Читать онлайн Ночь веселья, автора - Картленд Барбара, Раздел - Глава 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Ночь веселья - Картленд Барбара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8 (Голосов: 10)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Ночь веселья - Картленд Барбара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Ночь веселья - Картленд Барбара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Картленд Барбара

Ночь веселья

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 3

С замиранием сердца Давитта оглядывалась вокруг.
«Неужели это и есть знаменитый ресторан Романо!»— восхищалась она.
Ресторан находился неподалеку от театра. Едва войдя в зал, Давитта сразу же вспомнила рассказы отца. К гостям немедленно подбежал невысокий чернявый человечек, сам Романс. Атмосфера в зале царила самая непринужденная, отовсюду слышался смех.
Осмотревшись, Давитта поняла, что находится в огромном помещении, стены которого задрапированы красной тканью.
По стенам были расставлены красные плюшевые диванчики, а за столиками уже сидели нарядные женщины, все казались Давитте исключительными красавицами.
Их разноцветные яркие платья с глубокими декольте выглядели великолепно, а тонкие талии, туго затянутые в корсеты, без труда мог бы обхватить любой мужчина двумя ладонями. Эти дамы походили на яркие цветущие цветы.
Около некоторых столов громоздились огромные букеты.
На приколотых к ним карточках значились имена известных актрис.
Лорда Мундсли и его компанию провели к свободному столику. Давитта с Виолеттой удобно устроились на диванчике, а мужчины заняли стулья напротив.
Про себя Давитта отметила, что Виолетте пока не преподносят огромных букетов с именной карточкой, зато увидела три роскошных букета, предназначавшихся Лотти Коллинз, Линде Вернер и Этель Бленхейм — эти актрисы прославились, исполняя ведущие роли в «Золуш-Катти».
Все вокруг блистало необыкновенным великолепием, Давитта чувствовала себя деревенской простушкой, случайно оказавшейся в столь изысканном обществе. И в то же время она безумно радовалась возможности побывать в знаменитом ресторане и надеялась, что вечер здесь превзойдет все ее ожидания.
В зал то и дело входили новые люди. Лорд Мундсли заказал ужин и бутылку шампанского, которое подали в серебряном ведерке со льдом.
Не скрывая удивления, Давитта рассматривала зал, стараясь запомнить его навсегда, в случае если судьба никогда больше не занесет ее в это великосветское заведение.
Лорд Мундсли пригласил на ужин светловолосого молодого человека, который еще в дороге показался Давитте немного глуповатым. Правда, он был сыном герцога, и звали его лорд Уильям Тетерингтон. Этот юноша был по уши влюблен в Виолетту и не сводил с актрисы глаз.
Соседний столик оставался пуст до самого конца ужина.
Когда же лорд Мундсли, отужинав, зажег сигару и потянулся к стакану с бренди, Романо провел к свободному столику высокого темноволосого мужчину.
Он был один. Прежде чем сесть на диван, он подозрительно оглядел его, словно сомневаясь, достойна ли его эта мебель.
Мужчина был очень хорош собой, а в его скорее величавой манере держаться проскальзывала привычка повелевать, которую Давитта не раз подмечала у немногих знакомых ей знатных людей.
Взглянув на мужчину, лорд Мундсли неожиданно замер и помрачнел. До этого момента лорд был само очарование — смешил всю компанию, делал Виолетте замысловатые комплименты, однако смотрел почему-то все время только на Давитту, заставляя девушку краснеть от смущения.
Увидев незнакомца, первым заговорил лорд Уильям:
— Поздравляю, Вендж! Я так и знал, что твоя лошадь выиграет забег, ты ведь немало на нее поставил!
Давитта вздрогнула — она поняла, что перед ней небезызвестный маркиз Вендж, которого так ненавидит и всегда бранит лорд Мундсли.
Словно только теперь заметив лорда Уильяма, маркиз ответил:
— Боюсь, что выигрыш оказался невелик — мой скакун был явным фаворитом.
Повернувшись к Виолетте, он обратился к ней:
— Добрый вечер! Сегодня вы были на редкость хороши на сцене.
— Благодарю вас, — отозвалась Виолетта.
К удивлению Давитты, актриса не проявила ни малейшей холодности, более того — протянула маркизу руку и кокетливо посмотрела на него из-под накрашенных ресниц.
Маркиз повернулся к лорду Мундсли, лицо которого выражало крайне кислую мину, и спросил:
— Вы, Мундсли, вероятно, ждете моих извинений за то, что я на голову обошел вас?
— Я прекрасно знаю, почему это произошло, — недовольно заметил лорд Мундсли.
— Хотите ли вы сказать, что я или мой жокей нарушили правила? — поинтересовался маркиз по-прежнему вежливо, но в голосе его звучала явная угроза.
