Читать онлайн Очарованный, автора - Картленд Барбара, Раздел - Глава 6 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Очарованный - Картленд Барбара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8 (Голосов: 18)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Очарованный - Картленд Барбара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Очарованный - Картленд Барбара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Картленд Барбара

Очарованный

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 6

Эльфа проснулась оттого, что служанка раздернула шторы в ее спальне, и прежде, чем она успела подумать о событиях вчерашнего вечера, девушка сказала:
— Его светлость просил передать вам поклон и просил вашу светлость быть готовой к отъезду в замок к одиннадцати часам.
Усевшись в кровати. Эльфа недоуменно уставилась на служанку.
— Вы сказали… в замок?
— Да, ваша светлость, ваш завтрак уже готов.
Она вышла и вернулась с подносом, на котором был сервирован завтрак для Эльфы. Поставив его на столик рядом с кроватью, она стала прибирать в комнате.
А Эльфа не могла отвести ошеломленного взгляда от великолепного фарфорового кофейника, чашек и блюда, как будто видела их в первый раз.
Итак, они возвращаются в замок, и герцог не пойдет к графине Уолшингем, как она об этом хвасталась.
Не зная еще, что думать по этому поводу, она встала, быстро оделась и за несколько минут до одиннадцати спустилась вниз, где герцог отдавал последние приказания слугам.
Он мельком взглянул на нее, их вопрошающие взгляды встретились, но ни один ничего не сказал другому.
Затем Эльфа заметила у дверей карету и, пройдя мимо челяди через двери, села в нее. К ней присоединился герцог, и карета тронулась по залитым солнцем улицам Лондона.
Лошади были отдохнувшие и резвые. Эльфа посмотрела из-под полуопущенных ресниц на герцога и увидела, что он весь сосредоточен на лошадях.
Ее мучил вопрос: злится ли он на нее за то, что она сказала ему вчера?
Затем она вспомнила вкус его вчерашнего поцелуя, ощутив его как солнечный свет на своих губах, и вновь теплая волна, переходящая в жар, прокатилась по всему ее телу. Эльфа подумала, что, что бы ни случилось, что бы он ни сделал, ему уже не испортить самый прекрасный миг ее жизни.
Она не могла себе объяснить, что же все-таки произошло тогда. Эльфа только знала, что герцог вознес ее к мечте, которая вдруг стала реальностью.
Это было ее сокровенное, личное и настолько интимное, что она никогда не поделится этим ни с одной живой душой.
Они ехали, сохраняя полное молчание, и Эльфа почувствовала странным образом, что им удается говорить друг с другом без слов.
Герцог с супругой прибыли в Честер-хауз около часу дня. При подъезде к дому Эльфа подумала, что он выглядит еще более прекрасным, чем она запомнила его.
Вновь она почувствовала, что деревья за домом зовут ее и она не может не подчиниться этому зову.
Поднимаясь по лестнице в свою спальню. Эльфа услышала, как герцог сказал конюшему:
— Ее светлость и я сегодня после обеда намерены прогуляться на лошадях. Они должны были прибыть из охотничьего домика вчера, они здесь?
— Они в конюшне, ваша светлость, и с ними все в порядке. Никаких проблем, о которых необходимо было бы доложить вам.
— Хорошо! Передайте, чтобы оседлали Ласточку для герцогини и одну из лошадей, которая здесь оставалась для меня.
— Будет сделано, ваша, светлость.
В этот момент Эльфа уже поднялась на второй этаж.
Ее сердце пело, потому что она опять увидит Ласточку и будет скакать по лесам и полям рядом с герцогом.
Она поняла еще до отъезда в охотничьи угодья, а сейчас еще больше осознала это, что прогулка верхом вместе с Сильваниусом для нее значит очень многое.
До вчерашней ночи она считала, что их близость сродни ровному галопу лошадей в унисон и ритму музыки ветра в кронах деревьев, но теперь не была уверена в этом.
