Читать онлайн Очаровательная грешница, автора - Картленд Барбара, Раздел - Глава 6 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Очаровательная грешница - Картленд Барбара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.08 (Голосов: 13)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Очаровательная грешница - Картленд Барбара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Очаровательная грешница - Картленд Барбара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Картленд Барбара

Очаровательная грешница

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 6



За обедом все чувствовали себя неловко. Мелинда все время думала о вдове-маркизе наверху.
Ее мысли то и дело возвращались к умирающей женщине, и она никак не могла уследить за разговором.
Маркиз был явно не в духе и отказался от большинства богатых, экзотических блюд, подаваемых на серебряных тарелках с гербами. Один из слуг то и дело наполнял опустошаемый им хрустальный бокал с вырезанным на нем гербом Чардов.
Капитан Вестей всеми силами старался развеселить друга. Он разговаривал с маркизом, но старался втянуть в разговор и Мелинду, объясняя ей, кто были те люди, которых они упоминали в разговоре, и описывая ей места, которые они посещали. Один или два раза он заставил ее рассмеяться, но она ни на минуту не забывала о циничной ухмылке на лице хозяина дома, а также о том, что он оставался мрачным и безучастным.
После того как капитан Вестей также замолчал, слуги внесли круглое блюдо из севрского фарфора, наполненное огромными персиками, пурпурным виноградом и зеленым инжиром.
— Это из садов Чарда? — спросил наконец капитан, чтобы прервать неловкое молчание.
— Конечно, — резко ответил маркиз. — Не думаешь ли ты, что я буду есть те отбросы, которые продают в магазинах, а?
Поскольку ответа на этот вопрос не требовалось, снова воцарилась тишина. Затем капитан Вестей сказал:
— Послушай, Дрого, мы не можем сидеть здесь и тосковать. Почему бы нам не поехать на вечеринку к Себастьяну? Это не званый обед, и там не будут интересоваться здоровьем твоей мачехи.
— Это не совсем прилично, — запротестовал маркиз.
— Несомненно, — согласился капитан Вестей. — Но кому какое дело? Кроме того, это развлечет Мелинду.
Ей, должно быть, скучно слушать, как мы с тобой пикируемся друг с другом.
Маркиз удивленно приподнял брови.
— Ты хочешь взять Мелинду с собой? — сказал он, говоря так, будто ее вообще не было в комнате.
— Почему бы и нет? — спросил капитан Вестей. — Я уверен, что она встретит там своих друзей.
— У меня нет друзей в Лондоне, — быстро вставила Мелинда.
— Тогда пора завести их, — ответил капитан Вестей не терпящим возражений голосом.
— Отлично, — сказал маркиз, вставая из-за стола, — тогда отправимся немедленно.
Мелинда нехотя поднялась: И тут услышала, как дворецкий почти обиженно спросил:
— А как же портвейн, милорд? Вы не отведаете немного портвейна?
— Нет, мне уже достаточно. — Маркиз произнес это, будто принимая важное решение.
Выходя вслед за мужчинами из столовой, Мелинда не смогла сдержать улыбку, видя лицо дворецкого.
Когда они дошли до холла, капитан Вестей сказал ей:
— Вам нужна вуаль.
— Хорошо, — ответила Мелинда, — я поднимусь наверх и надену.
Она побежала в спальню, думая о том, какая странная у нее теперь жизнь. Она думала, что проведет сегодняшний вечер в каком-нибудь скромном пансионе, будет есть дешевую еду с другими постояльцами и думать о том, на сколько ей хватит драгоценных соверенов, которые она взяла из тетиного секретера. А вместо этого она обедает так, что даже самые чопорные приемы у сэра Гектора показались бы второсортными и ничтожными. А еда была просто превосходной. «Маркиз, должно быть, очень богат», — подумала Мелинда, и у нее исчезли последние угрызения совести насчет того, что на нее были потрачены такие большие деньги.
Она задумалась над тем, что именно нечистая совесть или простая неуживчивость характера заставляет маркиза отводить от нее взгляд и разговаривать так, как будто ее нет в комнате, а также проявлять неудовольствие, что она должна поехать вместе с ними на вечеринку. Возможно, говорила она себе, он заботится о ее репутации, но сомневалась в этом. И, кроме того, в этом странном городе, где она никого не знала, ни у нее, ни у кого бы то ни было другого не возникало опасения, что она поведет себя неподобающим образом.
Она поморщилась, глядя на себя в зеркало.
