Читать онлайн , автора - , Раздел - Глава 6 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - - бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: (Голосов: )
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

- - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
- - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 6

Вирджиния спустилась по лестнице, как только большие дедовские часы в холле пробили шесть раз. Герцог сказал, что поблизости никого не будет, но он, конечно, не считал домашнюю челядь достойной упоминания.
С полдюжины румяных горничных в ситцевых платьях, домашних чепцах и крахмальных передниках полировали каминную решетку, вытирали пыль с мебели, мыли мраморный холл, подметали ковры. Лакеи в одних рубашках и полосатых жилетах носили грязные бокалы из гостиной, в то время как другие слуги, рангом пониже, вносили дрова и уголь и удаляли золу из потушенных каминов.
Все горничные были слишком хорошо вышколены, чтобы глазеть по сторонам, но Вирджиния поняла, что они исподтишка посматривали на нее, когда она проходила через холл, направляясь к парадной двери.
Герцог уже сидел верхом на великолепном черном жеребце, в то время как грум держал под уздцы гнедую кобылу.
– Доброе утро! – сказала Вирджиния и поняла, хоть он и был слишком вежлив, чтобы обнаружить свое удивление, что выглядит она необычно.
– Ты должна взять с собой в Англию амазонку, – наставляла ее в Нью-Йорке Илайа Мэй. – В Англии все ездят верхом. Помню, как я завидовала, когда они гарцевали на своих великолепных лошадях, в то время как я скучала со старым мистером Вандербилтом.
– Я не ездила верхом года три, если не больше, – засомневалась Вирджиния. – С тех пор как стала такой толстой.
– Если ты когда-то хорошо ездила верхом, этого ты никогда не забудешь. Но тебе нужен костюм для верховой езды.
– Тогда я буду носить ту одежду, к которой привыкла, когда мы проводили время на ранчо папы в Техасе!
Ее тетя протестовала, но Вирджиния настояла на своем и купила длинную мексиканскую юбку-брюки с бахромой по кайме и кожаную куртку без рукавов с обшитыми бахромой карманами. Она выбрала одежду темно-зеленого цвета, а к ней – блузку с длинными рукавами из бледно-желтого шелка.
Видя себя в зеркале, Вирджиния знала, что выглядит прекрасно, но очень не похожа на английскую мисс, выехавшую на прогулку верхом. С легким смехом она подумала о виденных ею фотографиях, где на женщинах были облегающие амазонки с юбками, ниспадающими на седло, и высокие блестящие цилиндры с вуалью, прикрывавшей лицо.
Вирджиния была без шляпы, но она высоко заколола свои волосы, и они обрамляли ее маленькое живое личико светло-золотистыми локонами, когда она здоровалась с герцогом.
– Вы намерены скакать верхом по-мужски? – В его голосе звучало удивление. – Великолепно. – Он повернулся к груму: – Седло без луки – быстро!
Лошадь отвели обратно в конюшню и с удивительной быстротой вернули назад с тем, что, как поняла Вирджиния, было мужским седлом. Рядом с парадной дверью возвышалась подставка, чтобы садиться на лошадь. Вирджиния вскочила в седло, взяв опытной рукой поводья, и почувствовала легкую дрожь удовольствия, ощущая под собой свежую и энергичную лошадь.
Они молча двинулись в путь, и, только когда порядочно отъехали от величественного замка, герцог заговорил:
– Несомненно, прежде вы часто скакали верхом. Вирджиния повернула к нему улыбающееся лицо:
– Вас шокировал мой внешний вид?
– Не шокировал, – ответил он, – всего лишь вызвал восхищение. Но должен сказать, на охотничьем поле вы подверглись бы серьезной критике.
– Я уеду задолго до начала охоты, – заверила она.
– Жаль, – ответил герцог. – А теперь позвольте своей кобыле показать ее аллюр.
Они пустили лошадей легким галопом. Затем словно бес вселился в Вирджинию, и она принялась понукать свою лошадь, пытаясь вырваться вперед. Ей хотелось взять верх над герцогом в его любимом, как она понимала, виде спорта.
Теперь их лошади скакали галопом голова к голове, слышался только стук копыт. Вирджиния чувствовала свое учащенное дыхание. Ее охватило странное, почти неконтролируемое возбуждение. Она должна победить его! Она должна! Но вскоре Вирджиния поняла, что это невозможно – она всего лишь хорошо ездила верхом, а он слился со своей лошадью в единое целое… Гонка прекратилась так же неожиданно, как и началась. Всадники остановили своих лошадей и посмотрели друг на друга. Они с трудом переводили дыхание, но в то же время каждый находился в приподнятом настроении, как будто одержал победу.
– Вы великолепны! – воскликнул герцог, и Вирджиния задумалась, правильно ли она расслышала его слова, так как, произнося их, он повернул в сторону группы деревьев.
