Читать онлайн , автора - , Раздел - Глава 5 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - - бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: (Голосов: )
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

- - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
- - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 5

– Вы понравились герцогине! И уверяю вас, мисс Лангхолм, ее светлости трудно угодить, – говорила мисс Маршбанкс Вирджинии, когда они заканчивали обед в маленькой гостиной.
Им прислуживал лакей, и все блюда подавали на украшенной гербом серебряной посуде. На столе горели свечи, и Вирджиния не могла не чувствовать, что, будь она с кем-то другим, а не с мисс Маршбанкс, это выглядело бы очень романтично.
Мисс Маршбанкс, конечно, была одета подобающим образом. На ней было вечернее платье, замысловатого покроя и украшенное оборками из выцветшего черного тюля. И она заменила свое обычное, каждодневное пенсне на пенсне в золотой оправе, прикрепленное к золотой цепочке с гранатами. На руке был гранатовый браслет, в ушах поблескивали серьги.
– Как мило со стороны ее светлости, – сказала Вирджиния, стараясь, чтобы в ее голосе звучало подходящее к случаю подобострастие.
Уверяю вас, ее светлость проявила любезность, так приняв нового человека, – заявила мисс Маршбанкс тоном школьной учительницы, выдающей особую награду любимому ученику. – Здесь, в замке, все давно знают друг друга, и новое лицо не является persona grata
type="note" l:href="#FbAutId_3">3
– вы понимаете, что я хочу сказать.
– Но сюда, должно быть, приезжает много новых лиц, – предположила Вирджиния. – Разве сейчас в замке нет гостей?
– О нет, никаких гостей! – Мисс Маршбанкс явно была шокирована. – Прошло всего восемь месяцев после смерти покойного герцога – он был очень милый человек и всегда так расположен ко мне, – так что ее светлость еще в трауре. Однако, как вы понимаете, она может носить розовато-лиловый и серый цвета, но развлечения определенно недопустимы еще четыре месяца.
– Но мне показалось, что я видела каких-то гостей, – настаивала Вирджиния.
– Не гостей – друзей, – поправила ее мисс Маршбанкс. – Постойте-ка, сейчас здесь остается не больше десяти человек. У нас обычно гостит уйма народу, как вы сказали бы. В данный момент в замке только близкие друзья ее светлости: полковник Чомли, сэр Дэвид Уэнторн и лорд Крофорд. Конечно, в доме находится бедный лорд Рафтон, но он не в счет.
Вирджиния хотела спросить, почему же, но мисс Маршбанкс невозможно было остановить.
– Затем здесь леди Шелмадин Даттон, – добавила она, и в ее голосе, похоже, появились резкие ноты.
– Кто это? – ухитрилась вставить вопрос Вирджиния.
– На самом деле меня не интересует леди Шелмадин, – натянутым тоном произнесла мисс Маршбанкс.
– Но расскажите мне о ней, – настаивала Вирджиния.
– Это не та персона, которую мне хотелось бы обсуждать, – упорствовала мисс Маршбанкс. – Меня удивляет, что его светлость поощряет ее визиты сюда, ведь она не является родственницей или даже очень старым другом семьи. Конечно, его светлость хорошо знал ее мужа.
– Она замужем! – вырвалось у Вирджинии.
– Вдова, – ответила мисс Маршбанкс. – Ее муж был убит во время Бурской войны. Он учился в Оксфорде с герцогом. Но я не думаю, что его светлость был прежде знаком с леди Шелмадин, она чуть ли не насильно навязала себя ему.
Мисс Маршбанкс опустила кофейную чашку и наклонилась через стол. Лакей вышел из комнаты, и они остались совершенно одни.
– Я охотно поделюсь с вами, мисс Лангхолм, своими подозрениями относительно леди Шелмадин. Меня не оставляет мысль, что она охотится за герцогом! Он, конечно, женат, но это не останавливает ее желания заполучить его.
– Вы действительно так думаете? – спросила Вирджиния, выразив своим тоном подобающее этой новости удивление и стараясь не рассмеяться. Перед ней внезапно возникла картина: герцога ведут на веревке, как вола.
– Она бессовестная! Вот что я думаю. Нагло ведет себя. Все эти платья с глубоким вырезом и то, как она подкатывается к мужчине, взмахивая ресницами… Женщин она не выносит, точно говорю вам! И к слугам нет верного подхода. Скажем, Эллен – она главная горничная – рассказывала мне, что леди Шелмадин вышла из себя, потому что решила, что одно из ее платьев небрежно поглажено. А чаевые, которые она дает, просто смехотворны.
