Читать онлайн Очарованный, автора - Картленд Барбара, Раздел - Глава 4 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Очарованный - Картленд Барбара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8 (Голосов: 18)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Очарованный - Картленд Барбара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Очарованный - Картленд Барбара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Картленд Барбара

Очарованный

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 4

Эльфа медленно вышла из спальни, спускаясь в холл, где, как она знала, ее будет ждать отец.
Она размышляла о том, заметит ли он, что ее свадебное платье столь необычно. Но, ввиду того что он так горько переживал, что не Каролину будет сопровождать под венец. Эльфа решила; что вряд ли отец вообще обратит на нее внимание.
Когда она отправилась с матерью в Лондон покупать свадебный наряд и приданое, то решила, что будет покупать только вещи, которые ей идут, а не те, что положены по этикету невесте.
Она очень тщательно продумала, какое впечатление должна произвести в качестве жены герцога.
Эльфа была уверена, что друзья герцога Линчестера будут удивлены, что из двух сестер он не выбрал ту, которая была известной красавицей.
Эльфа опасалась, что их критика может навлечь на голову Каролины неприятности: отцу может прийти в голову попытаться найти другого претендента на ее руку.
Он был настолько расстроен, что герцог Линчестер сделал Предложение ей, а не его любимой Каролине, что постоянно находился в раздраженном состоянии, которое распространялось и на стартую дочь.
Это особенно мешало Эдварду Далкирку продолжать свои ухаживания, но Эльфа была уверена, что она найдет способ помочь им.
Эльфа также хотела бы предотвратить вероятные разговоры о том, что она не подходит на роль герцогини и от Сильваниуса Линчестера ожидали выбора совсем другой жены.
В то же время ей надо было очень осторожно манипулировать матерью. Поэтому в первую же их поездку в Лондон за покупками нарядов к свадьбе она предложила герцогине:
— Вы знаете, мама, многочисленные томительные примерки надоедят вам. Почему бы вам не отправиться в лондонский ботанический сад посмотреть, что нового там высадили? Мне кажется, что сейчас там должны проходить выставки цветов, которые, я уверена, будут вам намного интереснее.
Герцогиня быстро и с нескрываемым удовольствием согласилась, бросив дочери на прощание совет, чтобы она не ходила по магазинам одна, а взяла с собой старшую служанку.
Ясно, что Эльфа отвергла все наряды, выбранные матерью накануне, и купила совершенно другие, которые, по ее мнению, подходили ей по покрою и цвету.
Сначала самым непреодолимым препятствием казалось свадебное платье, потому что она не собиралась выходить замуж в белом, который, она знала, ей не шел.
К счастью, среди магазинов, куда они заходили, попался один, в котором работала портниха, сумевшая понять, что именно хочет Эльфа. К тому же она некоторое время обучалась в Париже у самого Фредерика Ворта.
У него она научилась делать платья, которые были не просто красивой оболочкой для клиенток»а подчеркивали их индивидуальность. Таким образом, они с Эльфой придумали платье, в котором она выглядела просто великолепно. В то же время оно полностью подходило к необычной внешности Эльфы.


Два дня назад она сказала герцогу на одном из приемов, который давался в их честь:
— Вы не хотите сделать мне подарок?
— Конечно! — воскликнул он. — Но если вы просите об изумрудном колье, подходящем к вашему кольцу, то вы найдете великолепный экземпляр в коллекции фамильных драгоценностей Линчестеров. Эльфа отрицательно покачала головой. Она была удивлена его внимательностью, когда он запомнил ее слова о том, что она равнодушна к бриллиантам, находя их слишком холодными.
Когда герцог подарил ей кольцо с огромным изумрудом, обрамленным бриллиантами, которое сверкало удивительным мистическим светом, она долго разглядывала его, прежде чем спросила:
— Как вы узнали, что этот камень я люблю больше остальных?
— Я не настолько туп, как вы полагаете, — ответил он.
Эльфа посмотрела на него снизу вверх, и Сильваниус впервые заметил, что ее глаза светятся не только золотым светом, но и зеленым.
— Этот цвет имеет… большое значение для меня… и для вас.
— Я рад, что меня тоже упомянули, — сказал он с раздражением, — хотя и последним.
