Читать онлайн Обитель страха, автора - Картленд Барбара, Раздел - Глава 10 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Обитель страха - Картленд Барбара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.88 (Голосов: 16)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Обитель страха - Картленд Барбара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Обитель страха - Картленд Барбара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Картленд Барбара

Обитель страха

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 10

Арабелла сидела в своей комнате у секретера и сочиняла письмо. Уже полдюжины листков бумаги было скомкано и отброшено, а написанное все не удовлетворяло ее.
Наконец девушка запечатала письмо сургучом и надписала адрес: "Парламент, министру внутренних дел". Потом собрала испорченные листки, мелко изорвала их и сунула в камин. Что бы ни случилось, никто в замке не должен знать, кто ее адресат. А что министр внутренних дел, именно тот человек, у которого следует искать защиты от разбойников, Арабелла поняла за те несколько часов, которые провела без сна, расставшись с маркизом.
Теперь оставалось только ждать, когда представится случай отправить письмо в Лондон. Мисс Мэйдерсон говорила, что время от времени из Меридейл-Хауса кто-нибудь приезжает за слугами. Значит, можно надеяться, что рано или поздно здесь появится человек, не связанный родством ни с кем в замке или в поместье.
Конкретного плана действий Арабелла не имела, однако решила на всякий случай подготовить письмо, чтобы потом не сочинять его в спешке, когда не будет возможности тщательно обдумать каждое слово.
Когда опасное послание было написано, девушка после некоторых размышлений спрятала его в зеленую бархатную сумочку, доставшуюся ей вместе с платьями маркизы.
Покончив с делами, Арабелла выглянула в окно. Было совсем рано: на небе едва брезжила алая полоска зари. Девушка сняла шаль, наброшенную поверх ночной сорочки, и скользнула в постель. Свежесть утреннего ветерка, ворвавшегося в открытое окно, ласкала лицо и успокаивала кожу, опаленную жаром страстных губ маркиза.
Арабелла прикрыла глаза и снова ясно услышала его хриплый голос:
"Я никогда не смогу жениться на вас!"
В первое мгновение у нее было такое чувство, будто ее ударили. Когда она заговорила, собственный голос показался ей чужим.
"Это из-за различия в нашем положении?" – только и спросила она.
Глаза маркиза полыхнули огнем.
"И как только подобное могло прийти вам в голову?! Да, мне неизвестно, из какой вы семьи, зато мне известно другое: вы оказали бы мне высочайшую честь, согласившись стать моей женой. Это я считал бы себя недостойным вас".
"Тогда я ничего не понимаю", – едва слышно произнесла Арабелла.
Маркиз приблизился к ней.
"О моя возлюбленная девочка! Я сделал вам больно, – сокрушенно проговорил он. – Обидеть вас все равно, что оторвать крылья у бабочки: вы так же хрупки и так же прекрасны.
В голосе маркиза зазвучали глубокие, ласкающие ноты, и вдруг настроение его резко переменилось.
Вы снова вводите меня в искушение, Арабелла. Когда я смотрю в ваши глаза, я забываю обо всем на свете, когда вижу ваши подрагивающие губы, думаю только о том, что страстно хочу их целовать. Ну не пытка ли это?! Если вы останетесь, уехать придется мне!"
"Нет, нет! – вскричала Арабелла, вспомнив о той смертельной опасности, которая подстерегала маркиза за пределами замка. – Ни в коем случае! Если бы объяснили мне…"
"Почему я не могу жениться? – перебил ее маркиз. – А разве это не очевидно?"
"Нет", – ответила Арабелла, устремив на него полный недоумения взгляд.
"Даже когда вы смотрите на Бьюлу?" – тихо спросил маркиз.
"Бьюлу?!"
"Именно. Неужели вы полагаете, я хочу, чтобы мой ребенок оказался таким, как она? Только представьте, что это мой сын… наследник титула и всего, чем я владею!"
"Но это невозможно", – начала Арабелла.
"К чему слова, – прервал ее маркиз. – Это у нас в роду. В крови Бельмонтов, которой я так гордился! Я изучал историю своего рода. Один мой предок был казначеем короля Генриха Восьмого, другой командовал армией у Карла Второго. Мой прапрапрадед дрался с Мальборо. Все это были сильные, красивые люди, которыми гордилась бы любая семья".
"Бьюла, без сомнения, является печальным исключением".