– Возможно, у леди Шелмадин нет денег.
– Если она в столь стесненных обстоятельствах, тогда не стоит останавливаться в таких местах, как наш дом, – сурово заключила мисс Маршбанкс. – У нас, в Рилле, есть определенные стандарты, которых мы придерживаемся. И в данный момент я считаю совершенно неуместным, что леди Шелмадин постоянно приглашают остаться. Не то чтобы герцог не поддерживает и не поощряет ее; но чего ждать от мужчин?
– Вы считаете, что герцога интересует леди Шелмадин? – спросила Вирджиния, тщательно подбирая слова.
– Нет, я так не думаю, – ответила мисс Маршбанкс. – Не думаю, что его интересует кто-нибудь, кроме него самого. Если существовал когда-нибудь законченный эгоист, так это его светлость. Когда я думаю об его матери, такой одинокой и страдающей, и об ее сыне, который так суров с ней, у меня кровь закипает в жилах!
– Почему же его светлость так сурово ведет себя с матерью?
Мисс Маршбанкс, похоже, готова была отступить.
– Что вы можете подумать обо мне, – спросила она с горячностью, – если я пересказываю сплетни о своих хозяевах совершенно постороннему человеку! Вы не должны задавать мне слишком много вопросов, действительно не должны. Видите ли, я занимаю совершенно особое положение в этом доме. Я не просто секретарь герцогини. Фактически, – мисс Маршбанкс улыбнулась несколько самодовольно, – меня скорее можно назвать придворной дамой. На самом деле, наш обожаемый король, когда он был принцем Уэльским, действительно назвал меня так. «Это ваша придворная дама?» – спросил он ее светлость, когда я принесла ей сумочку, которую она забыла. Как мы потом смеялись над этим! Ее милость часто называет меня своей «придворной дамой», и, боюсь, порой я сама думаю о себе именно так.
– Я американка, а поэтому не понимаю, что такое «придворная дама», – сказала Вирджиния, – но я уверена, что вы наверняка прекрасно справляетесь с этим.
– Хотя мне не пристало говорить так, но это правда. В этом доме ничего не происходит без моего ведома. Так я пытаюсь защитить ее светлость от волнений и неприятностей. У нее хрупкое здоровье, и она не так молода, как в минувшие годы. Мне не удается внушить герцогу, что если он хочет видеть свою мать счастливой, то должен позволить ей в известной степени делать то, что она хочет.
– А она не делает?
Вновь на лице мисс Маршбанкс появилось таинственное выражение.
– Какой женщине это позволено? – спросила она уклончиво. – Я готова раскрыть вам, мисс Лангхолм, очень большой секрет. Но конечно, я уверена, что вы сохраните его в тайне.
– Естественно, я не повторю ни одного слова из того, что вы конфиденциально расскажете мне, – заверила ее Вирджиния.
Мисс Маршбанкс снова наклонилась через стол.
– Очень хорошо, – сказала она. – Я социалистка!
– Социалистка! – воскликнула Вирджиния. – Но я думала, что социалисты против богатых!
Так оно и есть, – подтвердила мисс Маршбанкс. – Единственным исключением является ее светлость. Если бы я рассказала вам хоть четверть того, что я видела в этом замке, то у вас волосы встали бы дыбом! На самом деле я против аристократии и всего того, за что они выступают.
Вирджиния сдержала улыбку. Она не могла не думать, что мисс Маршбанкс почувствовала бы себя потерянной и очень несчастной вне аристократической атмосферы, которой она явно наслаждалась.
– Вы не расскажете об этом ее светлости, не правда ли? – спросила мисс Маршбанкс. – Она рассердится, если узнает, что я исповедую такие идеи. Но это так, я всегда была мятежницей.
Вирджиния снова улыбнулась, а затем, поскольку ее мучило любопытство, попыталась вернуться к вопросу о леди Шелмадин:
– Я видела очень привлекательную даму, когда проходила через холл сегодня вечером. Возможно, это была та особа, о которой вы говорили. Она очень элегантно одета, у нее темные волосы и удивительно белая кожа.
– Это леди Шелмадин, – подтвердила мисс Маршбанкс. – Сама я думаю, что порой она похожа на ведьму! Я не поручилась бы, что она не способна на какое-то пагубное колдовство, если, по ее мнению, она сумеет извлечь из него выгоду.
