Читать онлайн Наказанная любовью, автора - Картленд Барбара, Раздел - Глава 5 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Наказанная любовью - Картленд Барбара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8 (Голосов: 17)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Наказанная любовью - Картленд Барбара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Наказанная любовью - Картленд Барбара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Картленд Барбара

Наказанная любовью

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 5

В течение следующих сорок восемь часов у Латонии не было возможности поговорить с лордом Бранскомбом с глазу на глаз. Она видела, что он щедр на восхваления, особенно по отношению к юному радже, но сомневалась, что тот способен их воспринимать, поскольку зрачки его так и не пришли в нормальное состояние.
Отец рассказывал ей, что страсть к опиуму является в Индии повсеместной, и англичанки, нанимая няню из местных женщин, всегда опасаются, как бы та не стала пичкать им и ребенка, чтобы вел себя тихо. В то же время англичане не запрещали торговлю опиумом и даже поощряли ее, так как налог с нее существенно пополнял казну.
Латония удивлялась, почему власти не предпримут по этому поводу никаких мер, и жалела, что не может поговорить об этом с лордом Бранскомбом без того, чтобы не вызвать очередных подозрений. Она все чаще думала, что путешествовать, как обычные люди, было бы куда приятнее, тем более что Индия с каждым днем увлекала ее все больше и больше.
На второй день после приезда лорд и Латония отправились смотреть конные состязания. Когда они закончились, лорд и раджа покинули присутствующих под предлогом того, что английский гость желал бы посмотреть лошадей. Однако Латония понимала, что на самом деле раджа хочет поговорить с лордом с глазу на глаз, и чувствовала, что советники раджи испытывают тревогу относительно этого разговора. Когда же раджа и лорд Бранскомб вернулись назад, Латония ясно расслышала общий вздох облегчения.
На следующее утро, когда они уезжали, лорд весьма красноречиво поблагодарил раджу за гостеприимство. Тот, конечно, был сама вежливость, однако Латонии показалось, что он рад их отъезду.
Латония и лорд Бранскомб снова ехали верхом, а слуги и багаж — на повозках, запряженных волами с грустными глазами. Возницы подгоняли их, но те с трудом поспевали даже за неторопливыми слонами.
Они выехали рано, было еще прохладно, и лорд Бранскомб предложил пустить лошадей в галоп. После стремительной скачки, когда появилась возможность поговорить, Латония спросила:
— Прошу вас, скажите, что вы думаете о радже? Хотите ли вы основать в его провинции — британскую резиденцию?
Лорд Бранскомб молчал, и Латония приготовилась к тому, что он либо откажется отвечать, либо отругает ее за излишнее любопытство. Однако спустя мгновение он произнес:
— Раз уж вы так заинтересовались этим, расскажите сперва мне о ваших впечатлениях.
Латония бросила на него быстрый взгляд, подозревая, что он ищет лишний повод утвердиться в своем мнении о ее глупости и распущенности. Старательно подбирая слова, она произнесла:
— Когда мы приехали, я сразу заметила, что раджа курит опиум. И еще мне показалось, что для своего возраста он выглядит несколько… увядшим.
Она думала, что лорд Бранскомб добавит что-то к ее словам, но после долгой паузы он спросил:
— Что еще?
— Возможно я ошибаюсь, — сказала Латония, — но его свита, особенно те, что постарше, все время были крайне напряжены и очень внимательны. Когда вы с раджей отошли, чтобы поговорить наедине, они явно встревожились.
В глазах лорда Бранскомба появилось неподдельное удивление.
— Вы весьма наблюдательны, Латония.
— Так я права? — спросила она. — Им было что скрывать?
У нее мелькнула мысль, что русские, возможно, поставляют радже оружие, так же как пограничным племенам, но потом она решила, что для этого они находятся чересчур далеко.
— Вообще-то я не собирался обсуждать с вами подобные вещи, — сказал лорд Бранскомб, видя, что Латония ждет от него ответа. — Но возможно, мне следует отступить от своего решения.
— Да, пожалуйста, — быстро сказала Латония. — Объясните мне, что же было не так.
— Ничего особенного — отозвался лорд Бранскомб. — В таких маленьких княжествах это случается сплошь и рядом.
— Что именно?
— У раджи, получившего европейское образование, появляется тяга к прогрессу, в то время как его родня упорно старается сохранить княжество в том состоянии, в каком оно находилось последнюю тысячу лет.
