Читать онлайн Огонь любви, автора - Картленд Барбара, Раздел - Глава третья в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Огонь любви - Картленд Барбара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.57 (Голосов: 7)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Огонь любви - Картленд Барбара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Огонь любви - Картленд Барбара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Картленд Барбара

Огонь любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава третья

Карина уставилась на лорда Линча, как на сумасшедшего, и, потрясенная его поведением, резко произнесла:
– Мне кажется, вы не поняли: ваша жена при смерти.
Ее тон стер улыбку с лица лорда Линча, и он пристально посмотрел на девушку. Выражение его лица при этом было каким-то странным.
– Пойдемте наверх, – сказал он.
Приглашение так удивило Карину, что она на мгновение потеряла дар речи и только вопросительно смотрела на лорда Линча, сознавая, что он внимательно, деталь за деталью, оценивает ее внешность. И прежде, чем она смогла что-либо выдавить, дверь снова открылась и мужской голос позвал:
– Джастин, черт возьми, где ты? Мы ждем тебя!
Произнося эти слова, мужчина не видел, что лорд Линч находится в зале, и, заметив его, воскликнул:
– Ах, вот ты где! Что ты здесь делаешь?
– Пришли посетители, Перси, – сказал лорд Линч и, помолчав, добавил: – К матери.
– В это время суток?!
Мужчина по имени Перси ленивой походкой подошел к ним. Это был человек средних лет с седеющими висками. Он был элегантно одет, но все впечатление портила сгорбленная спина, из-за которой в его облике чудилось что-то зловещее. Глядя на него, Карина подумала, что никогда в жизни не видела такого беспутного выражения лица и – когда он заметил ее – масляных глаз.
Сэр Перси подошел к ним, и она поймала себя на том, что смотрит на его жемчужную с бриллиантами булавку для галстука и сияющие в белоснежных манжетах запонки, не в силах поднять глаза. Ошеломленная откровенностью, с которой он разглядывал ее, девушка почувствовала, как краска заливает ее лицо.
– Не представишь меня?
Голос, звучавший хрипло и как-то неприятно, показался ей отвратительным.
– Нет, Перси, – холодно ответил лорд Линч. – Возвращайся к картам. Я присоединюсь к вам через минуту.
Он повернулся спиной к приятелю и жестом пригласил Карину следовать за ним. И она, в каком-то необъяснимом желании как можно быстрее уйти от мужчины с тяжелыми мешками под взирающими на нее с вожделением глазами, заспешила к лестнице, таща за руку Дипу.
– Куда мы идти? Осень большой лестница, – щебетал мальчик.
Карина молчала. Лорд Линч, сначала пропустив их вперед, теперь снова оказался впереди и, перешагивая через две-три ступеньки, добрался доверху.
"Мы идем к его матери", – думала Карина, пытаясь успокоиться. Мысль о том, что в доме есть еще одна женщина, принесла ей некоторое облегчение. Только сейчас она начала осознавать, какие опасности могли подстерегать ее в этом странном доме, куда она приехала в столь поздний час в поисках мужчины, который жил холостяком.
Поднимаясь по лестнице, Карина неотрывно смотрела в спину шедшему впереди лорду Линчу, но когда оказалась наверху, не удержавшись, оглянулась.
Предчувствие не обмануло ее: человек, мгновенно вызвавший у нее неприязнь, продолжал стоять в центре зала и наблюдать за ними. Беглый взгляд – и Карина сразу же отвернулась, но и этого ей было достаточно, чтобы понять, что он видел ее лицо, и рассердиться на себя за то, что оглянулась.
Лорд Линч, сохраняя молчание, вел их по широкому коридору. Окна по обе стороны этого коридора были задрапированы тяжелыми темно-красными бархатными шторами, и там, где они были неплотно задернуты, Карина заметила деревянные ставни с железными засовами. Вот почему и не было видно света в окнах на фасаде замка.
Наконец они дошли до конца коридора, и лорд Линч громко постучал в высокую дверь из красного дерева.
– Войдите, – ответил ему женский голос, звучавший резко и властно.
Лорд Линч открыл дверь и вошел первым. Карина и Дипа последовали за ним. Они оказались в огромной комнате. В дальнем конце ее стояла внушительного вида кровать с искусно расшитым пологом из парчи переливчато-синего цвета. На столбиках, державших полог, были вырезаны раззолоченные херувимы, а сам полог был заткан голубыми и малиновыми пальмовыми листьями. Сделанные из страусиных перьев, эти листья трепетали от малейшего движения воздуха.