Ее личная служанка приветствовала ее улыбкой и словами:
— Приятно видеть вас дома, ваша светлость.
— Спасибо, — ответила Эльфа. — После обеда я отправляюсь на прогулку верхом и хотела бы надеть одно из моих новых платьев, которые должны были уже прибыть из Лондона.
— Они уже здесь, ваша светлость! Ах, как они хороши, особенно одно шелковое — под цвет глаз вашей светлости.
— Именно его я и хочу надеть, — сказала Эльфа.
Затем, так как она спешила увидеть герцога, быстро спустилась вниз, и супруги отправились обедать.
Пока слуги стояли за спинками их стульев. Эльфа и Си — 1ьваниус могли говорить только на общие темы, хотя ей казалось, что каждое слово имеет особое значение и скрытый смысл.
Вдруг в беседе наступила пауза, и ей показалось, что герцог пристально смотрит на ее губы. Она поняла, о чем он думает, и смутилась, нежный румянец стыдливой невинности залил ее щеки.
Затем неожиданно резко, как будто он боялся разговора, который мог возникнуть между ними, герцог встал из-за стола и сказал, что лошади уже готовы.


Они ехали по парку, чувствуя, как после неподвижной езды в карете застоявшаяся в жилах кровь вновь начинает пульсировать, наливая силой и бодростью все тело. Для Эльфы скакать на Ласточке, чувствуя рядом герцога, было непередаваемым удовольствием, что отражалось в ее светящихся счастьем глазах.
Она не могла понять, почему чувство, которое он зародил вчера в ее душу, с каждой минутой крепнет, а каждый раз, когда она любуется его красотой и гордой осанкой, сердце ее начинает биться как-то по-новому.
Погода стояла жаркая, и вскоре они перевели лошадей на легкий галоп, а потом и совсем на шаг. Герцог направлял их к деревьям в самом конце парка.
Они ехали среди высоких деревьев с пышными кронами, которые закрывали солнце. Лишь их верхушки были залиты светом. От этого у Эльфы возникло ощущение, что они едут по солнечному туннелю.
Лес был очень тихий, лишь изредка взмывала в небо испуганная их приближением птица. Но Эльфа была уверена, что деревья говорят с ними, и, хотя это было невозможно, ей казалось, что и герцог слышит их, как она.
Они проехали лес, и Сильваниус направил коня по дорожке вдоль рощицы, которая была так прекрасна, что Эльфе захотелось остановиться и почувствовать рядом духов леса.
Однако она стеснялась предложить это герцогу, и они продолжали ехать, пока вновь не увидели герцогский замок. Эльфа поняла, что он намерен вернуться, потому что в его голове созрел план в отношении их обоих.
Для нее стало очевидно, что она может читать его мысли, так же как и он может читать ее. Сильваниус сказал, словно отвечая на ее незаданный вопрос:
— Я привел вас сюда сегодня, потому что я люблю бывать в этом лесу, когда остаюсь один. Я хочу показать вам также лес за домом, где есть особенное место, которое мне хотелось бы, чтобы вы увидели.
— Особенное для вас? — спросила она.
— Совершенно особенное, — ответил он, — и я думаю, что вы сможете мне объяснить, почему в детстве и юности оно так много значило для меня.
Прежде чем продолжить, Сильваниус улыбнулся.
— Когда у меня неприятности, или я чувствую себя особенно одиноким, или меня что-то тревожит, что я не могу объяснить, и мне необходим душевный покой — я прихожу к пруду в центре этого леса.
— К пруду? — переспросила Эльфа.
— Я уверен, что вы назовете его волшебным. Я много лет не был там. Но с тех пор, как встретил вас, меня все время тянет к этому месту.
Он говорил это таким голосом, от звуков которого у Эльфы перехватило дыхание, и они больше не обмолвились ни единым словом, пока не подъехали к дому и не отдали лошадей конюхам.
Эльфа поднялась наверх, чтобы сменить платье, потому что ей показалось, что именно сейчас необходимо надеть то, в котором, по ее мнению, она может вызвать восхищение у герцога. Она посмотрела на часы и поняла, что они провели на прогулке гораздо больше времени, чем ей казалось.
