Читать онлайн Ночные грезы, автора - Картленд Барбара, Раздел - Глава 5 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Ночные грезы - Картленд Барбара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 5.9 (Голосов: 61)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Ночные грезы - Картленд Барбара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Ночные грезы - Картленд Барбара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Картленд Барбара

Ночные грезы

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 5

После весьма многозначительной паузы Хэнсон нашел приемлемый ответ:
— Я зашел сюда поискать, чем бы мне перевязать руку. Смотри!
Он шагнул к графине, и балдахин кровати скрыл его от Алинды. Она догадывалась, что Хэнсон показывает миледи свою рану.
— Что случилось? Как тебя угораздило? — Графиня явно была раздражена.
— Найди мне что-нибудь, чтобы остановить кровь. Признаюсь, что рука болит чертовски, — сказал он.
— Ты не ответил мне…
— Потом все расскажу. — Хэнсон поспешно увел графиню в коридор.
Когда их голоса затихли вдали, Алинда вздохнула с облегчением. На какой-то момент она впала в отчаяние, убежденная, что станет участницей неминуемой бурной сцены, но Хэнсон на удивление ловко справился с ситуацией.
Теперь Алиндой владела только одна мысль: «Что мне сделать, чтобы он оставил меня в покое?» Она знала, что его присутствие в доме в любой день и час может обернуться для нее катастрофой.


