Читать онлайн , автора - , Раздел - Глава 4 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - - бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: (Голосов: )
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

- - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
- - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 4

Лакей, в сверкавшей серебром зеленой ливрее, огромный, больше шести футов ростом, сопровождал Вирджинию вверх по великолепной лестнице. Как только они отошли на такое расстояние, что дворецкий не мог их услышать, она заметила, что лакей почувствовал себя свободнее, тут же поняв ее классовое положение в этом аристократическом доме.
– Вы приехали из Америки, не так ли, мисс? – осведомился лакей.
– Да, – подтвердила Вирджиния, – я прибыла в Саутгемптон сегодня утром.
– Я частенько задумывался об Америке, – доверительно сообщил лакей. – Мне и в голову не приходило, что там живут обычные люди, такие, как вы, мисс. Я думал, вся страна состоит из краснокожих индейцев и миллионеров!
Он рассмеялся своей шутке, и Вирджиния поняла, что поскольку прислуга знала, что она всего лишь американка, заинтересовавшаяся изысканиями в библиотеке, а не равный по положению их хозяевам гость, то они станут относиться к ней с дружеской непосредственностью. Ее это не оскорбило, а только позабавило. Чуть позже, очевидно, самая младшая по положению из горничных пришла распаковывать ее вещи. Девушка оказалась не менее болтливой, чем лакей.
– Надеюсь, вам здесь понравится, мисс. – Слова так и сыпались, когда она вынимала из сундука новые платья Вирджинии и развешивала их в большом гардеробе. – Но, я думаю, вам здесь покажется непривычно после Америки.
– Почему же?
– О, вы же так отличаетесь от местных жителей, верно? И потом, не думаю, что у вас есть такие дома, как этот, даже у миллионеров, о которых мы все наслышаны.
– Нет, у нас есть большие дома, хотя и не точно такие, как этот, – ответила Вирджиния.
Ее поразила, несмотря на внутреннее сопротивление, красота внутреннего убранства замка. Громадная винтовая дубовая лестница с резными колоннами, украшенными купидонами, была великолепна. Вирджиния достаточно разбиралась в живописи, чтобы понять, что повсюду, куда бы она ни бросала взгляд, висят великолепные картины не только английской школы живописи, но итальянского Возрождения, фламандских и голландских художников. И она с восторгом узнала знаменитого Ван Дейка, картины которого видела в своих книгах по искусству.
Ее спальня оказалась удобной и приятной, но маленькой, как бы соответствующей ее положению. Ванная комната, которую она разыскала, находилась, как и ожидала Вирджиния, далеко, в конце коридора. Вирджинию, однако, восхищало все, и она долго стояла у окна своей спальни, любуясь озером . и громадными деревьями парка на том берегу, которые, должно быть, стояли там не одну сотню лет.
В центре озера был маленький островок, и Вирджиния заметила на нем какое-то строение, напоминавшее греческий храм. Ей ужасно захотелось осмотреть все: плантации роз, начинавшиеся, как ей удалось рассмотреть, за углом дома; леса в отдалении; конюшни, которые она успела заметить, когда они подъезжали к замку, и которые скрылись за западным крылом.
Все это было восхитительно, и на мгновение она забыла о причине, по которой приехала в Англию. Вирджиния ощущала только острое желание исследовать нечто новое, входя в мир, о котором мало знала и который, несмотря на ее неприятие, был полон сюрпризов.
Она сменила свой дорожный костюм на тонкое платье из цветастого муслина. Платье имело очень простой покрой, и, однако, это была весьма дорогая модель, которую она купила на Пятой авеню. Сейчас, глядя на себя в зеркало, Вирджиния радовалась своей расточительности.
Белый муслин был заткан мелкими цветочками, наряд дополняла шифоновая косынка, которую Вирджиния накинула на плечи. В этом платье она выглядела неправдоподобно юной и вдобавок очень привлекательной. Она солгала бы себе, если бы не призналась, что ее резкого цвета серебристые волосы делали ее не похожей на других женщин и притягивали взгляды окружающих. Несмотря на совет Илайи Мэй, Вирджиния отказалась пойти к дорогому парикмахеру, чтобы посмотреть на последние, самые модные прически. Вместо этого она собрала волосы на затылке и завязала узлом. Эта классическая элегантная прическа придавала ей жизнерадостный и веселый вид, волосы обрамляли ее маленькое личико, окружая его, казалось, ярким сиянием.
Едва она успела привести себя в порядок, как раздался стук в дверь.
– Входите! – разрешила Вирджиния, и дверь открылась. В комнату вошла женщина средних лет, в пенсне, строгого покроя жакете и белой юбке из саржи.
– Я Марджери Маршбанкс! – представилась она хорошо поставленным голосом. – Секретарша ее светлости. Я пришла, чтобы узнать, не могу ли быть вам полезна.
– Вы очень добры, – ответила Вирджиния. – Я Вирджиния Лангхолм, как вы, конечно, знаете. С той самой минуты, как я сошла с корабля, меня окружает самое предупредительное внимание.
Мы делаем все возможное, чтобы наши гости чувствовали себя как дома, – чопорно ответила мисс Маршбанкс. – А сейчас, как мне кажется, вы с удовольствием выпили бы чашку чаю. Если вы спуститесь со мной вниз, я покажу вам, где находится наша маленькая гостиная, а затем отведу вас познакомиться с ее светлостью.
