Читать онлайн , автора - , Раздел - Глава 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - - бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: (Голосов: )
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

- - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
- - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 3

Вирджиния прошла по палубе и остановилась на корме корабля, наблюдая за гладкой поверхностью синего моря, нарушаемой только легкой волной корабельного следа и чайками, устремлявшимися вниз с жалобными криками. Многие обращали внимание, когда она проходила мимо: красивая стройная девушка с удивительным цветом волос – пепельным, почти серебряным.
Многие мужчины смотрели на нее с восхищением, но Вирджиния не замечала их. Она глубоко ушла в собственные мысли, затерявшись в мире, который не имел ничего общего с реальностью, но на котором сосредоточились ее думы.
У ее тетушки немало времени ушло, чтобы убедить Вирджинию в своей правоте: поездка в Англию – единственное разумное решение ее проблемы.
– Какова альтернатива? – спрашивала Илайа Мэй. – Для меня – написать герцогу, сообщить ему, что тебе лучше, и попросить его приехать сюда, чтобы повидаться с тобой? Ты этого хочешь?
Вирджинию бросило в дрожь.
– Нет, – отвечала она. – Я не вынесу, если он приедет сюда. Возможные объяснения, удивление при виде моей изменившейся внешности и первая встреча с ним в кабинете адвоката будут совершенно невыносимы! Не можешь ли ты просто написать ему, тетя, что я прошу развода?
– Думаю, что он не согласится на развод по одной причине, – ответила Илайа Мэй. – Видишь ли, дорогая, я знаю английских аристократов. Они очень гордые. Они ненавидят скандалы. У них в значительной степени господствует предубеждение, которое мы, с нашим передовым сознанием, назвали бы безнравственным. Там мужья навеки связаны со своими женами, а жены – со своими мужьями. Однако как бы предосудительно они ни вели себя в частной жизни, в обществе они сохраняют единство семьи и, конечно, ведут себя достойно.
– Лицемеры! – презрительно прокомментировала Вирджиния.
– В чем-то – да, – согласилась Илайа Мэй, – но есть в этом нечто замечательное.
– Откуда ты все это знаешь?
– Когда я начала работать в медицине, я получила весьма завидную должность: стала сиделкой у мистера Вандербилта. Он знал всех и повсюду ездил и взял меня с собой в Англию; там мы останавливались во всех знаменитых домах, включая твой.
– Мой! – воскликнула Вирджиния.
– Да, мы останавливались в замке Рилл. Конечно, твой муж, нынешний герцог, был всего лишь маленьким мальчиком, – на самом деле я даже не помню, видела ли его, – но его отец был блестящим мужчиной, а его мать – аристократкой, хотя мне она никогда не нравилась.
– Ты разговаривала с ними? Илайа Мэй рассмеялась.
– Я, естественно, не осмеливалась это делать, – призналась она, – но я все видела и все слышала. Я присутствовала при их беседах с мистером Вандербилтом, и на меня это произвело большое впечатление. И думаю, что ты должна посмотреть своими глазами, от какого образа жизни ты отказываешься.
– Можешь ты представить меня в подобных обстоятельствах? – спросила со смехом Вирджиния.
– Конечно, могу, – ответила Илайа Мэй. – Ты очень красивая девушка, Вирджиния, а англичане ценят красавиц – в особенности оценят красивую герцогиню.
– Что ж, есть одно обстоятельство, о котором они никогда не узнают, – заявила Вирджиния. – Я готова принять твой план, тетя, но только с одним условием: я поеду под вымышленным именем.
Наверное, я перечитала слишком много романов, – засмеявшись, заметила Илайа Мэй, – но мне нравится эта мысль! Более того, мне представляется весьма волнующее приключение. Ты отправляешься в неизвестный тебе мир, оставаясь неизвестной для всех. Никто тебя не узнает, потому что никто прежде тебя не видел. Герцог запомнил толстое чудовище, которое носило твое имя, но разве придет ему в голову связать ту толстуху с красивой стройной девушкой, которая посетит замок Рилл вовсе не для того, чтобы объявить ему, что он является ее мужем.
– Как ты полагаешь, какую роль мне сыграть?
– Я подумала и об этом. Ты сама рассказывала мне, что интересуешься историей. Так вот, когда я буду отвечать на последнее письмо герцога, я попрошу его оказать мне большую услугу. Он не сможет отказать, зная, что я ухаживаю за его женой, все еще находящейся без сознания. Я скажу, что у меня есть юная приятельница, студентка, которая изучает английскую историю, и попрошу его, в качестве громадного одолжения, позволить ей приехать в замок Рилл и заняться кое-какими поисками в их великолепной библиотеке.
