Читать онлайн Ночь веселья, автора - Картленд Барбара, Раздел - Глава 2 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Ночь веселья - Картленд Барбара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8 (Голосов: 10)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Ночь веселья - Картленд Барбара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Ночь веселья - Картленд Барбара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Картленд Барбара

Ночь веселья

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 2

Дом показался Давитте ужасно неухоженным и грязным, но девушка тут же подумала, что, должно быть, просто не привыкла к городским домам. Попросив кебмена подождать, девушка поднялась на крыльцо и постучала дверным молотком, явно нуждавшимся в хорошей чистке.
Спустя какое-то время дверь открылась. На пороге стояла неряшливо одетая, но симпатичная женщина.
— Могу я… видеть мисс Виолетту Лок? — неуверенно спросила Давитта.
Женщина улыбнулась.
— Вы, верно, ее подруга из Шотландии? Она вас ждала, — ответила она с типичным кокни-выговором.
На мгновение Давитта ощутила невероятное облегчение и сразу растерялась, не зная, что сказать. Все же Она спросила:
— Да, это я… А мисс Лок… она дома?
— Нет, милочка, вы с ней разминулись. Она поехала в театр, — ответила женщина. — А меня зовут, миссис Дженкинс. Кажется, сегодня у меня прибавится постояльцев, а?
— Я была бы очень рада остановиться у вас, — заверила Давитта.
Хозяйка дома тут же протиснулась мимо девушки и крикнула кебмену:
— Тащи вещи на второй этаж… вон туда, правильно!
Давитта услышала ворчание кебмена, но, не обращая внимания, последовала за миссис Дженкинс наверх. Лестницы в доме были узки, а ковры совсем вытерты, но Давитта ничего не замечала от радости. Виолетта знает о ее приезде, значит, в Лондоне она не будет одинока.
На втором этаже миссис Дженкинс открыла дверь в одну из комнат, и Давитта едва не вскрикнула от удивления — перед ней была самая крошечная из всех виденных ею спален.
Места в комнате едва хватало для кровати да небольшого комода. На истоптанном полу лежал небрежно брошенный коврик.
— Маловата, правда, — не погрешила против истины миссис Дженкинс, — но зато вы будете жить дверь в дверь с вашей подругой. Вам ведь не по вкусу было бы оказаться на другом этаже?
— Да, конечно, — ответила Давитта. — Вы очень добры, что подумали об этом…
Миссис Дженкинс улыбнулась ей.
— Я к людям добрая, — ответила она. — Ив постояльцы беру только актеров, но ладно уж, для вас сделаю исключение. С вашим личиком только в театре выступать, сами скоро увидите.
Она бросила на Давитту оценивающий взгляд, не упустивший ничего — ни рыжих волос, полускрытых шляпкой, ни нежной кожи, ни больших испуганных глаз.
— Да, вас туда мигом возьмут, — подытожила она. — Танцевать умеете?
— Б-боюсь, что нет, — засмущалась Давитта. — Мне было бы очень страшно выйти на сцену… и…
Она хотела сказать, что ее маменька не одобрила бы подобного занятия, но решила, что об этом лучше умолчать.
Миссис Дженкинс расхохоталась:
— Да вы на нее пулей вылетите, если вас возьмут!
Давитта ничего не ответила, потому что в этот момент по лестнице поднялся, тяжело дыша, кебмен с, сундуком, и девушке с хозяйкой пришлось выйти в коридор — троим находиться в такой комнате было невозможно. Когда же наконец был внесен и второй сундук, Давитта живо представила, как она будет забираться в постель, проявляя чудеса ловкости.
Заплатив кебмену, девушка в растерянности остановилась перед сундуками. Тут снова вмешалась миссис Дженкинс.
— Переоденьтесь-ка, милочка, умойтесь да поезжайте к Виолетте в театр.
— В театр? — переспросила Давитта.
— Конечно, куда ж еще? Билли поймает вам кеб, когда будете готовы. Скажете, что вам нужно в «Веселый театр»с черного хода. Виолетта сейчас у себя — до представления-то еще не меньше часа.