Она совсем не чувствовала усталости, а, наоборот, ощущала необычайный прилив сил и бодрости, и буквально слетела, как на крыльях, по лестнице вниз, где, как она знала, ее ждет герцог.
Эльфа не ошиблась.
Он стоял в элегантном костюме, спокойный и расслабленный. В то же время, если она не ошибалась, он выглядел счастливее, чем когда-либо раньше.
Стол был накрыт для чаепития, и Эльфа сама налила ему в большую чашку времен георгианской эпохи, так как почувствовала, что именно этого он от нее сейчас ждет Перед ними были самые разные деликатесы, но герцог них чему не притронулся, кроме чая. Эльфа почувствовала, что у нее также совершенно нет аппетита.
Хотя во время скачки ее мучила жажда, сейчас она не смогла сделать даже глоток ароматного китайского чая.
— Я хочу поговорить с вами. Эльфа, — сказал герцог, — но у нас был тяжелый день, и вы, наверное, устали. Так что этот разговор придется отложить до тех пор, когда вы как следует отдохнете.
— Я не устала, — ответила Эльфа, — и совершенно не… хочу… отдыхать.
— Тогда мы можем поговорить здесь? — спросил Сильваниус, ставя пустую чашку на стол. — Или лучше пойти в кабинет, где, по-моему, несколько уютнее.
— Я предпочла бы пойти в кабинет, — быстро ответила Эльфа. — Я знаю, почему вы любите эту комнату больше всего: там на стенах развешены картины, изображающие лошадей.
— Откуда вы узнали? — спросил он, улыбнувшись. — Я чувствую, хотя я и не могу это объяснить, что мы знаем друг о друге очень много.
У Эльфы перехватило дыхание.
В глазах герцога было такое выражение, что у нее возникло ощущение, будто она стоит на вершине скалы: один шаг, и она взлетит в неведомое пространство, не имея ни малейшего понятия, когда приземлится.
— Эльфа, — сказал герцог резко и протянул ей руку. В это время дверь открылась, и слуга произнес:
— Графиня Уолшингем, майор и миссис Фенвик, мистер Гарри Шелдон, лорд Гэмптон!
Прежде, чем он закончил перечислять прибывших гостей, в комнату ворвалась графиня. Она бросилась с протянутыми руками к герцогу. Ее глаза сверкали, а на ярких губах играла улыбка.
— Ты удивлен нашим визитом, Сильваниус? — спросила она. — Когда я узнала, что ты покинул Лондон, я подумала, что ты так просто от меня не отделаешься! И вот мы приехали к вам.
На мгновение герцог лишился дара речи. Затем графиня опустила руки и остановилась, глядя с улыбкой ему прямо в глаза. Она была так очаровательна, что Эльфа подумала, что вряд ли найдется мужчина, который сможет устоять перед ней. Герцог, нахмурившись, посмотрел на Гарри Шелдона.
— Это не моя идея! — воскликнул Гарри, заметив его раздражение. — Изабель настояла на визите, и я подумал, что мне лучше тоже приехать, чтобы оказать тебе моральную поддержку.
— Конечно, я настаивала, — вмешалась Изабель. — Ведь ты так часто клялся мне, что я могу располагать всеми твоими домами и замками, что я решила проверить эти слова. Кроме того, Китти давно хотела с тобой повидаться.
Сделав над собой усилие, герцог вспомнил о хороших манерах и поклонился миссис Фенвик.
— Рад видеть вас, Китти! — сказал он. — Как дела, Эдвард?
При этом он был уверен, что лорд Гэмптон уже стоит около Эльфы и подносит ее руку к своим губам.
— Я собирался навестить вас сегодня, герцогиня, — сказал лорд Гэмптон. — Хотя вы и избегаете меня, на сей раз вам этого сделать не удалось, Герцог прервал его:
— Эльфа, я рад представить вам миссис Фенвик, которая является моим старым другом, и ее мужа, с которым мы служили в одном полку.