— И поэтому они дают ему опиум?
— Вот именно. Опиум и женщины не оставляют молодому человеку времени на нововведения или смену политики.
— И вы решили, что здесь необходимо присутствие британского резидента? — закончила за него Латония.
Лорд Бранскомб улыбнулся:
— Возможно, придется его назначить, но я дал его светлости шанс реабилитироваться.
— Каким образом?
— Я посоветовал ему избавиться от привычки к опиуму и побольше времени проводить в седле, а не на женской половине дворца.
— И что он ответил? — спросила Латония.
— Он умен, когда его мозг не затуманен опиумом, а поскольку я весьма щедро расточал ему комплименты, он не обиделся, когда я предложил ему вести себя, как подобает мужчине, и тем заслужить признание.
— Вы думаете, он так и поступит?
— Честно говоря, не знаю, — ответил лорд Бранскомб. — Однако я предупредил его, что если через шесть месяцев он не изменит своих привычек, я порекомендую вице-королю назначить в эту провинцию британского резидента.
Латония вздохнула:
— Ох, надеюсь, что он вас послушает!
— Я тоже надеюсь, — ответил лорд Бранскомб. — И еще я надеюсь, что он останется жив. Глаза Латонии расширились, и она быстро спросила:
— Что вы хотите этим сказать?
— Существует множество способов избавиться от юного раджи, который пытается разрушить традиции, почитающиеся священными.
— Как это?
— Несчастный случай на охоте; падение с лошади; змеиный укус; яд в пище. Индийцы используют такие приемы испокон веков.
— Это ужасно! — негромко произнесла Латония.
— Тогда забудьте об этом, — резко ответил лорд Бранскомб. — Возможно, там, куда мы сейчас направляемся, все будет иначе.
Они скакали весь день, а потом ехали двое суток на поезде, прежде чем достигли следующего места назначения. Латония вновь с восторгом рассматривала толпы зевак и туристов на станциях и на перегонах. Она видела деревни — крохотные островки зелени в пустыне, где вечно не хватает воды. В деревне обычно была центральная площадь с колодцем посередине, окруженная несколькими деревцами, и грязный пруд, в котором лежали ленивые буйволы.
Латонии понравились и города, где, как она узнала, по британскому образцу были построены административные офисы, магазины, полицейские участки, больницы и, конечно, казармы. Она не отрывалась от окна до тех пор, пока в небе не появлялись звезды, и не опускалась темнота, стремительно, как театральный занавес.
Лорд Бранскомб проводил большую часть времени за чтением газет или составлением отчета, но за обедом они разговаривали. Местные блюда, покупаемые на больших станциях, выглядели и назывались по-разному, но все, как казалось Латонии, были на один вкус. И еще ей ужасно докучала пыль, которая проникала всюду, даже когда все окна и двери в вагоне были закрыты. И все же она была в восторге, потому что именно так представляла себе настоящее приключение.
Она уже прониклась атмосферой Индии: вездесущим запахом пряностей и горящего дерева, гудением витых раковин, рокотом барабанов и приглушенным шуршанием босых ног по пыльной земле. Латония чувствовала себя так, будто попала в полузабытый сон, долгие годы хранившийся в дальнем уголке памяти и вдруг превратившийся в явь, как феникс, восставший из пепла.
Иногда, словно не в силах противостоять радости в сияющих глазах Латонии, лорд Бранскомб отвечал на ее вопросы свободно, без обычной подозрительности и осуждения.
Княжество Оута, следующий пункт их путешествия, оказалось очень красивым. Синие озера, причудливые храмы, одетые в алое пышноусые всадники с изогнутыми мечами, бронзовокожие женщины, с царственной грацией несущие на головах медные кувшины, — все приводило Латонию в восторг.
Ослепительно белый дворец раджи с резными окнами и ажурными балкончиками тоже поражал воображение, а сквозь огромные ворота Латония разглядела выстроенных в ряд боевых слонов.
Раджа, белобородый старик, правил княжеством уже почти тридцать лет, и подданные повиновались ему беспрекословно. Любое его желание считалось законом. Латония подумала, что здесь лорд Бранскомб вряд ли найдет какие-либо недочеты, однако интуиция, ставшая в последнее время острее, говорила ей, что лорд недоволен.