Но не это великолепие завладело вниманием Карины, а женщина, сидевшая совершенно прямо в центре кровати, подложив под спину гору подушек. Маленькая, старая, удивительно морщинистая, она казалась неописуемо величественной и сильной. Ее волосы, а возможно, парик, были высоко взбиты. Пожелтевшую шею женщины охватывало несколько рядов великолепных жемчужин. Руки, похожие на птичьи лапки, были унизаны кольцами со всеми мыслимыми камнями – изумрудами, рубинами и бриллиантами, – сиявшими при свете золотого канделябра, стоявшего на ночном столике рядом с кроватью.
– Какой сюрприз видеть тебя, Джастин, в этот поздний час, – заметила вдовствующая леди. В голосе, сильном, звучном и явно не соответствующем ее хрупкому телосложению, слышались саркастические нотки.
– У нас гости, мама. Думаю, ты вряд ли откажешь себе в удовольствии увидеть их.
Старая дама сначала несколько мгновений разглядывала Карину и Дипу, а потом подняла глаза на сына.
– Кто они такие и почему пожаловали сюда в такое время?
– Я знал, что тебе будет интересно.
К удивлению Карины, лорд Линч подтрунивал над своей матерью. Голос его звучал неприятно-цинично и едко.
– Кто они? – настаивала старая дама. – Немедленно ответь мне.
Карина почувствовала, как в ней поднимается волна гнева на мужчину, который сначала намеренно разжег любопытство своей матери, а теперь держит ее в напряженном ожидании.
Дипа освободил руку и подбежал к камину, где на коврике около огня лежал большой черно-белый спаниель.
– Собачка! Собачка! – возбужденно закричал ребенок.
Карина подошла поближе к кровати.
– Леди Линч попросила меня привезти этого мальчика сюда, к его отцу, – отчетливо проговорила она. – Сама леди Линч очень больна. Она умирает.
– Леди Линч? Какая еще леди Линч?! – в ярости воскликнула старая дама.
– Думаю, это заинтересует тебя, мама, – ответил лорд Линч и разложил перед матерью полученные от Карины документы.
Старая дама достала лорнет. Рукава ее неглиже опустились, и на руках зазвенели и засверкали многочисленные браслеты с бриллиантами. Она прочитала оба свидетельства, и в комнате повисла тишина.
– Это ложь! Заговор! Здесь нет ни слова правды.
– Нет, мама. Все, что ты прочитала, правда, – возразил лорд Линч. – Сейчас вопрос только в том, что ты предлагаешь сделать со всем этим, а точнее – с ребенком.
И снова в его голосе слышались насмешка и желчь, заставлявшие Карину краснеть от стыда.
Но вдовствующая леди, казалось, едва слышала сына. Она обратила свой взор к Карине.
– Вы кто такая? Откуда? – враждебно спросила она.
– Леди Линч наняла меня в качестве гувернантки. Это Дипа, ее сын. Ему шесть лет, и он немного говорит по-английски.
– Говорит по-английски! Хотелось бы верить. И у вас хватает дерзости утверждать, что он Линч.
– Я знаю только то, что мне сказали, – ответила Карина. – А сказали мне, что Дипа – сын лорда Линча… и женщины, которая сейчас умирает.
– Умирает? Кто она? – спросила старая дама. – И почему этот ребенок так странно выглядит?
– Отсюда явствует, – ответил лорд Линч, взяв в руки свидетельство о браке, – что мать этого ребенка – яванка.
– Яванка!
Вдовствующая леди буквально выдохнула это слово и откинулась на подушки, словно в поисках опоры.
– Боюсь, мама, что пока тебе ничего не остается делать, кроме как признать эти свидетельства законными.
– Никогда! Я ни за что не признаю это! – бушевала старая дама. – Эти бумажки лгут! Найми адвокатов, пусть они найдут доказательства! Пошли за этой женщиной, привези сюда и добейся от нее правды!
– Мне кажется, что леди Линч сейчас уже нет в живых, – тихим голосом вставила Карина. – И даже если это не так, все равно она слишком больна, чтобы ее беспокоить.
– Не изволите ли помолчать! – оборвала ее старая дама. – Когда мне понадобится ваше мнение, девушка, я поинтересуюсь им.
