Читать онлайн Молитва любви, автора - Картленд Барбара, Раздел - Глава 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Молитва любви - Картленд Барбара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.77 (Голосов: 22)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Молитва любви - Картленд Барбара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Молитва любви - Картленд Барбара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Картленд Барбара

Молитва любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 3

Увидев леди Элис за ужином, Джина поняла, что, спустившись к стопу, та совершила подвиг; она была бледна как смерть, но выглядела весьма аристократично в платье из розового шелка. Когда леди Элис вошла в Голубой салон, Джина невольно воскликнула:
— До чего же вам к лицу это чудное платье! — Ей показалось, что комплимент обрадовал леди Элис, и она продолжила: — Я осмотрелась в этой комнате и поняла, что, чем дольше я нахожусь в «Монастырском очаге», тем больше это место меня завораживает!
— Да, это… чудесное место, — отсутствующе согласилась леди Элис и прилегла на софу.
Джина села с ней рядом.
— Может, вы поделитесь со мной причиной вашей усталости. Граф сказал мне, что врачи не установили, что с вашим здоровьем что-то не так.
— Раньше… я была другой… Когда папа бып жив… мы с ним… могли гулять долго-долго… даже по горам лазили… а теперь… я все время… хочу спать. — Леди Элис говорила очень медленно, казалось, она с трудом шевелит губами.
Ужин был накрыт в Малой столовой, там уже ждали дворецкий и два лакея. От вида горящих свечей в старинных канделябрах, освещавших стол, украшенный цветами, и от обилия изысканных яств Джина пришла в восторг.
Она надеялась, что ее здоровый аппетит не шокировал леди Элис, которая только размазывала еду по тарелке. Даже мышь умерла бы от дистрофии, если б ела столько, сколько она. Однако при слугах Джина воздержалась от комментариев, а когда они с леди Элис остались наедине, она сказала:
— Я просто уверена, что причина вашей усталости кроется в постоянном недоедании. Ваш отец сказан бы вам то же самое; будучи путешественником и исследователем, он прекрасно понимал, насколько человеку необходима жизненная энергия.
— Вы… все правильно говорите… но мне противен… сам вид пищи.
Джина подумала, что этому должна быть причина, но ей не хотелось утомлять леди Элис доводами, поэтому она сменила тему разговора и рассказала о дорожном происшествии с сэром Чарльзом Карстерсом. Леди Элис, казалось, заинтересовалась подробностями, но не успели они поговорить и пяти минут, как она сказала, что ей пора идти спать. Джина проводила ее до комнаты, которую из чистого любопытства решила осмотреть получше: стены были отделаны панелями, полог у кровати был синего цвета и сверху его поддерживали золоченые ангелы.
— Именно такой я и представляла вашу комнату, — сказала Джина хозяйке. — А когда вы просыпаетесь утром, то, наверное, чувствуете себя богиней, возлежащей на седьмом небе.
Впервые со времени их знакомства леди Элис рассмеялась:
— Пока… мы с папой… были в Греции… я часто воображала себя богиней… принявшей образ земной женщины.
— А может, так оно и есть на самом деле? В библиотеке, наверное, полно книг с изображениями богинь, так надо посмотреть, вдруг вы похожи на какую-нибудь из них.
Леди Элис вновь улыбнулась. В комнату тем временем вошла горничная, чтобы помочь хозяйке раздеться. Джина собралась уходить, но неожиданно ее остановил голос леди Элис:
— Не уходите… расскажите мне лучше… о вашем доме.
Джина описала родительский дом, где она была так счастлива. Ее радовало, что леди Элис интересен ее рассказ.
Пока Джина говорила, леди Элис улеглась в постель, а горничная, уходя, напомнила:
— Не забудьте принять лекарство, миледи, а то миссис Денвер рассердится. Я положила его здесь, возле кровати.
Леди Элис рассеянно взглянула на столик, на котором Джина заметила бокал для вина, наполненный какой-то темной жидкостью, в которой играли отблески пламени горящей свечи.
Когда горничная вышла, Джина поинтересовалась:
— Что это за лекарство?
— Миссис Денвер говорит… мне это прописал доктор… отвратительно на вкус… но она говорит… я должна… это принимать.
— Мой отец всегда говорил, что доктора с их лекарствами убивают получше болезней, а мать всегда лечилась только травами.
— Мне только хуже… от этого лекарства… но миссис Денвер следит… чтобы я пила его.
Джина вновь глянула на стакан, и ей пришла в голову одна мысль.
— Вы позволите мне поближе взглянуть на ваше лекарство?
— Да… можете даже попробовать… это просто отрава на вкус… а я пью его… дважды в день.
Джина подошла к столику, взяла бокал и принялась его разглядывать. Жидкость была очень темной, этот цвет напомнил ей о той настойке, которую ее гувернантка употребляла от зубной боли. Гувернантка очень мучилась зубами, и Джина помнила, как она говорила ее матери:
«Я больше не могу терпеть эту боль и хоть я и знаю, что не следует мне этого делать, но я глотну перед сном опийной настойки».
