Читать онлайн Очаровательная грешница, автора - Картленд Барбара, Раздел - Глава 4 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Очаровательная грешница - Картленд Барбара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.08 (Голосов: 13)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Очаровательная грешница - Картленд Барбара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Очаровательная грешница - Картленд Барбара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Картленд Барбара

Очаровательная грешница

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 4



Мелинда просыпалась медленно, словно приходила в себя после обморока: сознание возвращалось к ней сквозь тяжелую, темную пелену. Она приоткрыла глаза и несколько секунд не могла припомнить, где находится. Затем она попробовала пошевелиться, и боль в плечах и в спине не замедлила напомнить ей о жестокости сэра Гектора.
Она закрыла глаза, будто хотела скрыть от себя самой свои страдания, затем снова открыла их и с усилием села, осматриваясь вокруг. Из-под занавесей пробивался солнечный свет, и Мелинда осторожно, потому что все тело ныло от боли, сползла с кровати на пол.
Ее затошнило. Она провела рукой по лбу. Ей показалось, что голова пустая, словно ее набили ватой. Она вспомнила, что однажды уже испытывала такое же чувство. Когда-то она упала с лошади, и няня дала ей горячего молока с ложкой снотворного в нем. Помнится, она еще сказала тогда:
— Я чувствую себя больной, Нанна! Голова такая тяжелая, что кажется огромной, и я едва держусь на ногах.
— Это пройдет, дорогая, — ободряюще проговорила няня. — Я всегда считала, что после падения нужно хорошо выспаться, да и доктор скажет, что я права, когда придет, вот увидишь.
Мелинда не слышала, похвалил ли старый доктор Харрисон няньку или нет, но она навсегда запомнила это чувство тяжести и отрешенности, которое испытала тогда.
Она была уверена, что миссис Харкорт прошлой ночью дала ей то же самое — молоко с ложкой снотворного в нем. Но зачем? Она так устала, что и сама уснула бы.
Мелинда отодвинула шторы и громко охнула. На окне были тяжелые решетки. На секунду она испугалась, так зловеще темнели они в солнечных лучах. Но потом засмеялась над своей глупостью. Это из-за снотворного она так плохо соображает. Конечно же в Лондоне на окна ставят решетки, чтобы уберечься от грабителей.
Она подошла к месту, где стояли умывальные принадлежности, и налила себе стакан воды. Вода была невкусной и мутноватой, но головная боль уменьшилась, и веки перестали быть такими тяжелыми. Она машинально плеснула в таз холодной воды из фарфорового кувшина и умылась. Теперь, слава богу, тяжесть начала отпускать ее.
«Что мне сейчас нужно, — разумно подумала она, — так это завтрак. Когда я поем, мне станет лучше. Я уверена, что миссис Харкорт не хотела ничего дурного, хотя необходимости в снотворном не было никакой».
Мелинда осмотрела комнату и впервые заметила, что она выглядит совсем не так, как ей показалось вчера вечером. Тогда в мягком приглушенном свете ее поразили и розовые занавески, и роскошный ковер, и металлическая кровать с кованым орнаментом.
А сейчас, при свете дня, комната стала выглядеть слишком вычурной. Она не могла вполне понять своего чувства, но почему-то эта вычурность оскорбляла ее. В этих бархатных стульях, в белом туалетном столике, украшенном голубками, в причудливо задрапированном и подвязанным серебряными шнурами с кистями ламбрекене было что-то отталкивающе вульгарное. Ей вдруг захотелось уйти отсюда. Она подошла к двери. «Нужно дать знать, что я проснулась», — подумала она и повернула ручку. Дверь была заперта. Сначала она даже не поверила, что это так.
Она повернула ручку в другую сторону и потянула за нее. Затем оглянулась на окно. Решетки и запертая дверь! Что все это значит?
И тут в замке повернулся ключ, дверь открылась и, будто для того, чтобы ответить на все ее вопросы, появилась миссис Харкорт. У нее было лицо благоразумной и здравомыслящей женщины, так что Мелинда сразу успокоилась и, хотя ничего не сказала, почувствовала себя глупой.
— Доброе утро, дорогая! — спокойно, с выговором настоящей леди сказала миссис Харкорт. — Надеюсь, что вы хорошо спали.
— Да… да, очень хорошо, — ответила Мелинда. — Я… я только что обнаружила, что дверь заперта.
— Да, была, — ответила миссис Харкорт. — Я закрыла ее, потому что в доме сейчас довольно много народу, и я не хотела, чтобы кто-нибудь по ошибке ворвался к вам и разбудил вас. Вчера вы были такой уставшей.
Мелинда уже собиралась сказать о снотворном, но решила, что не стоит. К тому же другой возможности угостить ее им у нее больше не будет, так зачем же поднимать шум?