Она последовала за ним. Они не раз поворачивали, пока не выехали на узкую тропинку, ведущую в гущу леса. Там начался очень крутой подъем, и, когда они достигли вершины, Вирджиния удивилась, увидев перед собой дом. Он не был большим, но поражал красотой пропорций, а вход украшали белые колонны. Дорожка расширилась, и она могла теперь скакать рядом с герцогом.
– Кто живет здесь? – спросила она.
– Это мой дом, – ответил он. – Я хочу показать его вам, и мы также позавтракаем.
Из-за дома выбежал старик, чтобы взять их лошадей.
– Доброе утро, Бейтс! – приветствовал его герцог.
– Доброе утро, ваша светлость! Давненько мы не видели вас. Жена уже удивлялась, когда же вы посетите нас.
– Что ж, надеюсь, нас ожидает хороший завтрак.
Он спрыгнул с седла и повернулся, чтобы помочь Вирджинии, но она оказалась проворнее: сама легко спрыгнула на землю и задержалась, чтобы потрепать по шее свою лошадь, прежде чем последовать за герцогом к парадной двери.
Кто-то уже поджидал их, чтобы открыть ее: еще один старик, одетый в аккуратную ливрею дворецкого. Он поклонился, увидев герцога.
– Доброе утро, Мастере! – сказал герцог. – Завтрак, и как можно быстрее. Мы будем на террасе.
Дом был восхитительный, изысканно меблированный, со стрельчатыми окнами, выходившими на юг. Они прошли через небольшую гостиную, и герцог открыл французское окно, выходившее на мощенную плиткой террасу с каменной балюстрадой.
Вирджиния негромко вскрикнула от удивления, так как перед ними открылась великолепная панорама. Дом был построен практически на краю небольшой скалы. Внизу, под ними, простирались зеленые поля, и извилистые реки текли к синей блестящей полосе на горизонте. Вирджиния догадалась, что там было море.
– Как красиво! – воскликнула она. – И вы, однако, редко приезжаете сюда.
– У меня много домов, помимо замка, – ответил герцог, – но этот, наверное, мой любимый. Его построил мой предок в восемнадцатом веке как потаенное убежище для какой-то женщины, которую он очень сильно любил.
Вирджиния присела на край балюстрады. Ветер трепал завитки ее тонких распущенных волос, закрывая ими лоб.
– Почему же ваш предок, если он был герцогом, не женился на даме, которую любил, и не привез ее в замок?
– Она уже была замужем.
– Так это была тайная любовная связь!
– Именно так. Ее муж был далеко, сражался в Америке, когда это случилось. Поместья находились рядом, но им нужно было где-то встречаться вдали от чужих глаз. Они были очень счастливы. Это дом любви, поэтому и назван «Сердце королевы», ведь для моего предка возлюбленная была королевой.
– Какая очаровательная история, – заметила Вирджиния. – И что же случилось дальше?
– Ее муж вернулся из Америки. Возможно, он пропитался новыми представлениями в вашей стране! В любом случае, когда ему стало известно, что происходило в его отсутствие, он вызвал моего предка на дуэль и убил его.
– Как ужасно! А что произошло с дамой?
– Легенда гласит, что муж убил также и ее. По крайней мере, известно, что она умерла через несколько месяцев после гибели своего любовника. Именно она, как полагают, часто посещает замок в поисках возлюбленного, особенно маленький храм на озере, который являлся еще одним местом их встреч. Местные жители говорят, что она так и не нашла его, и вот почему когда одному из членов семьи предстоит умереть, то видят ее. Она приходит посмотреть, не тот ли это человек, которого она любила и который, наконец, вернется к ней. Но из-за своей вины он попал в ад, так что они никогда не смогут снова быть вместе!
– О нет! – запротестовала Вирджиния. – Это слишком жестоко.
Но моя бабушка рассказывала, – улыбнулся герцог, – что конец этой истории был другой. Она говорила, что они вновь соединились и были так счастливы, что Дама в белом возвращается, чтобы приветствовать других членов семьи и вместе с ними вкушать радость на елисейских полях.
– Мне гораздо больше нравится такой конец!
– Так вы романтичны! – догадался герцог, и Вирджинии показалось, что на его губах играет немного циничная улыбка.
– Если под этим вы подразумеваете, что, по моему мнению, любовь между двумя людьми удивительная вещь, – ответила Вирджиния, – то я согласна с вами. Но ваш предок поступил дурно и поплатился за это.
– Конечно, – ответил герцог, – и если бы я был мужем Дамы в белом, то поступил бы точно так же.
– Но это поступок деспота и эгоиста! Гораздо более гуманно и разумно было бы дать ей развод.
– Такова американская точка зрения. В Англии же мы не любим скандалов в своих семьях, и мужчина должен защищать свою честь всеми доступными ему средствами.
– Пещерный человек с дубиной! – язвительно заметила Вирджиния.
