Читать онлайн Ночь веселья, автора - Картленд Барбара, Раздел - Глава 5 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Ночь веселья - Картленд Барбара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8 (Голосов: 10)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Ночь веселья - Картленд Барбара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Ночь веселья - Картленд Барбара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Картленд Барбара

Ночь веселья

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 5

Все тело ныло, словно от сильной усталости. Во рту пересохло — должно быть, накануне было выпито слишком много шампанского. Давитта с трудом открыла глаза.
Она тут же решила, что спит, потому что рядом с ней, в ее комнате, в ее постели… лежал мужчина! Увидев его белоснежную рубашку и темную голову, Давитта снова зажмурилась.
Ей очень хотелось проснуться и избавиться от сухости во рту и головной боли.
Внезапно рядом раздались голоса и смех. Открыв глаза, Давитта заметила в дверях Виолетту и лорда Мундсли. Вначале их лица расплывались в ее глазах, но рядом она увидела — нет, не может быть, это кошмар!
Разъяренная Виолетта произнесла:
— Как вы могли, милорд! Как вы посмели так обойтись с моей бедной подругой, которая только что приехала из Шотландии!
Давитта догадалась, что актриса обращается вовсе не к ней. Медленно, дрожа от страха, девушка повернула голову.
Это был не сон. Рядом с ней лежал маркиз!
Давитта оцепенела от ужаса, они лежали на огромной кровати под роскошным балдахином, мягко струящимся с золотого венчика. Отделанные кружевом подушки были разбросаны повсюду.
«Я должна проснуться! — подумала Давитта. — Ну же!»
Но маркиз и не думал исчезать. Он был рядом — в белой рубашке, без фрака… Это был не сон!
Похоже, маркиз был потрясен не меньше Давитты. Какое-то мгновение он лежал неподвижно. Потом, приподнявшись на локте, недовольно спросил:
— Что здесь, черт возьми, происходит.«
Сев на кровати, он заметил рядом с собой Давитту. Виолетта не унималась:
— Вы опозорили мою подругу! Я не могу позволить, чтобы ее репутация пострадала! Вам придется отвечать!
На лице маркиза отразились ярость и презрение. Он молча встал с кровати — Давитта подметила, что он нетвердо стоит на ногах. Маркиз взял с кресла фрак и стал надевать его, но тут заговорил лорд Мундсли.
— Попался, Вендж! Теперь либо женись на девушке, либо плати!
Давитта задержала дыхание. Сквозь шум в голове она все же начинала понимать, что произошло. Она вспомнила тост князя, вспомнила, как ее заставили выпить бокал вина до дна, вспомнила слова Виолетты, что отказ станет оскорблением…
И тут она догадалась. Ее опоили! Она вспомнила, как комната закружилась и как потом наступила темнота.
Вероятно, то же самое произошло с маркизом. Вот каков был план Виолетты и лорда Мундсли — опозорить маркиза и заставить его раскошелиться: расплатиться и за победу на бегах, и за его обращение с Рози.
Но почему она, Давитта, стала приманкой?
Надо обязательно объяснить маркизу, что она не виновата!
Но губы девушки пересохли, она все еще не могла ни говорить, ни шевелиться. Ей оставалось только сидеть и наблюдать за происходившим.
Маркиз наконец справился с фраком и, расправив лацканы, ледяным голосом произнес:
— Имейте в виду, шантажировать себя я не позволю!
— Думаю, вы все же предпочтете заплатить! — фыркнул лорд Мундсли.
Маркиз промолчал и, сохраняя достоинство, направился к двери. Тут вступила Виолетта:
— У Давитты в отличие от Рози не осталось никаких украшений, поэтому, я думаю, скромная сумма — допустим, тысяч пять фунтов — утешит ее разбитое сердце.
Маркиз был уже у двери. Когда он потянулся, чтобы открыть ее, лорд Мундсли насмешливо добавил:
— Бесполезно, Вендж! Ты попался, и попался крепко! У нас есть фотография, и не одна, с тобой и этим невинным ребенком. А она, позволь тебе заметить, вовсе не актриса, а чистая и достойная девушка… точнее, была таковой до сих пор, пока не вмешался ты!
Маркиз сделал несколько шагов назад и встал перед лордом Мундсли. Кулаки его сжались, и Давитте показалось, что маркиз вот-вот ударит лорда.
С некоторым усилием Давитта заговорила:
— Не надо… не надо! Это не так… я, ..
Не успела она продолжить, как Виолетта уже была рядом.
Впившись пальцами в руку девушки, она прошипела:
— Ни слова! Молчи!
— Но я… — промямлила Давитта, однако поняла, что мужчины не слышат ее слабого голоса.
— Я слишком хорошо понимаю, почему вы пошли на эт, — спокойным голосом произнес маркиз.
— Сами виноваты, Вендж, — ответил лорд Мундсли. — На этот раз вы проиграли, так что придется платить. Как уже сказала Виолетта, фотографии будут стоить вам пять тысяч фунтов.