Эльфа кивнула супругам Фенвик, не сделав малейшей попытки поприветствовать графиню, которая стояла прямо, глядя в глаза герцогу, что, по мнению Гарри, было просто неприлично.
Затем голосом, который звучал тише и спокойнее, чем у незваных гостей, она сказала:
— Думаю, если ваши друзья, Сильваниус, намерены остаться у нас, я должна отдать распоряжения, чтобы слуги приготовили им комнаты.
Герцог понял, что это повод, чтобы покинуть салон, и быстро сказал:
— Конечно, сделайте это.
— Герцогине не стоит беспокоиться, — резко сказала графиня. — Миссис Филд отлично знает, где моя комната, а где разместятся остальные гости, я уже сказала слугам.
Эльфа вела себя так, будто не слышала этих слов. Она отошла от герцога, а Гарри бросился открывать перед ней дверь.
Она остановилась и сказала ему:
— Я с удовольствием сообщаю вам, что лошади уже прибыли в Честер-хауз и они в полном порядке. Несмотря на наши многочисленные прогулки и скачки, ни одна из них ничего не повредила себе.
— Я рад слышать это, — улыбнулся Гарри, Он было решил проводить ее в холл, чтобы извиниться за непрошеное вторжение, но потом подумал, что вряд ли ей будет приятно говорить на эту тему.
Гарри испытал неловкость, когда получил послание от Изабель, в котором она сообщала, что в компании друзей собирается навестить Честер-хауз и приглашает его присоединиться к ним.
Хотя герцог и не говорил ему ничего на эту тему, но они были близкими друзьями, и Гарри полагал, что Сильваниус уже далеко не так сильно интересуется Изабель, как до своей женитьбы.
Он готов был поспорить на любые деньги, что, когда они были в охотничьем домике, герцог даже не вспомнил о своей прежней любовнице.
Гарри предупреждал герцога, что Изабель будет драться за то, что она считает своей собственностью, как львица. И единственной, кто пострадает при этом, будет Эльфа. Но он не знал, как это можно предотвратить.
Затем Гарри с удивлением увидел, что Эльфа с достоинством, спокойно поднимается по лестнице. Ее уход совсем не напоминал бегство от чего-то неприятного.
Времени для доверительных разговоров уже не осталось, так как надо было, не задерживаясь, переодеваться к обеду.
Поднявшись в свою комнату и даже не попытавшись отдавать какие-либо приказания слугам, она увидела, что ее служанка уже распаковала вещи, прибывшие с ними из Лондона.
Эльфа подошла к окну и, словно завороженная, смотрела на скрывающиеся в наступающих сумерках луг и деревья.
Ее мысли были далеки от женщины, которая находилась в этот момент внизу. Она прекрасно видела, что герцог был не только удивлен ее приездом, но и сильно раздражен..
Эльфа уже знала, что он не любил, когда кто-то или что-то мешает его планам, ему нравился устойчивый распорядок жизни, он считал сюрпризы чем-то разрушительным и весьма редко приятным.
Эльфа думала об их недавней прогулке на лошадях и возникшем чувстве близости, которое она ощущала до сих пор.
— Что вы наденете вечером, ваша светлость? — спросила ее служанка.
Какое-то мгновение Эльфа не могла сосредоточиться на ее вопросе.
Затем ответ пришел сам собой:
— Я надену свадебное платье!


Глядя через стол на свою жену, сидящую на другом конце с лордом Гэмптоном по правую руку и Гарри по левую, герцог подумал, что Эльфа сейчас пребывает в каком-то своем мире, и вдруг испугался, что не сможет попасть туда.
Во время обеда Изабель вела себя агрессивно и провокационно по отношению ко всем, кроме хозяина дома, которого она демонстративно пыталась обольстить.
Когда она вошла в салон, протягивая к нему руки и стараясь нежно коснуться его, Сильваниус уже знал, что его чувства к этой женщине полностью изменились. Почему-то он даже не находил ее больше красивой.