Она рассмеялась в ответ и стала носить это кольцо, хотя и знала, что большинство женщин завидуют ей не потому, что камень прекрасен, а потому, что он очень дорогой.
Наконец она ответила на его вопрос:
— Я не прошу о чем-то дорогом, лишь о букете, с которым я пойду к алтарю.
Герцог был еще больше удивлен, когда она объяснила:
— Папа уже заказал садовникам самые лучшие белые гвоздики, белые розы и, конечно, лилии. Я с ними буду выглядеть у алтаря нелепо, можете мне поверить.
— А что вы хотите вместо них?
— Не думайте, что я не уважаю местные обычаи, но не могли бы вы подарить мне букет зеленых орхидей? В ваших оранжереях они, верно, найдутся.
— Если их там нет, — пожал плечами Сильваниус, — я закажу в Лондоне.
— Благодарю вас, — тихо сказала Эльфа. Хотя он и подумал, что это весьма странный выбор цветов для букета невесты, но ничего не сказал.


Теперь, спускаясь с букетом зеленоватых орхидей, она остановилась перед последним пролетом лестницы, ведущей в холл.
Она увидела отца, с нетерпением ожидающего ее внизу.
Эльфа бросила взгляд на свое отражение в огромном зеркале. Она совсем не похожа была на обычную невесту. Ее платье, свидетельствующее, вне всякого сомнения, о парижском шике, казалось серебряным. Усыпанное бриллиантами, как каплями воды, оно сверкало при каждом движении.
Она казалась нимфой, вышедшей из глубины волшебного пруда, чтобы своим видом поразить простых смертных.
Ее вуаль была из очень тонкого серебряного тюля, модель которой Ворт несколько лет назад предложил для императрицы Евгении.
Вместо герцогской короны, которую ей предложила надеть мать, голову Эльфы украшал венок из серебряных цветов, в чашечке каждого покачивался на тоненькой проволочке бриллиант.
После продолжавшихся несколько недель споров Эльфа выиграла сражение за то, чтобы у нее не было традиционных «подружек невесты».
— Каролина гораздо выше меня, — говорила она, — и если она будет возглавлять процессию из девушек такого же роста, я буду смотреться смешно. Кроме того, Каролина, являясь старшей сестрой, еще не замужем, и для нее будет обидным быть подружкой невесты.
Это стало последним аргументом, который помог ей выиграть сражение, но в то же время он вновь заставил герцога задуматься о том, что его старшая дочь в чем-то ущемлена по сравнению с младшей.
Эльфа шагнула с последней ступеньки.
— Скорее! Скорее! — раздраженно крикнул отец. — Мы давно уже должны быть в церкви.
— Невесту всегда ждут, — ответила Эльфа.
— Чепуха! — бросил герцог. — Если ты заставишь Линчестера слишком долго ждать, он может изменить свое решение, и где ты тогда окажешься?
— С тобой дома, папа! И ты сможешь сохранить Магнус Крофт, — уколола Эльфа.
Герцога это не позабавило. Он схватил Эльфу за руку и втащил в открытое ландо, ожидавшее на улице.
Это была великолепная карета, которой герцог пользовался только на ежегодной церемонии открытия сессии парламента. Эльфа подумала, что на этот раз лакеями в великолепных ливреях и лошадьми с плюмажами на головах смогут полюбоваться разве что деревенские жители.
Лакей поднял длинный шлейф ее платья в карету, захлопнул дверцы, и они медленно тронулись в направлении маленькой церквушки, которая находилась почти сразу за воротами их поместья.
Эльфа взяла отца за руку и с необычным для нее волнением сказала тихим голосом:
— Я грущу, покидая родной дом. У меня было очень счастливое детство, папа, и я всегда буду тебе благодарна за это.
Герцог был поражен ее словами. Помолчав, он сказал:
— Ты странная девочка, Эльфа, и я не хочу обманывать, будто всегда хорошо понимал тебя. Но я рад, что ты теперь займешь высокое положение.
— И я рада, папа.
— Линчестер будет хорошо с тобой обращаться, — сказал герцог. — И хотя репутация у него не из лучших, но он джентльмен, и ты не пожалеешь, что вышла за него замуж.
— Надеюсь, папа.
— Но ты должна вести себя соответственно этому положению, — в голосе герцога появился металл. — Без истерик и ворчания. У мужа есть свои права, и, что бы он ни делал сегодня ночью, ты должна покорно подчиниться его желаниям.