— По одежке встречают! — сказала она вслух. — В то же время, как всегда говорит Нанна, есть множество но.
И в мире нет ничего совершенного.
Одним из но было поведение маркиза. Она не могла объяснить его себе. Никогда раньше она не сталкивалась ни с чем подобным у других мужчин, которые встречались ей. Казалось, он презирал ее и в то же время был ее противником. Она никак не могла понять причины такого отношения.
Да и какое все это имеет значение, откровенно спрашивала она саму себя. Она получит свои пятьсот гиней.
По крайней мере, этого хватит, чтобы она с Нанной прожили без забот год или два. Ее расстраивало только, что та старая дама, которую они обманули фальшивой женитьбой, проживет недолго. В то же время она очень хотела поскорее выйти на свободу из этого дома, раствориться в темноте улиц и знать, что она больше никогда не встретит лорда Чарда снова.
Она удивленно заметила, что слишком долго смотрится в зеркало. Она видела только беспокойство в своих глазах, похожих на два глубоких темных озера, на глади которых, словно отражающиеся облака, мелькало то одно выражение, то другое, но она не замечала ни элегантности своего нового платья, подчеркивавшего ее изящную юную фигуру, ни стильной прически, сделанной ей одной из горничных.
— Свобода! Я должна быть свободна! — прошептала она и сама удивилась своим словам.
Она убежала от дяди, и он конечно же не станет искать ее на Гросвенор-сквер. Она избежала ненавистного брака с полковником Джиллингемом. Теперь, с помощью благосклонной судьбы, она заработала большую сумму денег. Через несколько часов она будет уже ехать в Сассекс в уютные и безопасные объятия Наины.
Подумав об этом, она улыбнулась и, взяв накидку из гардероба, побежала вниз по лестнице на первый в своей жизни прием. Только дойдя до холла, она поняла, что накидка из бледно-голубого бархата подбита горностаем. Она догадалась, что это еще одно проявление расточительности миссис Харкорт.
Капитан Вестей взял у нее из рук накидку и набросил ей на плечи.
— Вы выглядите очень мило! — сказал он.
— Да? — совершенно искренне удивилась Мелинда и покраснела, когда капитан Вестей ответил:
— Ну вы же видели свое отражение в зеркале. Я уверен, что в нем никогда еще не отражалось ничего подобного.
— Спасибо, — мягко ответила Мелинда. Она опустила глаза, и ее ресницы затенили щеки.
Как восхитительно получать комплименты впервые в жизни! В то же время она чувствовала, что они были слишком уж льстивые и несколько фамильярные. Она успокаивала себя, что слишком придирчива, но беспокойство не покидало ее.
— Карета подана, милорд!
Зычный голос дворецкого освободил ее от необходимости говорить еще что-то, и она пошла по красному ковру, устилавшему тротуар, чтобы попасть в очень элегантную закрытую карету, обитую внутри мягкими подушками. Она заметила в упряжке двух серых лошадей с черными плюмажами, высоко поднимавшимися над их головами. Не успела она рассмотреть их получше, как в карету рядом с ней сел маркиз, а напротив устроился капитан Вестей, но она все же воскликнула:
— Какие у вас прекрасные лошади! Можно я схожу в вашу конюшню завтра? Конечно, если я еще останусь!
— Да, конечно, — ответил маркиз. — Вы ездите верхом?
— Я езжу с трех лет, — ответила Мелинда.
— Тогда мы возьмем вас в Роу, — сказал маркиз. — Все хорошенькие наездницы собираются у статуи Ахиллеса, но вам, наверное, это и так хорошо известно.
Мелинда непонимающе посмотрела на него. Она не понимала, что он имел в виду, говоря «наездницы».
Она решила, что это выражение относится к тем дамам, которые хорошо ездят верхом.
— Мне бы хотелось прокатиться на одной из ваших лошадей, — сказала она.
— Тогда договорились, — вмешался капитан Вестей. — Мы возьмем вас покататься, Мелинда, и если вы так же прекрасно смотритесь на лошади, как в вечернем платье, то они все от вас попадают, как кегли.
Говоря, он искоса взглянул на маркиза.
— Не слишком остроумно, Жервез, — подавленно заметил маркиз.
— А мне показалось, что я неплохо сказал, — ответил капитан Вестей. Он повернулся к Мелинде:
— Вы; наверное, слышали о знаменитой Скиттлз?
— Вы имеете в виду игру в кегли?
type="note" l:href="#FbAutId_1">1
— спросила Мелинда.
