Читать онлайн Обитель страха, автора - Картленд Барбара, Раздел - Глава 2 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Обитель страха - Картленд Барбара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.88 (Голосов: 16)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Обитель страха - Картленд Барбара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Обитель страха - Картленд Барбара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Картленд Барбара

Обитель страха

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 2

Арабелла лежала без сна в маленькой кровати с пологом. Мысли ее все время возвращались к событиям минувшего дня, и, несмотря на усталость, через некоторое время девушка оставила бесплодную попытку уснуть. А ведь она буквально валилась с ног, когда мисс Харрисон велела горничной укладывать Бьюлу. Сейчас же сна как не бывало.
– Да и тебе, детка, пора бай-бай, – проворковала мисс Харрисон, но у Арабеллы было сильное подозрение, что трогательная забота гувернантки вызвана не отношением к ней, как к ребенку, а желанием поразвлечься со старшей горничной мисс Феллоуз. Непочатая бутылка коньяка была извлечена из шкафа и вместе с двумя хрустальными стаканами и колодой карт дожидалась своего часа.
Арабелла провела в замке едва несколько часов, а ей уже было ясно, что мисс Харрисон взяла на себя роль хозяйки. Слуги беспрекословно подчинялись ее распоряжениям, а несколько весьма недурных предметов мебели на глазах девушки перекочевали в классную.
После ленча Бьюлу уложили отдыхать в ее маленькой спальне, выходившей в классную комнату напротив апартаментов мисс Харрисон. В корзинке у кровати девочки спали ее котята.
– Она ни за что не расстанется с ними, – лениво ответила гувернантка, когда Бьюла начала рыдать о своих любимцах, а Арабелла спросила, что делать с котятами.
Было совершенно очевидно, что в вопросах воспитания мисс Харрисон решила придерживаться линии наименьшего сопротивления. Гувернантка разрешала делать все, что угодно, лишь бы это не нарушало ее покоя.
Арабелле стало ясно, почему доктор Симпсон так стремился найти кого-нибудь, кто стал бы играть с Бьюлой и по возможности учить ее. Мисс Харрисон не делала ни того, ни другого. Ее разговоры с девочкой ограничивались лишь распоряжениями садиться за стол да отправляться спать. Похоже, гувернантку совершенно не волновало, чем девочка занимается, что ее радует или огорчает.
Мисс Феллоуз оказалась худосочной, злобного вида особой. У нее, по-видимому, не было других забот, кроме как сидеть в кресле рядом с мисс Харрисон и сплетничать, сплетничать, сплетничать.
За этим занятием они и провели почти все утро, а сразу после плотного, изысканного завтрака, поданного двумя лакеями, мисс Харрисон удобно устроилась на кушетке, подложив под голову ворох подушек и укутав ноги меховым покрывалом. На маленький столик рядом с кушеткой лакей поставил поднос с коньяком, и это после обильных возлияний гувернантки за едой.
Ни минуты не сомневаясь, что мисс Харрисон вряд ли заинтересуется ее передвижениями, Арабелла тихонько выскользнула из детской, но направилась не в свою комнату, а спустилась в главные покои замка. Парадная лестница с резными перилами, увешанные фамильными портретами в золоченых рамах стены выглядели впечатляюще. А вот оценить великолепие гостиной оказалось нелегко: мебель закрывали полотняные чехлы, ставни на удлиненных окнах были заперты, а в комнате пахло плесенью и сыростью. Глубоко разочарованная Арабелла закрыла дверь.
Соседняя комната показалась девушке неинтересной, и, миновав ее, она распахнула большие двойные двери. Открывшаяся картина заставила ее задохнуться от счастья: это была библиотека!
Комната с пола до потолка была уставлена книгами, и даже в полумраке от их кожаных переплетов стены играли целым калейдоскопом красок. Арабелла бросилась раздвигать шторы, открывать пошире окна, ей хотелось впустить в комнату побольше воздуха и солнечного света.
Книги! Книги! Больше, чем она когда-либо видела, больше, чем могла бы прочитать за всю жизнь. Книги! И никто не скажет: "Чтение не для женщин", как всегда говорил ее отчим, неизменно добавляя при этом: "Мужчине нужна жена, черт возьми, а не синий чулок!"
Все в библиотеке было пропитано запахом старой кожи и пыли, которая толстым слоем покрывала все вокруг. Пробежав кончиками пальцев по книгам, Арабелла поклялась себе, что позаботится о них и вернет им былую горделивую красоту.
Высокий потолок был расписан изображениями богов и богинь, в огромном зеркале над каминной полкой отражались корешки книг. Девушка ощутила ни с чем не сравнимый восторг! Теперь ничто не помешает ей заняться своим образованием, она будет читать классику!
