Читать онлайн Невеста поневоле, автора - Картленд Барбара, Раздел - Глава 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Невеста поневоле - Картленд Барбара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9 (Голосов: 13)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Невеста поневоле - Картленд Барбара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Невеста поневоле - Картленд Барбара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Картленд Барбара

Невеста поневоле

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 3



Камилла стояла у окна и смотрела на сад.
Недавно зацвела сирень, и теперь, в нежном малиново-белом наряде, кусты казались удивительно красивыми. Легкий ветерок разносил по саду розовые цветки вишни. Кусты жасмина наполняли воздух сладким душистым ароматом.
Она присела на подоконник. Камилла никак не могла налюбоваться домом, к которому была так привязана. Завтра она уедет и оставит здесь все, что ей дорого, что составляло часть ее жизни целых восемнадцать лет.
«Уехать отсюда — словно отрезать руку или ногу».
Камилла безуспешно пыталась подавить в сердце боль расставания.
В течение нескольких недель подготовки к путешествию ей удавалось представать перед отцом с улыбкой на лице. Позади остались поездки в Лондон, где они потратили целое состояние на туалеты, рединготы, шляпки, перчатки, туфли и ридикюли. Большинство платьев казались ей чересчур пышными. Ей не хотелось надевать их, хотя она понимала, что принцессе подобает носить именно такие наряды.
Газ и парча, кружева и атлас, бархат и шелк — у нее было все. Сейчас туалеты упаковывали в огромные кожаные чемоданы для путешествия в Мельденштейн.
— Ненавижу эти тряпки, — шептала про себя Камилла. — Мне нравятся мои старые выцветшие муслиновые платья.
Иногда она казнила себя за неблагодарность. Какая девушка ее возраста не мечтала иметь столь сказочное приданое! Какая невеста не пришла бы в восторг, увидев великолепное белое атласное свадебное платье, украшенное настоящими брюссельскими кружевами, длинным шлейфом с отделкой из горностая и диадемой, которая больше походила на корону и на которой держалась тончайшая кружевная вуаль?
Диадема прибыла только сегодня, вместе с баронессой фон Фурстендрюк, которая должна была сопровождать невесту принца в Мельденштейн в качестве компаньонки. В обязанности фрейлины также входило подготовить Камиллу к ряду церемоний, в которых ей предстояло участвовать по приезде.
На вид баронессе было около пятидесяти лет. Камилла немного побаивалась ее, пока не обнаружила, что фрейлина — неуемная болтушка. Она стремилась как можно быстрее рассказать ей обо всех мельчайших подробностях ее новой жизни в Мельденштейне.
— Вы такая очаровательная невеста, дорогая, — говорила баронесса. — Его королевское высочество будет гордиться вами, а подданные Мельденштейна полюбят вас.
Ее слова несколько согревали душу Камиллы, которую пронизывал холод при одной мысли о том, что ждет ее впереди, тем более что ее родители не будут сопровождать ее в этой поездке.
Леди Ламбурн нездоровилось. Начиная с прошлой недели врач приходил каждый день, но ее состояние улучшалось не так быстро, как хотелось бы сэру Горацию и Камилле. Сейчас лорд Ламбурн находился у жены. Дверь позади Камиллы распахнулась, девушка быстро обернулась, надеясь увидеть врача. Но это оказался отец. Она подбежала к нему.
— Как себя чувствует мама? — спросила она. — Какой диагноз поставил врач?
— Боюсь, что новости неутешительные, — ответил отец. — Доктор Филлипс хочет как можно скорее перевезти твою мать в Лондон, чтобы получить консультацию королевских медиков. По его мнению, они лучше всех разбираются в болезнях сердца.
— Сердце? — переспросила Камилла.
— Да, оказывается, причиной ее, страданий были не только ноги, — пояснил сэр Гораций. — Болезнь гораздо серьезнее, чем мы думали. Ее сердце никогда не отличалось крепостью, и доктор Филлипс чрезвычайно беспокоится за ее состояние.
— О, папа! Я не могу этого слышать! — вскричала Камилла. — Я лучше останусь и поеду с тобой в Лондон.