"Ой ли? Кто знает, какие семейные тайны хранит история? А вдруг уродство и безумие передаются в нашем роду из поколения в поколение?"
В голосе маркиза было столько боли, что Арабелла сочувственно положила руку ему на плечо.
"Прошу вас, милорд, не мучьте себя! Ваши подозрения беспочвенны".
"Разве у вас есть доказательства? – ответил маркиз и, закрыв лицо руками, отвернулся. – Теперь вы знаете, – через некоторое время снова заговорил он, – почему я все это время не приезжал домой".
"Вам было страшно видеть девочку?"
"Страшно! Я, человек, которого отмечали за храбрость в бою, человек, ни разу не дрогнувший перед лицом неприятеля, превращался в жалкого труса при мысли о встрече с этим несчастным созданием!"
"Но вы же видели ее раньше?"
"Мне следует рассказать все с самого начала. Я поклялся никогда не говорить на эту тему, но вы должны знать, почему моя любовь к вам, всего лишь волшебный сон, который лучше забыть".
"Я никогда не сделаю этого!" – отрезала Арабелла.
"О дорогая! За эти слова я люблю вас еще больше. Но выслушайте же меня до конца. Может, тогда и в ваших глазах я буду так же обречен, как в своих собственных".
"Давайте присядем", – мягко предложила Арабелла, увлекая маркиза на софу около камина. Лицо его было странно осунувшимся: за то время, что они провели в этой комнате, он, казалось, постарел на несколько лет.
"Несчастье с отцом произошло, когда я был в Оксфорде. Узнав об этом, я бросился домой и застал его в очень плохом состоянии. На мое предложение остаться матушка ответила отказом: она не хотела, чтобы я бросал учебу. Мне было двадцать тогда, и мой диплом представлялся нам обоим чем-то очень важным. Я продолжил занятия и снова появился дома только на каникулах. Отец угасал, а матушка находилась в постоянном нервном напряжении, что было на нее совсем не похоже. Более того, она была на грани срыва, беспричинно плакала и буквально цеплялась за меня, когда мне пришло время возвращаться в университет. Вполне естественно, что подобное матушкино состояние я объяснял ее тревогой за отца. Врачи почти не оставляли отцу надежд на выздоровление, – сделав над собой усилие, продолжал маркиз, – тем не менее известие о его кончине было для меня настоящим ударом. Я поспешил домой, чтобы помочь матушке с похоронами. Именно тогда у меня закралось подозрение, что она ждет ребенка. Я не стал докучать ей расспросами и отправился к Мэтти: Она подтвердила мою догадку. Мне показалось странным, что матушка не сказала мне обо всем сама. Ее недоверие глубоко уязвило меня".
И снова в голосе маркиза послышалась боль, глубоко тронувшая Арабеллу.
"Впервые в жизни мне казалось, что нас разделяет какая-то стена. А ведь до этого мы были очень близки. Возможно, между матерью и сыном всегда существуют особые отношения, непохожие ни на какие другие. Как бы то ни было, я чувствовал матушкину отчужденность, и меня это очень задевало. Похороны состоялись на следующий день. У могилы матушка свалилась без чувств. Мы отнесли ее домой. Ночью родился ребенок – раньше срока, как мне сказали".
Маркиз умолк. Арабелла почувствовала горячую волну сострадания, но нужные слова почему-то не приходили.
"Вы должны знать еще кое-что, – через некоторое время возобновил он свой рассказ. – Когда мне было лет пять или шесть, один из пастухов, желая, видимо, позабавить меня, показал мне ягненка, родившегося с двумя головами. Даже взрослому стало бы не по себе от подобного зрелища. У ребенка оно вызвало настоящий ужас! Помню страшную дурноту, которая охватила меня. Я опрометью побежал домой и спрятался в своей спальне. Никто, даже матушка, не знал, что случилось, меня же стали преследовать кошмары. Мне снились омерзительные чудовища, от которых не было никакого спасения".
"Бедный ребенок", – прошептала Арабелла.
"Думаю, свой тайный страх есть у каждого, – отозвался маркиз. – Что же касается меня, то, может, потому, что после того случая всякие уродства вызывают у меня болезненное отвращение, мой удел, постоянно сталкиваться с ними. Где бы я ни находился, в бродячем цирке, на скачках, да просто в любой толпе, кто-нибудь своим ущербным видом обязательно напоминал мне о моем тяжком кресте, моей родной сестре Бьюле!"
"Как вы можете так говорить о ней! Бедняжка так жалка и беспомощна!"