Голос хозяйки звучал твердо и уверенно, Давитта не осмелилась возражать ей. Когда миссис Дженкинс спустилась вниз, девушка послушно сняла шляпку и дорожное платье и, покопавшись в сундуке, извлекла из него чуть помятое, но миленькое выходное платье. Когда-то оно принадлежало матери, но Давитта постаралась сделать его более модным, придав ему сходство с одним из театральных нарядов Кэти.
Давитте вспомнились рассказы Кэти о том, что в Лондоне каждая уважающая себя женщина надевает к вечернему платью шляпку — исключение может быть сделано только на балах. Давитта достала из картонки шляпку, подаренную ей мачехой. Шляпка была до того вычурна, что Кэти не могла носить ее в Шотландии и потому отдала Давитте. Правда, она до сих пор не осмеливалась даже примерить подарок. И теперь она долго колебалась, а посмотревшись в зеркало, подумала, что, нарядись так в церковь, ее либо засмеяли бы, либо выгнали с позором.
Девушка быстро сняла со шляпки два лишних, на ее взгляд, страусовых пера, и убедив себя в собственной заурядности и неприметности, взяла сумочку и с дрожью в ногах стала спускаться по лестнице.
Она не знала, где найти миссис Дженкинс, но, услышав шум где-то в подвале, решила заглянуть туда и увидела огромную темную кухню с допотопной плитой, у которой стояла хозяйка.
— Прошу прощения, — робко начала Давитта.
— А, это ты, милочка! — повернулась к ней миссис Дженкинс. — Как быстро!
— Я… я прилично выгляжу? — неуверенно спросила девушка.
— Еще бы! — ответила миссис Дженкинс. — Простовато для театра-то, но уж Лондон тебя научит, будь уверена! Билли — неожиданно завопила она таким пронзительно громким голосом, что Давитта подпрыгнула. — Куда ты запропастился! А ну, марш сюда!
Никто не откликнулся, миссис Дженкинс уже набирала воздух, собираясь издать новый вопль, но тут появился странный маленький человечек с чересчур длинными для его роста руками. Хромая, он вошел в дверь на другом конце кухни и остановился.
— Чего? — спросил он.
— Уснул, что ли! Сколько тебе говорить, шевелись живее!
— Я работал, — угрюмо отозвался Билли.
— Иди на улицу и поработай там — найди кеб для леди.
Билли поглядел на Давитту большими умными глазами, никак не вязавшимися с его внешним видом, и ухмыльнулся:
— Добрый день, мисс.
— Скажи кебмену, чтобы отвез ее в театр, к черному ходу!
Билли повел Давитту вверх по лестнице, а миссис Дженкинс крикнула им вслед:
— Да смотрите, чтоб вас не облапошили! Девять пенсов за проезд да три на чай, и ни фартингом больше!
— Спасибо за совет, — поблагодарила Давитта и поспешила следом за Билли.
«Веселый театр» сиял огнями. По рассказам Кэти, он первым из всех обзавелся электрическим освещением и, хотя Давитта была готова увидеть нечто потрясающее, театр показался ей ослепительным.


Кэбмен сказал, что задний вход в театр расположен в переулке, где Давитта ожидала увидеть галантных молодых людей в цилиндрах, однако у входа слонялось только несколько бедно одетых горожан, видно, надеявшихся посмотреть на артистов, когда те будут приезжать. «Ах да, конечно, — подумала Давитта, — поклонники появятся здесь после представления».
Давитта с опаской вошла в театр, повсюду сновали посыльные с огромными корзинами с цветами.
Внутри здание театра напомнило Давитте железнодорожную станцию. У двери за стойкой сидел пожилой седовласый человек, вокруг которого громоздились букеты, предназначавшиеся актрисам. Одна стена около него была сплошь обклеена снимками звезд театра и начинающих актеров. Несмотря на теплый вечер, в камине горел огонь, у которого грелся старик. Когда Давитта вошла, он повернулся к ней и вежливо произнес:
— Добрый вечер, мисс. Вам помочь?
— Могу ли я видеть… мисс Виолетту Лок? — спросила Давитта.
Старик смерил ее внимательным взглядом.
— Она вас ждет? — спросил он.
— Да… думаю, да, — ответила Давитта. — Она знает, что я должна приехать в Лондон… из Шотландии.
