Читать онлайн Наказанная любовью, автора - Картленд Барбара, Раздел - Глава 6 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Наказанная любовью - Картленд Барбара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8 (Голосов: 17)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Наказанная любовью - Картленд Барбара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Наказанная любовью - Картленд Барбара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Картленд Барбара

Наказанная любовью

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 6

Уснуть ей удалось лишь незадолго до того, как кто-то постучал в дверь.
— Что? — спросила она.
— Лорд саиб уезжает через час, мэм-саиб, — ответил слуга.
— Я буду готова, — быстро проговорила Латония.
Она встала и быстро оделась, однако, выйдя на веранду, где должен был быть сервирован завтрак, обнаружила, что лорда Бранскомба уже нет. Латония решила, что он, должно быть, завтракает с кем-то из офицеров, и отчасти была этому даже рада. Ей совсем не хотелось видеть его после вчерашнего объяснения.
Она подумала, что рано или поздно должна была столкнуться с кем-нибудь из прошлого Тони, хотя и трудно было предположить, что это окажется именно Эндрю Ауддингтон. Теперь она понимала, почему лорд Бранскомб был так зол на Тони за эту историю — ведь Ауддингтон служил в его полку.
«Что бы там его светлость ни думал, — сказала себе Латония, — я все равно считаю, что Эндрю Ауддингтон вел себя как слабовольный и бесхарактерный человек».
Впрочем, она знала, что не следует говорить этого лорду, и со страхом ждала его возвращения, боясь, что он опять примется перечислять грехи Тони. Что касается того выхода из создавшейся ситуации, который предложил лорд Бранскомб, Латония при всем желании не могла воспринять его всерьез.
«Он просто пытался меня запугать», — говорила она себе.
В то же время Латония понимала, что, если обман раскроется, пострадает не только она. Лорда Бранскомба сурово осудят за то, что, будучи представителем вице-короля, он возил с собой молодую женщину, представляя ее как свою родственницу, в то время как между ними не было никакого родства.
«Я должна вернуться домой… уехать из Индии… не откладывая!» — с внезапным волнением подумала Латония, решив сказать об этом лорду Бранскомбу сразу же, как он вернется.
Денег на билет у нее было достаточно, но она не имела понятия, как добраться отсюда до Бомбея, и понимала, что в одиночку ей такого путешествия не совершить. С каждой минутой её тревога росла: лорд Бранскомб умел представить любое дело куда более сложным, чем на самом деле. Когда же он наконец вернулся, Латонии не представилось возможности поговорить с ним наедине. Он пришел с двумя старшими офицерами, и карета, которая должна была отвезти их на железнодорожную станцию, была уже готова. У Латонии хватило времени только забрать зонтик, перчатки и сумочку. В карете она села рядом с лордом Бранскомбом, а офицеры — напротив.
Когда они добрались до станции, их личный вагон уже был прицеплен к составу. Латония была несказанно удивлена тому, что кондуктор спросил разрешения у лорда Бранскомба, перед тем как просигналить машинисту отправление.
Оставшись в купе один на один с лордом, Латония посмотрела на него с опаской. Он был мрачнее обычного и то и дело сердито поджимал губы. Впрочем, он ничего не сказал — просто вручил ей газету, одну из тех, что были оставлены здесь специально для них. Это была английская «Тайме» трехнедельной давности. Поняв, что лорд не желает с ней разговаривать, она послушно уткнулась в газету, хотя ей и трудно было сосредоточиться на политических трудностях Англии или отчете о приеме в Виндзоре, данном королевой в честь прибывших в страну лиц иностранных королевских семей.
Через три четверти часа поезд замедлил движение и остановился, к удивлению Латонии, на очень маленькой станции. Она уже привыкла к огромным толпам зевак, но на платформе было всего два или три человека да несколько любопытных детишек из деревушки сразу за станцией.
Внезапно Латонии пришло в голову, что никто не ожидал, что поезд здесь остановится, и впервые после того, как они покинули лагерь, она заговорила с лордом Бранскомбом:
— Почему мы остановились здесь? — спросила она.
— Я объясню вам через несколько минут, — был ответ.
Латония удивилась, но не стала настаивать. В купе вошел слуга со стаканами холодного сока и нарезанной папайей. Латония взяла сок и принялась медленно пить, теряясь в догадках, что все это значит.
Лишь минут через двадцать старший слуга, войдя, негромко сказал лорду Бранскомбу:
— Все готово, лорд саиб.