— Этим решением ты еще сильнее расстроишь свою мать и меня, — ответил сэр Гораций. — Нет, дорогая, о переносе свадьбы и речи быть не может.
Все приготовления завершены, и в Мельденштейне уже вывешены флаги в честь твоего прибытия. Ты не должна разочаровать своего будущего мужа.
— Но, папа, как я могу выходить замуж, все время беспокоясь за маму?
Лицо сэра Горация приняло суровое выражение.
— Со временем ты поймешь, дорогая, что в нашей жизни на первом месте стоят обязанности, связанные с нашим положением в обществе. В театре есть поговорка: «Что бы ни случилось, спектакль должен идти!» Это значит, что актер должен выступать перед публикой, как бы плохо он ни чувствовал себя.
Его личная жизнь никоим образом не должна влиять на его имидж на публике. То же самое касается и нас.
— Это очень трудно, папа, — прошептала Камилла. На глаза у нее навернулись слезы. — Бедная мама так страдает.
— Она будет страдать еще сильнее, если узнает, что ты ведешь себя не так, как того требует твое нынешнее положение. Тебя ждет принц, Камилла, и завтра ты уезжаешь в Мельденштейн.
Сэр Гораций проговорил все это строгим тоном, словно боялся, что Камилла начнет сопротивляться отъезду. Но у нее уже не осталось сил для борьбы.
Она закрыла лицо руками. Сэр Гораций погладил дочь по голове.
— Ты станешь очень важной персоной, дорогая, — продолжил он. — Дни безмятежного детства прошли, твоя мама и я будем гордиться тобой.
— Надеюсь, что так, папа, — отозвалась Камилла.
Ее душили слезы.
Не в силах видеть, как дочь плачет, сэр Гораций решил переменить тему. Он подошел к секретеру и взял со стола какую-то бумагу.
— Я составил список традиций Мельденштейна и правил дворцового этикета. Прочитай их внимательно, пожалуйста. Я прекрасно понимаю, что ты вступаешь в новую жизнь, о которой ровным счетом ничего не знаешь. Но ты росла умной девочкой, и, если ты будешь следовать моим наставлениям, тебе не придется смущаться.
Камилла вынула из кармашка носовой платок и вытерла слезы.
— Спасибо, папа, — поблагодарила она отца.
— Ужин подадут через час, — заметил сэр Гораций, доставая из нагрудного кармана золотые часы. — Надеюсь, что второй наш гость не заставит себя ждать.
— Какой еще гость? — удивилась Камилла. — Разве приезжает еще кто-нибудь?
— Я говорил тебе о нем еще два дня тому назад, — упрекнул девушку сэр Гораций. — Мне казалось, что ты не слушала меня, когда я читал тебе письмо от ее королевского высочества, а сейчас я убедился в правильности своего предположения.
— Прости, папа, нужно было столько всего запомнить.
— Принцесса позаботилась о том, чтобы, кроме баронессы, тебя сопровождал ее племянник капитан Хьюго Чеверли, наш соотечественник. Я считаю решение предоставить тебе английский эскорт проявлением заботы со стороны ее высочества. Ты должна быть благодарна, Камилла.
— Я благодарна, — послушно ответила девушка.
Она решительно вытерла слезы и засунула носовой платок за синий поясок нового муслинового платья, сшитого у модного портного.
— Ты совсем не хочешь узнать про джентльмена, который будет сопровождать тебя целую неделю? — удивленно поднял брови сэр Гораций.
— Извини, папа, — ответила Камилла, с трудом заставляя себя сосредоточиться.
— Как я уже сказал, он племянник принцессы.
Его отец, лорд Эдвард Чеверли, — младший сын четвертого герцога Алвестонского. Очень милый человек, я хорошо его помню. Он умер перед войной, а жена последовала за ним через несколько лет.
— Как интересно, папа, — вставила Камилла, понимая, что отец ждет от нее какой-то реакции.
— Его сын, молодой человек, что приезжает сегодня, отличился на войне. Он служил в полку, который принимал участие в сражениях на Пиренейском полуострове и при Ватерлоо. Я незнаком с ним лично, но слышал, что он довольно известен. Тебе следует осторожно высказываться при нем и, разумеется, при баронессе. Можешь не сомневаться, все твои слова передадут в Мельденштейн.