"Мне известны эти несчастные создания. Годами они остаются совершенно безобидными, а потом вдруг превращаются в угрозу для тех, к кому все это время испытывали привязанность. Они могут впасть в полное безумие, и тогда остается одно: держать их под замком, дожидаясь, когда смерть избавит их от мучений – несчастные редко доживают до двадцати".
Арабелла тихо вскрикнула.
"Поверьте, Арабелла, – продолжал маркиз, – я приложил все усилия, чтобы выяснить, можно ли помочь Бьюле. Да, я не приезжал домой, потому что мне невыносимо было видеть ее, но я распорядился как следует ухаживать за ней, а два года назад, после возвращения из Франции, советовался относительно ее случая с медицинскими светилами Лондона. Все они в один голос заявили: сделать ничего нельзя!"
"Но почему все это должно отравлять вам жизнь?!" – воскликнула Арабелла.
"Отравлять жизнь? – с горькой усмешкой повторил маркиз. Да могу ли я считать себя нормальным человеком, зная, что в моих жилах течет дурная кровь! Жаль, что вы не знали моего отца. Это был красивый и сильный мужчина с великолепной внешностью. Как я восхищался им! И тем не менее, это он дал жизнь жалкому безмозглому уродцу".
"Как только Господь допускает такое?!"
"Господь? Да разве Он знает? Или, может, ему есть дело? Как я молил Его, чтобы то, что в один прекрасный день мне показала повитуха, оказалось только плодом моей больной фантазии! Но нет, мне не приснился кошмарный сон, и я не стал жертвой галлюцинаций: Бьюла была существом из плоти и крови".
"Этот ваш тайный страх… – прошептала Арабелла, – не можем ли мы сражаться с ним вместе?"
Маркиз поднес ее руку к губам.
"Я люблю вас, – сказал он. – Я обожаю в вас все: вашу нежность, мягкость, вашу чуткость. Но помочь мне не в состоянии никто. Никто, Арабелла, и я знал это, спасаясь бегством из замка в день появления Бьюлы на свет".
"И вы не попрощались с матушкой?"
Маркиз покачал головой. В глазах его отразилась такая мука, что Арабелла почти физически ощущала ее.
"В тот момент я был просто не в состоянии говорить с ней, – признался он, – и теперь, когда ее больше нет, до конца жизни не прощу себе этого!"
"Как ужасно".
"Я не хотел быть жестоким, хотя сейчас понимаю, что причинил ей невыносимую боль. Меня охватил тот же слепой страх, что и тогда, в детстве, и я обратился в позорное бегство".
"Возможно, ваша матушка поняла вас", – попыталась успокоить маркиза Арабелла.
"Нет. Она просто подумала, что я грубое, бессердечное животное. Единственный сын, вместо того чтобы быть опорой матери в трудную минуту, как истинный эгоист думает лишь о себе".
"Вас можно понять", – сочувственно проговорила Арабелла.
"Я совершил омерзительный поступок, – отрезал маркиз. – В Оксфорд я уже не вернулся, а поехал в свой полк: отец устроил таким образом, чтобы после получения диплома мне полагался офицерский чин. Через два дня после прибытия я вместе с полком отправился в Португалию".
"И вы снова не повидались с матушкой?"
"Тогда я думал, что мне нечего ей сказать, а теперь казню себя не только за трусость и жестокость, но и за то, что не был с ней, когда она больше всего во мне нуждалась. – Маркиз тяжело вздохнул: – Теперь вы видите, что я за человек. Такой человек недостоин любви, поэтому забудьте обо мне, Арабелла".
"Посмотрите на меня", – попросила Арабелла.
Повинуясь, маркиз заглянул в обращенные на него фиалковые глаза и увидел в них понимание, сочувствие, любовь, которые, казалось, окутывали его исцеляющей дымкой.
"Я люблю вас, – тихо проговорила девушка, – люблю так сильно, как вообще невозможно любить. И спасибо за то, что сказали мне правду".
Маркиз обнял Арабеллу. Крепко прижимая девушку к груди, он зарылся лицом во впадинку у основания ее нежной шейки, и ей показалось, что он близок к слезам. Теперь ей виделось все, о чем умолчал маркиз: его невыносимые страдания при мысли о выпавшем на долю матушки, ночи, когда он лежал без сна, кляня себя за малодушие и терзаясь невозможностью ничего исправить.
"Ничего, ничего, – успокаивающе проговорила она. – Ваша матушка любила вас, поэтому поняла бы, что вы испытали при виде ребенка. А может, и у нее самой возникли подобные чувства".
"Я не поддержал ее в трудную минуту, – повторил маркиз. – Кто знает, вдруг точно так же я поступлю с любой женщиной, доверившей мне свою судьбу? Вот почему, любовь моя, мам лучше расстаться. Мне нет места в вашей жизни!"
"Я не оставлю вас", – заявила Арабелла.