Она бросила на Карину свирепый взгляд. Девушка опустила глаза. Она почувствовала, что, сказав слишком много, перешла границы дозволенного ее положением.
– Ты должна посмотреть в лицо фактам, мама, – сказал лорд Линч. – Нет никаких оснований оспаривать подлинность этих документов. Думаю, они, вне всякого сомнения, подлинны.
– Порви их и брось в огонь! – не унималась старая дама.
– И как это могло бы помочь? – спросил лорд Линч. – К тому же, мама, не кажется ли тебе, что ты не слишком-то вежливо встречаешь своего собственного внука?
– Внука! – истерически взвизгнула старая дама – И ты смеешь говорить мне, что вот это желтое отродье – мой внук?!
– Я уже объяснял тебе, что будет очень сложно оспаривать свидетельства о браке и рождении.
– Ты хочешь сказать, что он действительно… – старая дама говорила очень медленно и, запнувшись перед последним словом, подняла глаза на сына. Казалось, между ними проскочила тайная искра взаимопонимания. Лорд Линч кивнул головой, и старая дама, словно не в состоянии слушать, что ей говорят, закрыла глаза.
– Что мы можем сделать? – спросила она через минуту уже совершенно другим тоном. – Этот дом… Наше имя. Я жила верой в это. Я трудилась для их процветания… нет, я жила ради этого. А теперь…
– Мы ничего не можем сделать, – ответил лорд Линч. – Но я не испытываю сожаления по этому поводу, и ты это знаешь.
К старой даме, казалось, вернулись силы.
– Замолчи! – закричала она на сына. – Как ты смеешь говорить подобные вещи! Ты думаешь, я сдалась? Нет!
Она повернулась к Карине.
– Подведите сюда это маленькое чудовище. Я хочу посмотреть на него.
Подавив желание произнести рвавшиеся с губ слова, Карина отвлекла внимание Дипы от собаки, взяла его на руки и поднесла к кровати. Драгоценности старой дамы сразу же привели мальчика в полный восторг.
– Красивый! Красивый! – воскликнул он, пытаясь схватить один из браслетов.
Леди Линч смерила Дипу взглядом. Было такое впечатление, что она разглядывает какого-то зверька в зоологическом саду.
– Желтый! – воскликнула она. – Если в нем есть хоть капля английской крови, то это совершенно не бросается в глаза. Кто его мать?
– Ее зовут Чи-Юн, – ответил лорд Линч.
– Мне это ничего не говорит! – поставила сына на место старая дама. – Как она выглядит?
Вопрос, без сомнения, адресовался Карине. Тщательно подбирая слова, она ответила:
– Леди Линч? Когда я видела ее, она была очень больна. Но даже тогда она сохраняла следы былой красоты. Мне сказали, что она была танцовщицей.
– Танцовщицей! – фыркнула старая дама. – Скажите лучше проституткой.
– Право же, мама, – попытался урезонить мать лорд Линч, ты шокируешь нашу гостью.
– Значит, так и должно быть, – отрубила она и снова обратилась к Карине: – Продолжайте. Что вам еще известно?
– Из слов квартирной хозяйки, которая присматривала за леди Линч, – ответила Карина, – я поняла, что мать леди Линч была яванка, а отец – голландец.
– Свое происхождение она, без сомнения, почерпнула из "Журнала для женщин" или из какого-нибудь бульварного романчика, прочитанного в марсельском порту! – констатировала старая дама. – Что еще?
– Боюсь, это все, – ответила Карина. – Меня наняли только сегодня для того, чтобы я привезла сюда ребенка. Я сделала то, за что мне было заплачено. Если вы пожелаете, чтобы я оставила ребенка здесь и уехала, я сделаю это.
У Карины было такое чувство, что она нарушает данное умирающей женщине слово позаботиться о ее ребенке. В то же самое время девушка понимала, что положение Дипы будет гораздо лучше, если она проявит достоинство и силу духа, а Вовсе Не смирение и раболепие, которого, вне всякого сомнения, ждали от нее эти ненавистные ей люди, сильные мира сего.
– Уехали? С какой это стати? Чтобы распространять сплетни по всей округе о том, что видели? – парировала старая дама.
– Мама! Мама! Ты заходишь слишком далеко!
– Что-то я не вижу, чтобы ты стремился мне помочь, – сказала она. – Впрочем, ты всегда был слишком мягкотелым. Лучше предоставь это дело мне. Кого еще они видели с момента приезда?