– Она на самом деле великолепна? – спросила Вирджиния.
– Я только один раз видела ее, – ответила Илайа Мэй, – когда мистер Вандербилт послал меня за интересующей его книгой. Но библиотека произвела на меня впечатление. Я часто говорила своему мужу, который любил книги: «Если бы ты только увидел библиотеку в замке Рилл. Невозможно представить, какие сокровища она хранит!»
– Ты думаешь, что герцог согласится с твоим предложением? Допустим, ему не захочется видеть постороннего человека в замке?
Илайа Мэй рассмеялась, откинув назад голову.
– Дорогая, он не заметит, если я пришлю ему армию студентов. Замок Рилл громадный. В нем работают, должно быть, сотни, если не тысячи людей – в доме, в конюшне, в поместье и в лесах. У них есть даже собственные пивоварня и столярные мастерские. Помню, я возила мистера Вандербилта в коляске смотреть производство, потому что он очень заинтересовался этим.
– Он не мог ходить? – спросила Вирджиния.
– о нет! Он был очень старым, когда нанял меня, – ответила Илайа Мэй, – и выбрал меня из многочисленных соискательниц, потому что я была молода. «Мне нравится видеть рядом с собой молодые лица, – говорил он, – они передают мне частичку своей молодости». – Илайа Мэй слегка вздохнула, как будто сожалея о давно минувших днях. Затем она продолжала: – Ничего из того, что тебе довелось увидеть в Америке, не подготовит тебя к Англии. Но не относись ко всему слишком предвзято. У всего есть как свои достоинства, так и недостатки, и показная пышность публичной жизни, хоть и не совсем реальна, сохраняет свое очарование.
– Расскажи мне еще, – потребовала Вирджиния. – Ты бывала на приемах?
– Нет, конечно, – ответила Илайа Мэй. – Я была всего лишь сиделкой, которую рассматривали во многом как служанку – служанку высшей категории, но все же служанку. Однако, поскольку я не страдала гордыней, я обычно подсматривала из-за перил балюстрады вместе с другой челядью, когда на обед приезжали принц и принцесса Уэльские. Дамы в вечерних туалетах с глубоким вырезом и с турнюром, с тиарами, изумительной работы бриллиантовыми ожерельями и браслетами, сверкающими поверх перчаток, напоминали прекрасных лебедей. Мужчины носили великолепные костюмы, и у них были такие высокие воротники, что оставалось только удивляться, как им удается наклонять голову. Все это действовало возбуждающе и смотрелось великолепно. Хотелось бы мне спуститься вниз и потанцевать под венский оркестр или пококетничать с одним из красивых молодых джентльменов в зимнем саду!
– Тетя, ты меня удивляешь! – всплеснула руками Вирджиния.
– Дорогая моя, я была очень романтична, иначе я не вышла бы замуж за твоего дядю. Потребовалось немало мужества, чтобы открыто не повиноваться всей семье и отвергнуть те приманки, которые предлагал мне твой отец в случае, если бы я отказала своему жениху.
– У тебя было больше мужества, чем у меня…
– Дорогая, ты не должна упрекать себя. Ты была больна, в самом деле, серьезно больна.
– Доктор Фрейзер говорит, что ты спасла мне жизнь, – сказала Вирджиния.
– Думаю, что если бы эти городские врачи продолжали лечить тебя тем ненормальным способом, то ты погибла бы, – согласилась ее тетя. – На них лежит значительная часть вины за твое заболевание, в остальном – вина твоей матери.
– Она делала все, что считала наилучшим, – возразила Вирджиния, инстинктивно становясь на защиту матери.
– Она делала то, что считала наилучшим для себя, – ответила Илайа Мэй. – Извини, Вирджиния, но мы с тобой привыкли разговаривать друг с другом откровенно, и я считаю, что ты доверяешь мне, потому что я всегда говорю тебе правду. Твоя мать была эгоисткой, и она заставила тебя совершить величайшую ошибку, какую только может совершить девушка: выйти замуж за человека, которого она не любит. Я не хочу, чтобы ты сейчас совершила еще одну ошибку.
– Ты хочешь сказать, что я не должна разводиться с герцогом?
– Я считаю, что тебе следует самой посмотреть, как лучше положить конец твоему браку, если это то, чего ты хочешь.
– Конечно, это то, чего я хочу, – повысила голос Вирджиния. – Не думаешь ли ты, что я останусь замужем за искателем богатого состояния? За мужчиной, который купил меня, как товар в магазине? Он продал маме свой титул, а она всегда управляла мной, пренебрегая теми чувствами, которые я могла испытывать…
– И она, конечно, сказала ему, что ты испытываешь отвращение к браку? – спросила Илайа Мэй.
Вирджиния задумалась.
– Нет, не могу представить, чтобы она так поступила.