Воцарилось молчание, после которого Эльфа озадаченно спросила:
— Что ты имеешь в виду, папа? Вновь воцарилось молчание, прежде чем герцог сказал:
— Надеюсь, мама говорила с тобой о замужестве?
— Нет, папа.
Герцог издал возглас отчаяния.
— Она должна была это сделать! Невозможно, чтобы она оставила тебя в неведении. Но я полагаю, она думала, что ты все знаешь.
— Знаю что, папа? — недоумевала Эльфа. Казалось, герцог потерял дар речи. Тут карета въехала в ворота церковной ограды, и он раздраженно бросил ей:
— Линчестеру придется самому объяснить тебе все. Известно, что у него достаточно опыта, а ты должна выполнять все, что он пожелает. Ты поняла?
У Эльфы уже не оставалось времени задавать вопросы, а если бы оно и было — герцог не услышал бы их.
Толпа слуг, крестьян и арендаторов обоих поместий громкими криками приветствовала карету. По мере приближения ко входу в церковь эти крики становились все громче.
Маленькая церковь смогла вместить лишь самых близких родственников и друзей.
Было решено, что многочисленная челядь и жители обоих поместий смогут увидеть новобрачных только снаружи. Затем молодежь доберется сама, а старики будут доставлены в Тауэрс, где для празднования бракосочетания молодых господ раскинули огромный шатер. В нем были накрыты длинные столы, ломившиеся от снеди, на которых также было достаточно пива, чтобы они продолжали праздновать еще долго после ухода новобрачных.


Как только Эльфа ступила на землю из ландо, она услышала возгласы восхищения, хотя была уверена, что многие из собравшихся были удивлены ее нарядом.
Она улыбнулась сквозь легкую вуаль многим арендаторам их земель, которых знала лично, не чувствуя и тени смущения, которое, как она знала, должна испытывать невеста.
У нее из головы не выходили непонятные и раздраженные слова отца, произнесенные им в карете, которые весьма озадачили ее. Но она решила забыть о них на время и сосредоточиться на том, что ей сейчас предстоит.
Церковь была набита до отказа.
Краем глаза Эльфа заметила нескольких родственников, с которыми ее отец был в ссоре и которые пришли только потому, что она выходила замуж за герцога Линчестера.
Затем Эльфа увидела своего жениха, который ждал ее и, как она подумала, выглядел самым красивым и нарядным из присутствующих мужчин.
Было заметно, что он смотрит на происходящее цинично, как будто вся свадебная церемония навевает на него скуку.
Затем их взгляды встретились, и она увидела, в его глазах искорку удивления и поняла, что он поражен ее нарядом.
Церемония, которую вел епископ с помощью трех церковнослужителей, была пышной, многословной и весьма затянутой.
Хор был увеличен за счет певчих из личной церкви Линчестеров, которые вынуждены были стоять так тесно, что вызывало удивление, как им удается переворачивать страницы псалтыри.
Они пели от души, но Эльфе подумалось, что не слишком мелодично.
После того как епископ благословил их, герцог подал ей руку, чтобы повести к ризнице, где была Сделана запись о регистрации, к ним присоединилась толпа родственников, отталкивающих друг друга от первого ряда, чтобы занять подобающее их рангу место.
Каролина подошла к Эльфе и откинула вуаль с лица.
— Мама была в ярости, когда увидела твое платье, — прошептала она.
— Я знала, что так и будет, — ответила Эльфа, — но теперь она уже ничего не может поделать!
Каролина улыбнулась. Она была так прекрасна, что Эльфа вновь подумала, не сожалеет ли герцог, что не попросил ее руки, как намеревался с самого начала.
От нее не укрылось, что с первого же мгновения, как Линчестер увидел Каролину на семейном обеде, он не мог отвести от нее взгляда, словно не верил, что в этой провинции, да еще по соседству, могла жить такая прекрасная девушка.
Но Эльфа знала, что Каролина выглядит такой счастливой и сияющей потому, что была уверена, что, если бы ее вынудили выйти замуж за герцога, в ее жизни не было бы ничего, кроме слез, несчастья и глубокого отчаяния.