— Вы были очень добры, мэм, — сказала она миссис Харкорт. — Я благодарю вас, что вы позволили мне вчера переночевать у вас. Но теперь мне надо идти, и я была бы вам чрезвычайно признательна, если бы вы дали мне адрес «Бюро миссис Брюер».
— Я уже нашла его для вас, — ответила миссис Харкорт. — Но я только что узнала нечто более интересное.
— О работе, на которую я могла бы поступить? — спросила Мелинда.
— Именно, — сказала миссис Харкорт. — Но во-первых, вы должны позавтракать. Ложитесь обратно в постель. Я велела одной из горничных принести вам завтрак. Она будет здесь с минуты на минуту.
И она вышла, оставив дверь открытой. Поскольку у Мелинды не было халата, то ей пришлось вернуться в кровать, как и советовала миссис Харкорт. Она села, ругая себя за то чувство смущения, которое все еще не покидало ее.
Через секунду вошла горничная в накрахмаленном чепце и шуршащем фартуке, неся в руках поднос с завтраком, который она поставила перед ней на кровать.
Мелинда увидела, что горничная немолода, но не поняла выражения ее лица. Про себя она назвала его презрительным и удивилась, почему в доме леди служит такая странная горничная.
— А теперь поспешите убирать комнаты, Дорис, — сказала миссис Харкорт.
— Я не могу заняться номером семь, — ответила горничная недовольным голосом. — Они звонили примерно час назад и сказали, что хотят еще бутылку шампанского. Джон отнес им одну.
— Это все, Дорис, — резко оборвала ее миссис Харкорт и закрыла за ней дверь.
На подносе Мелинды были вареные яйца, кофейник, и в закрытой крышкой большой тарелке лежали тост, масло и мармелад. Она налила себе кофе, чувствуя себя неловко, потому что миссис Харкорт смотрела на нее.
— Съешьте, пожалуйста, оба яйца, — сказала миссис Харкорт, словно почувствовав ее настроение. — Иначе вы не почувствуете прилива сил. А вам сегодня предстоит много дел.
— Да? — спросила Мелинда. — Вы расскажете мне, что это за место?
Миссис Харкорт теребила кольцо на пальце, глядя вниз, словно подбирала слова.
— Вы никогда не играли в театре? — спросила она.
Мелинда отрицательно покачала головой.
— Нет, конечно нет, я даже никогда не была в настоящем театре. Я видела несколько пьес Шекспира, которые разыгрывали в детском приюте, которому покровительствовал мой отец, но, боюсь, это все. — Она решила, что миссис Харкорт разочарована, и быстро добавила:
— Конечно, мы играли в шарады дома, когда у нас устраивали юношеские балы, а однажды моя мама организовала показ живых картин в мэрии на Рождество.
— Тогда вы умеете играть, — сказала миссис Харкорт почти с восторгом. — В любом случае вам не доставит труда сделать то, о чем я вам сейчас расскажу.
— Что же это? — поинтересовалась Мелинда.
— Один важный дворянин хотел бы, чтобы молодая девушка сыграла роль его невесты в ложной свадебной церемонии. Это только игра, но ему нужно, чтобы роль была сыграна хорошо. Я думаю, что вы очень подошли бы.
— Сыграть роль невесты! — воскликнула Мелинда, сначала решив, что это глупая и жестокая шутка. Ей, которая сбежала, только бы не стать невестой, предлагают сыграть роль подставной невесты!
— Думаю, это не трудно, — произнесла миссис Харкорт.
— Сомневаюсь, что смогу это сделать, — быстро ответила Мелинда.
Последовала небольшая пауза.
— Очень жаль, — начала миссис Харкорт, — потому что этот джентльмен готов заплатить сумму в пятьсот гиней любой девушке, которая согласится сыграть эту роль для него.
— Заплатить пятьсот гиней! — воскликнула Мелинда. — Он сумасшедший?
— Нет, конечно нет, — заверила ее миссис Харкорт. — Просто для него очень и очень важно, чтобы церемония состоялась и чтобы человек, который будет присутствовать на ней, поверил, что она настоящая. Конечно, в этом нет ничего дурного. Просто небольшой розыгрыш, но он хотел бы, чтобы это было сыграно хорошо, и я подумала о вас.
— Но зачем ему это? — спросила Мелинда. — И зачем платить за это такую огромную сумму денег?
Миссис Харкорт не ответила, и Мелинда сказала:
— Наверное, это пари.
— Думаю, что вы угадали, — сказала миссис Харкорт. — Ох уж эти пари! Вы же знаете, каковы эти молодые люди Они идут на все, если дело касается данного слова.
— Наверное, это очень важное пари, если он готов заплатить такие деньги, — решила Мелинда.