Капитан засмеялся:
— Нет, я имею в виду даму. У нее прозвище Скиттлз, потому что она однажды заявила нескольким гвардейским офицерам, что разобьет их как кегли, если они не сделают так, как она того хочет.
Мелинда пыталась проявить заинтересованность.
— А как на самом деле зовут эту даму? — спросила она.
— Ладно, довольно, — оборвал ее маркиз. — Неужели вы думаете, что мы поверим, что вы никогда не слышали о Каролине Уолтере или о том, что ее зовут Скиттлз?
— Но я правда никогда о ней не слышала, — возразила Мелинда.
В отсветах фонарей, проникавших в окошки кареты, пока они ехали, она могла видеть недоверие на лице маркиза.
— Знаете, — неприятным голосом проговорил маркиз, — я пришел к выводу, что вы искуснейшая лгунья!
Его тон, больше чем сами слова, заставил Мелинду выпрямиться и гордо поднять голову.
— Я не понимаю, милорд, — серьезно сказала она, — почему вы разговариваете со мной в подобном тоне. Но уверяю вас, что я говорю правду. Я никогда не слышала ни о мисс Каролине Уолтере, ни ее настоящего имени, ни того, под которым она обычно появляется в обществе.
Говоря, она смотрела на маркиза. Он совершенно не раскаивался и сидел откинувшись на подушки в углу кареты с отвратительной улыбкой на губах.
— Боже! Дрого, остановись! — вмешался капитан Вестей. — Не будь таким грубияном! Если Мелинда говорит, что не знает Скиттлз, то почему, ; черт возьми, она должна лгать?
— Все это продолжение спектакля, — сказал маркиз. — Мне просто не нравится, что меня принимают за простака. Не надейтесь, что я проглочу все, что угодно, лишь бы это было преподнесено таким искренним тоном.
— Не могу себе представить, почему вы решили, что я склонна ко лжи, — сказала Мелинда, — и мне очень не нравится, когда меня называют лгуньей.
— Естественно, — примирительно сказал капитан Вестей. — Ну же, Дрого! Извинись! Ты не прав, и знаешь об этом.
— Если Мелинда на самом деле говорит правду, — начал маркиз, — то мне остается только признать, что она единственная в своем роде. Потому что как, черт побери, она может быть здесь, в той роли, которую она теперь играет, и не слышать о Скиттлз?
— Ну, успокойся, Дрого, — взмолился капитан Вестей. — Какое это может иметь значение? Мелинда говорит, что она не слышала о Скиттлз, и едва ли она могла забыть ее. Чтобы все уладить, давай их познакомим.
— И тогда мы выясним, знает ли Скитллз Мелинду!
— Конечно, она ничего не слышала обо мне, — сказала Мелинда. — Откуда? Но мне бы хотелось выяснить, в чем тут дело. Я думаю, что, наверное, будет лучше, если я не пойду на эту вечеринку. Пожалуйста, велите кучеру отвезти меня обратно к вам домой.
— Нет! Нет! — воскликнул маркиз. — Теперь я подозреваю, что вы боитесь встретиться с дамой, знакомство с которой вы отрицаете. Как неловко будет, если она встретит вас с распростертыми объятиями.
— Вы что же, решили, что сбегаю? — спросила Мелинда.
— А вы не сбегаете? — спросил он.
Она отрицательно покачала головой.
— Конечно, мы вам верим, — успокаивающе вставил капитан Вестей.
— Я совсем не понимаю, о чем весь этот разговор, — сказала Мелинда.
— Я тоже, — ответил маркиз чуть громче, чем следовало бы.
Мелинда тихо вздохнула. Она надеялась на то, что ей не придется оставаться в компании маркиза слишком долго. Она стала находить его слишком раздражительным.
К счастью, ехать было недалеко. Над ярко освещенными дверьми был натянут навес, и вскоре Мелинда оказалась в богатом и роскошном особняке.
Ей стало легче. Она почему-то опасалась, что маркиз и капитан Вестей повезут ее в один из тех ночных притонов, о которых она слышала ужасные вещи. Маловероятно, конечно, что им могло прийти это в голову, но, как она поняла, они были очень странными молодыми людьми, совсем не похожими на тех мужчин, которых она встречала раньше, в доме отца и матери и в доме дяди. К тому же ей стало казаться, что все, что представлялось ей ужасным, для них вполне приемлемо.
