Читать онлайн Неотразимый мужчина, автора - Картленд Барбара, Раздел - Глава 6 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Неотразимый мужчина - Картленд Барбара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.4 (Голосов: 35)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Неотразимый мужчина - Картленд Барбара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Неотразимый мужчина - Картленд Барбара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Картленд Барбара

Неотразимый мужчина

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 6



Когда экипаж остановился, Николас и сэр Джеральд Кеган достали из своих сумок черные маски и надели их на себя.
Это придало им такой зловещий вид, что Кларинда остро почувствовала: еще немного — и она потеряет контроль над собой и закричит.
В один отчаянный миг, когда сходила со ступенек кареты, ей подумалось, что она может убежать. Но она знала, что Николас не впустую хвастался, когда говорил, что умеет хорошо бегать, и та же гордость, которая пришла на помощь в Прайори, подсказала ей, что не следует унижать себя лишь затем, чтобы быть пойманной на глазах у слуг.
— Мы приехали рановато, — заметил сэр Джеральд Кеган, когда они вышли наружу.
Николас огляделся вокруг и увидел лишь несколько экипажей и большой крытый фургон, поставленный несколько в стороне от Пещер.
— Через некоторое время здесь не будет хватать места, — ответил он. — Почти все, с кем я говорил, сказали, что будут присутствовать при столь знаменательном событии.
Он взял Кларинду за руку, когда произносил эти слова. Из прорезей маски блеснули его глаза, и ей показалось, что перед ней не человек, а готовый пожрать ее демон.
— Свадьбу Хозяина, — язвительно произнес он, желают отпраздновать все члены клуба.
Она не сделала ни малейшей попытки ответить. Ей показалось, что голос будто умер в ее пересохшем горле. Никогда прежде она не испытывала такого страха, который охватил ее, когда Николас провел ее через железные ворота. Около них за столом сидел человек в униформе.
Кларинда бросила взгляд на пистолет, висевший у него на ремне, и поняла, что он предназначен для непрошеных гостей. Она в отчаянии подумала о том, что лорд Мельбурн никогда не сможет пройти мимо этого стража ворот.
— Ваши пропуска, джентльмены, — потребовал человек в униформе, а затем добавил:
— Я знаю вас, мистер Верной.
Однако он протянул руку к сэру Джеральду, который достал что-то из кармана своего жилета, показал охраннику и спрятал обратно.
Потом они стали спускаться по проходу, который, как знала Кларинда, был вырублен в известняковой скале. Вдоль него на всем пути стояли лакеи.
Повсюду висели красные занавеси, пол был покрыт ковром, но потолок оставался белым и голым, и случайно на красном ковре под своими ногами Кларинда обнаружила маленький кусочек извести, упавший сверху. Он будто напоминал пришедшим сюда людям о том, что они находятся глубоко под землей.
Дорогу освещали факелы, закрепленные в канделябрах, похожих то ли на ухмыляющиеся маски каких-то чудовищ, то, ли на что-то непристойное, но Кларинда так и не смогла понять, что они все-таки изображали.
Затем проход резко пошел вниз, послышался шум голосов, Николас повернул влево и повел ее к двери, занавешенной шторами, сквозь которые можно было увидеть достаточно большую комнату.
В центре ее стояла женщина, и у Кларинды блеснул проблеск надежды, когда она увидела на ней одежду монахини. Но, услышав, как Николас фамильярно обращается к ней, она внимательнее вгляделась в лицо предполагаемой монахини. Оно было грубым и сильно накрашенным: глаза подведены черной тушью, а губы размалеваны ярко-красной помадой.
— Добрый вечер, Молли, моя дорогая, — сказал Николас. — Я надеялся, что ты останешься здесь надолго. Я привел тебе самую очаровательную Венеру, какую ты еще никогда не видела.
С этими словами он подтолкнул Кларинду вперед, и на нее устремился жесткий взгляд женщины.
— Достаточно хороша, — сказала она вульгарным голосом. — Но все они поначалу бывают хорошенькими.
— Приготовь ее для церемонии, — приказал Николас. — Скажи, что ее ожидает, и предупреди о том, чтобы она себя хорошо вела. Если впадет в истерику, дай ей успокаивающее средство.
При этих словах он отвернулся и посмотрел на сопровождающего его сэра Джеральда.
— У вас есть все необходимое, Джеральд, — сказал он. — Передайте это Молли.
— Я так и думала, что сэр Джеральд приедет сегодня вечером, — сказала Молли почти вызывающе. — И какую же роль вы будете сегодня играть, мой прекрасный джентльмен, или мне не надо задавать вопросов?
— Увы, сегодня мне предстоит играть лишь вспомогательную роль, — ответил сэр Джеральд. — Хозяин настаивает на своих правах. Но возможно, к концу вечера он станет более великодушным.