Решив, что зашел слишком далеко, лорд Мундсли примирительно ответил:
— Нет-нет, что вы! Я просто расстроился!
— Ах да, конечно.
По лицу маркиза было видно, он понял, о чем думает лорд Мундсли.
Взгляд маркиза остановился на Давитте, мгновенно оценив все до мельчайших деталей. Девушке показалось, что маркиз несколько удивился ее не подходящей к случаю одежде.
К столику подошел официант. Маркиз взял меню и вделал заказ.
— Черт побери, ну и сосед у нас будет! — негромко проворчал лорд Мундсли Виолетте. И тут же, словно желая сгладить ситуацию, как ни в чем не бывало заговорил с лордом Уильямом.
Давитта чувствовала себя, как и обещал лорд, словно в пьесе.
Маркиз больше не вмешивался в беседу, но одного его присутствия хватало, чтобы атмосфера за столиком лорда Мундсли оставалась напряженной.
Виолетта начала развлекать Давитту, показывая знаменитостей и называя их имена, как вдруг у столика маркиза появилась красивая молодая женщина. Давитта узнала ее — эту даму она видела в гримерной, где встретилась с Виолеттой. :
Женщина молча стояла, дожидаясь, когда маркиз посмотрит на нее. Потом она все-таки начала сама:
— Я хочу с тобой поговорить. Мы должны поговорить.
Маркиз даже не встал. Он смерил ее надменным взглядом и тихо, но четко произнес:
— Ты прекрасно знаешь, нам не о чем говорить.
— Мне многое надо сказать.
В голосе женщины явно слышались истерические нотки.
Виолетта быстро нагнулась к ней и прошептала:
— Ну, Рози, не глупи!
Давитта поняла, что это та самая Рози, о которой говорили Виолетта и лорд Мундсли. Она оказалась настоящей красавицей — почему же маркиз бросил ее?
Не обращая внимания на Виолетту, Рози повторила:
— Если ты меня не выслушаешь, я убью себя, слышишь?
Убью себя, прямо здесь и сейчас! Тогда ты пожалеешь!
С этими словами она разразилась рыданиями. По напудренному и нарумяненному лицу побежали слезы, а женщина все повторяла сквозь всхлипывания:
— Убью себя… убью…
Вскочив с места, Виолетта обняла Рози, и взглядом позвала на помощь лорда Мундсли.
—  — Не устраивай здесь сцен! — прикрикнула она на Рози. — Ну, идем, дорогая, идем домой, все будет хорошо…
— Не хочу домой! — рыдала Рози, но Виолетта и лорд Мундсли, поддерживая девушку, повели ее к дверям.
Сделав несколько шагов, лорд Мундсли обернулся и бросил через плечо:
— Вели подать мою карету, Вилли, хорошо?
Лорд Уильям поспешил к выходу, а Давитта осталась за столиком одна. Она сначала подумала, что стоит пойти вслед за всеми, но решила, что ее присутствие только помешает. Она смотрела вслед Виолетте и лорду Мундсли, которые шли достаточно медленно, потому что Рози упиралась, как вдруг маркиз произнес:
— Вероятно, я должен извиниться перед вами.
Давитта поняла, что Маркиз обратился к ней, и повернулась к нему, все еще удивляясь всему произошедшему.
Догадавшись о причине ее недоумения, маркиз продолжал:
— Уверяю вас, у Романо такие сцены крайне редки. Если я правильно понимаю, вы здесь впервые?
— Да… я приехала в Лондон только сегодня…
Девушка старалась говорить как можно спокойнее и не выказывать одолевающего ее смущения. Однако легкая дрожь в голосе выдала ее.
— Откуда вы? — поинтересовался маркиз.
—  — Из Шотландии.
— Что ж, вскоре вы привыкнете к Лондону, и он перестанет шокировать вас.
По тону маркиза было ясно, что он восхищается веселой жизнью в Лондоне. Пытаясь поддержать светскую беседу, Давитта ответила:
— Я много слышала о ресторане Романо… и о «Веселом театре»… но действительность не описать никакими рассказами!
— Это смотря на чей вкус, — равнодушно заметил маркиз. — Впрочем, и театр, и ресторан признаны лучшими в Лондоне.
Он говорил так, словно знавал места и получше. Давитту это неприятно задело, она поняла, что, продолжая беседу, маркиз может испортить ее впечатление от Лондона. Давитта решила поговорить о другом:
— Что ваши? лошади — должно быть, в этом сезоне они вышли вперед?
— Мне повезло, — ответил маркиз, — А вы интересуетесь скачками?
Давитта улыбнулась:
— Боюсь, мне никогда не приходилось присутствовать на больших скачках, разве что эдинбургских, да стипль-чезах, что изредка устраивал папенька… когда у нас были хорошие лошади.