В этот миг лорд выглядел еще отвратительнее обычного, Давитта была почти уверена, что маркиз вот-вот ударит его.
Однако это совсем не достойно маркиза, и он лишь произнес:
— Подите вы к дьяволу!
С этими словами он вышел из комнаты и хлопнул дверью.
Воцарилось молчание. Его прервало восклицание Виолетты;
— Мы выиграли!
— Выиграли! — подтвердил лорд Мундсли. — Он заплатит… ему ничего не остается.
Подойдя к изголовью кровати; лорд оперся на нее и посмотрел на Давитту.
— Ну, моя прелестница, — произнес он, — мы как-никак оказали вам услугу. С пятью тысячами вам не придется идти на первую попавшуюся работу!
В его глазах Давитта увидела тот же сальный огонек, что и тогда, в карете. Ей захотелось убежать прочь. Как она боялась его, как ненавидела! Как противна ей была его улыбка? Он унизил ее и заставил участвовать в этом грязном замысле, чтобы обобрать маркиза!
Давитта не в силах была высказать сейчас все, что крутилось у нее в голове. Она повернулась к Виолетте и тихо произнесла:
— Я… хочу домой…
— Я тебя отвезу, — обещала Виолетта, помогая Давитте встать с кровати. Когда ноги девушки коснулись пола, комната опять закружилась, и Давитта слабо покачнулась.
— Ну-ну, все в порядке, — утешала ее Виолетта. — Выспишься, и все пройдет.
Она обхватила Давитту за плечи и повела к двери, но тут вмешался лорд Мундсли:
— Я помогу.
Давитта отшатнулась, а Виолетта произнесла:, — Не надо, все в порядке. Проследи, чтобы никто нас не видел. Она ни с кем не захочет говорить.
— Нет, нет!
— Не бойся, — успокаивала подругу Виолетта, пропуская вперед лорда Мундсли. — Гости уже разъехались… а те, кто остался, пьяны до того, что не отличат нас от мебели.
— А… а князь?
— Он решил, что это просто шутка. Он не станет болтать… а гости просто не поняли, что произошло. Мы быстро отнесли тебя наверх, а все продолжали веселиться.
— Как ты могла , пойти на такое? — сокрушалась Давитта.
— Потом расскажу.
Подходя к лестнице, Давитта уже достаточно твердо держалась на ногах, но все еще опиралась на руку Виолетты.
Карета лорда Мундсли ожидала их у входа. Когда она тронулась, Давитта откинулась на подушки и закрыла глаза» чтобы не говорить о случившемся. Вместо этого ей пришлось слушать, как лорд Мундсли и Виолетта самым, наглым образом потешаются над обманутым маркизом.
— Никогда даже и не думал, что сумею так его подловить! — самодовольно заметил лорд Мундсли, — Виолетта, золотце мое, ты просто гений!
— Твоя месть меня мало волнует, — , заметила Виолетта. — — Пусть у этого маркиза хоть вся конюшня победит — мне плевать. Надо было позаботиться о Давитте. Теперь она богата и не нуждается ни в чьей помощи.
На предпоследнем слове она сделала ударение, и Давитта испугалась, что Виолетте может быть известно о предложении лорда Мундсли. Нет, наверное, Виолетта просто заметила взгляды, которые бросал на Давитту маркиз — слишком уж они откровенны.
«Ненавижу его! Ненавижу!»— повторяла Давитта, всю дорогу не открывая глаз.
Ненависть и отвращение придали ей сил, она выбралась из кареты без помощи маркиза и взбежала по лестнице прежде, чем он вошел в холл.
Оглянувшись, уже на лестнице, Давитта увидела, как лорд Мундсли обнимает Виолетту. Ну как она может позволять ему целовать себя!
Очутившись в своей комнате, Давитта наконец смогла расслабиться. Она снимала платье, с тоской понимая, что свадебный наряд маменьки опозорен, и она, Давитта, никогда больше не сможет надеть его.
Вошла Виолетта.
— Не расстраивайся так, — примирительно произнесла она. — Я понимаю, что ты испугалась, но поверь, когда ты получишь от маркиза чек, ты будешь благодарна мне.
— Я… я не возьму этих денег, — тихо сказала Давитта.
— Не будь дурой! — оборвала ее Виолетта. — Ты не хуже меня знаешь, что у тебя нет выхода — разве что принять предложение, которое вот-вот сделает тебе Берти.
У Давитты прервалось дыхание.
— Я не слепая, — продолжала Виолетта, — и прекрасно вижу, как он смотрит на тебя, хоть пока и молчит.
Давитта надеялась, что на ее лице не отразилось облегчение, которое она испытала при этих словах.
— Мне не то чтобы очень жаль терять его, — говорила Виолетта, — в конце концов, мало ли поклонников вокруг?
Но я знаю Берти — ты вскорости надоешь ему, когда он получит то, чего хочет.