– Почему бы и нет? Если у мужчины есть жена, скажем такая хорошенькая, как вы, ему потребуется дубина, и очень внушительная, чтобы спасти ее от воров и грабителей, которые будут завидовать ему как обладателю такого бесценного сокровища.
Герцог говорил шутливо, но странное выражение его глаз заставило Вирджинию отвернуться, и она почувствовала внезапное облегчение, когда из дома донесся голос:
– Завтрак подан, ваша светлость!
Столовая была восьмиугольная и выкрашена в зеленый цвет в стиле английского неоклассицизма, ее стены украшали изысканные георгианские рельефы белого цвета. Буфет был заставлен разнообразными блюдами, и Вирджиния в изумлении рассматривала многочисленные кушанья, приготовленные в столь короткий срок.
– Как все это оказалось в доме? – спросила она. Герцог улыбнулся с таким видом, словно она была ребенком, задающим смешные вопросы.
– Все это всегда наготове.
– Но вы могли не приезжать сюда месяцами…
– Наверное, я не был здесь месяца три-четыре? – спросил герцог старого дворецкого.
– Почти пять, ваша светлость. Мы начали думать, что вы забыли нас.
– И они всегда наготове? – спросила Вирджиния с благоговением.
– Конечно, – ответил герцог. – Также все готово в моем доме в Лондоне, и моя яхта в Саутгемптоне может выйти в море через четверть часа после того, как я поднимусь на борт.
– Это, должно быть, заставляет вас чувствовать себя ужасно важным, – фыркнула Вирджиния.
Герцог посмотрел на нее через стол, затем рассмеялся, откинув назад голову.
– Не могу представить, чтобы какая-то женщина так отозвалась обо мне. Вы забавно неповторимы, мисс Лангхолм. Продолжайте говорить со мной. Мне нравится звук вашего голоса с едва заметным акцентом.
– А мне казалось, что это у вас акцент, – возразила Вирджиния. – И вы должны простить меня, если я вызываю у вас удивление, но все, что происходит здесь, в Англии, так не похоже на Америку.
– В каком смысле? – заинтересовался герцог.
– Во-первых, замок. И та пышность, которую вы поддерживаете на должном уровне везде, куда приезжаете.
– А, вы все еще думаете об этих блюдах, приготовленных на завтрак? Вы бы посмотрели, что подают в замке: полдюжины блюд из яиц, полдюжины из рыбы, холодная закуска из ветчины и зельца, паштеты… И конечно, дичь в зависимости от времени года: тетерева, фазаны, бекасы – все, что может подсказать человеку фантазия для начала дня.
– Звучит очень заманчиво, но мне, вероятно, не доведется увидеть этого, не так ли?
Герцог выглядел удивленным.
– Я не жалуюсь, – продолжала Вирджиния, – не думайте так. Условности и запреты всего лишь забавляют меня. Я ведь изучала, как развивалась в течение веков структура социального устройства общества. Знаю, что экономка и дворецкий самые важные люди среди слуг, у них свои комнаты, и они имеют собственных слуг, так сказать. И что экономка разговаривает только с горничной вашей матушки как с равной себе. И что после того, как слуги мужского и женского пола пообедают вместе в столовой, служанки забирают свои тарелки для десерта и уходят в другую комнату.
– Это просто великолепно, прошу вас, продолжайте. Я уже позабыл все эти тонкости, хотя, наверное, когда-то знал.
– Приезжие слуги обладают приоритетами своих хозяев. Если у вас останавливается принцесса или герцогиня, то ее горничная спускается к обеду об руку с дворецким, и то же самое, конечно, относится к экономке. И к ним обращаются по имени их господ. Моя горничная, если бы она у меня была, к примеру, называлась бы «мисс Лангхолм». Бедняжка! Боюсь, что ее сопровождал бы к ужину коридорный или тот, кого, по-моему, называют поваренком, – мальчик, которому доверяют только резать овощи.
Герцог разразился хохотом.
– Впрочем, понимаете ли, – не смутилась Вирджиния, – я выяснила, что мы с мисс Маршбанкс составляем свой собственный маленький мирок, повисший как бы между небом и землей. Мы ни то ни се. У нас действительно нет общественного положения, и именно потому я так и не увижу великолепного разнообразия блюд для вашего завтрака.
Голос Вирджинии преднамеренно звучал тоскливо.
– Вы смеетесь надо мной, – упрекнул ее герцог. – Когда вы шалите, в уголках губ у вас появляются ямочки. Мне они кажутся неотразимыми.
Вирджиния отодвинула от стола свой стул и вышла на террасу. Повернувшись спиной к дому, она постояла с минуту, глядя на открывающийся перед ней вид. Она услышала, как герцог направился к ней, его сапоги для верховой езды тяжело ступали по каменным плитам террасы.
Он постоял несколько секунд, молча глядя на нее – на ее маленький прямой носик, который четко вырисовывался на фоне неба, на полуоткрытые губы, на серьезные темные глаза, в которых не было и тени улыбки.
– Вы сердитесь на меня? – спросил он тихо.
– Нет, – ее ответ прозвучал вполне естественно, – но я не привыкла к комплиментам.
