Читать онлайн Неотразимый мужчина, автора - Картленд Барбара, Раздел - Глава 10 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Неотразимый мужчина - Картленд Барбара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.4 (Голосов: 35)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Неотразимый мужчина - Картленд Барбара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Неотразимый мужчина - Картленд Барбара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Картленд Барбара

Неотразимый мужчина

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 10



Леди Ромина не была особенно глупа, но она была чрезвычайно тщеславна.
Это неудивительно, потому что ее стали баловать и восхвалять сразу же после того, когда она встала со школьной скамьи, и поэтому она начала верить, что ее красота является волшебной палочкой, которая поможет ей добыть все, что угодно.
Решив выйти замуж за лорда Мельбурна, она считала, что его явная неохота делать ей предложение есть не что иное, как мальчишеское упрямство, заставлявшее его не отдавать свою холостяцкую свободу без сопротивления.
Она знала, что привлекает его физически, и была убеждена в том, что рано или поздно он будет обожать ее страстно и всем сердцем, как и все другие мужчины, которые кидались к ее ногам, умоляя о благосклонности.
Но лорд Мельбурн был уклончив, и потому привлекал ее все больше. Однако, несмотря на это, она решила, что рано или поздно он уступит велению своего сердца и сделает ей предложение.
Отчасти она понимала его нежелание связывать себя узами с одной женщиной. Его любовные похождения были всем известны, и леди Ромина не питала насчет этого никаких иллюзий. Она знала, что ей нелегко будет добиться от него верности.
Но в то же время — говорила она себе, слегка пожимая белыми плечами, — все это не имеет особого значения. Когда он женится на ней, то займется тем, что будет ограждать ее от поклонников, и если он и бросит взгляд на какую-нибудь другую женщину, то она все же будет хозяйкой Мельбурна и женой, носящей его имя.
Леди Ромина уже достаточно долго вращалась в светском обществе и считала, что любовь — это нечто большее, чем страсть. Она знала, что женщины вступают в брак в основном для того, чтобы обрести социальное положение и богатство.
Лорд Мельбурн мог дать ей то, чего она желала в жизни. У нее были свои деньги, но она знала, что молодые красавцы Сент-Джеймса будут превозносить ее лишь до тех пор, пока она будет хороша собой. Она же хотела, чтобы ее муж имел высокое звание и непоколебимое положение в обществе.
Действительно, она очень разволновалась, когда узнала от Николаса Вернона о помолвке лорда Мельбурна с незнакомой девицей. Но когда она увидела Кларинду, то поняла, что за этой загадочной и необъяснимой ситуацией кроется иная причина.
Когда о свадьбе перестали говорить и лорд Мельбурн стал опекуном Кларинды, леди Ромина сказала себе, что все это дело возникло из-за того, что два поместья — Прайори и Мельбурн — имели общую границу, а интерес Неотразимого к деревенской девице она объяснила лишь одним словом — «обязанность».
Леди Ромина, конечно, была чрезвычайно раздосадована тем, что Кларинда стала пользоваться невероятным успехом и ее назвали «самой прекрасной дебютанткой сезона». Но информаторы леди Ромины, которых было немало, сообщили ей, что лорд Мельбурн почти не обращает внимания на свою подопечную, никогда не танцует с ней на балах, не ездит с ней в своем высоком фаэтоне и никогда не ведет с ней никаких интимных бесед.
Также ей сообщили о том, что он интересуется новой «юбкой» в Королевском балете и дважды в неделю обедает у кого-нибудь из своих старых подружек.
Появился слух, будто у него возродилась старая любовь, которая, по общему мнению, должна была угаснуть.
«Нет, — говорила леди Ромина самой себе, — Неотразимый не может интересоваться этой скучной девицей».
Она знала, что, несмотря на то что Кларинда живет в его доме — в большей степени из-за того, что там гостит его бабушка, — он меньше общается с ней, чем раньше.
Но что было еще более важным — так это то, что Кларинда могла выйти замуж и таким образом исчезнуть с ее пути. И тогда, подумала леди Ромина, она бы возобновила свою атаку на Неотразимого, используя самые чувствительные стороны его натуры, и, несомненно, добилась бы победы.
Когда она оставила Кларинду в комнате гувернантки, находящейся в конце служебного коридора в Гетерингтон-Хаус, то сказала себе, что помогла девушке свернуть на верный путь. Сэр Джеральд Кеган, может, и казался зловещим некоторым женщинам, но он был необыкновенно богат, и, если бы собрался жениться, на что было похоже, Кларинда, возможно, проявила бы мудрость и приняла его предложение.
В любом случае это было уже делом сэра Джеральда — убедить юную крошку в том, что он — самый желанный муж, тем более что большинство дебютанток ее возраста имели склонность к мужчинам значительно старше себя.
Улыбаясь, леди Ромина вышла из неосвещенного коридора и взглянула на прикрепленную на стене табличку с надписью «для частного пользования». Вряд ли кто-нибудь помешает им, подумала она. Сэр Джеральд, несомненно, будет благодарен ей за то, что она устроила ему свидание тет-а-тет, которого он так пылко жаждал.