— Нет, — твердо сказал Николас. — Я уже говорил тебе, почему я намереваюсь быть первым. Но у меня нет времени, чтобы тратить его на пустые разговоры. Занимайся своим делом, Молли. А мне надо за всем присмотреть. Сегодня будет самая знаменательная ночь в истории клуба, она останется в памяти его членов на всю оставшуюся жизнь.
Нотки сумасшедшего возбуждения вновь прозвучали в его голосе. Затем он повернулся и вышел из комнаты. Сэр Джеральд улучил момент и сунул черный пузырек с наркотиком в руку Молли. Затем он тихо сказал:
— Не трать его на девчонку, если сможешь. Мне это самому может понадобиться.
Послышался звон монет, и Кларинда увидела, что вместе с пузырьком он вкладывает в руку Молли несколько соверенов.
— Будь хорошей девочкой, — сказал он Кларинде, — и делай то, что скажет тебе наша аббатиса. Будет очень жаль, если ей придется влить в тебя успокаивающее средство, чтобы притупить сознание.
Ведь в процессе церемонии тебе предстоит испытать незабываемые ощущения.
Его губы под маской искривились в злобной усмешке, и Кларинда почти инстинктивно отпрянула от него, но натолкнулась на черное одеяние аббатисы.
Когда сэр Джеральд исчез, Кларинда испуганно прошептала:
— Помоги мне… пожалуйста, помоги… Если у тебя есть хоть капля жалости в сердце… пожалей меня, потому что меня привезли сюда против моей воли. Если ты поможешь мне бежать, я дам тебе денег… Много денег. Пятьсот фунтов… тысячу, это сейчас не имеет значения. Когда мой дядя умрет… Он — отец мистера Вернона… Я буду очень богата. Я дам тебе все, что ты пожелаешь… Помоги мне выбраться отсюда.
Молли посмотрела на нее, и Кларинда уловила на ее накрашенном лице недоброе выражение. Это была женщина средних лет, и жизнь, которую она вела, отложила определенный отпечаток на ее внешности.
Когда-то, очевидно, она была хороша. На лице еще сохранились следы былой красоты. Но их затмевали грубая и неровная кожа, мешки под глазами и отвислый подбородок.
— Я знаю, какие ты испытываешь чувства, дитя, — сказала она. — Я прошла через это много лет назад — тогда я была даже моложе, чем ты, — мне было чуть больше тринадцати, и я была чиста и невинна. Но они увезли меня в Пещеры в Западный Викомб. Я помню, что на коленях умоляла сэра Фрэнсиса Дэшвуда смилостивиться надо мной и отпустить меня.
— Тогда ты понимаешь мое состояние, — с надеждой в голосе сказала Кларинда. — Пожалуйста, помоги мне… помоги.
Женщина, называемая Молли, покачала головой.
— Это безнадежно, дорогая, — ответила она. — Даже если бы ты предложила мне миллион золотых гиней, я не смогла бы помочь тебе выбраться отсюда. И не потому, что мне не нужны деньги, но потому, что ни одна женщина не могла покинуть Пещеры, если только ее не сопровождал джентльмен.
— Ты уверена в этом… вполне уверена? — спросила Кларинда задыхающимся голосом.
— Так же, как в том, что я здесь стою, — ответила Молли. — И джентльмены, которые явились сюда, пришли лишь с одной целью — и ты знаешь, в чем она состоит.
— Но я не знаю, — ответила Кларинда. — Мистер Верной сказал, что вы должны мне рассказать о том, что меня… ожидает. И мне хотелось бы… знать.
— Лучше тебе об этом не знать, — ответила Молли. — Послушай моего совета, выпей то, что находится в этом пузырьке, хотя сэр Джеральд и не велел делать этого. По правде сказать, я не выношу этого человека, несмотря на то что он щедро тратит свои деньги, когда это доставляет ему удовольствие.
— У меня нет никакого желания лишать себя сознания, — запротестовала Кларинда.
— Тогда выпей чего-нибудь горячительного, дорогая. От джина тебе полегчает, уверяю. Сейчас я дам тебе стакан.
— Нет… нет! — закричала Кларинда. — Я не хочу… ничего! Скажи мне, что я должна буду делать?
— Отслужить Черную Мессу — я полагаю, ты слышала о ней? — спросила Молли.
В глубине своего сознания Кларинда догадывалась о том, что могло происходить в Пещерах. Она когда-то читала, что Екатерина Медичи, жена Генриха II, участвовала в церемонии Черной Мессы для того, чтобы разрушить любовь своего мужа к Диане Пуатье.
