел.
Кузен побледнел, и она вдруг поняла, как он утомлен. Девушка глубоко вздохнула, стараясь не терять самообладания и заставляя себя, думать больше о нем, чем о своем горе.
– Ты устал, Николас, садись.
– Подожди, Серина, я хочу что-то сказать тебе, и ты должна выслушать. – Он подошел ближе. – Я хочу жениться на тебе. Сейчас! Немедленно! Сегодня!
Он говорил настойчиво, а девушка смотрела на него широко раскрытыми глазами, не скрывая изумления.
– Николас, что это значит? Почему?
– Нельзя терять времени, Серина. Мы можем взять специальное разрешение на венчание, или, если это невозможно, сегодня же можем уехать в Гретну.
– Но, Николас, ты в своем уме?
Молодой человек дотронулся рукой до лба.
– Да, со мной все в порядке, Серина, и ты должна дать мне согласие. Это единственное, что ты можешь сейчас сделать, поверь мне.
– Николас, дорогой, но объясни мне сначала, что все это значит.
Девушка взволнованно посмотрела на него. Она знала его с самого детства. Николас приходился ей старшим кузеном и считался действительным наследником Стэверли, так как у нее не было братьев. Он всегда был спокойным и молчаливым парнем. В детстве они вместе играли и дурачились. Но Серина сама задавала этому тон. Николас, вежливый и скромный, редко брал на себя инициативу. Отец оставил ему небольшое, но достаточное состояние, чтобы он ни в чем не нуждался, а недавно он поехал в Лондон представиться королевскому двору. Он любил кузину, и она хорошо знала, что это скорее любовь брата к сестре, чем мужчины к женщине. Меньше всего Серина ожидала получить от Николаса предложение на вступление в брак.
– Садись, Николас, – прошептала девушка.
В это время открылась дверь и вошла Юдора, держа поднос с бутылкой вина и стаканом.
– Завтрак будет подан через несколько минут, – сказала она, – а сейчас я подумала, что мистер Николас захочет выпить вина.
– Поставь это сюда, Юдора, – спокойно сказала Серина.
Юдора поставила поднос на стол и вышла из комнаты, тихо закрыв дверь за собой. Не дожидаясь приглашения, Николас подошел к столу и залпом выпил бокал вина.
– А теперь, Николас, расскажи, как все это случилось.
Николас тяжело вздохнул и прерывисто заговорил.
– Дядя Гайлс последние три дня проигрывал. Как он ни старался, счастливая карта ему не шла. Но вчера вечером ему повезло. Он выиграл несколько тысяч, не очень много, но достаточно, чтобы вернуть потерянное. Я наблюдал за этим, и, когда его партнер встал из-за стола с намерением уйти до закрытия клуба, я сказал: «Пойдем перекусим, дядя Гайлс». Он улыбнулся мне: «Хорошая идея, Николас, мой мальчик, кажется, я давно не ел». Он встал из-за стола, и как раз в тот момент открылась дверь, и... кто-то вошел в комнату.
Кузен на минуту замолчал.
– Кто это был? – спросила Серина.
– Вулкан!
– Маркиз Вулкан?
Он кивнул.
– Этот человек! – воскликнула Серина. – Из-за него мы продали нашу коллекцию Ван Дейка.
– Да, знаю. Он осмотрел комнату и увидел дядю Гайлса. «А, сэр Гайлс, – сказал он. – Я надеялся снова с вами встретиться. Вы не хотите взять реванш?» «Милорд, – прервал я его, – мой дядя только что собирался пойти со мной поесть». Он с пренебрежением посмотрел на меня, как на лакея, затем снова заговорил с твоим отцом: «Ну, сэр Гайлс, вы хотите?» Твой отец сел за стол. «К вашим услугам, милорд», – сказал он. Больше я ничего не смог сделать. Я старался.
– Да, да, Николас, понимаю. Конечно, ты старался. Продолжай!
– Они начали играть. Твоему отцу не везло. Он проигрывал и проигрывал. Он все время проигрывал. А под конец поставил на карту... этот дом.
– О нет, только не это!
– Да, Серина.
– Он проиграл?
– Проиграл.
Серина закрыла глаза руками.
– Я этого не вынесу, – сказала она. – Стэверли – мой дом.
– Это еще не все, – резко оборвал ее Николас.
– А что дальше?
– Дядя Гайлс встал из-за стола. «Милорд, – сказал он маркизу, – вы выиграли у меня все деньги, все мое состояние, и я потерял свой дом. Я должен пожелать вам спокойной ночи, так как мне уже не на что ставить».
– Я слышу, как он это говорит, – произнесла Серина, – и, наверное, он говорил с гордостью.
– Да, – ответил Николас, – лорд Вулкан посмотрел на него и сказал: «Мне жаль, сэр Гайлс, я надеялся дать вам возможность отыграться. Может, у вас осталось еще что-нибудь, чтобы испытать судьбу». Он продолжал тасовать карты. Твой отец смотрел на них, как завороженный, как будто жаждал прикоснуться к ним. Наконец он сказал очень спокойно: «У меня есть еще одна вещь».