Старик выгнул лохматые брови. В отличие от других служащих театра, бывший капитан Тайерни всегда вежлив с посетителями и никогда не забывает передать сообщение, если его просят об этом. Он обладал будто каким-то чутьем, подсказывавшим ему, кого стоит пускать в театр, а кого нет. Но на этот раз капитан засомневался, он не мог определить, следует ли верить Давитте. Девушка ничуть не походила ни на поклонницу, которые всеми правдами и не правдами пробирались в театр ради автографа кумира, ни на очередную претендентку на место в труппе.
Словно догадавшись о его колебаниях, Давитта произнесла:
— Я родственница мисс Лок…
Старик улыбнулся.
— Ну так проходите прямо к ней, — сказал он. — Третья дверь на втором этаже. Если мисс Лок не захочет говорить с вами, сразу же возвращайтесь. Вы поняли… мисс?
Слово «мисс» он добавил после недолгой паузы, словно решая, достойна ли девушка вежливого обращения.
— Спасибо… большое, спасибо, — дрожащим голосом поблагодарила Давитта.
Поднимаясь по лестнице, она подумала, что, сколь бы роскошно ни выглядел театр с фасада, изнутри он представлял собой довольно мрачное зрелище.
Больше всего Давитту поразила царившая вокруг суматоха.
Мимо нее по лестнице то и дело пробегали люди в самых разных нарядах, а то и без ничего почти, и девушке стоило больших усилий, не смотреть на происходящее во все глаза.
Оказавшись в длинном коридоре с бесчисленными дверями, Давитта услышала гул голосов и смех, а за одной приоткрытой дверью она увидела переодевающихся женщин. Смутившись, девушка поспешила к нужной двери. Она постучалась, но очень тихо, потому что была сильно напугана. Гул голосов внутри заглушил стук. Давитта снова постучала, и ей наконец крикнули:
— Входите!
Открыв дверь, девушка оказалась в длинной комнате, в которой было много женщин, одна красивее другой. Некоторые из них сидели перед зеркалами, накладывая грим, а другим пожилые дамы помогали надевать роскошные пышные платья. В дальнем углу комнаты Давитта увидела прекрасную девушку в тугом корсете и узнала в ней Виолетту.
Сделав шаг вперед, Давитта услышала грубый и резкий голос одной из женщин:
— Да закрой же дверь!
Девушка послушно выполнила приказ, и как раз в этот миг Виолетта заметила ее.
— Давитта! — воскликнула она.
В ее голосе было столько тепла, что девушка не раздумывая бросилась в объятия к подруге.
— Да, это я! Ты меня ждала?
— Я получила твое письмо и поняла, что ты вот-вот приедешь! — объяснила Виолетта. — Тебя сюда послала на Дженкинс?
— Да, и она поселила меня у себя.
— Ну, тогда все в порядке! — обрадовалась Виолетта и тут же обратилась к женщине, шнуровавшей ей корсет «
— Джесси, туго! Я вздохнуть не могу!
— А вам и не надо, — огрызнулась Джесси.
— Если я хлопнусь в обморок прямо на сцене, виновата будешь ты! — отшутилась Виолетта и тут же снова заговорила с Давиттой:
— Дай-ка взглянуть на тебя поближе! Ого, мне бы твою фигуру! Это все шотландский воздух, пропади он пропадом!
— Ты ведь не сердишься, что я приехала, Виолетта? — спросила Давитта. — Мне больше некуда идти… мне надо искать работу.
— Ты же написала, что твой отец умер. Разве он тебе ничего не оставил — ну там замок или еще что?
— Замок заложен, — несмелым голоском отвечала Давитта.
Ей было не слишком приятно говорить обо всем этом в присутствии чужих людей. Впрочем, остальные женщины не обращали на них ни малейшего внимания и болтали между собой, продолжая тем временем прихорашиваться и застегивать платья.
Женщина, помогавшая одеваться Виолетте, подала актрисе платье, подобных которому Давитта не видела никогда в жизни. Юбка собрана на талии элегантными складками, украшена розами и шелковыми бантами. Декольте очень глубокое — про себя Давитта подумала, что она умерла бы от стыда, если бы ей пришлось надеть такое. Вырез декольте обрамлен розами, точно такими же, как на рукавах и на роскошной шляпке, тонувшей в облаках тюля. Одевавшая Виолетту женщина усадила актрису перед зеркалом и стала пристраивать шикарную шляпу на светлых волосах Виолетты, собранных в изысканную прическу, — Какая ты красавица, Виолетта! Неудивительно, что на тебя приходят посмотреть столько людей!
