Читать онлайн Ночь веселья, автора - Картленд Барбара, Раздел - Глава 6 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Ночь веселья - Картленд Барбара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8 (Голосов: 10)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Ночь веселья - Картленд Барбара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Ночь веселья - Картленд Барбара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Картленд Барбара

Ночь веселья

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 6

Давитта захлопнула книгу.
— Ну почему же она умерла! — воскликнула девушка со слезами на глазах.
Графиня улыбнулась:
— Женщины любят книжки, над которыми можно сладко всплакнуть.
— Не правда! — возразила Давитта. — Я вот люблю, чтобы все заканчивалось хорошо.
— Я знаю, дорогая, — ласково ответила графиня. — Возможно, в один прекрасный день и ты найдешь свое счастье.
— Надеюсь! — ответила Давитта. — Вот мои папенька и маменька жили счастливо до самой маменькиной смерти.
Ее голос дрогнул — Давитте было очень тяжело говорить о матери и вспоминать то, что случилось с папенькой после побега Кэта. Девушку выдали глаза, и графиня быстро произнесла:
— Что ж, а я счастлива, что ты со мной.
— Правда? — спросила Давитта.
— Очень счастлива, — подтвердила графиня. — Иногда мне кажется, что ты моя внучка, хотя у меня нет внуков.
Давитта радостно вскрикнула:
— О, вы не могли обрадовать меня больше! Мне все время кажется, что вы моя бабушка, которую я никогда не знала. Мне всегда хотелось, чтобы у меня была бабушка!
— Что ж, я согласна быть твоей бабушкой, — улыбнулась графиня.
Давитта лучезарно улыбнулась в ответ, но не успела сказать ни слова, как открылась дверь. Вошла Бэнкс.
— Миледи, — заворчала она, — вам пора отдыхать. А мисс Давитта пусть идет в сад, на солнышко, а то совсем бледная станет. У девушки должны розы на щеках цвести.
Давитта рассмеялась:
— Боюсь, что с розами на щеках мои волосы будут выглядеть неестественно.
Бэнкс ничего не ответила, но Давитта заметила, что она подавила смешок.
— Но прежде, чем пойти гулять, — сказала Давитта, — я отправлюсь в библиотеку и подыщу книжку со счастливым концом, потом мы ее вместе прочтем.
Не дожидаясь ответа, девушка выбежала из комнаты. Посмотрев ей вслед, графиня сняла с шеи жемчуг со словами;
— Какая милая девушка, верно, Бэнкс? Как хорошо, что она попала ко мне!
— Милее я в жизни не видала, миледи, — согласилась служанка. — Она мне даже помочь предложила — такого я что-то ни от одной из тех, прежних, не слышала.
Сбегая вниз по лестнице, Давитта с наслаждением думала о том, что у нее есть почти полтора часа, которые она может потратить так, как ей захочется.
Вначале она пойдет в библиотеку и выберет хорошую книгу — хватит читать графине романы с грустным концом. После этого прогуляется до озера, жаль только, что отец не может видеть, какая там форель.
«Может быть, мне даже разрешат порыбачить», — мечтала Давитта, но тут же решила, что у нее нет ни малейшего желания губить здесь рыбу.
Потом ока отправится в конюшни. Ах да, радостно вспомнила Давитта, графиня обещала подарить ей новую амазонку, и новое платье должно прибыть со дня на день!
Со дня приезда Давитты в Шербурн-хаус прошло уже три недели, но для нее они пролетели незаметно — слишком уж хорошо тут было. Иногда девушка даже чувствовала, будто вернулась домой, будто Шербурн-хаус принадлежит ей по праву.
Она понимала, в чем тут дело — в детских грезах Давитты ее героини, так походившие на саму Давитту, всегда были богаты, знатны и жили в роскошных больших домах. Давитта мечтала о красивых картинах, старинной мебели, расписных потолках и огромных комнатах, которые должны были быть в доме ее мечты.
Порой девушка даже позволяла себе представить, что она — графиня Шербурна, а графские предки принадлежат ее роду.
Она прижилась здесь почти сразу. Ее полюбили все — и графиня, и слуги, обращавшиеся с Давиттой, словно с любимым ребенком, которого все норовили побаловать.
— Шеф-повар приготовил этот пудинг специально для вас, — частенько говорил слуга, подавая обед или ужин.
Горничные охотно убирали комнату Давитты и гладили ее платья, а грумы всегда держали наготове морковь и яблоки, чтобы девушка могла угостить своих любимых лошадей.
— О, как я счастлива! — каждый вечер повторяла Давит та, укладываясь спать. Она не уставала благодарить Бога за то, что он предоставил ей не только прекрасную работу, любящих друзей, но и безопасное укрытие.