— Да, конечно, — согласилась миссис Харкорт. — Дело в том, что сумма ставки доходит до тысяч и тысяч фунтов.
— Как забавно! — сказала Мелинда. — Моя мама всегда говорила, что лучше бы люди тратили деньги на бедных и нуждающихся, а не на азартные игры.
— Не думаю, что наше дело — обсуждать достоинства и недостатки именно этого случая, — сказала миссис Харкорт. — Вам только нужно принять участие в свадебной церемонии с этим очаровательным и, если я могу так выразиться, очень красивым молодым аристократом. Потом вы получаете свои пятьсот гиней и можете вернуться сюда, и тогда мы обсудим с вами, как найти для вас еще что-нибудь.
— На словах это легко, — сказала Мелинда.
Она быстро обдумывала сказанное. Пятьсот гиней для нее — возможность не искать места немедленно, а отправиться к своей старой няне, которая живет в Сассексе со своей сестрой.
После того как она потеряла отца и мать, она еще больше привязалась к Нанни, как она называла ее, находя утешение в своем горе только в ее объятиях, знакомых с самого детства. Но когда на сцене появился сэр Гектор, то он дал с самого начала понять, что он готов от щедрости своего сердца взять к себе в дом племянницу-сироту, но у него не найдется места для старых слуг.
Нанну отослали с такой маленькой пенсией, что Мелинде было горько и стыдно не только оттого, что долголетняя преданная служба была оценена столь низко, но и оттого, что ее дядя оказался таким мелочным. Но тогда она ничего не могла поделать и только горько плакала, прощаясь с Нанной.
Она писала ей теплые письма и всегда в глубине души мечтала, что когда-нибудь, когда у нее будет свой дом, Нанна переедет к ней. А теперь это станет возможным! Они смогут нанять маленький коттедж где-нибудь и жить вместе, по крайней мере пока не закончатся эти пятьсот гиней, а к тому времени она сможет найти еще какой-нибудь способ заработать на жизнь, так что ей и Нанне не придется расставаться.
И почти со страхом, что это может остаться только в мечтах, Мелинда спросила:
— Вы говорите, пятьсот фунтов, не так ли?
— Точнее, пятьсот гиней, — ответила миссис Харкорт. — Ну а теперь, если вы надумали, то нам нужно поторопиться. Потому что церемония должна состояться сегодня днем.
— Но что мы должны делать? — поинтересовалась Мелинда.
— Мы должны купить вам красивую одежду, — сказала миссис Харкорт. — Свадебное платье и многое другое, если вам придется остаться в доме на ночь.
— Зачем мне оставаться? — спросила Мелинда.
— Это часть плана, — ответила миссис Харкорт, словно ставя точку, давая понять, что расспросы утомили ее. — Я вам потом все объясню. А сейчас вы должны одеться. И побыстрее, потому что через четверть часа здесь будет заказанный мной экипаж.
Она поднялась и пошла к двери. Не успела она дойти до нее, как раздался стук, и Мелинда услышала голос Дорис, которая спрашивала о чем-то, упоминая происшествие в комнате номер четыре. «Как много людей остановилось у миссис Харкорт в одно и то же время», — подумала Мелинда.
Она поднялась с кровати и направилась к ванной.
Но тут дверь отворилась, и в комнату заглянула какая-то девушка. На ней был просвечивающий, почти прозрачный халатик из шифона и кружев, а волосы падали на плечи. Мелинду поразило ее нарумяненное и напудренное лицо, подкрашенные ресницы.
— Привет! — сказало привидение. — Когда ты приехала?
— Вчера… вечером, — ответила Мелинда, все еще почти в упор разглядывая голубые тени на веках, неестественный румянец на щеках и ярко-красные губы.
— Где она тебя подцепила? — спросила незнакомка. — На вокзале? Это ее любимое местечко. Она уже рассказала тебе душещипательную историю о потерянной дочери?
— Я… я не понимаю, о чем вы говорите, — растерянно проговорила Мелинда.
— Скоро узнаешь, — сказала девушка. — Если еще не поздно, то я бы посоветовала тебе слинять. Но с тем же успехом я могу дать тебе другой совет, если уже ничего не поправишь: соглашайся на все. Она может быть по-настоящему опасной: если ты будешь сопротивляться, они могут накачивать тебя наркотиками, пока тебе не станет все равно, лишь бы получить их еще.
— О чем вы говорите? Что все это значит? — резко оборвала ее Мелинда вопросами.
Раздались голоса, и ее гостья уже была в коридоре.
— Подождите! — крикнула Мелинда. — Подождите! Скажите мне…
Но она опоздала. Уже послышался голос миссис Харкорт, на этот раз прозвучавший сурово и непреклонно:
— Что ты делаешь, Эйприл? Кто тебе велел заходить в ту комнату?
— Я искала вас, мэм.