– Что бы это могло быть? – спросила девушка.
Николас отвернулся.
– Я... я не могу сказать тебе это, Серина.
– Не будь смешным, Николас, конечно, ты можешь, – ответила она, – продолжай.
– Ты.
– Что... что ты хочешь сказать?
– Дядя Гайлс сказал: «Милорд, у меня осталось только одно, и на этот раз, если вы со мной сыграете, я думаю, вы проиграете. У меня есть дочь, которая унаследует восемьдесят тысяч фунтов стерлингов, когда выйдет замуж, понимаете. Милорд, вы готовы поставить свою свободу?»
Серина рванулась к открытому окну. Через минуту она заговорила ровным и тихим голосом:
– Продолжай, Николас.
– Маркиз улыбнулся. Если бы у меня были щипцы, я сорвал бы улыбку с его губ; но я мог только наблюдать, куда заведет твоего отца безумие. «Вы согласны?» – спросил дядя Гайлс. «Согласен, – ответил маркиз, – все, что вы потеряли – против моей свободы». Они начали играть. Через три минуты все закончилось. Маркиз Вулкан выиграл.
Серина закрыла глаза. Все вокруг нее закачалось.
– Что дальше?
– Дядя Гайлс молча покинул клуб Уайта. Я пошел за ним, пытался заговорить с ним, но он отмахнулся. «Оставь меня, Николас, пожалуйста, – сказал он. – Я готов провалиться в преисподнею от всего, что натворил». Он направился к Сент Джеймс Стрит, а я последовал за ним, немного отстав. На Пикадили он остановился, словно задумавшись. К нему приближался человек, джентльмен, судя по одежде, но, как мне показалось, слегка навеселе. Я видел, как твой отец подошел к этому человеку и намеренно толкнул его. «Уйдите с моей дороги, сэр», – сказал он. Джентльмен уставился на него: «Будьте так любезны, сэр, последите за своими манерами». «Мои манеры – мое личное дело», – сказал дядя Гайлс намеренно вызывающим тоном и, сняв перчатку, ударил незнакомца по лицу.
– О нет! – закричала Серина.
– Он сделал это умышленно, – продолжал Николас. – Незнакомцу оставалось только одно. Он попросил у твоего отца визитку, оставил свою и сказал, что его секунданты позвонят через несколько часов. Я подошел к дяде Гайлсу и предложил ему свои услуги. Он это принял и с благодарностью пожал мне руку. «Пойдем в мои апартаменты на Хаф Мун Стрит, мой мальчик», – сказал он и казался довольно веселым. А я, внимательно рассмотрев визитку незнакомца, прочитал его имя: Мистер Майкл Блэкнортон. «Дядя Гайлс, – вскрикнул я. – Вы, наверное, с ума сошли. Вы знаете, кто этот человек? Он лучше всех стреляет из пистолета, о нем рассказывают легенды».
«Кажется, я его узнал», – ответил твой отец. Как я и подозревал, он намеренно затеял ссору.
– Почему? Почему? – спросила Серина.
– Ты знаешь, почему, – – ответил Николас. – Неужели ты не понимаешь, Серина? Он потерял Стэверли и... тебя...
– Да, кажется, понимаю.
– Секунданты мистера Блэкнортона прибыли через час, – продолжал Николас, – я настаивал, чтобы они выбрали рапиры, но твой отец сразу согласился на пистолеты. Он пил до самого рассвета, а затем поехал к полю за деревней Челси. Как ни удивительно, дядя Гайлс оставался уравновешенным и в хорошем настроении. Он пожал мне руку и сказал: «Позаботься о Серине как только можешь, Николас, и скажи, чтобы она простила меня. Я не заслуживаю ее молитв».
Голос Николаса дрогнул. На минуту воцарилась тишина.
– Он ранил мистера Блэкнортона? – рыдая спросила Серина.
– Выстрелил в воздух, – ответил Николас, – и, я думаю, Блэкнортон хотел только ранить его, но твой отец повернулся, подставляя себя под пулю. Пуля попала в грудь, выше сердца, и он умер почти сразу.
– О, Николас, если бы я только была рядом!
Серина упала на диван и спрятала руками лицо.
– Никто из нас не мог бы ничего поделать, – сказал Николас. – Питер Вивьен был со мной, и я оставил его с твоим отцом, чтобы тот все устроил. Покойного привезут сюда. Я же поспешил к тебе, чтобы рассказать обо всем случившемся и убедить тебя в необходимости выйти за меня замуж. Я хочу сказать, что у тебя только один выход из порочного круга, – а это порочный круг, – выйти за меня замуж. Когда приедет Вулкан и потребует тебя, ты уже будешь связана брачными узами.