Лорд отложил газеты и быстро поднялся.
— Идемте, Латония. Его тон испугал девушку.
Выйдя на платформу, Латония увидела грубую, повозку, разительно отличавшуюся от всех, в которых они путешествовали до сих пор. Запряженная молодым жеребцом, повозка быстро помчалась к деревне, сопровождаемая детишками, которые пронзительно вопили и протягивали руки, требуя бакшиш. В такой ситуации было бы глупо задавать вопросы — кроме того, Латонию не покидало неприятное чувство, что лорд все равно ничего ей не скажет.
Вскоре дети отстали, а на задворках деревушки Латония увидела небольшой домик с жестяной крышей. Еще до того, как стал виден крест на двери, она поняла, что это церковь, и, повернувшись к лорду Бранскомбу, горячо воскликнула:
— Прошу вас… мы не должны… этого делать! Это… неправильно!
— Больше нам ничего не остается, — твердо ответил лорд.
Латония готова была протестовать, готова была умолять его, но в этот момент повозка остановилась, а из церкви вышел мужчина. Он был высок, сухопар и одет в черную рясу. С первого взгляда было ясно, что это миссионер.
Лорд Бранскомб вышел из повозки и пожал ему руку. Миссионер сказал:
— Из слов вашего слуги, мистер Комб, я понял, что вы хотите жениться.
— Да, это так, — кивнул лорд Бранскомб. — А это моя будущая жена, мисс Хит.
Священник пожал руку Латонии, а потом повел их обоих в церковь, которая, судя по голым стенам и нехватке свечей, была пресвитерианской. Священник, понимая, что лорд Бранскомб спешит, не стал терять времени и, когда Латония и лорд Бранскомб встали перед ним, начал обряд венчания.
Они вернулись к станции, и поезд пошел дальше на север. Латонии казалось, что все это сон. Она не могла поверить, что только что вышла замуж, и это произошло так странно и просто. Она ничуть не чувствовала себя новобрачной, а лорда Бранс-комба — своим мужем. Единственным доказательством, что венчание ей не приснилось, было золотое обручальное колечко на ее безымянном пальце. Оно было немного великовато, но казалось Латонии тяжелой цепью, которая навеки сковала ее.
Как случилось, что теперь она замужем?
Как случилось, что теперь она — жена человека, который презирает и ненавидит ее, который принудил ее к этому браку потому, что они с Тони его обманули?
«Что я могу сказать? Что я могу сделать?» — в отчаянии спрашивала себя Латония и не находила ответа.
Они достигли места назначения только к вечеру, когда жара уже спала. Латония всю дорогу хотела спросить, куда они едут, но боялась заговорить и лишь смотрела в окно. Проносящиеся мимо бесконечные равнины казались ей символом пустоты ее будущего.
Затем, как-то неожиданно, они прибыли на место и вскоре уже ехали через город. Все вокруг было знакомо: пестрые груды фруктов, бурлящая разноцветная толпа, которую невозмутимо рассекали священные коровы: их никто не смел тронуть. В лавках продавались стеклянные браслеты и яркие сари всех цветов и оттенков.
Вскоре лорд и Латония уже спешивались перед дворцом, стены и башни которого явно скучали по краске. Начался обычный обмен приветствиями, а потом — прием в тронном зале. На сей раз раджа, человек средних лет, показался Латонии менее приятным, чем все предыдущие. Он был не то чтобы груб, но в нем чувствовалась тяга к жестокости, и Латония первым делом подумала, заметил ли это лорд Бранскомб. Впрочем, как и следовало ожидать, лорд был очень вежлив, приветствовал раджу от имени вице-короля и произнес все принятые на Востоке комплименты.
Латония впервые была представлена как жена лорда Бранскомба.
— Я не знал, что вы женаты, мой лорд, — сказал раджа на неплохом английском.
— Я только что вернулся из Англии, и лишь несколько человек знают, что моя жена путешествует со мной, — объяснил лорд Бранскомб.
— Я рад одним из первых принимать у себя ее светлость, — произнес раджа. — Разумеется, мы должны отпраздновать это счастливое событие. Я уверен, что леди Бранскомб понравятся наши танцоры.
— Мы оба почтем за честь их увидеть, — ответил лорд, прежде чем Латония успела что-то сказать.
Домик для гостей был очень похож на все прочие. Лорда Бранскомба и Латонию ожидала целая армия слуг, некоторые из них, Латония не сомневалась, знали английский и обо всех услышанных разговорах были обязаны докладывать во дворец.