— Сейчас у меня нет времени, — сказала миссис Харкорт. — Что бы там у тебя ни было, это может подождать.
— Хорошо, мэм. Это правда не очень важно.
Эйприл, если ее так звали, оставила дверь приоткрытой. Мелинда слышала все, что говорилось, и теперь ей стало страшно. Она не понимала, что именно происходит. Но испугалась и захотела убежать.
— Забудь об этих пятистах гинеях, — сказала она себе. — Я скажу миссис Харкорт, что хочу сейчас же уйти. — Но потом она вспомнила слова Эйприл: «Соглашайся на все. Она может быть по-настоящему опасной, если ты будешь сопротивляться…»
Но с пятьюстами гинеями она может ни от кого не зависеть. Что бы ни случилось, она должна сначала получить их, и только потом убегать, хотя почему и от чего, она не знала…
Через три часа Мелинда стояла в магазине на Бонд-стрит, чувствуя, что ноги больше не держат ее. Она перестала задавать вопросы, перестала интересоваться, зачем ей столько одежды, и даже больше не беспокоилась о том, кто за все это будет платить.
Миссис Харкорт привезла ее в этот магазин, и мадам Мерсье, его владелица, как показалось Мелинде, сразу оценила ситуацию.
— Мадемуазель нуждается во многом, сразу видно, — со значением сказала она миссис Харкорт.
— Но свадебное платье должно быть очень строгим, — настаивала миссис Харкорт. — Чтобы его могла надеть любая модная леди, понятно?
— Вполне! — поддакивала ей мадам Мерсье.
— Нам нужны также платья на следующие несколько дней. Как для настоящей леди, но конечно же соблазнительные, иначе они будут потом совершенно бесполезны, но все же как у леди.
— Предоставьте это мне, миссис Харкорт, — сказала мадам Мерсье.
— Я приехала к вам, мадам, — продолжала миссис Харкорт, — потому что вы одеваете многих из элиты.
Мне говорили, что герцогиня Мильчестерская заказывает здесь все свои платья.
— Именно так, — ответила мадам Мерсье. — И леди Каррингтон, и леди Элис Сент-Хилиер. Только здесь вы найдете настоящую красоту.
— Конечно, я понимаю, что в отличие от всех ваших обычных клиентов мы слишком спешим, — сказала миссис Харкорт. — Но свадебное платье и другая одежда нужны в течение последующих двух суток, поэтому они должны быть готовы немедленно.
— Это невозможно! — воскликнула мадам Мерсье, с ужасом всплеснув руками.
— Я знаю, но именно поэтому цена не имеет значения, — сказала миссис Харкорт.
Глаза женщин встретились.
— В таком случае, — уступила мадам Мерсье, — у меня есть свадебное платье, заказанное для дочери графини Лэнсдаун, милейшей девушки, которая выходит замуж через три недели. Они приедут на последнюю примерку в следующую пятницу. Думаю, что за это время мы сможем сшить ей другое платье.
— Тогда давайте примерим его, — предложила миссис Харкорт.
Мадам хлопнула в ладоши, и через несколько минут Мелинда уже смотрела на себя в зеркало и не верила своим глазам. Она никогда не думала, что одежда может так менять внешность и что она может выглядеть так элегантно и в то же время воздушно. Пышная юбка из одних кружев, отделанная лентами и букетиками флердоранжа, подчеркивала ее изящную талию, кружева и флердоранж обрамляли низкое декольте небольшого обтягивающего лифа и украшали небольшие рукава-буф.
— Красива, как картинка! — воскликнула мадам Мерсье. — Могу сказать вам, юная леди, что даже невеста, которая заказала его, не так привлекательна, как вы.
— Спасибо, — поблагодарила Мелинда.
Она еще не избавилась от чувства неловкости после того, как мадам Мерсье закричала от ужаса, увидев ее спину, когда ей пришлось снять свое платье.
— Что с вами произошло, мое бедное дитя?.. — начала было она, но потом прикусила губу.
Она повернулась к миссис Харкорт и сказала что-то четко, но очень тихо, так что Мелинда ничего не смогла расслышать. Миссис Харкорт отрицательно покачала головой.
— Нет, нет, ничего подобного, — сказала она. — Эта : молодая леди приехала в Лондон только вчера вече-; ром. Я нашла ее потерянную и не знавшую, куда идти, на вокзале, она искала дешевый, но приличный ночлег.
Я только предложила ей переночевать у меня.
Мадам Мерсье криво улыбнулась;
— Да, конечно, мадам, — произнесла она с довольно заметным сарказмом. — Да, нам, вероятно, придется поднять спину повыше, чтобы закрыть эти шрамы.
— Думаю, что почти все закроет фата, — предположила миссис Харкорт.
— О да, конечно, я совсем забыла о фате, — согласилась мадам. — Но у вечерних платьев придется поднять.