Она прочитала описание этой церемонии на французском языке и подумала тогда о том, что если бы книга выходила в Англии, то все это было бы описано не так образно и не столь откровенно.
«Черная Месса»! Теперь, без всякой подсказки, она знала, какую роль ей предстояло сыграть. Венера была обнаженная женщина, которую клали на алтарь и над которой совершали богохульную мессу.
Эта мысль, будто вспышка, озарила ее сознание, и она почувствовала, что ее оставляют силы и ей становится, дурно при мысли о том, что ее может ожидать.
Дрожа всем телом, она прижала руки к своему лицу, будто хотела стереть весь тот ужас, который предстал перед ее мысленным взором.
— Тебе лучше выпить, дорогая, — сказала Молли, принеся стакан, наполовину наполненный неразбавленным джином, и протягивая его трепещущей Кларинде. — Они возьмут тебя, когда окончится служба, и первым будет Хозяин. Но к тому времени они в большинстве своем будут пьяны или одурманены наркотиками, и тебе необходимо немного выпить — истинно тебе говорю.
— То, что мне сейчас нужно, так это совсем не наркотики, — ответила Кларинда тихим голосом.
Теперь она знала, что если к моменту окончания службы она не будет спасена, то ей останется только одно — умереть.
На столах были ножи, подумала она. Она завладеет одним из них и убьет себя еще до того, как ее обесчестят.
Вполне ясно она представила себе то место на теле, в которое надо будет вонзить нож, чтобы смерть наступила мгновенно. Она вспомнила, как ее приемный отец рассказывал о том, каким образом победивший гладиатор убивал побежденного, когда римский император опускал книзу большой палец руки.
Это же место на теле выбирали и японцы, когда, совершая харакири, они падали на свой меч. Любым путем она добудет нож и убьет себя, прежде чем Николас или кто-либо другой дотронется до нее.
Похоже, с принятием этого решения Кларинда обрела новые силы. Она отняла руки от лица.
— Скажи мне, — сказала она Молли, — что будет… сначала?
— Ты снимешь одежду, дорогая, — ответила Молли, — и я надену на тебя белое одеяние Венеры. Когда они будут обедать, ты будешь сидеть у подножия алтаря. Никто из мужчин не притронется к тебе, ты предназначена для самого Сатаны.
На секунду Кларинда затрепетала.
— Неужели… неужели эта церемония действительно вызовет… магические силы… подземного мира? — спросила она.
Молли выдавила из себя смешок.
— Даже если это и так, то я ни разу не видела и не слышала ни одной из них! — ответила она. — Но те, кто выпил достаточно много спиртного или одурманил себя наркотиками, клялись, что видели картины потустороннего мира.
Кларинда вздохнула с облегчением, к тому же она знала, что ей не следовало даже в мыслях допускать подобные вещи. Если ей суждено было спастись, то лишь одно могло спасти ее — сила добра. Николас и ему подобные развращенные личности, которые вызывали темные силы для удовлетворения своей похоти, не имели права насмешничать над Богом.
«Я должна молиться, — подумала она, — молиться, как никогда, до тех пор, пока Господь своей милостью не пришлет лорда Мельбурна, чтобы меня спасти».
Но она видела вход в Пещеры и поэтому не могла представить себе, как ее спаситель сможет проникнуть через него. Ужас по-прежнему цепко охватывал ее, однако Кларинда чувствовала, что, несмотря на это, она уже справилась с собой и не была на грани обморока, как несколько минут назад.
Послушно, без всякого протеста, она пошла в угол зала вместе с Молли и начала снимать свою одежду.
В этот момент в пещеру вошли другие женщины.
Почти все они были одеты в сверкающие блестками вечерние платья, от всех них исходил запах дешевых духов, и все они без умолку переговаривались громкими вульгарными голосами. Все были молоды и достаточно привлекательны, но лица их были сильно накрашены. Они постоянно хихикали и смеялись от предвкушения того, что ожидало их впереди.
На многих из них были монашеские сутаны, а под ними не было почти ничего. Их обнаженные ноги открывались при ходьбе, а яркие туфли странно сочетались с суровой темной одеждой — точно так же, как их красные губы и пронзительные алчущие взгляды.
В то время как Молли помогала Кларинде раздеваться, аббатиса болтала не умолкая:
— Здесь не так хорошо, как в клубе сэра Фрэнсиса Дэшвуда, — говорила она. — У него там банкетный зал и внутренний храм в самой глубокой части горы.
Там протекает ручей, наполненный «нечестивой» водой, как назвали ее братья. В этом ручье новички принимают крещение. Все там устроено на более высоком уровне, но здесь мы имеем возможность собраться все вместе. Они не жалеют денег, когда дело касается еды и напитков.