— Почему ты увиливаешь от ответа? — между тем настаивала леди Кэлвидон, когда Феликс все дальше уводил ее от комнаты Мазарини. — Ты что-то от меня скрываешь?
— Я споткнулся и задел эти чертовы рыцарские латы, — ответил он. — Зачем их только расставили по всему коридору? Я наткнулся рукой на какую-то острую железку…
— И очутился в спальне герцогини, — закончила за него фразу миледи. — Миссис Кингстон попросила меня взглянуть на работу этой девицы, и я обнаружила там тебя.
Зеленые глаза вдовствующей графини излучали подозрительность.
— Какая девица? О чем ты толкуешь? — притворился удивленным Феликс Хэнсон.
— Не притворяйся идиотом, Феликс, — оборвала его миледи. — И если она сейчас там, в спальне герцогини, то я ни за что не поверю, что ты ее не заметил.
— Я не видел там никакой девицы, — твердо заявил Феликс. — Я зашел в комнату, чтобы, как уже говорил, найти какое-нибудь полотенце. Я истекал кровью и отворил первую попавшуюся дверь.
— Хотелось бы тебе верить, Феликс, — с горечью произнесла графиня.
— А какого дьявола ты не должна мне верить? — агрессивно откликнулся Хэнсон. — Бог мой! Если я не могу даже войти в какую-то комнату без того, чтобы не быть допрошенным по всем правилам судилища в Олд-Бейли, то, право, нам надо расстаться!
Он вложил в эту тираду весь свой праведный гнев.
Дойдя до комнаты, где ему теперь пришлось ночевать, Хэнсон вошел первым, предлагая графине покорно следовать за ним. Он сразу же шагнул к умывальнику, налил в тазик холодной воды из фаянсового кувшина и опустил туда руку.
— Осмелюсь предположить, что в доме найдется бинт? — не без ехидства осведомился Хэнсон.
— Разумеется, — сказала вдовствующая графиня.
Она сама решила сделать ему перевязку и отправилась за бинтом. В ее отсутствие Феликс Хэнсон, шумно вздохнув, позволил себе расслабиться.
Еще недавно он балансировал на лезвии бритвы!
Слишком хорошо он изучил Розалин, чтобы не догадываться, как она повела бы себя, застав его возле ложа герцогини беседующим — а, не дай бог, целующимся — с маленькой потаскушкой по имени Алинда Сэлвин. «Жить в этом доме все равно, что быть выставленным на всеобщее обозрение где-нибудь на ярмарочной площади», — размышлял он.
Слежка за ним была постоянной. Он не мог ни произнести и пары слов, чтобы не почувствовать, что его подслушивают, ни прогуляться по лужайке около дома без ощущения, что неусыпное око Розалин наблюдает за ним.
«Надо удирать в Лондон, а то все кончится плохо», — решил он.
Вернувшуюся в комнату с бинтами, корпией и йодом графиню Феликс встретил задумчивым взглядом, будто что-то высчитывая в уме.
— Кровь уже почти не идет, — сказал он, вытащил руку из воды и вытер ее тонким полотенцем.
— Я боюсь, что тебе будет больно, — предупредила графиня.
Она щедро пропитала клок ваты йодом из бутылочки и приложила его к ране.
— Ой! — вскричал Феликс. — Жжет, как в аду!
— Зато обезопасит от любой инфекции, — убежденно заявила графиня. — Этим латам бог знает сколько веков, а ты ведь не хочешь заполучить столбняк.
Феликс был почти уверен, что острые ножницы Алинды не кишели смертоносными бактериями, но ему приходилось безропотно принимать медицинские услуги графини, — Если тебе станет хуже, мы пошлем за доктором, — заявила она.
— Не беспокойся, все будет в порядке. Закончив перевязку, миледи сказала:
— Я все же по-прежнему не понимаю, зачем тебе понадобилось заходить в комнату герцогини. Почему ты не отыскал меня?
— Боже ты мой! — застонал Феликс. — Розалин! Что тебе так приспичило изображать инквизитора? Я не попугай, чтобы повторять одно и то же по многу раз!
— Если ты начнешь волочиться за этой девицей, как волочился за дочкой моего конюшего в Нью-Маркете, я вышвырну тебя вон! — тихо, но угрожающе произнесла вдовствующая графиня. — Я не стерплю подобного унижения вторично.
Феликс знал, что, когда Розалин Кэлвидон беседует с ним в сдержанном тоне, она гораздо более опасна, чем при вспышках ярости.
— Ты заблуждалась тогда и заблуждаешься теперь, — с достоинством возразил он. — В любом случае тебе не придется выгонять меня. Я все равно уезжаю, Розалин!
— О чем ты говоришь?
— Я покидаю Кэлвидон. Мне надо быть в Лондоне.
— Но почему? Почему? Что произошло? — добивалась она ответа. Теперь выражение ее зеленых глаз резко изменилось.
— Ты была ко мне очень щедра, и я премного тебе благодарен, — сказал Хэнсон. — Но я не могу допустить, чтобы ты оплачивала мои долги.
— Долги? Какие долги? — с недоумением уставилась на него вдовствующая графиня. — Разве я тебе в чем-то отказывала?
— Твои подарки много значат для меня. — Феликс улыбнулся. — Нет никого на свете добрее и великодушнее тебя, но, к сожалению, с моим банкиром не расплатишься поцелуями.
— Ты превысил свой кредит в банке?
— Я был в долгу как в шелку еще с Кембриджа, — чистосердечно признался Феликс, — а сейчас дошел до точки. Они настаивают, чтобы я срочно погасил задолженность банку. А кроме того, я еще кое-кому должен.
Так как вдовствующая графиня хранила молчание, Хэнсон бодро продолжил:
— Что ж! Ничего не попишешь! Все хорошее рано или поздно кончается, и теперь мне придется своим горбом зарабатывать на хлеб. С моим образованием и связями найти работу будет нетрудно.
— И это значит, что ты вынужден будешь жить в Лондоне? — спросила Розалин.
— Необязательно, — последовал беспечный ответ. — Это может быть Манчестер или Бирмингем. Любой промышленный город, где работают станки и «крутятся колеса.
— Феликс, ты не можешь покинуть меня! Этого возгласа он как раз и ждал и произнес с тщательно отрепетированной дрожью в голосе:
— Не думай, что мне этого хочется. Ты доставила мне столько радости, ты сделала меня счастливым, Розалин, и я никогда не смогу забыть, кем мы были друг для друга. Но наступило время сказать:» Прощай!«
— Нет! Феликс, нет! Я не отпущу тебя. Сколько тебе надо денег?!
От него не укрылось, что она уже дошла до крайности в своем отчаянии.
— Я не могу это сказать тебе, — гордо заявил он. — Мне стыдно, что я привел свои дела в такое состояние.
— Сколько? — настаивала Розалин Кэлвидон.
— Восемь тысяч фунтов!
Едва слышный возглас вырвался у нее, но она быстро взяла себя в руки.
— Я найду эти деньги. Обязательно найду, Феликс, поверь мне! Но это будет не так легко. Я не могу изъять их из основного капитала, так как бухгалтеры обязаны будут доложить Роджеру о снятии столь большой суммы.
— Я бы не хотел, чтобы твой сын узнал об этом, — мгновенно отреагировал Феликс.
— Он и не узнает, — заверила его графиня. — Я достану эти деньги. Думаю, что моих сбережений почти хватит, а в крайнем случае я всегда могу занять под залог моих драгоценностей.
— Да, конечно, — согласился Феликс. — Но я не позволю тебе это сделать.
Он совсем забыл про драгоценности и сейчас отругал сам себя.
Сказочная коллекция драгоценных камней, частью принадлежащих лично вдовствующей графине, а в остальном составляющих наследственное состояние семейства Кэлвидон, стоила бешеных денег. Теперь Хэнсон жалел, что не запросил десять тысяч. Заложив драгоценности, которыми владела Розалин, можно было бы получить на руки наличные, но он, к несчастью, упустил это из вида.
Феликс еще раз мысленно обозвал себя дураком и подумал, что в том случае, если он сейчас прикарманит восемь тысяч фунтов, имеет смысл повременить несколько месяцев с отъездом и вытянуть у графини кое-какие деньжата в придачу.
— Я выпишу тебе чек на мой личный счет, — говорила между тем Розалин. — Но обещай мне, дорогой Феликс, что ты не попадешься в подобную ловушку снова. Отдай мне свои долговые расписки, и я все улажу. И учти, когда долги накапливаются, требуется сразу большая сумма, чтобы их погасить, это обходится дороже.
— Тебе только стоит улыбнуться своему банкиру, и он тотчас раскошелится хоть на миллион и без всякого обеспечения, — подобострастно сказал Хэнсон. — Лично я бы так поступил на его месте.
— Ты мне льстишь, дорогой? — спросила графиня. — В последнее время ты это делаешь нечасто.
— Все потому, что я был расстроен.
— Но почему ты не обратился ко мне раньше, глупый мальчик! Деньги — слишком скучная материя, чтобы мешать нашему счастью.
— Но они никак не дают скучать тому, у кого их нет! — резонно возразил Феликс. — Все же ты должна позволить мне поискать какую-нибудь работу, Розалин.
— Я не могу обойтись без тебя, и ты это знаешь! Ты мой, и я не хочу делить тебя ни с кем.
Нотка подозрительности вновь проявилась в ее тоне, и Феликс в который раз проклял себя за то, что так по-глупому был застигнут почти на месте преступления. Хэнсон был уверен, что Розалин гуляет в саду и он освободился от нее по меньшей мере на полчаса.
Но она вернулась обратно в дом, и теперь, к сожалению, будет настороже, а он сам, как дурак, дал ей повод подозревать себя.
Началось все в Нью-Маркете, где его чуть не поймали с поличным вместе с дочкой конюшего. Она была лакомый кусочек и совсем не противилась его желаниям. Даже наоборот — сама подзадоривала его. Надо же было случиться, что Розалин Кэлвидон вздумала искать его по всем углам и углядела занятую приятным делом парочку в одном из пустующих стойл.
Феликс с трудом вновь проложил дорожку к сердцу графини, но убедился, что с той поры она стала вдвойне подозрительной, а ее наблюдательность и прозорливость вызывали в нем почти мистический страх.
Он зарекся не связываться больше с женщиной намного старше себя. По-настоящему ему нравились очень молоденькие и наивные девочки. С ними Феликс ощущал себя всемогущим властелином, но, к сожалению, у таких прелестных созданий обычно не было за душой ни гроша. А это означало, что ему приходилось возвращаться на прежние позиции и искать себе немолодую, но богатую жену.
— Пройдем в мою комнату, — сказала Розалин. — Я, не откладывая, выпишу тебе чек. Я не хочу, чтобы ты тосковал и вел себя так же странно, как в последние два дня. — Улыбнувшись, она продолжила:
— Я хорошо изучила моего дорогого мальчика и догадалась, что какая-то проблема гнетет тебя.
— Я все думал, как мне сказать тебе, что я должен уехать.
— Ты никуда от меня не уедешь! — решительно заявила миледи. — Выбрось этот вздор из головы. Разве не чудесно, что мы здесь вместе? Скажу тебе правду, Феликс, я никогда не была так счастлива.
» Подавись ты своим счастьем!«— злобно подумал Феликс.
Однако он галантно просунул забинтованную руку под локоток увядающей красавицы, и они направились в ее будуар.
Комната была полна цветов, срезанных в оранжерее и собранных в лугах поблизости, пестрых, как калейдоскоп, от буйного цветения первого летнего месяца. Воздух был пропитан не только цветочным ароматом, но и экзотическим запахом духов, которые доставлялись для миледи специально из Парижа.
Она присела за изящный французский секретер, выдвинула ящичек и достала чековую книжку. Розалин начертала фамилию Феликса на чеке, заполнила его мелким изящным почерком, подписала и с улыбкой протянула Хэнсону.
— Мой подарок тому, кого я люблю.
— Спасибо, Розалин. Не знаю, как тебя отблагодарить.
Чек скользнул во внутренний карман его сюртука.
— Не знаешь? В самом деле? — лукаво осведомилась Розалин Кэлвидон.
Ее алые от помады губы приглашающе раскрылись. Он понял, чего от него ждут.
— Конечно, знаю. Позволь показать тебе, — промолвил Феликс и сжал ее в объятиях.