– С ней был какой-то мужчина. Мне показалось, что она называла его Маркус.
– О, это капитан Маркус Рилл. Очаровательный молодой человек. Он, конечно, является возможным наследником!
– Наследником чего?
Герцогства. Его отец был младшим братом покойного герцога, и, если что-то случится с его светлостью и он умрет, не оставив детей, – что по причинам, о которых я не хочу упоминать, кажется весьма вероятным, – капитан Маркус станет наследником.
– В таком случае он ведь не может иметь титула? – уточнила Вирджиния.
– Действительно, не может! Младшие сыновья герцогов сохраняют почетный титул лорда, но их сыновья не имеют отличительного ранга.
– Мне никогда не удастся запомнить все это!
– У нас есть книга, в которой все это изложено, – успокоила мисс Маршбанкс, – так что это не так трудно. И конечно, когда находишься постоянно с такими людьми, то постепенно начинаешь понимать, что правильно, а что – нет. Должна сказать, мне нравится капитан Маркус, – призналась она. – Он всегда готов пошутить, неизменно доброжелателен и не впадает в мрачное настроение, как многие, которых мы могли бы назвать!
– Вы имеете в виду герцога?
– Никогда не знаешь, в каком настроении будет его светлость, – ответила мисс Маршбанкс, понизив голос. – Два дня назад я проходила мимо него по лестнице, и, говорю вам так же верно, как то, что я сижу здесь, он даже не заметил меня. Конечно, он вышел от ее светлости, вновь сердил ее – изводил ее, как я называю это, – и оставил герцогиню чуть ли не в слезах. Хотелось бы мне одолжить ее светлости частицу своего разума, но что хорошего из этого вышло бы? Герцогу безразлично, что говорят или думают другие, он все равно идет собственной дорогой, и больше всего страдает от этого его мать.
– Должна ли она жить с ним, если они так несчастливы вместе? – спросила Вирджиния. – У нее нет собственных денег?
Я не могу обсуждать это, мисс Лангхолм, – смутилась мисс Маршбанкс. – Я храню большой запас секретной информации, которая не должна слетать с моих губ. Но скажу вам одно: ее милость предполагала переехать в Дауэр-Хаус. Она сказала мне как-то: «Марши, я думаю, мы были бы очень счастливы там, ты и я. Мы принимали бы людей, которых хотим видеть, и имели бы массу собственных развлечений». Но герцог не захотел и слышать об этом. Нет, он настоял, чтобы она осталась в замке. По-моему, это проявление страшного эгоизма.
– Похоже на то. Но что будет, если сюда приедет его жена и станет жить здесь? – Вирджинии не удалось побороть искушения задать этот вопрос.
– О, тогда, по моему мнению, ее светлость уедет. Но похоже, ничего подобного не случится. Судя по всем отчетам, новая герцогиня так и не пришла в сознание после свадьбы. Ах, здесь есть какая-то тайна, мисс Лангхолм! Совершенно неожиданно его светлость поехал в Америку, – тогда он, конечно, еще не унаследовал герцогство, потому что его отец был жив, – и затем мы узнали, что он женился! В газетах только об этом и писали! А его жена… она впала в кому сразу после церемонии!
– Возможно, когда-нибудь вы узнаете правду, – предположила Вирджиния.
– Уверена, что узнаю, – с готовностью согласилась мисс Маршбанкс, – и если случилось несчастье, то я знаю, кого в нем винить. Мужчины все одинаковы, и я буду очень удивлена, если вы покинете замок без ощущения, что самое лучшее для всех женщин было бы бороться за женскую независимость. Если бы я не была так занята, то уехала бы отсюда и вступила бы в организацию в Лондоне, вот что я сделала бы.
– Наверняка ее светлости это не понравится, – с улыбкой заметила Вирджиния.
– Действительно, не понравится, она пропадет без меня. Но в один прекрасный день я разверну флаг в защиту прав женщин, – заверила ее мисс Маршбанкс, – а потом посмотрим, удастся ли мужчинам помыкать нами. – Она обернулась и, посмотрев на часы над камином, поднялась. – Я должна немедленно вывести на прогулку мопса ее светлости, – сказала она. – Бедный старый пес страдает ревматизмом, а эти молодые лакеи торопят его. Как часто говорит мне ее светлость: «Никому я не могу доверить бедняжку Диззи, – он назван в честь Дизраэли, одного из наших известных премьер-министров, – кроме тебя, Марши!» Так что каждый вечер приблизительно в это время я вывожу его на прогулку. Я скоро вернусь.