– Ньюмена – он впустил их, и Перси Рокли – он вошел в зал, когда я разговаривал с ними.
– Значит, этот человек видел их, – кисло заметила старая дама. – В таком случае спрятать ребенка будет нельзя.
Она посмотрела прямо в глаза Карине и приказала:
– Опустите ребенка на пол. Я хочу поговорить с вами.
Карина спустила Дипу с рук, и он стремглав бросился к собаке.
– Собачка! Собачка! – послышался его высокий певучий голосок. – Собачка играть с Дипа?
Карина повернулась и обнаружила, что старая дама пристально смотрит на нее. Во взгляде ее темных запавших глаз было нечто подсказывающее Карине, что ей следует быть начеку.
– Вы надежный человек? – спросила вдовствующая леди.
Карина гордо вскинула голову: вопрос затрагивал ее лично.
– Да, – ответила она.
– Можем ли мы доверять вам? Вот в чем вопрос.
– Это зависит от того, о чем вы собираетесь просить меня.
– Смотрите, какая решительная особа, – с неожиданным смешком заметила старая дама. – Мне нравятся решительные люди. Как вас зовут?
– Карина… Уорнер.
Девушка поняла, что от внимания старухи не ускользнула небольшая заминка перед фамилией, и рассердилась на себя за то, что этот невинный вопрос всегда заставал ее врасплох.
– Итак, мисс Уорнер. Кто ваши родители?
– Мои родители умерли.
– Ваши родственники?
– У меня их очень мало, и к тому же мы по-разному смотрим на многие вещи.
– И поэтому вы зарабатываете себе на жизнь. Вы недолюбливаете своих родственников и хотите быть независимой?
Карина утвердительно кивнула.
– Хорошо! Значит, вам нужны деньги, никто ведь не работает, пока нужда не заставит. Мы готовы платить вам гораздо больше, чем вы получали прежде. Вас это удовлетворит?
– Это опять-таки зависит от того, что вы намерены мне предложить.
– Ну, разумеется. Мы хотим, чтобы вы смотрели за ребенком, – раздраженно ответила старая дама. – Это очевидно. Но мы также хотим, чтобы вы держали язык за зубами.
Карина краем глаза посмотрела на лорда Линча. Слушая свою мать, он сохранял невозмутимо-бесстрастное и в то же время циничное выражение лица.
"Презираю его!" – подумала Карина.
– Вы и ребенок будете жить в этом доме, – продолжала старуха, – и ни одна живая душа – понимаете? – не должна знать, ни кто он, ни кто его предполагаемые родители.
– Мама, в самом деле!… – начал было лорд Линч, но властный жест материнской руки заставил его замолчать.
– Не будь глупцом, Джастин, это единственный выход. Мы не можем отослать ребенка. Его придется оставить здесь, и мое настоятельное требование, чтобы никому не было известно, кто он. А если он и в самом деле тот, за кого его пытаются выдать… нет, лично я этому никогда не поверю.
Вслед за последней фразой леди Линч протянула свою птичью руку к лежавшим на горностаевом покрывале документам. Было совершенно ясно, что она намеревалась сделать, но лорд Линч оказался проворнее ее.
– Нет, нет, мама, – сказал он, забирая документы прежде, чем она успела бы уничтожить их. – Бумаги следует сохранить. Я спрячу их в надежное место.
– Сожги их! – приказала старая дама. – Сделай, как я велю, и сожги их. Кинь в огонь здесь и сейчас.
Лорд Линч покачал головой.
– Нет, мама, я сохраню их.
Мать и сын пристально посмотрели друг на друга, но теперь, к удивлению Карины, первой отвела глаза старая дама.
– Ну, ладно, – уступила она. – Какая разница? Сейчас самое важное, каким образом мы собираемся объяснить присутствие здесь ребенка. Что ты сказал Перси?
– Только то, что они прибыли с визитом к тебе.
– Так оно на самом деле и есть. Очень хорошо. Все же у тебя есть кое-какой разум, – признала старая дама. – Много лет назад, когда я путешествовала с твоим отцом, мы посетили короля Сингоры. Этот мальчик вполне может быть его внуком, приехавшим в замок Линч с ответным визитом. Я сообщу всем в доме, что он принц и к нему следует обращаться "Ваше Высочество".
– Мама, но этот ребенок – яванец, по крайней мере, наполовину.