– Тогда откуда тебе известно, что он не женился на тебе, совершенно искренне веря, что тебе так же нужен его титул, как ему твои деньги? Это могло быть дурно, это могло противоречить нашим представлениям о соблюдении приличий. Но как деловое соглашение это было вполне законно с его стороны. С точки зрения среднего американца он давал столько же, сколько получал.
– Я не подумала об этом! – призналась Вирджиния.
Вот именно потому, что я считаю тебя беспристрастным созданием и такой же поборницей справедливости и личной свободы, как я, тебе следует поехать в Англию и самой разобраться во всем. Разузнай немного о прошлом своего мужа. В конце концов, никто из нас ничего не знает лично о нем. Твоя мать заявила, что была подругой старой герцогини. На самом деле это означает, что та выманивала у твоей матери сотни долларов на благотворительность всякий раз, как герцогиня просила ее об этом. И между прочим, герцогиня выманила у нее уйму денег. Адвокаты переслали мне сюда личную переписку твоей матери, чтобы разобрать ее и показать тебе, когда ты поправишься. А герцогиня, ты убедишься, неотступно просила. Деньги для больных детей и брошенных животных, для бедных – или кем там они являлись – и обитателей трущоб… деньги на реконструкцию церквей с высокими колокольнями, чтобы понизить их; была даже просьба дать денег для «поддержки моряков». Меня это действительно поражает, тем более что речь шла о функционировании английской национальной благотворительности, но твоя мать всякий раз помогала.
– Она ни за что не отказала бы герцогине, – рассмеялась Вирджиния.
– Это очевидно, – сухо заметила Илайа Мэй, – и отважусь сказать, что немало твоих денег и теперь уходит на поддержку этих самых категорий.
– Что ты имеешь в виду? – с возрастающим интересом спросила Вирджиния.
– Я хочу сказать, что твой муж может управлять твоим состоянием, как ему заблагорассудится.
Вирджиния сжала губы.
– В таком случае, – процедила она, – я тем более считаю вполне разумным отправиться за море и посмотреть, на что тратятся мои деньги.
– Именно этого я и ожидаю от тебя, – согласилась ее тетя.
С легким сердцем и веселым оживлением начала Вирджиния свои сборы в Англию. Забавно было поехать с тетей в Нью-Йорк выбирать одежду для путешествия; забавно было впервые в жизни довериться своему собственному вкусу и выяснить, что все, что она ни надевала, казалось, делало ее более привлекательной, чем можно было представить.
Ее тонкая талия, ее стройная фигура позволяли Вирджинии носить платья, которые она всегда мечтала носить: мягкий струящийся шифон, прилегающие корсажи, элегантно скроенные маленькие болеро, пышные, развевающиеся юбки…
У Вирджинии хватило ума не покупать одежду, бросающуюся в глаза. Она сказала своей тете:
– Если мне предстоит стать усердной студенткой, изучающей историю, я не должна выглядеть слишком привлекательной.
Илайа Мэй промолчала, но ее проницательный взгляд отметил, что, как бы ни оделась Вирджиния, одежда только подчеркивала выгодные стороны ее внешности. Элегантный вид, стройная, точеная фигурка; она также оказалась намного выше, чем была прежде.
– Я очень выросла, – заметила Вирджиния, когда впервые увидела себя в высоком зеркале в простенке между окнами.
– На два с половиной дюйма, – подтвердила ее тетя. – Это часто случается с теми, кто долго пролежал в постели.
– Трудно в это поверить, – пробормотала Вирджиния слова, которые так часто повторяла, глядя на свое отражение.
Ее волосы также стали терять свой мертвенно-белый цвет, поскольку она много времени проводила на воздухе, под солнцем. Они приобрели приятный пепельный оттенок, так что иногда ее волосы выглядели серебристыми, а иной раз приобретали цвет лучей восходящего солнца.
Ежедневно тетя обучала Вирджинию правилам этикета английских домов.
– Конечно, мне не приходилось бывать в роскошных салонах или же в парадных залах, – задумчиво говорила Илайа Мэй. – Но я многое узнала о нормах поведения от мистера Вандербилта и из разговоров в его семье. К примеру, самая важная дама всегда первой покидает комнату после обеда, а за ней следуют другие, в соответствии со своим положением в обществе.
– А если тебе неизвестно, насколько важны другие? – спросила Вирджиния.
– Тогда ты выйдешь последней, – со смехом ответила ее тетя. – Намного предпочтительнее считаться скромницей, а не нахальной.
Оказалось, что запомнить следует очень многое, в результате чего через некоторое время Вирджиния подытожила:
– Полагаю, что лучше всего мне оставаться самой собой. Они поймут, что я американка и по-другому вести себя не умею. Между прочим, ты ведь сказала, что я буду находиться не в парадных покоях дома, так какое это имеет значение?