"Вы должны, – отстранив девушку, сказал маркиз с прежними властными нотками в голосе. – Найдите себе хорошего человека с безупречной репутацией, который женится на вас и подарит крепких, здоровых детей. Мне же это счастье недоступно".
"Вам пора перестать думать о своих несчастьях! – пылко воскликнула Арабелла. – Вы не смеете калечить себе жизнь нелепыми страхами и подозрениями!"
"Думаете, я не пытался их рассеять? На войне в пылу сражения я ненадолго забывал о своих несчастьях, а вернувшись из Франции, с головой окунулся в великосветские забавы. Меня так и прозвали: "Веселый Маркиз". Слышали?"
"Да", – призналась Арабелла.
"Мои друзья с удовольствием поведают вам, каким развеселым я становлюсь, когда хорошенько накачаюсь вином. – Губы маркиза искривились в циничной усмешке. – Но стоит мне закрыть дверь и остаться в одиночестве, как я сразу вспоминаю, кто я есть на самом деле".
"Вы не можете всю свою жизнь провести в унынии".
"А я и не собираюсь! – парировал маркиз, поднимаясь с софы. – Всегда найдутся очаровательницы вроде леди Сибил, которые помогут скрасить жизнь! А еще всегда будут французский коньяк, карточные столы под зеленым сукном и друзья! Не нужно меня жалеть, Арабелла. Меня ждет совсем неплохая жизнь… но в одиночестве".
"Значит, я вам совсем не нужна?" – дрогнувшим голосом спросила Арабелла.
"Не нужна?! – Слова маркиза прозвучали резко, как выстрел. – Разве вам неизвестно, как я нуждаюсь в вас? Вы самое совершенное и целомудренное создание, какое я только встречал в жизни, и та женщина, о которой только может мечтать любой мужчина. В вас столько чистоты, что я не посмею омрачить ее ничем злым и безобразным. Единственное, чего я не в состоянии вынести, – это ваше враждебное отношение!"
"Этого никогда не будет", – сказала Арабелла просто. "Моя дорогая, вы так молоды и не представляете, что вам придется испытать, если рожденный вами ребенок – мой ребенок – будет таким, как Бьюла".
Арабелла ничего не сказала: возразить было нечего. В ответ на ее молчание маркиз рассмеялся, и в этом смехе не было веселья.
"Как видите, все ясно без слов. Идите спать, Арабелла, уже поздно. Завтра мы постараемся все решить".
"Я никуда не уеду".
"Это невозможно. Если вы останетесь, я могу больше не захотеть быть благородным и приносить себя в жертву. Я забуду о ваших совершенствах и буду помнить лишь о том, что вы женщина. Женщина, которую я обожаю и в которой нуждаюсь больше всего на свете!
"Я не могу вас оставить", – прошептала Арабелла. На ее побелевшем лице бездонными заводями выделялись потемневшие от страдания глаза.
Маркиз поймал ее взгляд, и между ними установилась какая-то почти магическая связь, которую, казалось, ничто не в силах было разрушить.
"Я люблю вас, Арабелла, – прошептал маркиз. – Как я желал бы осыпать поцелуями вас всю, от прелестной огненной головки до маленьких ножек! А теперь идите, или я забуду, что вы пользуетесь моим гостеприимством. Ложитесь спать и выкиньте из головы человека, который вас недостоин".
Что-то в голосе маркиза подсказало Арабелле, что он находится на грани срыва и дальше испытывать его выдержку она не имеет права.
"Хорошо, – согласилась она, – я ухожу, но только потому, что такова ваша воля. Однако не думайте, что я потерпела поражение или сдалась! Я буду бороться за вас и против вас, хотя в одном вы, наверное, и правы: сейчас не время и не место".
Подойдя к маркизу, Арабелла заглянула ему в глаза, и от детской доверчивости ее взгляда у него заныло сердце. Очень бережно он привлек девушку к себе, и его губы начали искать ее рот. Прежняя исступленная страсть в нем уступила место нежности, но поцелуи, как и прежде, опаляли огнем.
Почувствовав, как разгоравшееся в нем пламя перекидывается на нее, девушка отстранилась и пошла к выходу. Проходя по комнате, она знала, что маркиз стоит, сжав побелевшие пальцы в кулаки, и смотрит ей вслед.
Уже в дверях Арабелла обернулась.
"Прошу вас, хотя бы сегодня не думайте ни о чем, кроме нашей любви, – тихо сказала она и, добавив: – Спокойной ночи", – вышла из комнаты прежде, чем маркиз успел ответить.
Только в своей спальне Арабелла обнаружила, что лицо ее залито слезами. Она плакала, сама того не замечая, от душевной боли за маркиза, от сознания того тупика, в котором оба они оказались. Единственным утешением для нее было то, что маркиз ничего не знал о разбойниках и его переживания не усугублялись волнением за домочадцев.