«Здесь меня никто не найдет», — уверенно думала она, и память о Виолетте, лорде Мундсли и театре постепенно стиралась, превратившись сначала в ночной кошмар, а потом в полузабытый сон. Даже ужас, пережитый Давиттой, когда она проснулась рядом с маркизом, потихоньку оставлял девушку.
Библиотека в Шербурн-хаусе была великолепна. Многие книги тут были очень старыми и высоко ценились. Впрочем, сын графини, которому принадлежал дом, живя здесь, собрал богатую коллекцию современной литературы, и Давитта мысленно каждый раз благодарила его за это.
У графини было два сына. Один из них погиб в «маленькой королевской войне», как говорила графиня, а второй, граф — Шербурн, в настоящее время пребывал на посту губернатора Хартума, в Судане. Этот второй сын много путешествовал по свету, принимая назначение то тут, то там, но очень просил мать всегда оставаться в Шербурн-хаусе, «хранить его».
— К тому же наши слуги прослужили у нас много лет, — объясняла графиня, — и, если бы мы закрыли дом, им некуда было бы деваться. Честно говоря, я сама рада жить в доме, который принадлежит мне уже столько лет..
— У вас тут очень хорошо, хоть дом и новый, — замечала Давитта.
— Но он построен на древнем фундаменте! — возмущалась герцогиня, смешливо поблескивая глазами — возраст Шербурн-хауса давно стал у них с Давиттой любимой темой для шуток.
Давитта прошла в дальний угол библиотеки, где стояли современные книги — специально нанятый человек следил за их порядком и заносил новые поступления в специальный каталог.
Давитта просмотрела одну книгу и вернула ее на место. Под руку ей попалась Джейн Остен, и девушка задумалась — читала ли графиня ее романы, а если нет, то понравятся ли они ей.
Листая страницы, Давитта услышала шаги и подумала, что это библиотекарь, мистер Анструтер. Она уже собралась было спросить у него, читала ли графиня «Гордость и предубеждение», обернулась — и буквально онемела.
От дверей к камину шел не мистер Анструтер — нет, это был маркиз!
В первое мгновение Давитта решила, что у нее начались видения. Такого просто не могло быть — слишком уж красив и самоуверен он был, в точности как в ее мыслях.
Он увидел Давитту и остановился в изумлении.
Наступило затянувшееся молчание. Давитта осмелилась нарушить его, спросив каким-то не своим голосом:
— Вы… вы ищете меня? Почему вы здесь?
Маркиз подошел ближе и только потом заговорил.
— Это я должен спросить вас, почему вы здесь. Что вы делаете в доме моей тетушки?
— Вашей тетушки? — переспросила Давитта и тут же взмолилась:
— Прошу вас, не рассказывайте ей обо мне! Она прогонит меня! А я так счастлива здесь… и в безопасности…
Прошу вас, не говорите ей ничего!
Впрочем, она понимала, что ее мольбы, скорее всего, бесполезны. Придется уезжать. Но как же объяснить ему, что Для Давитты это равносильно изгнанию из рая!
— Я слышал о вашем исчезновении, — медленно произнес маркиз, — но никак не ожидал встретить вас здесь.
— А кто сказал вам… что я исчезла?
— Князь. Я уверен, что ваша подруга Виолетта до сих пор ждет денег, которые требовала для вас.
— Как вы могли подумать, что я возьму хоть пенни! — воскликнула Давитта. — Клянусь вам, я ничего не знала об их плане… ничего! Это было ужасно, просто ужасно! Вот почему я убежала… я хотела навсегда скрыться от них… чтобы они не нашли меня и не смогли больше… шантажировать вас.
Последние слова она произнесла с надрывом, а потом добавила:
— Наверное, вы захотите упечь меня в тюрьму… раз я принимала участие в плане лорда Мундсли…
Давитту била дрожь. Девушка смотрела на маркиза глазами, полными слез.
— Вы должны понимать, — холодно заметил маркиз, — что я не хочу сообщать полиции об этой некрасивой истории.
Князь обнаружил, что вы исчезли, а я в последний раз видел Виолетту Лок и лорда Мундсли на том злополучном приеме.
— Я так рада, что вы не стали им платить! — прошептала Давитта. — А как князь узнал о моем исчезновении?
— Он поехал к вам на квартиру, чтобы извиниться за случившееся. Передо мной он тоже извинился, — жестко произнес маркиз. — Мундсли обманул князя, сказал, что это будет лишь шуткой без серьезных последствий.
— А фотографии… они все еще у лорда Мундсли?
— Нет, князь забрал их и уничтожил, — ответил маркиз.
Давитта почувствовала неимоверное облегчение. Она едва не уронила книжку, которую держала в руках, и оперлась на спинку кресла.