Внезапно она сообразила, что маркиз сейчас заподозрит ее в наигранном интересе к скачкам, и быстро добавила:
— Но самыми красивыми животными в мире я считаю торских скакунов.
— Тут я с вами согласен. Могу ли я из ваших слов заключить, что вы любите верховую езду?
— Да, изредка у меня бывала возможность ездить верхом, — ответила Давитта. — Отец считал, что у меня неплохо получается, хотя, конечно, он, как любой родитель, преувеличивал способности своей дочери.
— Его трудно винить за это.
Давитте не понравилось, что при этих словах маркиз слишком внимательно посмотрел на нее, оценивая, словно лошадь.
На мгновение его взгляд остановился на волосах Давитты.
Потом он произнес:
— Смотрю, ваши спутники наконец возвращаются. Позвольте откланяться. Надеюсь, вы будете достаточно разумны и уедете в Шотландию как можно скорее.
С этими словами маркиз встал, а удивленная Давитта так и не успела подыскать достойного ответа.
Маркиз направился к столику в другой конец зала, а Виолетта устроилась рядом с Давиттой. Лорд Мундсли сел напротив. Лорд Уильям не вернулся, и в ответ на вопрос о нем Виолетта пояснила:
— Вилли повез Рози домой.
— Это и я могла бы сделать, — быстро заметила Давитта. — Почему вы не послали за мной?
— Вилли прекрасно справится, — отрезала Виолетта, а лорд Мундсли добавил:
— Нам не хотелось бы лишаться вашего общества, прелестная северянка!
Теперь не только в его голосе, но и в глазах проскользнуло нечто такое, что заставило Давитту смутиться и почувствовать себя обманывающей Виолетту.
— Поскольку теперь нас трое, — заметил лорд Мундсли, — я вполне могу сесть между вами. Так будет удобнее, и, кроме Того, я буду очень горд находиться между двумя столь прелестными цветками, пусть сам я всего лишь репейник.
Давитте вновь подумалось, что она участвует в театральном представлении, причем лорд Мундсли явно переигрывает.
Усевшись между девушками, лорд откровенно прижался к Давитте, но она не могла отодвинуться, как ни пыталась.
Лорд Мундсли оживленно говорил и дважды, словно невзначай, задевал рукой колено Давитты, девушка чувствовала его прикосновения даже сквозь шелк платья.
Наконец, к ее глубочайшему облегчению, вернулся лорд Уильям.
Опустившись на стул, он заговорил, не дав никому произнести ни слова:
— Мне надо выпить, и чего-нибудь покрепче! Должен заметить, Виолетта, ты вечно втягиваешь меня в неприятности.
— Как она? — спросила Виолетта.
— Я оставил ее с Глэдис, ее соседкой. Глэдис пообещала присмотреть за Рози.
— А я думала, Глэдис еще не вернулась, иначе сразу бы обратилась к ней за помощью, — удивилась Виолетта.
— Она только что вернулась, но, похоже, ненадолго. Кажется, Шеффилд собирается на ней жениться.
Виолетта радостно вскрикнула:
— Нет, правда? Как я рада! Это замечательно! Наконец-то Глэдис выйдет в люди!
— Не торопись, — вмешался лорд Мундсли. — Если Шеффилд женится на актрисе, его папаша перестанет давать ему деньги.
— Но это нечестно! — горячо возразила Виолетта. — В конце концов, Белл ведь вышла замуж за графа Клэнкерти, и они живут счастливо!
— Вспомни, как у них все начиналось, — заметил лорд Мундсли.
— В любой семье люди ссорятся и мирятся, — настаивала Виолетта. — Надо будет подыскать хорошего мужа для Рози.
— Могу тебе точно сказать, это не Вендж, — усмехнулся лорд Уильям. — По-моему, ему вообще не следовало связываться с Рози. Она, конечно, красавица, но когда я вез ее домой, она вела себя просто безобразно.
— Ну, она нервная девушка, — согласилась Виолетта.
— Не думаю, что Вендж стал бы терпеть такой характер.
Кроме того, даже самая красивая женщина покажется сущим пугалом, когда начнет рыдать.
— Тут ты прав, — поддержал его лорд Мундсли. — Женщина всегда должна смеяться.
Повернувшись, он обратился к Давитте:
— Вам, должно быть, уже не раз говорили, что ваш смех похож на звон серебряных колокольчиков или на пение райской пташки.
— Мне такого никогда не говорили, — улыбнулась Давитта, — но я рада, что мой смех не напоминает вам криков взлетающей куропатки или чаек, кружащих над морем в плохую погоду.
— Вы очаровательны во всем! — негромко произнес лорд Мундсли, и Давитта почувствовала, как его колено прижалось к ее ногам.