Дом, куда они приехали, явно принадлежал джентльмену. Мелинду провели через мраморный холл, освещенный серебряными подсвечниками, в каждом из которых было по дюжине свечей. Дворецкий открыл двойную дверь из красного дерева, и они вошли, как она догадалась, в столовую.
Это была довольно большая, длинная зала, тянувшаяся вдоль всей дальней стены дома. За круглым столом могло поместиться по крайней мере три десятка гостей. Комнату ярко освещали серебряные подсвечники на столе и огромные люстры, спускавшиеся с потолка. Мелинда увидела, что гости уже закончили обедать: на столе оставались только блюда с десертом.
— Чард, как приятно вас видеть! — раздался громкий крик, и к ним с распростертыми объятиями подбежал молодой человек с красным лицом и уже слегка помятым воротничком. — Прекрасно, что вы пришли.
Думаю, вы не голодны? Тогда выпейте немного портвейна. А маленькая леди, должно быть, захочет бокал шампанского?
Не дожидаясь, когда его представят, он, к удивлению Мелинды, взял ее за руку и повел к столу.
— Подвинься, Артур, — сказал он одному из гостей и жестом велел слугам принести еще три стула.
Они с трудом пробрались сквозь многочисленную толпу гостей к круглому столу. Им подали стаканы и налили вина.
Мелинда с любопытством осматривалась по сторонам. Первое, что ее поразило, — невероятный шум, стоявший в зале; никогда раньше ей не приходилось бывать на таком шумном вечере. Голоса почти совсем заглушали музыку: целый оркестр музыкантов расположился в нише в дальнем конце комнаты.
Потом Мелинда принялась рассматривать женщин и снова изумилась. Она, конечно, знала, что, постоянно живя в деревне, отстала от жизни, касалось ли это моды или ее представлений о высшем обществе. Но она никак не ожидала, что дамы могут так себя вести и пользоваться косметикой в таком количестве. Ярко-розовые щеки, угольно-черные ресницы и пунцовые губы придавали им почти карикатурный вид, и она подумала с большим смущением, что никогда ранее ей не приходилось видеть таких низких декольте.
Послышался взрыв хохота: с места встала какая-то дама и один из джентльменов. Остальные гости заспорили о том, что же они собираются сделать. А джентльмен тем временем подошел к столу, взял вазу с десертом и поставил себе на голову. Все зашикали, а дама, приподняв юбки, попыталась сбить вазу ногой.
Ей это не удалось, раздался новый взрыв хохота и подбадривающие крики.
— Еще! Попытайся еще! Три к одному, что у нее ничего не получится!
Но у нее вышло со второго раза: носком туфли она запустила вазу через всю комнату в стену, о которую та и разбилась.
— Ура! Ну-ка еще раз, Дора! Ставлю двадцать гиней, что она не справится с первого раза!
Мелинда почувствовала, что краснеет. Никогда, даже в самом дурном сне, она не могла вообразить, что леди может так выставлять себя, тем более на званом обеде. Джентльмены кричали и вставали со своих мест, чтобы лучше видеть. Дора распалилась. И без того низкое декольте на кружевном лифе сползло еще ниже. Когда она подкидывала ноги, то открывала не только их, но и отделанное оборками белье под нижними юбками.
Мелинда закрыла глаза. Она чувствовала себя униженной, потому что была рождена женщиной, а также потому, что за столом были и другие дамы. Дора снова промахнулась и повалилась на стул под разочарованные крики зрителей.
Пока она раздумывала, что делать, хозяин, раззадоренный, как и остальные, прокричал:
— Давайте танцевать! Дора сделает еще одну попытку позднее.
Немедленно слуги поспешили убрать стол. Стулья отодвинули к стенам, все встали. Мелинда последовала их примеру. И в этот момент она услышала, как маркиз сказал:
— Скиттлз, ты не знакома с Мелиндой Стэнион?
Она, как я понял, у вас новенькая?
Мелинда повернулась. На нее смотрела очень милая женщина. Она была весьма элегантно одета, в ее облике не было ничего вульгарного или вызывающего. Волосы разделял прямой пробор, а локоны были симметрично уложены по бокам почти классически прекрасного лица. Мелинда протянула ей руку, но она, даже не взглянув на нее, улыбалась прямо в лицо маркизу:
— Где, черт побери, вы были, мой красавчик? Не видела вас бог знает сколько времени.