Кларинда в ответ промолчала, и Молли продолжала болтать:
— Из Лондона привозят все, включая слуг. Мистер Верной говорит, что им завязывают глаза, чтобы они не знали, куда идут. Но, держу пари, кто-нибудь из них бросил украдкой взгляд-другой, ведь рано или поздно это может им пригодиться.
Когда Кларинда была полностью раздета, Молли накинула поверх ее головы длинную белую греческую тунику из тонкого шелка. Это одеяние, с замешательством подумала Кларинда, плохо скрывало ее наготу.
На талию Кларинды Молли повязала золотой пояс, а затем распустила ее волосы, которые пламенеющим шелковым облаком упали на ее плечи и спину, и поверх ее головы повязала золотую ленту.
— Какие замечательные у тебя волосы, дорогая! — воскликнула она. — У меня в молодости тоже были длинные волосы, хотя не такого красивого цвета, как у тебя. Но это было так давно.
— Зачем ты… занимаешься этим? — спросила Кларинда, ощутив в ее голосе простую человеческую грусть.
Губы Молли искривились в улыбке.
— Деньги! Какие еще другие причины могут быть для женщины моего возраста? Чем старше ты становишься, тем ниже опускаешься. Долгая жизнь предстоит лишь женщине, которая смогла привлечь самого респектабельного мужчину в Сент-Джеймсе. — Она недобро усмехнулась, затем продолжала:
— Не надо думать о плохом — ведь у меня еще есть в запасе несколько лет жизни.
— Я дам тебе деньги, — сказала Кларинда, делая последнюю попытку спасти себя. — Ты будешь жить в достатке остаток своих дней, и тебе больше никогда не придется работать в местах, подобных… этому. У тебя будет свой дом. Ты будешь жить комфортно, ты сможешь красиво состариться.
Видя, что Молли колеблется, Кларинда настойчиво прошептала:
— Неужели здесь не найдется джентльмена, который сможет помочь мне? Или которому нужны деньги?
— Именно об этом я сейчас сама и подумала, — ответила Молли. — Но, видишь ли, дорогая, я не знаю, кто они такие. На всех маски, потому что они не хотят, чтобы их узнали. Я знаю, конечно, мистера Вернона, потому что он нанял меня. Я знаю сэра Джеральда, он завсегдатай того публичного дома, в котором я работаю. Но другие! Может быть, я и встречала их, но, когда они одеты в такую одежду и носят такие маски, все кажутся одинаковыми. Большинство из них слишком богаты, чтобы нуждаться в деньгах, остальные же предвкушают острые ощущения, которые им предстоит испытать сегодня вечером, и не променяют их ни на что на свете.
— Я… понимаю, — сказала Кларинда, и ее голос стал безжизненным, словно у нее отобрали последнюю надежду.
Ей показалось, будто Молли слишком резко разрушила ее планы.
— Ты очень хорошенькая, — сказала она. — Скажу тебе одно: в клубе не было еще Венеры, которая была бы так хороша.
— И что происходит с ними — после этого? — запинаясь, спросила Кларинда.
— Если ты будешь задавать вопросы, тебе от этого не станет легче, — резко ответила Молли.
— Какие вопросы она задает? — раздался голос со стороны двери, и Молли с Клариндой увидели, что занавески раздвинулись, и в них появился Николас.
Кларинде показалось, что он выглядел невероятно страшным в кроваво-красном одеянии монаха с накинутым на голову капюшоном. Сквозь прорези маски злобно сверкали его глаза.
— Пойдем, — сказал он, — зал полон, пир начался. Братья смогут увидеть красоту Венеры, чья непорочность призовет сегодня к нам нашего Хозяина.
Он протянул к ней руку, и лишь нечеловеческим усилием Кларинда заставила себя вложить в нее свои холодные пальцы.
Она хотела было еще раз попросить его о пощаде, но в свете факелов, освещавших гардеробную, в которой они находились, она увидела расширенные зрачки его глаз. Мрачные, как черный агат, они были устремлены на нее, и она без слов поняла, что Николас находится под действием каких-то наркотиков.
Нет никакой надежды, подумала она, что он снизойдет к ее мольбе, поэтому в сердце своем вернулась к своим молитвам.
«Помоги мне… Господи… Помоги», — молилась она и понимала, что только эта молитва помогает ей сдерживать себя. Иначе она закричала бы или попыталась безуспешно бежать.
«Мне надо сохранить ясную голову и беречь силы, чтобы убить себя», — подумала она.
Потом из гардеробной комнаты ее вывели в тот же проход, по которому они с Николасом спустились.
Они спускались все глубже в чрево земли, и внезапно перед ними открылась огромная пещера, предназначенная для проведения церемоний. Она была округлой, почти правильной формы. Ее стены, как и коридор, были задрапированы красным бархатом, а в железных канделябрах горели толстые свечи. По кругу вдоль стен, а также в небольших альковах, прикрытых занавесками, стояли диваны.