— Синяки побледнеют, я думаю, — сказала миссис Харкорт. И потом, повернувшись к Мелинде, спросила:
— Что вы сделали, дитя, что вас так наказали?
— Мой дядя рассердился, потому что я не послушалась его, — покраснев, ответила Мелинда.
Миссис Харкорт не стала развивать эту тему, и у Мелинды отлегло от сердца. Ей не хотелось рассказывать каждому встречному, почему она сбежала из дома. И ей стало ясно, что и миссис Харкорт не очень-то стремится узнать правду.
Вскоре Мелинда почувствовала, что на нее обращают точно такое же внимание, как на манекены, на которых мадам Мерсье выставляет свои изделия.
У хозяйки магазина явно была только одна цель — продать как можно больше платьев, так же как у миссис Харкорт — купить их как можно больше. Мелинда не понимала ни одну, ни другую и вскоре перестала волноваться, только настаивала на том, чтобы на платьях не было глубоких декольте.
— Но, мадемуазель, это немодно, — протестовала мадам Мерсье.
— Мне все равно, модно это или нет, — говорила Мелинда. — К тому же я не думаю, что мне придется надеть хотя бы половину этих платьев. Но если я все же буду носить их, то я не хочу, чтобы они были с такими вырезами, как здесь. — Она повернулась к платью, о котором говорила, и подтянула лиф на груди повыше.
— Немного тюля и лент — и мы сможем приподнять его на два или три дюйма, если вы желаете, — сказала мадам Мерсье и взглянула на миссис Харкорт, будто в поисках одобрения.
— Молодость и невинность всегда очаровательны и очень желательны, — произнесла миссис Харкорт.
И снова на лице мадам Мерсье появилась кривая усмешка, когда она приказывала поднять вырез лифа по просьбе Мелинды.
Наконец, к большой радости Мелинды, примерка закончилась.
— Все это должно быть доставлено на Гросвенор-сквер сегодня днем, — сказала миссис Харкорт.
— Гросвенор-сквер!
Не было сомнений, что на этот раз любопытство мадам Мерсье было неподдельным.
— Я знаю, что могу положиться на вашу порядочность, — сказала миссис Харкорт. — Но никому ни слова.
— Я обрела доверие моих нынешних клиентов благодаря своему умению держать язык за зубами, — заверила ее мадам Мерсье.
— Тогда вам ясно, что это абсолютно секретное дело, — сказала миссис Харкорт. — Вместе с одеждой должны быть отправлены и счета, которые нужно передать маркизу Чарду.
Глаза мадам Мерсье засверкали.
— Маркизу, неужели! Очень отчаянный молодой человек, судя по тому, что я о нем слышала.
— Да, очень, — согласилась миссис Харкорт. — И не стоит беспокоиться насчет оплаты всего того, что мы выбрали. Да, и, пожалуйста, мадам, сами подберите нижние юбки и другое белье к каждому платью.
— А туфли? — спросила мадам Мерсье.
— И туфли, конечно. А также перчатки, сумочки и, я думаю, все остальное, что должно быть в гардеробе любой молодой модной леди.
— Все будет готово вовремя, — пообещала мадам Мерсье.
— Свадебное платье мы берем с собой, — сказала миссис Харкорт. — Не могли бы вы быть так любезны упаковать его? А мисс Стэнион наденет тот голубой костюм, который мы выбрали первым. Он очень приличный, хотя и очень дорогой. Я думаю, маркиз не станет скаредничать.
— А мы разве не спросим у него сначала? — поинтересовалась Мелинда.
Обе женщины с удивлением обернулись на нее, словно они забыли о ее присутствии, потому что она долго молчала.
— Может быть, он не захочет покупать такие дорогие вещи, — сказала Мелинда.
— Уверяю вас, что он будет в восторге от них, — сказала довольная миссис Харкорт.
Но Мелинду все еще не покидали сомнения, когда она надевала голубой костюм и шляпку, отделанную небольшими страусовыми перьями, и садилась в экипаж.
— Вы устали? — спросила миссис Харкорт.
— Никогда не думала, что выбирать одежду так утомительно, — ответила Мелинда. — Но мне кажется, это потому, что я голодна.
— Да, конечно, я и не сомневаюсь в этом, — сказала миссис Харкорт. — Но боюсь, что вам придется попросить лорда Чарда дать вам что-нибудь поесть, когда мы приедем. Я не хочу, чтобы вы возвращались ко мне домой сейчас, так как меня там ждут несколько гостей, поэтому я, наверное, лучше отвезу вас прямо на Гросвенор-сквер. Вы приедете немного раньше, но смею предположить, что никто не будет против этого.
— А мы не помешаем? — спросила Мелинда. — На какое время они пригласили меня?