На Мелинду будто вылили ведро воды. Она никак не ожидала, что дама может так выражаться. А Скиттлз продолжала как ни в чем не бывало болтать, вставляя ругательства в каждое произнесенное предложение, и явно хотела очаровать маркиза. Одной рукой, белой, с длинными пальцами, она схватила его за лацкан вечернего сюртука, голову откинула назад, чтобы обнажить белую колонну шеи, а голубыми глазами, завораживающими и лживыми, впилась в него.
Мелинда не могла оторвать от них удивленного взора, но так как на ее присутствие не обращали внимания, она отошла и, незаметно выскользнув за дверь, очутилась в холле. Там никого не было. Слуги торопились убрать обеденный стол, и Мелинда, открыв какую-то дверь, оказалась в небольшом милом кабинете с бледно-голубыми парчовыми шторами, обуссоновским ковром и изящной французской мебелью. В комнате царил дух безмятежности и покоя.
Мелинда села в кресло и попыталась обдумать увиденное. Теперь ей стало ясно, что это был вовсе не тот званый вечер, куда приглашают порядочных женщин.
Она представила, в какой ужас пришла бы ее мать, увидев женщину, которая так откровенно выставляла свои ноги, и услышав грубые словечки, которыми Скиттлз сдабривала свою речь.
Это был вечер для мужчин! Тогда зачем. Господи, маркиз и капитан Вестей взяли ее с собой? Вздохнув, она подумала, что, возможно, потому, что она была никто. Точно так же к ней относился и дядя Гектор, видя в ней только бедную родственницу, которая должна выполнять поручения, но не смеет иметь собственного мнения. А поскольку маркиз и капитан Вестей наняли ее, то считают, что с ней можно так обращаться.
Она понимала их. Но в то же время чувствовала себя крайне униженно. Не стоило ей соглашаться играть эту роль, говорила она себе. Она закрыла глаза на то, что ни одна порядочная женщина не должна принимать одежду от мужчины. Но при этом ни одну порядочную женщину не били кнутом, как собаку, и не вынуждали сбежать из дома в поисках заработка без гроша в кармане, с несколькими крадеными гинеями, взятыми, чтобы не умереть с голоду.
Она отчетливо увидела себя со стороны: такую никому не известную, такую незначительную, что люди и представить не могли, что к ней можно относиться как-то иначе, а не только как к служанке, повинующейся их приказаниям.
Дверь открылась, она вскочила на ноги. Вошел какой-то мужчина. В руке у него была сигара. Увидев Мелинду, он удивился.
— Надеюсь, я не потревожил вас? — спросил он. — Я зашел сюда, чтобы прикурить.
Она ничего не ответила, поэтому он продолжил:
— Вы кого-нибудь ждете или вам просто стало скучно?
— Я… У меня разболелась голова, — быстро ответила Мелинда.
— Головная боль — ужасная вещь, — сказал мужчина. — У меня у самого частенько болит голова.
И всегда в самый неподходящий момент. Скиттлз на прошлой неделе мне сказала: «Ваша головная боль чертовски несносна! Чем скорее вы от нее избавитесь, тем лучше». Мне показалось, что я снова в школе и меня отчитывает классная дама за то, что у меня опять поднялась температура.
— Да, вы правы, — согласилась Мелинда.
— Послушайте, я вовсе не хотел вам мешать, — снова начал джентльмен. — Садитесь, пожалуйста.
Я вам вот что скажу. Я не буду зажигать сигару — вам может стать хуже.
— Я не хочу причинять вам неудобства, — возразила Мелинда.
— Ну что вы, — ответил он. — Я лучше представлюсь. Меня зовут Хартингтон.
— Маркиз Хартингтон? — спросила Мелинда. — Я, кажется, о вас слышала.
Он усмехнулся:
— Многие слышали! Потому что в газетах всегда пишут, что я обожаю играть в кегли! — Он откинул голову назад и засмеялся. — Вы поняли шутку? И им все сходит с рук. Но хотя это и клевета, я не буду подавать на них в суд.
— Вы найдете мисс Скиттлз в столовой, — сухо сказала Мелинда.
— О, так она уже здесь? — спросил лорд Хартингтон. — А сказала, что не приедет раньше одиннадцати.
С кем она?
— Не видела, чтобы она была с кем-то, но она разговаривала с лордом Чардом, когда я уходила, — сказала Мелинда.
Веселое лицо лорда Хартингтона помрачнело.
— Чард! Чертовски несносен этот малый! Я начинаю подозревать, что он по вкусу Скиттлз. А как вы думаете, она ему нравится?
— Я… я не знаю, — ответила Мелинда.