Было уже поздно — точнее, уже рано, — когда они возвращались домой. Давитта с трудом справлялась со сном. Ехать было недалеко, но лорд Мундсли опять уселся между Виолеттой и Давиттой и, к смущению последней, обнял девушек за талии со словами:
— Ну, мои красавицы, скажите, понравился ли вам вечер?
Может, повторим как-нибудь?
— Только в следующий раз я хочу взять с собой Рози, — ответила Виолетта.
Давитте показалось, что на самом деле актриса не слишком? жаждет общества Рози, но надеется в следующий раз обойтись без своей гостьи. Впрочем, это, скорее всего, ей только показалось. Правда, когда они с Виолеттой, собираясь домой, были в дамской комнате, ей послышалась холодная нотка в голосе подруги.
— О, какой замечательный вечер! — воскликнула тогда Давитта, а Виолетта отозвалась:
— Я рада, что тебе понравилось. Только смотри не верь тому, что говорит его светлость.
— Конечно, — согласилась Давитта, — но он очень вежлив.
Виолетта бросила на нее суровый взгляд.
— Вежлив, вот как? — уточнила она и замолчала.
По дороге домой актриса внезапно произнесла:
— У меня есть идея!
— Какая? — поинтересовался лорд Мундсли.
— Я знаю, как тебе посчитаться с маркизом, если хочешь, конечно.
— Посчитаться? — переспросил его лорд Мундсли. — Да я его уничтожу! Я бы его застрелил, только не хочу встречаться с палачом!
— Тогда послушай… — Виолетта обняла лорда Мундсли за шею, притянула к себе и принялась что-то шептать ему.
Чтобы отвлечься, Давитта освободилась от обвивавшей талию руки лорда Мундсли и обратилась к лорду Уильяму:
— В Лондоне так много всего интересного, я даже не знаю, с чего начать знакомство с городом!
— Я с удовольствием покажу вам все достопримечательности, — заверил тот.
— Я не это имела в виду, — быстро поправилась Давитта. — Я только подумала, что было бы очень здорово побывать везде, но сначала мне надо найти работу.
— Вы собираетесь на сцену? — спросил лорд Уильям.
Давитта покачала головой:
— Сегодня поняла, что мне это не по силам. Во-первых, у меня нет таланта, а во-вторых, на сцене я ужасно испугаюсь.
— При вашей красоте вам достаточно будет просто появиться перед публикой, — заметил лорд Уильям.
— Нет, — твердила Давитта, — на сцену я не пойду.
Наверняка существуют и другие занятия.
— Моя матушка как-то сказала, что у леди есть всего два пути — или в гувернантки, или в компаньонки, — ответил лорд Уильям.
Давитта вспомнила, что то же самое предлагал ей мистер Стерлинг.
— И все? — спросила она.
— Может быть, есть еще что-нибудь, но било бы гораздо лучше, если бы Джордж Эдварде взял вас к себе в театр.
Давитта решила не объяснять во второй раз, что у нее нет ни малейшего желания идти на сцену, и как раз и этот миг лорд Мундсли воскликнул:
— Великолепно, Виолетта! Замечательная мысль!
— Ты подумай над ней, — посоветовала Виолетта.
Лошади остановились, и Давитта увидела за окном высокий грязный дом миссис Дженкинс.
— Спокойной ночи, Берти, — пожелала лорду Мундсли Виолетта. — Спасибо тебе за великолепный ужин — впрочем, ты всегда на высоте, сам знаешь.
— Спокойной ночи, дорогая. Увидимся завтра. Я поговорю с Борисом — для этого дела нам нужен именно он.
— Да, конечно. Маркиз никогда не откажется от приема у князя, — ответила Виолетта.
Значит, они снова говорили о маркизе, догадалась Давитта, вылезая из кареты вслед за Виолеттой. Почему-то девушке показалось, что против маркиза строится заговор.
В маленьком темном холле лорд Мундсли поцеловал Виолетту. Лорд Уильям тоже коснулся губами ее щеки.
— Вы были со мной так жестоки! — услышала Давитта голос лорда Уильяма. — Не согласитесь ли поужинать со мной завтра?
— Я подумаю, — ответила Виолетта.
При этих словах она посмотрела на лорда Мундсли, но он в тот момент подносил к губам руку Давитты.
— Спокойной ночи и большое вам спасибо, — поблагодарила девушка. — У меня никогда еще не было такого веселого вечера!
Давитта поспешила наверх, не дожидаясь ответа, она опасалась, что лорд не довольствуется скромным поцелуем и захочет поцеловать ее в щеку, а это казалось ей омерзительным.
Когда его губы коснулись ее руки, девушку пробрала дрожь отвращения.