Алинда стала заниматься занавесями в спальне герцогини вскоре после ухода оттуда мистера Хэнсона и миледи. Ей было понятно, что только чудо спасло ее от крупных неприятностей.
Она собрала нитки и иголки, с брезгливостью протерла ножницы, обнаружив на них следы крови, и направилась к себе.
Алинда дернула за шнур колокольчика и, когда Люси явилась, сказала:
— Спроси, пожалуйста, миссис Кингстон, нельзя ли доставить гобелен из комнаты Мазарини сюда. Я предпочла бы работать здесь.
— Конечно, — охотно откликнулась Люси.
Алинда была уверена, что Феликс Хэнсон обманул миледи, сказав, что никого не видел в спальне, и если ее милость все-таки захочет проверить, насколько он правдив, то, заглянув туда попозже, пусть убедится, что комната действительно пуста. Вряд ли вдовствующая графиня удосужится точно рассчитать время, когда и в каком месте находилась вышивальщица, а то, что она трудится у себя, подтвердит наспех выдуманную им историки развеет подозрения миледи, если они у нее появились. Всем своим существом Алинда противилась участию в обмане, но быть уволенной, когда она возлагала на это место столько надежд, для нее было равносильно катастрофе.
Кроме того, она должна была откровенно признаться, что не хочет покидать Кэлвидон-хауз, не узнав, принял ли во внимание молодой граф ее советы, данные ему прошлой ночью. Это было подобно чтению книги, которое ты вынужден прервать на самом интересном месте. Ведь почти невозможно угадать, чем закончится драма, разыгравшаяся в Кэлвидоне.
Хотя она сказала милорду, что он должен жить у себя дома, сама Алинда не представляла, чтобы такой гордый человек, как Роджер Кэлвидон, смог терпеть присутствие любовника матери в своем доме изо дня в день.
Для него унизительно было соблюдать даже видимость вежливости по отношению к мистеру Хэнсону, когда один вид этого альфонса заставлял все внутри его клокотать от возмущения.
И она сама испытывала к Феликсу Хэнсону похожие чувства, хотя ее положение было не сравнимо с тем, в каком оказался молодой граф. К тому же до ее чувств никому не было дела.
И все-таки есть ли у графа Роджера альтернатива? Вернуться в Париж и — если мадемуазель ле Бронк говорила правду — изводиться от тоски по дому, по своему отечеству, по своим лошадям, по чудесным вещам, хранимым в покоях Кэлвидона, по всему тому, с чем он накрепко связан душой и телом.
» Неужели его мать не может понять, что причиняет сыну такую боль?«— спрашивала себя Алинда.
Накануне она пыталась уговорить Роджера взглянуть на ситуацию с точки зрения матери. Красота ее блекнет, неминуемо надвигается старость, и скоро интерес к ней мужчин уйдет вместе с ее утраченной молодостью.
Алинда удивлялась себе, как она осмелилась говорить подобные вещи милорду, выступать в защиту женщины, которая безжалостно погубила все, что для него было дорого. Мать Алинды сочла бы Розалин Кэлвидон порочной женщиной.
Миссис Сэлвин придерживалась пуританских взглядов и осуждала нравы так называемого» круга Мальборо»— группы распущенных и беспринципных прожигателей жизни, затесавшихся в окружение принца Уэльского.
— Они дурно влияют на весь английский народ, — сетовала она тихим, надломленным болезнью голосом. — Я не понимаю, как может принц Уэльский допускать, чтобы его имя упоминалось в связи с такими ветреницами, как миссис Лэгтри или графиня Уорвик, которые открыто распространяются о том, что вскружили ему голову, и эти сплетни попадают на страницы дешевых газетенок!
Алинду не особо интересовали беседы на эту тему, так как вряд ли ей придется когда-либо общаться с персонами, которые своим поведением вызывали праведный гнев ее матушки. Но сейчас любовная интрига закручивалась в доме, где ей предоставили работу, и она могла наблюдать, как влияет вызывающе открытая распущенность хозяйки дома не только на сына, но и на всех домашних.
Слуги не любили мистера Хэнсона и едва терпели его присутствие. И все же прошедшей ночью Алинда в беседе с графом пыталась как-то оправдать его мать. Вероятно, ей не стоило этого делать. Кэлвидон прав. Ничто не может извинить женщину, в нарушение всех приличий вешающуюся на шею недостойному альфонсу.
Алинда восхищалась герцогиней Мазарини, несмотря на некоторые ее слабости. Гортензия отдала королю Карлу не только свое тело, но и ум. Она обладала талантом, как никакая другая женщина, вдохновлять мужчину на великие дела.
Алинда прочла как-то о том, что в салоне герцогини в Лондоне собирались самые просвещенные люди той поры. Здесь вспыхивали горячие споры на самые разные темы, и Гортензия участвовала в них, как равная, поражая всех своими познаниями в живописи и музыке, истории и человеческой психологии. Атмосфера, царившая там, заново пробудила в Карле интерес к жизни, который он утерял после возвращения на английский трон.
Эта любовь была совсем иной, чем страсть вдовствующей графини к мужчине на двадцать лет моложе ее и неизмеримо ниже по уровню воспитания и интеллекта. Алинда вздрогнула, вспомнив, какой мерзавец этот Феликс Хэнсон.
Ей так хотелось внести покой в душу молодого графа, убедить его, что поведение матери не должно отравлять ему жизнь. Ведь такие блестящие перспективы открывались перед ним, столько хорошего ему предстояло сделать. Женщина, которая не смогла, хотя бы ради того, чтобы не ранить чувства сына, отказать себе в постыдных удовольствиях, не должна быть помехой в осуществлении благородных целей, если таковые намечены милордом.