Давитта уже слышала эти слова. Дженни убила себя и ребенка потому, что волынщик не мог на ней жениться.
— Как ты можешь быть с ним так дружелюбна, Виолетта… он ведь женат!
— А я и не жду, что Берта или кто-нибудь из его компании женится на мне, — рассмеялась Виолетта. — Мне с ним весело, он щедро платит за платья и меха — чего же еще?
Конечно, есть и такие, как Вилли, благослови Боже его чистую душу, но у них обычно нет и двух пенсов в кармане.
— Но… но это же не правильно, — бормотала Давитта.
Усмехнувшись, Виолетта повернулась к ней спиной.
— Расстегни мне платье, вот так, спасибо, и перестань волноваться. Я спасла тебя от выбора между грехом и голодной смертью, а больше тебя ничего не должно беспокоить.
Давитта расстегнула платье, и Виолетта протиснулась к двери, сказав на прощание:
— Спокойной ночи. Скажи им там, внизу, чтобы не будили меня. Спать хочу — умираю!
Когда дверь за Виолеттой закрылась, Давитта села на кровать, спрятала лицо в ладонях и задумалась.


Было уже десять часов утра, когда Давитта уложила сундуки и попросила Билли отнести их вниз. Девушка знала, что Виолетта проспит еще по меньшей мере два часа, а значит, у нее есть время исчезнуть.
Она была уверена, что, как ни сопротивляйся и ни спорь, Виолетта и лорд Мундсли заставят ее взять деньги маркиза, а сама идея принять от него хоть фартинг поистине унизительна.
Давитта будто слышала маменькин голос, приказывающий ей бежать и скрываться, только не участвовать больше в этой грязной игре.
Давитта знала, что шантаж карается законом, но понимала, что маркиз ни а коем случае не допустит скандала! Что он обо мне думает? Наверное, он решил, что а соучастница!«
Впрочем, тут же осеклась Давитта, сейчас не надо об этом.
Какое ей дело до того, что думает маркиз? Никакого… но почему же ее это так волнует?
В одном Давитта не сомневалась — лорд Мундсли, заклятый враг маркиза, без колебаний разослал бы фотографии грехопадения маркиза по самым скандальным газетам.
Давитте вспомнилось, как, вернувшись однажды из Лондона, отец привез с собой несколько газет, запретив дочери читать их. Любопытная девочка все же заглянула туда, зайдя как-то раз в кабинет, и увидела, что они посвящены лишь грязным скандальным светским историям.
Только теперь Давитта поняла, что, согласись она на предложение лорда Мундсли поселиться в Челси, злодейский замысел против маркиза не был бы осуществлю», «Как он мог подумать, что я пойду на такое и предам Виолетту?»— спрашивала себя Давитта.
Чем больше она думала, тем отвратительнее ей казалось. поведение лорда Мундсли. Это он подсыпал в, бокалы снотворное и устроил так, чтобы бесчувственных маркиза и Давит ту отнесли наверх, в спальню. А на случай, если бы Давитта согласилась стать его любовницей, он был готов отыграть план назад, и бросить Виолетту.
«Нет, — размышляла Давитта, — Виолетте он домика в Челси не предлагал, это точно… но не надо оскорблять подругу такими подозрениями. Она не могла так пасть ни с одним мужчиной — даже с лордом Мундсли».
И все же Виолетта, по ее собственному признанию, принимала от него платья и меха…
«Ничего не понимаю», — подумала Давитта, хотя ей вовсе не хотелось вникать в такие вещи.
Она легла спать незадолго до зари, но, проснувшись, все же почувствовала, что сон несколько освежил ее и она готова принимать на себя новые удары судьбы. В таком решительном настроении Давитта встала, собрала сундуки и туго затянула ремни. Девушка оделась в то же платье, в каком приехала, а на голову надела простую, но миленькую шляпку, ленты которой завязывались под подбородком.
Посмотревшись в зеркало, Давитта увидела, что лицо у нее очень осунулось, а под глазами залегли темные круги. К счастью, это было единственным следом пережитого накануне ужаса — и Давитта не удивилась бы, поседей она после всего случившегося.
А как великолепно все начиналось — до того как князь разрезал торт и гости стали поднимать бокалы за здоровье именинника!
«Вот и кончилась ночь веселья, — с Грустью подумала Давитта. — Таких праздников у меня больше не будет».
А «Веселый театр»… что ж, это всего лишь хорошенькие девушки, танцующие вокруг примы с припевом: «Та-ра-бумба!»А сама прима только вначале казалась утонченной, и то благодаря лишь наряду да нежной песенке — завопив с остальными актрисами этот дикий припев, она мгновенно превратилась в вакханку. И все актрисы «Веселого театра» таковы — притворно-утонченны, но до поры до времени.
«И театра я никогда больше не увижу», — говорила себе Давитта.
Кеб катил по улице прочь от дома миссис Дженкинс.