Мисс Маршбанкс вышла из комнаты, и Вирджиния с улыбкой откинулась в кресле. Ее позабавил поток сплетен, рассказанных мисс Маршбанкс, но она обнаружила, что сведения, которые она получила, все больше и больше озадачивают ее.
Почему герцог так запугивал свою мать и чем объяснялось его поведение? Затем ювелиры, почему их не впустили в дом? И еще одно, что явно ускользнуло от орлиного взора мисс Маршбанкс или ее осведомителей: леди Шелмадин, даже если она и охотилась за герцогом, как подозревала мисс Маршбанкс, была очень увлечена капитаном Маркусом Риллом.
Сейчас, сказала себе Вирджиния, все это напоминает запутанную головоломку. Ни один из ее фрагментов, кажется, не подходит к другому, и все же она чувствовала, что где-то близко находится ключ. Внезапно Вирджинии захотелось выйти на воздух. Было что-то в этом замке, что заставляло ее чувствовать себя подавленной, к тому же она уже оказалась втянута в интриги…
Переодеваясь к обеду в простое платье из бледно-зеленого шифона, Вирджиния захватила с собой шаль такого же цвета. Сейчас она взяла ее с кресла и, выйдя из гостиной, прошла к главному холлу. Поблизости никого не было, так что она сама открыла парадную дверь и спустилась по каменным ступенькам. Она пересекла подъездную дорожку и направилась по мягкой траве к озеру.
Вечер был очень теплый, безветренный. Солнце, окруженное золотистым сиянием, садилось за отдаленный лес. Все еще было светло, но высоко в небе появилась первая вечерняя звезда. Вирджиния дошла до озера. Лебеди плавали по его гладкой поверхности; островок в центре пламенел розами, а небольшой белый храм, который она видела из окон замка, отсюда был почти скрыт цветущей жимолостью и серебристо-белыми березами.
Вирджиния обошла озеро, и тропинка привела ее к небольшой аллее, обсаженной кустарником. Птицы встрепенулись на деревьях, кролики поспешно удирали с тропинки в кусты при ее приближении. Было по-домашнему мирно, и Вирджиния почувствовала, что все переживания, которые не давали ей покоя с момента прибытия в Англию, постепенно уходят.
Она села в беседке, увитой зеленью, травянистая тропинка перед ней вела к красивой статуе танцующего фавна. Вирджиния задумалась.
– Все это так сложно, – вслух произнесла она.
– Что именно? – произнес голос, напугавший и заставивший девушку вздрогнуть. На дорожке, противоположной той, по которой она пришла к беседке, стоял герцог. Он был одет в вечерний костюм, и грудь его белоснежной сорочки ярко выделялась на фоне темных деревьев.
– На мгновение мне показалось, что вы Дама в белом, – с улыбкой произнес он. – Я с облегчением услышал, что вы говорите.
– Дама в белом?
– Она – наше фамильное привидение. Но появляется только в том случае, если предстоит умереть одному из членов семьи.
– Что ж, я рада, что не оказалась провозвестницей плохих новостей, – улыбнулась Вирджиния.
Герцог подошел и сел рядом с ней на скамью.
– Как вы нашли дорогу сюда? Очень редко люди заходят на эту маленькую полянку.
– Похоже, я случайно забрела сюда, – просто сказала Вирджиния. – Я вышла погулять, потому что… – Она умолкла, чувствуя, что было бы невежливо сказать ему, что ей захотелось убежать из замка.
– Я понимаю, почему вы пришли. Вы почувствовали, что замок слишком давит на вас, и на мгновение вам захотелось убежать из него.
– Полагаю, все большие дома заставляют человека чувствовать себя маленьким и незначительным.
– Надеюсь, мой дом не заставит вас чувствовать себя так, не слишком долго, во всяком случае, – заметил герцог. – Мне хотелось бы, чтобы вам было уютно здесь.
– Очень мило с вашей стороны, – ответила вежливо Вирджиния.
– Я говорил покровительственно, – извинился герцог, – я не хотел этого. Я просто хотел, чтобы американка увидела Англию с самой лучшей стороны. И, по моему мнению, замок Рилл одно из самых красивых мест в Англии.
– Он действительно прекрасен, – спокойно подтвердила Вирджиния.