Вирджиния взяла свою сумочку. Та была довольно тяжелой и мешала ей, но Вирджинии не хотелось оставлять ее в комнате, так как она еще не нашла куда запереть весьма значительную сумму денег, которую привезла с собой.
– Конечно, – сказала, собирая племянницу в дорогу, Илайа Мэй, – проще было бы переслать деньги в банк в Англии, но это может потребовать объяснений. Мне думается, лучше всего для тебя взять с собой побольше наличных. Если не хватит, ты всегда сможешь телеграфировать мне, а я затем договорюсь с опекунами.
– Я не хочу, чтобы опекуны знали, где я нахожусь!
– Понимаю. Вот почему я взяла для тебя деньги из своего банка.
– А ты не окажешься в затруднительном положении?
– Нет, конечно же нет. А если мне что-то понадобится, достаточно будет сказать, что это для тебя. Но в то же время так пикантно стать твоим финансистом. Нельзя думать об этом без юмора. Бедная вдова разорившегося фермера выступает в роли банкира для своей очень, очень богатой племянницы!
– Когда я вернусь, мы сообщим всем, что я здорова, – воодушевилась Вирджиния, – и что я намерена купить тебе самую замечательную ферму во всей Америке.
Ничего подобного ты не сделаешь, – резко возразила ее тетя. – Я ни за что не перееду отсюда, даже если ты предложишь мне дворец персидского шаха! И самое поразительное то, что у меня есть все, чего я хочу, хотя никто не хочет в это поверить. Ты ничего не можешь подарить мне, Вирджиния, кроме своей любви.
– А как раз это у тебя уже есть! – воскликнула Вирджиния, целуя ее. – Теперь, как тебе известно, ты – вся моя семья: отец, мать, братья, сестры, кузины и тетки. Если существуют другие родственники, я не желаю видеть их. Ты – все, что у меня есть, и все, что я хочу иметь.
– Я расплачусь, если ты не перестанешь говорить так! – Глаза Илайи Мэй и вправду подозрительно заблестели.
Взяв свою сумочку, Вирджиния подумала, что станет хранить деньги тети более заботливо, чем свои собственные. «Наверное, в комоде есть ящик с замком, – решила она, – и я положу туда безобидные конверты, так что, если кто-нибудь и заглянет в ящик, все равно не догадается, что там деньги».
Мисс Маршбанкс весело щебетала.
– Мне действительно очень интересно познакомиться с вами, – заявила она. – Я сама частенько подумывала, не стать ли мне библиотекаршей, но у меня никогда не хватало времени додумать эту мысль до конца. Герцогиня держит меня при себе на коротком поводке день и ночь, и уверяю вас, что это именно так, когда у нас здесь случаются большие приемы, такие, как мы часто устраивали, когда был жив покойный герцог. В охотничий сезон мы принимаем членов королевской семьи, они приезжают почти на всю неделю, да и в другое время года… А как быть с их придворными дамами, их лакеями, горничными, курьерами! Всех их нужно разместить, смею вас заверить.
– И вы все это организуете? – спросила Вирджиния, понимая, что это правильный вопрос.
– Конечно, моя дорогая. Герцогиня полностью доверяет мне. Частенько она говорит: «Не знаю, что бы я делала без тебя, Марши» – так они меня называют, понимаете! Ласковое прозвище, которое придумал нынешний герцог, когда был маленьким.
– Дом такой большой. Он, должно быть, требует много внимания, – заметила Вирджиния.
– Конечно, слуги здесь работают по многу лет, – объяснила мисс Маршбанкс. – Но это не всегда преимущество, между нами говоря. Иногда они слишком задирают нос. Правда, в домашнем хозяйстве дела идут как по маслу. Трудности создают гости. О, дорогая! Если бы вы только знали, сколько у меня хлопот с их размещением по положенным им комнатам. – Она весело рассмеялась, так как Вирджиния выглядела удивленной. – Вижу, вы не понимаете, о чем я говорю. Что ж, моя дорогая, когда поживете в Англии достаточно долго, то поймете, что в обществе есть одно слово, которое имеет значение, и это слово – такт. Понимаете, если какой-то очаровательный джентльмен влюблен, скажем, в некую очаровательную даму, тогда может разразиться трагедия, если их поместить на разных этажах!
– Вы хотите сказать… – начала Вирджиния.
– Именно то, что я говорю, – прервала ее мисс Маршбанкс. – Конечно, подобные неуместные происшествия не случаются в Рилле, уверяю вас, потому что герцогиня и я, мы следим за тем, чтобы такого не происходило.
К этому времени они дошли до маленькой гостиной, расположенной на первом этаже, в конце длинного коридора. Это была очаровательная комната, в которой стояли пианино, удобный диван и несколько кресел.
– Мой кабинет наверху, рядом с ее светлостью, – объяснила мисс Маршбанкс. – Но здесь я отдыхаю, если у меня выпадает свободная минутка, и здесь я принимаю пищу. У меня есть стол, поставленный около окна. Так приятно смотреть на сад в солнечный день.
– Это должно быть просто восхитительно, – подтвердила Вирджиния.
– И еда здесь хорошая, – продолжала мисс Маршбанкс. – Очень хорошая. Не как в некоторых домах, которые я могла бы назвать, где секретарей кормят хуже, чем приближенных слуг. Я бы не потерпела такого обращения, и здешняя прислуга это знает. Я направилась бы сразу к ее милости и доложила бы о любых недостатках в моем меню. Шеф-повар к тому же знает, что мне нравится, а что я не люблю. Вы должны сказать мне, какие у вас любимые блюда.