Герцог поторопился покинуть ризницу, и они вместе вышли, прежде чем родственники успели занять в процессии подобающие их положению места.
Раздались крики приветствий и поздравлений, когда новобрачные появились в дверях церкви, со всех сторон на них посыпались лепестки роз и рис, прежде чем молодые уселись в открытую коляску и выехали из церковных ворот.
— Что мне во всем этом больше всего не нравится, — заявил герцог, как только карета тронулась, — так это рис, который мне швыряют в лицо. Я весь им исколот!
Эльфа рассмеялась.
— Я знаю, что в вашей жизни такого еще не случалось, — сказала она, — и не случится, если со мной не произойдет несчастья и я не умру молодой.
— Надеюсь, ничего с вами не произойдет, — ответил герцог.
Он говорил автоматически, и Эльфа подумала, что, если бы она умерла, он смог бы жениться на ком-нибудь, кого выберет сам, получив наконец обратно в свое владение Магнус Крофт.
Она подумала, что это не те мысли, которые должны приходить в голову девушке в день свадьбы, и, положив букет на сиденье впереди, сказала:
— Спасибо вам за орхидеи. Теперь вы видите, что традиционный свадебный букет был бы здесь не к месту.
— Ваше платье необычно, как и все, что имеет отношение к вам, — заметил герцог.
— Я полагала, что вы одобрите его, хотя Каролина прошептала мне, что мама в ярости. Мне удалось так купить его, что она ничего не знала до последнего момента.
Герцог улыбнулся.
— Вы начинаете пугать меня, Эльфа, — сказал он. — У меня появилось тяжелое чувство, что — не силой, так лаской — вы всегда добиваетесь своего.
— Это неверно, — запротестовала Эльфа. — Мне только иногда удается добиваться успеха. Сегодня, в день своей свадьбы, я должна была выглядеть так, чтобы вы гордились мной.
— И вы добились этого, — ответил Сильваниус. Они прибыли в Тауэрс и вошли в бальный зал, украшенный гирляндами белых цветов и огромными вазами с лилиями.
Мажордом громким, хорошо поставленным голосом объявлял имена и титульностей.
Родственники приехали раньше молодоженов, и Эльфа заметила, что ее родня весьма горячо поздравляла герцога, в то время как его близкие были крайне сдержанны в отношении нее.
Она удивилась, что так много людей знали или догадывались о подлинных мотивах этого брака.
После того как множество провинциальных вельмож закончили свои поздравления новобрачным, настала очередь друзей, многие из которых не затруднили себя поездкой в церковь, а прибыли прямо на торжество.
— Лорд и леди Девхерст! — провозгласил мажордом. Очень хорошенькая женщина положила обе руки на плечи герцогу.
— Сильваниус! — воскликнула она. — Я надеюсь, ты будешь очень, очень счастлив. Как я могу пожелать тебе другого?
— Спасибо! — ответил герцог и поднес ее руку к своим губам.
Если из слов леди Девхерст Эльфа и не поняла, что это была одна из любовниц ее мужа, то критический, оценивающий взгляд дамы, брошенный в ее сторону, сказал об этом весьма красноречиво.
Затем свои поздравления и пожелания счастья выразили еще две очень хорошенькие женщины, которые, как заподозрила Эльфа, играли аналогичную роль в жизни ее мужа.
Потом она услышала мажордома, провозглашающего:
— Граф и графиня Уолшингем!
Это имя Эльфа ждала. И хотя она была почти уверена, что графиня не приедет на эту свадьбу, та была здесь.
Эльфа сразу заметила, что красотой она напоминала Каролину.
Графиня была так же высока и стройна, но волосы у нее были цвета спелой пшеницы, а глаза — темно-синие.
Черты , с лица были совершенны, так же как и фигура. А судя по тому, как она была одета, становилось ясно, что графиня собиралась блистать на этой свадьбе.
Во всем синем, в соответствии с цветом своих глаз, графиня сверкала бриллиантами, которые обвивали ее шею, горели в ушах и на пальцах, струились по запястьям рук, а платье блистало драгоценными камнями, Она остановилась на мгновение перед герцогом и проницательно посмотрела на него. Затем интимным вкрадчивым голосом, обращенным только к нему одному, сказала:
— Дорогой, драгоценный Сильваниус! Я знаю, что мы не сможем забыть друг друга никогда, и особенно — сегодня ночью!