Внезапно Арабелла вспомнила о Джентльмене Джеке. В голову закралась страшная мысль: что, если узнав об изгнании мисс Харрисон, он в желании отомстить расправится со всеми в замке? Вдруг он убьет маркиза?
Нет, решила девушка, вряд ли разбойник осмелится на подобный шаг, так серьезны будут его последствия. Слишком важная персона маркиз, чтобы за его убийцей не началась настоящая охота. Для Джентльмена Джека это могло означать лишь одно: неминуемую кару, поэтому он стал бы действовать более тонко. Ей же, Арабелле, оставалось уповать лишь на то, что у нее будет возможность передать весточку в Лондон.
Именно тогда она подумала о письме и, встав с постели, раздвинула шторы, чтобы можно было писать при свете занимавшейся зари…
Забывшуюся сном Арабеллу разбудила горничная. Девушка быстро встала, оделась и пошла в классную, где ее уже ждал завтрак.
Когда с едой было покончено и Бьюла накормлена, Арабелла почувствовала страстное желание увидеть маркиза. Ей просто необходимо было узнать, каковы его планы: страх, что он надумает отправиться в Лондон и попадет в расставленные Джентльменом Джеком сети, не оставлял ее ни на минуту.
Оторвав Бьюлу от котят, которых та кормила молоком и кусочками рыбы, девушка вместе с ней спустилась вниз.
– Его светлость закончили завтрак? – спросила она встретившегося ей лакея.
– Еще нет, мисс.
У дверей столовой Арабелла заколебалась. Подобный визит совершенно не вписывался в рамки светских приличий и очень походил на вторжение. Впрочем, до условностей ли ей, если речь идет о маркизе! Девушка решительно открыла дверь.
Заметив ее, маркиз вскочил из-за стола. Лицо его просветлело, хотя сам он выглядел изможденным, а под глазами легли черные тени.
– Арабелла! – воскликнул маркиз. – Я думал о вас.
– Мне хотелось бы поговорить с вами, – ответила Арабелла, входя в комнату, и повернулась к девочке, которую держала за руку: – Скажи "доброе утро", Бьюла.
– Бьюла… хочет персик! – заявила девочка, жадно глядя на стоявшее в центре стола блюдо с персиками из оранжереи.
– Почему бы и нет, – откликнулся маркиз.
– Можно, она съест его здесь? – осведомилась Арабелла.
– Конечно. Тернер, подушку ее светлости.
Тернер положил подушку на стул и усадил на нее Бьюлу. Арабелла устроилась за столом рядом.
– Ей нужен передник, – сказала она дворецкому.
– Я немедленно пошлю за ним в детскую, мисс, – ответил Тернер.
Арабелла взяла персик и золотым десертным ножом с перламутровой ручкой стала очищать его.
– Вы собирались мне что-то сказать, – напомнил маркиз сосредоточившейся на своем занятии девушке.
– О да, милорд. Я хотела просить вашего позволения иногда кататься на лошади.
– Разумеется, Арабелла, – сразу же согласился маркиз. – С моей стороны большое упущение не предложить вам этого раньше! Уверен, вы прекрасная наездница.
– Хотелось бы думать, – без тени хвастовства ответила девушка. Мысль отправиться в Лондон на лошади по-прежнему привлекала ее, поэтому ей было очень важно приучить грумов к своим – появлениям в конюшне и верховым прогулкам по парку, чтобы в случае чего они ни о чем не догадались.
– Когда же мы поедем кататься? – В голосе маркиза слышалось нетерпение. – Сегодня? Сейчас?
– Я думала, у вас другие планы, – уклончиво ответила Арабелла.
В этот момент неожиданно открылась дверь, и из буфетной появилась мисс Мэйдерсон. Поклонившись маркизу, она протянула Арабелле обшитый кружевом детский передник.
– Прошу прощения за задержку, мисс, но передник ее светлости потерялся при переезде, и мне пришлось искать другой. Сейчас Роза приводит вещи в порядок. Обещаю, что ничего подобного больше не повторится.
– Ничего страшного, благодарю вас, – начала Арабелла, но тут распахнулась еще одна дверь, и в комнату вошел какой-то джентльмен.
Арабелла восхищенно посмотрела на него: такого прекрасно одетого мужчину она видела впервые. На нем был оливково-зеленый кафтан для верховой езды, вязаные бриджи без единой морщинки, а начищенные ботфорты, казалось, отражали комнату. Довершал костюм галстук, завязанный узлом «водопад», который ввел в моду Красавчик Браммель.
– Рекорд! – вскричал джентльмен. – Рекорд, мой мальчик. От Мэйфейра до Меридейла за пятьдесят пять минут. ну, что скажешь?
– Ричард! – откликнулся маркиз. – Вот уж не ожидал тебя увидеть!