Она была в курсе того, что сэр Джеральд чрезвычайно щедро благодарит за оказанные услуги, и подумала о том, сможет ли попросить у него большую бриллиантовую брошь в форме бабочки, которую она видела в витрине магазина на Бонд-стрит.
У леди Ромины была ненасытная страсть к драгоценностям, и ее любовники, несмотря на то что она старалась сдержанно выражать свои склонности, считали, что она слишком пристрастна к вещественному выражению их нежных чувств.
«Да, — решила она, — я определенно попрошу сэра Джеральда подарить мне эту прелестную бабочку».
В толпе, которая прохаживалась взад-вперед по коридору, она увидела приближающуюся к ней фигуру, и ее сердце забилось сильнее. Увидев лорда Мельбурна, любой человек сразу бы понял, почему он был прозван Неотразимым. Он обладал такими чертами, которые сразу выделяли его среди других — где бы он ни появился.
Сегодня он выделялся из толпы не только своим элегантным оливково-зеленым плащом и искусно повязанным белоснежным шарфом. Было еще что-то необыкновенно привлекательное в посадке его головы, развороте плеч и особенно — в выражении его лица.
«Разве может мужчина быть еще более красивым и физически привлекательным?» — спросила себя леди Ромина.
Буквально растолкав людей, она подошла к лорду Мельбурну и встала перед ним. Она смотрела на него снизу вверх нежным взглядом, ее алые губы призывно улыбались.
— Где же вы были весь вечер. Неотразимый? спросила она, и каждое ее слово звучало так соблазнительно, будто имело скрытый подтекст. — Я искала вас — я жаждала вас видеть.
— Я играл в карты, Ромина, — ответил лорд Мельбурн. — Позвольте сделать вам комплимент. Вы очень хорошо выглядите.
— Пойдемте потанцуем, — предложила леди Ромина.
— Сожалею, что не смогу быть вам полезным, ответил он, — хотя убежден, что у вас нет недостатка в партнерах. Я ищу Кларинду.
— Я хочу с вами танцевать, — запротестовала леди Ромина. — Мы так редко виделись в последние дни — или вы хотите побеседовать со мной в саду? Мне надо о многом вам сказать.
— В другое время, Ромина, — твердо ответил лорд Мельбурн. — Только что я получил записку от своей бабушки — она просила меня присмотреть за моей подопечной.
— Разве вам больше нечем заняться, кроме как играть роль заботливой няньки? Вам это не идет, — заявила леди Ромина. — Пойдемте и потанцуем, а затем я скажу вам, где вы сможете найти Кларинду.
— Сначала скажите мне об этом, — ответил лорд Мельбурн, — а затем, возможно, я приму ваше приглашение.
В его голосе прозвучала нотка сарказма.
— Вы сегодня не очень любезны, — произнесла леди Ромина, надувая губки, — поэтому я накажу вас и не скажу, где находится ваша подопечная. И кроме того, вам нет нужды беспокоиться о ней — ее сейчас очень хорошо развлекают, уверяю вас.
— С кем она сейчас? — Голос лорда Мельбурна был очень резок.
— С тем, кто — я убеждена — делает ей сейчас предложение. Если она примет его, вы будете свободны, Неотразимый, и сможете уделять мне чуть больше внимания, чем весь прошедший месяц. Должно быть, это очень утомительно для вас — нести ответственность за девушку, которая только что встала со школьной скамьи. Но вскоре, я убеждена, ваши трудности закончатся.
— С кем находится Кларинда и где? — нетерпеливо потребовал ответа лорд Мельбурн.
— Я уже сказала вам, что ее очень приятно развлекают, — ответила леди Ромина. — Разве женщина не испытывает наслаждение, когда мужчина кладет свое сердце к ее ногам? И вы не найдете ее. Неотразимый, как бы вы ни старались, поэтому не надо быть таким скучным. Пойдемте и потанцуем со мной.
— Кто с ней? — повторил свой вопрос лорд Мельбурн, но теперь в его голосе прозвучала ярость. Его жесткий и решительный тон заставил Ромину вскричать:
— Вы ведете себя абсурдно по отношение к этой девице! Оставьте ее в покое, я уверена, там ей будет гораздо веселее, чем с нами!
Говоря эти слова, леди Ромина дотронулась своими пальчиками до руки лорда Мельбурна.
— Давайте побеседуем с вами, как в былые времена, — сказала она мягко, и ее голос прозвучал с призывностью сирены.
Неожиданно лорд Мельбурн взял леди Ромину за руку. Это была маленькая, красивой формы рука с длинными тонкими пальчиками.
Леди Ромина расстегнула верхнюю часть длинной белоснежной перчатки, и когда она делала это, то в свете свечей на ее безымянном пальце блеснуло бриллиантовое кольцо.
— Где Кларинда? — повторил лорд Мельбурн.
Когда они говорили, то постепенно отодвигались от толпы в сторону дверного проема, ведущего в приемную залу, в которой не было почти никого, за исключением нескольких пар в дальнем углу.
— Я не собираюсь вам говорить, — ответила леди Ромина раздраженно. — Вы становитесь утомительны.
Неожиданно она остановилась и закричала:
— Вы обижаете меня!
Лорд Мельбурн, держа ее за руку, стал медленно и неумолимо сжимать ее пальцы.