Они пробыли в княжестве три дня, и Латонии разрешили взглянуть на женскую половину, где было множество внутренних двориков, водоем и священное дерево ним, острые листья которого использовались при лечении многих болезней. Супруга раджи оказалась очень молодой и красивой, но, к сожалению, говорила на хинди, а на урду и на английском знала всего несколько слов. Латония пробовала объясняться с ней с помощью жестов, однако это было весьма утомительно, и она испытала огромное облегчение, когда визит завершился.
Раджа предоставил им открытый экипаж, запряженный двумя лошадьми, который должен был отвезти гостей до ближайшей железнодорожной станции.
— И что вы думаете? — нетерпеливо спросила Латония, когда экипаж отъехал на достаточное расстояние от дворца.
— Я жду вашего заключения, — ответил лорд Бранскомб.
— Мне показалось, что все в порядке, — ответила Латония. — Но я знаю, что вы чем-то недовольны.
— Вам это кажется странным?
— Не совсем, потому что я уже успела понять, что подозрительность — отличительная черта вашего характера.
— Вы имеете в виду себя?
— Да.
— Что ж, могу сказать, что вы и княжество Оута — вещи одного порядка, — ответил он. — Вы кажетесь слишком хорошей, чтобы быть таковой на самом деле.
— Я польщена, — сказала Латония. — Но все-таки расскажите мне, что вы обнаружили?
— Ничего, — ответил лорд. — Все было безупречно, и это, как вы правильно заметили, вызывает во мне подозрения.
— И что же вы собираетесь делать?
— А что я могу сделать? — вопросом на вопрос ответил лорд. — Впрочем, я еще не ознакомился с отзывами тех, кто был в Оуте вместе с нами.
На мгновение Латония удивилась, а потом упрекнула себя в несообразительности. Разумеется, среди слуг-индийцев были шпионы, которых лорд Бранскомб нанял, чтобы следить за людьми, с которыми встречался. Такие методы были ей не по душе, и, словно прочитав ее мысли, лорд произнес:
— По-моему, вы меня осуждаете, верно? Латония не стала притворяться, что это не так.
— Это выглядит несколько… неспортивно. Как говорят в Англии… это не крикет, — сказала она.
Лорд Бранскомб засмеялся.
— В Англии свои правила, а в Индии свои, — ответил он. — Смею вас заверить, что и раджа Оута, и любой другой раджа, у которого мы остановимся, будет догадываться, что среди его слуг есть люди, которые шпионят в мою пользу, и примет все меры для того, чтобы они не нашли ничего предосудительного.
— Вы говорите так, словно это игра.
— А это и есть игра, — отозвался лорд Бранскомб. — Поскольку Индия — наша колония, мы, британцы, имеем право судить о том, что правильно, а что нет. Ну а индийцы, естественно, делают все, что в их силах, чтобы помешать нашим идеям восторжествовать над их собственными, которые нравятся им больше, поскольку основаны на традициях — правда, замшелых.
— Так стоит ли вмешиваться?
— Мы стараемся не делать этого прямо, за исключением тех случаев, когда дела обстоят совсем плохо, — объяснил лорд Бранскомб. — Например, в Индии не редкость убийцы, которые ежегодно лишают жизни тысячи людей только потому, что такова их вера; или кошмар сати, обряда самосожжения; или детская свадьба, на которой невесте бывает не больше трех или пяти лет!
— Насколько я понимаю, вы не зря настаиваете на реформах, — сказала Латония.
— А кроме того, никому не следует позволять бросать вызов нашей империи, — сухо добавил лорд Бранскомб.
— Вы имеете в виду Россию?
Лорд Бранскомб молча кивнул, и Латония поняла, что он не хочет развивать эту тему. Она тоже замолчала, раздумывая над тем, что услышала, и только когда они уже сели в поезд, идущий на север, спросила:
— Куда мы едем теперь?
— Сегодня вечером, если не произойдет ничего непредвиденного, мы остановимся в лагере моего полка.
Латония заинтересовалась, но лорд Бранскомб охладил ее пыл:
— Боюсь, что вам придется поскучать, поскольку я буду ужинать в офицерской столовой, куда женщины, разумеется, не допускаются. К тому же, насколько я знаю, в это время года офицеры отправляют своих жен в Англию.
— То есть вы хотите сказать, — заметила Латония, — что я останусь в одиночестве.