— Не беспокойтесь, — успокоила ее миссис Харкорт, похлопав по руке. — Все пройдет прекрасно. Все, что от вас нужно, — это носить всю эту красивую одежду и попросить горничную помочь вам переодеться в свадебное платье, когда вы приедете. Затем лорд Чард или капитан Вестей, его друг, объяснят вам, когда вы сможете вернуться ко мне.
— Вы были так любезны… — начала Мелинда.
— И еще одно, о чем я хотела бы вам сказать, — перебила ее миссис Харкорт. — Когда они дадут вам пятьсот гиней, предложите капитану Вестею, — я думаю, что это он занимается финансовой стороной дела, — чтобы он передал их мне на хранение, хорошо? Неразумно молодой девушке, не знающей ни Лондона, ни его опасностей, расхаживать с такой суммой денег в сумочке. Просто скажите капитану Вестею, что вознаграждение за ваши услуги должны быть переданы миссис Элле Харкорт. Запомните? Мне бы не хотелось, чтобы вышла какая-нибудь путаница.
— Да, я запомню, — сказала Мелинда.
— Ну а теперь будьте умницей, — продолжала миссис Харкорт, — и делайте все, что от вас требуется.
Помните, что ваша игра должна быть достаточно убедительной для людей, которые будут за вами наблюдать, в противном случае лорд Чард проиграет пари, а вы — пятьсот гиней, а это было бы очень жалко, не правда ли?
— Я постараюсь быть убедительной, насколько это возможно, — пообещала Мелинда.
— У вас будет настоящая свадебная церемония, но помните, что это всего лишь спектакль. Священник будет не настоящий, хотя он будет выглядеть довольно правдоподобно.
Мелинда вздохнула. На мгновение ее охватила паника. Зачем она все это делает? Правильно ли это? Безопасно ли? С самого утра, не успела она проснуться, ее не покидало чувство тревоги, а теперь ей показалось, что она подвергает себя еще большей опасности. Все представляется довольно простым, но она чувствовала, что в глубине всего этого есть что-то, чего она не понимает. И это что-то было не правильным.
Ей захотелось закричать, что она отказывается идти дальше, но она знала, что отступать уже поздно.
Она ощущала тонкий шелк нового платья под руками.
И знала, что напротив нее в экипаже лежит свадебное платье, которое она должна надеть. Все, что они заказали сегодня утром, стоит сотни и сотни фунтов. И сейчас она уже не может отступить, но она боялась, ужасно боялась!
Экипаж остановился. Она увидела большую входную дверь с колоннами и оглянулась на миссис Харкорт почти с мольбой во взоре.
— Не бойтесь, дорогая, — сказала миссис Харкорт, — я буду вас ждать. Когда все это закончится, вы приедете прямо ко мне. Да, прямо ко мне, я об этом уже договорилась. Просто делайте, что от вас сейчас хотят.
Она похлопала Мелинду по руке. В этот момент дверь экипажа открылась, и слуга в ливрее с серебряными пуговицами, блестевшими на солнце, помог Мелинде выйти. Ко входу вела красная ковровая дорожка, по которой она шла в новых синих атласных туфельках.
Слева и справа от входной двери стояли еще два лакея. Ей навстречу вышел дворецкий, седой и важный, как архиепископ.
— Вас ждут, мисс, — сказал он, прежде чем Мелинда собралась что-то сказать. — Проходите, пожалуйста, сюда.
Он повел ее по длинному мраморному коридору.
На ходу она успела заметить изысканную мебель, зеркала в золоченых резных рамах, хрусталь люстр. Дворецкий открыл ей дверь в дальнем конце холла.
— Молодая леди, милорд, — объявил он зычным голосом.
Все стены длинной комнаты, куда вошла девушка, были заставлены книгами. Она увидела, что в противоположном конце комнаты, у камина, стоят двое мужчин. Один из них, элегантный, превосходно одетый молодой человек с усами и волнистыми волосами, поспешил ей навстречу и протянул ей руку.
— Как мило, что вы пришли, — сказал он. — Меня зовут Вестей, Жервез Вестей, а это мой друг, лорд Чард, которому я обещал помочь.
Мелинда взглянула на другого джентльмена, все еще неподвижно стоявшего у камина.
На мгновение ей показалось, что это самый красивый мужчина, которого она когда-либо видела в жизни, но уже в следующую минуту она подумала, что он выглядит слишком рассеянным и довольно циничным.
Он был гладко выбрит, темные волосы были зачесаны назад, лоб был такой же квадратный, как и скулы. Казалось, он рассматривает ее, оценивая, как породистую лошадь, замечая все достоинства и недостатки. Так продолжалось довольно долго, пока она совсем не смутилась, а ее первое впечатление окончательно сложилось не в его пользу.