— И не только в театр, — добавила Виолетта. — Погоди, вот увидишь представление!
— О, это замечательно! Как ты думаешь, я успею купить билет на галерку или куда-нибудь, где подешевле?
Виолетта посмотрела на Давитту так, словно та шутила, а потом воскликнула:
— Ну уж нет, этого я не допущу! Не для того ты ехала за тридевять земель из своей Шотландии!
Актриса на мгновение задумалась, а потом произнесла:
— А, я знаю, что сделаю! Посажу тебя в ложу к Берти — он, должно быть, уже здесь.
— Нет-нет, не беспокойся, — запротестовала Давитта. — Я не хочу тебе мешать — лучше подожду тебя здесь до конца представления.
Виолетта звонко рассмеялась, словно услышала очень удачную шутку.
— Эх ты, святая невинность! Думаешь, мы после представления едем прямиком домой?
Поглядев на женщину, прикалывавшую к ее волосам шляпку, она добавила:
— Уж мы-то не по домам разъезжаемся, верно, Джесси?
— А может, и стоило бы, хоть изредка! — проворчала Джесси. — Ох, скажутся эти ночные гулянки, постареете раньше времени, еще пожалеете!
Виолетта опять рассмеялась — ее смех Давитта запомнила еще в Шотландии.
— Моя красота отдыхает в те вечера, когда никто не приглашает на ужин, — ответила она.
Давитта поняла, что сглупила. Ей почему-то казалось, что они с Виолеттой будут неразлучны и вместе вернутся домой вечером. Но, конечно, у такой красавицы наверняка должен быть поклонник, который охотно повезет ее в ресторан Романо или Рулза. О подобных развлечениях так много рассказывал. сэр Иэн, а значит, ждать Виолетту совершенно бесполезно.
— Извини, Виолетта, — быстро сказала она, — я не хотела тебя беспокоить сейчас. Давай я поеду домой, а завтра мы поговорим.
— Ничего подобного! — возразила Виолетта, поворачиваясь к зеркалу то одним, то другим боком. — Так, Джесси, я готова.
Иди вниз, найди лорда Мундсли, он в своей ложе, как обычно, и попроси его прийти к задней двери поговорить со мной.
— Ох, не любит хозяин этих» визитов на минутку «, — заворчала Джесси.
— Сама знаю, но должна же я представить его светлость моей подруге, а? Давай, Джесси, иди быстрее!
Джесси неловко повернулась и поспешила к двери, а Давитта принялась горячо убеждать подругу:
— Ну что ты, Виолетта, не надо так хлопотать! Я могу посмотреть представление в другой раз.
— А чего ждать-то? — удивилась Виолетта. — Дай-ка взглянуть на тебя. — С этими словами она отвернулась от зеркала и стала рассматривать Давитту.
— Платье у тебя ничего, — заметила актриса. — Ну, немножко старомодное и не совсем вечернее, но сойдет. — — Взгляд актрисы поднялся выше. — А эта шляпка мне знакома. Только куда ты дела перья?
— Твоя матушка была очень добра и подарила мне кое-что из вещей, — виновато объясняла Давитта. — Правда, мне эта шляпка не слишком идет…
— Да, мама у тебя в долгу, — чуть насмешливо заметила Виолетта. — Как она тогда сбежала! Наверное, твой отец здорово расстроился.
У Давитты закололо в груди при одном воспоминании о том, как подействовало на отца исчезновение Кэти, после которого он не смог найти в себе сил жить., — Да, он очень переживал, — негромко согласилась она.
— Мне жаль, — заметила Виолетта, — но ты пойми, мама никогда бы не усидела на одном месте. Месяца три назад она писала мне, что у нее все в порядке.
— Она выступает на Бродвее? — с любопытством спросила Давитта.
— Нет, сейчас она в турне. Я поняла, что у нее теперь другой приятель, не Гарри.
Давитта была настолько ошеломлена новостью, что не сразу нашлась с ответом. Плохо уже то, что Кэти укатила в Америку с любовником, но то, что она вскоре покинула и его, казалось Давитте просто кощунством.