Уезжая, Давитта заплатила хозяйке. Беря деньги, миссис Дженкинс заметила:
— Что-то Виолетта меня не предупреждала о вашем отъезде.
— Мы решили вечером, — ответила Давитта.
— Ладно, надеюсь, что вам повезет, дорогуша. Да будьте осторожны, с вашим-то личиком.
— Хорошо, — заверила ее Давитта. — Спасибо вам за доброту.
Миссис Дженкинс проводила девушку до кеба, и Давитта громко приказала кучеру ехать на вокзал Ватерлоо. Однако как только кеб завернул за угол, она высунулась из окошка и сказала, что передумала.
— Мне нужно попасть в самое лучшее бюро по найму в Вест-Энде.
На миг ей стало страшно — вдруг кучер не знает, где находится это бюро, — но тот спросил:
— Это то, которое на Маунт-стрит?
— Да-да, верно.
Кеб ехал не слишком быстро, и у Давитты было время все обдумать. И все же сердце ее дрогнуло, когда кеб остановился у небольшого здания с магазинчиком и вывеской на двери «Бюро по найму домашней прислуги мадам Белмонт».
Давитта попросила кебмена подождать ее, в ответ услышала ворчание, но, не обращая внимания, стала подниматься по грязной узкой лестнице. Наверху была дверь. Открыв ее, Давитта оказалась в небольшой комнатке, точно такой, какую описывала когда-то ее матушка. По стенам стояли длинные деревянные скамьи, а в дальнем углу комнаты сидела за высоким столом женщина в странном наряде и черном парике.
На высохшем лице женщины выделялся большой нос, но глаза смотрели остро и проницательно. Смерив Давитту уверенным взглядом и помолчав, женщина спросила:
— Чем могу служить… мэм?
Давитта отметила заметную паузу перед обращением, и поняла, что женщина не знает, считать ли ее безработной или дамой, которой нужна прислуга.
— Я… я ищу место компаньонки, — ответила девушка.
Она старалась, чтобы ее Голос звучал твердо, но на последних словах он все же дрогнул.
Миссис Белмонт тотчас же переменилась в лице.
— Компаньонки? — переспросила она. — А опыт у вас есть?
— Боюсь, что нет.
— Так я и думала, — мрачно заметила миссис Белмонт. — И потом, для такого занятия вы слишком молоды.
Еще в кебе Давитта сочинила целую речь, но теперь замялась, чувствуя, что пришлась не по нраву миссис Белмонт. Все же девушка заставила себя говорить:
— Моя матушка… леди Килкрейг… когда была жива, говорила, что, если мне понадобится место, я должна буду обратиться к вам.
Миссис Белмонт откликнулась не сразу.
— Вы хотите сказать, что ваша мать была леди?
— Да. Мой отец — сэр Иэн Килкрейг из замка Килкрейг в Киркудбрайтшире, что в Шотландии.
Миссис Белмонт снова изменилась в лице. Теперь она смотрела на Давитту изучающим взглядом, словно желая убедиться в истинности ее истории. Потом хозяйка бюро перевела взгляд на огромную книгу, лежавшую перед ней на столе, и молча пролистала несколько страниц.
Тут сидевшая неподалеку женщина, похожая на мышь — Давитта заметила ее не сразу — приблизилась к миссис Белмонт и что-то зашептала ей на ухо.
Давитта расслышала:
— Нужен человек прямо сейчас, а никого другого у нас нет.
Миссис Белмонт перевернула еще одну страницу своей книги.
— Она слишком молода, — возражала она чуть слышно.
— Но это лучше, чем ничего, — возразила «мышь».
Миссис Белмонт вновь посмотрела на Давитту и наконец, приняла решение.
У меня есть подходящее место. — заключила она, — но я хотела бы знать все ваши данные.
Давитта продиктовала ей имя и фамилию, до замялась, когда нужно было указать возраст. Испугавшись, что восемнадцать лет слишком мало, она выпалила:
— Мне двадцать… почти двадцать один.
— Не похоже, — прищурилась миссис Белмонт.
— Я знаю, — согласилась Давитта, — но со временем я стану выглядеть старше.
Миссис Белмонт не улыбнулась шутке и пометила возраст Давитты у себя в книге.
— Адрес? — спросила она.
— Я только-только из Шотландии, и еще не успела подыскать себе жилье.
— То есть вы можете поехать за город прямо сейчас?
— Мне хотелось бы.
— Багаж с вами?
— Да.
Поговорив с «мышью», миссис Белмонт задала езде один вопрос:
— У вас хватит денег, чтобы оплатить проезд до Оксфорда?
— Да, — ответила Давитта.
— Что ж, в таком случае я пошлю телеграмму и предупрежу, что вы прибудете в Оксфорд ближайшим поездом из Паддингтона. Вас встретят на станции. Стоимость проезда будет вам возмещена.
— Благодарю вас, — улыбнулась Давитта, что миссис Белмонт уже писала что-то на листке бумаги. Почерк у нее был неразборчивый и корявый. Закончив, она протянула листок Давитте.