Раджа был мусульманином, и потому они могли поужинать вместе с ним. Все раджи, которых они посетили до этого, исповедовали индуизм, а значит, вкушали пищу в одиночестве.
Латония надела одно из своих лучших платьев, понимая, что, даже если лорд Бранскомб и презирает ее, она как его супруга должна выглядеть соответственно. Она волновалась и потому провозилась дольше обычного, укладывая прическу, а когда наконец вышла в гостиную, лорд Бранскомб уже ожидал ее, и его вид без слов сказал ей, что она опоздала.
— Простите… — начала Латония, но лорд нетерпеливо пошел к двери, и ей ничего не оставалось, как только последовать за ним и сесть в ожидавшую их карету. До дворца они ехали в полном молчании, и Латония поневоле задумалась, сможет ли она жить с ощущением, что ее муж так же неприступен, как снежные вершины Гималаев.
Раджа встретил их с подобающими церемониями. Он был с головы до ног усыпан драгоценностями, но в их блеске Латонии почудилось что-то зловещее, да и в глазах у раджи нет-нет да и вспыхивал дьявольский огонек.
«У меня просто разыгралось воображение», — успокаивала себя Латония, и все же это было первое княжество, где придворные прямо-таки излучали враждебность. Их губы улыбались, но глаза оставались настороженными и подозрительными.
«Здесь что-то не так, » — сказала себе Латония.
Ей очень хотелось знать, разделяет ли ее чувства лорд Бранскомб, однако он вел с раджей легкую приятную беседу, и его голос звучал как всегда ровно.
Из-за усталости и тревоги Латонии трудно было сосредоточиться, и смысл происходящего от нее ускользал. Все напоминало ей лишь об одном: она замужем, но ей в отличие от Тони ни о каком «жутком счастье» говорить не приходится.
Все мечты о любви и о человеке, который полюбил бы ее так, как ее отец любил свою жену, разлетелись в дым.
«Как могла я быть так глупа и не понимать, чем все это кончится?» в который раз спрашивала себя Латония. С другой стороны, в самых страшных своих предположениях она не могла представить себе свадьбы. Она понимала, что лорд Бранскомб будет злиться, предвидела, что он с позором отправит ее в Англию, но ей никак не могло прийти в голову, что вместо этого он на ней женится, чтобы избежать грандиозного скандала, который свел бы на нет и ее, и его репутацию. О Боже, как она была глупа и наивна! Ей казалось, что Индия так далека и, вернувшись домой, она позабудет все, что произошло в этой далекой стране. Вместо этого ей надо было сообразить, что лорд Бранскомб — слишком важная персона, чтобы люди не следили за каждым его шагом, не сплетничали бы о нем и не завидовали бы ему. Теперь Латония понимала, что он сделал, единственный возможный при сложившихся обстоятельствах шаг. И сделал его очень умно. Латония не сомневалась, что миссия в маленькой деревушке, где их обвенчали, вряд ли получает хоть какие-то газеты, не говоря уже об индийских.
«Лорд Бранскомб повел себя очень умно, — так думала Латония. — А я была просто дурой и заслужила наказание, которое мне досталось».
Ее смирение и самоуничижение к вечеру достигло того, что Латония уже подумывала на коленях умолять лорда Бранскомба о прощении. Но когда они вернулись, в гостевом домике их ждал слуга, чтобы спросить, не нужно ли им чего-нибудь, и прежде чем отослать его, лорд Бранскомб сказал своей супруге:
— Спокойной ночи, Латония! Надеюсь, вы хорошо выспитесь.
С этими словами он удалился в свою спальню. Латония подумала, что, хотя их комнаты рядом, их сердца и умы разделяет Вселенная.
Раздеваясь, она обнаружила, что спальни соединены между собой. До этого она не замечала двери между ними, потому что ее закрывала занавеска из бус. Латония слышала, как лорд Бранскомб расхаживает по своей спальне.
Она села за туалетный столик и, глядя в зеркало, подумала, что сказала бы ее мать, узнав, что брачную ночь ее дочь проводит не только в одиночестве, но и в бесчестье. Мать часто рассказывала Латонии о том, как была счастлива во время своего медового месяца.
«Твой отец был самым красивым мужчиной на свете, — говорила она Латонии. — Выйдя за него замуж, я чувствовала, что мы попали в рай, и во всей Вселенной нет больше никого — только он и я».