В центре зала были расставлены столы, покрытые кружевными скатертями, они были сервированы столовым серебром и хрустальными бокалами. Лакеи в напудренных париках и золотых ливреях подносили блюда, разливали вино и обслуживали гостей, рассевшихся за столами. Рядом с каждым мужчиной сидела женщина.
Многие из монахинь, как заметила Кларинда, уже скинули свои монашеские одеяния и сбросили покрывающие головы платки. Они распустили волосы, и у некоторых женщин лишь они одни прикрывали телесную наготу.
В зале стоял гул голосов, перемежаемый взрывами грубого смеха, но при появлении Кларинды с Николасом возникла неожиданная тишина.
Однако, когда они прошли в центр большой пещеры к алтарю, сооруженному под высокой аркой с выгравированными на ней магическими знаками, толпа слабо зашевелилась. Алтарь, как заметила Кларинда, находился справа от спускающегося вниз прохода.
Ей не было никакой нужды разглядывать огромное перевернутое распятие, большие черные свечи или белую мраморную плиту алтаря, достаточно длинную и широкую, чтобы на ней поместилось обнаженное женское тело. Она и так знала о том, что ее ждет!
Посреди шести широких ступеней, ведущих к алтарю, она увидела золотое кресло наподобие трона, на котором, она знала, ей предстояло сидеть в течение мессы.
Медленно и почти в полной тишине Николас вел ее к этому месту.
Она старалась не замечать взглядов мужчин, пристально смотрящих сквозь свои маски на ее наготу, едва прикрытую белым одеянием. Она старалась молиться, старалась не думать о перевернутом распятии над своей головой, старалась помнить о том, что зло, царящее здесь, имеет не сверхъестественное, а обычное человеческое происхождение — оно живет в сердцах и мыслях собравшихся в этом зале людей.
Когда, наконец, она уселась в приготовленное для нее кресло, Николас отвесил ей издевательский поклон.
— Позволь, Кларинда, еще раз выразить свое восхищение по поводу твоего самообладания, — сказал он, — Ты достойна всяческой похвалы за то, что проявляешь такое послушание. Я вижу, что принял действительно мудрое решение жениться на тебе после того, как нас посетит Хозяин.
— Я ничего не говорила тебе, Николас, — ответила Кларинда и с облегчением почувствовала, что голос ее звучит твердо и бесстрашно. — Знай, что все твои деяния — это зло, порок и богохульство.
Она с вызовом взглянула на него, но когда услышала его смех, то поняла, что ее слова не произвели на него никакого впечатления.
— Скоро ты изменишь свое мнение, — сказал он, и будешь меня благодарить.
Подтекст этих слов был невыразимо ужасен.
Затем Николас оставил ее, и она увидела, что он подсел за столик к наиболее развязно ведущим себя женщинам; двое их кавалеров были уже сильно пьяны.
Кларинда огляделась. По обе стороны от нее стояли две жаровни, на которых тлела магическая трава.
Она вдохнула запах дыма и поняла, что это сильный наркотик. Она почувствовала, как он затуманивает ей голову и мысли теряют свою остроту.
Она была уверена в том, что травяная смесь состоит из белладонны, болиголова, вербены и мандрагоры, и приказала себе не терять ясности ума, иначе могла утратить решимость осуществить задуманное.
Прямо перед ней стоял столик с экзотическими блюдами. Время от времени к нему подходили гости, но Кларинду интересовал лишь серебристый блеск, возникающий тогда, когда они резали еду. Она увидела ножи. Один из них, с тонким, остро отточенным лезвием, пронзит ее тело без особых усилий.
Она должна им как-нибудь завладеть. Но она знала, что ей необходимо дождаться того момента, когда реакция пользующихся ножами мужчин и женщин будет настолько притуплена действием напитков и экзотического аромата, что они не смогут ей воспрепятствовать.
«Господи, помоги мне… Пожалуйста, Господи… помоги», — молилась она.
Когда шум пьяных голосов усилился, а женские взвизги стали звучать еще громче, Кларинда перестала смотреть на развернувшиеся перед ней разгульные сцены и подняла глаза к неокрашенному известняковому потолку.
«Я не хочу смотреть… Я не хочу смотреть… — говорила она про себя. — Это слишком низко. Это зрелище устраивают мужчины и женщины, которые отбросили все человеческие нормы поведения… и опустились ниже…животных».
Она сложила руки и произнесла молитву — молитву, которую повторяла всю свою жизнь перед тем, как лечь в постель, молитву, которой научила ее мать, когда она была крошечным ребенком. И когда прекрасные знакомые слова принесли ей некоторое утешение, она начала молиться за то, чтобы ее спасли.