— Что вы делаете. Неотразимый? Мне больно!
— Это значит, — ответил он, — что если сию минуту вы не скажете мне, где находится Кларинда, то, клянусь вам, Ромина, я сломаю вам пальцы. Вы будете не совсем привлекательно выглядеть с забинтованной рукой, к тому же будете терпеть от этого значительные неудобства в течение всех последующих недель.
— Вы сумасшедший! — зашипела она на него. — Абсолютно сумасшедший!
— Вполне возможно, — ответил он. — Где Кларинда?
Мгновение казалось, что леди Ромина будет сопротивляться ему, но, когда он сжал ее пальцы еще крепче, она вскрикнула еще раз.
— Она в конце того коридора, который идет от чайной комнаты, — задыхаясь, вымолвила она. — Там будет первый поворот направо — на нем написано «для частного пользования», и в конце прохода находится комната.
— Благодарю вас, — усмехнувшись, сказал лорд Мельбурн.
Произнеся эти слова, он повернулся и пошел прочь.
Она смотрела ему вслед, лицо ее исказила гримаса гнева, она сжимала пальцы левой руки и чувствовала, что они стремительно опухают.


Изумление Кларинды при виде сэра Джеральда Кегана сменилось ужасом, когда она поняла, что он закрыл на замок дверь комнаты, куда привела ее леди Ромина.
— Мне кажется… что произошла… какая-то ошибка, — заикаясь, вымолвила она. — Я думала… что найду здесь… мистера Джулиана Вилсдона.
— Здесь нет никакой ошибки, — ответил сэр Джеральд, и ей показалось, что он выглядит еще более развращенным и порочным, чем тогда, когда они с Николасом увезли ее из Прайори в Пещеры.
— У меня нет желания… разговаривать… с вами, сэр, — сказала Кларинда.
— А у меня есть желание заняться делом, а не пустой болтовней, — ответил сэр Джеральд.
Увидев выражение его лица и неожиданную улыбку на губах, Кларинда почти инстинктивно сделала шаг назад. Ее охватила дрожь, но она почувствовала, что не должна показывать ему своего страха.
— Нам… не о чем… разговаривать, — сказала она. — Мне хотелось бы забыть… нашу последнюю… встречу. Будьте добры… откройте дверь.
— Я не открою вам дверь, — ответил сэр Джеральд, — пока вы не возместите мне того, что отняли у меня в ту ночь в Пещерах.
— Я не… понимаю, — сказала Кларинда.
— А я полагаю, что вы должны понимать, — ответил он. — Я уверен, что вам было хорошо известно о том, что я не позволил бы Николасу Вернону насладиться вами после того, как месса подошла к концу. Я договорился с Молли о том, что перед тем, как начнется служба, она добавит в его вино то самое зелье, которое предназначалось для вас. Тогда бы я занял его место на службе и, когда она окончилась, вы стали бы моей, Кларинда.
— Но я… была… спасена, — запинаясь выговорила Кларинда.
— Да, вы были спасены, — согласился сэр Джеральд, — и лишили меня моих прав. Именно их я требую сейчас осуществить.
Он сделал к ней шаг, и Кларинда снова отступила.
— Вы… сумасшедший? — испуганно спросила она. — Вы не должны вести себя… подобным образом… здесь… в частном доме… на балу, где находится множество… людей… Вы ведь знаете о том, что если… я закричу — кто-нибудь придет мне на помощь.
— Это очень неприятно, — ответил сэр Джеральд, — но, если вы закричите очень громко, моя дорогая, я приму решительные меры. Я лишь обхвачу вашу хорошенькую белую шейку своими руками и сожму ее так крепко, что голосок умрет в вашем горлышке. Вы даже сами его не услышите!
Он улыбнулся так, что ей стало дурно, потому что было видно, насколько сильно он возбудился от своих слов.
— Это будет немного болезненный процесс, — продолжал он, — потому что я не собираюсь лишать вас чувств. Я не люблю заниматься любовью с бесчувственными женщинами и также предпочитаю, чтобы они не молчали.
— Вы… безумец! — вскричала Кларинда.
— Не совсем, — ответил сэр Джеральд. — Вы — Венера, вы предназначались в жертву Сатане как непорочная дева. Я дал себе слово, что буду вашим учителем, вашим руководителем в познании радостей любви, и не допущу, чтобы меня лишили этого.
— О каких любовных радостях вы говорите — о тех, что являлись частью ваших порочных и богохульных развлечений? — с гневом спросила Кларинда. — То, что я видела, было… низостью, и тот… разгул, который я наблюдала в Пещерах, заставил меня почувствовать стыд за мужчин, которые были рождены джентльменами, — за тех образованных и цивилизованных мужчин, которые опустились до животного состояния.
Сэр Джеральд рассмеялся.
— Когда вы сердитесь, вы выглядите еще привлекательнее, Кларинда, — сказал он, — и у вас есть мужество! Вы вели себя очень Храбро, когда мы с Николасом привезли вас в Пещеры. И теперь соберитесь с духом, потому что я сделаю вас моей — у вас нет никакого выхода.
В его ласковом тоне прозвучала безграничная угроза. Он не делал никаких движений, но Кларинде показалось, будто он придвинулся поближе и уже тянет к ней свои руки.