В латыни и греческом ее наставлял деревенский викарий. Это был широко образованный человек, любивший знания и умевший учить. Отец Арабеллы не раз говорил, что раз уж Бог не дал ему сына, дочь должна получить мужское образование.
"Почему женщин нужно непременно считать дурочками?" – как-то спросил он.
"Вот я, к примеру, не очень-то сильна в грамоте, – ответила на это мать Арабеллы. – Ты что же, считаешь меня глупой?"
Отец рассмеялся, и осторожно приподняв ее подбородок, повернул ее лицо к себе.
"Только такие прелестные женщины, как ты, могут не быть умницами, – мягко сказал он. – Арабелле никогда не сравниться с тобой в красоте. Так пусть у нее будет хоть что-то за душой, кроме хорошенького личика".
Решение отца Арабеллы было одобрено, как одобрялось все, что он предлагал. Однако новое замужество матери положило конец тому, что сэр Лоренс, ее второй муж, называл "эти дурацкие уроки".
"Лучше научи девчонку шить, – заявил он. – Домашний уют и покой, вот что понадобится ее мужу, если, конечно, ей удастся заполучить его, а вовсе не ученые дискуссии".
Старый викарий был в смятении.
"Если бы ты была юношей, ты получила бы все почетные награды в университете".
"Если бы я была юношей! – повторила Арабелла. – Кто бы знал, как мне отвратительно, что я женщина! Я ненавижу, когда мной командуют, проверяют, отдают распоряжения и заставляют повиноваться чужим желаниям".
"Дитя мое, на все воля Господня", – тихо проговорил викарий. В глазах его стояла грусть, он понимал, как глубоки страдания Арабеллы.
И вдруг, когда она меньше всего ожидала этого, дверь в мир знаний снова открылась перед ней. Книги! Девушка раскинула руки, словно хотела обнять их. С сияющими глазами она брала одну книгу за другой, пока, наконец, не остановилась на двух.
Внезапно Арабелла поняла, что уже довольно давно находится в библиотеке. Быстро закрыв окна и задернув шторы, девушка вернулась в большой зал. Она только-только поднялась по парадной лестнице, как навстречу ей заспешила молоденькая розовощекая горничная в съехавшем набок чепце.
– Ах, вот вы где, мисс Арабелла! – воскликнула запыхавшаяся девушка. – А я бегаю ищу вас повсюду. Уж думала, вы спрятались где.
– Я осматривала замок, – объяснила Арабелла. – Мисс Харрисон желает меня видеть?
– Не, не они. Они теперь будут спать до самого чая. Не хуже самой настоящей леди. Не, это мисс Мэйдерсон призывают вас.
– Мисс Мэйдерсон? А кто она?
– Сюда, мисс, – пригласила горничная, указывая на лестницу. – И так уж они, наверно, думают, куда это я запропастилась.
– Кто это мисс Мэйдерсон? – повторила свой вопрос Арабелла, – Она занимает здесь какой-нибудь пост?
Горничная боязливо посмотрела на лестницу, словно опасаясь, что их могли подслушать, и, понизив голос, ответила:
– Уж не знаю, как и объяснить, мисс. Мисс Мэйдерсон прежде была камеристкой маркизы, матери его светлости, и когда та померла – домоправительницей. Недолго, потому что случилось несчастье.
– Какое несчастье? – заинтересовалась Арабелла.
На лице горничной появилась растерянность.
– Не мне говорить об этом, мисс, и не с таким ребенком, как вы. Но я знаю, здесь было несчастье.
– Вы же понимаете, – мягко заметила Арабелла, – как сложно находиться в доме, когда не знаешь ни кто есть кто, ни какой властью обладает.
Горничная, а ей было лет шестнадцать, даже меньше, чем самой Арабелле, озорно усмехнулась.
– Кому-кому, а уж мне-то известно, что вы чувствуете, – доверительным тоном сообщила она. – Мне и самой все в замке было в диковинку, когда я первый раз заявилась сюда. Тому уж скоро пять лет. Нынче, когда его светлость в Лондоне, всем в замке заправляет мисс Харрисон. Она командует, а мисс Феллоуз у нее на побегушках. Эта парочка просто ненавидит мисс Мэйдерсон. И чего они только не делали, чтобы избавиться от нее. Ан не тут-то было! Не в их власти ее уволить, хоть они лоб себе расшиби. Только его светлость могут распорядиться, но они никогда здесь не бывают, вот мисс Мэйдерсон и остается в замке.
– И как же все устроилось? – спросила Арабелла.
– Мисс Мэйдерсон удалилась от дел, – с торжеством в голосе заявила горничная, словно сообщая о тактической победе. – У нее здесь свои покои, и она не встречается ни с мисс Харрисон, ни с мисс Феллоуз. Мы прислуживаем ей, а она требует от нас, чтобы все было без сучка и задоринки. Никто из нас не смеет ослушаться мисс Мэйдерсон, хотя мисс Феллоуз спит и видит это.
– Должно быть, все это очень неприятно, – заметила Арабелла.
– Ну, иной раз бывает аж потешно, – хихикая, ответила горничная. – По моему разумению, что-то чудное делается в замке, хоть не моего ума это дело. Мне платят хорошие денежки и кормят хоть куда. Жаловаться не приходится. Да полдюжины деревенских девчонок с удовольствием заняли бы мое место: работенка-то непыльная.