Маркиз молчал, и Давитта осмелилась спросить чуть слышным дрожащим голоском:
— А что вы будете делать… со мной?
— А вы как думаете? — спросил маркиз.
— Наверное, вы захотите, чтобы я уехала, — с тоской произнесла Давитта. — Но все равно, прошу вас… не говорите ничего графине.
— Почему же?
— Она расстроится и будет потрясена… как я после случившегося.
— А вас так волнует ее состояние? — спросил граф.
— Ну конечно же! — воскликнула Давитта. — Она так добра ко мне… так добра… Пять минут назад она сказала мне, что я ей как внучка… ей всегда хотелось…
По щекам девушки потекли слезы, но Давитта не стала вытирать их. Она только добавила убитым голосом:
— Если вы ничего ей не скажете, я… я сама придумаю предлог для отъезда.
— Какой же? — поинтересовался маркиз.
Давитта беспомощно развела руками.
— Ну… скажу, что уезжаю в Шотландию… Но графиня знает, что у меня нет там дома… придется придумать еще что-нибудь.
Слезы закапали на платье, и Давитта достала платок. Девушка вытерла глаза, но уже не смогла сдерживать рыданий — она вновь почувствовала себя одинокой» вновь испытывала страх, от которого уже успела отвыкнуть. Внезапно маркиз произнес:
— Давайте сядем. Я хотел бы узнать о вас побольше.
Его слова прозвучали скорее как приказ, нежели как просьба.
Давитта покорно последовала за ним к мраморному камину, где стояли диван и кресла. Давитта села на краешек дивана, чувствуя, что ее волшебный мир рушится.
— Вы сказали, что счастливы здесь, — повторил маркиз.
— О да… очень счастлива!
— Я уже знаю, что ваш отец — сэр Иэн Килкрейг, а Виолетта — дочь вашей мачехи. Зачем вы приехали в Лондон — надеялись поступить в театр?
— Что вы, никогда, — трепетала Давитта. — Маменька ни за что не одобрила бы этого!
— Так почему же вы не остались в Шотландии?
— Мне нужно было найти работу. После папеньки остались только долги, которые пришлось уплатить. Я решила, Что в Лондоне найти работу будет проще, чем в Эдинбурге.
— И вы попросили Виолетту помочь вам?
— Мне некуда было идти, — рассказывала Давитта. — Маменькины родственники живут где-то на Западных островах, но я их никогда не видела.
— Я слышал, что ваша мать была из Мак-Леодов, — словно про себя заметил маркиз.
Давитта удивилась его интересу, но тут же ее вновь охватил ужас — маркиз добывал сведения о ней, решив, что она шантажирует его.
— Я… я совсем не собиралась связываться с театром… или с людьми вроде лорда Мундсли…
При этих словах маркиз посмотрел на нее особенно внимательно.
— Почему вы такого мнения о Мундсли? — спросил он.
— Потому что это ужасный человек… отвратительный… и испорченный!
— Почему вы так думаете?
Давитта промолчала, но маркиз заметил, что она начинает краснеть.
— Я задал вам вопрос, Давитта, и жду ответа!
Девушка хотела было заявить, что не желает обсуждать это, но под взглядом маркиза она смешалась и чуть слышно ответила:
— Он… он предлагал мне дом в Челси.
— Это меня не удивляет, — заметил маркиз. — Мундсли — подонок, с которым не станет связываться ни одна приличная женщина.
Давитта была полностью согласна с маркизом, однако после признания ее охватил такой стыд, что девушка не осмеливалась поднять головы и только крепче стиснула кулачки.
— Забудьте его! — отрезал маркиз.
— Я бы рада… я так его боюсь…
Тут Давитта поняла, что, если она покинет Шербурн-хаус, лорду не составит труда вновь отыскать ее. Нет, придется возвращаться в Шотландию и жить с Гектором, пока мистер Стирлинг не подыщет ей места.
Будущее показалось ей столь безрадостным, что девушка осмелилась поднять взгляд на маркиза и дрожащим голосом спросила:
— Когда мне уезжать?
— Я не сказал, что хочу вашего отъезда.
В глазах Давитты вспыхнула надежда, и девушка недоверчиво спросила:
— Вы… вы не расскажете вашей тетушке о… той истории?
— Я не могу расстраивать тетушку.
— Но… вы все еще хотите, чтобы я уехала.
— Нет, если вы сами этого не хотите.
Глаза Давитты загорелись ярким огнем.
— Вы хотите сказать… что я… могу остаться? — нерешительно поинтересовалась она.
Маркиз молчал, и девушка взмолилась:
— Пожалуйста, позвольте мне остаться! Мне… мне прав, да очень жаль, что случилась вся та история…
— Теперь я верю, что вы действительно здесь ни при чем, — благосклонно кивнул маркиз.