«Как мечтала и я испытать то же самое», — сказала Латония своему отражению, понимая, что из-за собственной глупости ее мечтам не суждено сбыться.
Она легла, но не могла заснуть и стала прислушиваться к негромким звукам за окном. Вот скрипнул колодезный ворот, послышался далекий лай бродячей собаки, плач ребенка, кашель какого-то старика — должно быть, сторожа. Звуки переплетались и смешивались с ароматом цветов апельсина и жасмина, с запахом теплой пыли и нагретых солнцем камней.
«Если бы я влюбилась, — подумала Латония, — лучшее место для любви, чем Индия, трудно найти».
Два часа спустя она по-прежнему не спала и ворочалась на постели, изнывая от жары. В конце концов ей это надоело, и она решила сходить в ванную, которая тоже соединялась с ее спальней. Латония выбралась из кровати и, открыв дверь в ванную, внезапно услышала шепот. На мгновение ей стало жутко, и она замерла, вцепившись в дверную ручку. Потом она сообразила, что говорят на урду. С эффектом передачи звука по водопроводным трубам ей уже приходилось сталкиваться за время путешествия — она испугалась просто потому, что сейчас была ночь, но быстро взяла себя в руки и стала прислушиваться.
— Он умрет!
— Разве это мудро? — спросил другой голос.
— Это необходимо. Если лорд саиб узнает, что мы скрываем, будет беда, большая беда.
— Если он умрет, тоже будет большая беда.
— Нет, датура убивает не как нож или пистолет. Дай лорду саибу датуру за завтраком, и он умрет в поезде.
— Хорошая мысль!
Латония затаила дыхание и тихо-тихо вернулась в спальню. Она знала, что такое датура. В книгах ей не раз встречалось упоминание о диком растении, которое встречается по всей Индии. Его белые, похожие на лилии цветы ароматны и очень красивы. Однако коричневато-зеленые и зеленые семена этого растения известны как «яблоки смерти». Они крайне ядовиты, и веками люди использовали их для того, чтобы избавляться от опостылевших жен и пожилых родственников. В одной из книг, где эта тема рассматривалась более подробно, Латония прочла, что действие датуры во многом зависит от того, с чем он поступает в организм. Человек может умереть сразу или чуть позже — этот период порой растягивается на часы, — но даже мельчайшая крупинка этого яда смертельна. Еще там было написано, что датуру обычно подмешивают в хлеб.
Латония сказала себе, что должна немедленно предупредить лорда Бранскомба, но, подойдя к двери, соединявшей их спальни, внезапно остановилась, услышав легкое движение, встревожившее ее. Звук был таким тихим, что в обычном состоянии она не уловила бы его, но тревога обострила все ее чувства.
Она догадывалась, что это: по обычаю, слуги спали под окнами комнат, охраняя своих хозяев, и теперь будет нелегко предупредить лорда так, чтобы их разговор не подслушали.
Латония замерла в нерешительности. Конечно, можно дождаться утра и перед завтраком предложить лорду Бранскомбу прогуляться по саду и полюбоваться цветами. Там они смогли бы поговорить без посторонних ушей.
«Но что, — сказала себе Латония, — если убийцы нанесут удар раньше?»
Привычка британцев рано утром пить чай с несколькими ломтиками хлеба с маслом была всем хорошо известна, и невинный с виду кусочек хлеба мог убить лорда Бранскомба до того, как Латония успеет его предупредить.
«Я должна сделать это сейчас же… немедленно!» — подумала Латония. Она знала, что все равно не уснет, пока не расскажет лорду о том, что услышала.
Решительно, поскольку она боялась и смущалась одновременно, Латония прошла к двери, скрытой занавеской из бус, и тронула дверную ручку. На какой-то ужасный миг ей показалось, что дверь заперта, но потом она распахнулась, и Латония вошла в комнату лорда Бранскомба.
Спальня лорда была больше, чем ее, и при тусклом свете стоящей на веранде лампы Латония разглядела очертания кровати. Москитная сетка опущена не была, потому что здесь, далеко на севере, москитов почти не было.
Латония озиралась, пытаясь разглядеть, куда идти, и придумать, что сказать. Потом она прокралась к кровати, бесшумно ступая босыми ногами по тканым коврикам на деревянном полу. Она почти добралась до лорда Бранскомба, когда он проснулся — внезапно, как привыкший к опасностям человек, — и увидел силуэт, чернеющий на фоне окна.
— Кто здесь? — спросил лорд и тут же, узнав ее, с недоверием в голосе воскликнул:
— Латония?