– А кто заметит разницу? – безапелляционно заявила старуха. – Для тех, кто не разбирается, все представители желтой расы – китайцы, и вряд ли слуги смогут различить сингорца, яванца и прачку-китайца!
– Это совершенно нереальный план, – возразил лорд Линч.
– Интересно, почему, позволь тебя спросить? Кто собирается оспаривать наши слова? Кому есть дело до пяти-шестилетнего ребенка, который волей случая оказался здесь? Меня, например, это абсолютно не интересует, – сказала старуха и, внимательно посмотрев на Карину, зло прошипела:
– Держите его подальше от меня, слышите? Я не желаю, чтобы этот маленький ублюдок попадался мне на глаза.
– Мама, он вполне законнорожденный, – тихо сказал лорд Линч.
– О да, если судить по этой бумажонке, – язвительно заметила старая дама. – Говорю тебе, я не верю, что он мой внук, и никто не заставит меня изменить мнение. Линчи – род, ведущий свое начало еще со времен завоевания Англии норманнами. О, господи! Все это могло бы показаться смешным, если бы не было так трагично.
– Именно это я подумал, – сказал лорд Линч.
– Держи свое мнение при себе. Отправляйся к гостям, – оборвала его мать. – И позаботься, что бы ни у Перси Рокли, ни у других клубных сплетников не возникло и тени подозрения относительно наших визитеров. Воображаю, какая шумиха поднялась бы в "Уайте"!
Глаза матери и сына снова встретились, и между ними вновь возникло нечто, понятное им обоим без слов. Лорд Линч в ярости отвернулся.
– Почему бы нам не открыть правду, мама, и не сказать, чей это ребенок?
Старая дама забарабанила кулачками по кровати.
– Ты что, сошел с ума? – вскричала она. – Да лучше я наряжу тебя в смирительную рубашку, лучше похороню тебя, как похоронила твоего бедного отца, чем буду выслушивать твои безумные предложения. Убирайся к своим картам! Вино и карты – это все, на что ты способен.
К изумлению Карины, оскорбления, которыми леди Линч осыпала своего сына, казалось, ни в малейшей степени не смущали его. Он рассмеялся, взял руку матери и поднес к губам.
– Я всегда говорил, мама, что ты родилась слишком поздно. Ты принадлежишь эпохе регентства: твой язык, твоя немыслимая гордость, а главное; твоя отвага не имеют ничего общего с ценностями викторианской Англии.
Леди Линч отдернула руку, но по ее слегка изогнувшимся в усмешке губам было ясно, что сомнительный комплимент сына польстил ей и показался забавным.
– Убирайся, – сказала она уже менее резко, – и предоставь все мне.
Лорд Линч повернулся на каблуках и сдержанно поклонился Карине. Потом он посмотрел туда, где на коврике возле камина играл с черно-белым спаниелем Дипа, и отвел глаза, словно увиденное причинило ему боль. Аккуратно прикрыв двери, лорд Линч вышел из комнаты.
Некоторое время Карина боролась с искушением сказать, что она немедленно покидает этот сумасшедший дом, что у нее ни малейшего желания участвовать в их дешевых интригах. Какое было бы счастье видеть гнев старой дамы и знать, что он ее, Карины, никак не касается! Увы, она не могла сделать ничего подобного. И не потому, что отчаянно нуждалась в работе, а из-за Дипы: старая дама не питала к мальчику ничего, кроме ненависти. Чувства же лорда Линча оставались загадкой, но даже отдаленно не напоминали привязанность.
Смело глядя в глаза леди Линч, что само по себе уже требовало немалого мужества, настолько подавляюще та действовала на нее, Карина ответила:
– Я согласна занять место гувернантки, если это именно то, о чем вы меня просите. Но я делаю это только потому, что привязалась к ребенку, и не хочу, чтобы с ним что-нибудь случилось.
Ей казалось, что от таких слов старуха придет в ярость, но ничего подобного не произошло: леди Линч рассмеялась:
– Вы считаете, что я хочу убить это отродье? Возможно, вы недалеки от истины.
Карина, высказавшая эту мысль наугад, застыла от ужаса.
– Вы еще убедитесь, что я всегда говорю правду, – продолжала леди Линч. – Я очень жалею, что этот ребенок появился на свет, и хотела бы, что бы он умер. Тем не менее, раз уж он здесь, мне придется заботиться о нем. Однако только от вас зависит то, как с ним будут обращаться. Вы взяли ребенка под свое покровительство. Смотрите же, опекайте его как следует. Но если кому-нибудь станет известно, кто он на самом деле, я не отвечаю за его благополучие.