Такое расставание с женщинами, которыми он увлекался, было для него не характерно. Обычно он отходил от них постепенно, переживая длительный период охлаждения чувств, когда начинал замечать их манерность, банальность разговоров и непомерные запросы. Они какое-то время все еще привлекали его физически, но он начинал все больше скучать в их компании.
Теперь как будто пелена спала с его глаз: он почувствовал, что ее красота не имеет над ним силы, даже для того, чтобы сделать ей банальный комплимент.
Во время обеда его все больше стали раздражать ее властолюбивые манеры, язвительное остроумие, способное нанести оскорбление, и особенно ее стремление сконцентрировать внимание всех присутствующих только на своей особе.
Сильваниус пожалел, что у него не хватило воли и решительности отказаться принимать незваных и нежеланных гостей.
Он вовремя понял, что это приведет к скандалу, который будут обсуждать во всех светских салонах и который может выставить в невыгодном свете не только его, но и Эльфу.
Теперь ему ничего не оставалось, как играть роль радушного хозяина. Когда они поднимались, чтобы переодеться к обеду, и Гарри прошептал ему свои извинения, герцог сказал:
— Это моя вина. Мне следовало это предвидеть.
— Я предупреждал тебя, что Изабель поведет себя именно так, — сказал Гарри.
— Я помню. К сожалению, ты оказался прав. Гарри собирался добавить что-то еще, но поднимавшаяся впереди них под руку с Китти Изабель обернулась и сказала:
— О чем вы там шепчетесь? Ты знаешь, дорогой Сильваниус, что я не позволяю тебе иметь секреты от меня.
Герцог ничего не ответил. Войдя в свою спальню, он хлопнул дверью.
Сильваниус знал, что комната, которую занимала Изабель, находится напротив его спальни.
Он хорошо понимал, зачем она приехала и чего добивается. И поэтому во время переодевания у него было отвратительное настроение.
Сильваниус так много собирался сказать Эльфе сегодня вечером, но теперь ему не удастся этого сделать.
Но теперь, пока нескончаемо тянулся этот обед, он размышлял о том, как закончится этот вечер и что ему предпринять, чтобы не позволить графине оскорблять его жену. Графиня это делала каждым взглядом, каждым словом, каждым нежным прикосновением к его руке и растущей фамильярностью, с которой она вела себя в отношении него.
Под конец обеда, когда женщины должны были по этикету покинуть комнату, оставив мужчин одних, Эльфа почувствовала на себе взгляд графини, и прежде, чем она успела встать, та вскочила и громко провозгласила, как будто хозяйкой дома была она:
— Полагаю, нам надо оставить джентльменов с их портвейном, но, Сильваниус, дорогой, не задерживайся слишком долго. Ты знаешь, я не люблю, когда ты надолго меня покидаешь.
Это было настолько вызывающе, что даже снисходительный ко всем Гарри изменился в лице. Эльфа молча встала у дверей, чтобы пропустить Изабель вперед.
Она прошествовала мимо нее в своем голубом шифоновом платье, вся сверкающая бриллиантами, в сопровождении Китти Фенвик.
Когда приятельницы шли по коридору под руку, а Эльфа сзади них, Изабель громко сказала:
— Надеюсь, ты знаешь, что я помогала Сильваниусу переделывать и оборудовать этот дом, развешивать его бесценные полотна.
— Я никогда не видела таких великолепных картин! — воскликнула Китти.
— Таких же великолепных, как и их хозяин! — улыбнулась Изабель.
Они прошествовали в салон, и графиня капризным голосом сказала:
— Я никому не могу позволить сидеть в моем любимом кресле, которое всегда ожидает меня. Садись рядом, Китти, и я поделюсь с тобой прекрасной идеей, которая пришла мне в голову.
— Что за идея? — спросила Китти Фенвик.