— Я буду осторожна, — пообещала Камилла.
— Ты знаешь, я приложил все усилия, чтобы сегодняшний вечер прошел гладко. Мне не хотелось бы, чтобы принц считал, что он женится на девушке из обедневшей семьи. Для нас большая честь, что он выбрал тебя, Камилла, но в то же время в нас течет благородная кровь, и мы можем высоко держать голову. Мне кажется, что сегодня мы должны произвести на наших гостей благоприятное впечатление.
— Ты отлично все подготовил, папа, — быстро проговорила Камилла. — Никто не смог бы сделать ремонт в доме так быстро. Сейчас, с покрашенными окнами и новыми потолками, он выглядит так же красиво, как и раньше, когда я была маленькой.
— Я тоже считаю, что рабочие постарались, — согласился с дочерью сэр Гораций. — Конечно, недодедок еще много, но сегодня их уже никто не заметит.
— В саду тоже все красиво, — добавила Камилла, — и как замечательно снова увидеть работников в поле.
— Я уверен, что наш новый управляющий не зря получает большое жалованье. Я пообещал ему внести различные новшества в хозяйство, но надеюсь, что дело будет стоить того.
— Не сомневаюсь, папа.
— Кроме того, ходят слухи, что те, кто сделал инвестиции во Франции, получат какое-то возмещение убытков. Если это случится, я стану самым счастливым человеком на свете.
— Я так рада, папа! — воскликнула Камилла. — Значит, ты снова будешь богат?
— Не так уж и богат, — улыбнулся сэр Гораций, — но я уверен, что с твоей помощью мы сможем продержаться на плаву следующий год. По крайней мере, нам уже не будет грозить голод или долговая тюрьма.
— Теперь все пойдет хорошо, — уверила его Камилла, — и ты знаешь, что я все отдам, чтобы вы были счастливы.
Сэр Гораций посмотрел на дверь, словно хотел проверить, не подслушивает ли их кто, затем подошел и взял Камиллу за руку.
— Дитя мое, — произнес он дрогнувшим голосом. — Я знал, что могу положиться на тебя. Конечно, не хотелось бы обсуждать эти вещи, но твоя поддержка в ближайшие месяцы будет очень важна для нас с мамой.
— Я готова помочь всем, чем смогу. Как только я начну распоряжаться деньгами, я пришлю вам необходимую сумму.
— Торопиться не нужно. У нас остается еще довольно много от тех десяти тысяч, что фон Хелм вручил мне на подготовку приданого. Мне не хотелось бы, чтобы принц или его мать считали, что мы живем за твой счет. Тем не менее на те деньги, что остались, мы можем продержаться несколько месяцев.
Камилла поцеловала отца в щеку.
— Не волнуйся, папа. Я сделаю все, что в моих силах.
Сэр Гораций обнял дочь, — Пойду отдам указания насчет вина. Пора переодеваться к ужину, дорогая. Не хотелось бы, чтобы гостям пришлось тебя ждать.
— Хорошо, папа. Я пойду переодеваться прямо сейчас.
Сэр Гораций вышел. Камилла медлила. Она снова повернулась к окну. За деревьями ярко светился золотистый шар заходящего солнца. На огромных вязах в саду гнездились грачи. Стоял тихий и спокойный вечер, но Камиллу переполняли тревога и тоска.
Ей хотелось плакать, кричать, что она не может уехать и бросить все, что любит, ради чужой страны и мужчины, которого она никогда не видела.
«Мы все хотим выйти замуж за мужчину своей мечты!»
Мягкий голос матери стоял в ее ушах. Она прощалась не только с домом, но и со своей мечтой.
«Все это глупые детские фантазии», — говорила она себе, но в душе Камилла всегда верила, что когда-нибудь снова встретит того мужчину, которого увидела на скачках шесть лет тому назад.
Какой-то знаменитый полк, название которого она забыла, стоял тогда неподалеку от Лондона.