Ошеломленная Карина слова не могла вымолвить от изумления: столь дико звучали подобные речи в их просвещенный век. Она подняла глаза и встретилась взглядом с леди Линч.
– Вы слишком молоды и хороши собой, чтобы быть гувернанткой, – неожиданно проговорила та. – Разве вы не могли найти себе другое занятие?
– Нет, – ответила Карина, удивленная внезапно изменившимся тоном старухи.
– Вы кажетесь настоящей леди, – продолжала старая дама, словно обращаясь сама к себе, – а ваша одежда и меховая накидка внушают мысль, что вы знавали и лучшие времена. Представляете ли вы себе, какова жизнь гувернантки? Вы всегда будете ощущать себя в подвешенном состоянии, не находя близости ни с хозяевами, ни со слугами.
– Что еще может делать девушка моего возраста? Я получила неплохое образование, но это никак не помогло мне зарабатывать на жизнь. Для девушек, вроде меня, есть только два пути: стать гувернанткой ребенка или компаньонкой старой дамы.
– И вы предпочли стать гувернанткой, – заметила леди Линч с усмешкой. – Ну что ж, вы приняты, хотя только одному господу известно, сможете ли вы научить этого ребенка хоть чему-нибудь. Я знаю жителей Востока: у них поверхностный ум и серьезные знания даются им с превеликим трудом. Впрочем, все это не имеет никакого значения!
– Это может иметь огромное значение для Дипы.
– Вы так думаете? Очень сомневаюсь.
В голосе старой дамы слышалась угроза. Карине страстно захотелось схватить Дипу и бежать подальше от замка, от этих странных, непостижимых людей, а прежде всего от этой ужасной старухи, желавшей смерти ребенку.
– Я буду смотреть за мальчиком, – произнесла девушка дрожащим голосом. – Я буду учить его и защищать от всего и всех.
– Превосходно, – ответила старая дама, словно не замечая дерзких речей Карины, – но помните, кем мы считаем этого ребенка. Мы будем называть его Дипа, поскольку он отзывается на это имя. Но на самом деле он принц Дипа королевства Сингора и находится здесь с долгосрочным визитом для поправки здоровья.
Закончив говорить, старуха схватила с прикроватного столика маленький серебряный колокольчик и яростно зазвонила. Почти сразу же дверь распахнулась, и в комнату торопливо вошла седоволосая горничная.
– Вы звонили, миледи?
– А по-твоему, какой звонок ты слышала?
Горничная, которой было никак не меньше шестидесяти, с удивлением посмотрела сначала на Карину, а потом на Дипу.
– Я не слышала никого на лестнице, миледи.
– Спала, как обычно, Мэтьюз? – торжествующе произнесла леди Линч. – И почему тебе не хватает четырех часов сна, как мне? Тогда у тебя оставалось бы гораздо больше времени для выполнения твоих обязанностей.
– Мне очень жаль, миледи, – извинилась Мэтьюз. – Должно быть, и действительно задремала на минутку: у меня весь день ужасно болела голова.
– К черту твою головную боль, – отрезала леди Линч. – В данный момент мне дела нет до твоих болезней. Пойди приведи миссис Барнстейпл.
– Слушаюсь, миледи, – ответила горничная и, сделав реверанс, удалилась из комнаты.
Когда за ней закрылась дверь, старая дама сказала:
– Она служит у меня уже серок лет и сейчас сгорает от любопытства – так ей хочется знать, кто вы такие и что здесь делаете. Берегитесь Мэтьюз: она выведает правду и у глухонемого.
Карина молчала: сказать ей было нечего. Возникшую паузу прервал подбежавший к кровати Дипа. В нем не было ни малейшей робости перед внушавшей благоговейный трепет старой дамой.
– Собачкино имя? – спросил мальчик. – Скажите Дипа собачкино имя. Дипа хотеть такую собачку.
Леди Линч смерила ребенка взглядом и ответила странным голосом:
– Собаку зовут Брейкен.
Подавшись вперед, старая дама внимательно посмотрела на Дипу. Лицо ее так напряглось, что сказалось, с ней вот-вот случится удар. Однако она просто закрыла глаза, чтобы больше не видеть ребенка.