Уже на лестнице, обернувшись, Давитта увидела, что Виолетта все еще внизу и беседует со своими спутниками. Голос ее был негромок, но говорила она напряженно. Лорд Мундсли и лорд Уильям слушали очень внимательно, и Давитта поняла, что речь опять идет о маркизе.
«Почему они его так ненавидят?»— вопрошала девушка и неожиданно вспомнила, что маркиз почему-то советовал ей вернуться в Шотландию. Даже когда Давитта легла в постель, надеясь крепко заснуть после тяжелого дня, мысли о маркизе не покидали ее. В темноте она будто видела красивое лицо маркиза и чувствовала на себе его проницательный взгляд.
Вспомнив совет маркиза, Давитта забеспокоилась, вдруг он действительно хотел предостеречь ее и искал для нее выход.
Да, у лорда Мундсли и у Виолетты должны быть веские причины, чтобы так его ненавидеть.
А Рози — Рози явно любила маркиза, но, должно быть, поступила опрометчиво, поддавшись чувству.
Давитта вспомнила слова Виолетты о том, что герцог выгнал Рози «с вещами». Что бы это могло значить? Разве Рози жила в его доме как гостья? И почему Виолетта сказала про драгоценности Рози, которые ей удалось сохранить?
Давитта всегда прислушивалась к своей матушке, а она говорила, что леди может принимать от джентльмена дорогие подарки только будучи помолвленной с ним. Ну конечно же, маркиз наверняка попросил руки Рози, потом они поссорились и разорвали помолвку. Вот почему Виолетта решила подыскать Рози мужа, а лорд Уильям с сарказмом заметил, что им будет кто угодно, только не Вендж.
Давитта даже не представляла, что же Рози совершила такое невероятное, раз маркиз отказался от нее после заключения помолвки.
Девушка прекрасно понимала, что актрисам трудно выйти замуж за аристократов. Но ведь женился же ее отец на Кэти Кингстон! А Виолетта упоминала за ужином Белл Билстон, которая вышла за лорда Данло, впоследствии ставшего графом Клэнкерти. Кэти не раз рассказывала, как счастливая чета Клэнкерти жила в Ирландии и воспитывала сыновей-близнецов. Говоря об этом, Кэти всегда смеялась:
— Не волнуйся, дорогая, мы с твоим отцом не строим таких глобальных планов, так что все наследство останется тебе одной!
Давитта тогда смущалась и отвечала на это, что никогда и не думает о таких вещах. Зато теперь вынуждена признать, что сто девяносто девять фунтов, поделенные на троих, были бы просто смехотворной суммой.
Кэти говорила и о еще одной актрисе, Кейт Воган, которую когда-то называли величайшей звездой «Веселого театра».
Она вышла замуж за достопочтенного Артура Фредерика Уэллсли, племянника герцога Веллингтонского.
— Правда, — уточняла Кэти, — брак длился недолго.
«А что, интересно, случилось бы с папенькой, если бы он после исчезновения Кэти женился в третий раз, — размышляла Давитта. — А так он пристрастился к выпивке… неужели актрисы могут быть хорошими женами?»
И уже в полусне Давитта слышала голос маркиза:
— Уезжайте в Шотландию как можно скорее!


Следующим утром Давитта проснулась позже обычного.
Посмотрев на часы, девушка с ужасом обнаружила, что они показывают четверть девятого.
«Ох, какой же лентяйкой меня сочтет Виолетта!»— расстроилась девушка, но тут же сообразила, что актриса еще спит.
В углу комнаты стоял кувшин с холодной водой. Давитта умылась, извлекла из сундука платье и отправилась на кухню..«
Миссис Дженкинс с накрученными на папильотки волосами, стояла у плиты.
— Доброе утро, миссис Дженкинс. — поздоровалась Давитта.
— Вы что, завтракать пришли? — спросила миссис Дженкинс, — Рановато, ну да ладно, сейчас догляжу, чем вас можно покормить.
— Рановато? — удивилась Давитта.
Миссис Дженкинс засмеялась:
— Да, кто из деревни приезжает, всегда поначалу с петухами встает. Потом привыкнете к здешним порядкам. Ваша подружка, Виолетта, та вообще глаз не продирает до полудня, а то и позже, если только с кем-нибудь из знатных не обедает.
— Можно мне что-нибудь съесть? — спросила Давитта. — Я голодна.
— Сядьте и подождите, — велела миссис Дженкинс. — Я вам поджарю яичницу. Чайник на плите, чашку и блюдце возьмите в шкафу.
Давитта достала из шкафа чашку и налила из фарфорового чайника заварки — такой крепкой, что ее пришлось сильно. разбавлять. К счастью — , на плите уже закипал чайник с немного мутноватой водой, а в шкафу отыскался молочник, правда, молоко оказалось чуть жидковато обычного.