– Я воздержанна в еде, – ответила Вирджиния.
– Это и видно, – подхватила мисс Маршбанкс. – Нам надо заставить вас поправиться. Извините, что говорю так, но вы очень худенькая. Я горжусь, что мой вес никогда не опускался ниже одиннадцати стоунов.
– И вы чувствуете себя хорошо при таком весе? – спросила Вирджиния, мысленно пытаясь перевести английские стоуны в американские фунты.
– Дорогая мисс Лангхолм, самое важное для меня – сохранить здоровье, – объяснила мисс Маршбанкс. – Если бы не я, здесь был бы полнейший хаос. Уверяю вас, герцогиня настоящий ребенок, когда дело доходит до финансов, до ведения хозяйства или до организации сотен мелочей, за которыми приходится следить в замке день за днем. Нет, все это делает Марши, как вы поймете сами, когда проживете здесь несколько дней.
Лакей внес элегантно сервированный чай. Несколько сортов хлеба и масла, маленькие, только что выпеченные булочки, гренки с начинкой из верхушек спаржи и три различных вида пирожных.
– Вы, должно быть, проголодались после долгого путешествия, – сказала мисс Маршбанкс. – Так что не церемоньтесь, просто уписывайте за обе щеки, как обычно говорил герцог, когда был маленьким мальчиком.
Вирджиния съела кусок хлеба с маслом, но почувствовала себя не в силах отдать дань уважения пирожным. Мисс Маршбанкс, однако, пробовала все подряд, и Вирджиния не удивлялась, что ее вес был значительно больше положенного. Она вспомнила, что сделали с ней все пирожные, булочки и жирные пудинги, которые она ела в прошлом, и поежилась.
– Вам не холодно? – спросила мисс Маршбанкс. – Сегодня, кажется, очень тепло, но вы легко одеты. Надеюсь, вы привезли с собой более теплые вещи. Скоро наступит осень, и тогда, уверяю вас, станет действительно промозгло.
– Да, я привезла теплые вещи, – ответила Вирджиния, – но я не останусь надолго.
– Вот как? – Мисс Маршбанкс приподняла брови. – Ее милость дала мне понять, что в письме к герцогу, полученному из Америки, сказано, что вы заняты какими-то очень важными изысканиями.
– Да, это так, – подтвердила Вирджиния, – но я не думаю, что это повлечет за собой очень долгое пребывание в одном месте.
Внезапно у нее возникло ощущение, что, разговаривая с мисс Маршбанкс, она как бы погружается в теплую пуховую постель и вскоре придется приложить усилия, чтобы вырваться из нее.
– Ну, если вы закончили, – сказала мисс Маршбанкс, подбирая последнюю крошку жирного фруктового пирожного, – нам лучше подняться наверх, чтобы повидать ее милость. Она всегда отдыхает приблизительно в это время. Она в своем будуаре. Я обещала, что приведу вас.
Они поднялись по красивой лестнице. Вирджинии захотелось выбрать как-нибудь время, чтобы рассмотреть каждую картину, осмотреть каждый предмет меблировки в холле и вдоль коридора. Она понимала, что все это представляет собой большую ценность и совершенно не похоже на любой из дорогих и тщательно подобранных предметов, которыми ее мать набила дом на Пятой авеню или полдюжины других домов, которые принадлежали ее отцу. И ощущение старины накладывало отпечаток благородства на весь дом, так как слегка выцветшие красные бархатные шторы казались теперь более красивыми, чем в те дни, когда они были новыми.
Мисс Маршбанкс постучала в дверь. В ответ раздался слабый голос, и они вошли. Это была небольшая комната, и на мгновение Вирджинии показалось, что она очень похожа на одну из гостиных ее матери. На всех столах громадные вазы с оранжерейными цветами и бесчисленными небольшими серебряными украшениями. Много драгоценного фарфора, а кресла и кушетки завалены шелковыми подушками разной величины и цвета.
Герцогиня отдыхала на кушетке у окна, и в первое мгновение Вирджинии показалось, что та выглядит намного моложе своего возраста. Затем, подойдя поближе, она увидела, что это не так. Иллюзию создавали тщательно напудренное лицо герцогини и слабые следы помады на губах. Герцогиня была одета в прозрачное розовато-лиловое парадное платье, надеваемое к чаю, из плиссированного шифона, прорезанное бархатными вставками и украшенное кружевами. Ее шею украшали три нитки громадных жемчужин, а в ушах и браслетах на тонких запястьях сверкали бриллианты.
– В чем дело, Марши? – спросила она недовольным тоном.
– Я привела мисс Вирджинию Лангхолм, ваша светлость, познакомиться с вами, – ответила мисс Маршбанкс. – Вы помните, что она прибыла сегодня из Америки?
– О да, конечно!
Герцогиня с интересом полуприподнялась и совершенно непринужденно протянула руку.
– Вы очень добры, что приняли меня, – сказала Вирджиния.
– Мы рады, не так ли, Марши? Очень рады! Эта громадная великолепная библиотека пустует год за годом, и мне не верилось, что кто-нибудь откроет там книгу.
– Ну что вы, ваша светлость! – запротестовала мисс Маршбанкс. – Я читаю.
– Чепуха! – оборвала ее герцогиня. – Ты прекрасно знаешь, что книги в библиотеке слишком скучны для тебя. Тебе нравятся глупые романы. Не станешь же ты притворяться, что они не валяются повсюду в твоей спальне.
– О, ваша светлость! – воскликнула мисс Маршбанкс, слегка покраснев, но Вирджиния видела, что та довольна тем, что ее поддразнивают.