– Должно быть, все мужчины в Америке слепы! Разве вы не понимаете, Вирджиния, что вы очень красивы? И я хочу прямо сказать вам об этом.
– Это смущает меня.
Вот как? Вы не можете бежать от правды. Рано или поздно вам придется ее выслушать, и если я действительно первым говорю вам об этом, тогда я считаю свое положение завидным. Мне нравится, как загораются ваши глаза, когда вы взволнованны, и темнеют, становятся даже встревоженными, когда вы не понимаете чего-то. Мне нравится, как ваши губы порой дрожат, как будто вы напуганы. А ваши волосы – что мне сказать о ваших волосах, Вирджиния? Я никогда не видел женщины с такими чудесными волосами. Мне хочется… очень хочется прикоснуться к ним.
– Прекратите!
Вирджиния внезапно повернулась к нему, топнув ногой:
– Вы не должны говорить мне такие вещи, а я не должна слушать вас.
– Почему же? Что в этом плохого?
Его вопрос, казалось, упал между ними, как камень падает в глубокую воду. В то же мгновение Вирджиния поняла, что он вышел победителем в их негласном поединке. Она не могла сказать ему, почему он не должен говорить подобных вещей. Она не могла ответить, что ей известно о его женитьбе. Она не могла дать ему понять, что отвергает его предполагаемое заигрывание, тогда как в действительности он ничего подобного не делал.
Ее загнали в тупик, и ей оставалось только молча стоять, чувствуя себя необъяснимо взволнованной и его близостью, и его словами.
– Вы так молоды, – нежно произнес герцог, – так молоды и так неизбалованны. Уже давно, Вирджиния, я не был так счастлив, как здесь, с вами, в эту минуту. Возможно, в конце концов, этот дом обладает своими чарами. Приедете ли вы сюда со мной снова?
Вирджиния медленно повернула голову, чтобы посмотреть на него:
– Интересно, пригласите ли вы меня? Сегодня я интересна для вас своей новизной. Но в конце концов, что у вас может быть общего с американкой?
Если Вирджиния хотела поразить герцога, то в этом она преуспела. Она увидела, как сжались его губы, и поняла, что читает его мысли. В эту минуту он подумал о другой американке, которая носит его имя.
– Мы должны вернуться, – решительно сказал он.
– Да, конечно, – согласилась Вирджиния.
Они прошли через дом. Воздух был напоен свежим ароматом пчелиного воска и цветов, а также, как вообразила Вирджиния, ощущением счастья. Под впечатлением этого в груди ее бились слова: «Давайте побудем здесь еще! Не надо возвращаться в замок, проведем здесь хотя бы несколько часов, чтобы мы могли поговорить друг с другом».
Герцог подошел к парадной двери и теперь, глядя, как она медленно идет через холл, сказал:
– Вам понравился дом, не так ли? «Сердце королевы» что-то значит для вас.
– Мне чудится, что дом пытается о чем-то рассказать…
– Я тоже ощущаю это всякий раз, когда приезжаю сюда.
Вирджиния с удивлением посмотрела на него.
– Зачем мне притворяться? – неожиданно резко спросил он, как будто она задала ему вопрос. – Я люблю этот дом, и, когда я взволнован или одинок, я приезжаю в «Сердце королевы». Один! – добавил он, как будто угадав, что у нее в уме зреет другой вопрос. – Прощай, Мастере! – сказал он старику, стоявшему у двери. – Я скоро приеду опять.
– Надеюсь, ваша светлость, – ответил дворецкий. – И дама тоже.
Вирджиния улыбнулась ему, в это время другой старик вывел из конюшни лошадей. Вирджиния поискала глазами блок для посадки на лошадь, но герцог поднял ее на руки и сам посадил в седло.
– Вы легкая как перышко, – сказал он. – Немодно быть такой худой, но по сравнению с вами все другие женщины кажутся толстыми и неуклюжими. Когда я смотрю на вас, вы мне кажетесь духом леса или, возможно, следовало бы сказать, духом моря, которого случайно принес ко мне ветер с Атлантики.
Вирджиния улыбнулась, глядя на него сверху.
– Вы очень поэтичны, – сказала она, поддразнивая его.
– Я не знал об этом до сегодняшнего дня.
Они возвращались в замок, едва ли обменявшись и парой слов, и, когда подъехали к конюшням, Вирджиния соскочила с лошади и направилась прямо к замку, не дожидаясь герцога. У нее возникло ощущение, что он намеренно замешкался, чтобы никто не видел, что они входят в дом вместе.
В своей комнате Вирджиния постояла несколько секунд, прижав руки к горящим щекам и глядя на себя в зеркало. Неужели он просто флиртовал с ней? Неужели он из тех мужчин, которые ни за что не пропустят хорошенькой женщины? Или на самом деле его влекло к ней? Было бы просто смешно, подумала Вирджиния, если бы она заставила его влюбиться в себя. И у нее мелькнула мысль, что на самом деле это был бы хороший урок. Он полюбил бы свою жену, на которой женился исключительно ради ее денег. А она могла бы публично объявить его охотником за состоянием, каковым он и являлся. Тогда герцог понял бы, как глубоко она презирает его.