Неимоверным усилием она собрала свою волю в кулак и, высоко подняв голову, произнесла:
— Прошу вас, сэр, ведите себя… прилично… Мне хочется верить, что вы… лишь пугаете меня… Ни один мужчина, имеющий хоть каплю чести… не оскорбит беззащитную женщину… Отпустите меня, умоляю вас… И мы забудем об этом… разговоре навсегда.
— Хорошо сказано, — одобрил он. — Вы — самая доблестная женщина, которую я когда-либо встречал.
Но вам это не поможет, дорогая, потому что я страстно желаю вас. Ни одна Венера прежде так не привлекала меня.
Его взгляд скользнул по ее телу.
— Очень жаль, — продолжал он, — что служба тогда была прервана. У Мельбурна хватило ума утащить вас у нас из-под носа, но сейчас его здесь нет и дверь заперта на ключ. Подойди, Кларинда, пойми, что ты побеждена; клянусь, у тебя нет никакого выхода. Посмотри на меня, и ты увидишь, что я говорю правду.
Она была так напугана, что послушалась его и посмотрела ему в глаза — темные глаза, наполненные вожделением. В их глубине горел устрашающий огонь.
Кеган смотрел на нее так, что Кларинду охватил стыд, будто она стояла перед ним обнаженной.
Внезапно она увидела, что глаза его расширились, стали огромными и повелевающими.
— Иди ко мне, — сказал он ласково, — иди.
Его голос был негромок, но она почувствовала, что звук его завибрировал по всему ее телу.
Неожиданно она осознала, что с ней происходит.
Она двигалась к нему — шла так, как он говорил, — глядя ему в глаза, от которых не могла отвести своего взгляда. Он гипнотизировал ее. Она поняла это, но с паническим ужасом ощутила, что не может ему противостоять. И когда она почувствовала, что ее сознание начинает меркнуть, то начала молиться:
— Боже… помоги мне.
Это была та молитва, которую она множество раз повторяла в Пещерах. Она спасла ее тогда, она была услышана — появился лорд Мельбурн и вызволил ее из рук сатанистов.
— Боже… помоги мне, помоги.
И молитва будто освободила ее от губительного магнетизма сэра Джеральда — она почувствовала, что может отвести от него взгляд, и тотчас же поняла, что больше ему неподвластна.
Она побежала через комнату и, отодвинув диван, встала за его спинку. Она стояла, вцепившись пальцами в мягкую ткань, и ужас сотрясал все ее тело.
Сэр Джеральд засмеялся. Это был смех сексуально возбужденного мужчины, который знал, что объект его притязаний очень скоро будет в его руках.
Он медленно двинулся к ней, глядя ей прямо в глаза, и она знала, что еще больше возбуждает его своим сопротивлением. Просить о пощаде было бесполезно.
Она могла лишь держаться от него на расстоянии и не даваться в руки.
Он приблизился к дивану, и Кларинда снова собралась бежать.
— Подойди ко мне, Кларинда, — сказал он, — ты не сможешь бегать от меня долго. Рано или поздно ты окажешься в моих руках. Ты — словно птичка, пойманная в сети. Ты можешь биться и трепыхаться, но тебе не удастся вырваться на волю.
— Оставьте меня! — в отчаянии закричала Кларинда.
— Неужели ты думаешь, что я могу забыть о такой Венере, как ты? — говорил он. — О твоем белом теле, просвечивающем сквозь прозрачное одеяние! У тебя восхитительная фигура, моя дорогая, а нежность твоих губ должна быть еще более восхитительной. Я хочу тебя, Кларинда, а то, чего я хочу, я получаю!
Он сделал движение, будто хотел зайти за диван, и, когда она бросилась от него в сторону, он изменил направление и, протянув свою длинную руку, схватил ее за плечо.
Она тихо вскрикнула, когда он грубо прижал ее к своей груди. Затем он впился в нее губами и заглушил ее крик. У нее возникло такое гадливое чувство, что она почти перестала дышать.
Она ощущала, что его толстые, твердые, жестокие и жадные губы затягивают ее в такую липкую грязь, от которой она никогда не сможет очиститься. Она постаралась вырваться от него, но это было невозможно. Он держал ее словно клещами, его губы буквально впивались в нее, и она даже не могла шевельнуться в его объятиях.
Затем она почувствовала, что он слегка отстранил ее, а потом бросил на диван. Она пронзительно закричала, когда упала на мягкие подушки и почувствовала, как он обрушился на нее всей тяжестью своего тела.
Она снова закричала, и он снова впился в нее губами. Она пыталась бороться с ним и скинуть его с себя, но все было бесполезно.
Она испытала некий изумленный ужас, когда поняла, что страстное желание довело его до такой точки кипения, что для него теперь не существовало ничего, кроме его собственного вожделения.
Она чувствовала, как его рука добралась до ее груди и разорвала тонкую ткань платья. Затем, с отчаянием осознавая, что сейчас умрет от ужаса, она услышала неожиданный грохот.
На секунду сэр Джеральд напрягся, не поднимая головы и не отрывая от нее своих губ. Но грохот повторился, и дверь рухнула, слетев с петель.