– Оно и видно, – прошептала Арабелла, вспоминая пропитанную пылью библиотеку и царящее повсюду запустение.
– Говорят, когда домоправительницей здесь была мисс Мэйдерсон, в доме все просто блестело. Сам король не мог бы пожелать лучшего.
Они спустились на первый этаж и теперь шли вдоль широкого коридора с высокими дверями из красного дерева по обе стороны.
– Тут была комната ее светлости, – прошептала горничная, указывая на одну из дверей, – а вот тут – его светлости. Понятное дело, я никогда не видала их, но все говорят, что он был очень хорошим хозяином, добрым и щедрым.
Горничная постучала в последнюю дверь, и тихий голос пригласил:
– Войдите.
– Я отыскала мисс Арабеллу, мэм, – сказала горничная, пропуская Арабеллу вперед.
– Спасибо, Роза, можешь идти, – ответила мисс Мэйдерсон и, оторвавшись от шитья, поднялась со стула.
Это была маленькая седоволосая пожилая женщина в аккуратном черном платье и черном атласном переднике, поверх которого висела золотая цепочка для ключей.
– Здравствуйте, мисс, – вежливо поприветствовала она Арабеллу.
В ответ Арабелла протянула руку и только сейчас заметила пыль на пальцах.
– Прошу прощения, у меня грязные руки, – извинилась она. – Я была в библиотеке. Не сочтите за дерзость, но я взяла там пару книг почитать.
– И обнаружили, какие они грязные, – с горечью сказала мисс Мэйдерсон.
Взяв у Арабеллы книги, она положила их на стол. Затем достала из ящика тряпку и вытерла с них пыль, выражая при этом свое крайнее неодобрение.
– Не желаете ли вымыть руки, мисс? – закончив работу, предложила мисс Мэйдерсон.
Пройдя вслед за ней через примыкавшую к комнате гардеробную, всю заставленную шкафами, Арабелла оказалась в ванной комнате. Девушка огляделась по сторонам, и ее охватил восторг. Никогда в жизни не видела она подобного великолепия! Мраморная ванна была вделана в пол, и в нее вело несколько ступенек. Пол тоже был из мрамора, а на умывальнике стоял гарнитур для умывания из великолепно отполированного серебра: тазик, кувшин и чашки.
– Какая прелесть! – воскликнула Арабелла.
– Гарнитур короля Карла II, – с гордостью сказала мисс Мэйдерсон. – После реставрации монархии его величество останавливался здесь, и это один из его подарков по случаю отъезда. А ванная комната – копия одной из тех, что ее светлость видела в Риме.
– Здесь просто чудесно! – Арабелла не могла скрыть восхищения.
– Вряд ли на всем белом свете сыщется еще одна такая. В прежние времена лакей выливал сюда почти двадцать ведер горячей воды из кухни. Вы не возражаете помыться холодной водой, мисс?
– Конечно, нет.
Вода в серебряном тазу и мыло приятно пахли, а отделанное кружевами полотенце, которое подала мисс Мэйдерсон, было из тончайшего холста.
– У меня всегда все готово на тот случай, если комнаты вдруг понадобятся, – тихо проговорила мисс Мэйдерсон, словно отвечая на молчаливый вопрос Арабеллы. – Уверена, вы не откажетесь взглянуть на спальню ее светлости.
Она открыла еще одну дверь. Более восхитительной комнаты Арабелла не только никогда не видела, но и не могла представить! Проникавшее сквозь раскрытые окна солнце заливало огромную кровать с расшитым шелковым пологом, зеркала в рамах с купидонами, отделанную золотом резную мебель и мягкий, как лебяжий пух, ковер на полу. Туалетный столик украшали свежие цветы, и Арабелла не могла отделаться от ощущения, что сейчас в комнату войдет хозяйка и вокруг снова закипит жизнь. Здесь находилось святилище прошлого, а мисс Мэйдерсон была его ревностным хранителем.
Словно прочитав мысли Арабеллы, мисс Мэйдерсон быстро проговорила:
– Давайте вернемся в мою комнату. Надеюсь, вы извините меня, мисс, за то, что я просила вас зайти ко мне: просто мне очень хотелось познакомиться с вами. У нас в замке так мало посетителей.
– Доктор Симпсон считает, что общение с компаньонкой может пойти леди Бьюле на пользу, – сказала Арабелла.
– Я в курсе того, что он предлагал привести в замок еще одного ребенка, но никак не ожидала, что он отыщет вас так быстро.
– У меня были свои причины собраться сразу же, – объяснила Арабелла и, чтобы скрыть свое замешательство, отвернулась.
– В эти комнаты попадает все солнце, – сказала мисс Мэйдерсон, когда они вернулись в ее гостиную. – Разумеется, я спала не здесь, когда ее светлость была жива: мои комнаты тогда были на втором этаже. Но сейчас я решила, что мне следует быть поближе к ее покоям.
– И содержать их в таком порядке. Было бы очень жаль… – Арабелла осеклась.
– … если бы они стали такими же, как весь замок! – закончила за нее мисс Мэйдерсон. – Когда-то здесь царили красота и изящество, теперь же не осталось ничего, кроме печального запустения.