– Забавно, знаете ли, – продолжал герцог, глядя не на нее, а на полянку, в сторону статуи, – но я нахожу, что мне легко говорить с вами, – совсем не так, как с большинством американцев, с которыми я встречался.
– А вы знакомы со многими? Он покачал головой:
– Нет, я только один раз был в Америке очень короткое время. Но у меня возникло ощущение, что ни у меня с ними, ни у них со мной нет ничего общего. Отважусь сказать, это очень глупо; они такие же люди. Но с вами совсем другое дело.
– Я стопроцентная американка, – решительно заявила Вирджиния.
– И весьма привлекательная, если мне будет позволено сказать так, – улыбнулся герцог.
Вирджиния удивилась комплименту. Она почувствовала, что, будь она англичанкой, в подобных обстоятельствах герцог не говорил бы подобным образом.
– Расскажите мне о своей работе, – попросил герцог, – и о своей стране.
– Почему бы вам снова не приехать в Америку, чтобы узнать все самому?
Ей показалось, что лицо его омрачилось.
– Возможно, когда-нибудь я так и сделаю, – ответил он. – Но в данный момент мне предстоит множество работы здесь. Наверное, вы считаете, что человек, который фактически не зарабатывает денег, не работает. Это, если так можно выразиться, очень американское представление, но оно совершенно не относится к делу. Моя работа намного тяжелее, чем у моего управляющего, которому я плачу. Моя работа намного тяжелее, чем у официанта в моем доме, которому я также плачу. Более того, я несу полную ответственность не только за то, что я делаю, но также за то, что делают они. Вы не можете назвать это работой?
– Наверное, я не понимаю, чем занимаются люди вашего положения, – объяснила Вирджиния. – Все мужчины, которых я знала и которые имели деньги, всегда работали в конторе. Или они разъезжали по стране, проверяя отделения их бизнеса. У них были дюжины секретарш, менеджеров, служащих, и все они выполняли их распоряжения.
– Да, это большой бизнес, – согласился герцог. – Но здесь, в Рилле, мы как маленькая независимая страна – государство в государстве, можно сказать. Так или иначе, на меня работает около тысячи человек. Это не только домашняя прислуга, но каменщики, плотники, кузнецы; у нас есть даже собственный пивоваренный завод. Я с удовольствием покажу вам все это. Думаю, вы поймете, что, на свой лад, я в полной мере являюсь серьезным менеджером.
– С большим удовольствием посмотрю на все это, – ответила Вирджиния.
– Тогда заключаем сделку, – улыбнулся герцог. – Я покажу вам Англию, а вы расскажете мне об Америке.
Он протянул руку, и она подала ему свою. Вирджиния ощутила крепкое пожатие его пальцев, а затем он почти машинально опустил глаза на ее руку, прежде чем отпустить ее. Вирджинии показалось, что герцог колебался, не зная, может ли поцеловать ее, но она убедила себя, что это абсурдная мысль. Однако, чувствуя легкое смущение, поднялась со скамьи.
– Думаю, пора вернуться в замок, – сказала она. – Мисс Маршбанкс будет волноваться, не зная, что случилось со мной.
Они направились назад через кустарники, окружавшие озеро.
– Неужели вы действительно приехали из Америки без сопровождающего? – спросил герцог.
Последние лучи заходящего солнца играли в волосах Вирджинии.
– О, у меня была компаньонка. Она удалилась в свою каюту в тот момент, когда мы покинули Нью-Йорк, и не выходила из нее, пока не показался Саутгемптон.
– Тогда, наверное, вы приятно проводили время. Если, конечно, мужчины на корабле не были отделены от женщин.
– Мне кажется, я ни с кем не разговаривала, – отозвалась Вирджиния. – Мне о многом надо было подумать.
– Не могу представить англичанку, которая, путешествуя в одиночестве, не попала бы в какую-нибудь неприятную историю, – заметил герцог. – Меня восхищает независимость женщин в вашей стране.
– Мне не казалось, что существует какая-то опасность попасть в неприятную историю, – довольно холодно возразила Вирджиния.
– Принимаю поправку, – охотно согласился герцог. – Все же я считаю вас смелой молодой женщиной и восхищаюсь вами.
– Я должна вернуться в замок, – повторила Вирджиния.
– Если я вернусь с вами, это даст мисс Маршбанкс богатую пищу для сплетен, – вздохнул герцог, – поэтому я оставлю вас. Но у меня есть предложение. Вы ездите верхом?