Впрочем, Давитта была чересчур голодна, тем более сказывалось шампанское, выпитое прошлой ночью, поэтому девушка моментально проглотила завтрак и принялась горячо благодарить миссис Дженкинс.
— Да ладно вам, — отмахнулась хозяйка, — вы ж мне платите, я вам счет в конце недели выставлю.
Увидев на лице Давитты внезапный испуг, миссис Дженкинс уже мягче добавила:
— Не пугайтесь вы так, детка, я с вас три шкуры драть не собираюсь. А может, доживете до того, что будете тратить две сотни в неделю, как Лотти Коллинз.
— Двести фунтов в неделю! — воскликнула Давитта, раздумывая, не зря ли отказывается от перспективы выступать на» сцене. Но ей вспомнилась блестящая Лотти Коллинз — и она поняла, лорд Мундсли прав, неподготовленного человека это зрелище способно потрясти до глубины души. Такое разнузданное поведение казалось Давитте недопустимым для женщины, будь она хоть трижды актрисой.
В глубине души Давитта всегда хотела походить на свею матушку — мягкую, добрую и милую, но в то же время умную женщину и мастерицу на все руки. Но… кто наймет гувернантку, которая умеет ездить верхом, стрелять, рыбачить и привносить в дом уют? Ответ был ясен Давитте с самого начала…
Ее матушка имела единственный талант — быть хорошей женой, и мистер Стирлинг верно советовал Давитте поскорее выйти замуж.
«Может, я встречу кого-нибудь в Лондоне», — с надеждой подумала Давитта, хотя прекрасно осознавала всю призрачность этой мечты. Что бы там ни говорила Кэти об актрисах, удачно вышедших замуж, завсегдатаи театров и ресторанов искали среди театральных прелестниц отнюдь не спутниц жизни, а, скорее, компанию для приятного времяпрепровождения. Очаровательные красавицы, утопающие в роскошных цветах, способны лишь развлекать и смешить мужчин, а порой на — сняться к ним через стол, отчего соблазнительные вырезы платьев являли мужскому взору уж слишком откровенную картину — но замужеством тут и не пахнет.
«Нет, — твердо сказала себе Давитта, — если я выйду замуж подобным образом, я буду чувствовать себя как выброшенная на берег рыба».
И тут для нее отчетливо, словно кто-то произнес вслух, прозвучали слова: «Выйдешь замуж только по любви».
Когда лорд Мундсли обнимал Давитту за талию, девушку передергивало от отвращения, а когда он целовал ей руку, она с трудом удержалась, чтобы не броситься наутек. Почему бы это — ведь он же так мил с Виолеттой и даже целовал ее в губы?
При одной мысли о том, что он мог бы поцеловать в губы ее, Давитта содрогнулась и пожелала никогда больше не встречаться с этим человеком — правда, последнее было довольно глупо. , «Надо будет все-таки разыскать бюро по найму прислуги», — решила девушка и спросила у миссис Дженкинс:
— Скажите, есть ли здесь бюро, где нанимают домашнюю прислугу?
Миссис Дженкинс в недоумении повернулась к Давитте всем своим телом:
— А зачем вам оно?
— Я ищу себе работу, миссис Дженкинс.
— Вы что, не собираетесь на сцену, как ваша подруга?
Давитта покачала головой и горячо произнесла:
— Но вы ведь не прогоните меня, правда? Я знаю, что у вас все постояльцы — только из театра, но мне здесь так понравилось!
— Не бойтесь, — ответила миссис Дженкинс, — не выставлю. Я ж вижу, что вы леди, хоть с папашей вашим и не знакома. Какая работа вам нужна?
— Не знаю… — растерялась Давитта. — Сложно сказать. У меня совсем нет опыта… а учили меня достаточно бесполезным вещам.
Ей показалось, что миссис Дженкинс бросила на нее странный взгляд, но хозяйка только предположила:
— Может, Виолетта чего-нибудь придумает. Уж эта о себе умеет позаботиться!
— Она такая красавица, — мечтательно произнесла Давитта. — Неудивительно, что в театре ей дают хорошие роли… хотя она играет только в кордебалете.
На этот раз миссис Дженкинс не стала отвечать и снова повернулась к плите. Давитта же продолжала рассуждать вслух:
— Может быть, она даже выйдет замуж…
Тут девушка осеклась. Что за глупости она говорит! Конечно же, Виолетта выйдет за лорда Мундсли! Она ясно дала понять, что он принадлежит ей, ну а сам лорд и вовсе вел себя как собственник. И потом, они же целовались!
— Видите ли, миссис Дженкинс, — пояснила девушка, — если Виолетта выйдет замуж, мне придется искать другую покровительницу, и…
— С чего это вы взяли, что она выйдет замуж? — спросила вдруг миссис Дженкинс.