– Разве маркиз никогда не приезжает домой?
– Его светлость был со своим полком за границей и вернулся только два года назад. Ну а теперь, как я понимаю, он очень занят в Лондоне. Его светлость живет на широкую ногу в Меридейл-Хаусе на Беркли-сквер. Мы тоже бываем в курсе последних светских новостей, когда в замок присылают за слугами или лошадьми.
– Как нехорошо! – воскликнула Арабелла и замолчала. Вряд ли ей пристало осуждать своего хозяина, пусть даже она его никогда и не видела.
– Я рада, что вы здесь, – сказала мисс Мэйдерсон, – рада за леди Бьюлу. Ей некого любить, кроме котят. А теперь, мисс, извините меня, вам пора возвращаться: мисс Харрисон будет ждать вас к чаю. Не хватало еще, чтобы она разозлилась из-за того, что вы задержались у Мэтти.
– Мэтти? Вас так называют?
– Я живу здесь уже давно, а Мэтти меня прозвал молодой хозяин, когда был ребенком. И ее светлость, думаю, любя, стала звать меня так же.
Глаза мисс Мэйдерсон затуманились.
– А как выглядит маркиз?
– Красивый и своевольный. Впрочем, кому нужны мужчины без воли и упорства.
– Вы любите его? – мягко спросила Арабелла.
– Любила, конечно, когда он был мальчиком, – быстро ответила мисс Мэйдерсон. – Но я не видела его больше восьми лет, и кто знает, что с ним сталось сейчас. Бог даст, в один прекрасный день мы выясним это.
– Вы разрешите мне заходить к вам? Я бы хотела знать, что представлял собой замок в былые дни. Бывали здесь большие приемы? Может, вы расскажете мне о детстве маркиза? У меня никогда не было братьев, а сама я всегда хотела быть мужчиной.
– К чему такое странное желание? – с улыбкой поинтересовалась мисс Мэйдерсон. – Совсем скоро вы станете молодой леди, и джентльмены будут ухаживать за вами.
– Не желаю, чтобы за мной ухаживали, – отрезала Арабелла. – Я ненавижу мужчин, да-да, я ненавижу их! Они животные, все до одного!
Девушка говорила страстно, совершенно не думая о том, какое впечатление производят ее слова, и только заметив удивленное выражение лица мисс Мэйдерсон, поняла, что позволила себе лишнее.
– Простите, – тихо проговорила она. – Мне не следовало говорить подобным образом.
– Я понимаю, – мягко сказала мисс Мэйдерсон. – А теперь, мисс, прошу вас, берите книги и возвращайтесь в классную. Приходите ко мне, когда пожелаете, в этой комнате вас всегда ждут.
– Благодарю вас, – улыбнулась Арабелла. Когда она была уже у дверей, мисс Мэйдерсон добавила:
– Будьте осторожны, умоляю вас, будьте осторожны. Я вижу, что вы не такой несмышленыш, как ожидалось. Знайте, что здесь в безопасности может быть только очень юная и очень глупая особа.
– Что вы имеете в виду?
– Ничего. К сожалению, я ничего не могу вам объяснить!
Мисс Мэйдерсон прошла через всю комнату и буквально заставила Арабеллу выйти. Подгоняемая каким-то необъяснимым чувством опасности, девушка оказалась у дверей классной комнаты как раз вовремя. Один лакей вносил поднос с коробочкой для чая и серебряными чайниками для запарки и кипятка, другой застилал стол тонкой полотняной скатертью.
Роза была совершенно права, когда утверждала, что мисс Харрисон пьет чай как истинная леди. Это была не та обыкновенная еда, которую подают в классную комнату, а изящное и богатое, и при этом чудовищно дорогое, ежедневное чаепитие.
Арабелла вошла в комнату и услышала громкое сопение пробудившейся мисс Харрисон.
– Чай! – воскликнула гувернантка. – Это то, что мне нужно. У меня в глотке пересохло, как после проповеди в страстную пятницу!
При этих словах она метнула выразительный взгляд в сторону лакеев в ожидании оценки своего остроумия, и они принужденно улыбнулись.
Бьюла проснулась и сидела в кровати с вырывающимися из рук котятами. Ее большое круглое лицо ничего не выражало, но в глазах светилась понятливость.
– Осторожно, – сказала Арабелла, – котята еще совсем маленькие. Ты забываешь, какая ты сильная по сравнению с ними.
– Они Бьюлины… все… Бьюлины, – хриплым голосом проговорила девочка, глотая слова, как будто каждое давалось ей с трудом.
– Ну, конечно, – успокоила ее девушка. – Только ты не должна делать им больно: они ведь крошки.
Арабелла отметила, что у девочки хватало сообразительности направлять свои нежные чувства не на кошку, которая могла больно оцарапать, а на безобидных котят.
Она одела Бьюлу, пригладила ей волосы и повела в классную.
Мисс Харрисон в кричащем платье из красного атласа уже восседала за столом и щедрой рукой насыпала в серебряный чайник дорогой чай из раскрытой коробочки.
– Не хотите ли чаю? – спросила она Арабеллу. – Бьюла пьет молоко.
– Шоколад… хочу… шоколад, – закричала девочка.