– Знаю, – ответил Ричард Хантингтон. – Ты же отказался меня пригласить, помнишь? Я здесь с посланием от одной нужной особы. Не кто иной, как наш горячо любимый принц-регент жаждет видеть тебя на обеде в Карлтон-Хаусе. Обед почтит своим присутствием Паоло ди Коллалто, который потом будет петь.
– Ну, и кто… – начал маркиз, но его прервал истошный крик Бьюлы.
– Больно!
– Извините, ваша светлость, – пробормотала Арабелла: она слишком сильно затянула передник на шее девочки. – Вот ваш персик.
Засмотревшись на гостя, Арабелла совсем забыла о том, что Бьюла ждет свою тарелку.
– Прошу прощения, – вмешался маркиз, – я не представил вас. В самом деле, Ричард, твое появление застало меня врасплох. Арабелла, это капитан Ричард Хантингтон, мой очень близкий друг. Мисс Арабелла…
Маркиз запнулся, на лице его появилось выражение почти комического замешательства, и Арабелле вдруг стало ясно: столько всего произошло между ними, а он и понятия не имел о ее фамилии.
– … Рассел, – быстро закончила она, подавая капитану Хантингтону руку.
– А это моя сестра, – добавил маркиз неестественно громко.
Ричард Хантингтон поклонился, и лицо его при этом сохранило прежнее выражение. Он вовсе не выглядел удивленным: очевидно, был готов к подобному зрелищу.
– Позволь также представить большого друга нашей семьи, – продолжал маркиз. – Мисс Мэйдерсон в замке с тех пор, как я себя помню. Думаю, ты наслышан о ней.
– Правда, мисс Мэйдерсон, – улыбнулся Ричард, подавая домоправительнице руку, – его светлость много рассказывал о вас. Слышали бы вы, что это были за лестные слова…
– Благодарю вас, – поклонилась домоправительница.
– Тернер, прибор капитану Хантингтону, – распорядился маркиз. – Полагаю, ты не откажешься немного перекусить?
– Перекусить?! – воскликнул Ричард. – Да я готов проглотить быка!
– И запить бочкой вина, – закончил за него маркиз. – Ты и в самом деле умудрился добраться сюда меньше чем за час?
– Думаешь, шучу? Ровно пятьдесят пять минут, и это включая небольшую задержку, когда я останавливался спросить дорогу. Мне хотелось проверить, на что способна лошадка, которую я в прошлом месяце приобрел на аукционе «Таттерсоллз». Помнишь, как пренебрежительно ты о ней отзывался? Так вот, скажу одно: ты был не прав. Лучшего чистокровного скакуна трудно и представить.
– Ты что-то говорил о Принни, – напомнил маркиз.
– Ах, да, – ответил Ричард. – Вчера я с ним встречался, и он самым настоятельным образом приказал тебе быть на сегодняшнем обеде и познакомиться с этим итальянским парнем.
– Итальянец в Карлтон-Хаусе?! Принни умом повредился, что ли?
– Ничего похожего! Между прочим, весьма романтическая история. Будучи итальянцем, этот человек должен был воевать против нас, но из-за ненависти к Наполеону стал разведчиком.
– Разведчиком?! – воскликнул маркиз.
– Да, он собирал сведения, представляющие интерес для Британии, и каким-то образом передавал их нашему командованию.
– Удивительно, – сказал маркиз.
– Этот итальянец из родовитой семьи, на самом деле он граф ди Коллалто. Но дворянский титул ограничивал его свободу, и он стал профессионально заниматься пением: голос у него всегда был великолепный. Карьера певца позволяла ему свободно разъезжать по всей Италии, выступать перед действующей армией, быть принятым при итальянском дворе и даже петь для французской императрицы.
– Шустрый малый, однако, – заметил маркиз.
– Говорят, во время войны он умудрился дважды побывать в Англии. Прошмыгнул туда-сюда, а наполеоновские ищейки так ничего и не унюхали.
– Что-то не верится, – поддел Ричарда маркиз. – По-моему, ты сочиняешь.
– Никогда, – отрезал Ричард. – Сам Принни собирается наградить его орденом. Как бы там ни было, его королевское высочество желает, чтобы ты присутствовал на обеде, а потом насладился пением. Что до меня, то я спокойно обошелся бы без этого кошачьего концерта.
– Ты всегда был неотесанным, – улыбнулся маркиз. – Сожалею, друг мой, но тебе придется передать Принни мои извинения. Сейчас я слишком занят здесь, чтобы слоняться по Лондону.
– Приохотился к деревенской жизни? – спросил Ричард, – Представляю, какой шум поднимется в Карлтон-Хаусе, но не виню тебя. – И он посмотрел в сторону Арабеллы.
Девушка вспыхнула и занялась Бьюлой, которая скидывала на скатерть кусочки персика со своей тарелки.