— Вот именно, — подтвердил лорд Бранскомб. — Конечно, у вас будут слуги, а у вашего бунгало я выставлю часовых.
Оказавшись в лагере, Латония с отвращением смотрела на казармы, которые выглядели точно так же, как все другие казармы в Индии — безликие кирпичные коробки, — и хижины, в которых жили индийцы. Земля была плотно утоптана, нигде ни намека на зелень, а дети, измученные жарой и нездоровой пищей, вызывали жалость.
Впрочем, бунгало, окруженное небольшим садиком, было чуть привлекательнее — особенно потому, что стояло на самом краю лагеря. В нем было несколько комнат и неизбежная веранда с деревянными ступеньками, ведущими на лужайку, где не вся трава была вытоптана.
Устав от долгого путешествия, Латония была даже рада, что не обязана присутствовать на обеде, где офицеры внимательно слушали бы лорда Бранскомба, а на нее никто не обращал бы внимания.
На каждой станции, где поезд стоял достаточно долго, к вагону подходили офицеры и негромко говорили о чем-то с лордом.
Латония не знала, о чем они говорят, но видела уважение, с которым все прислушивались к каждому слову лорда.
«Видимо, его миссия очень важна», — говорила она себе.
Теперь Латония понимала, почему прежний лорд Бранскомб был так уязвлен стремительной карьерой своего брата. Кенрик Комб действительно был очень умен, а его имя стало едва ли не синонимом героизма. Латония вполне могла представить себе, как он с обнаженным мечом ведет за собой людей, готовых идти за ним даже на смерть.
Впрочем, она понимала, что на самом деле лорд не так уж стремился к громкой славе и театральным эффектам. В этой воображаемой ситуации он наверняка бы оставил почести тем, кто был моложе и шел за ним в бой.
Когда лорд уселся в присланную за ним карету и часовые взяли на караул, Латония ушла в гостиную и взяла книгу. Но от жары и усталости она никак не могла сосредоточиться на том, что читала. Потом был подан обед, который оказался безвкусным и был приготовлен явно без всякой фантазии: неизбежный коричневый суп, жилистый цыпленок и карамельный пудинг. Видимо, таковы были излюбленные блюда всех «мэм-саиб»
type="note" l:href="#FbAutId_1">[1]
, и слуги, зная об этом, не стали особо стараться.
«Уверена, что если бы мне позволили вести хозяйство, я была бы гораздо изобретательнее», — сказала себе Латония и подумала, не попросить ли у лорда Бранскомба позволения самой готовить еду там, где им придется останавливаться надолго.
После обеда она вернулась в гостиную, где уже горела масляная лампа, и снова взялась за книгу, но усталость взяла свое, и она сама не заметила, как задремала. Ее разбудило шуршание колес, позвякивание упряжи и стук прикладов, когда часовые взяли на караул.
«Лорд Бранскомб вернулся», — подумала Латония, радуясь, что ее одиночество кончилось.
Послышались шаги на веранде, и в комнату вошел лорд. На груди у него поблескивали награды. Латонии показалось, что гостиная сразу преобразилась и стала как будто уютнее. Ока подняла голову и увидела в глазах лорда странное выражение, для которого не смогла подобрать названия.
— Я подумал, что вы еще не легли, — сказал он, — и привез кое-кого, кто хочет увидеться с вами. Думаю, и вы будете рады увидеть его еще раз.
Когда Латония услышала последние слова лорда, душа у нее ушла в пятки. «Еще раз» означало, что этот кто-то был знаком с Тони.
В гостиную вошел незнакомый юноша, и Латония отчаянно попыталась сообразить, кто это может быть. Она уже догадывалась, что будет дальше. Юноша в уланском мундире был ростом чуть ниже лорда Бранскомба и имел поразительно тонкие черты лица.
Латония была не в состоянии вымолвить ни слова. Краем глаза она видела, что лорд Бранскомб вглядывается в ее лицо, стараясь заметить, как она отреагирует на появление гостя. Потом он немного насмешливо произнес:
— Вы, конечно, помните Эндрю Ауддингтона?
Латония судорожно вздохнула и, поглядев на юношу, увидела в его глазах растерянность и недоумение. Какое-то мгновение он молчал, а затем как бы через силу сказал:
— Прошу прощения, сэр, но я, должно быть, неправильно вас понял. Мне показалось, вы говорили, что с вами приехала ваша племянница.