– Дерните колокольчик, – велела мисс Харрисон Арабелле. – Черт бы побрал этих слуг! И почему они не могут узнать у ребенка, что он хочет?
Арабелла смотрела на тарелки с кексами, лепешками, печеньем, тоненькими кусочками хлеба с маслом, но не чувствовала голода. Она и так съела больше, чем обычно, за завтраком.
– Я обедаю в шесть, – удовлетворенно сообщила мисс Харрисон, покрывая лепешку толстым слоем золотистого масла и сотового меда из хрустального блюда. – А Бьюлу укладывают в половине шестого.
Когда упиравшегося ребенка, с трудом оторвав от котят, увели спать, а ей самой гувернантка предложила возвращаться к себе, Арабелла вздохнула с облегчением.
– Спокойной ночи, мисс Харрисон, – сделав неглубокий реверанс, вежливо попрощалась девушка.
– Спокойной ночи, Арабелла, – сказала гувернантка и неожиданно спросила: – Полагаю, вы не умеете играть в пикет?
Арабелла замялась, и, прежде чем смогла ответить, мисс Харрисон продолжала:
– Ну, разумеется, нет. Я просто так подумала: больно уж мисс Феллоуз неважнецкий игрок. Но тут уж ничего не поделаешь: видно, Бог не дал умения играть в карты.
– Наверное, так оно и есть, – согласилась Арабелла.
Она не стала говорить, что благодаря стараниям отца прекрасно играет в пикет. У нее не было ни малейшего желания засиживаться в компании мисс Харрисон и мисс Феллоуз. За чаем гувернантка казалась занятой своими собственными мыслями и не делала никаких попыток поддержать разговор.
Арабелла с трудом заставляла себя не смотреть на толстую белую руку, на которой сияло кольцо ее матери: два соединенных сердца, бриллиантовое и рубиновое. Девушка прекрасно помнила, как отец принес это кольцо.
Ей было лет шесть. Она сидела на кровати родителей и разглядывала подарки Деда Мороза, которые, проснувшись, обнаружила в ногах своей постельки. Сунув руку под подушку, отец извлек оттуда маленькую бархатную коробочку.
"Это мне?" – спросила мать.
"Тебе, моя дорогая, – ответил отец, – в знак моей любви к тебе и в честь того, что это будет самое лучшее наше Рождество".
Звучавшие в голосе отца проникновенные нотки заставили Арабеллу удивленно посмотреть на него. Он нагнулся к матери и поцеловал ее в губы.
"Что бы я ни подарил тебе – ничто не может быть слишком хорошо для тебя".
Мать рассмеялась:
"Только не при ребенке, милый. Дай же мне наконец посмотреть твой подарок".
Она взяла коробочку, открыла ее и не смогла удержаться от восторженного возгласа:
"Восхитительно! В жизни не видела более прелестного кольца!"
"Позволь мне примерить его на твой пальчик", – попросил отец.
Мать протянула руку, и он надел ей кольцо на безымянный палец рядом с обручальным.
"Я в восторге, но послушай меня, это безумие: мы не можем позволить себе подобную расточительность, как тебе должно быть прекрасно известно!"
"Я просто не мог удержаться, – ответил отец. – Это два наших сердца рядом, и ничто не в силах разлучить их".
В тот момент Арабелле показалось, что комната наполнилась необыкновенным золотистым светом: так велико было счастье родителей.
Теперь же она буквально заставила себя проговорить с деланным безразличием:
– Какое у вас красивое кольцо, мисс Харрисон! Гувернантка растопырила пальцы.
– Мне тоже так кажется, – согласилась она.
– Это подарок кого-то дорогого вашему сердцу?
Последовала пауза, и мисс Харрисон резким движением спрятала руку между колен.
– Заканчивай с чаем, Бьюла, – раздраженно проговорила она. – А у тебя, Арабелла, аппетит, как у мышонка. Посмотри на себя, ты похожа на ощипанного воробья.
Гувернантка встала из-за стола и подошла к окну.
– Завтра, – проговорила она, стоя к ним спиной, – вы, детишки, сможете выйти в парк.
Лежа в постели, Арабелла снова и снова возвращалась мыслями к кольцу. Она чувствовала, как в ней нарастает волна гнева. Ну, почему, почему эта крикливо одетая, погрязшая в лени гувернантка, у которой не было никакого желания учить, но всегда имелось желание выпить, должна щеголять в драгоценностях ее матери?!
А впрочем, разве она, Арабелла, была в силах что-либо сделать? Конечно, она могла бы рассказать обо всем матери. Но даже если бы леди Дин и узнала, где находится ее кольцо, было бы очень трудно обвинить гувернантку в укрывательстве краденых вещей. Мисс Харрисон имела полное право заявить, что кольцо ей привезли из Лондона, и, если она откажется открыть имя дарителя, все дело зайдет в тупик. Однако хуже всего в этой ситуации было то, что Арабелле никак нельзя было ссориться с мисс Харрисон. Любая стычка с ней будет означать немедленное возвращение домой.
При воспоминании о сэре Лоренсе девушка поежилась. Нет, она трепетала не перед гневом отчима и даже не перед хлыстом, к которому он часто прибегал. Это было нечто совсем другое, заставлявшее ее невольно сжимать кулаки.