Однако Давитта тут же подумала, что не вправе судить, и честно признала, что Виолетта права. Кэти не могла долго оставаться в Шотландии, тем более в другом месте ее ждали слава, успех и развлечения.
— У тебя что, совсем ни гроша? — внезапно спросила Виолетта.
— Деньги у меня есть, но очень мало, — ответила Давитта. — Поверенные папеньки предлагали подыскать мне место гувернантки в Эдинбурге, но я решила поискать что-нибудь получше в Лондоне.
— Да, с твоей внешностью только в гувернантки, — ехидно заметила Виолетта, но тут же улыбнулась:
— Предоставь все мне, Давитта. Я уж позабочусь, чтобы ты не пропала.
С этими словами она покровительственно похлопала девушку по руке.
— Ты развлекала меня в Шотландии, — добавила актриса, — а я не позволю тебе скучать здесь.
Тут раздался стук в дверь и мальчишеский голос прокричал:
— Десять минут, барышни!
Виолетта встала со стула.
— Где там Джесси? — заволновалась она.
Не успела она произнести это, как Джесси вошла в комнату и стала пробираться к ней.
— Ты ему передала? — спросила Виолетта.
— Передала, только вам придется спешить, чтобы успеть повидаться с ним.
— Знаю, знаю! — прервала ее Виолетта. — Идем, Давитта!
Лавируя между толпившимися актрисами, она направилась к выходу. Давитта шла следом.
Они спустились по чугунной лестнице, буквально запруженной людьми, каждый из которых здоровался с Виолеттой — кто почтительно, а кто шутливо и даже небрежно.
Оказавшись на первом этаже, Давитта услышала, что Виолетта с кем-то разговаривает, и увидела возле двери, выходившей в зал, мужчину во фраке.
Издали этот человек в накрахмаленной белой рубашке, черной паре и блестящем, чуть сдвинутом набок цилиндре показался Давитте элегантным молодым человеком, настоящим красавцем. Однако девушка вскоре подметила, что он куда старше, чем может показаться на первый взгляд. Пышные усы, бакенбарды и плотная фигура выдавали в нем человека средних лет. И все же он был джентльменом и говорил приятным, хорошо поставленным голосом. Это было особенно заметно на фоне щебетания Виолетты, в котором то и дело проскальзывали простонародные слова и выражения.
— Привет, Берти!
— Ты посылала за мной, прелестница, — улыбнулся лорд Мундсли, — я не мог не повиноваться.
— У меня мало времени, — быстро тараторила Виолетта. — Вот дочь моего отчима, ну понимаешь, она только что из Шотландии и очень хочет посмотреть представление. Она в Лондоне первый раз, так что пригляди за ней, и безо всяких там штучек!
— Не понимаю, о чем ты! — заявил Берти, не слишком успешно изобразив оскорбленную добродетель. Сняв цилиндр, он протянул Давитте руку.
— Здравствуйте. Может быть, наша неугомонная Виолетта представит нас друг другу получше?
— Сам представишься, Берти! — отмахнулась Виолетта. — Это Давитта Килкрейг, моя мать была замужем за ее отцом, баронетом.
— А потом сбежала от него, — добавил лорд Мундсли.
— Ну, пусть сбежала, — согласилась Виолетта, — но уж тебя-то это никак не касается, да и Давитта тут ни при чем.
— Разумеется, — ответил лорд Мундсли. Он все еще держал Давитту за руку, и она чувствовала себя не слишком уютно. Лорд хотел было что-то сказать, но тут донесся пронзительный мальчишеский голосок, провозгласивший:» Три минуты, барышни!«— и Виолетта воскликнула:
— Увидимся после представления!
Подобрав обеими руками юбки, она понеслась вверх по лестнице.
— Пойдемте в зал, — предложил лорд Мундсли, распахнув перед Давиттой дверь и вежливо пропустив девушку вперед. Сделав несколько шагов, Давитта оказалась в огромном зрительном зале.
Ее тотчас же захлестнуло волной шума, в глазах замельтешили разноцветные наряды, а проходящие мимо женщины овеяли девушку невообразимыми экзотическими ароматами.
— Сюда, — указал лорд Мундсли.