— Ты слышала, что Сильваниус построил новую яхту? Я еще ее не видела, но уверена, что она просто великолепна. Когда ее оборудование будет закончено, мы должны отправиться за границу, и я не вижу причин, почему бы Сильваниусу не заменить поездку в Шотландию на вояж по Сене. Можно ли представить себе что-либо более романтическое, чем оказаться в Париже с ним?
Графиня говорила подчеркнуто громко, чтобы Эльфа могла ее слышать. Но она, погруженная в собственные мысли, стояла у открытой двери на террасу и смотрела в сад.
Неожиданно, даже не посмотрев в сторону двух женщин, сидящих около украшенного цветами камина, она шагнула на террасу и исчезла в темноте.


Герцог отказался от второй рюмки портвейна и поднялся, собираясь покинуть мужскую компанию.
— Что за спешка, Сильваниус? — спросил лорд Гэмптон.
Герцог ничего не ответил, и только Гарри знал, что беспокоит хозяина дома. Он боялся, что Изабель в этот момент оскорбляет его юную жену.
Сильваниус в сопровождении лорда Гэмптона направился в картинную галерею, где друзья застали только Изабель и Китти.
Герцогу не надо было спрашивать, где Эльфа.
Он сразу же шагнул к двери, ведущей на террасу. У него возникло такое чувство, что он знает о ее мыслях, улавливая какие-то невидимые волны, которые Эльфа оставляет для него после себя.
Так же, как и она, он без слов вышел на террасу.
Как только Изабель поняла, что он собирается покинуть их общество, она окликнула его, но Сильваниус шагнул в сад и быстро пошел по бархатному газону.
Целый день стояла жара, которую не ослабило даже наступление вечера. В воздухе не было ни малейшего дуновения ветерка, чтобы охладить разогретую землю, которая страдала от зноя, будто солнце продолжало стоять в зените.
На небе сверкали звезды, и полная луна освещала окрестности таинственным призрачным светом. Герцог не сомневался, что найдет свою жену в ближайшем лесу.
Чтобы достичь леса, надо было довольно долго идти по саду. Герцог шел очень быстро, чувствуя острую необходимость увидеть ее как можно скорее. Ему стало жарко, он снял тесный пиджак и перекинул его через руку.
Сад закончился, и, чтобы достичь леса, ему оставалось пройти по дорожке среди густых кустарников.
Дойдя до леса, герцог почувствовал, что изнывает от жары, и повесил пиджак на ветку дерева, решив, что заберет его на обратном пути.
Поддавшись внезапному импульсу, он развязал галстук и расстегнул рубашку.
Он всегда так делал в жару, когда был подростком, что вызывало резкие нарекания его гувернеров и учителей.. Но он не обращал на это внимания, поступая, как ему хотелось, и сейчас, спустя много лет, повторил свою детскую привычку.
Сильваниус не боялся заблудиться в лесу в темноте, потому что яркая луна хорошо освещала ему дорогу, Лес был так прекрасен, что ему, как никогда прежде, захотелось разделить это чудо с Эльфой, зная, какое большое значение она придает этому мистическому и великолепному миру, в отличие от того, который он только что покинул.
Сильваниус был уверен, что тропинка, по которой он шел, приведет его к ней, и ему даже не приходило в голову, что Эльфа может заблудиться в темном лесу, где до этого никогда не была..
Наконец он пришел туда, где надеялся найти свою супругу.
Высокие стройные деревья окружали пруд, который, как он рассказывал Эльфе, очень много значил для него в детстве.
В нем плавали водяные лилии, а по краям росла сочная, высокая, густая трава, среди которой было множество цветов.
Все это делало пруд мистическим и сказочным.
Вокруг молчаливо стояли старые, древние деревья, которые словно бы охраняли это волшебное место. Первое, что бросилось в глаза герцогу, был лежащий на земле сверкающий лунный свет.
Он не сразу понял, что это серебристое платье Эльфы, в котором она была за столом этим вечером, а сама она стояла рядом, совершенно обнаженная.