— Во» адрес вашей хозяйки. Я надеюсь, мисс Килкрейг, вы сделаете все возможное, чтобы оправдать мои ожидания.
Если вы вернетесь с плохой рекомендацией, мне будет крайне трудно найти вам другое место. Вы поняли?
— Да, поняла, — ответила Давитта. — Спасибо за помощь, — Я, видите ли, довольно сильно рискую, посылая вас к самой графине, — поделилась с девушкой миссис Белмонт. — Она невероятно требовательна. В прошлом году я послала ей четырех компаньонок, но ни одна из них не подошла.
— Им отказали или они ушли сами? — поинтересовалась Давитта.
— Не думаю, что мне стоит отвечать на этот вопрос, — отрезала миссис Белмонт. — Постарайтесь сделать все возможное, мисс Килкрейг, и помните — вы должны будете многому научиться.
Давитта взяла у нее листок и прочла: «Вдовствующая графиня Шербурн, Шербурн-хаус, Вилброухэм, Оксфордшир».
— Спасибо, — поблагодарила девушка, — огромное спасибо.
— Помните, что я вам сказала, — повторила миссис Белмонт. — Конечно, к предупреждениям мало кто прислушивается, но я думаю, что ваша матушка предпочла бы видеть вас послушной.
— Я сделаю все, чтобы графиня осталась мною довольна, — пообещала Давитта.
Однако по пути к Паддингтонскому вокзалу девушка не переставала думать о тех четырех компаньонках, которые не подошли графине. И все же у Давитты не было иного способа скрыться от Виолетты и лорда Мундсли и не стать пешкой в затеянной ими игре.
Навряд ли они догадаются, куда уехала Давитта. Даже если Виолетта задумает сделать запросы в лондонские бюро по найму, она не будет долго разыскивать подругу. Ей хватит того, что лорд Мундсли останется при ней.
«И потом. Она рассердится, что я не взяла у маркиза деньги, — подумала Давитта, — и ни за что не простит мне мою неблагодарность».
И действительно, вряд ли можно было ожидать, что охотно принимавшая от мужчин деньги и подарки Виолетта поймет свою принципиальную подругу.
«А я гораздо беднее Виолетты, и жалованья мне не платят, — подумала Давитта. — Но она похожа на свою мать и готова брать все, что дают. А я другая».
Девушка знала точно, что, даже умирая от голода, она не приняла бы тех денег, которые добыли таким образом Виолетта и лорд Мундсли. К тому же лорд наверняка ожидает от Давитты благодарности — и понятно, какой именно.
«Ненавижу!»— снова повторила она.
Да, если бы не лорд, появившийся в первый же вечер, насколько прекрасной и беспечной показалась бы Давитте театральная жизнь!
И еще не оставляло Давитту в покое воспоминание о том, как, проснувшись, она увидела рядом маркиза. А потом он вел себя так достойно, что сама мысль о шантаже казалась Давитте нестерпимо отвратительной. Подумать только, ведь после этого маркиз станет еще циничнее и злее!
«Не буду больше думать ни о нем, ни о лорде Мундсли, ни о театре!»— убеждала она себя.
Чтобы отвлечься, Давитта попыталась вспомнить сказки, которые она слышала в детстве, в Шотландии. Отец немало рассказывал дочери о клановых распрях и войнах, занимавших важное место в истории Шотландии, и эта жизнь представлялась девочке единственной реальной… пока в замке не появились вначале Кэти, а затем Виолетта. Теперь Давитте казалось, что именно они сделали из счастливого ребенка заурядную женщину, которая и не думает больше о сказках.
Поезда пришлось ждать долго. Стоя на платформе, Давит та вспоминала счастливые времена, когда она жила с отцом, гуляла по вересковым пустошам, рыбачила и ездила верхом.
Подошел поезд. Давитта села в него.
Оксфорд был все ближе.
К счастью, телеграмма миссис Белмонт обогнала Давитту.
Девушку встретили.
Она стояла одна на запруженной людьми платформе. Вдруг какой-то лакей в красивой ливрее и шляпе с гербом поглядел на нее внимательнее, словно решая, не за ней ли его послали. Впрочем, он хотел уже отойти, но тут Давитта отважилась на вопрос:
— Вы… вы не из Шербурн-хауса?
— Да, мэм. Простите, вы мисс Килкрейг?
— Да, это я.
— Меня послали за вами, — произнес лакей, — но я ожидал увидеть кого-нибудь постарше.
Совсем упав духом, Давитта решила, что ее новая хозяйка, вероятно, будет в ярости.
Лакей кликнул портье и велел ему отнести сундуки к запряженной парой лошадей карете, ожидавшей у станции. Для одного человека карета была явно велика, и Давитта решила, что экипаж предназначен специально для тех случаев, когда нужно встречать кого-нибудь. Впрочем, садясь в карету, Давитта только радовалась отсутствию попутчиков.