Почти инстинктивно она подняла голову и вместо того, чтобы отвернуться от дерзкого взгляда этих глаз, она встретила его с вызовом.
— Меня зовут Мелинда Стэнион, — представилась она.
Лорд Чард, будто сразу вспомнив о хороших манерах, протянул ей руку.
— Спасибо, мисс Стэнион, что пришли мне на выручку, — сказал он. — Мне кажется, вам рассказали, какие обстоятельства вынудили меня обратиться к вам с такой просьбой?
Мелинда просто кивнула.
— Сейчас нет времени вдаваться в подробности, — быстро проговорил капитан Вестей. — Я думаю, что мисс Стэнион нужно переодеться. Это займет некоторое время, я полагаю. Да и тебе тоже нужно надеть свадебный костюм, Дрого.
— Думаю, что приличия требуют, чтобы мы предложили мисс Стэнион что-нибудь выпить, — сказал лорд Чард. — Нет никакой необходимости, чтобы мы были на этой веселенькой церемонии в мрачном настроении, не так ли?
— Да, конечно, — сказал капитан Вестей. — Что вы будете пить, мисс Стэнион? Шампанское?
— Нет, спасибо, — ответила Мелинда. — Я… я бы хотела узнать, нельзя ли мне что-нибудь поесть? Сандвич или что-нибудь еще?
— Боже мой! Вы не завтракали? — воскликнул капитан Вестей. — Но конечно же вы сейчас же получите сандвичи.
— Мне бы не хотелось есть здесь, — сказала Мелинда, чувствуя, что не сможет проглотить ни кусочка, если эти двое будут смотреть на нее. — Нельзя ли принести их в… спальню, где я буду переодеваться?..
Мелинда ощутила на себе критический взгляд лорда Чарда. У него на губах появилась кривоватая усмешка, которая ей не понравилась. И она заставила себя заговорить с ним:
— Я надеюсь, что сделаю все, чтобы вы были довольны, милорд.
— Да, пожалуй, у вас получится, — сказал он. — Одного взгляда на вас достаточно, чтобы понять, что вы превосходно справитесь со своей ролью.
Капитан пересек комнату, чтобы поговорить с одним из слуг, которого он вызвал колокольчиком.
— Вы кажетесь слишком молодой для подобных дел, — сказал лорд Чард Мелинде.
— Надеюсь, что не буду выглядеть слишком молодо, — ответила она. — Но в конце концов, можно быть невестой и в шестнадцать лет.
— Да? — рассеянно отозвался он. — Думаю, вы не были замужем?
— Нет, никогда, — ответила Мелинда.
— И вы никогда не думали, что предпочтете заниматься тем, чем вы занимаетесь сейчас? — спросил лорд Чард.
— Иногда все может оказаться предпочтительнее некоторых свадеб, — ответила Мелинда, думая о полковнике Джиллингеме.
Уверенность ее тона, должно быть, удивила его, и, помолчав, он сказал:
— Вы так говорите, что можно подумать, что вы боитесь замужества.
— Да, боюсь, — ответила Мелинда.
Он громко рассмеялся.
— Тогда мы два сапога пара, — сказал он. Идемте, давайте за это выпьем. Где шампанское, Жервез?
— Сейчас принесу, — сказал капитан Вестей.
Он прошел через комнату к столику с напитками, на котором стояли графины и большое серебряное ведерко с открытой бутылкой в нем. Он взял бутылку и налил в бокалы искристого вина.
— Идите сюда, — позвал он. — Давайте поднимем бокалы за счастливую свадьбу, хотя на самом деле таких не бывает.
Говоря это, он протянул Мелинде бокал, и, хотя она не любила шампанского, которое пробовала один или два раза, когда ее угощал ее отец, которому она заявила, что предпочитает лимонад, она решила, что отказываться невежливо.
Лорд Чард поднял свой бокал.
— За мою невесту! — сказал он. — За кого еще я могу пить в такой момент?
— За вас обоих! — сказал капитан Вестей. — И пусть никто никогда ничего не узнает.
Они смотрели на Мелинду и ждали.
— За счастье! — сказала она, и ее тост прозвучал неожиданно искренне.
Она сделала крошечный глоток шампанского и поставила бокал.
— Наверное, мне лучше пойти и переодеться, — сказала она, обращаясь к капитану Вестею. — Мне понадобится довольно много времени.
— Я велел горничной помочь вам, — сказал капитан Вестей. — И помните, что до сих пор никто ничего в доме не знает. — Он чуть помолчал и посмотрел на своего друга. — Мы как раз думали, что сказать, когда вы приедете. Я думаю, что теперь самое время объявить слугам, что ты женишься, Дрого. Они все равно об этом узнают, как только распакуют свадебное платье мисс Стэнион.
— Я предоставляю это тебе, — сказал лорд Чард.