Словно завороженный, Сильваниус смотрел на нее. Мягкий волшебный лунный свет, падающий на ее тело, играл в каплях воды, из которой она только что вышла, словно нимфа.
Она была миниатюрна, хрупка и прекрасна, хотя в этот момент герцог любовался ею, не ощущая ее как женщину, которую вожделеет.
Наоборот, он чувствовал сильную духовную связь с Эльфой, на неведомые волны которой отвечало его тело.
Хотя Сильваниус стоял в тени деревьев, она сразу почувствовала его присутствие и обернулась.
Эльфа не шелохнулась, когда он подошел к ней, и не сделала ни малейшей попытки прикрыть свою наготу.
Она молча стояла и ждала, а лунный свет сверкал в каплях воды на ее теле, Он подошел к ней и остановился пораженный, разглядывая ее прекрасное тело. У Сильваниуса было такое чувство, что они пришли друг к другу сквозь вечность и все это когда-то давно, задолго до их рождения, было уже предопределено.
Потом Сильваниус услышал нежную, тихую музыку, которая исходила не только от деревьев, но и от самой Эльфы.
Казалось, они двигаются, подчиняясь ритму этой мелодии, когда он обнял ее и прижал к себе.
Его губы коснулись ее рта, и он почувствовал, что она холодна и почти бестелесна.
Первые мгновения в его поцелуе не было никакой страсти, как будто он целовал нечто святое и духовное, чистое и вечное.
Но, когда он ощутил прикосновение ее тела, в нем стал нарастать жар страстного чувства, его поцелуй сделался настойчивым, глубоким, продолжительным, Сильваниус почувствовал, когда она прильнула к нему, что смог разбудить в ней тот же жар, что и накануне, которым горел и сам.
Никогда раньше, занимаясь любовью с многочисленными женщинами, он не испытывал такого чувства, которое сумела пробудить в нем Эльфа, когда они целовались в саду герцогов Девоншир.
Оно было настолько сильным и великолепным, что, проснувшись сегодня утром, Сильваниус засомневался, не придумал ли он все это.
Теперь он понял, что это было лишь малой толикой того чувства, которое Эльфа может пробудить в нем, и счастья, которое они могут испытывать вместе.
Он обнимал ее все крепче и крепче, и волшебство ночи входило в них, и расцветала их любовь, которая не походила ни на что ранее испытанное или даже воображаемое герцогом.
Эльфа принадлежала ему, а он ей, и разделить их было невозможно. В этот момент они казались не земными мужчиной и женщиной, а бестелесными божественными созданиями.
Ярко светила луна. Музыка деревьев становилась все громче, сливаясь с музыкой их сердец. Духи леса замерли в ожидании чуда.
Герцог поднял Эльфу на руки как пушинку и осторожно, как величайшую и самую хрупкую драгоценность, опустил на траву.
Потом было только неописуемое счастье и высшая свобода, которая на крыльях экстаза любви уносила их в — , бездонную высь…


Прошло много времени. Деревья своей тенью, словно защищая влюбленных от чужих глаз, накрыли их, а луна ушла за лес, когда Эльфа едва слышно прошептала:
— Я… люблю… тебя!
Ее голос был еле слышен, и это были первые слова, произнесенные во время их нынешней встречи. А ему казалось, что они рассказали друг другу о себе все и между ними больше не было секретов.
— И я люблю тебя, моя прекрасная Эльфа, моя дорогая, мое сердце, моя жизнь! — нежно вторил он.
— Я не… понимаю, как можно… чувствовать такой восторг, такое счастье… такое абсолютное совершенство и… остаться живым! — прошептала Эльфа.
— Я не испугал тебя?
Он догадался, что она улыбнулась прежде, чем ответить:
— Как меня… может… испугать… Сильваниус?
— Ты считаешь, что я именно такой?
— Ты — бог, которому я всегда… поклонялась и молилась, о котором грезила, гуляя в лесу, и когда… ты пришел сейчас… я поняла, что мечта моя воплотилась в жизнь. Я чуть не упала перед тобой на колени.