Офицеры пригласили принять участие в скачках местных дворян. Узнав это, принц Уэльский пожелал почтить их личным присутствием.
Это известие взбудоражило все графство. Поместные дворяне, получившие приглашения от командира полка, отправились на скачки в парадных каретах и экипажах. Леди надели лучшие туалеты и задорные шляпки, а дети всю дорогу прыгали и засыпали родителей бесчисленными вопросами.
Камилла до сих пор помнила тот день в мельчайших подробностях. Перед глазами вновь предстало множество белых палаток; те, что побольше, предназначены для принца и его окружения; на ветру развеваются флаги полка; алеют красные мундиры солдат; лошадей выстроили в ряд перед зрителями.
Ее мало интересовали роскошные женщины в нарядных платьях и юные денди, высокие цилиндры которых были лихо сдвинуты набок. Они делали безумно высокие ставки и постоянно забавляли принца Уэльского.
Вскоре она пошла посмотреть на лошадей. Среди них ей понравилась одна — горячий жеребец черной масти. Он выбивал копытами искры и так плясал, что грум еле удерживал его на месте.
Вскоре в падок пришли наездники, и она увидела, что ее любимца оседлал высокий красивый молодой человек. Он держался в седле настолько непринужденно, что представлял со своим скакуном одно целое.
Она знала, что скачки будут самым важным событием дня. Все участники смеялись и шутили друг с другом.
— Какие ставки на Аполлона? — крикнул наездник черного жеребца букмекеру.
— Только два к одному, сэр, пока вы выступаете на нем, — ответил тот.
— Ах ты, старый плут! Я ставлю на себя десять фунтов.
— Проиграешь! — заметил другой наездник. — Первым придет Светлячок.
— Спорю на пятьсот фунтов, что выиграю, — уверенно отозвался первый наездник. Ответа Камилла уже не слышала.
Лошади стартовали. Она от всей души желала победы черному жеребцу.
Это был стипль-чез, или скачки с препятствиями. По всему скаковому кругу расставили барьеры, которые должны были брать лошади. Камилла внимательно следила за яркой голубой блузой офицера на Аполлоне.
Позади осталось три четверти круга. Аполлон шел третьим. Не всем лошадям удавалось брать препятствия, многие падали, но Аполлон перелетал через барьеры, словно птица. Когда лошади приблизились к трибуне, Камилла заметила, что Аполлон нагоняет своих соперников. Вот он уже обошел одного.
— Давай, давай, — шептала она. — Ты сможешь победить. Я знаю, ты сможешь.
Ей казалось, что она сама скачет на нем, что он подчиняется ее голосу, откликается на ее прикосновения. Последний барьер лидеры брали уже вместе.
Вдруг одна лошадь упала. Сначала Камилле показалось, что упал Аполлон. Но затем она увидела, что он благополучно преодолел препятствие и взял в галоп. Победителя приветствовали восторженные крики толпы. На лице у наездника, прижавшегося к шее лошади, сияла ликующая улыбка.
— Он победил, победил! — восклицала Камилла.
Она чувствовала себя на седьмом небе от счастья.
Жеребец развернулся. Наездник снял шляпу в знак уважения к принцу и провел жеребца перед почетными гостями.
— Отлично скакал. Молодец! — похвалил наездника какой-то старик, сидевший рядом с девочкой. — Я потерял кучу денег, но не могу не восхищаться этим молодцем.
Сколько раз потом Камилла вновь и вновь вспоминала те минуты, когда каждый нерв, каждая клеточка ее тела были напряжены до предела, подталкивая черного жеребца к победе. Стоило ей закрыть глаза, как она видела улыбающегося наездника, только что пересекшего финишную отметку.
Со временем в мечтах она стала представлять его рядом с собой. Она говорила себе, что пора забыть детские грезы, но все же, думая о мужчине, который мог бы покорить ее сердце, она всегда представляла того офицера с чудесной улыбкой, который выиграл скачки на Аполлоне.
«С ним я тоже сегодня прощаюсь, — сказала она себе и выглянула в окно. — Завтра у меня начнется новая жизнь, восемнадцать лет будут вычеркнуты из нее. Все пойдет по-другому, и для меня будет разумнее не оглядываться назад».