Трудясь над гобеленом, принесенным служанками в ее комнату, Алинда ломала голову над тем, как разрешить проблемы, столь неожиданно возникшие перед ней.
Подошло время ленча, и Люси стала убирать со стола работу Алинды. Расстилая крахмальную белоснежную скатерть, она сказала:
— Мамзель уехала.
— Не может быть! — Алинда была крайне удивлена.
— Его милость сам отвез ее в Дерби на вокзал, а перед отъездом она заявила миссис Кингстон, что страшно соскучилась по Парижу. «Все же, я надеюсь, вы здесь хорошо отдохнули», — сказала ей миссис Кингстон из вежливости. «Меня ждет продолжительный отдых в могиле, — ответила мамзель. — Это место похоже на склеп, и я не понимаю, как вы тут еще не задохнулись».
Люси засмеялась.
— Что вы думаете по этому поводу, мисс? Надо же, склеп! Придумала же такое! Миссис Кингстон чуть в обморок не упала, а когда она поведала об этом мистеру Барроузу, он знаете что сказал? «Никогда не угадаешь, что эти иностранцы ляпнут. Они совсем не такие, как мы. У них мозги работают по-другому».
Алинда не могла не присоединиться к беспечному смеху горничной. Душа ее пела от радости. Граф не пожелал возвратиться в Париж вместе с мадемуазель!
Вероятно, это означало, что он принял решение осесть в доме надолго. Ей очень хотелось увидеть его и по возможности тактичнее выведать о его дальнейших планах.
Правда, она тотчас одернула себя. Весьма не похоже, что он уж так жаждет встречи с нею.
Вчера было одно, сегодня — другое. Прошлой ночью она показалась ему каким-то потусторонним существом, с которым можно было удариться в откровенность. Или незнакомкой, пришедшей из ночи и ушедшей в ночь. Днем же она превратилась в наемную работницу, почти прислугу, а он унизился до сплетничанья, обсуждая с нею поведение своей матери.
«Теперь он должен избегать меня, так же, как и я его», — подумала Алинда и тяжко вздохнула.
Эта мысль подействовала на нее угнетающе. Склонившись над вышиванием, она никак не могла избавиться от мыслей о молодом графе.
В конце концов она решила после ужина снова отправиться на остров.
Девушка воспользовалась той же задней дверью, что и вчера, но теперь уверенно проследовала через сад.
Солнце еще не село, но длинные тени от деревьев уже легли на землю.
При свете цветник и фруктовый сад выглядели иначе, но так же были полны очарования. По замысловато петляющей аллее Алинда углубилась в глубину парка и чисто по-детски испугалась, что заблудилась.
Она обнаружила маленький искусственный водопад, сверкающий в солнечных лучах. Хрустальная струя падала в бассейн, где цвели экзотические растения, привезенные сюда из отдаленных стран.
Алинда взобралась по мшистым каменным ступеням наверх, откуда брал свое начало каскад, и перед ней открылось пространство, покрытое великолепными рододендронами — белыми, бледно-розовыми, пурпурными. На фоне темно-зеленых елей, окаймляющих лужайку, этот пламенеющий цветочный ковер слепил глаза.
Тропинка, причудливо извиваясь, привела ее на вершину холма, туда, где возвышалась мраморная статуя какой-то богини. У ног ее была скамья.
Алинда присела и залюбовалась открывшимся видом. С одной стороны в обширной долине раскинулся Кэлвидон-хауз со всеми его флигелями, конюшней, службами и полем для гольфа, с другой — за парком виднелось озеро.
Сквозь переплетения ветвей прибрежных ив Алинда разглядела белый греческий храм на острове. Ей стало немного не по себе. Решимость ее прийти к храму и ждать там появления Роджера несколько ослабла, а сам поступок ее показался сейчас нелепым. Если он обнаружит ее на месте их ночного свидания, то скорее всего сочтет назойливой.
А на что иное она могла рассчитывать, будучи просто скромной служащей, которая неизвестно почему вздумала вмешиваться в дела знатной и богатой семьи? Не лучше ли отказаться от своего вздорного замысла и, вдоволь насладившись прекрасным пейзажем, вернуться в свою комнату?
А природа была и в самом деле прекрасна. Угасающий день придавал ее краскам изысканную сдержанность, смягчал контрасты, словно обволакивая все легкой золотистой вуалью. В прозрачном воздухе как будто была разлита едва слышная мелодия, аккомпанирующая душевному настрою Алинды.
Она подумала о том, сколько мужчин и женщин поднимались сюда, к подножию статуи, чтобы найти душевный покой и умиротворение. И они находили то, что искали. Кэлвидон-хауз был просто создан для того, чтобы человек ощущал в нем себя счастливым.
В этом ей хотелось убедить графа.
Ее душа с болью отзывалась на то, что люди подчас рвут себя в клочки из-за каких-то неудовлетворенных страстей, а потом обнаруживают, к своему огорчению, что лишь впустую потратили время.
А ведь им отпущено не так много лет жизни. Они все лишь временные обитатели Кэлвидона. Они уйдут, адом по-прежнему будет стоять, и новое поколение поселится в нем.
Алинда перебирала в памяти имена известных ей прежних владельцев Кэлвидона, как вдруг нынешний граф предстал перед ней.
И вновь, как и тогда ночью, мечты ее обратились в реальность.
— Я знал, что найду вас здесь, — услышала она запомнившийся ей низковатый приятный голос.
Роджер Кэлвидон уселся рядом с ней на каменную скамью.
— Откуда вы могли знать, что я приду сюда?
— Я решил, что вполне понятная стеснительность помешает вам нанести повторный визит на остров. А это место так же предназначено для снов наяву и располагает к откровенности.
— Я этого не знала.
— Значит, вами руководило некое бессознательное стремление, как и мною. Как видите, наши якобы случайные встречи на самом деле неизбежны.