Сэр Джеральд поднял голову, и, когда лорд Мельбурн ворвался в комнату, он оторвался от Кларинды и встал на ноги.
Мгновение двое мужчин смотрели друг на друга, а затем лорд Мельбурн нанес ему удар в челюсть. Это был удар профессионала — лорд обучался боксу у превосходных мастеров.
Сэр Джеральд пошатнулся, и лорд Мельбурн нанес ему еще один сокрушительный удар, и тогда сэр Джеральд отлетел в дальний конец дивана.
— Как ты посмел ударить меня! — в ярости закричал сэр Джеральд. — Если ты хочешь драться, Мельбурн…
— Я дерусь с джентльменами, а не с подонками, — ответил лорд Мельбурн и ударил его снова.
Сэр Джеральд был крупным мужчиной, и он не был трусом. Он поднялся на ноги, но лорд Мельбурн, словно ангел мести, нанес ему двойной удар сначала правой, а затем левой рукой.
Сэр Джеральд, шатаясь, отступил к камину и схватил тяжелую кочергу. Он двинулся на лорда Мельбурна, высоко держа свое оружие и рыча, словно загнанный в угол дикий зверь. С невероятной ловкостью лорд Мельбурн уклонился от обрушившегося на него железа и правой рукой нанес сэру Джеральду апперкот в подбородок, отчего тот буквально взлетел в воздух.
Затем лорд нанес удар левой рукой, а потом — снова удар и еще один удар, и сэр Джеральд отступал, пока не уперся спиной в стену и не сполз по ней на пол. Он сидел, вытянув перед собой ноги и безжизненно склонив голову набок.
Глаза его были полуприкрыты, из носа и рта стекала кровь.
Лорд Мельбурн стоял над ним, сжав кулаки. Его лицо было искажено яростью.
— Вставай, чертова свинья, — сказал он, — я еще не покончил с тобой.
Но сэр Джеральд не мог двигаться. Лорд Мельбурн огляделся вокруг. На соседнем столике стояла большая ваза с розами. Он выбросил из вазы цветы и плеснул воду в лицо сэра Джеральда.
Мгновение казалось, что душ не произвел на того никакого действия. Затем сэр Джеральд медленно открыл глаза.
— Ты слышишь меня? — спросил лорд Мельбурн. — Тогда слушай внимательно. Если ты не покинешь эту страну в течение сорока восьми часов для того, чтобы больше сюда никогда не возвращаться, я тебя арестую. У меня есть неопровержимые доказательства, что ты участвовал в финансировании и строительстве Клуба Адских Огней в Пещерах в поместье Вернона. Я не пускал эти доказательства в ход, потому что не хотел, чтобы мисс Верной участвовала в разоблачении этой грязной истории. Но сейчас ее имя не требуется упоминать, потому что я собрал достаточно много других улик и смогу убедительно их представить.
Лорд Мельбурн сделал паузу, а затем стал говорить более медленно и четко:
— Вам также могут быть предъявлены обвинения в соучастии в убийстве месячного младенца, чья мать клянется, будто его принесли в жертву в Пещерах.
Тело младенца было найдено зарытым в поле недалеко от Пещер, и оно может быть предъявлено в деле, возбужденном против вас. Если вас сочтут виновным, вы знаете, какое вас ждет наказание.
Лорд Мельбурн взглянул на сэра Джеральда со смесью презрения и отвращения на лице.
— Вы заслуживаете виселицы, — сказал он. — Но я даю вам шанс. У вас есть сорок восемь часов для того, чтобы покинуть Англию навсегда. Если вы вернетесь, вас будет ждать ордер на арест.
Лорд Мельбурн сделал паузу, ожидая от сэра Джеральда ответа, но глаза избитого мужчины бессильно закрылись, и он окончательно сполз на пол, растянувшись во всю длину.
И тогда лорд Мельбурн повернулся к Кларинде.
Она сидела на диване с широко открытыми глазами, напуганная, но без единой слезинки на лице, сжимала на груди разорванное платье, и лорду Мельбурну показалось, что она боялась пошевелиться, будто находилась во власти страшного ночного кошмара и никак не могла проснуться.
Он протянул ей руку и помог подняться.
— Пойдемте, Кларинда. Я отвезу вас домой.
— Да, — почти неслышно прошептала она, — пожалуйста… отвезите… меня… д-домой.
Он подумал о том, что ее разорванное платье обратит на себя всеобщее внимание, и оглядел комнату.
На спинке кресла висела небольшая вышитая шаль с длинной бахромой. Он взял ее, сложил треугольником и накрыл плечи Кларинды.
Она не сказала ничего, только дрожащими руками стянула шаль на груди. Затем он взял ее под руку, вывел из комнаты и двинулся по темному проходу, пока оба не вышли в коридор, все еще наполненный прогуливающимися людьми, покинувшими чайную комнату.
Они шли быстро. Некоторые гости старались заговорить с лордом Мельбурном, но он не обращал на них внимания. Когда достигли парадных дверей, лорд кликнул свой экипаж.
И лишь когда лошади тронулись, Кларинда издала невнятный звук и, высвободив свою руку, с бешеной силой ухватилась за него.
— Я… боюсь, — вымолвила она.