Серина прошлась по комнате. Тишину нарушал лишь шелест ее платья. В глубине комнаты на стене висел портрет отца, написанный пятнадцать лет назад. Сэр Гайлс, молодой, веселый и беззаботный, был изображен верхом на здоровой кобыле и с треуголкой в руке. Серина долго смотрела на этот портрет. Наконец она спокойно сказала:
– Я не знаю случая, чтобы он поступал нечестно. Отец был безнадежным игроком и мог ставить на что угодно. Помню, как в детстве я однажды сказала ему, что собирается дождь. Но в тот день мне совсем не хотелось, чтобы пошел дождь, так как няня обещала пикник. Я так мечтала об этом, что не верила в чудо. Он рассмеялся. «Спорим, дождя не будет». «Будет, – возразила я жалобно, – знаю, будет». «Ну, – улыбнулся он, – если дождь пойдет, я подарю тебе пони. Ты давно об этом просишь». Я вскрикнула от радости, но отец жестом остановил меня: «Рано радуешься, подожди. А что ты сама можешь поставить?» Я подумала о том немногом, что имела. Он заметил у меня на руках куклу. Ее звали Луиза. Я обожала эту куклу и никуда без нее не ходила, не расставалась с ней даже ночью. «Твоя кукла против моего пони», – предложил он. Я согласилась, но знала, что ни радости пикника, ни пони не заменят потерю Луизы, и у меня ком подкатил к горлу. Конечно, я проиграла, и в тот же день отнесла Луизу отцу. «Тебе действительно нужна Луиза, папа?» – спросила я. Он видел мольбу в моих глазах, но покачал головой: «Долг чести всегда нужно отдавать», – твердо сказал он и взял у меня куклу. Он запер ее в шкафу в своем кабинете. После этого я украдкой пробиралась в комнату и разговаривала с ней через запертую дверь.
– Ты получила ее обратно? – спросил Николас.
– Гордость не позволяла мне просить об этом, – ответила Серина, – и, кажется, четыре или пять лет назад отец в поисках каких-то бумаг обнаружил Луизу. «Интересно, что она тут делает?» – спросил он, а я вспомнила ночи, когда, пробравшись в пустой кабинет, спрашивала Луизу, хорошо ли она себя чувствует. В те дни мои руки, привыкшие обнимать ее, болели от ощущения пустоты. Я не могла говорить об этом отцу и скрывала свои чувства. После этого я поняла, что нельзя играть на то, что любишь.
Серина замолчала и всплеснула руками от отчаяния. Николас подошел к ней.
– Ты должна выйти за меня замуж, – сказал он покровительственным тоном.
– Но я не хочу, – проговорила девушка сквозь слезы. – О, Николас, ты смешон. Ты ведь никогда не мог заставить меня слушаться, хотя старше на три года, а сейчас тебе это и вовсе не удастся. Я остаюсь здесь и не боюсь встретиться с ним лицом к лицу. Может быть, когда его светлость увидит меня, он сам откажется жениться.
– По правде говоря, Серина, – сказал кузен, – я вообще не верю, что он это сделает. Ни одна из женщин, пытавшихся женить его на себе, не добилась успеха. Есть женщина, которая влюблена в него без памяти... Он и от нее отказался.
Голос Николаса изменился, и вдруг девушка поняла, что эта история волновала его лично.
– Кто она? – спросила Серина.
– Леди Изабель Кальвер, – ответил он. – Ты о ней не слышала, она вдова. Ее выдали замуж еще ребенком, а муж был убит на войне. Это очень милая женщина, Серина. Я не встречал более прелестного существа в своей жизни, а Вулкан от нее отказался.
– В таком случае, Николас, вполне возможно, что он и на мне не женится, – ответила девушка. – Дорогой кузен, спасибо, что ты обо мне так заботишься. Я это ценю, правда.
– Хорошо сказано, Серина, – застенчиво произнес Николас, – ты совершаешь ошибку. Этому человеку нельзя доверять. Если он и не женится, то обязательно найдет способ завладеть твоим наследством.
– Ему нужно быть достаточно хитрым для этого, – сказала она, – ты ведь хорошо знаешь опекунов.
– Ну, больше я ничего не могу сделать, – – сказал Николас.
– Никто из нас не может сделать ничего, кроме того, чтобы помнить, что мой отец... едет сюда.
– Я не забыл, Серина.
– Ты поговоришь со священником? Я сейчас же сообщу всем об этом. Но сначала тебе нужно что-нибудь поесть, Николас.
– Да, конечно, я до смерти устал – не спал всю ночь и за тебя беспокоился. Боюсь, ты всю жизнь будешь жалеть о том, что не согласилась на мое предложение.
– Может быть, – ответила девушка. – Тем не менее знай, что Стэверли никогда не спасались бегством, и я не хочу оказаться первой, даже если дело касается брака... с самим дьяволом.