— Ну, я так подумала… наверное, они с лордом Мундсли тайно помолвлены… то есть мне так показалось…
Миссис Дженкинс издала короткий смешок:
— Чепуха все это, — отрезала она. — Как она может выйти за лорда Мундсли, если он женат?


Позже, отправившись за покупками вместе с Виолеттой — актриса присматривала новые платье и шляпку, — Давитта не переставая корила себя за наивность. Ей и в голову не приходило, что лорд Мундсли, да и не он один, развлекались в театрах и ресторанах отнюдь не в обществе своих жен. Просто сама Давитта была совершенно не опытна в подобных вопросах — ведь ее родители были очень счастливы вместе и не нуждались ни в ком, кроме друг друга да любимой дочери.
Когда Давитта узнала, что лорд Мундсли женат, возмущению ее не было предела. Как же он тогда целовал Виолетту и делал ей комплименты!
Потом Давитта почувствовала себя растерянной и очень напуганной неизвестным миром, в который она попала из своей тихой Шотландии. Интересно, а лорд Уильям женат? А маркиз? Нет, если бы маркиз был женат, он не смог бы обручиться с Рози и не стал бы приглашать ее к себе в Челси, а потом прогонять оттуда.
Все это очень сложно и запутанно, но Давитта не стала задавать вопросов Виолетте, хотя ей очень интересно было расспросить подругу. Сейчас она усиленно, внимательно помогала Виолетте, сосредоточенно выбиравшей платье в громадном роскошном магазине на Риджент-стрит. , Наконец Виолетта сделала заказ н качала давать указания портнихе, чтобы т» добавила еще кое-где лент и кружева уже и так, на взгляд Давитты, пышное платье.
Когда с платьем было покончено, Давитта спросила:
— Куда же мы поедем теперь?
— Попьем чаю в «Гантерсе» на Беркли-сквер, — добавила Виолетта. — Я тебя угощу лучшим мороженым, такое ты не могла даже пробовать, а заодно и поговорим.
Последние слова она произнесла интригующе, Давитта не знала, что и думать теперь, но промолчала. Виолетта надела прежнее платье, приколола к волосам украшенную цветами шляпку — даже булавки у нее были настоящими произведениями искусства — и взяла в руки сумочку.
— Платье будет готово завтра после полудня, мэм, — пообещала портниха. — Позвольте заметить, мисс Лок, для. нас большая честь одевать вас.
— Спасибо, — ответила Виолетта.
— Прошлым вечером я снова ходила в «Веселый, театр»— уже в пятый раз! Вы были великолепны, восхитительны!
— Спасибо.
— Послать платье на прежний адрес? — спросила портниха.
— Да, пожалуйста.
—  — А счет, как всегда, лорду Мундсли?
Виолетта кивнула.
Давитта так на месте и застыла. За платье платил лорд Мундсли, женатый человек — а, счет наверняка астрономических размеров! Матушка была бы потрясена, но Давитта никак не могла решиться сделать Виолетте замечание.
Невольно девушка вспомнила огромные счета, которые нашла после смерти отца. Конечно, он покупал наряды, украшения и множество других дорогостоящих вещей для Кэти, но… разве может мужчина дарить наряды женщине, которая еще не стала его женой?
«Хоть бы кто-нибудь что-нибудь мне объяснил», — с тоской взывала Давитта. Правда, она тут же решила для себя, что подобные вопросы не должны волновать ее — она будет вести себя так, как учила ее матушка.
Кеб высадил их на углу Беркли-сквер и Хэй-хилл, Там находилось уютное кафе. До вечера было еще далеко, но уже сейчас почти все столики были заняты. Давитта поняла, почему здесь много народа в любое время дня, стоило ей только попробовать клубничное мороженое, которое принесла Виолетта. Никогда еще Давитта не ела ничего подобного. Виолетта же от души посмеялась над ее восторгами:
— Я так и думала, что тебе понравится. А сейчас нам надо поговорить. Перед тем, как ехать в театр, я должна отдохнуть, а если мы отложим разговор на потом, я глаз не сомкну.
— О чем ты хочешь поговорить? — спросила Давитта.
— О тебе. Ты сказала мне, что приехала сюда в поисках работы. Сколько, ты говоришь, оставил тебе отец?
— Ровно сто девяносто девять фунтов и десять шиллингов, но из этих денег я уже заплатила за билет до Лондона, так что осталось немного.
— Надеюсь, ты не носишь их с собой.
— Я все-таки не совсем глупая. Я положила их в банк и завела себе чековую книжку.
—  — Это ты правильно сделала, — заметила Виолетта. — Правда, если хочешь, чтобы денег хватило надолго, не следует никому о них говорить.
— Это меня и беспокоит, — призналась Давитта. — У меня остались сущие гроши, так что я хочу найти работу — и поскорее.