– Он жалкий человек, – произнесла Вирджиния вслух, но почему-то эти слова не показались убедительными даже для ее ушей. – Посмотри, как он вел себя, – сказала она своей совести. И все же она не могла думать ни о чем, кроме того, как красив он был верхом на великолепном черном жеребце. Как ей приходилось отворачиваться в сторону, чтобы избежать его взгляда, потому что он вызывал у нее робость. И как его слова вызвали несомненную дрожь в ее груди, которой она никогда прежде не испытывала. – Мне следует вернуться в Америку, – сказала Вирджиния своему отражению в зеркале и поняла, что никуда не уедет.
Приблизительно через час, одетая в скромное темно-синее платье с белым муслиновым воротником и манжетами, Вирджиния расположилась в библиотеке. Она сняла книги с полок, но ей удалось найти только портреты герцога. Все его предки были удивительно похожи на него: тот же прямой – аристократический нос, широкий лоб, квадратный подбородок, цинично-безразличный взгляд.
Книга за книгой снабжали ее сведениями только об истории семьи Рилл, и ни о чем больше, и все остальное как-то отступило на задний план. Она возвращала на прежнее место тяжеленный том истории замка, переплетенный в кожу, когда дверь библиотеки открылась. Вирджиния бросила взгляд через плечо и поняла, что это герцог и что она почему-то ждала его.
– Как идут у вас дела? – осведомился он, и ей пришлось отвести взгляд из-за выражения в его глазах.
– Оказалось, что мне трудно понять, с чего начать.
– Я должен прийти к вам на помощь. Взгляните, я принес вам старую карту поместья. Я подумал, что вам любопытно будет посмотреть, где мы скакали верхом сегодня утром. Карта составлена непосредственно после завершения строительства «Сердца королевы», и у моего предка были дальнейшие планы, которые, конечно, так и не осуществились после его смерти.
– Мне очень хотелось бы увидеть эти планы, – загорелась Вирджиния.
Герцог положил большой рулон карт на обитый кожей стол посреди комнаты.
– В моем кабинете множество документов и старинных вещей. Я просто случайно захватил эти. Если вам интересно, мы как-нибудь сможем просмотреть их.
Он с энтузиазмом сделал свое предложение. Предостерегая себя от желания пылко поддержать его, Вирджиния заставила себя ответить:
– Сомневаюсь, что у меня найдется время. Мне так много предстоит сделать, прежде чем я вернусь в Америку.
– Почему вы постоянно говорите об отъезде? Вы только что прибыли. История создавалась не в один день, и вы не можете углубиться в нее за несколько недель, да и за несколько месяцев. Вы знаете, что нам с матушкой приятно видеть вас здесь.
– Как вы можете говорить так, когда я только что приехала?
– Мне не требуется много времени, чтобы составить свое мнение о человеке. С той минуты, как я увидел вас в комнате моей матери, я понял, что вы не такая, как все.
Вирджиния промолчала. Она вспомнила, что увидела его прежде, чем войти в замок. Разгневанный торговцами, которых он выгнал, герцог даже не заметил ее. Воспоминание об этой сцене рассердило ее.
– Я должна вернуться к работе, ваша светлость, – холодно проронила Вирджиния. – Благодарю вас за карты.
– Я хочу сам показать их вам, – заявил герцог. Он развернул сверток, но в этот момент в библиотеку вошел дворецкий. – В чем дело, Мейтьюз? – раздраженно спросил герцог.
– Из конюшен прислали сказать, что прибыли лошади, которых вы хотели посмотреть, ваша светлость.
– В таком случае я должен немедленно идти, – заторопился герцог. – Извините, мисс Лангхолм, но я сказал торговцу лошадьми, у которого есть для продажи прекрасные животные, что мне хотелось бы взглянуть на них. Вы извините меня?
– Конечно. – Вирджиния хотела добавить, что ей было бы интересно посмотреть на лошадей, но поняла, что это будет выглядеть слишком самоуверенно.
– Я ненадолго, – тихо сказал герцог и, оставив сверток на столе, вышел из библиотеки.
Вирджиния мысленно заставила себя опомниться и вернулась к книгам. Но едва она успела мельком просмотреть одну из них, как дверь снова открылась.
– Доброе утро, мисс Лангхолм!
Герцогиня вошла в комнату, шурша шелком великолепного серого платья, отделанного кружевом. В ее ушах сверкали бриллианты, и нитка великолепного жемчуга свисала с ее шеи до тонкой талии. Она держала на поводке своего старенького мопса, который был слишком толстым и не мог двигаться быстро, а поэтому едва-едва с сопением и храпом следовал за ней.
– Доброе утро, ваша светлость!
– Как я поняла, мой сын был здесь, – сказала герцогиня, оглядываясь, как бы в поисках герцога, спрятавшегося за книжными полками.
– Он был несколько минут назад, но его вызвали в конюшни, чтобы посмотреть каких-то лошадей.