Давитта поднялась по небольшой лесенке, совсем не похожей на чугунные ступеньки за кулисами. Стены были окрашены в приятные тона, с потолка светили электрические лампы, а под ногами расстилался толстый мягкий ковер.
Через мгновение Давитта очутилась в ложе, задрапированной красным бархатом. Сиденья были обиты красным, плюшем.
Лорд Мундсли усадил гостью в правое кресло, чтобы ей лучше было видно сцену, а сам сел посередине, взяв с бортика театральный бинокль.
Давитта озиралась вокруг, от восторга лишившись дара речи.
Ей приходилось бывать в эдинбургском театре, но он был, конечно, не так великолепен, как этот. Все вокруг сияло алым и золотым, роскошный занавес полностью скрывал сцену — повсюду мельтешили зрители, усаживаясь на свои места.
Давитта и вообразить не могла, что когда-нибудь увидит сразу столько прекрасных женщин и блистательных мужчин. Пока она, чуть ли не разинув рот, глазела на толпы зрителей в партере, на балконах и на галерке, свет постепенно померк. Оркестр, до сих пор игравший едва слышно, внезапно грянул так, что весь театр затрепетал, и пуще всех затрепетала Давитта.
От сознания того, что сейчас она увидит настоящее представление в» Веселом театре «, Давитту охватил небывалый жгучий восторг, и она забыла обо всем на свете.
Живя с мачехой, Давитта не раз с удовольствием слушала о пьесах, в которых играла Кэти, и теперь сразу догадалась, что увидит» Золуш-Катти, или Слишком поздно «. Главную роль в этой пьесе исполняла Нелли Фаррен, одна из величайших звезд» Веселого театра «, но она давно уже не играет из-за начавшихся приступов ревматических болей. Те немногие шотландские газеты, в которых говорилось о лондонских событиях, очень сокрушались по поводу ухода со сцены блестящей актрисы. Гектор, не раз видевший Нелли в те годы, когда ездил с отцом Давитты в Лондон, говорил о ней с ворчливым одобрением:
— Навряд ли она сдалась быстро. Да, нелегко им будет ее заменить!
— Жаль, что я не увижу ее, — сокрушалась тогда Давитта, понимая, что это так же невозможно, как попасть когда-нибудь в» Веселый театр «.
Но вот она тут, смотрит известную постановку, пусть и в другом исполнении — ведущая роль досталась Лотта Коллинз, известной хористке и танцовщице.
Давитта была поражена роскошью и великолепием декораций и танцующим кордебалетом — Виолеттой и семью другими девушками. На сцене они выглядели потрясающе, по мнению Давитты, ни один мужчина не мог остаться равнодушным к подобному зрелищу.
Только раз, пока Виолетта была на сцене, Давитта кинула взгляд в сторону лорда Мундсли и, к своему удивлению, обнаружила, что он смотрит вовсе не на Виолетту, а на нее саму.
Девушке хотелось поделиться с ним впечатлениями, но она решила промолчать и только улыбнулась лорду, а потом снова завороженно стала наблюдать за действием на сцене.
Там выступал сам Фред Лесли — позже Давитта узнала, что он считался» жемчужиной театра «. За ним следовали несколько танцевальных комических сценок, и наконец на сцену вышла Лотти Коллинз в шикарном красном платье и огромной гейнсборовской шляпе. Светлые волосы актрисы рассыпались по плечам. Она запела негромко, как показалось Давитте, почти робко, кокетливо поигрывая кружевным платочком.
Если бы Давитте приходилось бывать в опере, она поняла бы, что Лотти поет на тот манер — негромко, просто, но с большим чувством.
Глянь, красавица какая
В высшем обществе мелькает,
Веселится, где захочет,
Притаится и хохочет.
Не в летах и не девчонка,
Не скромна и не чертенок —
Но такую штучку в платье
Всяк бы рад держать в объятьях!
И тут вдруг — Давитта прямо-таки подпрыгнула — грянул оглушительный хор, загрохотали барабаны, пронзительно задребезжали цимбалы — шум стоял душераздирающий.
Лотти, казалось, лишилась рассудка — уперев одну руку в бедро, она отчаянно замахала платком, зажатым в другой руке, и вместе с хором завопила:
Та-ра-бум-ба!
Та-ра-бум-ба!