Она знала, что только лорд Мельбурн сможет ее освободить, потому что никто больше не знал о том, где она находится. Никто, кроме него, не был способен придумать какой-нибудь план по ее спасению, как бы сильно ни было желание ее спасти.
«Господи, пошли его… Пошли его вовремя, — молила она, — и если ты не позволишь мне умереть быстро, позволь мне умереть достойно, без всяких криков, без всякого рыдания… от испытываемой боли. Помоги мне, Господи… Пожалуйста, помоги».
Ей показалось, что молитвы унесли ее далеко ввысь и подняли над разгулом, творящимся вокруг, и только через некоторое время она вновь обратила свое внимание на то, что происходило вокруг.
В какой-то момент она поняла, что сейчас должна начаться месса. Она уже видела священника — мужчину, которому сдали в аренду ферму у Медвежьей Берлоги. Она обратила на него внимание потому, что он был одет не в монашескую сутану, а в красную мантию. Даже в маске нетрудно было узнать его по лысой голове и многочисленным складкам пухлого подбородка.
Но священник все еще выпивал в дальнем конце пещеры, и она увидела, что многие мужчины, закончив свой обед, бродили по залу, ссорясь из-за женщин или совершая непристойные действия.
Некоторые уже дрались между собой, один «брат» уже лежал, растянувшись на полу, и его откинувшаяся в сторону сутана обнажала залитую вином рубашку и сверкающую в огне свечей бриллиантовую булавку, скрепляющую шарф.
Затем среди всеобщего буйного разгула Кларинда заметила высокую фигуру, пьяно шатающуюся среди столов и направляющуюся, похоже, прямо к ней. Она увидела, что человек держал в руках несколько бутылок, одну из них он нетвердым движением приложил к губам, но другие тоже не отпускал, будто от жадности хотел выпить больше всех.
Подойдя к ней совсем близко, он споткнулся, и она нервно вжалась в кресло, боясь, что он упадет прямо на нее. Как только она сделала это движение, она услышала знакомый голос, который очень тихо произнес:
— Готовься бежать.
На секунду она не могла поверить в то, что эти слова не послышались ей. Затем поняла с внезапным замиранием сердца, что ее молитвы были услышаны.
Лорд Мельбурн был здесь! Он смог проникнуть в Пещеры, надел маску, красную мантию и был теперь похож на одного из «братьев».
Говоря с Клариндой, он, пошатываясь, пытался выпрямиться. Внезапно молниеносным движением он бросил все три бутылки в большую жаровню, находящуюся слева от алтаря.
Под воздействием вылившегося чистого спирта вспыхнуло ослепительное пламя, а затем бутылки начали лопаться, со звуком пистолетных выстрелов разбрасывая вокруг себя осколки стекла. Находящиеся поблизости в страхе стали прикрывать свои головы.
При первых же звуках взрывов лорд Мельбурн повернулся, схватил Кларинду за руку, помог ей сойти по ступенькам, и они побежали в сторону выхода.
Перед этим в другую жаровню он бросил остававшиеся у него в руках самые большие бутылки.
Снова вспыхнули языки пламени, они ослепили всех, включая Кларинду, поэтому она ничего не видела, но лишь чувствовала, что ее с невероятной скоростью тащат по изгибающемуся вверх коридору, ведущему к единственному выходу из Пещер.
Она чуть не упала оттого, что ее ноги запутались в белом одеянии, но не успела издать легкий вскрик, как почувствовала, что ее подхватили сильные руки, и лорд Мельбурн, крепко прижав ее к груди, бешено помчался по покрытому ковром наклонному проходу.
Она чувствовала, как бьется его сердце, и знала, что из-за своего высокого роста ему приходится наклонять голову, а в таком положении бежать было очень трудно. Но никто не встретился им на пути, пока они не достигли железных ворот и не услышали за собой рев голосов.
Кларинда услышала этот звук очень отчетливо, и ее охватил безумный страх. Она вспомнила человека с пистолетом, который проверял людей на входе, и поняла, что лорд Мельбурн не сможет себя защитить, держа ее на руках.
Но охранник на входе находился в полусонном состоянии. Он посмотрел на джентльмена в маске и женщину, желающих уйти, и не сделал никаких попыток воспрепятствовать этому.
И только когда они промчались мимо, он медленно поднялся на ноги и повернул свою голову в сторону кричащего человека, бежавшего вслед за ними.
Кларинда слышала истерический визг Николаев, пробиравшегося вверх по узкому коридору.
— Останови их, будь они прокляты! Останови их, придурок! — орал он.
Снаружи было темно, но при свете вспыхивающих огней можно было разглядеть недалеко от входа карету лорда Мельбурна, лакея, стоявшего у открытой двери, и нетерпеливо бьющих копытами лошадей.