– Да, конечно. Точнее, я не ездила последние три года, но прежде часто совершала верховые прогулки.
– Тогда совершим такую прогулку вместе завтра рано утром? Прежде чем посмотреть мир, стоит осмотреть поместье, которое моя няня называла лучшим местом для прогулок. Встретимся в шесть утра у парадного входа.
– С удовольствием приду, – ответила Вирджиния, – и я не заставлю вас ждать.
Повернувшись, она пошла прочь от него по направлению к замку. Огни не сверкали в его окнах, и он выглядел очень большим и очень внушительным. Вирджиния знала, что герцог наблюдает за ней, но заставила себя не оборачиваться. Она чувствовала, что предпринимает важнейший для себя шаг, значения которого она пока не понимала и который в данный момент не имел смысла.
Герцог предложил ей покататься верхом. Вирджиния испытала легкое удовольствие при мысли об этом, а затем внезапно поняла, что в какой-то степени, пусть очень незначительной, это было оскорбление. Она подумала, что ему никогда не пришло бы в голову пригласить незамужнюю англичанку составить ему компанию и встретиться с ним почти тайно так рано утром. И она поняла, что это произошло не только потому, что она американка, но также потому, что она не принадлежит к высшему обществу. Она была «библиотекаршей», девушкой, которая питается вместе с мисс Маршбанкс, девушкой, с которой герцог мог поболтать или пофлиртовать, но отношения с которой не имели бы для него продолжения.
Осознание этого пронзило ее, от гнева у нее на мгновение перехватило дыхание. А затем, вопреки своей воле, она расхохоталась. Вирджиния не могла не видеть иронии ситуации, понимая, что если к ней не относятся как к герцогине, то это целиком ее вина.
Вирджиния предпочла бы пойти прямо в свою спальню, но поскольку ей показалось, что это будет невежливо по отношению к мисс Маршбанкс, то она повернула к гостиной. Как раз в тот момент, когда она выходила из холла, в дверях показался мужчина, и она чуть не столкнулась с ним.
– Извините, – сказала она, предположив, хотя ни разу не видела его, что это капитан Маркус Рилл.
– Добрый вечер, – удивленно произнес он. – Не думаю, что мы раньше встречались.
– Нет, – ответила Вирджиния.
– Я – Маркус Рилл. Вы гостите в замке? – спросил он, заметив ее вечернее платье и то, что она без головного убора.
– Я приехала сегодня, – ответила Вирджиния, – из Америки. У меня есть разрешение изучать кое-какие книги в библиотеке.
– Вот это да! Как интересно! – воскликнул капитан Рилл.
Он достал монокль из кармана жилетки и вставил его в глаз. Чересчур высокий воротник его белоснежной рубашки, подбитые плечи смокинга, гвоздика в петлице, загнутые вверх кончики небольших усов – все это напомнило Вирджинии англичанина, каким его изображают на карикатурах.
– Знаю! – импульсивно воскликнула она. – Вы так называемый «джентльмен», или «щеголь»?
Капитан Рилл откинул назад голову.
– Вы правы, – рассмеялся он. – Прямое попадание с первого раза. Где вы наслушались о таких вещах?
– Даже в наши дремучие леса иногда доходят слухи о других странах.
Извините, – усмехнулся он. – Но мы с вами должны поладить. Вы слишком хорошенькая, чтобы проводить время, разглядывая все эти пыльные книги.
– Ради этого я приехала сюда.
– Чепуха! Я вывезу вас покататься. Вам это должно понравиться, не так ли?
– Вы очень добры, – ответила Вирджиния, – но сомневаюсь, что у меня найдется время.
Она попыталась пройти мимо него по коридору, но он преградил ей путь.
– Знаете ли вы, что вы самое хорошенькое создание, которое я видел за многие годы? – заявил капитан Рилл. – Не представлял, что Америка поставляет нечто подобное вам.
– Думаю, капитан Рилл, что я должна найти мисс Маршбанкс, – холодно проронила Вирджиния.
– Не беспокойтесь о старушке Марши. Она не станет монополизировать вас, – возразил он. – Пойдемте со мной, и полюбуемся лунным светом.
Он предложил ей руку, но Вирджиния ухитрилась проскользнуть мимо него. Пока он протягивал руку, чтобы схватить ее, она уже торопливо шла дальше по коридору.
– Спокойной ночи, капитан Рилл! – бросила она через плечо.