Да, но как трудно забыть все это. Боль в сердце не утихала. Она вновь устремила взор на куст, где пряталась от гувернантки во время урока, на деревья, по которым любила лазить, как мальчишка, на фонтан, где она еще малышкой пыталась поймать пальчиками золотую рыбку.
Там вдалеке, за деревьями, начиналась аллея, по которой она любила гулять, когда ей хотелось побыть одной. Там она предавалась мечтам или находила убежище, если чувствовала себя несчастной или одинокой.
Часы в гостиной пробили половину седьмого.
Камилла опомнилась, что пора идти переодеваться к ужину. Отец просил ее не опаздывать. Она взглянула последний раз на золотисто-багровый закат.
— Я буду поступать, как велит мне разум.
Последние слова она произнесла вслух, словно убеждая саму себя в их правоте. Внезапно позади нее дверь распахнулась, и дворецкий торжественно объявил:
— Капитан Хьюго Чеверли, мисс Камилла.
Она быстро повернулась. На мгновение ей показалось, что она все еще грезит и находится в плену одной из своих фантазий. Затем она осознала, что перед ней на самом деле стоит он, мужчина ее мечты, которого она помнила с того самого дня, как он вел к победе черного жеребца.
Она почувствовала, что ее сердце подпрыгнуло от радости. Девушка двинулась к нему навстречу, но неожиданно увидела, что он смотрит на нее со странным выражением. Она прочла в его глазах презрение…
Хьюго Чеверли прибыл в дом Ламбурнов в самом отвратительном расположении духа. Он опаздывал, и ему пришлось гнать лошадей, чего он терпеть не мог. При этом он знал, что, кроме себя самого, винить больше некого.
Он не собирался задерживаться у Анастасии, но, как всегда, поддался искушению, перед которым был не в силах устоять.
— Почему ты должен уезжать? — спрашивала она, надув губки. — Мы были так счастливы вместе!
Теперь ты должен уехать, и кто знает, что может случиться до твоего приезда.
— Я не могу отказаться сопровождать эту даму в Мельденштейн, — отвечал он. — Об этой услуге меня попросила тетушка. И это самое малое, что я логу сделать для нее. После того как умерла моя мать, она заботилась обо мне и сделала все, чтобы хоть как-то утешить меня.
— Но до Мельденштейна путь неблизкий! — упорствовала Анастасия. — Не успел ты вернуться в Англию, как снова уезжаешь.
— Меня долго не было по твоей вине, — проговорил Хьюго, лежа на подушках ее постели.
Анастасия приподнялась на локте, наклонилась и поцеловала любовника.
— Я буду скучать по тебе, — прошептала она, — возвращайся скорей — скорей.
Он обнял ее и притянул к себе.
— Возможно, я не вернусь.
— Ты вернешься, вернешься! — закричала она. — Я — ведьма, ты сам это говорил. Я заколдую тебя, и тебе никогда не разрушить мои чары. Ты вернешься по моему зову.
Он рассмеялся и властно поцеловал ее. Он наслаждался, проводя рукой по ее нежной бархатистой коже.
Ему доставляло удовольствие видеть страсть в ее глазах и голод на полуоткрытых губах.
— Ты ненасытна, Анастасия, — заметил он. — Чтобы любить тебя, нужно быть очень сильным, но даже сильнейшему необходимо иногда отдыхать от удовлетворения твоих желаний.
— А что, если я не дам тебе уехать? — спросила она.
— Тут твои чары не властны, потому что я ухожу.
Он снова поцеловал ее и хотел высвободиться из ее объятий, но она крепко держала его.
— Мой большой, сильный, замечательный любовник, — проговорила Анастасия. — В тебе есть все, что я ищу в мужчине, как можно отпустить тебя к другой женщине? Я буду ревновать.
— Вряд ли в этом есть необходимость, — ответил Хьюго. — Она — невеста принца Мельденштейна.
— Что ж, ей повезло — он очень богат.