– Лошади! Лошади! Только об этом и думают все мужчины! Хотя, должна признаться, я сама получаю от них удовольствие, если они участвуют в скачках. Вы бывали на скачках, мисс Лангхолм?
– Только много лет тому назад в Америке.
– Это очень волнительно, – заметила герцогиня, и теперь ее голос внезапно потеплел. – Не знаю большего волнения, чем то, которое испытываешь, когда видишь, как лошадь, на которую поставлена большая сумма денег, мчится мимо финишного столба. – С легким вздохом она добавила: – Конечно, далеко не так забавно, когда лошадь проигрывает!
– Нет, мне не дано понять этого, – улыбнулась Вирджиния.
Герцогиня повернулась, как бы намереваясь покинуть библиотеку, и затем увидела рулон карт на столе.
– Что это? – спросила она.
– Полагаю, здесь какие-то старые карты, которые герцог собирался показать мне.
Герцогиня слегка встряхнула обложку. Внутри рулона старых потрепанных пергаментных карт оказалось несколько вскрытых писем и один конверт.
Герцогиня негромко вскрикнула:
– Но это же для лорда Рафтона! Очевидно, то письмо, которое я ждала несколько недель. Как Себастьян перехватил его? – Она взяла в руки и перевернула конверт. Письмо не было вскрыто. – Не могу понять этого, но, по крайней мере, вот оно! О, я так рада, что нашла его!
Вирджиния почувствовала, что обязана сказать, что рулон карт принадлежит герцогу, а затем напомнила себе, что это не ее дело.
– Я должна немедленно пойти к его светлости, – заявила герцогиня. – Немедленно! Где же мисс Маршбанкс?
– Она предупредила меня во время завтрака, что собирается в деревню…
– О… да, конечно! У меня была записка к викарию. Мисс Маршбанкс сказала, что заберет ее. О, дорогая! Мне придется дожидаться ее возвращения… если только… если только вы не согласитесь пойти со мной.
– Пойти с вами? – смутилась Вирджиния.
– Да, чтобы навестить лорда Рафтона. Вы будете очень добры, если сделаете это. Согласны? Тогда пойдемте! Отправимся немедленно! – заявила герцогиня, не выпуская письмо из рук.
Она открыла дверь библиотеки, прежде чем Вирджиния успела дойти до нее, затем, выйдя в холл, она протянула поводок мопса поджидавшему ее лакею.
– Выведите Диззи на прогулку, Джеймс… А теперь мы пойдем к лорду Рафтону.
Они поднялись по лестнице.
– Понимаете, лорд Рафтон не очень здоров, – объяснила герцогиня, – и порой он немного… беспокоен. Так что мой сын заставил меня обещать, что я не стану навещать лорда одна. Обычно со мной ходит мисс Маршбанкс, но ее нет, а я действительно не могу дожидаться ее возвращения. Если вы окажетесь в комнате со мной, все будет в полном порядке.
– А чем он болен? – спросила Вирджиния.
Я думаю, он просто стар, и временами его рассудок затуманен. Но он очень, очень близкий друг. Многие годы он был моим beau
type="note" l:href="#FbAutId_4">4
. – Она издала легкий вздох. – Если бы вы видели меня, когда я была молода! Всегда весела и, хотя мне самой приходится говорить это, очень привлекательна. Мне постоянно твердили, что я самая красивая герцогиня в Англии. И, между нами говоря, мисс Лангхолм, это было правдой! У меня была куча поклонников. В наше время девушки, кажется, не имеют и половины тех развлечений, которыми располагала я. А лорд Рафтон оставался самым преданным из всех. И в старости он приехал жить сюда, и теперь я присматриваю за ним.
– Как вы добры, ваша милость! – воскликнула Вирджиния. – Не так много найдется людей, которые заботились бы о друзьях, когда те состарятся.
– Моя дорогая, мы должны делать все, что в наших силах, для других, разве не так?
Они поднимались, как заметила Вирджиния, со второго этажа на третий. Затем прошли длинным извилистым коридором и столько раз поворачивали, что Вирджиния решила, что ни за что не найдет одна обратной дороги. Наконец, остановились у большой двери красного дерева, и герцогиня постучала.
Дверь открыл мужчина в белом пиджаке.
– Доброе утро, мистер Уорнер! – приветствовала его герцогиня. – Как себя чувствует сегодня его светлость?
– Мы в очень хорошей форме сегодня, ваша светлость. Счастливы, спокойны. Мы надеялись, что ваша светлость навестит нас.
– Это мисс Лангхолм! – представила ее герцогиня. – Мистер Уорнер опытный санитар, мисс Лангхолм. Ума не приложу, что бы мы – или, точнее говоря, лорд Рафтон – делали без него.
– Ваша светлость очень добры, – самодовольно ответил мистер Уорнер.
Он пересек небольшую entresol
type="note" l:href="#FbAutId_5">5
и открыл другую дверь. В просторной, залитой солнечным светом гостиной сидел седовласый старик. Он был одет тщательно и элегантно. В петлице сюртука был цветок, на сером галстуке – заколка с большим бриллиантом и жемчугом. При виде герцогини он поднялся и протянул к ней руки.
– Милли, моя дорогая! – воскликнул он. Герцогиня поспешно подошла к нему. Он отвесил ей королевский поклон, затем взял ее руку в свои и поднес к губам.