— Я же говорю, я не знала, что они замышляют, — повторяла Давитта. — Но если бы я… приняла предложение лорда Мундсли… ничего не случилось бы. Но тогда я рассердила бы Виолетту… она и так обо всем догадывалась…
Девушка то и дело запиналась, но продолжала, желая как можно искренне поведать маркизу о случившемся, однако он прервал ее:
— Забудьте об этом. Когда-нибудь кто-нибудь — возможно, даже я — преподаст Мундсли заслуженный урок. А до тех пор выбросите его из головы.
— Я бы очень этого хотела, — просто ответила Давитта.
— Ну так за чем же дело стало?
— А я… смогу остаться с графиней?
— Что касается меня, то мне нравится, как вы сошлись с тетушкой. До сих пор ей, знаете ли, не слишком везло с компаньонками.
— Она говорила, что все они были похожи на испуганных кроликов, — со слабой улыбкой припомнила Давитта.
— А вы не боитесь?
— Графини — нет, только вас. Я думала, что вы будете очень сердиты…
— Я и был сердит, — согласился маркиз. — Но я сердился не на вас, особенно когда узнал, что вы исчезли.
— Разве вы не поняли, что я не хотела брать у вас деньги?
— Я так и думал, что именно это послужило причиной вашего отъезда.
Давитта глубоко вздохнула.
— Я очень рада, что вы так думали. Значит, все гораздо лучше, чем я ожидала. Но я больше никогда в жизни не пойду в «Веселый театр».
— В «Веселый театр»? — озадаченно переспросил маркиз.
— Это чужой для меня мир… и я не понимаю тамошних порядков, — объяснила Давитта. — Моя мачеха Кэти была добра со мной… и Виолетта тоже — но порой их поведение меня просто шокировало.
При этих словах Давитта вспомнила о побеге Кэти, уехавшей с Гарри, и о Виолетте, которая принимала дорогие подарки от лорда Мундсли.
— Сколько вам лет? — спросил маркиз.
— Восемнадцать, — ответила Давитта.
— И вы никогда прежде не бывали за пределами Шотландии?
Давитта покачала головой:
— Я приехала в тот же день, когда мы с вами встретились в ресторане. Я… город меня просто потряс.
Давитта неожиданно вспомнила и еще кое-что: брошенную Рози. Девушка быстро опустила глаза, и по ее щекам поползла краска.
— Забудьте это, — резко приказал маркиз, словно прочитав ее мысли. — Забудьте и никогда больше не связывайтесь с «Веселым театром». Теперь-то я понимаю, почему вы хотите остаться здесь.
— Значит, мне., не нужно уезжать? — снова спросила .Давитта, боясь, что маркиз вдруг передумает.
— Ну что вы, я не стану чинить вам никаких помех.
— О, спасибо вам, большое спасибо. Это, наверное, глупо, но… графиня мне как бабушка, мне очень нравится быть с ней. Я счастлива, как никогда!
Давитта поймала на себе внимательный взгляд маркиза — словно тот не мог поверить, что видит перед собой девушку, счастливую от того, что живет вместе с пожилой женщиной в уединенном доме, где нет ни ровесников, ни кавалеров. Но глаза Давитты горели неподдельным счастьем, и маркиз сказал только:
— Я хотел попросить у тетушки разрешения переночевать здесь. Вчера я услышал, что по соседству продаются неплохие лошади, и решил посмотреть на них. Кроме того, это было бы прекрасной возможностью повидать ее, ведь я не был здесь вот уже три месяца.
— Я уверена, графиня будет рада видеть вас, — произнесла Давитта, — но сейчас она отдыхает и будет отдыхать еще час.
— Слуги мне так и сказали, — отозвался маркиз. — Я собирался почитать здесь, в библиотеке, газеты, а потом заглянуть в конюшни.
— Я тоже туда собиралась, — улыбнулась Давитта. — Я люблю лошадей и каждый день после обеда кормлю их.
— В таком случае пойдемте вместе, — пригласил маркиз. — Мне все время кажется, что в мое отсутствие лошадей недостаточно тренируют и они плохо едят. Надо проверить и, если что, сделать выговор старшему груму.
— О, не надо! — воскликнула Давитта. — Бейтс такой ответственный! Даю вам слово, лошадей проезжают каждое утро!
— Неужели вы этим занимаетесь? — удивился маркиз.
— Мне позволяют помогать. Это так замечательно! Никогда еще я не ездила на таких великолепных жеребцах!
— Я смотрю, вы устроились здесь, как дома, — усмехнулся маркиз.
— Вы, наверное, думаете, что я навязалась графине… но я клянусь вам, она сама предложила мне ездить верхом… и заниматься всем остальным, чем можно…
Маркиз молчал, и Давитта решила, будто он не одобряет ее поведение, считает просто наглой девчонкой, то и дело клянчащей очередную поблажку.