Она украдкой бросила на него взгляд. Сегодня он выглядел моложе и казался жизнерадостным, что она отметила с удовольствием.
Роджер был одет в вечерний костюм, и Алинда догадалась, что он сбежал с обеда, который обычно долго тянулся из-за большого числа перемен блюд. Но тут до нее дошло, что она провела здесь весьма продолжительное время, сама того не заметив, и вокруг уже начали сгущаться сумерки.
— Будет ли вам интересно послушать мой отчет? — спросил граф.
— Отчет? — переспросила Алинда в изумлении.
— О том, как я выполнял ваши распоряжения. «Он смеется надо мной, — подумала Алинда. — И это с его стороны нехорошо».
Тон его был чересчур интимным, и Алинда ощутила робость.
— Я надеялся, что вы заинтересуетесь, — продолжал он.
— Конечно, мне интересно. Но я думала, что после вчерашнего…
Улыбка осветила его лицо, и оно совершенно преобразилось.
— Я догадывался, о чем вы думали, но вы заблуждаетесь. Я ничуть не сожалею, что доверился вам. Я очень хотел, чтобы вы были правы, и так оно и оказалось.
Алинда не переставала удивляться. «Как он мог узнать о том, что было у меня в уме весь день?»— задавалась она вопросом.
Затем, понимая, что он хочет от нее услышать, сказала:
— Тогда, может быть, вы расскажете мне, что вам удалось сделать.
— После того как моя гостья отбыла назад во Францию, о чем я нисколько не жалею, я посетил близлежащие фермы.
— А арендаторы вам обрадовались? — спросила Алинда.
— Кажется, да! — В его ответе звучала гордость. — Я не понимал раньше, что обитатели и работники большого поместья зависят от меня…
— Вы — одно целое, — сказала Алинда. Лорд кивнул и признался:
— Раньше мне это было невдомек.
— А сейчас?
— Они хотят похвалиться своими успехами, а в случае нужды знать, к кому можно обратиться за помощью. Я обрел хоть какую-то цель в жизни. Я вдруг понял, как тесно переплетаются наши судьбы с судьбами тех, кто своим трудом обеспечивает нам достойную жизнь.
— Я так рада, что вы пришли к этой мысли сами, без подсказки.
— Как видите, у меня хватило на это умственных способностей, — с притворной обидой откликнулся милорд, но тут же широко улыбнулся. — Жаль, что я потерял столько лет. Но я постараюсь наверстать упущенное, — Я знаю, что вам это по плечу, — застенчиво произнесла Алинда.
— Как вы можете это знать, когда я сам в этом не очень-то уверен?
— Сама не знаю… — Алинда окончательно смутилась и замолчала.
— Расскажите мне о себе, — неожиданно попросил Роджер.
— Мне нечего рассказывать. Моя мать тяжело больна, и поэтому я нуждаюсь в деньгах. Талантов у меня никаких, но я неплохо вышиваю. Вот, пожалуй, и все.
— Я бы сказал, что у вас достаточно талантов, — возразил граф. — И умение проповедовать — один из них. Кроме того, вы обладаете даром провидения.
— Скорее это можно назвать инстинктом, — сказала Алинда. — Я ему повинуюсь, только и всего.
— Инстинкт распознать хорошее и отсеивать дурное. Кто бы на свете не хотел обладать им? Роджер внимательно посмотрел на нее.
— Вы что-нибудь знаете про эту богиню? — Он кивнул на статую.
— Я ее даже не рассмотрела как следует. Пейзаж вокруг так красив.
— Это Афина — богиня мудрости. Ей известно больше истин и сокровенных тайн, чем всем богам и смертным. Как, по-вашему, надо быть мудрым в любви?
— Я считаю, что да, — твердо заявила Алинда, вспомнив в этот момент о Гортензии Мазарини.
— Но мудрыми можно назвать очень немногих женщин. Впрочем, обнаружить ум в головке хорошенькой женщины боятся почти все мужчины.
— Боятся?
— Какой муж захочет, чтобы жена была умнее его? — с легкой иронией спросил Роджер. Неожиданно он поднялся.
— Пойдемте, я провожу вас. Когда темнеет, бывает трудно отыскать нужную тропинку в этих дебрях.
Алинда терялась в догадках, почему он так резко оборвал разговор. Когда они углубились в рощу, она поняла, что без провожатого могла бы действительно заплутать. Только спускаясь по ступеням сбоку от водяного каскада, она поняла, что они идут обратно тем же путем, каким она шла наверх при свете дня. В сгустившейся тьме все выглядело по-иному.
Молча они пересекли лужайки с мягкой бархатистой травой, прошли под сомкнувшимися над их головами кронами фруктовых деревьев, но Алинде казалось, что каким-то таинственным образом их беседа продолжается. В ней нарастала неудержимая радость от этого мысленного общения с ним, от того, что он рядом.
Они приблизились к задней двери, от которой у нее имелся ключ. Роджер взял его из руки Алинды, и пальцы их» слегка соприкоснулись.
— Спокойной ночи, Алинда, — сказал он, придерживая дверь и пропуская ее. — И спасибо вам.
Она забрала у него ключ, и повторное прикосновение к руке Роджера взволновало ее.
Алинда удивленно посмотрела на него выжидающе, когда он склонился к ней.
— Спасибо за… — начал было Роджер, но его губы встретились с ее губами, и любые слова вдруг показались лишними.
Его руки сомкнулись в кольце вокруг ее талии, его рот завладел ее ртом. Алинда ощутила тепло, а еще возникло чувство, которое прежде она никогда не испытывала, но откуда-то ей было известно, что таков должен быть вкус поцелуя. Как будто живительное ласковое пламя охватило обоих, расплавило и слило их воедино. Они перестали существовать раздельно.
«Наверное, только богам доступно подобное наслаждение», — в восторге подумала Алинда. Машинально она продолжала пятиться. Еще один шажок, и она, переступив порог, очутилась внутри дома. Дверь закрылась, и Алинда осталась одна.