– Тебя могут пригласить на обед, когда за столом не окажется важных гостей, – с надеждой произнесла Илайа Мэй, но Вирджиния поняла, что её тетя просто пытается утешить племянницу.
– Они самодовольные снобы, – пробормотала Вирджиния себе под нос, оставшись одна. – Я поеду посмотреть на них, так что, когда вернусь домой, буду благодарна, если мои ожидания не оправдаются.
Все шло хорошо, но, когда наступила минута отъезда, она испугалась.
– Я не хочу ехать, тетя, я передумала. Позволь мне остаться с тобой.
– Трусишка! – упрекнула ее тетя. – На мой взгляд, это совсем не по-американски.
– Зачем мне отправляться в Англию и находиться под покровительством людей, которых я ненавижу и презираю?
Не позволяй им опекать тебя! Вздерни повыше подбородок, свой прелестный маленький подбородок. Я заметила, что ты делаешь это весьма мило, когда хочешь добиться своего! Вирджиния прыснула.
– Ты смеешься надо мной!
– Знаешь ли ты, что я помню, как совсем маленькой ты свалилась с пони? В то время тебе было около восьми, и, когда твой отец подбежал, чтобы успокоить тебя, ты сказала: «Посади меня снова на пони. Ему не одолеть меня – пусть он меня сбросит хоть дюжину раз!»
– Я в самом деле так сказала? – улыбнулась Вирджиния.
– В то время это произвело на меня такое впечатление, – продолжала Илайа Мэй, – что я подумала про себя: «Этот ребенок справится со всеми трудностями жизни».
– И ты решила, что я не потерплю поражения и теперь, не так ли? Так вот, мне до этого нет дела, я скажу тебе правду: мне страшно.
– Ты перестанешь бояться, как только попадешь туда. Помни, ты самая заурядная особа. Сомневаюсь, что кто-нибудь даже обратит на тебя внимание. Большинство англичан считают, что в Америке интересны только краснокожие индейцы и миллионеры. Их совершенно не трогают люди ни то ни се.
– А я и буду ни то ни се, – заявила Вирджиния. – Я запомню это и соответственно буду себя вести.
– Не пропусти чего-нибудь, – наставляла ее тетя. – Я хочу услышать подробный отчет о твоем путешествии, узнать о каждой незначительной детали. О, Вирджиния! Если бы только я была помоложе, я бы поехала с тобой.
– Почему бы и нет? Поедем вместе!
– А что станет с моими животными? С моим садом? Нет, я слишком стара… Но я ездила когда-то. А сейчас, если поедешь ты, я буду счастлива дома.
– Именно это я и смогу сказать через несколько месяцев, – заявила Вирджиния.
Ее тетя не ответила, но когда она поднялась на борт лайнера, чтобы попрощаться с племянницей, то крепко прижала ее к себе.
– Бог позаботится о тебе, моя дорогая, – прошептала она. – А я помолюсь за благоприятный исход твоего грандиозного приключения.
– У меня еще есть время, чтобы сойти с корабля до его отплытия!
– И пустить на ветер деньги, затраченные на все эти дорогие платья? – запротестовала Илайа Мэй. – Стыдись, Вирджиния! Ты знаешь не хуже меня, что они куплены с особой целью. Будет просто безнравственно использовать их для чего-то другого.
Вирджиния, которая готова была расплакаться, разразилась смехом.
– О, тетя, ты несешь полную чушь, – всплеснула она руками. И добавила с улыбкой: – Спасибо за цветы.
Она смотрела на большой букет роз, стоявший на туалетном столике в ее каюте.
– Я также послала розы миссис Винчестер от твоего имени, – сказала Илайа Мэй, – так что не удивляйся, когда она поблагодарит тебя.
– Она в соседней каюте? – спросила Вирджиния.
– Думаю, ее каюта немного дальше по коридору, – ответила тетя, – потому что у нее каюта на двоих. Она жена американца и явно не очень богата. Так что не забудь, Вирджиния, ты должна платить по счетам, когда удастся. Она не может позволить себе никакой роскоши.
– Но если она моя компаньонка, почему ты не оплатила ее путешествие через Атлантику? – спросила Вирджиния.
– Разве не показалось бы очень странным со стороны юной студентки, изучающей историю, что она, несмотря на то что имеет немного денег, может позволить себе швырять их направо и налево, будто Рокфеллер?
Вирджиния снова рассмеялась.
– Я опять забыла.
– Вживайся в роль, – предупредила ее тетя. – Я навсегда запомнила театральный кружок в нашем колледже, где режиссер постоянно твердил: «Поверь, что ты Юлий Цезарь, и станешь им! Поверь, что ты Клеопатра, и с большим количеством грима ты сможешь выглядеть как она».
– Я Вирджиния Лангхолм, студентка факультета истории, отправившаяся в Англию для научных изысканий, – повторила Вирджиния. – И я надеюсь, что позже мне удастся написать научный труд по этому предмету.
– Ты самая красивая студентка из всех, что когда-либо уезжали из Америки!