Лорд Мельбурн буквально бросил Кларинду на заднее сиденье, прыгнул в карету сам, и в ту же секунду кучер взмахнул кнутом, а лакей с ловкостью и быстротой обезьяны вспрыгнул на козлы.
Когда они рванули с места, сзади послышались крики и раздались два пистолетных выстрела, эхо которых утонуло во тьме. Одна пуля застряла в корпусе экипажа.
Они еще слышали голос Николаев, выкрикивающего непристойные ругательства. Затем раздался жуткий визг, высокий и пронзительный, будто завизжало животное, охваченное болью, но вскоре лошади, набирая скорость, унесли их так далеко, что уже ничего не было слышно, и Кларинда поняла, что она спасена.
Сначала не могла в это поверить. Ужас, который она испытала, был так силен, что он все еще держал ее в своих тисках. Казалось, что все это ей снится. Она спасена, твердила она себе, спасена от страшного оскорбления или от самоубийства, спасена от такого отвратительного надругательства, о котором было даже страшно подумать.
Она спасена… спасена… спасена.
Но когда она глубоко вздохнула, чтобы поблагодарить своего спасителя, ее самообладание рухнуло.
Слезы, которые она сдерживала весь вечер, хлынули, словно грозовой дождь, и, не понимая того, что делает, она рванулась к лорду Мельбурну и уткнула свое лицо в его плечо.
Он снял маску, сорвал красную сутану и обнял ее.
Обливаясь слезами и содрогаясь от рыданий, она дрожала всем телом — с головы до пят.
Он крепче прижал ее к себе. Но, почувствовав, как она холодна — и не только от наготы, но от перенесенного страха и страданий, подобрал упавший на пол кареты плед и потеплее укутал ее.
Она едва понимала, что он делает или что с ней произошло. Она могла только рыдать с такой силой, что, казалось, готова была выплакать все имеющиеся у нее слезы.
— Все хорошо, — сказал он нежно, — вы спасены.
Не плачьте, Кларинда, никто никогда теперь не тронет вас, никто не обидит. Вы спасены!
Она не могла вымолвить ни слова в ответ, она могла лишь рыдать, безрассудно и беспомощно, до тех пор, пока не промочила своими слезами насквозь его плащ.
Он знал, что самое большее, что может сделать для нее в этот момент, это нежно ее обнять. Он не мог поверить в то, что женщина может так беспомощно трепетать и так отчаянно рыдать у него на груди.
Наконец, когда карета уже подъезжала к Прайори, она, запинаясь, вымолвила со слезами в голосе:
— Вы пришли… Я молилась… и молилась… Но не думала… что Господь… вас пошлет.
— Но Он послал меня, — ответил лорд Мельбурн ласково, — и вы больше не должны бояться, Кларинда.
Он почувствовал, как ее маленькая рука вцепилась в отворот его плаща.
— Николас! — выдохнула она. — Он приедет… за мной, он… будет преследовать нас… Он убьет… вас.
— Не бойтесь, — твердо ответил лорд Мельбурн. — Я спас вас, Кларинда, и буду охранять. Вы слушаете меня? Я буду защищать вас от Николаев или от кого бы то ни было. Он больше никогда не притронется к вам.
— Вы не понимаете, — задыхаясь, вымолвила она, — он — злой… он — порочный… он верит во власть тьмы… Он думает, что может вызвать… дьявола. Он у… убьет вас, чтобы вернуть… меня обратно.
— Положитесь на меня, — сказал лорд Мельбурн. — Клянусь вам, Кларинда, вы не будете больше бояться.
Но даже когда лорд говорил ей эти слова, он понимал, что ужас, который она испытала, слишком глубоко проник в ее сознание и до нее едва доходит смысл сказанного. Он чувствовал, что она все еще дрожит в его руках, как птица, пойманная в ловушку.
— Поверьте мне, Кларинда, клянусь вам, что ничего больше не случится, — уговаривал он ее.
— Я… не понимаю, — бормотала она и снова начинала плакать, но не слезами облегчения. Она вновь переживала тот ужас, который, казалось, был самым реальным ощущением, испытанным ею за прошедший вечер.
Карета подъехала к главному входу Прайори. Лорд Мельбурн взял Кларинду на руки и, крепко прижимая ее к себе, вышел наружу. Он пронес ее в холл, где их ожидали Роза и Бейтс с побледневшими взволнованными лицами.
— С мисс Клариндой все в порядке, — сказал им лорд Мельбурн тихим голосом. — Она лишь очень напугана. Я отнесу ее наверх.
Он понес ее по ступенькам в спальную комнату, Роза прошла вперед, чтобы открыть дверь. Он нежно положил ее на кровать, но Кларинда вцепилась в него руками.