Должно быть, Арабелла ненадолго задремала, потому что, внезапно проснувшись, услышала, как часы пробили пять. За окном светало, и у нее возникло страстное желание выйти на свежий воздух. Казалось, что пыль и грязь этого дома проникают прямо в ноздри, и от этого болит голова и ощущается тяжесть во всем теле.
Выскользнув из кровати, девушка помылась холодной водой, оделась и накинула на плечи шаль, опасаясь утренней прохлады. Без хозяйского глаза слуги совершенно обленились и отвыкли вставать рано, поэтому, маленьким привидением бесшумно пробираясь по лестницам и коридорам, Арабелла не рисковала кого-нибудь встретить.
Она даже не пыталась открыть тяжелую дубовую парадную дверь, а решила пройти через кухню. Неслышно ступая по плохо вымытым каменным плитам коридора, девушка миновала огромную, увешанную окороками кухню, молочную, многочисленные буфетные и кладовые и, наконец, оказалась у двери, ведущей во двор.
Арабелла повернула большой ключ, отперла засов, расположенный, к счастью, довольно низко. Скрипнув, дверь открылась, и в лицо девушки пахнуло чистым, свежим утренним воздухом. Кусты и несколько яблонь стояли все в цвету. За деревьями виднелась дорожка, которая вела, по-видимому, к конюшням. Чувствуя приятное возбуждение, Арабелла направилась туда.
Она ездила верхом с трех лет. И это было еще одно удовольствие, в котором ей отказал отчим, заявив, что не в состоянии содержать еще одну лошадь вдобавок к тем, которые требовались для него самого и для экипажей. Когда лошадь была продана, Арабелла проплакала в подушку всю ночь, однако не показала отчиму, как глубоко он уязвил ее, а с каменным лицом выслушала его нравоучение о том, что девицам не пристало разъезжать верхом.
Девушка понимала, что отчим избавился от коня единственно из желания унизить ее и еще потому, что она отказывалась признать его власть над собой. Он, несомненно, знал, как она ненавидит его, и был полон решимости сломить ее дух. Она же была непреклонна в своем желании бросить ему вызов.
Это была жестокая и беспощадная схватка. По малейшему поводу сэр Лоренс хватался за хлыст. Книги, лошади – все, что, по его мнению, могло доставить Арабелле удовольствие, было запрещено. То, что она потихоньку брала книги из библиотеки, стало прекрасным предлогом для постоянных наказаний.
Желание поскорее увидеть хороших лошадей заставило девушку ускорить шаг. Рассвет только занимался. Ночная тьма уже уступала натиску первых лучей солнца, но в небе еще сияли звезды.
Арабелла прошла под аркой, служившей входом на конный двор. Конюшни оказались очень большими: в них можно было бы разместить не меньше ста лошадей. Денники, большей частью закрытые, вытянулись в длинный ряд. Внезапно в самом дальнем конце двора, там, где он слегка поворачивал, девушка заметила какое-то движение.
Инстинктивно она спряталась в темноту арки. Во двор въехал всадник.
Верховой спешился и завел лошадь в конюшню. Следом к открытому деннику подъехал еще один всадник, потом еще. Они двигались неспешно и в полной тишине, едва нарушаемой цоканьем копыт по булыжникам. Наконец двери за ними закрылись, и вновь стало тихо.
Пять мужчин, пять лошадей. Арабелла только успела задуматься над тем, что это за люди и что они здесь делают, как сердце бешено заколотилось у нее в груди: кто-то схватил ее за руку.
– Ты кто такая, черт побери?! Что тебе здесь надо?
Хватка была мертвой, державшие ее пальцы впились ей в руку так, что она едва не кричала от боли. Арабелла подняла глаза на своего обидчика. Это был мужчина средних лет с жесткими складками, идущими от носа к уголкам рта, и почти сросшимися на переносице темными бровями. Его внешность отличалась какой-то мрачной, зловещей красотой, но лицо под вульгарно сдвинутым набок цилиндром было жестоким и не сулило ничего хорошего. Он был одет в элегантный серый сюртук из плотного габардина, бриджи и начищенные ботфорты. Галстук оказался неожиданного черного цвета, но был умело и модно завязан.
Арабелла попыталась освободиться, но он только сильнее сжимал ее худенькую руку. Она чувствовала свою полнейшую беспомощность, как кролик в зубах охотничьей собаки. Что-то в лице мужчины говорило ей, что она в опасности – смертельной, непонятной опасности.
– Отвечай! – повторил он хрипло, однако голос выдавал и нем образованного человека. – Кто ты такая и почему, черт возьми, шпионишь за моими людьми?
Арабелла втянула воздух: она знала, что ей следует ответить.
– Меня зовут Арабелла, – сказала она высоким детским голоском. – Я ищу Бьюлиного котенка, он потерялся.
– Бьюла! При чем здесь эта сумасшедшая?
– Я и Бьюла – мы играем вместе, – ответила Арабелла и почувствовала, как его хватка немного ослабла. Слегка повернувшись, она смогла освободиться.