– Я по-прежнему считаю, что мы совершили ошибку, назвав меня Вирджинией.
– О, мы уже обсуждали это! – воскликнула Илайа Мэй. – Скажи, бога ради, почему герцог может отождествить Вирджинию Лангхолм со своей женой, которая, как он считает, находится в коме и все еще не пришла в сознание? В Америке тысячи девушек с именем Вирджиния. И не забывай: все, что он может знать о тебе, получено из газетных вырезок.
Вирджиния передернула плечами:
– Противно даже думать об этом. О, эта гора плоти, лежащая на полу…
– Тогда не о чем волноваться, он ни за что не узнает тебя. Возможно, стоит сказать ему перед возвращением домой, кто ты такая, просто чтобы полюбоваться удивлением на его лице!
– Как будто я намереваюсь сделать что-то подобное! – с негодованием воскликнула Вирджиния. – Нет, тетя. Это путешествие предпринято ради выяснения истины. Не предвидится никаких драматических коллизий и, конечно, никакого счастливого конца в завершение.
– Нет? – загадочно переспросила ее тетя. – Англичане, в целом, могут оказаться очень привлекательны.
– Когда я обрету свободу, – заявила Вирджиния, – я намерена подыскать для себя привлекательного американца наподобие дяди Клемента. Мы с ним уедем и станем жить на маленькой ферме, вроде твоей, забудем обо всех моих деньгах и впоследствии всегда будем счастливы.
– Я надеюсь, что это правдивое предсказание, – сказала Илайа Мэй. – Но насколько я успела заметить, разглядывая твоих попутчиков на этом корабле, среди пассажиров ты его не найдешь.
Действительно, это была ужасно скучная компания: бизнесмены, которые проводили большую часть времени в баре, отпуская шуточки, вызывавшие взрывы хохота; старики, отправившиеся в путешествие для поправки здоровья; пассажиры наподобие миссис Винчестер, американки, чей муж работал в Лондоне. Она решила присоединиться к нему после непродолжительного визита к своим родственникам в Огайо.
Миссис Винчестер оказалась болтушкой, которая упивалась звуком собственного голоса, но, к облегчению Вирджинии, вскоре после того, как корабль покинул нью-йоркскую гавань, у нее началась морская болезнь, и она удалилась в свою каюту. В первые два дня море штормило, но после этого распогодилось. У всех англичан на борту была одна тема для разговора – погода.
– Я всегда считал, что август – лучшее время для путешествий, – слышала Вирджиния вновь и вновь повторявшееся заявление.
А приветствовали они друг друга неизменно одним и тем же:
– Прекрасный день!
– Да, именно так!
Некоторые пассажиры предпринимали настойчивые попытки завести знакомство с Вирджинией, уговаривали ее присоединиться к играм и спрашивали, что она думает о погоде. Но, сохраняя вежливый тон, она совершенно недвусмысленно давала понять, что хотела бы остаться наедине с собой. Ей так о многом хотелось подумать – не только о том, что ждало ее в будущем, но также о себе самой.
Вирджинии казалось, что, поправившись после болезни, она как бы заново родилась. Как будто в тот долгий год, пока лежала без сознания, она вернулась в состояние эмбриона, а затем родилась в совершенно новом для нее мире, в мире, который не имел абсолютно ничего общего с тем, который она знала прежде.
В глубине души Вирджиния испытывала бурную радость при мысли о том, что она свободна. «Я свободна! Я свободна! – не переставала твердить она себе. – Свободна от гнета своей матери, свободна от ответственности и беспокойства, неизменных спутников большого состояния; свободна даже от собственных волнений и переживаний о будущем». Корабль был как бы средством передвижения во времени, унося ее от вчерашнего в завтрашнее и освобождая от всего, что мешало ей и делало несчастной в прошлом.
Когда на горизонте показалось побережье Англии, у Вирджинии возникло странное ощущение, что она завоеватель, собирающийся открыть новую и неизвестную землю. Она была взволнована и больше не испытывала страха. Она была одна и все же не одинока. И впервые в жизни не было никого, кто бы остановил ее и запретил ей делать то, что она хотела.
Когда ее нога коснется земли, она может исчезнуть, если захочет, и никто не узнает куда. Она могла бы перебраться из Англии на континент или, если ей здесь не понравится, немедленно вернуться в Америку. Вирджиния почувствовала себя так, словно сбросила, как змея, кожу и теперь обрела крылья. Она добралась до Англии, и Англия сулила такие приключения, каких еще не доводилось испытать.
Вирджиния спустилась в свою каюту, чтобы упаковать вещи. В коридоре она столкнулась с миссис Винчестер, выглядевшей все еще бледной и осунувшейся после путешествия.