– Мой внук! – услышала Карина шепот потрясенной старухи и поняла, какие муки отчаяния та испытывает. Первый раз за все время девушка почувствовала к ней что-то похожее на жалость.
В комнату торопливо вошла пожилая женщина в черном платье из шуршащего шелка со связкой ключей на поясе.
– Ваша светлость посылали за мной?
Женщина сделала небольшой книксен. Карина вспомнила рассказы своей матери о том, что много лет назад подобные церемонии были приняты у хорошо вышколенных слуг в домах знати.
– Да, миссис Барнстейпл. Нас удостоил своим посещением принц Дипа королевства Сингора. Вы, наверное, помните, я рассказывала, как несколько лет назад во время кругосветного путешествия его светлость и я посетили эту прекрасную страну. Король просил меня позволить его внуку остановиться у нас на некоторое время. Врачи считают, что для здоровья ребенка будет лучше, если он поживет в менее жарком климате. К сожалению, почта работает неважно, поэтому принц и его гувернантка мисс Уорнер прибыли раньше, чем письмо, извещающее о том, что они выехали.
– Это очень неприятно, – заметила миссис Барнстейпл.
– Я уже объяснила мисс Уорнер, почему на станции их не ожидал экипаж, а его светлость не встретил в Сауттемптоне. Мисс Уорнер была очень любезна и все поняла. Ну, хорошо, миссис Барнстейпл. У нас есть приготовленные комнаты, куда мы могли бы поместить Его высочество?
– Всего несколько минут, ваша светлость, и детские будут готовы. Удивительное дело, но горничные убирали в них буквально на этой неделе. Вы же знаете, я всегда требую, чтобы в каждой комнате раз в месяц проводилась уборка, даже если эта комната не используется. Все кровати проветриваются, поэтому сейчас нужно только сменить простыни. Совсем недавно, ваша светлость, я думала, как жаль, что эти прелестные детские не используются. Теперь, если его светлость…
– Я вверяю все вашим надежным рукам, миссис Барнстейпл, – перебила старая дама. – Поместите принца и мисс Уорнер в детских. Полагаю, кто-нибудь может принести им ужин и развести в комнатах огонь?
– Разумеется, ваша светлость. Все будет сделано. Горничные еще не ложились: ведь в доме столько гостей.
Леди Линч снова откинулась на подушки, словно ее неожиданно оставили силы.
– Очень хорошо, миссис Барнстейпл. Проводите мисс Уорнер и Его Высочество в их комнаты.
Дальнейших указаний не последовало, и Карина, с трудом оторвав Дипу от собаки, направилась к выходу. Уже в дверях она оглянулась и увидела, что леди Линч по-прежнему лежит с закрытыми глазами.
В сопровождении разговорчивой миссис Барнстейпл они поднялись этажом выше.
– Какая радость, – тараторила экономка, – что в детских снова будут жить. Мы давно говорим, его светлости пора жениться. Но он, кажется, и не помышляет о женитьбе.
Миссис Барнстейпл открыла дверь в большую комнату с идущими по одной стене окнами.
– Это комната для еды и игр. В нее выходят две спальни. Эта вполне подойдет маленькому принцу. А вы займете комнату рядом.
Дипа заметил стоявшую в углу коня-качалку и сразу же бросился к ней. Карина с интересом огляделась.
Комнаты были превосходны – это сразу бросалось в глаза. Здесь была традиционная для детской каминная решетка, приспособленная для просушивания детских вещичек, а четырехстворчатая складная ширма, украшенная цветными наклейками напомнила Карине ее собственную. Именно такая ширма была у нее в детстве. Она вспомнила, как мама наклеивала на нее рождественские открытки и переводные картинки, которые они частенько покупали вместе в деревенской лавке. Карина обожала свою ширму, и каждый раз, когда она смотрела на нее, ей казалось, что она видит новую картинку.
Заметив интерес Карины к ширме, миссис Барнстейпл улыбнулась:
– Я помню, как ее светлость делала эту ширму. Время от времени я и сама наклеивала картинки, пока этому не воспротивилась няня. Она вечно ревновала меня, потому что его светлость очень любил меня. "Барни, Барни!" – бывало кричал он на весь дом. И это всегда выводило няню из себя.
– Няньки часто бывают ревнивы, я знаю, – посочувствовала Карина, вспомнив, как в Клеверли ее собственная няня ревновала ее к старой кухарке.