Следующая страница

Ваши комментарии
к роману Опасность для сердец - Картленд Барбара



Странное дело, но мне очень даже понравилось! Совсем не похоже на большинство романов этого автора. Захватило очень даже. Точно снимает стресс!
Опасность для сердец - Картленд БарбараКристина.
15.09.2010, 16.53





Роман мне очень-очень понравился. В нем есть все что я люблю в таких книгах: любовь, борьба со злом, нежность и понимание. Главные герои имеют сильные характеры и волю. Они готовы пойти на многое ради достижения цели и пожертвовать многим. Читала с большим интересом и хотелось узнать развязку истории.
Опасность для сердец - Картленд БарбараЮлия
6.06.2012, 22.31





красивый и интересный роман читала его несколько раз оставил приятные воспоминания
Опасность для сердец - Картленд Барбаранаталия
23.06.2012, 14.53





Интересный роман. Правда, сначала я посмотрела фильм "На волосок от гибели", а потом уже нашла здесь книгу. Сюжет на самом деле держит в напряжении, одна маркиза только чего стоит, а вот чувств, мне показалось, маловато... То есть находились главные герои в одном пространстве, занимались своими делами, и никаких намеков на любовь особо не было. Хорошо, в итоге мужчина посмелее оказался, и на дуэль за нее пошел, и предложение сделал :) А вот девушку все хвалили за смелость, но вот почему-то в любви мужу она смогла признаться только на последней странице. В итоге получилось так, что приключений в книге достаточно, но вот яркости чувств и романтики совсем нет. Но в целом все супер!
Опасность для сердец - Картленд БарбараМупсик
22.04.2013, 13.46





Также как и Мупсик сначала посмотрела фильм, а потом прочитала книгу, и Картленд на этот раз приятно удивила динамичностью сюжета, как-то не сразу верится, что это тот же автор, даже очень увлекательно, но очень мало чувственнности
Опасность для сердец - Картленд БарбараItis
4.06.2013, 19.16





Роман понравился, наконец-то нет длинных описаний о снисхождении небесной любви на героев, есть действительно чувства... ну и на приключения, интриги и другие ужастики автор не поскупилась
Опасность для сердец - Картленд БарбараЛюбовь
23.03.2015, 17.49





Роман понравился, наконец-то нет длинных описаний о снисхождении небесной любви на героев, есть действительно чувства... ну и на приключения, интриги и другие ужастики автор не поскупилась
Опасность для сердец - Картленд БарбараЛюбовь
23.03.2015, 17.49





Роман понравился!! Хорошо выделены характеры героев. Только смутил один момент. Как деревенская девушка, которая всего дважды была в Лондоне и ни разу в доме маркиза в Лондоне , сразу нашла и дом и улицу?
Опасность для сердец - Картленд БарбараNuri
24.08.2015, 22.01








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100