Долго она лежала лицом вниз на своей кровати. Она не раздевалась и не помнила, как проделала путь по лестницам и коридору до своей комнаты.
Алинда была не в состоянии возвратиться к реальности, вновь обрести присущий ей здравый смысл и сказать себе, что поводов для особой радости нет.
Вместо этого она задавалась вопросом, почему любовь так сладостна, и жалела, что не встретилась с нею раньше.
Почему она сразу не почувствовала, увидев стоящего у окна Роджера Кэлвидона, что он и есть тот единственный на свете мужчина, который одарит ее счастьем, о ком она мечтала и не чаяла встретить.
Все-таки ей удалось спуститься с небес на землю, вымести напрочь вздор, заполнивший ее головку, и сказать себе, что ее чувства, столь возвышенные, могли резко отличаться от того, что чувствовал граф. Должно быть, он успел перецеловать сотню женщин, а она лишь сто первая в этом списке.
Он был возбужден своим сегодняшним успехом и благодарен ей за то, что именно она направила его на этот путь. Тогда, значит, это был знак благодарности, и ничего более! Граф не произнес никаких слов любви и вообще было не похоже, что он влюблен в нее.
Ей нечего было предложить графу Кэлвидону, который считался завидным женихом в высшем обществе и за которым из-за его титула и состояния велась охота с тех пор, как он достиг подходящего для женитьбы возраста. То, что он был несчастен из-за постыдного поведения своей матери и ненавидел ее любовника, совсем не умаляло его достоинств с точки зрения высшего света. Его готовы были принять в любой семье с распростертыми объятиями.
«Как я могла хоть на один момент подумать, что он интересуется мною? — упрекала себя Алинда. — Даже если б он знал о моем происхождении, у меня нет ничего, чтобы преподнести ему. Ничего!»
От ее недавнего восторга не осталось и следа. Все вернулось обратно на свои места, райское блаженство сменилось адом, но не огненным, где поджаривают грешников, а холодным, серым, будничным.
Однако жизнь ее уже не станет такой, как прежде, она была в этом уверена. Может быть, Алинда слишком драматично воспринимала самые обычные вещи, чересчур большое значение придавала тому, что произошло. Но она, как ей казалось, познала самое высокое чувство и поэтому переменилась сама.
Пусть даже милорд думает о ней то же, что и Феликс Хэнсон. Она-то знает про себя, что она чиста и лишена всякой корысти и притворства. Все же Алин-де пришлось признать, что в чем-то она допустила ошибку. Девушки ее круга и воспитания не позволили бы мужчине, с которым встречались лишь несколько раз, поцеловать себя и при этом не сопротивляться, не протестовать, а даже наоборот, со страстью отвечать на поцелуи.
Если б ее попытался поцеловать Феликс Хэнсон, она наверняка вела бы себя именно так, но с Роджером Кэлвидоном все было по-другому.
Он сумел пробудить в ней дотоле дремавшие чувства, и она не побоялась открыть их ему. Пусть не словами, а поцелуем она выдала себя с головой, и теперь вопрос только в том, к чему это все приведет.
Конечно, во всем виновата только она сама.
«Я рассуждала высокопарно о любви, не испытав ее. Она пришла, и я обнажила перед ним свою истинную сущность. Оказывается, я чувственная женщина без твердых моральных устоев».
Так думала Алинда.
Но зато теперь она знала, ради чего короли иногда жертвуют своим троном и предают свои народы, по какой причине часто затевают войны, почему некоторые люди готовы умереть с именем любимого человека на устах.
А все потому, что они познали — как и она — настоящую любовь.
Однако это не наполняло ее радостью. Наоборот, из глаз Алинды хлынули слезы. Ей было жаль, что миг счастья был таким кратким, и слезы все текли и текли по ее щекам.
Некому было утешить ее, и никакой здравый смысл не мог тут помочь.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Ночные грезы - Картленд Барбара