– Ты так давно не навещала меня.
– Знаю, и это очень дурно с моей стороны, – повинилась герцогиня. – Как хорошо ты выглядишь этим утром.
Мистер Уорнер выскользнул из комнаты, и Вирджиния, чувствуя себя несколько неловко, подошла к окну и выглянула из него. Внизу она увидела парк, по которому проезжала верхом с герцогом сегодня утром, а на озере заметила белое отражение маленького храма любви, который все еще посещала Дама в белом. Легенда произвела на Вирджинию большое впечатление, и она задумалась над тем, насколько глубоко на самом деле любила эта дама герцога, который из-за нее погиб.
– Ты прислал мне это маленькое письмецо. – говорила герцогиня за ее спиной, – но забыл подписать его. Ты знаешь, как я дорожу твоими записками, мой дорогой Артур. Не поставишь ли ты свою подпись под этим письмом, чтобы я могла хранить его, как храню все твои billets-doux
type="note" l:href="#FbAutId_6">6
эти долгие годы, что мы знаем друг друга?
– Конечно, милая леди, конечно, – согласился лорд Рафтон.
Вирджиния оглянулась. Герцогиня подвела старика к письменному столу. На нем лежало большое гусиное перо, которое она вложила в его руку.
– Где мне подписать его? – услышала Вирджиния бормотание старика. – Я забыл, что я написал…
– Письмо было очень милым и очень ласковым, – ровным голосом произнесла герцогиня. – Только твое имя. Просто напиши «Рафтон».
– Рафтон? Но ты всегда называла меня Артуром.
– Знаю, дорогой! Но поскольку твоя записка предназначается для потомков, я хочу, чтобы ты написал свое полное имя, понятно?
– Да… да, конечно, – согласился старик. – Я забыл, что мои письма так важны.
– Весьма, – подтвердила герцогиня. – У меня сохранились все они – эти восхитительные стихи. Дорогой Артур! Каким умным ты был! Да, подпиши здесь… вот так. Весьма благодарна тебе, от всей души.
Лорд Рафтон вновь опустился в кресло, как будто лишился последних сил. Герцогиня взяла перо из руки лорда и вновь положила его рядом с чернильницей.
– А теперь мы с мисс Лангхолм должны покинуть тебя.
– Ты поедешь… в Лондон? – встрепенулся старик. – Я поеду с тобой. Прошло столько времени… с тех пор, как я был… в Лондоне.
– Да, да, мы должны поехать вместе, – кивнула герцогиня. – Но не сегодня, не сегодня, Артур… Пойдемте, мисс Лангхолм. Она направилась к двери. – Его светлость устал.
Герцогиня держала в руке записку, которую подписал лорд Рафтон. Вирджиния мельком взглянула на нее, а затем посмотрела снова. Она не могла не понять, что записка выглядит необычно, напоминая чек. Затем она сказала себе, что, должно быть, ошиблась. А когда она оглянулась назад, герцогиня быстро спрятала клочок бумаги – или то, что это было, – засунув его за широкий бархатный корсаж, застегивавшийся серебряной филигранной пряжкой.
– Прощайте, мистер Уорнер, – кивнула герцогиня. – Я рада, что его светлости намного лучше. Было очень приятно повидать его.
– У нас не было приступа почти месяц, – низко поклонился мистер Уорнер. – Доктор очень доволен, можете поверить, ваша светлость.
– Благодарю вас, дорогая, – обратилась герцогиня к Вирджинии, когда они вышли через внешнюю дверь в коридор. – Вы были очень добры. И не следует рассказывать при случае, где мы были, – ни мисс Маршбанкс, которая склонна ревновать, ни, в особенности, моему сыну. Видите ли, я стараюсь не упоминать при нем о лорде Рафтоне. Себастьян выражает недовольство тем, что старик остается здесь так долго. Это подло со стороны Себастьяна, так как, в конце концов, лорд Рафтон был долгие годы также преданным другом моего мужа.
Вирджиния промолчала. Она удивлялась, почему герцог, который казался таким приятным, таким симпатичным, когда они были вместе, должен проявлять такие подлые и презренные свойства своего характера, когда дело касается вопросов, связанных с деньгами. Как мало должно стоить содержание этого бедного старика в сравнении с пищей и слугами, которые постоянно наготове ради внезапного появления герцога в полудюжине домов!
Герцогиня внезапно остановилась.
– Думаю, вам будет удобнее спуститься в библиотеку этим путем, – сказала она, указывая на еще одну лестницу, и Вирджиния поняла, что герцогиня боится, как бы кто-нибудь не увидел их вместе. – Надеюсь, вам приятно находиться у нас, – благосклонно добавила она и направилась к парадной лестнице.
Вирджиния долго не могла вернуться к работе. У нее возникло неприятное ощущение, что она поступила неправильно. Она не могла понять почему, но ощущение это усиливалось. И, кроме того, еще один вопрос не давал ей покоя. Почему герцог каждый раз оказывался таким подлым, таким скупым, когда речь заходила о деньгах, если в его распоряжении было все ее состояние?