Карета выехала из города, и за окнами поплыли пыльные пейзажи. Давитта с любопытством глядела в окно — здешние места совсем не походили на шотландские равнины, И деревни здесь были другие — как правило, с лужайками, прудиками и обязательно кабачками на центральных площадях.
Путь показался девушке очень долгим, но наконец перед каретой распахнулись огромные ворота, за которыми начиналась длинная аллея.
Впереди виднелся дом — по мнению Давитты, очень большой, но не старинный, в викторианском стиле. Девушку всегда интересовала архитектура, и отец немало рассказывал ей об эдинбургских домах и замках, благодаря которым весь город приобретал романтический флер. Да и сама Давитта прочла множество книг, посвященных английской архитектуре. Теперь она, конечно, очень жалела, что не смогла рассмотреть Лондон… но нет, об этом лучше не вспоминать. От этих воспоминаний по спине у девушки пробежал неприятный холодок по мере того как она приближалась к дому, Давитту постепенно охватывало странное чувство, словно она попала в тихую гавань и теперь в полной безопасности.
Карета проехала мимо парадного входа с длинной лестницей и остановилась у черного хода. Да, улыбнулась Давитта, компаньонка не может рассчитывать на большее.
У дверей ее встретил ливрейный лакей.
— Вы — новая компаньонка ее светлости? — спросил он.
— Да, — ответила Давитта, уже зная, что последует за этим.
— Что-то вы слишком молодо выглядите, мисс, — заметил лакей. — Из тех, что были до вас, просто песок сыпался.
— Лакей был очень дружелюбен, и Давитта рассмеялась.
— Ну, мне пока это не грозит.
— Разумеется. Сюда, мисс. Я отведу вас к ее светлости.
С этими словами лакей пошел к лестнице, и Давитта последовала за ним.
Лестница вела в широкий коридор с высокими расписными потолками. Вся мебель и висевшие на стенах картины были то, что именно они сделали из счастливого ребенка заурядную женщину, которая и не думает больше о сказках.
Поезда пришлось ждать долго. Стоя на платформе, Давит та вспоминала счастливые времена, когда она жила с отцом, гуляла по вересковым пустошам, рыбачила и ездила верхом.
Подошел поезд. Давитта села в него.
Оксфорд был все ближе.
К счастью, телеграмма миссис Белмонт обогнала Давитту.
Девушку встретили.
Она стояла одна на запруженной людьми платформе. Вдруг какой-то лакей в красивой ливрее и шляпе с гербом поглядел на нее внимательнее, словно решая, не за ней ли его послали. Впрочем, он хотел уже отойти, но тут Давитта отважилась на вопрос:
— Вы… вы не из Шербурн-хауса?
— Да, мэм. Простите, вы мисс Килкрейг?
— Да, это я.
— Меня послали за вами, — произнес лакей, — но я ожидал увидеть кого-нибудь постарше.
Совсем упав духом, Давитта решила, что ее новая хозяйка, вероятно, будет в ярости.
Лакей кликнул портье и велел ему отнести сундуки к запряженной парой лошадей карете, ожидавшей у станции. Для одного человека карета была явно велика, и Давитта решила, что экипаж предназначен специально для тех случаев, когда нужно встречать кого-нибудь. Впрочем, садясь в карету, Давитта только радовалась отсутствию попутчиков.
Карета выехала из города, и за окнами поплыли пыльные пейзажи. Давитта с любопытством глядела в окно — здешние места совсем не походили на шотландские равнины… И деревни здесь были другие — как правило, с лужайками, прудиками и обязательно кабачками на центральных площадях.
Путь показался девушке очень долгим, но наконец перед каретой распахнулись огромные ворота, за которыми начиналась длинная аллея.
Впереди виднелся дом — по мнению Давитты, очень большой, но не старинный, в викторианском стиле. Девушку всегда интересовала архитектура, и отец немало рассказывал ей об эдинбургских домах и замках, благодаря которым весь город приобретал романтический флер. Да и сама Давитта прочла множество книг, посвященных английской архитектуре. Теперь она, конечно, очень жалела, что не смогла рассмотреть Лондон… но нет, об этом лучше не вспоминать. От этих воспоминаний по спине у девушки пробежал неприятный холодок, По мере того как она приближалась к дому, Давитту постепенно охватывало странное чувство, словно она попала в тихую гавань и теперь в полной безопасности.
Карета проехала мимо парадного входа с длинной лестницей и остановилась у черного хода. Да, улыбнулась Давитта, компаньонка не может рассчитывать на большее.
У дверей ее встретил ливрейный лакей, — Вы — новая компаньонка ее светлости? — спросил он.
— Да, — ответила Давитта, уже зная, что последует за этим.
— Что-то вы слишком молодо выглядите, мисс, — заметил лакей. — Из тех, что были до вас, просто песок сыпался.
Лакей был очень дружелюбен, и Давитта рассмеялась.
— Ну, мне пока это не грозит.