В ее голосе слышался ужас, подавлявший готовые пролиться слезы, и лорд Мельбурн крепко сжал ее пальцы.
— Мы поговорим, когда приедем домой, — успокоил ее он. — Вы пережили шок, Кларинда, но все закончилось, и этот человек никогда больше не побеспокоит вас, обещаю это.
Она ничего не ответила; всю оставшуюся дорогу они ехали в молчании. От Парк-Лейн до площади Беркли было совсем недалеко, и лошади лорда Мельбурна очень быстро преодолели это расстояние.
Лорд Мельбурн помог Кларинде выйти из экипажа и, поддерживая ее под руку, провел через холл в библиотеку. Он отказался от помощи слуг и сам налил ей маленькую рюмку бренди.
— Мне… это… не нужно, — пыталась отказаться она, но, увидев выражение его лица, поднесла рюмку к губам.
Огненная жидкость просочилась в горло. Она чуть не задохнулась, но знала, что бренди поможет ей растопить ледяной страх, тяжелой глыбой лежавший в ее груди.
— Спасибо… больше не надо… пожалуйста, — сказала она и отдала ему наполовину выпитую рюмку.
— Простите меня, Кларинда, за то, что это случилось, — сказал лорд Мельбурн:
— Но Кеган уедет из страны. Он побоится судебного преследования.
— Вы… не понимаете, — произнесла Кларинда, сжимая руки.
— Что я не понимаю? — мягко спросил лорд Мельбурн.
Казалось, ей трудно подобрать слова, чтобы объяснить ему. Ее лицо было очень бледно, а глаза, словно темные омуты, наполнены болью. Ему показалось, что она хотела, но не могла заплакать, потому что находилась в тисках жуткого страха. Глядя на нее, он вспомнил лица мужчин, которые первый раз попали под вражеский огонь. Такое же выражение, как в глазах Кларинды, было и в их глазах, когда они видели, как рядом погибают товарищи. Лорд Мельбурн почувствовал, что должен сказать ей что-то успокаивающее, должен ободрить ее, чтобы рассеять этот напряженный и отчаянный взгляд.
— Вы спасены, Кларинда, — сказал он. — Вы никогда больше его не увидите. Вы должны поверить мне — клянусь, я защищу вас от него.
— Но вы… не сможете… защитить меня… от других, — сказала Кларинда.
Секунду он не мог понять, о чем она говорит.
— От других? — переспросил он.
— От мужчин в масках… в Пещерах, — сказала она. — Разве вы не понимаете… Я была Венерой…
Меня должны были принести… в жертву… Поэтому сэр Джеральд… захотел, чтобы сегодня вечером… я стала Венерой… которую у него увели.
В первый раз она тихо всхлипнула.
— Они будут… подкарауливать меня… Я не смогу… скрыться от них… И где бы я теперь ни была… я буду бояться… потому что я не знаю… кто они… Я никогда не видела их… без… масок.
Лорд Мельбурн глубоко вздохнул. Затем сел рядом с Клариндой на диван и взял ее за обе руки.
— Послушайте меня, Кларинда, — сказал он. — Теперь я знаю, чего вы боитесь, я все понял. Но к счастью, имеется выход из создавшегося положения — и он очень простой.
Она взглянула на него, и он увидел, что в ее глазах блеснула искра надежды.
— Выход состоит вот в чем, — продолжал лорд Мельбурн. — Чего хотят все эти мужчины, если они действительно так же порочны, как Кеган, — в чем, впрочем, я сомневаюсь? Они хотят принести в жертву Сатане Венеру — чистую непорочную девушку. Но если вы выйдете замуж, они больше не будут интересоваться вами. И не только потому, что вас будет защищать муж, но и потому, что вы больше не будете годиться на роль Венеры. Поняли?
Она глубоко вздохнула, и он почувствовал, как ее пальцы сжали его руку. Затем она совсем по-детски произнесла — и в голосе ее уже не было прежнего ужаса:
— Но у меня… нет… мужа.
— Это очень легко поправить, — сказал лорд Мельбурн.
Ее пальцы ослабели и соскользнули с его руки, и он понял, что после всего пережитого у нее наступил крайний упадок сил.
— Идите спать, Кларинда, — сказал он мягко. Здесь, дома, вы находитесь в полной безопасности, и вы знаете об этом. Моя комната — недалеко от вашей.
Я оставлю дверь открытой — на случай, если вам станет страшно и вы захотите меня позвать. Но вы знаете так же хорошо, как и я, что здесь вас никто не потревожит. Спите спокойно, а завтра мы обсудим наши дальнейшие планы.
— Я не смогу… ходить… ни на какие балы, — всхлипнула Кларинда, — я не смогу ходить куда бы то ни было… потому что могу встретить… мужчин… подобных ему.
— Может быть, мы поедем в деревню? — предложил лорд Мельбурн.
— В Прайори?
По тону ее голоса он понял, что мысль о Прайори также пугала ее.
— В Мельбурн, — ответил он.
— Правда? — спросила она, и на лице ее, как признак возвращения к жизни, появился слабый румянец.
— У нас нет никаких препятствий, — ответил он. — Утром я скажу об этом бабушке, и еще до ленча мы будем на месте.
— Если бы мы… могли поехать… сегодня, — прошептала она.