«Ничего удивительного, что я ему не нравлюсь», — заключила Давитта.
Тут маркиз улыбнулся и произнес:
— Чего же мы ждем? Идемте!
И Давитте показалось, что из-за туч выглянуло солнце.


Уже вечером, вспоминая прошедший день, Давитта думала, что ей снился прекрасный сон, но такой, который никогда не превратится в кошмар.
Графиня велела ей ужинать вместе с маркизом.
— Я уверена, что племянник не захочет ужинать в одиночестве, — заявила она. — А тебе не помешает поговорить с кем-нибудь еще, кроме меня.
— Но его светлости может не понравиться моя компания… — усомнилась Давитта.
— Ничего подобного! — уверенно произнесла графиня. — По слухам, он только и стремится окружить себя красавицами!
Впрочем, подумала Давитта, уж ее-то красавицей никак не назовешь. Стоит только сравнить ее с Рози… пусть даже маркиз в конце концов и бросил актрису, устав от нее.
Однако Давитта не видела причины для отказа и сделала вид, что видит маркиза впервые в жизни.
Она переоделась перед ужином, чувствуя полнейшую растерянность. «Что, если я быстро надоем ему?»— спрашивала себя девушка.
Утешало ее только то, что нарядилась она в новое вечернее платье, сшитое ею самой по образцу из модного журнала. Бэнкс отыскала в многочисленных сундуках купленный когда-то отрез материи и показала Давитте рисунок платья. Судя по подписи, модель на рисунке была разработана модельерами Парижа, и Давитта смотрелась в нем красивее всех актрис «Веселого театра», вместе взятых.
Девушка тлила платье вечерами, когда графиня ложилась спать, и вот теперь надела его в первый раз. Больше всего Давиду радовало, что платье ни капли не походило на то, в котором впервые увидел ее маркиз. К тому же теперь она не могла без содрогания платье вспоминать брюссельского кружева.
Новый наряд был светло-зеленого цвета под стать глазам Давитты. Низкий вырез на спине был отделан шифоном, а тонкую талию стягивал зеленый бархатный поясок. Сама того не подозревая, Давитта казалась живым воплощением весны.
Бэнкс расчесывала ее волосы до тех пор, пока они не заблестели и не заиграли огненными искорками. Одевшись, Давитта отправилась в спальню графини пожелать хозяйке доброй ночи.
— Это то платье, что ты сшила сама? — спросила графиня.
— Да, Бэнкс дала мне ткань, которую вы когда-то купили в Париже, — ответила Давитта. — Ну скажите же, вам нравится?
— Очень. Ты в нем просто красавица. Принеси-ка мне шкатулку.
Большая тяжелая шкатулка из тисненой кожи стояла на туалетном столике. Давитта подала ее графине, и та откинула крышку. Увидев изобилие драгоценностей, девушка будто перенеслась в волшебную пещеру — так ярко сверкали камни.
Графиня заглянула в верхнее отделение, потом в среднее, но нашла то, что искала, только в самом низу.
— Я носила это, когда была такой же молодой, — произнесла, она. — Ну-ка надень. Я хочу посмотреть, как тебе идет.
Изящное ожерелье из небольших изумрудов и бриллиантов образовывало цветочную гирлянду.
Давитта в восторге побежала к зеркалу и застегнула ожерелье на шее. Да, украшение стало завершающим штрихом для всего наряда и выгодно подчеркнуло белизну кожи девушки.
— Как красиво! — воскликнула она. — Мне правда можно надеть его сегодня вечером? Я буду очень осторожна!
— Я тебе дарю его.
— Дарите? — выдохнула Давитта. — Нет, нет, я не могу! Оно слишком дорогое! Прошу вас, не надо, вы и так делаете мне слишком много подарков!
— Я хочу, чтобы оно принадлежало тебе, — настаивала графиня, — и буду очень обижена, если ты откажешься.
— От всей души благодарю вас! — воскликнула Давитта. — Вы так добры, у меня нет слов, чтобы поблагодарить вас! — Она порывисто схватила руку герцогини, поцеловала ее и добавила:
— Когда-нибудь я отблагодарю вас за все, что вы для меня сделали!
Не знаю как, но отблагодарю!
В глазах у девушки стояли слезы, и графиня мягко сказала:
— Беги веселись, детка. Ну, беги же, не то я сейчас расплачусь.
Сияя улыбкой, Давитта вошла в голубую гостиную, где ее ждал маркиз. Он выглядел так же блестяще, как на приеме, когда был одет в вечерний костюм.