Герцог без слов поцеловал ей руку, и она перешла к Эльфе. Теперь в ее темно-синих глазах было совершенно другое выражение, и Эльфа инстинктивно почувствовала ту же смутную тревогу, как и тогда, когда впервые при ней произнесли это имя. Ей казалось, что от этой прекрасной женщины в синем платье исходит опасность.
Графиня ничего не сказала, даже не протянула руки.
Она едва взглянула на Эльфу, верхняя губа у нее презрительно дернулась, и она прошествовала дальше.
Герцог, который приветствовал в это время ее супруга, ничего не заметил, но Эльфа почувствовала, что нет необходимости говорить ей, что она встретила врага и война объявлена.
Прием поздравлений продолжался томительно долго и казался бесконечным. Затем жених и невеста вышли из бального зала и прошествовали в шатер, где их приветствовали криками радости и поздравлений работники и арендаторы, которые к этому времени уже изрядно закусили и еще больше выпили.
Герцог сказал короткую речь, встреченную взрывами хохота. Затем говорили много тостов в их честь, а перед возвращением новобрачных в зал спели заздравную.
Все гости собрались, чтобы пожелать им счастливого пути.
Герцог высказал предположение, и Эльфа согласилась, что им не стоит совершать долгий путь в поместье супруга сразу же после утомительной свадебной церемонии.
Было решено, что они переночуют в Честер-хаузе, а затем отправятся во владения Линчестера.
— У меня там приготовлены отличные лошади, — сказал он. — Я решил, что мы получим большое удовольствие от скачек, особенно по скаковому кругу, который я построил по всем законам — с препятствиями и рвами — и который не уступает национальному ипподрому.
— Я с удовольствием займусь этим, — ответила Эльфа.
Ей показалось, что Сильваниус думает не столько о ее развлечениях, сколько о своих. Но пребывание в соседнем имении, ставшем теперь для нее родным домом, привлекало ее гораздо больше, чем путешествие за границу.
Она была уверена, что герцог будет умирать со скуки при посещении музеев древнеримского искусства и исторических развалин.
Будто подслушав ее мысли, герцог продолжал:
— На время нашего пребывания во владениях я пригласил погостить своего друга Гарри Шелдона. Он прекрасный наездник, и мы сможем устроить настоящее состязание.
— Я с нетерпением буду ждать этого, — улыбнулась Эльфа.


До сих пор со времени помолвки им считанные минуты удавалось оставаться наедине.
Они встречались в Лондоне на званых обедах у родственников герцога, на приемах, куда их обоих приглашали, изредка Сильваниус приезжал в Алертон-тауэрс встретиться с родителями Эльфы.
При первой возможности он старался уехать задолго до того, как начинали разъезжаться остальные гости, и она не винила его за это.
Эльфа понимала, что так мало еще знает его: ничуть не больше, чем после их первой встречи на дороге, когда герцог Линчестер ехал делать предложение Каролине.


Вскоре они добрались до Честер-хауза, где оба почувствовали себя крайне усталыми после многочисленных приветствий, улыбок и рукопожатий.
После помолвки Эльфа лишь дважды была в Честер-хаузе, который находила одним из самых прекрасных замков — много лучше, чем их Тауэрс.
С первого мгновения, как она его увидела, Эльфа почувствовала радость, не только потому, что сам замок был очень красив и великолепно устроен, но и потому, что сзади его обрамлял огромный лес, как оправа драгоценный камень.
Она знала, что единственное, чем ей хочется заняться, — это изучением леса. Ей казалось, что деревья зовут ее, Но сначала ей пришлось восхищаться картинами, хрусталем, старинной мебелью, которая составляла фамильную гордость, и огромной коллекцией китайского фарфора и греческих статуй, которыми был заполнен дом.
Но на что бы ни смотрела Эльфа, взгляд ее упорно возвращался к зеленеющему лесу, который, казалось, загипнотизировав, манил ее к себе.
Когда они въехали в ворота владения и уже приближались к дому, герцог сказал:
— Боюсь, что вам предстоит выполнить еще один нелегкий долг. Я должен представить вам моих слуг, а затем мы отправимся отдыхать, возблагодарив господа за то, что все это кончилось.