В этот момент маркиз вдруг заметил, что мисс Мэйдерсон сосредоточенно слушает капитана Хантингтона. Ей давно уже следовало уйти, но рассказ гостя, казалось, полностью завладел ее вниманием. Тихое "ты свободна, Мэтти" маркиза вернуло ее к действительности. Поклонившись, домоправительница вышла из комнаты.
– Значит, не вернешься в лоно света, – проговорил Ричард, щедро накладывая себе бараньих котлет.
– Нет. Теперь, когда я здесь, не могу понять, почему деревенский пейзаж прежде казался мне нестерпимо скучным. Тебе и самому не мешало бы для разнообразия вкусить прелестей жизни в деревне.
– Вкушал неоднократно. И всегда она навевала на меня тоску и уныние, особенно в дождливую погоду, – ответил Ричард и, прихлебнув вина из бокала, налитого дворецким, продолжил: – Если так пойдет и дальше, я скоро совсем один останусь. Регент собирается в Брайтелмстоун – Боже, что за отвратительную бонбоньерку он там строит! Тони Лоудер отправился в Дорсет в свое имение, и вряд ли мы когда-нибудь снова увидим его.
– Тони уехал домой?
– Я знал, что это известие тебя порадует. Хочу тебе также сказать, что я не одинок в своем отношении к свежему воздуху и резвящимся барашкам. Его разделяет один из твоих друзей, недавно снова занявший место в кругу единомышленников.
Лицо маркиза застыло.
– Ты имеешь в виду леди Сибил?
– Точно, старик, угадал с первого раза. Чего только она о тебе не наговорила, сам знаешь, у нее не язычок, а змеиное жало.
– Меня это не интересует, – хмуро ответил маркиз.
– Она даже хочет уговорить кого-нибудь вызвать тебя на дуэль. Последний, к кому она искала подходы, был не кто иной, как твой старинный приятель, этот самодовольный хлыщ Мерсер Херон!
– Этот трусливый пустомеля?! Он будет последним, кто сможет прострелить во мне дырку!
– Я тоже так думаю, – благодушно согласился Ричард, налегая на телячью вырезку с трюфелями.
– Еще кларета? – предложил маркиз. – Тебе понадобится много сил, если обратно ты думаешь мчаться с той же скоростью, что и сюда. Может, останешься на ленч?
– Нет, мне пора отбывать, не смею навязывать свое общество тому, кто им тяготится!
– Не будь глупцом, Ричард. Причины, по которой я не хотел видеть тебя здесь, больше не существует. – Маркиз бросил выразительный взгляд на Бьюлу.
– У тебя не должно быть секретов от друга, – заметил Ричард, – тем более, если они не имеют никакого значения.
– Для тебя – да, – быстро ответил маркиз, – но не для других.
– То, о чем повсюду твердила леди Сибил – вот болтунья! – совершенно не важно для твоих истинных друзей, Джулиус. А если ты думаешь, что у тебя таковых не имеется, то глубоко ошибаешься.
У Арабеллы возникло теплое чувство к капитану Хантингтону. Он нашел нужные слова, чтобы ободрить маркиза, пытавшегося сохранить в тайне уродство сестры.
– С вашего позволения, милорд, – обратилась она к маркизу, – я выведу Бьюлу на прогулку.
– Конечно, Арабелла, – ответил маркиз, и девушка заметила, что выражение, появившееся в его глазах, не ускользнуло от внимания Ричарда.
– Милостивый Боже, Джулиус! – уже выходя, услышала она голос – Кто, черт возьми, это прелестное создание?! В жизни не видел ничего подобного.
Ответа маркиза Арабелла не услышала. Ее занимало другое: как передать капитану Хантингтону то письмо, что лежало у нее в сумочке. С чувством благодарности небесам она думала, что этот человек послан в ответ на ее молитвы. Возвращаясь в Лондон кратчайшим путем через поля и по малолюдным дорогам, он вряд ли наткнется на разбойников.
Занятая своими мыслями, Арабелла не заметила, как к ней подошла мисс Мэйдерсон. Голос домоправительницы вывел ее из задумчивости, и, обернувшись, она увидела в ее руке письмо.
– Извините, мисс Арабелла, но если у вас будет возможность увидеть капитана Хантингтона до его отъезда, не попросите ли вы его передать это письмо итальянскому певцу синьору Паоло ди Коллалто?
– Разумеется, – удивленно ответила Арабелла.
– Скажите также капитану, что сеньор ди Коллалто должен получить письмо как можно быстрее, дело не терпит отлагательства, – добавила мисс Мэйдерсон шепотом.
– Постараюсь, – ответила Арабелла, решив, что вручит это письмо вместе со своим. – Вам знаком этот джентльмен… – хотела спросить девушка, но мисс Мэйдерсон уже пошла прочь. По ее быстрому шагу было ясно, что она не желает, чтобы ее кто-нибудь увидел.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Обитель страха - Картленд Барбара