– О, мисс Лангхолм! – воскликнула та. – Я искала вас, чтобы извиниться. Я так ужасно себя чувствовала, что оказалась не способна присматривать за вами во время путешествия. Я чувствовала себя такой больной, такой ужасно больной! На самом деле! Доктор говорит, что у него ни разу не было пациента, страдающего так тяжко, как я. Заверяю вас, мисс Лангхолм, я возненавидела море. Так и сказала доктору: «Я скорее пущусь в Америку вплавь, чем соглашусь испытать все это заново».
– Мне жаль вас, миссис Винчестер, – ответила Вирджиния, – но прошу вас, не беспокойтесь обо мне. Я вполне могу позаботиться о себе сама.
– Я испытываю настоящий стыд, что не сумела сделать для вас больше. Но теперь вы в Англии, с вами будет все в порядке, не так ли? Вас, наверное, встретят?
– Да-да, – поспешно ответила Вирджиния. – Меня встретят. Пожалуйста, не беспокойтесь обо мне, миссис Винчестер. – Ей хотелось поскорее избавиться от старой болтушки.
Миссис Винчестер последовала за Вирджинией в ее каюту, повторяя снова и снова одно и то же, сообщая, как она сожалеет и она напишет тете Вирджинии в качестве извинений.
– О, прошу вас, не волнуйте тетю! Я расскажу ей, что мы прекрасно ладили. Она только разволнуется, если вы ей расскажете что-то противоположное.
– Тогда будем держать это в секрете, – согласилась миссис Винчестер. – Но когда приедете в Лондон, вы должны навестить меня. Кажется, вы сначала поедете в деревню?
– Да, в деревню, – подтвердила Вирджиния, решив, что миссис Винчестер необязательно знать о настоящем месте назначения.
– Тогда вот мой адрес, – сказала миссис Винчестер, протягивая ей листок бумаги. – Мы с мужем будем рады приветствовать вас. У нас всего лишь маленький домик, но там имеется комната для гостей, если вы не возражаете пожить в мансарде, и мы будем действительно рады видеть вас.
– Вы очень добры, большое спасибо. И благодарю вас за вашу компанию. Чрезвычайно мило с вашей стороны, что вы согласились присматривать за мной.
– И все же я чувствую, что потерпела ужасную неудачу в исполнении своего долга, – сказала миссис Винчестер, начиная все заново.
Вирджиния с трудом распрощалась с ней и принялась упаковывать вещи. Она заботливо уложила свои новые платья в сундуки и вызвала стюарда, чтобы застегнуть ремни и привязать к ручкам бирки, которые уже аккуратно надписала для нее Илайа Мэй: «Мисс Вирджиния Лангхолм, пассажирка, направляющаяся в замок Рилл, Кент».
На самом деле Вирджиния не ожидала, что ее встретят, но, когда она спустилась по сходням, очень представительный пожилой человек в котелке выступил вперед и произнес:
– Мисс Вирджиния Лангхолм?
– Да, я мисс Вирджиния Лангхолм, – ответила Вирджиния.
– Его светлость, герцог Меррильский, приказал мне сопровождать вас до поезда, – заявил он. – Карета ожидает. Носильщики уже забрали ваш багаж.
Вирджинию проводили к очень удобной карете и отвезли на вокзал. Пожилой мужчина снабдил ее билетом, и она обнаружила, что для нее зарезервировано целое купе первого класса. Ее ждала грелка для ног, и большая корзина для пикника стояла напротив.
– Надеюсь, у вас есть все, чего вы желаете, мисс, – поклонился пожилой мужчина. – Я приду, когда поезд остановится на железнодорожном узле, справиться, не нуждаетесь ли вы в чем-то еще.
– Очень мило со стороны его светлости проявлять такое беспокойство, – сказала Вирджиния.
– Вы гостья в замке, мисс, – произнес пожилой мужчина почти возмущенно.
Вирджиния слегка улыбнулась, когда он удалился, и, как только поезд тронулся, почти с детским любопытством открыла большую плетеную корзину с крышкой. Она и представить не могла себе более изысканного или роскошного пикника. Там оказались: pate de foie grass
type="note" l:href="#FbAutId_2">2
; блюдо из перепелок; крылышко цыпленка на листе лаванды, украшенное разнообразными мелкими деликатесами; профитроли, наполненные взбитыми сливками; три сорта сыра; кусок золотистого сливочного масла, снабженный герцогским украшением на верху гербового щита; свежие булочки, бисквиты и тосты; изобилие фруктов: громадные персики, напоминавшие теннисные мячи, мускатный виноград и груши с золотистой кожицей. Для утоления жажды предназначались бутылка белого рейнвейна, бутылка воды и серебряная фляжка, наполненная кофе и завернутая в фланель.
– Если так кормят в замке Рилл, – сказала себе Вирджиния, – я скоро стану такой же толстой, как год назад.
Она съела кусочек цыпленка и полакомилась фруктами. Бутылка рейнвейна осталась непочатой, и, помня, что ее тетя никогда не одобряла американской привычки неограниченного употребления кофе, она оставила фляжку закрытой.