– Кис-кис-кис! – Девушка бросилась к дому, на ходу подзывая воображаемую кошку. Она знала, что мужчина наблюдает за ней, и, когда была у спасительной двери в кухню, нагнулась, словно поднимая что-то с земли. Затем, сделав вид, что несет котенка в руках, открыла дверь.
Словно кем-то преследуемая, Арабелла бросилась вверх по лестнице и, едва переводя дыхание, остановилась у дверей классной комнаты. Возможно, у нее просто разыгралось воображение, но она чувствовала себя так, словно только что чудом избежала страшной опасности. Кто этот странный мужчина, которому так не понравилось ее появление возле конюшни?
Один из Бьюлиных котят, жалобно мяукая, тщетно пытался протиснуться в приоткрытую дверь классной. Арабелла машинально подхватила его на руки и, пройдя через комнату, приоткрыла дверь Бьюлиной спальни.
Бьюла спала. В тусклом свете комнаты ее круглое лицо было безмятежно-спокойным. Похожая на карлика, девочка казалась такой маленькой и ранимой, что Арабелла почувствовала сострадание, которого не испытывала прежде. Бедная, не знающая любви Бьюла! Возможно, доктор Симпсон был прав, полагая, что она еще сможет выправиться, если у нее будет компания.
– Я попытаюсь помочь ей, – закрывая дверь комнаты, прошептала Арабелла и вдруг услышала в коридоре тяжелые, решительные шаги. Не раздумывая, она огляделась по сторонам, испытывая желание спрятаться, как нередко пряталась от отчима.
Звук шагов приближались, и, когда они послышались совсем рядом с дверью, девушка нырнула под стол, где накануне пряталась Бьюла. Длинная бахромчатая скатерть полностью скрыла ее. Шаги раздались в комнате.
– Олив? – позвал мужской голос, и Арабелла узнала того самого человека, который угрожал ей на конном дворе. – Олив? – повторил он, открывая дверь комнаты мисс Харрисон. В комнате горела свеча, и ее золотистый свет лился через дверь, которую мужчина оставил приоткрытой. – Бог мой, – услышала Арабелла сердитый голос мужчины, – что здесь происходит?
– А, это ты, Джек! – сонно воскликнула мисс Харрисон. – Я ждала, ждала тебя, да и задремала.
– Нас задержали, – ответил мужчина по имени Джек. – Поднимайся и ответь на мой вопрос! Я поймал на конном дворе какую-то девчонку. Она сказала мне, что ее зовут Арабелла и она теперь живет здесь.
– Да, это так, – ответила мисс Харрисон. – Но что она делала у конюшни в такой час?
– Она сказала, что ищет какого-то котенка. А теперь послушай меня, Олив, я не потерплю здесь никаких посторонних, какого бы они ни были возраста. Ты сама знаешь не хуже меня, как это опасно.
– Я не виновата, – печально ответила мисс Харрисон. – Это все доктор Симпсон, наш новый врач. Он сказал, что найдет ребенка, который будет жить здесь и играть с Бьюлой. Как я могла отказаться? И прежде чем я узнала, что происходит, Арабелла была уже здесь. Вряд ли от этого маленького, тихого создания можно ждать неприятностей.
– Почему же она уехала из дома?
– Говорят, не поладила с отчимом.
– А кто он?
– Сэр Лоренс Дин. Ты знаешь его?
Раздался смех, неприятный, циничный смех.
– Так вот это чье отродье! – Смех внезапно прекратился. – Но это опасно. Немедленно избавься от нее!
– А под каким предлогом? – слабо сопротивлялась мисс Харрисон. – Ну какой от нее вред, в самом деле? А если она поможет Бьюле…
– Бьюле! Да ничто ей не поможет! – воскликнул мужчина. – Ее нужно было придушить сразу, как только она родилась. Такие чудовища не должны жить. Разве я не говорил тебе, что с большим удовольствием, да-да, удовольствием, голыми руками удушил бы эту скулящую дурочку? Так вот, еще раз повторяю мое условие: один звук от кого-нибудь в этом доме – и ей не жить!
– Ну, не будь же таким вспыльчивым, – взмолилась мисс Харрисон. – От Бьюлы никому никакого вреда. И потом, учти, если бы не она, вряд ли бы я была здесь.
– Я вовсе не хочу, чтобы меня вздернули из-за какой-то уродины с поехавшей крышей, – разгневанно заявил мужчина.
– Успокойся! – вскричала мисс Харрисон. – В данный момент Арабелла не представляет для тебя никакой опасности. Приляг, мой дорогой, ты утомлен. Как же долго я ждала тебя!
– Так уверена в себе, да? – мрачно заметил мужчина.
– Я уверена лишь в том, что ты устал, продрог и зол, как черт. Иди ко мне, я тебя согрею. Поспишь немного, и все покажется не таким мрачным. Иди же ко мне, Джек, я жду тебя! И запри дверь.
Дверь спальни с шумом закрылась. Арабелла сидела очень тихо, потом поднесла руки ко рту, чтобы не закричать. Теперь она знала, с кем свела ее судьба. Это был Джентльмен Джек, вселяющий страх и вызывающий всеобщую ненависть разбойник, самый опасный к северу от Лондона.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Обитель страха - Картленд Барбара