Сообразив, что теперь слуги наверняка будут подслушивать, Латония торопливо и нарочито громко произнесла:
— Вы забыли… пожелать мне спокойной ночи… а я этого так ждала. — Понимая, что лорд ошарашен, она быстро добавила, не давая ему вставить ни слова:
— Я… я уснула, а то пришла бы раньше. Лорд Бранскомб молчал. Латония в отчаянии подумала, что он ее не понимает. Внезапно словно чей-то голос подсказал ей, что нужно делать. Не раздумывая, чувствуя только страх за его жизнь, она шагнула вперед и легла в постель рядом с ним. При этом она заметила, что лорд напрягся, но сейчас было важно рассказать ему о планах убийц. Через мгновение губы Латонии оказались у самого уха лорда.
— Мне нужно кое-что рассказать вам, — прошептала она так тихо, что сама едва могла расслышать свой голос.
К ее облегчению, лорд, видимо, догадался о чем-то, потому что громко сказал:
— Я рад, что ты пришла ко мне. Я думал, что ты уснула. День был долгий и трудный.
Когда он договорил, Латония прошептала:
— Опасность! Вас собираются… убить!
— Откуда вы знаете? — Он говорил так же тихо.
— Я услышала разговор по водопроводной трубе. Говорили двое мужчин, — прошептала Латония.
Снова во весь голос лорд Бранскомб сказал:
— Нельзя так перенапрягаться, дорогая. Я боялся, что после долгого путешествия сегодняшний вечер покажется тебе чересчур утомительным.
— Ничуть, — тоже громко сказала Латония.
— Как они собираются это сделать? — прошептал лорд.
— Датура, — так же чуть слышно ответила Латония. — Они подсыплют ее либо в завтрак, либо в то, что вы съедите до завтрака. Прошу вас… будьте осторожны!
— Буду, — прошептал лорд, и вслух: — Завтра нам снова предстоит долгое путешествие, поэтому возвращайся в свою постель, дорогая. Надеюсь, я не разбужу тебя, если встану рано.
— Я буду спать крепко — Латония понизила голос: — А вдруг они попробуют… другой способ? Пожалуйста, прошу вас… не выходите никуда до самого отъезда. — Вспомнив о слугах, она добавила: — За дверью… кто-то подслушивает.
— Знаю, — ответил лорд Бранскомб. — Так пусть им будет что слушать!
С этими словами он поднял голову, и Латония почувствовала его губы на своих губах.
Она была так поражена, что в первое мгновение даже не поняла, что происходит. Вначале его губы были жесткими, но потом стали мягче и одновременно требовательнее и настойчивее. Латонию никто еще прежде не целовал, и все же она представляла себе поцелуй именно таким — ощущением того, что она взята в плен и завоевана. Он вдохнул в нее странное тепло, которое волной прошло по всему телу и рекой пламени поднялось к губам. Это было так прекрасно, так не похоже на все знакомые ей ощущения, что Латония всем своим существом ответила на этот порыв, зная, что именно этого она искала всю жизнь, только этого и ждала.
Это была любовь, а она и не понимала. Любовь к человеку, рядом с которым она провела много недель, который стал ее жизнью, хотя она этого не сознавала. Ее первоначальный страх перед ним и первоначальная ненависть давно переродились, хотя она сама об этом не знала, в любовь — любовь, которая заставила ее почувствовать, будто лорд унес ее в звездную высь и они перестали быть смертными людьми.
Больше всего на свете ей хотелось, чтобы он продолжал ее целовать, но внезапно чудо кончилось. Странным, изменившимся голосом лорд произнес:
— Возвращайтесь к себе, Латония. Сейчас слишком поздний час для любви. И все же я рад, что вы пришли ко мне.
Сказав так, он опустил голову на подушку и повернулся спиной к Латонии. Она же чувствовала себя так, словно с вершины высочайшей горы ее низвергли в грязь и болота долин. Какое-то мгновение она не могла найти в себе силы пошевелиться, не могла осознать, где находится. Она коснулась неба, но, как с горечью думала теперь, лорд просто играл свою роль. Латония соскользнула с кровати, борясь с желанием еще раз попросить лорда Бранскомба быть осторожнее. Как может он умереть после того, как заставил ее почувствовать, что значит жить?
Затем она с болью подумала, что лорд не испытывает к ней никаких чувств, кроме презрения. Ничто не изменилось, и чудо, подаренное ей его губами, ничего для него не значит.