— Я думаю, это очень расстроит бабушку, — сказал лорд Мельбурн. — Я искал вас на балу, Кларинда, для того, чтобы сказать, что она уехала домой пораньше.
Ее мучает ревматизм, и, если сейчас она спит, мне не хотелось бы ее беспокоить.
— Нет, нет… я даже думать об этом… не буду, — сказала Кларинда.
— Может быть, вы хотите, чтобы Роза легла спать в вашей комнате? — спросил он.
Она покачала головой:
— Нет, это… не имеет… смысла… Я не хочу говорить Розе о том, что случилось… Я не хочу говорить об этом… никому.
— А вам и не нужно рассказывать об этом, — сказал лорд Мельбурн. — Позвольте мне помочь вам подняться наверх и дойти до кровати.
— Нет, нет, я не… больна, — ответила она. Я только… была… глупа, но… — Она посмотрела на него немного жалким взглядом. — Вы оставите свою дверь… открытой?
— Даю вам слово, — ответил он, — и вы сами это хорошо знаете, что никто не осмелится обидеть вас, когда я здесь.
Он довел девушку до двери ее комнаты.
— Спокойной ночи, Кларинда, — сказал очень нежно. — Спите спокойно и ничего не бойтесь. Утро вечера мудренее, и мы вместе найдем правильное решение.
Она доблестно попыталась улыбнуться ему и сделала реверанс. Это был очень глубокий реверанс, будто таким образом она хотела выразить ему свое благоговение. И когда она привстала, то неожиданно взяла его за руку.
Суставы на его пальцах припухли и кровоточили от яростных ударов, которые он нанес сэру Джеральду. Она прижала их к своим губам, но, увидев его потемневший взгляд, которого она не смогла понять, открыла дверь и проскользнула в комнату.
В семь часов утра, когда вдовствующая маркиза завтракала в своей комнате, в ее дверь постучали.
Она с раздражением взглянула на дверь, потому что любила завтракать в одиночестве, и долго раздумывала, отвечать ей или нет, так как проснулась этим утром от сильной боли и не хотела видеть никого на свете, пока ее боль не утихнет и к ней не вернется доброе расположение духа.
— Войдите, — сказала она неохотно и с изумлением увидела на пороге не кого-то из старших слуг, как ожидала, а своего внука, одетого с безупречной элегантностью, которая всегда радовала ее глаз.
Она заметила, однако, что у него был утомленный вид, а под глазами виднелись темные круги, будто он не спал всю ночь. Это удивило ее, потому что она была осведомлена о том, что они с Клариндой вернулись домой достаточно рано.
— Доброе утро, бабушка, — сказал лорд Мельбурн.
— Почему так рано. Неотразимый! — воскликнула бабушка. — Никогда не думала, что удостоюсь чести видеть тебя во время завтрака!
— Я сам уже позавтракал, — ответил лорд Мельбурн, — и я знаю, бабушка, что вы любите пребывать в одиночестве, когда поют петухи. Но мне необходимо с вами поговорить.
— Я думаю, что лишь дело огромной важности смогло поднять тебя с уютной постели в такой неподходящий час — если только ты не собрался посетить фабрику или отправиться на скачки, — заметила маркиза.
— Ни то ни другое, — ответил лорд Мельбурн. — Около половины одиннадцатого мы собираемся уехать в Мельбурн, и я думаю, мадам, что у вас масса времени, чтобы подготовиться к поездке.
— И ты называешь это «массой времени»? — улыбнулась маркиза. — Откуда возникло столь внезапное решение?
Лорд Мельбурн отвел взгляд в сторону, и она поняла, что он подбирает подходящие слова.
— Прошедшим вечером случилась одна неприятность, которая расстроила Кларинду, — ответил он. — И у нее больше нет желания посещать балы или какие-нибудь другие увеселительные мероприятия.
Надо принять какое-то решение, и лучше это сделать в деревне.
— Я полагаю, что она согласится принять предложение одного из воздыхателей, которые в томлении бродят вокруг нашего дома последние несколько недель, — заметила маркиза. — Может быть, это будет герцог?
Лорд Мельбурн покачал головой.
— Нет, бабушка. Боюсь, что разочарую вас, это будет не герцог.
— Тогда я больше не буду гадать, — сказала маркиза. — Считаю, что очень разумно увезти Кларинду именно сейчас, когда она имеет невероятный успех, когда она провозглашена не только самой красивой дебютанткой всех сезонов, но также самой очаровательной и имеющей самые изысканные манеры дебютанткой — за исключением, конечно, того случая, который произошел вчера в Девоншир-Хаус.
— Его милость несколько перестарался в своих ухаживаниях, — объяснил лорд Мельбурн.
— Очень жаль… — начала маркиза, но, взглянув в лицо своего внука, запнулась.
Она не видела у него такого горестного взгляда со дня смерти его матери, которую он обожал. И теперь, как и тогда, горькие складки вокруг его рта заставили ее обнять внука и крепко прижать к себе.
— В чем дело. Неотразимый? — мягко спросила она.
— Я надеюсь, — сказал он медленно, стараясь не выказывать своих чувств, — что смогу устроить дела Кларинды в течение нескольких дней, и тогда, бабушка, я уеду за границу.