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12

Ваши комментарии
к роману Обитель страха - Картленд Барбара



еще один чудесный роман этой писательницы читая их получаешь удовольствие все романы читаются легко и красиво заканчиваются любовь в них всегда сильная открытая и конец счастливый
Обитель страха - Картленд Барбаранаталия
14.12.2011, 14.16





Не плохой сюжет. Но все испортило по моему то, как жестоко и глупо закончилась жизнь маленькой малышки. Просто взял и сожгли её тело, и начали радоваться новой беспечной жизни. Ужас! я была в шоке от этого. абсолютная бездарность!!!!!
Обитель страха - Картленд БарбараАльбина
16.04.2013, 19.34





Ну, не знаю. Мне роман совершенно не понравился. Такие пафосные диалоги!Самое непонятное - вдруг, откуда не возьмись, появляется погибшая, якобы, мамаша и над трупом погибшей дочери рассказывает спасенному сыну о том, как она счастлива во втором браке, затем садится на лошади и снова исчезает. Ну совсем, как индийское кино. Впрочем, чего ожидать от такого "ПЛОДОТВОРНОГО" автора? Не понятно, почему книге дали 10 баллов?
Обитель страха - Картленд БарбараОльга
16.07.2013, 22.15





Бред какой-то...
Обитель страха - Картленд БарбараАлеся
9.10.2013, 13.23





Я согласна с Альбиной,жаль Бьюлу,такая кроха,ей совсем никто не занимается. что касается ее матери,то это не мать,а просто дрянь! ее дочь погибла от рук злодеев,а ей наплевать.Ну и что,что девочка неполноценная,с ней просто нужно позаниматься,уделить ей внимание.Короче,роман полный эгоизма.
Обитель страха - Картленд Барбаранонна
12.11.2013, 19.04





нуднятина!!!!
Обитель страха - Картленд Барбараилона
24.05.2014, 11.49





Книга очень понравилась,сюжет настолько увлекательный,что невозможно остановиться.Очередные комплементы Картленд.
Обитель страха - Картленд БарбараОльга М
1.06.2014, 16.52





Неплохо роман
Обитель страха - Картленд БарбараАлена
9.10.2014, 23.27





Хороший роман. Жаль малышку. Уж хоть не сжигали бы...
Обитель страха - Картленд БарбараNuri
19.05.2015, 11.18





Хороший роман. Жаль малышку. Уж хоть не сжигали бы...
Обитель страха - Картленд БарбараNuri
19.05.2015, 11.18





Ой, мой самый, самый любимый... роман! Так легко читается. И герои оба замечательные. Есть , конечно, неприятные моменты. Уж с Бьюлой как- то по другому закончили бы . Но книга понравилась
Обитель страха - Картленд БарбараДаррийя
25.08.2015, 15.45








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100