От обычного циничного взгляда, которым смерил ее маркиз, Давитте стало не по себе. Однако у нее было такое хорошее настроение, что она скорее заговорила:
— Посмотрите, что мне подарила ваша тетушка! Я знаю, что такие подарки принимать нельзя, но она сказала, что обидится, если я откажусь.
Тут Давитта поняла, что совершила ошибку. Теперь маркиз решит, что она вроде Виолетты — готова принимать драгоценности не только у мужчин, но от любого, кто предложит.
К облегчению девушки, маркиз одобрительно заметил:
— Это великолепно оттеняет ваши зеленые глаза.
— Вы… вы не осуждаете меня за то, что я приняла такой дорогой подарок?
— Думаю, после того, что рассказала мне о вас тетушка, вы были бы глубоко не правы, отказавшись от него.
Глаза Давитты заискрились радостью, и маркизу показалось, будто в комнате одновременно вспыхнули тысячи свечей.
— О, я так рада этому подарку! — воскликнула девушка. — Ваша тетушка так добра ко мне… я совсем не хочу ее огорчать.
Опасения Давитты не оправдались — маркизу было интересно с ней, и ужин быстро пролетел. Поначалу разговор шел о Шотландии, маркиз рассказывал Давитте, что каждый август ездит охотиться на куропаток, а также припомнил, сколько лососей поймал там в минувшем году.
— Наша речка, конечно, не слишком известна, — улыбалась Давитта, — но папенька однажды поймал целых пятнадцать лососей. А я как-то раз выудила десять!
— Неплохой результат, — согласился маркиз. Сам он горячо любил рыбную ловлю, и его личным рекордом было девятнадцать рыб за день.
— Интересно, каких лошадей предложат вам завтра? — спросила Давитта, когда ужин подходил к концу.
— Я вам обязательно расскажу, — пообещал маркиз.
— Так вы вернетесь сюда после того, как купите лошадей?
— Мне вовсе не улыбается ехать в Лондон ночью, — усмехнулся маркиз. — Нет никаких гарантий, что я успею справиться с делами раньше полудня.
— Я буду ждать, чтобы вы поведали мне о ваших покупках.
— Я могу просто приказать доставить лошадей в замок, — предложил маркиз. — Со мной будут два грума.
— О, так еще лучше! — обрадовалась Давитта, . — , Маркиз таинственно улыбнулся.
— Не знаю, принимать это за комплимент или нет?
Давитта не сразу поняла, что он имеет в виду, но вскорости сообразила: ее слова прозвучали весьма двусмысленно — она словно интересовалась лошадьми куда больше, нежели самим маркизом, или наоборот. Покраснев, она осторожно спросила:
— А вам нравится, когда… когда вам льстят?
— Только если эта лесть искренна, — ответил маркиз. — Тогда она мне нравится.
— А я думала, вам все равно, что думают о вас люди.
— Почему же вы так думали?
— Наверное, потому, что вы кажетесь очень властным… очень самоуверенным…
Тут Давитта осеклась, опасаясь задеть собеседника, но маркиз заметил это и спросил:
— Самоуверенным и?..
— Я… я забыла, что хотела сказать.
— Это не правда! — возразил маркиз. — Закончите, пожалуйста, фразу.
Не в силах противостоять ему, Давитта тихо продолжала:
— Когда я впервые увидела вас у Романо, я… я подумала, что вы циник и… смотрите на окружающих свысока. Правда?
Маркиз удивлено посмотрел на нее.
— Возможно, — ответил он. — Вот только я не думал, что это так бросается в глаза.
— Наверное, это замечают не все. Но вы же знаете, шотландцы видят глубже других.
Маркиз рассмеялся:
— Что ж, значит, вы с первого взгляда разглядели, что я на ножах с миром — с тем миром, в котором мы встретились.
Решив, что он Намекает на Рози, Давитта осмелилась только кивнуть.
Поколебавшись, маркиз произнес:
— Вероятно, мне не следует обсуждать это с девушкой ваших лет… но той ночью вы присутствовали у Романо и волей-неволей оказались вовлечены в отвратительную историю! Если хотите, я расскажу вам, как все было.
Почувствовав, что маркизу тяжело даются эти слова, Давитта запротестовала:
— Нет-нет, не стоит! Я не должна судить вас… вы просто спрашивали, что я почувствовала тогда…
— Вероятно, то, чего не ощутил никто другой, И все же я намерен рассказать вам, как вышла эта гнусная история.
Маркиз замолчал. Давитта подумала, что сама мысль о подобном разговоре с этим человеком никогда не могла бы прийти ей в голову. Но… вряд ли она могла когда-нибудь мечтать о таком вечере, как этот.
Они были одни. На столе горели свечи, а по стенам огромной столовой висели фамильные портреты. Собеседники же словно отгородились от них желтым кругом света и приготовились вместе отправиться в неведомое море на поиски истины.