— Ну, если это так, то я перережу ему горло, — сказал лорд Хартингтон таким мягким тоном, что заставил сомневаться в искренности его кровожадных намерений. Потом он вздохнул. — Вы когда-нибудь влюблялись?
Мелинда отрицательно покачала головой.
— Ну, тогда и не влюбляйтесь, — сказал он. — Чертовски неприятная вещь — быть влюбленным, скажу я вам. Вам и хорошо, и плохо одновременно, если, конечно, вы меня понимаете. Вы то счастливы, то несчастливы. Мой вам совет: никогда не влюбляйтесь, если сможете.
— Я постараюсь, — сказала Мелинда.
— У вас, пожалуй, нет никаких шансов, — сказал лорд Хартингтон, впервые взглянув на нее. — Вы слишком хорошенькая. Мужчины будут влюбляться в вас, и рано или поздно вы влюбитесь в одного из них.
Мне вас жаль, но выбора у вас нет.
— Я буду изо всех сил стараться не влюбиться, — сказала Мелинда.
— И я буду стараться изо всех сил выпутаться из этого, — сказал лорд Хартингтон со смехом. — Ну-ка, дайте мне вашу руку. Договорились? Вы согласны?
— Договорились, — с улыбкой ответила Мелинда.
Он взял ее руку и поднес к губам. Он был неловок, почти угловат, но его неподдельная искренность не могла не понравиться ей.
Когда он целовал ей руку, вошел лорд Чард.
— Так вот где вы спрятались! — с досадой проговорил он. — Прошу прощения, что вечер оказался не в вашем вкусе.
Мелинда отняла у лорда Хартингтона свою руку, непонятно почему почувствовав себя виноватой.
— У меня разболелась голова, — сказала она.
— Я так и понял, — ответил лорд Чард. — Добрый вечер, Хартингтон! Скиттлз ждет вас в зале, по крайней мере я так понял.
— Ждет меня! — просиял лорд Хартингтон. — Я должен немедленно пойти к ней. — Он повернулся к Мелинде:
— До свидания, моя дорогая! Не забывайте о нашем договоре.
— Не забуду, — пообещала Мелинда.
И он вышел из комнаты. Дверь за ним закрылась с легким хлопком. Мелинда взглянула на лорда Чарда.
Ей показалось, что он намеренно избегал смотреть ей в глаза. Он отошел к камину и принялся глядеть в огонь.
— Интересно, почему вы ушли из столовой? — спросил он.
Сначала она хотела сказать ему правду, потом передумала.
— Там было жарко и душно, — сказала она.
— И вам повезло, что вы встретили здесь лорда Хартингтона, — недовольно сказал он. — Или это было условленное свидание?
— Конечно нет, — ответила Мелинда. — Я никогда не встречала его раньше. Он зашел в эту комнату, чтобы закурить сигару, и обнаружил здесь меня.
— И тогда вы заключили с ним небольшой договор, — снова с досадой произнес маркиз. — Не будет ли слишком нескромным с моей стороны, если я спрошу о предмете вашего договора или о его содержании?
Мелинда почувствовала, что ее охватывает гнев.
Как он смеет разговаривать с ней в таком тоне? И что он думает о ней? Условленное свидание! Да это неслыханно! Он, может, и купил ее услуги, но, уж конечно, ни ее тело, ни ее душа не принадлежат ему!
— Думаю, милорд, — сказала она, пытаясь говорить так же холодно и неприятно, как и он, — что мой договор, как вы изволили выразиться, с лордом Хартингтоном — это мое дело.
— Рад слышать об этом, — ответил маркиз, стараясь задеть ее. — Было бы неудачно, мягко выражаясь, если бы вы, закончив выполнять свои обязательства по отношению ко мне, не заключили бы никаких сделок с кем бы то ни было еще.
— Надеюсь, милорд, что я знаю, как достойно и порядочно вести себя, — сказала Мелинда. — И не в моих правилах нарушать слово, данное кому-либо, кто бы он ни был.
Теперь, когда она смотрела прямо на маркиза, в ее голосе звучал неподдельный гнев. Их глаза встретились, как у дуэлянтов, стоящих друг против друга, оба были напряжены и готовы к схватке. Несколько секунд они молчали, но потом маркиз неожиданно сдался.
— Какое это имеет значение? — сказал он. — Завтра этот смешной фарс закончится, и вы будете свободны.
— Мне остается только надеяться, что это случится именно завтра, — с точно такой же убежденностью в своей правоте проговорила Мелинда, в который раз удивившись, как можно желать чьей-либо смерти.