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману -



Отлично
- Кэтти
30.09.2009, 17.51





отличная книга
- оксана
8.01.2010, 19.50





Очень интересная и жизненная книга. Очень понравилось.
- Natali
30.01.2010, 8.55





Цікаво,яку ви книжку читали, якщо її немає???
- Іра
28.08.2010, 18.37





класно
- Анастасия
30.09.2010, 22.13





мне очень нравится книги Тани Хайтман я люблю их перечитывать снова и снова и эта книга не исключение
- Дашка
5.11.2010, 19.42





Замечательная книга
- Галина
3.07.2011, 21.23





эти книги самые замечательные, стефани майер самый классный писатель. Суперрр читала на одном дыхании...это шедевр.
- олеся галиуллина
5.07.2011, 20.23





зачитываюсь романами Бертрис Смолл..
- Оксана
25.09.2011, 17.55





what?
- Jastin Biber
20.06.2012, 20.15





Люблю Вильмонт, очень легкие книги, для души
- Зинулик
31.07.2012, 18.11





Прочла на одном дыхании, несколько раз даже прослезилась
- Ольга
24.08.2012, 12.30





Мне было очень плохо, так как у меня на глазах рушилось все, что мы с таким трудом собирали с моим любимым. Он меня разлюбил, а я нет, поэтому я начала спрашивать совета в интернете: как его вернуть, даже форум возглавила. Советы были разные, но ему я воспользовалась только одним, какая-то девушка писала о Фатиме Евглевской и дала ссылку на ее сайт: http://ais-kurs.narod.ru. Я написала Фатиме письмо, попросив о помощи, и она не отказалась. Всего через месяц мы с любимым уже восстановили наши отношения, а первый результат я увидела уже на второй недели, он мне позвонил, и сказал, что скучает. У меня появился стимул, захотелось что-то делать, здорово! Потом мы с ним встретились, поговорили, он сказал, что был не прав, тогда я сразу же пошла и положила деньги на счёт Фатимы. Сейчас мы с ним не расстаемся.
- рая4
24.09.2012, 17.14





мне очень нравится екатерина вильмон очень интересные романы пишет а этот мне нравится больше всего
- карина
6.10.2012, 18.41





I LIKED WHEN WIFE FUCKED WITH ANOTHER MAN
- briii
10.10.2012, 20.08





очень понравилась книга,особенно финал))Екатерина Вильмонт замечательная писательница)Её романы просто завораживают))
- Олька
9.11.2012, 12.35





Мне очень понравился расказ , но очень не понравилось то что Лиля с Ортемам так друг друга любили , а потом бац и всё.
- Катя
10.11.2012, 19.38





очень интересная книга
- ольга
13.01.2013, 18.40





очень понравилось- жду продолжения
- Зоя
31.01.2013, 22.49





класс!!!
- ната
27.05.2013, 11.41





гарний твир
- діана
17.10.2013, 15.30





Отличная книга! Хорошие впечатления! Прочитала на одном дыхании за пару часов.
- Александра
19.04.2014, 1.59





с книгой что-то не то, какие тообрезки не связанные, перепутанные вдобавок, исправьте
- Лека
1.05.2014, 16.38





Мне все произведения Екатерины Вильмонт Очень нравятся,стараюсь не пропускать ни одной новой книги!!!
- Елена
7.06.2014, 18.43





Очень понравился. Короткий, захватывающий, совсем нет "воды", а любовь - это ведь всегда прекрасно, да еще, если она взаимна.Понравилась Лиля, особенно Ринат, и даже ее верная подружка Милка. С удовольствием читаю Вильмонт, самый любимый роман "Курица в полете"!!!
- ЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
18.10.2014, 21.54





Очень понравился,как и все другие романы Екатерины Вильмонт. 18.05.15.
- Нина Мурманск
17.05.2015, 15.52








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100