– Послушайте. Не уходите! Останьтесь поболтать! – закричал он, но Вирджиния уже достигла убежища маленькой гостиной и закрыла за собой дверь.
Вирджиния смеялась, но в то же время была оскорблена его наглостью. Как осмелился он вести себя с ней в такой пошлой фамильярной манере? И кого она должна была упрекать, кроме своей тети, которая и придумала эту явно очень уязвимую маску?
Гостиная была пуста. Похоже, мисс Маршбанкс все еще выгуливала Диззи или же отправилась спать. Вирджиния поняла, что должна найти путь наверх и каким-то образом избежать встречи с чересчур назойливым капитаном Маркусом Риллом.
Она выглянула за дверь. Поблизости никого не было, и Вирджиния решила, что должна быть еще одна лестница, по которой она сумеет добраться до верхней площадки. Соответственно, вместо того чтобы свернуть направо, она повернула налево и через некоторое время нашла лестницу, которую искала. Поднявшись и слегка поблуждав без толку в поисках своей комнаты, Вирджиния услышала голос герцогини:
– Ты абсолютно уверена, что оно еще не пришло?
– Абсолютно уверена, ваша светлость. Отвечала ей мисс Маршбанкс.
– Но сверх срока прошел почти месяц, и его светлость начинает беспокоиться об этом. Я не могу волновать его, ты знаешь, Марши.
– Да, действительно, ваша милость.
– В первых числах месяца должно прийти еще одно письмо, но, если это задерживается, другое может также задержаться. Как ты думаешь, что случилось?
– Не могу придумать, ваша милость. Я спрашивала всех, и Мастере говорит, что за последние две недели ничего не приходило.
– Я не знаю, что делать, действительно не знаю, Марши!
– Возможно, его светлость?..
– Нет, конечно, я не стану спрашивать у него, – поспешно прервала ее герцогиня. – Так ты хорошо поняла, Марши? Ни слова из нашего разговора не должно достичь ушей его милости. И ты сказала, что Мастере также не станет упоминать об этом, не так ли?
– Да, ваша светлость, но я только предложила…
– Я сказала тебе, Марши, ты не должна говорить об этом никому – и это приказ.
Вирджиния поняла, что стоит в нерешительности в коридоре, не зная, идти ей вперед или назад. Потом она услышала звук удаляющихся шагов и, завернув за угол, увидела герцогиню, идущую по коридору. Мисс Маршбанкс стояла в дверях своей спальни с несчастным выражением лица.
– О, это вы, мисс Лангхолм! – воскликнула она, увидев Вирджинию. – Я удивлялась, куда вы все-таки подевались.
– Я вышла немного прогуляться, – ответила Вирджиния. – Боюсь, прогулка затянулась дольше, чем я намеревалась.
– Что ж, думаю, вы собираетесь лечь спать.
– Да, конечно. Дверь моей спальни рядом, верно?
– Через две двери налево, – поправила ее мисс Маршбанкс.
– О, благодарю вас, – сказала Вирджиния. – Боюсь, я немного заплутала.
– Спокойной ночи, мисс Лангхолм. Надеюсь, вы хорошо выспитесь.
Вирджиния со вздохом облегчения прошла в свою комнату. Внезапно она почувствовала, что очень устала. Это был долгий день. В то же время, думала она почти с чувством негодования, возник еще один неразрешенный вопрос. Что за письмо не получила герцогиня? И почему герцогу не следует знать об этом? Наверное, в действительности существует совершенно простое решение всех проблем, с которыми она столкнулась в последние двадцать четыре часа, однако в данный момент все казалось ей невероятно сложным.
Вирджиния легла в постель и закрыла глаза, но обнаружила, что заново переживает все события, случившиеся с момента ее прибытия. Особенно отчетливо она слышала, как герцог говорит: «Заключаем сделку», держа ее руку в своей и не сводя с нее глаз.
Возникло ощущение, что, когда они были вместе, он не выглядел циничным или высокомерным. Затем она сказала себе, что все это только плод ее воображения. Герцог запугивает свою мать, обладает плохим характером и подвержен мрачным настроениям. К тому же, она слишком хорошо это знала, он является одним из охотников за состоянием…
Он не нравился ей… на самом деле она ненавидела его! И если леди Шелмадин действительно была ведьмой, то из них получилась бы хорошенькая парочка. Вирджиния решительно взбила подушку. Она не станет больше думать ни об одном из них. Они не стоят этого.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману -



Отлично
- Кэтти
30.09.2009, 17.51





отличная книга
- оксана
8.01.2010, 19.50





Очень интересная и жизненная книга. Очень понравилось.
- Natali
30.01.2010, 8.55





Цікаво,яку ви книжку читали, якщо її немає???
- Іра
28.08.2010, 18.37





класно
- Анастасия
30.09.2010, 22.13





мне очень нравится книги Тани Хайтман я люблю их перечитывать снова и снова и эта книга не исключение
- Дашка
5.11.2010, 19.42





Замечательная книга
- Галина
3.07.2011, 21.23





эти книги самые замечательные, стефани майер самый классный писатель. Суперрр читала на одном дыхании...это шедевр.
- олеся галиуллина
5.07.2011, 20.23





зачитываюсь романами Бертрис Смолл..
- Оксана
25.09.2011, 17.55





what?
- Jastin Biber
20.06.2012, 20.15





Люблю Вильмонт, очень легкие книги, для души
- Зинулик
31.07.2012, 18.11





Прочла на одном дыхании, несколько раз даже прослезилась
- Ольга
24.08.2012, 12.30





Мне было очень плохо, так как у меня на глазах рушилось все, что мы с таким трудом собирали с моим любимым. Он меня разлюбил, а я нет, поэтому я начала спрашивать совета в интернете: как его вернуть, даже форум возглавила. Советы были разные, но ему я воспользовалась только одним, какая-то девушка писала о Фатиме Евглевской и дала ссылку на ее сайт: http://ais-kurs.narod.ru. Я написала Фатиме письмо, попросив о помощи, и она не отказалась. Всего через месяц мы с любимым уже восстановили наши отношения, а первый результат я увидела уже на второй недели, он мне позвонил, и сказал, что скучает. У меня появился стимул, захотелось что-то делать, здорово! Потом мы с ним встретились, поговорили, он сказал, что был не прав, тогда я сразу же пошла и положила деньги на счёт Фатимы. Сейчас мы с ним не расстаемся.
- рая4
24.09.2012, 17.14





мне очень нравится екатерина вильмон очень интересные романы пишет а этот мне нравится больше всего
- карина
6.10.2012, 18.41





I LIKED WHEN WIFE FUCKED WITH ANOTHER MAN
- briii
10.10.2012, 20.08





очень понравилась книга,особенно финал))Екатерина Вильмонт замечательная писательница)Её романы просто завораживают))
- Олька
9.11.2012, 12.35





Мне очень понравился расказ , но очень не понравилось то что Лиля с Ортемам так друг друга любили , а потом бац и всё.
- Катя
10.11.2012, 19.38





очень интересная книга
- ольга
13.01.2013, 18.40





очень понравилось- жду продолжения
- Зоя
31.01.2013, 22.49





класс!!!
- ната
27.05.2013, 11.41





гарний твир
- діана
17.10.2013, 15.30





Отличная книга! Хорошие впечатления! Прочитала на одном дыхании за пару часов.
- Александра
19.04.2014, 1.59





с книгой что-то не то, какие тообрезки не связанные, перепутанные вдобавок, исправьте
- Лека
1.05.2014, 16.38





Мне все произведения Екатерины Вильмонт Очень нравятся,стараюсь не пропускать ни одной новой книги!!!
- Елена
7.06.2014, 18.43





Очень понравился. Короткий, захватывающий, совсем нет "воды", а любовь - это ведь всегда прекрасно, да еще, если она взаимна.Понравилась Лиля, особенно Ринат, и даже ее верная подружка Милка. С удовольствием читаю Вильмонт, самый любимый роман "Курица в полете"!!!
- ЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
18.10.2014, 21.54





Очень понравился,как и все другие романы Екатерины Вильмонт. 18.05.15.
- Нина Мурманск
17.05.2015, 15.52








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100