Да, подумала Давитта, так оно все и есть на самом деле!
Девушка сейчас же запретила себе думать о глупостях, тем более что маркиз уже начал свой рассказ.
— Вы очутились в мире, о котором девушки вашего возраста и воспитания, как правило, не имеют ни малейшего представления, — произнес он. — Вероятно, вы и не подозревали, что мужчины, как правило, предпочитают не жениться на актрисах, а наслаждаться их обществом несколько иным образом — не подозревали до тех пор, пока не получили предложения от лорда Мундсли.
Давитта поняла, что он имел в виду — актрисы легко становились любовницами знатных господ. Что ж, возможно, все было бы по-другому, не женись отец на Кэти, которая убежала, став любовницей Гарри.
— Рози показалась мне очень красивой, — говорил тем временем маркиз. — Да она и есть красавица. Однако после того как она попала под мое покровительство — обычно это называется именно так — я, к несчастью, убедился в том, что она не умеет быть верной своему покровители «, несмотря на неписаные правила женщин ее круга.
Маркиз говорил почти равнодушно, Давитта пока ничему не удивлялась и с интересом ожидала продолжения.
— Я решил, что не стану больше содержать женщину, которая в мое отсутствие принимала у меня же дома бесчисленных неудачников. Они пили мое вино, курили мои сигары и смеялись надо мной. — Помолчав, маркиз добавил:
— Вот, собственно, и все. Рози нарушила правила, и я вышел из игры.
— А если бы она… убила себя? — почти прошептала Давитта.
Маркиз покачал головой:
— Такие женщины часто используют подобные трюки — и здесь, и в Париже, — но это всего лишь провокация. — Увидев в глазах Давитты вопрос, маркиз добавил:
— Если вас так интересует будущее Рози, то знайте: перед отъездом из Лондона до меня дошли вести, что она очень неплохо устроилась, на этот раз в одном из домов на Риджент-парке. Дом этот принадлежит некоему члену палаты лордов, который часто и надолго уезжает из Лондона.
Не дав Давитте сказать ни слова, маркиз негромко заключил:
— А теперь, когда вы все знаете, давайте забудем об этом и никогда больше к этому не вернемся.
Давитта негромко вздохнула.
— Я рада, что вы все мне рассказали, — произнесла она.
— А я очень сожалею, что вынужден был посвятить вас в эту историю. Помните ли вы совет, который я дал вам тем вечером?
— Возвращаться в Шотландию? — спросила Давитта. — Нет, погодите, вначале вы сказали, что я зря приехала в Лондон.
Бросив на маркиза неуверенный взгляд, она добавила:
— Даже после всего случившегося я… я рада, что приехала в Лондон. Иначе я никогда не попала бы в Шербурн-хаус и не сидела бы вот так… рядом с вами.
— А вы рады такому исходу? — спросил маркиз.
— Ну конечно же! Мне здесь так нравится!
Глаза Давитты встретились с глазами маркиза. Было ли то колдовство или просто игра света — но девушка не сразу смогла отвести взгляд.


На следующее утро маркиз уехал достаточно рано. Он велел передать графине, что надеется увидеть ее вечером и был бы рад услышать, что она хорошо отдохнула, ибо на собственном опыте убедился, какие в Шербурн-хаусе исключительно спокойные ночи.
Давитта сидела с графиней, когда той принесли записку.
Прочитав ее, старуха рассмеялась:
— Боюсь, моему племянничку спокойная ночь была в новинку. Насколько я знаю, он вечно волочится за актрисульками из» Веселого театра» либо кружит вокруг красавиц принца Уэльского в Мальборо-хаусе.
По звучавшей в ее голосе гордости Давитта поняла, что графиня гордится славой своего племянника как первейшего дамского угодника в свете. Видимо, такая репутация действительно высоко ценилась в Лондоне.
«Значит, прошлой ночью ему все-таки было невероятно скучно со мной», — сокрушалась про себя Давитта.
Хотя нет, она не могла припомнить, чтобы маркиз скучал.
После ужина они еще долго сидели в зале, а потом перешли в голубую гостиную, где продолжали разговор.
К своему удивлению, Давитта легко беседовала с маркизом на самые разные темы, так же свободно, как с отцом в былую пору, когда он еще не женился на Кэти и не начал пить. Ложась спать, Давитта продолжала вести мысленный разговор с маркизом и раздумывала над тем, что скажет ему следующим вечером.
«Даже если ему было скучно, я все равно увижу его еще раз, — обнадежила себя девушка. — Что ж, будет хотя бы, что вспомнить».
День выдался теплый, и Давитта даже успела прокатиться верхом, пока графине делал массаж специально выписанный из Оксфорда специалист.