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7

Ваши комментарии
к роману Ночные грезы - Картленд Барбара



прямо романтичная сказка.Мне понравилось романчик очень хорош!
Ночные грезы - Картленд Барбаралолита
12.12.2010, 16.29





К простой вышивальщице относятся как к принцессе, альфонса за кражу драгоценностей одаривают машиной и деньгами – чудеса да и только! Достаточно простой, ничем не примечательный роман: 5/10.
Ночные грезы - Картленд БарбараЯзвочка
14.03.2011, 20.29





Роман не читала. Картленд не люблю и все же интересно; хорош роман или как? Мнения в коментариях раздел лись фифти-фифти.
Ночные грезы - Картленд БарбараЕлена
25.01.2012, 19.45





мило, но поверхостно.
Ночные грезы - Картленд БарбараЭлл
15.02.2012, 15.05





Мне понравилось!,э
Ночные грезы - Картленд БарбараМарина
31.07.2012, 22.51





Не понравилось. Все надумано и поверхностно.
Ночные грезы - Картленд БарбараНаталья
15.08.2012, 21.43





бла-бла-бла и больше ничего !
Ночные грезы - Картленд БарбараНАТАЛЬЯ
9.09.2012, 22.08





миленький,,,,,, и все!
Ночные грезы - Картленд Барбаралия
4.11.2012, 19.38





Мило и немного наивно + слишком все быстро можно было бы еще несколько глав добавить... rnНо в общем неплохо, легко читается и не утомляет. 8/10
Ночные грезы - Картленд БарбараКира
13.11.2012, 8.27





Обычная сказочка,как и все у этой писательницы.Нет того огня в романе,от которого сердце замирает.
Ночные грезы - Картленд БарбараСнежана
21.04.2013, 19.51





Прочитала за один вечер. Простенький роман, конечно. Отличается даже от других романов Б.К. Много повторений и абсолютно ненужных, на мой взгляд, моментов, вместо которых можно было бы подробнее описать развитие чувств ГГероев. А то получилось как-то сковано - сначала ничего, а потом БАХ, и договариваются о свадьбе. Побольше бы любовной страсти и душевных переживаний, и сказка была бы еще более красивой. Но все равно, читать можно.
Ночные грезы - Картленд БарбараМупсик
23.04.2013, 19.41





Не нравятся мне романы Картленд (не знаю почему). Кратко, хм..., слишком кратко, слишком сказочно, слишком сладко
Ночные грезы - Картленд БарбараМечтательница
16.06.2013, 19.04





Можно прочитать один раз но вскользь.Я ставлю 2.
Ночные грезы - Картленд БарбараЛеди-Лана
30.09.2013, 23.10





Сказка короче фигня не тратьте зря время
Ночные грезы - Картленд БарбараКристина
4.04.2014, 1.38





Мне все очень понравилось. мне нравиться все у Б.К. Правда, есть очень однотипные романы.
Ночные грезы - Картленд Барбарасофи
7.04.2014, 16.48





А я люблю сказки "Розовой леди", бабушки Барбары Картленд. Они повышают настроение. Так приятно читать о том, как доброта и любовь находят достойную награду, и очередная Золушка превращается в принцессу, точнее - в королеву. Наверное, писательница была большой оптимисткой и маленькой волшебницей, которая своей волшебной палочкой окрашивала в розовый цвет серую жизнь. Но к сказкам, мне кажется, нельзя относиться как к серьезным литературным произведениям и требовать от них реалистичности, проблематичности, достоверности, психологических тонкостей и прочих достоинств "серьезной" литературы. И пусть добро побеждает зло, хотя бы и в сказке! Разве плохо иногда окунуться в мир добрых иллюзий?! Да здравствует Барбара Картленд и ее добрые красивые сказки!
Ночные грезы - Картленд БарбараМаргарет
12.08.2014, 23.16





читать можно, нонет изюминки. нетазарта.тишь,вздихания,безисходность потерянй любви... что то не так...
Ночные грезы - Картленд Барбарагалина
21.01.2015, 20.12





Обратите внимание сколько романов Картленд на этом сайте,наверняка намного больше, чем остальных.Но читать их просто тошно,героини все какие то слащавые,вечно заикающиеся,а герои такие что просто плюнуть не куда, красавцы.Ну нет жизни в этих романах.Сухо,пресно до скрежета зубов.Девчонкам в подростковом возрасте и то читать наверное не интересно,ну просто детский сад какой-то.ИМХО
Ночные грезы - Картленд Барбарас
4.03.2015, 15.00





Я такими романами зачитывалась в 13 лет. Наивно и слащаво.2/10
Ночные грезы - Картленд БарбараАлекс
23.09.2015, 3.11





Розовые сопли.
Ночные грезы - Картленд БарбараKotyana
29.09.2015, 20.13








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100