— Разумеется. Сюда, мисс. Я отведу вас к ее светлости.
С этими словами лакей пошел к лестнице, и Давитта последовала за ним.
Лестница вела в широкий коридор с высокими расписными потолками. Вся мебель и висевшие на стенах картины были великолепны. Давитта подумала, что охотно осмотрела бы этот дом — только бы ее не уволили раньше времени.
«Все говорят, я слишком молода, — обреченно сказала она себе, — но, может, я продержусь хотя бы неделю».
Лакей остановился перед массивными дверьми из красного, дерева. Он постучался, и пожилая женщина в черном платье без передника отворила одну из дверей. Давитта решила, что перед нею горничная ее светлости.
— Чего вам? — недовольно спросила она, но тут же, не дожидаясь ответа, произнесла:
— Вы — мисс Килкрейг?
— Да, это я, — ответила Давитта, гадая, сколько раз ей еще предстоит ответить на этот вопрос.
Горничная смерила девушку критическим взглядом, но ничего не сказала. Лакей повернулся и пошел прочь, а Давитта шагнула вперед и оказалась в маленькой комнатушке с несколькими дверями.
— Подождите здесь, — велела горничная и вошла в центральную дверь. Давитта услышала, как она с кем-то говорит.
Потом горничная распахнула дверь и произнесла:
— Входите, ее светлость ждет.
Чувствуя себя школьницей, вызванной на беседу к директрисе, Давитта вошла в огромную, залитую солнечным светом комнату.
Как ни странно, комната оказалась спальней с большой кроватью у стены. На кровати в окружении подушек сидела пожилая дама, внешность которой показалась Давитте необычной. Волосы были красиво уложены, а худое морщинистое лицо еще сохранило следы былой прелести. Но вот украшения… Их было невероятное количество — нити роскошного жемчуга на шее, бриллианты в ушах, браслеты на худых запястьях…
Постельное белье было отделано венецианским кружевом, а на голове красовался капор из того же кружева.
Давитта остановилась в дверях.
Вдовствующая графиня резко заговорила:
— Ну, кого нам прислали на этот раз? Если вы такая же дурочка, как ваши предшественницы, и собираетесь прыгать вокруг меня, словно перепуганный кролик, отправляйтесь лучше сразу назад.
В ее словах было что-то забавное, и Давитта едва удержалась от смеха.
— Надеюсь… надеюсь, что нет…
Она вовремя спохватилась, добавила «мэм»и сделала реверанс.
— А, так у вас и голосок есть! Уже кое-что. Идите сюда, дайте мне взглянуть на вас.
Давитта покорно приблизилась к кровати. Бросив взгляд на девушку, графиня воскликнула:
— Да вы же еще ребенок! Сколько вам лет — шестнадцать?
— Я сказала миссис Белмонт в бюро по найму, что мне почти двадцать один…
— А на самом деле?
— Восемнадцать… но мне очень нужна работа.
— Почему?
— Мне… мне нужно было уехать из Лондона.
—  — Что с вами произошло?
— Я не хотела бы говорить об этом, мэм, — смутилась Давитта. — Но я приехала с севера всего три дня назад, ..
Графиня посмотрела на лежавшую на одеяле телеграмму.
— Ваша фамилия Килкрейг, — сказала графиня. — Вы из Шотландии?
Давитта кивнула:
— Я жила близ Селкирка, это недалеко от Эдинбурга.
— Почему вы уехали?
— Мои родители умерли…
— И не оставили вам денег, так?
Давитта удивилась — она не подозревала, что историю ее жизни можно изложить в двух словах.
— Поэтому мне и пришлось искать работу, — закончила Давитта. — Прошу вас, мэм, позвольте мне поработать у вас. Я приложу все силы, чтобы вы остались довольны!
— Я не ожидала, что пришлют совсем ребенка, — заметила графиня.
— Надеюсь, я не буду похожа на кролика… и вам не прядется отсылать меня следующим поездом.
— Возможно, — согласилась графиня. — Пусть Банке покажет вам вашу комнату. Потом приходите ко мне и расскажите свою историю — вам этого наверняка хочется.
Уловив сарказм в голосе графини, Давитта быстро сориентировалась:
— Я бы гораздо больше хотела услышать о вас, мам, к о вашем прекрасном доме.
— Судя по вашим словам, ваш дом был поменьше, — заметила графиня.
— Я жила в старом замке, — ответила Давитта. — Он был очень древним.
Графиня рассмеялась:
— Тут я вам уступаю — Шербурну всего сорок лет.
Думаю, вы намекаете именно на это.
— Я ни за что не стала бы намекать на подобные вещи, — возразила Давитта. — Я только рада, что не ошиблась в своих догадках.
Графиня взяла со столика золотой колокольчик и позвонила.
Дверь моментально открылась, будто Банке все это время подслушивала разговор.
— Покажите мисс Килкрейг ее комнату, Банке, — велела графиня. — Она вернется сюда, когда переоденется.