Эльфа улыбнулась, но после того, как ей пришлось более тридцати раз пожать руки, она была рада отправиться наверх в сопровождении служанки.
Ей показали самую великолепную спальню, которую ей когда-либо доводилось видеть и которая, как ей сообщили, всегда была спальней герцогинь Линчестер.
Она была отделана на французский манер с огромными канапе в стиле Людовика XIV, с кроватью под балдахином, изысканными комодами, картинами французских мастеров на голубых с золотом стенах. Все это заставило Эльфу почувствовать, будто она вошла в картину Фрагонара и стала ее частью.
Служанки помогли ей раздеться, и она села в кресло, оставшись в чудесной ночной рубашке в ожидании приготовляемой ванны.
Она впервые за этот насыщенный впечатлениями день вспомнила о странном разговоре с отцом по дороге на церемонию бракосочетания.
Что он имел в виду, думала она, говоря, что мать должна была рассказать ей о значении замужества? И еще он говорил, чтобы она не устраивала истерики и позволила мужу делать все, что он пожелает этой ночью, — все это вновь и вновь прокручивалось в ее мозгу.
Неожиданно ей пришло в голову, что, возможно, замужество с герцогом влечет за собой не только обязанности хозяйки его дома при приеме гостей, но требует от нее еще чего-то, чего она не знает.
Ей ни разу с момента, когда она попросила его жениться на ней вместо Каролины, не приходило в голову, что брак предполагает определенные интимные отношения между супругами.
Эльфа была совершенно невинна по той простой причине, что отношения между мужчиной и женщиной никогда не обсуждались в ее присутствии и ей никогда не снились потаенные сны об отношениях между двумя человеческими существами и их чувствах.
Она знала, конечно, что Каролина позволяет Эдварду целовать себя, потому что они любили друг друга. Это было правильно и прекрасно — ведь они были влюбленными.
Сейчас Эльфа поняла ужас Каролины перед замужеством с кем-нибудь другим, так как вспомнила, с каким страхом и отвращением та думала, что ее может поцеловать кто-либо другой.
Эльфа сказала себе, что раз герцог до сих пор не попытался ее поцеловать, то теперь он вряд ли будет делать это, так как у нее отныне обручальное кольцо на руке.
И все-таки она ощущала смутное беспокойство: что отец подразумевал под тем, что может ее заставить нервничать и испугаться?
Однако для дальнейших размышлений уже не оставалось времени, так как ей пора было отправляться принимать ванну, иначе она опоздает к ужину с герцогом. А это, по ее убеждению, будет плохим началом их супружеской жизни, так как она знала, что герцог просто помешан на пунктуальности.
От ее внимательного взгляда не укрылось, что все в доме было организовано безупречно: сочетание великолепного вкуса с необходимостью обязательного комфорта.
«Здесь все само совершенство, — подумала она, — и он ждет от меня, что я тоже буду само совершенство».
Она выбрала одно из своих лучших платьев, которое тоже было зеленым, но — светлого тона, как первая весенняя трава. У него был тюлевый воротник с оборочками по краям, который, охватывая ее плечи, оттенял кожу цвета белой магнолии в обрамлении позолоченной бронзы волос.
Она не надела никаких драгоценностей, кроме обручального кольца, и, когда вошла в комнату, где ее ожидал герцог, ему пришло в голову, что ее глаза в свете пламени свечей горят, как изумруды.
— Бокал шампанского? — спросил он, когда она приблизилась. — Мне кажется, вы заслужили его.
— Благодарю вас, да, — ответила Эльфа. — Я не ожидала, что на свадьбу соберется так много людей.
— Все это лишь из любопытства, — сухо сказал герцог.
— Я могу понять их, — сказала Эльфа, — так как здесь слишком мало развлечений, разве что цирк, который приезжает раз в год, да огромный костер в ночь Гая Фокса .
Герцог улыбнулся.
— Я думаю, мы увеличили количество развлечений для местных жителей.
— Я уверена в этом! Мы дали им пищу для пересудов как минимум еще на полгода.
— Здесь, в глуши, так оно и будет, но в Лондоне это событие будет обсуждаться не больше недели.
— Потому, что вы женились на мне?
— Потому, что я вообще женился, — усмехнулся Сильваниус.