Та-ра-бум-ба!
Та-ра-бум-ба!
Шум и грохот заполнили театр, вдруг Лотти закружилась на месте в каком-то диком, вакхическом танце, закружилась с безумной страстью. Ее шляпа колыхалась, волосы плескались тяжелыми волнами, а подол платья неожиданно резко поднимался, являя зрителям белоснежные нижние юбки.
Давитта не могла перевести дух и только ошеломленно смотрела на сцену. Припев звучал все громче и громче, стучали барабаны, звенели цимбалы, и наконец все зрители в театре вскочили со своих мест.
После последнего» Та-ра-бум-ба!«театр разразился восторженными криками и аплодисментами — джентльмены кричали» Браво!«, а с галерки раздавался восторженный рев.
Ничего подобного Давитта не ожидала. В самых смелых своих мечтах она не могла представить, что в театре может происходить подобное.
Только когда занавес опустился, девушка, все еще переживая увиденное, посмотрела на своего соседа. Он же, казалось, так и не отрывал взгляда от ее лица и явно забавлялся поведением Давитты.
Обретя наконец дар речи, Давитта, немного поколебавшись, произнесла:
— Я… я даже не думала… что можно так танцевать…
— Кажется, вас это потрясло?
— Ну… не очень…
— А я думаю, вы потрясены, — улыбнулся лорд Мундсли. — Лотти сегодня была просто блестяща.
— Но… как же она может… танцевать так почти каждый вечер? — недоумевала Давитта.
Лорд Мундсли усмехнулся:
— Она ведь актриса. Идемте поищем Виолетту. В антракте зрителям разрешено бывать за кулисами.
Спутник Давитты стал пробираться сквозь толпу отправившихся прогуляться зрителей. К маленькой дверке возле сцены направились не только они, но и еще несколько мужчин.
Когда лорд Мундсли и Давитта поднялись по лестнице и вошли в уборную, та больше походила на зал для приемов.
Давитта заметила, что цветов стало гораздо больше, а каждая актриса была окружена плотным кольцом поклонников.
— При появлении своей подопечной Виолетта оторвалась от разговора с двумя джентльменами и спросила у Давитты:
— Ну, как тебе представление?
За девушку ответил лорд Мундсли:
— Она потрясена!
— Потрясена? — повторила Виолетта. — Ну, Лотти может потрясти кого угодно, не только девушку из шотландской глуши.
— Ах, вот как! Она из Шотландии! — воскликнул один из собеседников Виолетты. — Вот откуда у нее такие волосы!
— Да уж, краска тут и близко не стояла, если вы это имеете в виду, — ядовито парировала Виолетта.
— Я никогда бы не осмелился предположить такое! — стал оправдываться джентльмен.
— Я хотел бы поговорить с мисс Виолеттой наедине, — с видом собственника заметил лорд Мундсли, и джентльмены покорно отправились к другим актрисам.
— Берти, — капризно заметила Виолетта, — что-то ты раскомандовался. Мне это не нравится!
— Я только хотел спросить, поедет ли мисс Килкрейг ужинать с нами, — произнес лорд Мундсли. — В этом случае я подыщу ей спутника.
— Нет-нет, — горячо возразила Давитта, — не стоит!
Вы были очень добры, усадив меня в свою ложу, но как только представление закончится, я отправлюсь к себе.
— Но почему? — спросил лорд Мундсли. — Если это ваш первый вечер в Лондоне, не стоит портить его, не правда , ли, Виолетта.
Какое-то мгновение Виолетта не решалась, но потом согласилась:
— Ну конечно, пусть Давитта поедет с нами! Она ведь живет со мной, так?
— Замечательно, — произнес лорд Мундсли. — Кого мне позвать с нами, Тони или Вилли?
Виолетта, как показалось Давитте, бросила на лорда хитрый взгляд из-под ресниц и предложила:
— А почему бы не пригласить маркиза?
Выражение лица лорда Мундсли изменилось.
— Не говори мне о нем!
— Я слышала, что вчера его лошадь опять обставила твою.
— Черт бы его побрал! Это уже в третий раз! Теперь я ненавижу его еще больше, чем прежде!
В словах лорда Мундсли звучала неприкрытая ярость, которая, впрочем, совсем не походила на необузданную ярость танца, только что исполнявшегося на сцене.