Теперь была очередь удивляться лорду Бранскомбу.
— Это и есть моя племянница, — ответил он. На губах Эндрю Ауддингтона появилась легкая улыбка:
— Возможно, сэр, однако я надеялся встретить Латонию Комб, с которой познакомился в Лондоне. Обычно ее называли «Тони». Конечно, я должен был догадаться, что она не захочет уезжать в Индию, когда в Англии есть столько развлечений.
В его голосе прозвучала горечь и, словно не в силах вынести разочарования, он быстро добавил:
— Прошу простить меня, сэр, но я поеду. Не стоит заставлять лошадей ждать.
Это была явная отговорка, и, когда Эндрю Ауддингтон вышел на веранду, лорд Бранскомб устремился за ним. Латония стояла не двигаясь, и лишь когда услышала звук отъезжающей кареты, сообразила, что и ей следовало бы уехать. Ей отчаянно захотелось убежать, спрятаться где угодно, лишь бы не встречаться с лордом Бранскомбом, но какая-то странная гордость заставила ее остаться.
Лорд вернулся, закрыл за собой дверь и, подойдя вплотную к Латонии, посмотрел на нее так, словно она сидела на скамье подсудимых.
— Мне кажется, я вправе рассчитывать на объяснения!
— Я… прошу прощения за то… что обманула вас.
— Если вы не моя племянница, то, ради всего святого, кто вы на самом деле?
— Я… Латония Хит.
В глазах лорда мелькнул проблеск воспоминания, и через мгновение он спросил:
— Не дочь ли Артура и Элизабет Хит?
— Д-да.
— Припоминаю, что они рассказывали мне о ней, однако не объясните ли мне, как вы оказались на месте моей племянницы Латонии Комб?
Латония вздохнула. Страх перед гневом лорда словно клещами сдавил ей горло, мешая говорить.
— Тони… не могла покинуть Англию… в то время, — выдавила она.
— То есть как это не могла?
— Она… она влюбилась.
Латонии трудно было произносить слова, которые она с не меньшим трудом подбирала.
— Вряд ли это что-то серьезное, — язвительно произнес лорд Бранскомб. — Итак, из-за новой интрижки с каким-то несчастным, которого она обманет так же, как юного Ауддингтона, вы затеяли весь этот невероятный маскарад?
— Тони… влюбилась так, как… еще никогда не любила, — совсем тихо произнесла Латония.
— Если таково оправдание ее неповиновению, она могла бы набраться храбрости и рассказать мне обо всем.
— А вы стали бы… ее слушать? Лорд Бранскомб прошелся по комнате.
— Наверное, я должен был заподозрить неладное, когда вы оказались совсем не такой, как я ожидал. В то же время не могу представить себе более недостойного поведения, попытку занять место моей племянницы и поставить меня в глупое положение своей ложью!
— Мне… мне жаль, — сказала Латония. — Мне очень… очень жаль.
— Вряд ли этого достаточно!
Лорд Бранскомб умолк, и Латония гадала, что же еще он скажет. Затем, словно только что вспомнив о чем-то, он сунул руку в карман мундира и произнес:
— Возможно, это письмо прольет некоторый свет на ваше поведение. Оно ожидало меня в столовой, и я распечатал его немедля, поскольку опасался дурных новостей.
Он протянул письмо Латонии, и она взяла его дрожащими пальцами. Под пристальным взглядом лорда ей трудно было сосредоточиться, но потом слова на бумаге словно подпрыгнули.
«Поженились сегодня утром. Отец Айвена умер на прошлой неделе. Жутко счастливы. Люблю, Т.»
Латония издала вздох облегчения, идущий, казалось, из самой глубины ее существа.
— Это… не плохие новости, — сказала она, — а очень… хорошие.
— То есть вы хотите сказать, что моя племянница вышла замуж, — произнес лорд Бранскомб.
— Да, она вышла замуж, и, поскольку, как она пишет, отец ее мужа умер, теперь она… герцогиня Хэмптонская.
Латония надеялась, что хотя бы эта новость утихомирит гнев лорда. Опекун Тони не мог не согласиться с тем, что она сделала блестящую партию. С торжеством во взгляде Латония продолжала:
— Впрочем, Тони не важно, есть у Айвена титул или нет. Она любит его не за это, и он любит ее такой, какая она есть, и теперь они заживут счастливо.