— Мне показалось, что некоторые хорошенькие женщины, приехавшие из Лондона, были несколько удивлены вашим решением, — заметила она. — И, наверное, выбором жены, Герцог бросил на нее сердитый взгляд, так как в ее словах ему послышался сарказм.
Затем, сделав вид, что она заставила его обороняться, сказал:
— Я принял меры предосторожности, предупредив тех, кто мог быть этим недоволен. Если они ожидали, что в последний момент я передумаю, они были разочарованы.
— Это был героический поступок, — ответила Эльфа. — Папа с трудом верил, что вы можете на него пойти.
— Если бы я не сделал этого, ваш отец не отдал бы Магнус Крофт. Он подписал документы на приданое только после того, как я поставил свою подпись в книге регистрации на алтаре.
Эльфа усмехнулась.
— Мой отец всегда был, как говорят шотландцы, «хитрюгой», и его крайне бы расстроило, если бы вы, прихватив приданое, оставили меня с носом.
Мажордом пригласил их к столу, за которым обсуждали массу интересных вещей, которые, как считал герцог, женщину не могут интересовать.
Он привык, что обед наедине с женщиной превращается всегда в своеобразную дуэль на словах, которые призваны подогревать нарастающее, почти не скрываемое страстное чувство: каждое слово имеет двойной смысл, и каждая пауза означает обмен взглядами, которые говорят больше слов.
Эльфа же говорила с ним о лошадях и деревенских событиях, делая это неожиданно интересно и остроумно.
Рассказывая ей о своих впечатлениях от поездок за границу, Сильваниус обнаружил, что она слушает с неподдельным вниманием и задает умные вопросы, на которые, к его радости, он мог дать исчерпывающие ответы.
В общем, он с удивлением открыл для себя, что провел время в ее обществе неожиданно интересно.
Только к концу ужина Сильваниус обнаружил, что больше говорит с женщиной, которая стала его женой, а не с Гарри, перескакивая с одной темы на другую, находя каждую последующую интереснее предыдущей.
После ужина они вновь вернулись в гостиную.
— Завтра утром немного прогуляемся на лошадях? — спросила Эльфа.
— Мне хотелось бы, — ответил герцог, — если вы не слишком устали.
— Конечно, я не устала, но сейчас мне кажется разумным отправиться в постель. Это был слишком длинный день.
— Согласен с вами.
Пока Эльфа раздумывала, желать ли ему спокойной ночи, герцог, к ее удивлению, направился к столику со спиртными напитками за рюмкой бренди.
— Я не слишком задержусь, — сказал он, — чтобы вы не успели заснуть.
Эльфа бросила на него удивленный взгляд, а затем направилась в холл, из которого лестница вела на второй этаж в ее спальню.
Ожидавшая служанка помогла ей снять платье и надеть великолепную ночную рубашку, купленную специально для свадьбы, — а Эльфа все это время размышляла о словах герцога.
— Вас причесать, ваша светлость? — спросила служанка, когда она вынула из волос все заколки и они золотым водопадом рассыпались по плечам.
— Нет, благодарю вас, — ответила Эльфа. Служанка подождала, пока она не ляжет в постель и не устроится уютно на мягкой перине. Эльфа отметила, что все белье отделано тонкими кружевами.
Погасив все свечи, кроме маленького канделябра рядом с ее постелью, девушка присела в реверансе, сказав напоследок:
— Спокойной ночи, ваша светлость. Желаю вам провести счастливую первую брачную ночь!
В том, как служанка произносила эти слова, прозвучал какой-то скрытый смысл, как показалось Эльфе.
И вдруг ей стало страшно.
Раздеваясь, она заметила дверь, которая, несомненно, вела в спальню герцога, а в другом конце комнаты будуар.
Весь странный разговор с отцом вновь всплыл в ее памяти. К нему добавились слова герцога:
— Я не слишком задержусь, чтобы вы не успели заснуть.
Ведь это значит, что он придет сейчас к ней!
Только пожелать доброй ночи? Или он собирается остаться у нее?
Эльфа знала, что супруги спят вместе в одной постели, но ей ни разу не пришло в голову, что герцог может спать с ней — ведь он женился только для того, чтобы получить назад проигранный когда-то его отцом Магнус Крофт.
Что еще он может захотеть, на что намекал несколько раз отец с раздражением и смущением одновременно?