– А теперь с глаз долой, Марши. Я хочу поболтать с мисс Лангхолм. Хочу услышать как можно больше о моих друзьях в Америке, – заявила герцогиня, и мисс Маршбанкс весьма неохотно покинула будуар.
Герцогиня откинулась на подушки и жестом предложила Вирджинии сесть в кресло рядом с ней. Теперь Вирджиния заметила морщинки, окружавшие глаза ее милости, и никакая косметика не могла скрыть того, что кожа на ее подбородке слегка отвисла. Ее волосы, уложенные в наимоднейшую прическу, завитые волнами от овального лба, имели элегантный рыжеватый оттенок, в них не было ни одной седой прядки.
– А теперь расскажите мне все об Америке, – потребовала герцогиня. – У меня там были очень близкие друзья, в особенности одна дама, которая была чрезвычайно добра ко мне всякий раз, как я нуждалась в деньгах, на благотворительные цели естественно. Ее звали миссис Стьювизант Клей. Хотелось бы знать, не встречались ли вы с ней?
Вирджиния, попавшая в затруднительное положение, задумалась над тем, как убедительно солгать, а герцогиня продолжала:
– Нет, конечно, вам не довелось встретиться с ней. Она жила в Нью-Йорке и была очень богата, в самом деле богата. Я скучаю по ней! Вы, полагаю, не богаты, мисс Лангхолм?
И вновь, прежде чем Вирджиния успела ответить, герцогиня продолжала:
– Но почему вы должны быть богаты? Мой сын, кажется, говорил, что вы студентка. Просто всегда кажется, что все американцы богаты, а также щедры. Кстати, не было ли на станции, когда вы прибыли, двух джентльменов, которые добрались бы вместе с вами до замка?
– Нет, не было.
– Не могу понять, в чем дело! Я назначила встречу с ними сегодня днем. Они так и не приехали.
Вирджиния задумалась, стоит ли упоминать о драме, разыгравшейся у парадных дверей, когда герцогиня продолжила:
– Если бы вы были богаты, это было бы так своевременно. Есть кое-что… кое-что очень важное, для чего я нуждаюсь в данный момент в деньгах.
– В большой сумме? – спросила Вирджиния.
– В большой, – со вздохом ответила герцогиня. – Но даже небольшая сумма была бы полезна. Вы не могли бы помочь? Мне неприятно просить вас, но даже пять фунтов оказали бы громадную помощь.
Вирджиния была совершенно сражена этим странным требованием, но, напомнив себе, что она не должна ничему удивляться, ответила:
– Наверное, я могла бы достать… пять фунтов, если это поможет вашей милости.
– Могли бы? – Глаза герцогини сверкнули. – Тогда дайте сейчас же, если можете.
Вирджиния открыла сумочку. К счастью, она положила несколько соверенов в кошелек, в то время как остальные деньги были спрятаны в другом отделении. Она понемногу обменивала на корабле американские доллары, стараясь, чтобы в один прекрасный момент окружающие не поняли, сколько у нее с собой денег. Сейчас она вынула пять сверкающих золотых соверенов и протянула их герцогине.
– Благодарю вас! В самом деле очень благодарна вам, дорогая! Вы очень добры, – улыбалась герцогиня. – Вы очень помогли мне…
Она собиралась сказать что-то еще, когда дверь открылась, и Вирджиния замерла, так как в комнату вошел герцог. Теперь она отважилась взглянуть на него и увидела, что он действительно был поразительно красив. Но его лицо сохраняло мрачное выражение, и он нахмурился, подходя к своей матери.
– О, Себастьян, вот и ты! – воскликнула герцогиня. – Я удивлялась, почему ты не заходишь повидаться со мной.
– Я воздерживался от этого, – ответил герцог. – Ты ожидала двух посетителей?
Герцогиня покраснела, и на мгновение Вирджиния увидела, что она намерена отрицать очевидное. Затем она произнесла почти демонстративно:
– Да, ожидала! Ты не знаешь, что с ними случилось?
– Я сказал им, что, если они когда-нибудь еще раз появятся здесь, – медленно произнес герцог, – я сверну им шеи!
– Ты прогнал их! – слегка повысила голос герцогиня.
– Я прогнал их. Ты знаешь не хуже меня, мама, что тебе нечего продавать.
– Но я собиралась только позволить им взглянуть на пару моих вещей…
– Ты имеешь в виду свои драгоценности? – спросил герцог. – У тебя нет собственных драгоценностей. Я не раз говорил тебе, мама, что все, что ты носишь, является наследством. Ты давным-давно продала все, что принадлежало тебе. Если кто-нибудь купит то, что ты предлагаешь им сейчас, его обвинят в нарушении закона и привлекут к ответственности.
– Я этого не понимаю, – произнесла герцогиня с внезапным раздражением. – И совершенно невыносимо, что людей, кто бы они ни были, пришедших повидаться со мной, выгоняют, даже не сообщив мне об этом.
– Извини, мама, но я дал инструкции Мейтьюзу, что если когда-нибудь он снова впустит в замок подобного человека, то потеряет работу.
– Мейтьюз потеряет работу! Он служит у нас почти сорок лет! – воскликнула герцогиня. – Ты, должно быть, лишился рассудка! В самом деле, Себастьян, ты превзошел самого себя. Я не позволю тебе вести себя подобным образом. Я не ребенок и не сумасшедшая, чтобы ты вел себя со мной столь деспотично.
– Надеюсь, что я отношусь к тебе, мама, в высшей степени уважительно и с любовью, – ответил герцог. – Но все же я не позволю распродавать семейное наследство для того, чтобы каждый вечер проигрывать деньги в азартные игры. И зачем тебе нужны деньги? Ты обещала мне, что не станешь делать высоких ставок. Ты давала мне честное слово на этот счет. Не могу поверить, что у тебя долги.
Глаза герцогини сверкнули.