— Звучит прекрасно, — саркастически заметил лорд Бранскомб. — Но кажется, когда вы ввязывались в этот дьявольский обман, вам не пришло в голову, что вы сами себе роете яму?
Латония недоумевающе посмотрела на лорда, и тот сердито пояснил:
— Неужели вы настолько глупы, что не понимаете, какой ущерб нанесли собственной репутации, путешествуя со мной без компаньонки и притворяясь моей племянницей, в то время как мы не родственники?
Латония не успела осознать смысл сказанного, но от одного его тона у нее кровь прилила к щекам.
— Я… я сейчас же… вернусь домой… — быстро сказала она, — и никто… не узнает.
— Вы действительно в это верите? — ехидно спросил лорд Бранскомб. — В английских газетах наверняка появится сообщение о браке моей племянницы с герцогом. Ну, а в Индии — да и к Англии, — без сомнения, найдутся люди, которым известно, что у меня лишь одна племянница.
— Никто не узнает, что я имею к этому какое-то отношение, — упрямо сказала Латония. — Мои родители умерли, и до сих пор я тихо и незаметно жила за городом вместе со старой гувернанткой, которая была моей компаньонкой. Она говорила настойчиво, стараясь убедить лорда:
— На время моего отъезда Тони заняла мое место. Даже если кто-то и будет догадываться, что я побывала в Индии, доказать это практически невозможно.
— Могу сказать только одно, — отозвался лорд Бранскомб. — Я потрясен вашей глупостью. Я считал вас умнее.
Он сделал паузу, словно ожидая ответа, но Латония промолчала, и лорд продолжал:
— На корабле я запретил вам выходить из каюты, но, несмотря на это, я не сомневаюсь, что всем пассажирам было известно о том, что вы на борту и кто вы такая.
Латония хотела что-то сказать, но лорд не дал ей заговорить:
— Офицеры, с которыми мы встречались, наверняка рассказывали своим женам о вас, а те, поскольку делать им нечего, уже давно успели насплетничать другим женщинам, и теперь все гадают почему вы путешествуете со мной.
С каждым словом голос лорда Бранскомба казался все жестче. Он смотрел ей прямо в глаза, и Латонию била дрожь, но она не могла отвести взгляда. Именно этого она ожидала, когда все раскроется. Латония знала, что этого не избежать, и все же сейчас чувствовала, что каждая клеточка ее тела сжимается от ужаса.
— Я ничего не могу сделать… только… исчезнуть, — очень тихо проговорила она. Возможно, обо мне… забудут. Быть может… вы скажете в Англии, что я… умерла… как папа и мама.
Вспомнив про родителей, она тихо всхлипнула, и лорд Бранскомб, заметив это, произнес уже мягче:
— Конечно, есть один выход, только если вы его не одобрите, то пеняйте исключительно на себя.
— Какой… выход? — спросила Латония.
— Я могу спасти вашу репутацию лишь одним способом, — ответил он. — Жениться на вас!
На мгновение Латонии показалось, что она ослышалась, и, видя ее растерянность, лорд сердито добавил:
— Больше я ничего не могу сделать. Тем же, кто видел нас вместе, я скажу, что мы скрывали наш брак, потому что женились неприлично поспешно после смерти ваших родителей.
Его голос вновь стал насмешливым:
— Разумеется, вас обвинят в бессердечии, но это сущие пустяки по сравнению с тем, что скажут о вас, если станет известна правда.
— Но я ведь уже… говорила, что я… никому не нужна, — быстро возразила Латония, — так что, если я просто… исчезну, мне это не повредит.
— Не повредит? — переспросил лорд Бранскомб. — Дорогая моя, перед вами закроются двери каждого дома не только в Англии, но и по всему миру! Один-единственный слушок — а их наверняка будет гораздо больше — о том, что вы несколько недель путешествовали наедине с мужчиной, и каждая порядочная женщина, с которой вы заговорите, будет подбирать юбки, проходя мимо вас, словно вы заразны.
— Но ведь это же… будут лишь сплетни, — с детской наивностью сказала Латония.
— Зато им поверят! — отрезал лорд Бранскомб. — А общество никогда не простит женщине такого пренебрежения моралью.
— Я… я просто старалась, выручить Тони, — сказала Латония. — Она любит… маркиза, а его отец хотел… чтобы он женился на немецкой принцессе. Тони понимала, что если она уедет с вами, то… маркиза могут заставить жениться.