— Он придет… за мной… Я знаю, — простонала она. — Не оставляйте… меня… Пожалуйста, не оставляйте… меня.
Очень мягко лорд Мельбурн высвободил из ее пальцев свой плащ и, взяв Кларинду за подбородок, повернул ее лицо к себе.
— Послушайте, — сказал он, — послушайте меня внимательно, Кларинда. Я оставлю вас совсем ненадолго. Здесь останутся мужчины, чтобы охранять вас, и они убьют всякого, кто приблизится к вам. Вы понимаете это? Николас никогда не появится рядом с вами, обещаю вам это.
— Он убьет… вас, — прошептала Кларинда.
— Это я убью его, — сказал лорд Мельбурн решительно.
Его слова поразили ее, и она устремила на него широко открытые глаза. На секунду она перестала плакать.
— Вы так храбро себя вели, — сказал он тихо, — так замечательно, мужественно. Перестаньте плакать, положитесь на меня.
Она лежала очень тихо, вглядываясь в его лицо.
Она ясно видела его в свете горящих свечей — квадратный подбородок, твердый рот, решительный и жесткий взгляд. Затем она еле слышно проговорила:
— Вы… уверены в этом?
— Вполне, — ответил он.
Она протянула к нему свою руку, будто пытаясь его удержать, но он уже повернулся к Розе:
— Оставайся вместе со своей хозяйкой всю ночь.
Закрой дверь и забаррикадируй ее мебелью. Вас будут охранять, но другие меры предосторожности не будут лишними. Ты поняла?
— Да, милорд, — ответила Роза.
— Не уходите… Умоляю… Не уходите, — просила Кларинда.
Он вернулся обратно и положил свою руку на ее ладонь.
— Вы должны понимать — я делаю то, что необходимо, — сказал он, — и никто лучше меня не знает об этом.
Затем он вышел из комнаты и услышал, как за ним закрывают дверной замок.
— Бейтс, ты держал когда-нибудь в руках пистолет?
— Я пять лет служил в армии, милорд.
— И мой выездной лакей тоже, — сказал лорд Мельбурн. — Покажи мне, где ваш хозяин хранит оружие.
Он говорил на ходу, направляясь к входной двери.
— Джеймс! — позвал он. — Ты мне нужен.
Лакей быстро вбежал в дом, и Бейтс повел их к маленькой комнате, которая находилась при входе.
В ней хранилось множество оружия для спорта и охоты. Лорд Мельбурн взял охотничье ружье и мушкет и протянул их Бейтсу и лакею.
— Зарядите их, — сказал он. — Встаньте наверху лестницы перед спальней мисс Кларинды и стреляйте в любого, кто войдет в дом. Не вступайте в переговоры, не раздумывайте — и не промахивайтесь.
— Слушаюсь, милорд, — почти в один голос ответили мужчины.
Лорд Мельбурн открыл коробку, в которой хранились спортивные пистолеты сэра Родерика. Он взял один из них, зарядил патронами, а затем сказал Джеймсу:
— Положи эту коробку в карету.
— Вы приедете обратно, милорд? — спросил Бейтс.
— Я приеду обратно, — жестко ответил лорд Мельбурн, а затем, ни слова не говоря, спустился по ступеням и сел в экипаж.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Неотразимый мужчина - Картленд Барбара

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11

Ваши комментарии
к роману Неотразимый мужчина - Картленд Барбара



Сюжет романа необычный, читается легко, иногда захватывающе, неплохой роман.
Неотразимый мужчина - Картленд БарбараВалентина
29.08.2013, 19.10





Мда, на вкус и цвет,как говорят...по мне так примитивный серый романчик..зря потратила время, обратив внимание на отзыв....
Неотразимый мужчина - Картленд БарбараКати
1.09.2013, 15.46





Когда мне было 16 это был завораживающий роман. Прочла за ночь. Сейчас мне вдвое больше и впечатление другое. Мне не понравилось жаль потерянного времени.
Неотразимый мужчина - Картленд Барбарасвета
30.06.2014, 22.15





Когда мне было 16 это был завораживающий роман. Прочла за ночь. Сейчас мне вдвое больше и впечатление другое. Мне не понравилось жаль потерянного времени.
Неотразимый мужчина - Картленд Барбарасвета
30.06.2014, 22.15





Неплохой. Один раз можно прочитать. 8/10
Неотразимый мужчина - Картленд БарбараВикки
22.08.2015, 18.02





Можно почитать.
Неотразимый мужчина - Картленд БарбараКэтМ
1.02.2016, 15.09








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100