– Нет, конечно нет, глупый мальчишка! И прошу тебя, прекрати разговаривать о таких сугубо личных предметах. Позволь мне представить тебе нашу гостью из Америки.
Герцог удивленно посмотрел на Вирджинию, и выражение его лица изменилось. Оправившись от почти неистовой сосредоточенности на своей матери, он извиняющимся тоном произнес:
– Простите меня, я не заметил, что здесь присутствует незнакомый человек. Я принял вас за мисс Маршбанкс.
Герцогиня рассмеялась:
– Она совсем не похожа на Марши, не так ли? И она очаровательная девушка. Надеюсь, работа в нашей библиотеке доставит ей удовольствие.
Герцог протянул руку, и Вирджиния, поднимаясь с кресла, обнаружила, что колени у нее дрожат.
– Я тоже надеюсь, как говорит моя мать, что вы получите удовольствие, работая здесь, – произнес он, и улыбка совершенно преобразила его лицо.
– Уверена, это будет очень интересно, – ответила Вирджиния, стараясь преодолеть робость и смущение.
Было что-то нереальное в прикосновении руки человека, за которого она год назад вышла замуж. Она отчетливо видела, что в глазах его светится восхищение, а на губах играет очень дружелюбная улыбка.
– Уверен, вы простите меня за мою явную грубость, – произнес он. – Может быть, вы позволите мне отвести вас вниз и показать вам библиотеку – если, конечно, вы уже не видели ее.
В первую секунду Вирджиния хотела отказаться, а затем подумала, что это будет невежливо.
– Очень любезно с вашей стороны, – пробормотала она.
– Хорошая мысль, – одобрила герцогиня. – А я теперь должна отдохнуть. Не сердись на меня, Себастьян. Я не сделала ничего плохого.
– Только потому, что я предотвратил это, – мрачно ответил герцог.
– Это была ошибка, – легкомысленно произнесла герцогиня, – давай забудем о происшедшем.
Герцог вздохнул и, подойдя к двери, пропустил вперед Вирджинию. Они молча спустились по лестнице, и Вирджиния поняла, что он все еще занят мыслями о своей матери. Потом, сделав над собой усилие, он заговорил об истории замка: впервые он был построен в норманнские времена, перестраивался в правление Генриха VIII, часть здания сгорела в восемнадцатом веке, и его отец потратил немало денег сорок лет назад, чтобы пристроить дальнее крыло.
– Это сборная солянка от каждого последующего поколения, – сказал он. – Конечно, первые Риллы жили здесь. Карл I посвятил в рыцари сэра Томаса Рилла за услуги, оказанные короне. Мы стали графами в правление королевы Анны, а герцогство получили во времена Георга IV.
– Это очень интересно, – заметила Вирджиния, наблюдая за герцогом, пока тот говорил, и понимая, что история семьи много значит для него. По его тону она догадалась, что он не просто лицемерно платит дань уважения прошлому, но что замок и все, что в нем находится, близко и дорого ему.
На ее лице появилось недоуменное выражение, когда они вошли, наконец, в библиотеку и герцог эффектно распахнул перед ней дверь.
– Здесь хранится много самых бесценных сокровищ.
Тетя рассказывала Вирджинии, как прекрасна библиотека, но она не ожидала увидеть такое великолепие! Полки с книгами поднимались от пола до сводчатого потолка, покрытого великолепной росписью сцен из жизни богов и богинь. Сквозь высокие окна-витражи проникали солнечные лучи, создавая на полу калейдоскоп цветных узоров. Половину комнаты окружала галерея, на которую вела небольшая винтовая лестница. Вокруг, куда ни кинешь взгляд, были книги – фолианты, изысканно переплетенные в тисненую кожу мягких, теплых тонов; непрерывные ряды этих книг, казалось, создавали на стенах рисунок более прекрасный, чем созданный художником.
– Фантастика! – воскликнула Вирджиния, всплеснув руками.
– Мне показалось, что вы так и подумаете, – сказал герцог. – Каждый раз, когда я возвращаюсь в замок после отъезда, мне кажется, что комнаты, подобной этой, не существует. Сюда я прихожу с особым удовольствием. Вам будет приятно работать здесь. Вот ваш стол, – указал он на один из столов посреди комнаты, – а вот довольно неполный и сильно устаревший каталог. Я хочу надеяться, что вам удастся найти то, что вам нужно.
– Уверена, что найду, – ответила Вирджиния. Но, показав ей библиотеку, герцог не ушел. Вместо этого он сказал, облокотившись на камин:
– Вы совсем не такая, как я ожидал! Вирджиния покраснела.
– Какой же вы меня представляли?
– Синим чулком. Серьезной молодой женщиной в очках и прыщеватой – одно, похоже, всегда сопутствует другому!
– О, это несправедливо! – запротестовала Вирджиния.
– Ладно, прыщи забираю назад, – согласился герцог, – но, конечно, женщиной, которая выглядела бы эрудиткой.
– Внешность не всегда соответствует тому, что собой представляет человек, – улыбнулась Вирджиния.
– Вы говорите так, будто это имеет особое значение, – заметил герцог.
Вирджиния отвернулась. «Он более проницателен, чем я думала, – отметила она про себя. – Мне следует быть более осторожной».
– Я констатирую общеизвестный факт, – произнесла она вслух.
– Надеюсь, вы позволите мне иногда приходить, чтобы поговорить с вами, – сказал герцог. – Мне кажется, очень немногие читают в наши дни книги, а в особенности – среди молодых женщин.
– Возможно, вам не повезло со знакомыми, – предположила Вирджиния.
– Возможно, и тем больше у меня причин искать бесед с вами.