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12

Ваши комментарии
к роману Обитель страха - Картленд Барбара



еще один чудесный роман этой писательницы читая их получаешь удовольствие все романы читаются легко и красиво заканчиваются любовь в них всегда сильная открытая и конец счастливый
Обитель страха - Картленд Барбаранаталия
14.12.2011, 14.16





Не плохой сюжет. Но все испортило по моему то, как жестоко и глупо закончилась жизнь маленькой малышки. Просто взял и сожгли её тело, и начали радоваться новой беспечной жизни. Ужас! я была в шоке от этого. абсолютная бездарность!!!!!
Обитель страха - Картленд БарбараАльбина
16.04.2013, 19.34





Ну, не знаю. Мне роман совершенно не понравился. Такие пафосные диалоги!Самое непонятное - вдруг, откуда не возьмись, появляется погибшая, якобы, мамаша и над трупом погибшей дочери рассказывает спасенному сыну о том, как она счастлива во втором браке, затем садится на лошади и снова исчезает. Ну совсем, как индийское кино. Впрочем, чего ожидать от такого "ПЛОДОТВОРНОГО" автора? Не понятно, почему книге дали 10 баллов?
Обитель страха - Картленд БарбараОльга
16.07.2013, 22.15





Бред какой-то...
Обитель страха - Картленд БарбараАлеся
9.10.2013, 13.23





Я согласна с Альбиной,жаль Бьюлу,такая кроха,ей совсем никто не занимается. что касается ее матери,то это не мать,а просто дрянь! ее дочь погибла от рук злодеев,а ей наплевать.Ну и что,что девочка неполноценная,с ней просто нужно позаниматься,уделить ей внимание.Короче,роман полный эгоизма.
Обитель страха - Картленд Барбаранонна
12.11.2013, 19.04





нуднятина!!!!
Обитель страха - Картленд Барбараилона
24.05.2014, 11.49





Книга очень понравилась,сюжет настолько увлекательный,что невозможно остановиться.Очередные комплементы Картленд.
Обитель страха - Картленд БарбараОльга М
1.06.2014, 16.52





Неплохо роман
Обитель страха - Картленд БарбараАлена
9.10.2014, 23.27





Хороший роман. Жаль малышку. Уж хоть не сжигали бы...
Обитель страха - Картленд БарбараNuri
19.05.2015, 11.18





Хороший роман. Жаль малышку. Уж хоть не сжигали бы...
Обитель страха - Картленд БарбараNuri
19.05.2015, 11.18





Ой, мой самый, самый любимый... роман! Так легко читается. И герои оба замечательные. Есть , конечно, неприятные моменты. Уж с Бьюлой как- то по другому закончили бы . Но книга понравилась
Обитель страха - Картленд БарбараДаррийя
25.08.2015, 15.45








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100