Виолетта рассмеялась:
— Ну так что же воздух сотрясать? Все равно маркиз всегда оставляет тебя позади!
— Ты пытаешься вывести меня из себя»— рассердился лорд Мундсли, — мое отношение к Венджу тебе известно.
— Господи, только не начинай сначала, — отмахнулась Виолетта. — Я и так весь день выслушивала жалобы и причитания Рози.
— А он что, действительно порвал с ней? — спросил лорд Мундсли.
— Ну да, вышвырнул ее вещи из своего дома в Челси и сказал, что она еще должна радоваться, ведь он не отобрал у нее украшения.
— Он невыносим! — воскликнул лорд Мундсли. — Ненавижу этого типа! И, между прочим, не только я!
— Да уж, Рози с тобой согласится. Впрочем, сама виновата — голову потеряла. А я ее предупреждала, еще когда она только начинала крутить с ним любовь.
— И не ты одна, — заметил лорд Мундсли. — Эта твоя , Рози просто дурочка, но вот Вендж когда-нибудь получит по заслугам! Посмотрим, кто будет смеяться последним!
По выражению лица Виолетты Давитта поняла, что та вот-вот как-нибудь подденет взволнованного лорда, но тут раздался стук в дверь и голос мальчишки прокричал:
— Десять минут, барышни! Десять минут!
Женщины вскрикнули, а мужчины направились к дверям. Не успели джентльмены покинуть комнату, как актрисы уже начали впопыхах снимать платья и переодеваться в новые наряды.
Давитта улыбнулась Виолетте и поспешила за лордом Мундсли, который к тому времени был уже в коридоре. Только в ложе она осмелилась попросить:
— Лорд Мундсли… позвольте мне вернуться к себе после представления! Я не хотела бы мешать вам…
— Вы ничуть не помешаете, — заверил ее лорд Мундсли, нагнувшись к Давитте. — Честно говоря, я надеюсь — только не обижайтесь! — насладиться вашими первыми шагами в веселом лондонском обществе.
Помолчав, он негромко добавил:
— И еще я надеюсь лично развлечь вас кое-чем!
Его интонации заставили Давитту покраснеть, но она не поняла, что именно ее смутило. Вероятно, решила девушка, причиной смущения был почтенный возраст и опытность джентльмена по сравнению с ней, такой глупой и неискушенной.
Она уже точно знала, что лорд Мундсли — поклонник Виолетты. Чтобы не говорить о себе, девушка спросила:
— А кто тот джентльмен, на которого вы так сердиты?
— Маркиз Вендж! — Лорд Мундсли нахмурился. — Пренеприятный тип. Остерегайтесь его, как чумы!
— Неужели он так испорчен? — спросила Давитта, заставив лорда Мундсли улыбнуться.
— Вот именно, испорчен до мозга костей! Новая пьеса, в которой вы станете непременной участницей, Давитта, он сыграет злодея. А еще там должен быть герой… и я надеюсь, что вы, моя прелестница, согласитесь с тем, чтобы его роль исполнил я.
Давитта ошеломленно уставилась на лорда Мундсли, гадая, правильно ли поняла его слова. Выражение его глаз заставило девушку смутиться еще больше, и она облегченно вздохнула, когда свет наконец померк и занавес медленно пополз вверх.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Ночь веселья - Картленд Барбара

Разделы:
От автораГлава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7

Ваши комментарии
к роману Ночь веселья - Картленд Барбара



Романы Картленд легкие как пушинка на ветру оставляют приятное ощущение ласковости ,даже несмотря на повороты сюжета и этот один из них.Чтобы уйти от настоящей действительности хотя бы на миг прочитайте ее произведения и уверена получите желаемое.
Ночь веселья - Картленд Барбаранина
13.01.2011, 23.47





Приторно до невозможности: 2/10.
Ночь веселья - Картленд БарбараЯзвочка
14.03.2011, 20.29





Роман не из лучших. Читать можно, утомляют только длинные хвалебные описания и монологи. Но все в стиле Барбары Картленд. Читайте, романтики.
Ночь веселья - Картленд БарбараЛюбовь
4.04.2015, 16.14








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100