Не успела Анастасия договорить фразу до конца, как поняла свою ошибку. Тело Хьюго мгновенно напряглось, он решительно освободился от опутывающих его рук и встал с постели.
— Богатство — вот о чем мечтают все женщины, не так ли? — холодно спросил он.
— О, Хью-го, я хотела сказать совсем не то. Что тебя разозлило? Почему ты такой обидчивый, когда заходит речь о деньгах? В тебе есть все, о чем мечтает каждая женщина.
— За исключением денег, — продолжил Хьюго, быстро одеваясь.
— Это не имеет значения, — возразила Анастасия. — Если ты не можешь обеспечить комфорт женщине, всегда найдется тот, кто сможет.
— Да, тот, кому она должна хранить верность, — добавил Хьюго, натягивая начищенные ботфорты на трикотажные панталоны, ставшие популярными благодаря Бо Бруммелю.
— Ба! Как ты консервативен! — Анастасия взбила подушки и легла на них так, что темные волосы каскадами падали ей на белоснежные плечи. — В постели не важно, есть ли у тебя золото в карманах.
— Твое наблюдение стало бы более точным, если бы ты добавила, чью постель имеешь в виду.
Анастасия рассмеялась:
— Хью-го, у тебя на все готов ответ. Ты говоришь с горечью, но я знаю, что в душе ты немного любишь меня.
— В душе у меня накопилось немало горьких слов для тебя, но бесполезно высказывать их тебе. Во-первых, ты не захочешь слушать, а во-вторых, ты мне не поверишь. Пока не увяла твоя красота, ты так и будешь играть чужими жизнями, и, черт возьми, тебе будет все сходить с рук. Я назвал тебя ведьмой, — тебе удивительно подходит это слово.
— Мне нравятся твои комплименты, — улыбнулась Анастасия. — Я вижу, что ты собрался. Иди поцелуй меня на прощание.
«Вот тогда-то я и сделал ошибку», — подумал Хьюго, несясь с головокружительной скоростью. Он наклонился, чтобы поцеловать Анастасию, ее руки обвились вокруг его шеи, а тело казалось жемчужиной в раковине из шелковых простыней и густых темных волос. Он не смог устоять и снова поддался соблазну.
— Господи! Какой я глупец! — выдохнул Хьюго, нахлестывая лошадей. Он понимал, что ему следует произвести впечатление надежного телохранителя будущей принцессы Мельденштейна, а его опоздание покажет его безответственным человеком, — Глупец! Глупец! — выстукивали колеса фаэтона, катясь по пыльным дорогам.
В ушах Хьюго звучал голос леди Джерси, который говорил то же самое:
— Мой дорогой мальчик, вы ведете себя как последний глупец. Рано или поздно Уилтшир все узнает. О вас уже говорит весь Лондон.
— Пусть выберут другую тему для разговоров, — угрюмо проговорил Хьюго.
— Какая новость может быть пикантнее, чем связь жены одного из богатейших пэров, бросившей вызов всему обществу своей красотой и пренебрежением к условностям, и самого красивого молодого человека в свете?
— И самого бедного, — добавил Хьюго.
— Мне жаль, что у вас нет денег, — продолжила леди Джерси, — но если бы они водились, то вы уже были бы женаты. Смею уверить: раз уж леди Уилтшир сделала вас несчастным в прошлом, то, выйдя за вас замуж, она сделала бы вас во сто крат несчастнее.
Долю секунды Хьюго готов был отрицать ее правоту, но затем честность заставила его принять сторону леди Джерси, и он усмехнулся:
— Возможно, вы правы.
— Конечно, я права, — произнесла леди Джерси, — вам необходимо уехать из Лондона, и как можно скорее. Когда вы вернетесь, сплетни утихнут, но сейчас мы сидим на пороховой бочке. Уилтшир при всей своей любви к лошадям не тот человек, который будет спокойно смотреть, как жена изменяет ему налево и направо.
— Анастасия сказала, что он не интересуется ею, — попытался оправдаться Хьюго.
Леди Джерси рассмеялась.