– Ой! – всполошилась миссис Барнстейпл. – Я не должна сплетничать. Сейчас я пришлю горничных и распоряжусь, чтобы лакей принес ужин. Чего бы вы желали?
– О, благодарю вас. Все, что нужно в столь поздний час, это стакан молока и печенье для Дипы. В ожидании кэба мы съели на станции несколько бутербродов. А если вас не затруднит, я была бы очень благодарна за чашку чая.
– Ну что вы, это не составит никакого труда, – ответила миссис Барнстейпл и вышла из комнаты, оставив Карину и Дипу вдвоем.
– Большая, большая собачка, – повторял мальчик, раскачивая взад-вперед коня – качалку.
– Это не собака. Дипа, скажи "конь".
Дипа повторил слово вслед за Кариной, а потом произнес его еще несколько раз, как бы показывая, что запомнил его. Однако усталость брала свое, и, не дождавшись молока, ребенок задремал у нее на руках.
Лакей доставил багаж. По просьбе Карины он отнес чемоданы в спальню, и как ни велика была комната, вещи сразу заполнили ее всю. На их фоне маленький чемоданчик Дипы выглядел очень сиротливо. Девушка достала ночную рубашку мальчика и подготовила его ко сну.
– Большой конь, – сказал он, укладываясь на подушку. Потом худенькими ручонками обвил шею Карины, пробормотал "Хорошая, хорошая леди. Дипа любить… " и уснул, прежде чем успел закончить фразу.
В игровой комнате Карину ожидала миссис Барнстейпл.
– Боюсь, что уже слишком поздно распаковывать ваши вещи, – сказала она. – Если вас устроит, утром я пришлю кого-нибудь помочь вам.
– Сейчас мне ничего из вещей не понадобится, но завтра я с удовольствием приму любую помощь.
– Все будет в порядке, – пообещала миссис Барнстейпл. – Я заказала для вас яичницу на случай, если вам захочется перекусить.
– Очень любезно с вашей стороны, – горячо поблагодарила Карина. Она посмотрела на стоявший на столе поднос, но из деликатности не сказала, что после длинного, трудного дня чувствует себя слишком разбитой, чтобы есть.
В дверях миссис Барнстейпл замешкалась.
– Вы давно служите? – поколебавшись, спросила она. Было видно, что ее мучает сомнение, вправе ли она задавать подобные вопросы.
– Не очень.
– Может, это ваше первое место? – осмелилась задать еще один вопрос миссис Барнстейпл.
Карина поняла, что лгать не имеет смысла.
– Это настолько бросается в глаза? – спросила она с улыбкой. – Мне казалось, что я выгляжу очень опытной.
– Вы выглядите очень юной, – ответила миссис Барнстейпл, направляясь к дверям, – и если позволите, я дам вам совет: запирайте дверь своей комнаты.
Тайный смысл, скрытый в сдержанных словах миссис Барнстейпл, заставил Карину в испуге посмотреть на нее. Что она имела в виду?
И вдруг Карине вспомнились мужчины, игравшие внизу в карты, блеск в глазах сэра Персиваля Рокли, когда он вошел в зал и увидел ее.
Здесь, наверху, было так тихо, что ей казалось, она слышит собственное дыхание. Поежившись, девушка налила себе чая. Она пыталась убедить себя в том, что слишком измучена и встревожена, чтобы во всем разобраться, а виной такому ее состоянию могло быть все, что угодно: и темнота, и огромный дом, и странное поведение лорда Линча и его матери, и долгое путешествие. Сейчас она знала лишь одно: ей страшно, хотя и неясно, почему. Во всем происходящем было нечто непонятное, отчего в груди замирало сердце и прерывалось дыхание.
– Ну почему я такая глупая? – жалобно спросила себя Карина.
И едва она произнесла эту фразу, в коридоре раздались чьи-то тяжелые шаги. В страхе ожидая, когда раздастся стук в дверь, она почувствовала, как у нее перехватило дыхание.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Огонь любви - Картленд Барбара

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12

Ваши комментарии
к роману Огонь любви - Картленд Барбара



Книга хорошая мне понравилась.
Огонь любви - Картленд БарбараОЛЬГА М
11.06.2014, 17.16





Неплохо))) люблю книги Картленд
Огонь любви - Картленд БарбараКарина
9.07.2014, 19.19








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100