— За границу! — повторила маркиза, повышая тон. — Почему, великий боже, ты собираешься уехать за границу?
— У меня есть большое желание вновь увидеть Париж и, возможно, Рим, — ответил лорд Мельбурн.
— Красивые слова! — воскликнула бабушка. Но ты знаешь, я не люблю, когда мне морочат голову подобными фантазиями! В чем настоящая причина?
— Не надо до нее докапываться, бабушка, — попросил лорд Мельбурн. — Не надо вникать очень глубоко.
Просто я не хочу больше оставаться здесь после того, когда будущее Кларинды будет устроено.
— Надеюсь, ты счастливо устроишь ее жизнь, — сказала маркиза. — Меня всегда огорчает, когда я вижу, что такие хорошенькие девушки, как Кларинда, так несчастны в любви.
— В любви! — воскликнул лорд Мельбурн. — Разве Кларинда кого-нибудь любит?
— Конечно, она влюблена, — обронила маркиза. — Разве ты не понимаешь. Неотразимый, что не влюбленная девушка не будет отвергать предложения таких женихов, как герцог Кингстон, и не будет каждую ночь плакать в подушку.
— Кларинда плачет по ночам? — спросил лорд Мельбурн. — Я знал, что она была расстроена прошлой ночью…
— Я не имею понятия о том, что она делала прошлой ночью, — продолжала маркиза, — но Роза говорит, что почти каждую ночь ее подушка бывает мокра от слез и она беспричинно плачет, когда остается одна. Женщины, Неотразимый, льют слезы тогда, когда их сердце томится по мужчине!
— Но по кому она плачет? — в изумлении воскликнул лорд Мельбурн.
— Я думаю, что тебе это должно быть известно лучше всех, — укоризненно произнесла маркиза. — Определенно она плачет не по одному из тех джентльменов, которые предлагали ей свою руку и сердце бессчетное количество раз. Если некоторые из них и обращались к тебе за помощью по этому вопросу, то у меня они просили содействия неоднократно!
— О черт! Но в кого она, может быть влюблена? воскликнул лорд Мельбурн с нарастающей злостью, потому что эта загадка начала выводить его из себя.
— Я прощаю тебе твои несдержанные выражения, — холодно сказала маркиза, — так как полагаю, что ты имеешь весьма непосредственное отношение к счастью Кларинды. Роза убеждена, что в этого мужчину Кларинда влюбилась еще в деревне.
— Но это невозможно! — возразил лорд Мельбурн. — Единственный, кого она знала, так это Джулиан Вилсдон — мальчишка, который был едва старше ее, Николас Верной, который умер, и…
Внезапно он замолчал, и на лице его появилось немного глупое выражение, пока в голову не пришла внезапная мысль. Мысль эта была столь потрясающа, что он сел и застыл в оцепенении, словно превратился в камень.
Маркиза не произносила ни слова, только смотрела на него своими проницательными умными глазами, пока он, словно кто-то толкнул его, не вскочил на ноги. И она знала, что разговор их окончен.
— Ваш покорный слуга, бабушка, — сказал он. Я надеюсь, вы будете готовы к половине одиннадцатого. Вы с Клариндой поедете в карете, я сяду в свой фаэтон.
— Я соберусь к этому времени, — ответила маркиза, — и надеюсь, что этот скорый отъезд из Лондона, который, впрочем, я не одобряю, по крайней мере, решит проблему, мучающую Кларинду по ночам.
— Я искренне желаю того же, — ответил лорд Мельбурн.
Она увидела внезапно блеснувший огонек в его глазах, который никак не соответствовал торжественности тона и разгладил горькие складки на его лице.
Он вышел из комнаты и закрыл за собой дверь.
И когда маркиза осталась одна, она коротко рассмеялась, будто ее развеселила какая-то понятная только ей шутка.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Неотразимый мужчина - Картленд Барбара

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11

Ваши комментарии
к роману Неотразимый мужчина - Картленд Барбара



Сюжет романа необычный, читается легко, иногда захватывающе, неплохой роман.
Неотразимый мужчина - Картленд БарбараВалентина
29.08.2013, 19.10





Мда, на вкус и цвет,как говорят...по мне так примитивный серый романчик..зря потратила время, обратив внимание на отзыв....
Неотразимый мужчина - Картленд БарбараКати
1.09.2013, 15.46





Когда мне было 16 это был завораживающий роман. Прочла за ночь. Сейчас мне вдвое больше и впечатление другое. Мне не понравилось жаль потерянного времени.
Неотразимый мужчина - Картленд Барбарасвета
30.06.2014, 22.15





Когда мне было 16 это был завораживающий роман. Прочла за ночь. Сейчас мне вдвое больше и впечатление другое. Мне не понравилось жаль потерянного времени.
Неотразимый мужчина - Картленд Барбарасвета
30.06.2014, 22.15





Неплохой. Один раз можно прочитать. 8/10
Неотразимый мужчина - Картленд БарбараВикки
22.08.2015, 18.02





Можно почитать.
Неотразимый мужчина - Картленд БарбараКэтМ
1.02.2016, 15.09








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100