«Я слишком взволнована, чтобы чувствовать голод», – подумала Вирджиния и принялась считать часы, оставшиеся до прибытия в Рилл. На маленькой станции, на которой поезд сделал специальную остановку, их ожидала карета. Вывеска на крошечной платформе гласила: «Только замок Рилл».
Когда она вышла, пожилой мужчина уже давал указания носильщику перенести багаж из купе кондуктора. Вирджиния направилась к выходу. У входа на станцию ее ждала пара великолепных черных коней, запряженных в закрытую двухместную карету. Они презрительно покачивали головами, как будто были оскорблены тем, что их заставили ждать. И когда они проделывали это, их серебряные уздечки звенели и сверкали в лучах заходящего солнца.
На козлах сидели кучер и лакей.
Вирджиния устроилась в карете и ожидала, что пожилой курьер, сопровождавший ее, присоединится к ней. Но дверцу закрыли. Она поспешно опустила окно. Мужчина стоял на улице, котелок он вежливо держал в руке.
– Разве вы не поедете со мной? – спросила она.
– О нет, мисс! – ответил он. – Я уже выполнил предписания.
– Тогда прощайте! И большое спасибо!
– Это было удовольствием, – ответил он почти угодливо и поклонился, в то время как карета двинулась в путь.
«Что ж, – сказала себе Вирджиния, откидываясь на подушки сиденья, – его светлость, конечно, делает все со вкусом. Если он так обращается с незнакомой студенткой, что же будет предоставлено герцогине?»
Она улыбнулась при этой мысли. Было просто восхитительно сохранять инкогнито, находясь в самом «логове зверя», как она мысленно называла замок.
Вскоре Вирджиния поняла, что они въехали на дорогу, ведущую к замку Рилл. По обе стороны старой аллеи росли громадные дубы. А затем, через несколько секунд, она впервые увидела дом человека, за которого вышла замуж. Ей не удалось задержать в груди отчетливо слышимый вздох.
Ярко освещенный солнцем, замок Рилл представлял собой фантастическое зрелище. Его башенки и башни производили почти сказочное впечатление, и в то же время замок был таким громадным, что Вирджиния подумала, что он не может быть частной резиденцией. Рассматривая замок, в то время как кони степенно везли ее по дороге, она вдруг увидела, как в воздух внезапно взмыла стая белых голубей, закруживших над крышами и флагом, трепетавшим под вечерним ветерком. Казалось, замок приветствует ее, и Вирджиния поняла, что оказалась бы весьма невпечатлительной, если бы не ощутила волнения при виде этого великолепного сооружения, величественно возвышавшегося на пологом склоне. Сады и окружавшие замок леса подчеркивали его великолепие.
Мимо промелькнуло озеро, и Вирджиния заметила на его гладкой поверхности лебедей и множество разноцветных уток.
– Это прекрасно! – прошептала Вирджиния, и не успела она прийти в себя, как лошади остановились. Она увидела подножку и лакея в темно-зеленой ливрее с украшенными серебряным гербом пуговицами, который поспешно спустился по ступенькам, чтобы открыть дверцу экипажа.
Вирджиния вышла из кареты. Ступени лестницы вели к громадным дубовым двойным дверям, обитым большими гвоздями. Одна из створок была открыта.
Не успела она подняться по ступенькам, как из парадной двери выбежали два человека, причем с такой скоростью, будто их оттуда вытолкнули. А вслед за ними показался высокий темноволосый мужчина, гневно закричавший:
– Выметайтесь и не смейте переступать порог! Если я когда-нибудь обнаружу вас в этом доме, то сверну вам шеи! Слышите меня?
– Но… герцогиня… просила нас… – ухитрился пробормотать один из мужчин, чье лицо побелело от страха как мел.
Что бы сделала или ни сделала ее светлость, – поступил ответ, – вы будете повиноваться моему приказу. Убирайтесь и не смейте возвращаться! Если появитесь, будет хуже для вас обоих. Теперь убирайтесь!
Столько гнева и яда было в его голосе, что двое мужчин – как предположила Вирджиния, какие-то торговцы – бросились наутек, и один из них чуть кубарем не скатился по ступенькам.
Вирджиния застыла на месте, не в силах пошевелиться, не зная, что ей делать. Но мужчина, который ругал их, уже исчез, и теперь дворецкий, седовласый, с представительной внешностью, чем-то напоминавший епископа, появился в дверях.
– Мисс Вирджиния Лангхолм, как я понимаю? – спросил он тихим уважительным голосом. – Пройдите сюда, мэм.
С усилием Вирджиния заставила себя подняться по ступенькам.
– Кто… кто это был? – спросила она, и дворецкий не затруднился ответить ей.
– Его светлость немного разгневался сегодня, – сказал он бесстрастно.
– Разгневался! – повторила Вирджиния, затем одернула себя.
Не полагается ей критиковать хозяина. Но это… это был ее муж!