— Это я хочу упасть перед тобой на колени. Потому что ты самая изысканная нимфа, которая когда-либо выходила из волшебного пруда в этом лесу.
Эльфа рассмеялась от счастья.
— Волшебный пруд, — сказала она. — Когда я увидела его, то сразу поняла, почему ты в детстве любил приходить сюда.
— Ты знала, что я пойду за тобой в этот вечер? — спросил Сильваниус.
— Мне кажется… я знала почти наверняка. Деревья позвали меня сразу, как только я увидела их. Когда я вошла в лес, они показывали мне, куда… идти.
— Мне кажется, наша встреча у пруда в эту дивную ночь давно была предопределена.
— О, Сильваниус! Ты понял это! — воскликнула Эльфа. — Я никогда даже и не мечтала, что кто-то сможет понять это, а в последнюю очередь — ты.
Она почувствовала, что он обиделся на эти слова.
— Я не… имею в виду… бесчувственность, а лишь… я так много слышала… всякого о тебе, что считала тебя человеком… могущественным, но доступным… просто человеком.
— А теперь?
— Для меня ты… бог, который всегда был… частью моей жизни.
— Так же, как и ты была частью моей, хотя я и не осознавал этого. Только теперь, когда ты оказалась в моих объятиях, я наконец понял, что не только наш союз был предопределен с момента зарождения жизни на земле, но и что мы будем вместе целую вечность.
— Ты считаешь, что?..
— Мне потребуется вся жизнь, чтобы убедить тебя, что я говорю сейчас правду, но с первой минуты, как я тебя увидел, ты околдовала меня, и теперь я знаю, что ни одна женщина не может увлечь меня.
Эльфа радостно вскрикнула и еще теснее прижалась к нему.
Герцог нежно провел рукой по ее гладкой коже, прежде чем сказать:
— Почему я говорю» женщина «? Ведь ты не женщина, а — сверхъестественное существо, которое меня очаровало и околдовало.
— Я… хочу, чтобы ты… так думал.
— Почему?
— Потому что, — прошептала она, — я не знаю, почему… любовь… околдовывает и… полностью подчиняет людей друг другу.
Она еще теснее прижалась к Сильваниусу.
— Это волшебство… волшебство, которое… я почувствовала, слушая… слушая музыку листьев.
— Давай слушать ее вместе, — предложил герцог, — тогда мы никогда не ошибемся.
— Я ошибалась на твой счет… но теперь я буду любить тебя и поклоняться тебе… всегда!
Губы герцога нашли губы Эльфы. Его поцелуй был нежным, но требовательным.
Как только Сильваниус почувствовал ее тело в своих руках, он услышал музыку, которая звучала все яснее и громче. Он вновь ощутил, что трава и цветы, деревья и земля — все вокруг них живое, а они — часть этого волшебного мира.
Их поцелуи стали крепче, а губы горячее, и он почувствовал, как в ней опять загорелся ответный огонь его страсти.
— Люби меня!.. О, Сильваниус, люби меня! — воскликнула Эльфа.
Затем свет их душ слился и накрыл их, как свет луны накрывает деревья в ночном лесу. Любовь подняла их на свои сказочные крылья и понесла прямо к звездам.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Очарованный - Картленд Барбара

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7

Ваши комментарии
к роману Очарованный - Картленд Барбара



Роман был интересным. В этой истории есть какая-то загадка. Герои ведут себя осторожно и присматриваются друг к другу. За их терпение и понимание они получают высшее блаженство. Как хорошо быть счастливыми.
Очарованный - Картленд БарбараЮлия
6.06.2012, 22.41





Что за прелесть эти сказки! Роман из романтичных самый наиромантичнейший. Спасибо!
Очарованный - Картленд БарбараЛюбовь
23.03.2015, 9.52





Интересный роман. Но почему у героини все платья зелёного цвета цвета?
Очарованный - Картленд БарбараЛюбовь
5.12.2015, 22.47








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100