– Боюсь, я буду слишком занята для продолжительных бесед. Мне предстоит очень многое сделать за очень небольшой промежуток времени.
– К чему спешить? Конечно, пока вы находитесь здесь, вы захотите посмотреть Англию? Это довольно красивый остров. Вы должны осмотреть все исторические достопримечательности Лондона.
– Сомневаюсь, что мне удастся поехать туда.
– Похоже, все так спешат в наши дни, – со вздохом произнес герцог. – Иной раз мне кажется, что люди упускают очень многое. Скоро у нас появятся сотни этих недавно изобретенных нелепых передвижных экипажей – автомобилей, мчащихся по нашим дорогам и улочкам, поднимающих ужасную пыль и не оставляющих людям времени, чтобы полюбоваться красивыми пейзажами своей страны.
Произнося с чувством эти слова, герцог пересек комнату и, подойдя к одному из окон, открыл его. Вирджиния с недоумением наблюдала за ним.
– Подойдите сюда, – позвал ее герцог. Вирджиния повиновалась. Он широко распахнул окно, и, выглянув из него, она увидела другую часть парка, ранее недоступную ей. Там протянулись длинные гряды цветочных бордюров, за ними, в отдалении, играл фонтан, его вода переливалась всеми цветами радуги на фоне неба. Далее открывалась широкая перспектива аллей, протянувшихся к затянутому туманной дымкой горизонту, где возвышался темной массой в золотистых лучах солнца большой лес.
– Как красиво! – воскликнула Вирджиния.
– Все окрестности Рилла очень живописны, – подтвердил герцог. – Но я имею намерение сделать их еще прекраснее. Когда вы станете просматривать здесь книги, то, возможно, наткнетесь на старые планы садов времен королевы Елизаветы. Скажите мне сразу об этом, хорошо? Я знаю, что они где-то в этой комнате, но я не смог найти их, хоть искал не раз. Я хочу восстановить замок в первоначальном виде. Кроме того, мой дед продал множество наших картин. Когда-нибудь я надеюсь выкупить их.
– А сейчас вы не можете этого сделать? – спросила Вирджиния.
Внезапная грусть омрачила его лицо.
– Боюсь, я не могу себе этого позволить, – ответил герцог.
Вирджинии показалось, что дюжина вопросов вот-вот сорвется с ее губ, и, вопреки здравому смыслу, чуть не задала их. Девушка жаждала спросить герцога, что он сделал с двумя миллионами долларов, которые получил за свою женитьбу на ней, с ее состоянием, которым, несомненно, должен был распоряжаться все эти месяцы. Столько денег, а он все еще не может позволить себе выкупить несколько картин…
Герцог закрыл окно, как бы намеренно убирая замечательный вид, чтобы наказать себя… или ее.
– Что ж, мисс Лангхолм, – произнес он совсем другим тоном, – надеюсь, вы найдете все, что вам нужно. Если же нет, то спросите Мейтьюза – это дворецкий. У моего секретаря отпуск в данный момент, но, несомненно, мисс Маршбанкс позаботится о вас. А теперь извините меня.
– Конечно, – ответила Вирджиния, – и большое спасибо, что показали мне окрестности.
Герцог отвернулся и оставил ее, выйдя из комнаты и закрыв за собой дверь. Когда он ушел, Вирджиния села в одно из кресел, обтянутых красной кожей, и попыталась поразмышлять.
Разговаривая с герцогом, она чувствовала себя так странно и неловко, что с трудом произносила слова, будто ее горло кто-то сдавил железной рукой. И все же ей удалось выдержать это испытание. Что означал весь этот разговор о деньгах? И в первый раз после того, как она оставила будуар, Вирджинию охватило удивление при воспоминании о поведении герцогини. Она благодарна ей за пять фунтов! Что могло это означать? И те мужчины, которые приехали смотреть на ее драгоценности? Что происходит в замке? И почему, в самом деле, они так бедны? Это казалось неразрешимой загадкой, ведь задавать подобные вопросы непозволительно даже мисс Маршбанкс.
«И все же я это выясню», – пообещала она себе, но, оглядев библиотеку, поняла, что не может все время думать только об этом.
Не сумев преодолеть искушение, Вирджиния поднялась по маленькой винтовой лестнице на галерею и обнаружила там не такие громадные, но, очевидно, более редкие книги. Многие из них казались неимоверно древними. Вирджиния шла по галерее, прикасаясь то к одной, то к другой книге, и в конце галереи, прямо над камином, увидела два небольших алькова с красными кожаными табуретами и высокими школьными партами, за которыми можно было сидеть и читать.
Обрадовавшись, как ребенок новой игрушке, она уселась в одном из альковов и в этот момент услышала, как внизу открылась дверь и кто-то вошел в библиотеку. Вирджиния поняла, что ее не видно, и, так как в эту минуту она была не в состоянии вновь встретиться с герцогом, замерла на месте. «Герцог решит, что я ушла, – подумала Вирджиния, – и не удивится моему отсутствию».
Через секунду, как она и предполагала, Вирджиния услышала, как дверь вновь открылась, и затем, к своему удивлению, она услышала голос:
– Привет, Маркус! Что ты здесь делаешь?
Это был женский голос. Манера говорившей растягивать слова производила приятное, даже чарующее впечатление.
– Шелмадин! Я думал, что ты с Себастьяном.
– Он избегает меня, – прозвучало в ответ. – Кажется, он поднялся наверх, пошел повидаться с матерью.
– И каковы твои успехи? – спросил мужчина.
– Нечем похвастаться, – ответила женщина по имени Шелмадин. – Он очарователен, но дальше мы не продвигаемся. Не думаешь ли ты, что его сердце все еще принадлежит Миллисент?