— А теперь, пока вожделенная свобода еще не пришла, как мне вас развлечь? — спросил маркиз. — Отвезти вас к Креморну или к Моттсу? Или вы бы предпочли другую компанию? Смею вас заверить, что все без труда будет улажено.
— Если вы не возражаете, милорд, то я бы предпочла лечь спать, — ответила Мелинда. — Боюсь, что я в не том настроении, чтобы посещать места развлечений и званые обеды.
— Вы знаете, это самое неожиданное из всего, что я готов был услышать, — сказал он и добавил совсем другим голосом:
— Когда мы были в столовой и та женщина подбрасывала ноги, мне показалось, что вы были неприятно поражены. Или это еще одно проявление вашего актерского таланта?
— Вам правда интересно? — спросила Мелинда. — Вы платите мне за назначенную работу, а что я чувствую по отношению к этому или чему-либо другому, не имеет значения.
— Я просто хотел бы знать, — настаивал маркиз. — Вам было неприятно?
— Да, — согласилась Мелинда.
— Но почему… — начал он, но его прервал вошедший капитан Вестей.
— А, вот вы где, Дрого! — сказал он. — Что с вами такое с обоими? Здесь становится довольно шумно. И мне, честно говоря, кажется, что не надо было появляться в такой компании, особенно сейчас.
— Дело в том, — ответил маркиз, — что я думал не о себе, а о Мелинде.
— Да, конечно, — быстро согласился капитан Вестей тоном, который не оставлял сомнений в том, что сам он не думал о Мелинде до самого последнего момента. — Тогда давайте вернемся домой, или вы хотите отправиться куда-нибудь еще? Мне кажется, Дрого…
— Ладно, ладно! Избавьте меня от проповедей, — сказал маркиз. — Признаю, нам не следовало приезжать сюда сразу после венчания. Вернемся домой и посмотрим, как там дела.
Обратно они ехали молча. Причем молчание было настолько тягостным, что Мелинда стала думать, не виновата ли она в том, что восторг и интерес, который она испытывала поначалу, так быстро исчез. Но когда они доехали до Гросвенор-сквер, она почувствовала, что все это только начало их будущих несчастий.
— Доктор посылал за вашей светлостью, — сообщил дворецкий. — Ее светлость почила всего двадцать минут назад. Я вызвал мистера Смитерса, я решил, что именно так вы, ваша светлость, и распорядились бы.
— Да, конечно, — сказал маркиз.
Не взглянув ни на капитана Вестея, ни на Мелинду, он медленно и сосредоточенно пошел по лестнице наверх.
— Я принес напитки и несколько бутербродов в малый салон, миледи, — сказал дворецкий.
Мелинда была удивлена, услышав такое обращение. И, с трудом произнеся слова благодарности, последовала за дворецким, который открыл ей дверь в комнату.
В камине горел огонь, и Мелинда механически подошла к нему. Внезапно ей стало холодно и страшно, хотя она не могла объяснить себе почему. Вот он, этот момент! И хотя его ждали, он не стал от этого менее ошеломляющим или менее пугающим. Она подумала, что смерть — это завершение всего, и ей хотелось узнать, так ли рад свершившемуся маркиз, как он об этом говорил раньше.
— Позвольте предложить вам выпить? — сказал капитан Вестей.
Мелинда отрицательно покачала головой:
— Нет, спасибо!
— Немного шампанского? — настаивал он. — Вы бледны. Бутерброд с паштетом придаст вам сил.
— Я не хочу есть, спасибо, — сказала Мелинда. — Но с удовольствием выпью стакан лимонада.
— Боюсь, что сегодня веселье оказалось слишком грубым, — сказал капитан Вестей, наливая лимонад. — Мне никогда не нравилось, когда разбивают вещи, а вам? Наверное, сказывается моя шотландская кровь.
Моя мать из шотландской семьи, и я ненавижу, когда бьют красивые вещи. А те фарфоровые вазы стоили целое состояние!
Мелинда поняла, что после ее ухода в зале произошло еще много событий. Не ответив на вопрос, она задала свой:
— Зачем этот Себастьян, или как там звали нашего хозяина, дает такие вечера?
— Вы, как я полагаю, с ним не встречались раньше? — сказал капитан Вестей. — Себастьян Хедли в трудном положении. У него жена в сумасшедшем доме.
Он не может избавиться от нее, у него нет ни наследника, ни возможности когда-либо заиметь его. Поэтому единственное, что его развлекает, — это шумные и грубые вечеринки.