— Мне ясно одно, — заявил лорд Бранскомб, — что этот ваш маркиз — просто еще один юный простак, которого водит за нос моя недостойная племянница.
— Вы все переворачиваете с ног на голову! — с обидой воскликнула Латония. — Маркиз обожает Тони, обожает! Я видела их вдвоем, и ни о каком притворстве не может быть и речи! Она любит его, как никогда никого не любила!
Латония сделала паузу, набираясь смелости сказать то, что хотела.
— Я знаю, вы этому не поверите… потому что вы злы на Тони… Вы говорили мне ужасные вещи, когда принимали меня за нее. Но она совсем не виновата в том… что красива и мужчины в нее влюбляются. Так было с самого детства. В ней есть что-то… с чем невозможно бороться.
— Вы считаете, что это служит оправданием того, что она вас использовала?
— Я уже сказала, что за меня можно не волноваться, — ответила Латония. — У моих родителей никогда не было больших денег, и мы вели очень скромную жизнь. А Тони мне больше чем сестра… Я с радостью согласилась помочь ей и готова отвечать за последствия!
Ее искренний голос звенел в маленькой комнате.
— Однако это не освобождает от определенных обязательств меня, — после минутного молчания заметил лорд Бранскомб. — Ведь в этом есть и моя вина… Я должен был лично приехать в замок за своей племянницей. Тогда ничего подобного не произошло бы.
— Не вините себя, — быстро отозвалась Латония. Тони твердо решила остаться в Англии и наверняка придумала бы какой-нибудь другой способ, чтобы уклониться от поездки.
Губы лорда сжались, и она торопливо добавила:
— Вам трудно это понять, но все же попытайтесь. Тони вовсе не так плоха, как вы думаете. Она импульсивна и порой непредсказуема — но это лишь потому, что она очень любит жизнь, а в замке ей было до смерти скучно.
Заметив удивление в глазах лорда, Латония пояснила:
— Однажды, когда мы возвращались из замка в свой маленький домик, мама сказала, что ей очень жаль одинокую маленькую девочку, которая не может поехать с нами.
— Мне представлялось, что, учитывая размер состояния моего брата, у нее было все, что только может пожелать ребенок.
— Кроме… любви, — мягко ответила Латония. — Именно этого ей не хватало — любви и людей, любящих друг друга так, как любили друг друга мои мама и папа.
Лорд хотел что-то сказать, но Латония перебила:
— Вы видели моих родителей… И должно быть, поняли, что они были счастливы. В нашем доме важнее всего были не деньги, а счастье, которое может дать только любовь… а у Тони этого никогда не было.
Латония почувствовала, что вот-вот расплачется: воспоминания о родителях причиняли ей невыносимую боль. Она отвернулась от лорда и направилась к двери, но на пороге на мгновение остановилась и произнесла:
— Я прошу прощения… Я могу только извиниться за то, что сделала… за всю ложь, которую я вам наговорила. Я знаю, что мама была бы… потрясена моим обманом, но иначе… Тони не смогла бы остаться с маркизом. Возможно, когда вы еще раз об этом подумаете, вы сможете… простить ее… и меня.
Слезы хлынули у нее из глаз и побежали по щекам. Не желая, чтобы лорд Бранскомб видел их, Латония выбежала из комнаты и укрылась у себя в спальне.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Наказанная любовью - Картленд Барбара

Разделы:
От автораГлава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7

Ваши комментарии
к роману Наказанная любовью - Картленд Барбара



"...я понял, что нашел идеальную жену, какую искал всегда", "Я все время пытался найти в тебе хотя бы один изъян" - вот и вся любовь героя. Язык героиня выучила, жить с ним в Индии согласна, красива, образованна, что еще надо будущему губернатору для счастья? Да и героиня теперь не будет одинока. В любовь героев почему-то не верится: 4/10.
Наказанная любовью - Картленд БарбараЯзвочка
24.03.2011, 9.16





мило
Наказанная любовью - Картленд Барбаразарема
15.08.2012, 16.12





Прелестная книжица.
Наказанная любовью - Картленд БарбараОльга М
30.05.2014, 14.46





Такое ощущение,что это краткий пересказ какого-то приличного романа!!!
Наказанная любовью - Картленд БарбараЕлена
2.10.2014, 15.24








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100