— Анастасия сказала! — воскликнула она. — Да эта женщина родилась с ложью на устах. Она действительно сказала вам это? Мой бедный, опьяненный любовью Хьюго! Милорд Уилтшир без ума от нее. Пусть он стар, пусть у него есть и другие интересы помимо постели, но Анастасия принадлежит ему, и он не согласился бы делить ее с вами точно так же, как не позволил бы метельщику улиц скакать на его лошади в Нью-Маркете.
Хьюго вспомнил, как он подскочил от этих слов.
И ответил, что не верит.
— Мой дорогой Хьюго, не будьте ребенком. Пожилые мужчины могут быть очень умелыми любовниками.
— Сколько ему лет?
— Его светлости нет и шестидесяти, и он отнюдь не дряхлый старик. Леди Гертингфордбери, которая была его любовницей несколько лет до женитьбы, очень высоко отзывалась о его способностях.
Тут Хьюго запрокинул голову назад и расхохотался. Говорить подобные вещи было в стиле леди Джерси. Никакая другая леди не осмелилась бы обсуждать такие вопросы даже в своем будуаре. Но он здорово разозлился после этого разговора. В ярости он тряс Анастасию до тех пор, пока она не начала задыхаться.
— Это не правда. — Она разгорячилась и топнула своей маленькой ножкой. — Как может старая карга знать, что происходит в моей спальне? Говорю тебе, мы не занимаемся любовью. Может быть, он любит меня в душе — это другое, но я не замечаю этого в постели!
— Ты же говорила, что не спишь с ним, — возразил Хьюго.
На мгновение ему показалось, что он обескуражил ее, но нет. У нее ответ был наготове. А кроме того, он был слишком увлечен и поверил ее лжи.
Но сейчас он спрашивал себя, стоило ли вновь поддаваться ее чарам. Господи, ведь он столько страдал в прошлом! Он вспомнил, как в Португалии лежал без сна и все его тело желало ее. Он тосковал по ней и одновременно ненавидел и проклинал ее за то, что она предпочла выйти замуж за богатого, а не разделила с ним бедность. Чтобы побороть боль, которую доставляла ему эта мысль, он кусал пальцы, пока они не начали кровоточить. Он представлял ее с Уилтширом и медленно сходил с ума.
И вот он вернулся в Лондон, думая, что излечился от этой болезни. Он не верил Анастасии, не уважал ее, не любил, но ей удавалось разжечь в нем страсть, которая была созвучна ее собственной. Желание разгоралось так сильно, что заглушало все доводы разума.
Сейчас колеса насмехались над ним. Он чувствовал себя тряпкой, глупцом, позволившим женщине вить из себя веревки, человеком, потерявшим гордость. Он гнал лошадей быстрее и быстрее и ненавидел всех женщин за их распущенность, за то, что им нужно от мужчины лишь тело, и за то, что они готовы продать себя тому, кто больше заплатит.
Стоило ему представить Анастасию, лежащую на огромной мягкой постели, в комнате, полной цветов, с туалетным столиком, заваленным драгоценностями, как в нем поднималась новая волна ярости. Он часто думал, что может убить ее. Нужно только сомкнуть руки на ее белоснежном горле, и ее власть над ним кончится, он перестанет плясать под ее дудку.
— Помоги мне. Господи! Я совсем спятил, — громко произнес он и вспомнил, что позади него сидит грум.
Он сделал вид, что выругался, и снова подстегнул лошадей.
Хьюго прибыл к Ламбурнам вовремя, но в плохом расположении духа. Дворецкий ввел его в гостиную, где находилась лишь хрупкая молоденькая девушка со светлыми волосами. Она повернулась к нему, и он поразился ее необыкновенной красоте. А затем прочел в ее глазах изумление, которое вряд ли объяснялось его заурядной невыразительной внешностью.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Невеста поневоле - Картленд Барбара

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12

Ваши комментарии
к роману Невеста поневоле - Картленд Барбара



Обычный роман Картленд (другое название «Брак поневоле»)- надуманные несчастья, розовые сопли, нежданное богатство и титул. Не хватает только постоянных напоминаний о божественности любви: 4/10.
Невеста поневоле - Картленд БарбараЯзвочка
15.03.2011, 10.49








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100