— Все это довольно грустно, — сказала Мелинда.
— Думаю, в каком-то смысле да, — согласился капитан Вестей. — Но иногда вечера бывают очень забавными. Вчера дело зашло слишком далеко, во всяком случае мне так кажется.
Они услышали шаги в холле. Капитан Вестей приоткрыл дверь и выглянул.
— Приехал старина Смитерс, — сообщил он.
— Кто это такой? — поинтересовалась Мелинда.
— Юрист, — ответил капитан Вестей. — Разве вы не заметили его на церемонии?
— А, да, конечно. Тот человек, который дал маркизе подписать завещание.
— Именно, — согласился капитан Вестей. — Надеюсь, он не забыл прихватить документ с собой. Как только Дрого убедится, что все в порядке, мы все сможем вздохнуть с облегчением.
В голову Мелинды неожиданно пришла мысль.
— Он захочет, чтобы я покинула дом сегодня же ночью?
Капитан улыбнулся ей:
— Нет. Конечно же нет! Дрого не так жестокосерден. Вы узнали его не в лучший момент его жизни и в самом раздраженном состоянии духа. Вы знаете, ему все это очень не нравится. То есть я хочу сказать, все это не для порядочного человека. Но ему нужно было любым способом сохранить семейное состояние. Вы не поверите, но эта женщина была настолько безумна, что собиралась оставить деньги на кошачий приют.
— Я… я не знала, что бывают приюты для кошек, — сказала Мелинда.
— Я тоже, — признался капитан Вестей, — но я думаю, что она нашла один из них или что-то в этом роде.
Черт побери! Да за два или три миллиона фунтов можно купить для них целую колонию.
— Ну, теперь все будет в порядке? — с облегчением сказала Мелинда.
— Благодаря вам, — отозвался капитан Вестей. — Вы были совершенно неподражаемы. Не могу представить себе другую женщину, которая так хорошо справилась бы с этой ролью.
— Спасибо, — сказала Мелинда. — Но это было нетрудно. Я только боялась подвести вас обоих.
— Не подвели, — сказал капитан Вестей. — И я считаю, что Дрого должен быть вам очень благодарен. Да он и так вам благодарен, даже если и не показывает этого.
— Мне не нужна его благодарность, — сказала Мелинда. — Я просто хочу уйти отсюда. Я останусь на ночь и уйду рано утром. Нельзя ли это все устроить?
— Да, конечно, — заверил ее капитан Вестей. — Не волнуйтесь! Вас доставят назад к Кейт, обязательно!
Мелинда уже собиралась спросить его, кто такая эта Кейт, но открылась дверь, и вошел маркиз. Увидев его лицо, она поднялась. Что-то случилось! Что-то очень дурное!
Маркиз непривычно тихо закрыл за собой дверь.
Затем вышел на середину комнаты.
— Дрого! Что случилось?
Вопрос капитана Вестея, казалось, эхом отразился от стен. Некоторое время маркиз не отвечал, затем сказал:
— Она еще не закончила издеваться надо мной!
Даже из могилы она держит меня за горло, заставляет повиноваться, как делала все эти годы!
— Как? Что она такого сделала? — спросил капитан Вестей. — Ты получишь деньги или нет?
— Да, я получу деньги, — ответил маркиз, — но есть одно условие!
— Условие? Что ты имеешь в виду? — спросил его друг. — Ты же должен был получить их, если женишься?
— Если я женюсь, — эхом повторил маркиз. — И если моя жена не покинет меня в течение шести месяцев после свадьбы.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Очаровательная грешница - Картленд Барбара

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12

Ваши комментарии
к роману Очаровательная грешница - Картленд Барбара



чудесно прекрасно чувственно красиво завораживает читать приятно отдыхаешь наслаждаешься и конец счастливый
Очаровательная грешница - Картленд Барбаранаталия
31.01.2012, 12.27





И мне понравилось, даже очень... Считаю только, что справедливости ради главная героиня должна была все-таки узнать,что на самом деле о ней думал главный герой. Тогда и сцена примирения была бы ярче :) 9/10
Очаровательная грешница - Картленд БарбараМупсик
15.12.2013, 16.00





как всегда - всё заканчивается признанием в любви...
Очаровательная грешница - Картленд Барбаралюбовь
28.06.2015, 10.16





не понятно, что в этом бреде может понравится
Очаровательная грешница - Картленд Барбараелена:-)
31.07.2015, 23.27








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100