– Боже правый, нет! Этого не может быть, ведь она так подло обошлась с ним. Какое-то время сердце его было, конечно, разбито, да и стоит ли удивляться? Миллисент разбила столько мужских сердец, что другой женщине и не снилось. Но ты забываешь, что с тех пор Себастьян женился.
– Ничего я не забываю, его жена в сумасшедшем доме, что-то вроде этого, так что с ней можно не считаться.
Мужчина рассмеялся:
– К счастью для меня, не так ли? Я действительно потерпел бы полное фиаско, если бы она родила наследника.
– Мой дорогой Маркус! Себастьян молодой мужчина. Тебя в любом случае нельзя считать его соперником. – Тягучий голос внезапно умолк, а затем Шелмадин сказала: – О, мой дорогой! Не заставляй меня слишком сильно любить тебя. Это делает мою роль еще более трудной.
– Шелмадин!
Голос мужчины сделался хриплым. Затем наступила тишина, и Вирджиния поняла, что они, должно быть, сжимают друг друга в объятиях. Она не могла сообразить, следует ли ей объявлять о своем присутствии, и затем решила, что это вызовет слишком сильное смущение.
– Черт возьми, Шелмадин! Ты сводишь меня с ума! – с трудом произнес человек по имени Маркус после долгой паузы.
– О, Маркус! Мы должны быть вместе! – страстно воскликнула Шелмадин. – Мы должны! Боже! Мы не можем жить вот так. Моя портниха угрожает возбудить против меня дело, если я не оплачу по меньшей мере половины счетов к концу этой недели.
– Не напоминай мне о счетах. Скажу тебе только одно: в Лондоне становится все меньше мест, куда я могу пойти… Дорогая, попробуй вновь атаковать его сегодня вечером. Вытащи его на лунный свет, придумай что-то еще. Может, стоит войти в его спальню?
– Это слишком вызывающе, я не верю, что он попадется на такую удочку. Что с ним случилось? В прошлом у него было немало любовниц. Помнишь ту девушку, Гейети, о которой ты мне рассказывал?
– Помню! Помню! – произнес Маркус. – Но с тех пор, как умер старик, Себастьян, похоже, стал совсем другим. И от него мне, конечно, мало пользы. Боже! Как я ненавижу его! Он стоит между мною и всем, что так много значит для меня.
– Дорогой мой, я должна идти.
– Да, конечно. Нельзя допустить, чтобы нас застали вместе. Здесь единственное место, куда никто не заходит. Эти старые преданные слуги постоянно подглядывают и вынюхивают по всему дому… Шелмадин, прошу тебя, подумай обо мне. Положи этому конец, Шелмадин! Я молю Бога о его смерти!
На мгновение воцарилась тишина, а затем прозвучало:
– Прощай!
Вирджиния услышала, как открылась и тут же закрылась дверь. Она прождала несколько минут, затем Маркус вышел из комнаты. Только тогда она осознала, что почти не дышала из страха, что ее раскроют.
Кто были эти люди? И что означал их разговор? Неужели каждый человек в замке был одурманен мыслью о деньгах? И почему Маркус, кто бы он ни был, ненавидел герцога и желал ему смерти? Все это казалось зловещей тайной, и Вирджиния почувствовала, что поток новой информации буквально захлестывает ее. Она увидела все, ради чего приехала сюда, и теперь страстно желала исчезнуть.
Она медленно спустилась в библиотеку. Только что пережитые события утрачивали реальность, ей казалось, что разговор, который она слышала, не видя собеседников, ей приснился.
Вирджиния направилась по коридору к главному холлу. Войдя туда, она увидела, как женщина, пройдя по его мраморному полу, поднимается по лестнице. Она выглядела весьма элегантно в платье из синего атласа, отделанном по швам кружевными оборками. Большая роза пламенела на груди. Волосы дамы были черными, как крыло ворона.
«Она красива», – подумала Вирджиния, наблюдая за грациозными движениями дамы, которая дошла почти до верхней площадки. В это время в холле появился герцог.
– Леди Шелмадин! – позвал он. – Неужели вы покидаете нас? Я хотел бы показать кое-что именно вам.
Она обернулась и посмотрела на него, перегнувшись через перила лестницы. Лицо ее казалось очень красивым в лучах заходящего солнца, проникающих в высокие окна. Ее кожа была цвета магнолии, брови изгибались дугой над удивительными зелеными глазами.
– Похоже, вы упустили такую возможность, – заявила она. – Вы так долго пренебрегали мной, что я направляюсь в свою комнату, хочу прилечь.
– Простите меня, – взмолился герцог, – и спуститесь сюда. Вы нам нужны.
– Вы действительно сожалеете? В таком случае я вас прощаю.
Она спустилась до последней ступеньки лестницы и протянула к нему руки.
– Скажите, что вы сожалеете, – приказала она герцогу, и он, наклонившись, поцеловал ее пальцы. – Вы были очень жестоки, – произнесла она низким обещающим голосом.
– Это вышло случайно. У меня были неотложные дела, которые требовали моего внимания.
– Не может быть ничего более неотложного, чем мы.
Она смотрела в его глаза, и в значении ее слов невозможно было ошибиться. Герцог весело рассмеялся.
– Вы не можете дольше упрекать меня! – воскликнул он. – Я прощен!
Она спустилась в холл и взяла его под руку. Они прошли вместе под дверной аркой и скрылись из вида.
Вирджиния застыла на месте. Никто не заметил ее в темном конце коридора. Минуту спустя, внезапно почувствовав себя ничтожной и очень одинокой, она поднялась по лестнице в свою спальню.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману -



Отлично
- Кэтти
30.09.2009, 17.51





отличная книга
- оксана
8.01.2010, 19.50





Очень интересная и жизненная книга. Очень понравилось.
- Natali
30.01.2010, 8.55





Цікаво,яку ви книжку читали, якщо її немає???
- Іра
28.08.2010, 18.37





класно
- Анастасия
30.09.2010, 22.13





мне очень нравится книги Тани Хайтман я люблю их перечитывать снова и снова и эта книга не исключение
- Дашка
5.11.2010, 19.42





Замечательная книга
- Галина
3.07.2011, 21.23





эти книги самые замечательные, стефани майер самый классный писатель. Суперрр читала на одном дыхании...это шедевр.
- олеся галиуллина
5.07.2011, 20.23





зачитываюсь романами Бертрис Смолл..
- Оксана
25.09.2011, 17.55





what?
- Jastin Biber
20.06.2012, 20.15





Люблю Вильмонт, очень легкие книги, для души
- Зинулик
31.07.2012, 18.11





Прочла на одном дыхании, несколько раз даже прослезилась
- Ольга
24.08.2012, 12.30





Мне было очень плохо, так как у меня на глазах рушилось все, что мы с таким трудом собирали с моим любимым. Он меня разлюбил, а я нет, поэтому я начала спрашивать совета в интернете: как его вернуть, даже форум возглавила. Советы были разные, но ему я воспользовалась только одним, какая-то девушка писала о Фатиме Евглевской и дала ссылку на ее сайт: http://ais-kurs.narod.ru. Я написала Фатиме письмо, попросив о помощи, и она не отказалась. Всего через месяц мы с любимым уже восстановили наши отношения, а первый результат я увидела уже на второй недели, он мне позвонил, и сказал, что скучает. У меня появился стимул, захотелось что-то делать, здорово! Потом мы с ним встретились, поговорили, он сказал, что был не прав, тогда я сразу же пошла и положила деньги на счёт Фатимы. Сейчас мы с ним не расстаемся.
- рая4
24.09.2012, 17.14





мне очень нравится екатерина вильмон очень интересные романы пишет а этот мне нравится больше всего
- карина
6.10.2012, 18.41





I LIKED WHEN WIFE FUCKED WITH ANOTHER MAN
- briii
10.10.2012, 20.08





очень понравилась книга,особенно финал))Екатерина Вильмонт замечательная писательница)Её романы просто завораживают))
- Олька
9.11.2012, 12.35





Мне очень понравился расказ , но очень не понравилось то что Лиля с Ортемам так друг друга любили , а потом бац и всё.
- Катя
10.11.2012, 19.38





очень интересная книга
- ольга
13.01.2013, 18.40





очень понравилось- жду продолжения
- Зоя
31.01.2013, 22.49





класс!!!
- ната
27.05.2013, 11.41





гарний твир
- діана
17.10.2013, 15.30





Отличная книга! Хорошие впечатления! Прочитала на одном дыхании за пару часов.
- Александра
19.04.2014, 1.59





с книгой что-то не то, какие тообрезки не связанные, перепутанные вдобавок, исправьте
- Лека
1.05.2014, 16.38





Мне все произведения Екатерины Вильмонт Очень нравятся,стараюсь не пропускать ни одной новой книги!!!
- Елена
7.06.2014, 18.43





Очень понравился. Короткий, захватывающий, совсем нет "воды", а любовь - это ведь всегда прекрасно, да еще, если она взаимна.Понравилась Лиля, особенно Ринат, и даже ее верная подружка Милка. С удовольствием читаю Вильмонт, самый любимый роман "Курица в полете"!!!
- ЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
18.10.2014, 21.54





Очень понравился,как и все другие романы Екатерины Вильмонт. 18.05.15.
- Нина Мурманск
17.05.2015, 15.52








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100