Медленно, словно в кошмарном сне, Латония прошла через спальню. Только дойдя до двери, она оглянулась. В темноте было трудно что-либо разглядеть, но она не сомневалась, что лорд Бранскомб по-прежнему лежит отвернувшись и не провожает ее даже взглядом.
— Спокойной ночи, — прошептала она.
Ответа не было. Латония тихо вернулась к себе, и бусы жалобно звякнули, когда она закрывала дверь.
Латония снова лежала без сна, глядя на дверь, отделяющую ее от человека, чье имя она носила теперь. Она желала лишь одного — вернуться, лечь рядом с ним и попросить его снова поцеловать ее. Это был бы неслыханно нескромный поступок, но, чтобы не возбуждать подозрений у слуг, лорд выполнил бы ее просьбу.
Какой-то внутренний голос твердил ей, что это ее единственный шанс, а когда они с лордом снова окажутся наедине, то будут просто сидеть рядом, как это было в поезде после свадьбы. Тогда девушке казалось, что лорду Бранскомбу противно даже смотреть на нее, потому что она — последняя женщина, на которой он хотел бы жениться.
«Предпоследняя», — усмехнувшись, поправила себя Латония, потому что была уверена, что Тони он оценивает еще ниже. И все же выбирать между ними не приходилось! Обе вели себя безответственно, обе не подумали о последствиях своей авантюры, а они оказались ужасными.
«Правда, только лишь для меня!» — подумала Латония. Тони была в безопасности. Тони вышла замуж за человека, которого любила. Тони… Внезапно Латония осеклась. Ведь она тоже замужем за любимым человеком. Разница только в том, что он не любит ее. Как могла она догадаться, как могла хотя бы на минуту представить, что полюбит лорда Бранскомба, невзирая на его безразличие? Но его губы не только заставили ее узнать о своей любви, но и подарили ей счастье, о котором она даже не смела мечтать. Латония закрыла глаза, и вновь странное тепло разлилось по ее телу и поднялось к губам, превратившись в пламя.
«Неудивительно, что индийцы почитают богиню любви и поют ей гимны», — подумала она.
Для них любовь была неотъемлемой частью жизни, но, как считала Латония, для лорда Бранскомба это было что-то незначительное.
— Я люблю его, — прошептала она в темноту. — Но что же делать? Как заставить его ответить на мою любовь? Как пробудить в нем восторг, который я испытала?
Прошлой ночью она горько, отчаянно рыдала в постели, уверенная, что виной тому обида на лорда, открывшего ее обман. Но теперь она понимала, что все было гораздо сложнее. Она плакала, потому что хотела, чтобы он ее уважал, доверял ей и, хотя сама она этого тогда еще не понимала, любил ее.
Лорд всегда был красив, особенно в своем мундире, но не только это привлекало в нем Латонию. Еще — та властность, которую он излучал, и что-то еще… что-то противоположное тому, чем была пронизана атмосфера дворца раджи. Он казался ей воплощением достоинства, чести и справедливости. Наверное, это можно было бы назвать благородством.
В отчаянии Латония подумала, что, по сравнению с этими качествами лорда, сама она выглядит еще непригляднее.
«Он никогда меня не полюбит, — сказала себе Латония. — Он будет только презирать меня всю жизнь, которую мы проживем вместе».
И вновь у нее из глаз хлынули слезы, которые были мукой, потому что Латония плакала о том, чего была навсегда лишена, — о его любви.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Наказанная любовью - Картленд Барбара

Разделы:
От автораГлава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7

Ваши комментарии
к роману Наказанная любовью - Картленд Барбара



"...я понял, что нашел идеальную жену, какую искал всегда", "Я все время пытался найти в тебе хотя бы один изъян" - вот и вся любовь героя. Язык героиня выучила, жить с ним в Индии согласна, красива, образованна, что еще надо будущему губернатору для счастья? Да и героиня теперь не будет одинока. В любовь героев почему-то не верится: 4/10.
Наказанная любовью - Картленд БарбараЯзвочка
24.03.2011, 9.16





мило
Наказанная любовью - Картленд Барбаразарема
15.08.2012, 16.12





Прелестная книжица.
Наказанная любовью - Картленд БарбараОльга М
30.05.2014, 14.46





Такое ощущение,что это краткий пересказ какого-то приличного романа!!!
Наказанная любовью - Картленд БарбараЕлена
2.10.2014, 15.24








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100