— Хорошо, миледи.
Не забыв сделать реверанс, Давитта последовала за Банке.
Показалось ей, или графиня действительно улыбнулась своей новой компаньонке.
По дороге Давитта попросила:
— Пожалуйста, помогите мне. Я хотела бы остаться на этом месте, но боюсь, я слишком многого не знаю.
Банке удивленно повернулась к девушке:
— Вот это да! Те, что были до вас, думали, что они знают все на свете.
— Но я-то ничего не знаю! — воскликнула Давитта. — Не знаю, и признаю это.
На губах ее спутницы появилась улыбка.
— С ее светлостью нелегко поладить, — произнесла она. — По-моему, компаньонка ей и вовсе ни к чему. Я сама со всем справляюсь.
Давитта поняла, что затронула больное место. Видимо, Бэнкс хватало забот и без компаньонок, которых только и приходилось провожать на станцию.
— Я обещаю, что не буду мешать вам, — попыталась не обидеть Бэнкс Давитта. — Я даже могу помочь вам, если вы захотите. Я могу шить и всегда сама глажу свою одежду.
Горничная смотрела на Давитту теперь более приветливо.
Оказавшись в конце коридора, Банке открыла дверь, ж Давитта увидела красивую спальню с высоким потолком. Комната была неплохо обставлена, а в углу уже стояли сундуки Давитты, с которыми возилась молодая горничная.
— Эмили поможет вам разобрать вещи, — сказала Бэнкс, — но у нее дел хватает, так что она не будет нянчиться с вами.
— Я сама о себе позабочусь, — быстро произнесла Давитта. — Благодарю вас за помощь, Эмили.
Помолчав, она добавила:
— Боюсь, что в сундуках достаточно много одежды. Просто у меня ничего больше нет… и не было после смерти отца.
Несмотря на старания Давитты, на последних словах ее голос дрогнул. Бэнкс спросила:
— Давно он умер?
— Месяц назад. А маменька скончалась давно.
— Не расстраивайтесь так, — утешила ее Бэнкс, но тут же, словно боясь показаться сентиментальной, обрушилась на Эмили:
— Живее, живее, помоги мисс Килкрейг.
Бэнкс уже уходила, но Давитта остановила ее на пороге:
— Позвольте спросить еще об одном… только не сочтите за дерзость…
—  — Что еще? — недовольно спросила Бэнкс.
— Не могли бы вы дать мне поесть? Хотя бы хлеба с маслом. Я просидела в зале ожидания на Паддингтонской станции все время до отхода поезда, и не ела с самого утра.
— Господи, да вы, наверное, умираете с голоду! — воскликнула Бэнкс. — Вам нужно выпить чаю и хорошенько подкрепиться.
— Я не хотела вас беспокоить…
— Ничего, ничего, — отмахнулась Бэнкс. — Сбегай вниз, Эмили, поищи чего-нибудь для мисс Килкрейг. Да побыстрее — ее светлость ждет.
Эмили выбежала из комнаты. Давитта произнесла:
— Спасибо вам большое! Вы так добры ко мне! Я только не хотела бы показаться слишком назойливой…
— Ничего, если вы будете назойливы, я вам скажу об этом, — усмехнулась Банке.
Улыбнувшись, она вышла из комнаты. Давитта подошла к окну, откуда открывался роскошный вид на парк с прудом.
Давитту охватила радость — она сбежала! Она свободна!
Она скрылась от Виолетты и лорда Мундсли, и вот она здесь!
Сельская местность Англии не так уж отличалась от шотландской, и девушка почувствовала себя дома. Из окна были видны летавшие в облаках птицы, а солнце отражалось в глади пруда точно так же, как в реке возле родного замка Давитты. Ничто не напоминало о Лондоне, и девушка молитвенно сложила руки.
— Господи, прошу тебя, помоги мне остаться здесь! Не позволь графине прогнать меня! — Мольбы эти исходили из самой ее души.
Тут Давитта вспомнила, что время идет, она торопливо развязала ленты шляпки и стала переодевать дорожное платье.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Ночь веселья - Картленд Барбара

Разделы:
От автораГлава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7

Ваши комментарии
к роману Ночь веселья - Картленд Барбара



Романы Картленд легкие как пушинка на ветру оставляют приятное ощущение ласковости ,даже несмотря на повороты сюжета и этот один из них.Чтобы уйти от настоящей действительности хотя бы на миг прочитайте ее произведения и уверена получите желаемое.
Ночь веселья - Картленд Барбаранина
13.01.2011, 23.47





Приторно до невозможности: 2/10.
Ночь веселья - Картленд БарбараЯзвочка
14.03.2011, 20.29





Роман не из лучших. Читать можно, утомляют только длинные хвалебные описания и монологи. Но все в стиле Барбары Картленд. Читайте, романтики.
Ночь веселья - Картленд БарбараЛюбовь
4.04.2015, 16.14








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100