Увидев графиню Уолшингем, она поняла, какой интерес эта женщина может вызывать у мужчин, ведь она действительно была очень красива.
Эльфа также не осуждала герцога за то, что он женился на ней из-за поместья: женитьба была платой за возвращение владений и восстановление добрых отношений между соседями.
Но Эльфа искренне думала, что это замужество не приведет к тому, что он будет прикасаться к ней, потому что они не любили друг друга, а без любви она не могла бы этого позволить.
Она услышала за стеной шаги герцога. «Он разденется у себя и придет через соединяющую их спальни дверь ко мне», — поняла Эльфа.
Она посмотрела вокруг, ища место, где можно было бы спрятаться.
Можно под кроватью, но она будет выглядеть смешной, когда он найдет ее.
Выскользнув из-под одеяла. Эльфа подошла к двери и остановилась, оглядываясь вокруг.
На этом этаже было еще немало других комнат, но Эльфа понимала, пищу для каких сплетен и пересудов даст она слугам, когда они найдут ее там. А вскоре рассказ об этом дойдет до Тауэрса.
— Что делать? Что делать? — в отчаянии шептала она.
Если бы у нее было время, она поговорила бы с герцогом и объяснила ему свои чувства. Но не сегодня ночью, когда они оба очень устали и у нее нет времени сосредоточиться, чтобы обдумать все, что сказал отец.
Шторы — она спрячется за ними!
Вдруг ее осенила неожиданная идея.
В дальнем углу комнаты стоял тонкой работы миниатюрный платяной шкаф. Он был слишком мал для одежды, скорее всего его поставили только для украшения интерьера. Его верх был отделан резьбой, изображающей резвящихся купидонов, и венчался герцогской короной.
С места, где она стояла. Эльфа заметила, что верхняя панель шкафа, украшенная резьбой на целых полтора фута , возвышается над его крышкой.
Она обошла его, затем, не отдавая себе отчета в том, что делает, ведомая лишь бессознательным порывом, встала на стул и легко, словно вспрыгивая на лошадь, как на крыльях, вспорхнула на крышку шкафа.
Как она и ожидала, крышка была ниже резной декоративной панели, и ей, миниатюрной и хрупкой, удалось легко спрятаться за ней и стать незаметной «
Она только пожалела, что не сообразила взять с собой подушку.
Но в этот момент она думала не о комфорте, а лишь о необходимости спрятаться, тем более что на шкафу для нее было вполне достаточно свободного места.
В тот момент, когда открылась дверь соседней спальни герцога, у нее в голове пронеслась мысль, что ее сердце бьется так сильно не от волнения, а от безотчетного страха.
Она не смела поднять головы, боясь быть замеченной, но была уверена, что герцог вошел в комнату.
Эльфа услышала, как он закрыл за собой дверь, затем раздались его тихие шаги в мягких домашних туфлях. Видимо, он направился к постели.
Потом она поняла, что он стоит перед кроватью в нерешительности, пораженный тем, что нашел ее пустой.
Она ждала, что герцог развернется и уйдет, но, судя по тихому шороху белья, поняла, что он лег в постель!
Теперь Эльфа поняла, что он ждет ее возвращения, и лихорадочно размышляла, как долго он выдержит в одиночестве.
И так как ей ничего другого не оставалось, как ждать, потому что выглянуть она боялась из-за опасности Произвести малейший шум, который мог услышать герцог, она осторожно и тихо сложила ладошки вместе и подложила их под голову.
» Он уйдет через минуту-другую «, — сказала она себе и закрыла глаза.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Очарованный - Картленд Барбара

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7

Ваши комментарии
к роману Очарованный - Картленд Барбара



Роман был интересным. В этой истории есть какая-то загадка. Герои ведут себя осторожно и присматриваются друг к другу. За их терпение и понимание они получают высшее блаженство. Как хорошо быть счастливыми.
Очарованный - Картленд БарбараЮлия
6.06.2012, 22.41





Что за прелесть эти сказки! Роман из романтичных самый наиромантичнейший. Спасибо!
Очарованный - Картленд БарбараЛюбовь
23.03.2015, 9.52





Интересный роман. Но почему у героини все платья зелёного цвета цвета?
Очарованный - Картленд БарбараЛюбовь
5.12.2015, 22.47








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100