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману -



Отлично
- Кэтти
30.09.2009, 17.51





отличная книга
- оксана
8.01.2010, 19.50





Очень интересная и жизненная книга. Очень понравилось.
- Natali
30.01.2010, 8.55





Цікаво,яку ви книжку читали, якщо її немає???
- Іра
28.08.2010, 18.37





класно
- Анастасия
30.09.2010, 22.13





мне очень нравится книги Тани Хайтман я люблю их перечитывать снова и снова и эта книга не исключение
- Дашка
5.11.2010, 19.42





Замечательная книга
- Галина
3.07.2011, 21.23





эти книги самые замечательные, стефани майер самый классный писатель. Суперрр читала на одном дыхании...это шедевр.
- олеся галиуллина
5.07.2011, 20.23





зачитываюсь романами Бертрис Смолл..
- Оксана
25.09.2011, 17.55





what?
- Jastin Biber
20.06.2012, 20.15





Люблю Вильмонт, очень легкие книги, для души
- Зинулик
31.07.2012, 18.11





Прочла на одном дыхании, несколько раз даже прослезилась
- Ольга
24.08.2012, 12.30





Мне было очень плохо, так как у меня на глазах рушилось все, что мы с таким трудом собирали с моим любимым. Он меня разлюбил, а я нет, поэтому я начала спрашивать совета в интернете: как его вернуть, даже форум возглавила. Советы были разные, но ему я воспользовалась только одним, какая-то девушка писала о Фатиме Евглевской и дала ссылку на ее сайт: http://ais-kurs.narod.ru. Я написала Фатиме письмо, попросив о помощи, и она не отказалась. Всего через месяц мы с любимым уже восстановили наши отношения, а первый результат я увидела уже на второй недели, он мне позвонил, и сказал, что скучает. У меня появился стимул, захотелось что-то делать, здорово! Потом мы с ним встретились, поговорили, он сказал, что был не прав, тогда я сразу же пошла и положила деньги на счёт Фатимы. Сейчас мы с ним не расстаемся.
- рая4
24.09.2012, 17.14





мне очень нравится екатерина вильмон очень интересные романы пишет а этот мне нравится больше всего
- карина
6.10.2012, 18.41





I LIKED WHEN WIFE FUCKED WITH ANOTHER MAN
- briii
10.10.2012, 20.08





очень понравилась книга,особенно финал))Екатерина Вильмонт замечательная писательница)Её романы просто завораживают))
- Олька
9.11.2012, 12.35





Мне очень понравился расказ , но очень не понравилось то что Лиля с Ортемам так друг друга любили , а потом бац и всё.
- Катя
10.11.2012, 19.38





очень интересная книга
- ольга
13.01.2013, 18.40





очень понравилось- жду продолжения
- Зоя
31.01.2013, 22.49





класс!!!
- ната
27.05.2013, 11.41





гарний твир
- діана
17.10.2013, 15.30





Отличная книга! Хорошие впечатления! Прочитала на одном дыхании за пару часов.
- Александра
19.04.2014, 1.59





с книгой что-то не то, какие тообрезки не связанные, перепутанные вдобавок, исправьте
- Лека
1.05.2014, 16.38





Мне все произведения Екатерины Вильмонт Очень нравятся,стараюсь не пропускать ни одной новой книги!!!
- Елена
7.06.2014, 18.43





Очень понравился. Короткий, захватывающий, совсем нет "воды", а любовь - это ведь всегда прекрасно, да еще, если она взаимна.Понравилась Лиля, особенно Ринат, и даже ее верная подружка Милка. С удовольствием читаю Вильмонт, самый любимый роман "Курица в полете"!!!
- ЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
18.10.2014, 21.54





Очень понравился,как и все другие романы Екатерины Вильмонт. 18.05.15.
- Нина Мурманск
17.05.2015, 15.52








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100