— Так я и думала. Мама всегда была себе на; уме, и наверняка хорошенько общипала твоего отца, прежде чем сбежать.
— Почему ты так решила? — взволновалась Давитта. На миг, ей показалось, что Виолетта вот-вот скажет: «Потому что она всегда так поступала», но актриса помолчала и произнесла:
— Я просто знаю, твой отец был не очень богат.
Давитта не спеша съела ложку мороженого, и после негромко произнесла:
— Пришлось продать все, что было. У меня осталось только два сундука со старой одеждой.
— Да, судя по твоему платью, гардероб у тебя не шикарный, — заметила Виолетта.
Давитта залилась краской. Ей вовсе не хотелось объяснять, что надетое на ней платье принадлежало когда-то ее матушке. Она слишком хорошо понимала, как смешно смотрится этот наряд по сравнению с роскошным платьем Виолетты, оплаченным лордом Мундсли.
— Я так думаю, — говорила тем временем Виолетта, — что ты зря надеешься на хорошую работу. Во-первых, ты слишком молода, а во-вторых, слишком красива.
Давитта ошеломленно посмотрела на подругу, и Виолетта почти зло прикрикнула:
— Ну, не делай из меня идиотку! Как будто сама не знаешь, что при виде твоей детской мордашки и рыжих волос мужчины все оказываются у твоих ног.
— По-моему, ты не права.
— Ну, как хочешь, — едко заметила Виолетта, — нравится притворяться — притворяйся. А я тебе помогу — замуж выдам, хоть это и непросто, или деньгами ссужу — тут уж никаких проблем.
— Разве это так легко? — спросила Давитта.
— Пока что, я тебе не буду рассказывать всего, но ты должна довериться мне целиком и полностью. — Виолетта помолчала. — Ты мне нравишься, Давитта. Но смыслишь ты в жизни меньше, чем новорожденный цыпленок. Значит, за тобой надо присмотреть, и я этим займусь.
— Я не хотела быть тебе в тягость…
— Знаю, но я должна присмотреть, чтобы ты не превратилась во вторую Рози.
Давитта застыла.
— Ну нет, надеюсь, до такого я никогда не опущусь. Ходя мне очень ее жаль…
— Во всем виновата она сама, — отрезала Виолетта. — Она из тех плаксивых и нудных женщин, которые надоедают мужчинам, как только те привыкают к их красоте.
Давитта не совсем поняла Виолетту и промолчала, а актриса тем временем продолжала:
— Л ты другая. Ты, пожалуй, и старую птицу с дерева сманишь. Но только смотри, если это будет моя птица, мне это очень не понравится.
— Я… я не понимаю, о чем ты…
— Ну и ладно! Просто пообещай мне, что при любых обстоятельствах ты будешь меня слушаться и говорить людям только то, что я тебе позволю.
Давитта понимала все меньше и меньше.
— Я хочу, чтобы ты верила, я действую исключительно, в твоих интересах, — объясняла Виолетта. — Понимаешь меня?
— Д-да… конечно.«спасибо, — промямлила Давитта. — Я только не знаю…
— А тебе и не надо, — заверила ее Виолетта и подняла руку, подзывая официанта.
— Едем домой, не то вечером я буду страшна как смертный грех. Вечером мы с тобой погуляем.
— Погуляем? — переспросила Давитта.
— Да, у одного моего друга. Тебе… тебе понравится. Есть у тебя подходящее вечернее платье?
— Не знаю, что ты о нем скажешь… — начала Давитта.
— Что еще такое?
— Ну… оно белое.
— Ну и что?
— Это свадебное платье моей маменьки… она надевала его только по особым случаям…
— Это в самый раз, — успокоила ее Виолетта. — Надо же, свадебное платье! Да ничего лучше и придумать нельзя!




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Ночь веселья - Картленд Барбара

Разделы:
От автораГлава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7

Ваши комментарии
к роману Ночь веселья - Картленд Барбара



Романы Картленд легкие как пушинка на ветру оставляют приятное ощущение ласковости ,даже несмотря на повороты сюжета и этот один из них.Чтобы уйти от настоящей действительности хотя бы на миг прочитайте ее произведения и уверена получите желаемое.
Ночь веселья - Картленд Барбаранина
13.01.2011, 23.47





Приторно до невозможности: 2/10.
Ночь веселья - Картленд БарбараЯзвочка
14.03.2011, 20.29





Роман не из лучших. Читать можно, утомляют только длинные хвалебные описания и монологи. Но все в стиле Барбары Картленд. Читайте, романтики.
Ночь веселья - Картленд БарбараЛюбовь
4.04.2015, 16.14








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100