— Очень хорошо, — ответил капитан Вестей. — План таков, мисс Стэнион. Мы собираемся сказать всем, что в связи с болезнью вдовы маркиза свадьбу будут держать в секрете. Слуги это поймут. Их класс всегда больше носится со смертью, чем с жизнью. Мы возьмем с них честное слово. И очень важно, чтобы об этом не пронюхала пресса. Затем, как только вдова умрет, вы под подходящим предлогом исчезаете, и мы объявим, что вы погибли в дорожном происшествии, или придумаем что-нибудь еще.
— А кто такая вдова? — спросила Мелинда. — И что общего имеет эта свадьба с ее смертью?
— Я думал, что вам все это объяснили, — недовольно произнес лорд Чард.
— Мне только сказали, что все это из-за пари, — ответила Мелинда. — И что мне нужно заставить людей, которые будут там присутствовать, поверить во все.
Капитан Вестей посмотрел на лорда Чарда:
— Ну, это в некоторой степени может служить объяснением. Это в какой-то мере похоже на пари, поскольку здесь замешаны большие деньги, и вы на самом деле должны убедить людей, которые будут сегодня на церемонии, что она настоящая. Это самое главное.
Лицо Мелинды, до этого взволнованное, прояснилось.
— Именно так мне и сказала миссис Харкорт, — сказала она. — Я не поняла, о чем вы сейчас говорили.
— Не думайте об этом, — сказал капитан Вестей. — Я всегда слишком много болтаю. Просто сосредоточьтесь на том, что вам предстоит сделать, и предоставьте мне и лорду Чарду заняться остальным.
— Именно так я и сделаю, — сказала Мелинда.
Она повернулась и пошла к двери. Но, не дойдя до нее, внезапно остановилась.
— Есть одна вещь, которую я бы хотела спросить у вас, — сказала она. — Когда вы мне дадите деньги, те пятьсот гиней, которые вы мне обещали за то, чтобы я все это сделала, то не могли бы вы отдать их мне, а не кому бы то ни было еще?
— Да, конечно, — сказал капитан Вестей.
Мелинда снова замялась.
— И еще одно, нельзя ли положить их в банк на мое имя?
— Нет ничего проще, — сказал капитан Вестей. — У вас есть счет в каком-нибудь банке?
— Нет, нет! — воскликнула Мелинда. — Но мой отец пользовался услугами банка в Куттсе. Можно оставить деньги в Куттс на мое имя?
— Да, конечно, можно, — снова согласился капитан Вестей. — Не можете же вы расхаживать со всеми этими деньгами, не правда ли?
— Большое вам спасибо, — сказала Мелинда, и неожиданно улыбка озарила ее лицо.
Она посмотрела на лорда Чарда, говоря эти слова, словно хотела поблагодарить и его. Он поднял бокал в ее честь.
— Вы милейшая малышка, — сказал он, — и такая же меркантильная, как и все они. Мы поладим. По крайней мере, мы знаем, чего нам ждать друг от Друга.
Его слова, казалось, стерли улыбку с ее губ. Она некоторое время смотрела на него, а затем быстро повернулась и пошла прочь. Она чувствовала, что ей было бы жаль любую девушку, которая вышла бы за него замуж на самом деле. Он был такой неприятный, и что-то в нем заставляло угадывать скрытую жестокость, желание уязвить и разрушить.
Снова ее охватило желание бросить всю эту затею, забыть о пятистах гинеях, покинуть этот великолепный дом и заняться поисками более скромного и менее оплачиваемого места. Но тут она снова вспомнила о Нанне. Как было бы чудесно приехать в тот коттедж в Сассексе, где она живет с сестрой, и сообщить ей, что разлука закончилась и они могут быть вместе.
— Я постараюсь одеться как можно скорее, — твердо и решительно сказала она капитану Вестею.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Очаровательная грешница - Картленд Барбара

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12

Ваши комментарии
к роману Очаровательная грешница - Картленд Барбара



чудесно прекрасно чувственно красиво завораживает читать приятно отдыхаешь наслаждаешься и конец счастливый
Очаровательная грешница - Картленд Барбаранаталия
31.01.2012, 12.27





И мне понравилось, даже очень... Считаю только, что справедливости ради главная героиня должна была все-таки узнать,что на самом деле о ней думал главный герой. Тогда и сцена примирения была бы ярче :) 9/10
Очаровательная грешница - Картленд БарбараМупсик
15.12.2013, 16.00





как всегда - всё заканчивается признанием в любви...
Очаровательная грешница - Картленд Барбаралюбовь
28.06.2015, 10.16





не понятно, что в этом бреде может понравится
Очаровательная грешница - Картленд Барбараелена:-)
31.07.2015, 23.27








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100