Новая амазонка невероятно нравилась Давитте, и девушка жалела только, что маркиз не видит ее в этом наряде. Как славно было бы прокатиться вместе… но нет, не надо пустых мечтаний, тем более что по сравнению с изысканными и умелыми наездниками Роттен-Роу или Хертфордшира она, Давитта, выглядит, вероятно, весьма жалко.
В Хертфордшире у маркиза есть собственный дом, о котором Давитта много слышала от графини.
— Тебе бы понравился этот дом, — говорила старуха. — Его заново отстроили в середине восемнадцатого века, но большая его часть гораздо древнее.
— Ваш дом я все равно люблю больше всех, — заверила Давитта.
— Однако пусть племянник все-таки расскажет тебе о своих владениях. Он так гордится своей родословной! А я ему уже не раз повторяла: пора жениться и заводить семью, чтобы род не прервался.
При этих словах Давитта испытала настоящую боль, и очень этому удивилась. Ах, как счастлива будет жена маркиза — у нее будет не только великолепный дом и огромное поместье, но и муж, с которым можно говорить обо всем на свете и у которого можно многому научиться.
«Если бы он остался здесь хотя бы на неделю! — с тоской подумала Давитта. — За это время я так много узнала бы от него!»
Но завтра рано утром маркиз уедет в Лондон, а дом без него опустеет и вечера станут, как обычно, скучными.
И все же впереди предстоял опять ужин с маркизом, я Давитта пожалела, что у нее нет другого платья, кроме того, которое она надевала накануне.
«А впрочем, оденься я как царица, он все равно ничего не заметит», — сказала себе девушка.
Время тянулось невероятно медленно, но наконец графиня легла отдохнуть, а Давитта вышла прогуляться. Однако вместо того, чтобы по обыкновению отправиться к озеру, девушка почему-то вновь решила посетить конюшню.
— Вы приготовили место для лошадей, которых собрался купить его светлость? — спросила она у Бейтса, главного конюха.
— Да тут еще не одна дюжина поместится, мисс, — ответил он. — Только не думаю, что его светлость купит больше двух-трех.
— Но наверняка выберет самых лучших, — улыбнулась Давитта.
— Это да, уж кто-кто, а его светлость на лошадях собаку съел.
Угостив лошадей морковью и яблоками, Давитта еще немного побыла с ними, а потом вышла во двор, начинавшийся сразу после главного входа в конюшни. От двора была высажена длинная аллея, и девушка шла по ней до тех пор, пока не достигла выгибавшегося над озером мостика. Она долго стояла, опираясь на серый камень и разглядывая поблескивавших — в воде рыб, а потом, укрывшись в сени деревьев, прошла чуть дальше по аллее. Она ни за что не призналась бы сейчас даже себе самой в том, что ждала возвращения маркиза.
На полдороге к воротам Давитта заметила въезжающий в поместье экипаж. Сердце девушки часто забилось: маркиз вернулся, и вернулся гораздо раньше, чем должен был.
Она замерла, глядя на приближающийся экипаж. Когда Давитта подошла ближе, она вспомнила, что маркиз уехал в двухколесном экипаже, ничуть не походившем на эту закрытую карету.
Как ни жаль было это сознавать, но, по-видимому, кто-то всего лишь из соседей решил нанести визит графине.
Давитта развернулась и быстро пошла в глубину парка.
Она слышала, как карета прогрохотала мимо, но не стала оборачиваться, потому что ее внимание привлекли пятнистые косули, и девушка задумалась, как бы подобраться к животным поближе, не напугав их.
Внезапно будто шестое чувство подсказало Давитте, что за ее спиной кто-то стоит. Она не слышала шагов — слишком уж густая была в парке трава — и потому медленно, недоверчиво повернулась. Но тот, кого она увидела, заставил ее застыть в ужасе.
Перед ней стоял гнусный лорд Мундсли!




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Ночь веселья - Картленд Барбара

Разделы:
От автораГлава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7

Ваши комментарии
к роману Ночь веселья - Картленд Барбара



Романы Картленд легкие как пушинка на ветру оставляют приятное ощущение ласковости ,даже несмотря на повороты сюжета и этот один из них.Чтобы уйти от настоящей действительности хотя бы на миг прочитайте ее произведения и уверена получите желаемое.
Ночь веселья - Картленд Барбаранина
13.01.2011, 23.47





Приторно до невозможности: 2/10.
Ночь веселья - Картленд БарбараЯзвочка
14.03.2011, 20.29





Роман не из лучших. Читать можно, утомляют только длинные хвалебные описания и монологи. Но все в стиле Барбары Картленд. Читайте, романтики.
Ночь веселья - Картленд БарбараЛюбовь
4.04.2015, 16.14








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100