«Неужели вам обязательно пить эту гадость? — всплескивала руками миссис Борн. — Я лишь однажды пила ее, после падения на охоте, а потом чувствовала себя просто ужасно».
«Да, от лекарства иногда страдаешь сильнее, чем от болезни, но у меня уж очень сильно болит зуб».
Джине тогда хотелось помочь гувернантке, поэтому она вызвалась сбегать в буфетную и принесла чистый бокал. Гувернантка налила себе немного опийной настойки из непрозрачной бутылочки, стоящей на умывальнике. Потом разбавила ее водой и, морщась, выпила.
Джина вспомнила все это так живо, что у нее не осталось ни малейшего сомнения: жидкость в бокале леди Элис — не что иное, как опийная настойка. Но она тут же одернула себя, справедливо решив, что ни одному врачу не придет в голову заставлять леди Элис пить подобное дважды в день. Убедившись, что дверь плотно прикрыта, Джина предложила:
— Может быть, сегодня стоит обойтись без лекарства? Тем более вам кажется, что от него только хуже.
— Если я… не выпью… миссис Денвер… разъярится, как фурия… она и дяде Друро доложит, когда он приедет… что я специально не хочу выздоравливать.
Прикинув все «за» и «против». Джина сказала, заговорщически понизив голос:
— А миссис Денвер об этом знать не обязательно.
Леди Элис взглянула на Джину с большим удивлением, а та тем временем взяла бокал и, подойдя к окну, выплеснула его содержимое на улицу, после чего поставила пустой бокал обратно на столик.
Леди Элис усмехнулась:
— А мне подобное и в голову не приходило.
— Теперь посмотрим, как вы будете чувствовать себя утром. Но только никому не говорите об этом, а уж тем более миссис Денвер.
— Разумеется… я никому… не скажу… но я… действительно устала.
— Раз так, спокойной ночи. И с утра тоже не пейте лекарство.
— Пожалуйста… приходите ко мне завтра… как только я проснусь, — умоляюще попросила леди Элис, и Джина поняла, что самостоятельно та не решится выплеснуть настойку в окно.
— Я обязательно приду, — заверила она, — а сейчас спите спокойно.
Задув свечи, Джина покинула комнату леди Элис. Идя по длинному коридору мимо парадных спален, она с удивлением увидела нянюшку, стоящую у одной из дверей.
— Что-нибудь случилось? — удивленно спросила Джина. — Ты меня ждешь?
— Бас переселили в другую спальню, мисс Джина, — ответила нянюшка. — Все вещи перенесли в эту комнату.
Продолжая говорить, нянюшка отворила дверь, и Джина вошла в комнату, которая была не меньше, чем у леди Элис. И хотя до хозяйской ей было далеко, но меблировка была хороша, а стены отделаны дубовыми панелями. Занавески на окнах и балдахин были темно-красные, а стрельчатое окно выходило в сад.
— Почему меня переселили? — недоумевала Джина.
— Я сама удивилась не меньше вашего, — ответила нянюшка. — Эта горничная, Роуз, сказала мне, что миссис Денвер велела ей перенести ваши вещи сюда и что теперь ваша спальня будет здесь.
— Странно это какого, — подумала вслух Джина, вспомнив неприязненное отношение миссис Денвер.
— Просто до этой миссис дошло наконец, что вы настоящая леди, а не младшая служанка, как ей бы хотелось.
Джина засмеялась:
— Какова бы ни была причина, но мне эта комната очень нравится, и мне здесь очень уютно.
Нянюшка промолчала, а Джина, заметив странное выражение ее лица, спросила:
— Что-то не так?
— Не хочу вас пугать, милая, но Роуз говорит, что в этом доме полно призраков, а эту комнату они особенно облюбовали. Говорят, здесь появляется Женщина в Белых Одеждах, и бывает слышно, как стонут узники и младенцы плачут ночи напролет. Джине стало смешно.
— В старинных домах обожают рассказывать такие истории. Мама говорила мне, что когда они с отцом гостили у лорда Ловетта, то все ожидали, что их посетит призрак, наводящий ужас на обитателей дома, однако, к всеобщему разочарованию, он так и не появился.
— А я привидений не переношу. Так-то вот, — не отступала нянюшка.
— Если привидения и вправду существуют, то мне их искренне жаль. Ты только представь, нянюшка, вечно бродить по чужим домам, вместо того чтобы попасть в рай или возродиться в каком-нибудь новом обличье.
Нянюшка, поджав губы, молча помогала Джине раздеваться.
— Главное, еда в этом доме просто великолепная, — продолжала Джина, — а ее никакие привидения у нас не отнимут.
Подтыкая Джине простыни, нянюшка сказала:
— Ну, если вам все-таки станет страшно, отважная мисс, просто позвоните. Говорят, звонок висит неподалеку от моей комнаты, я услышу и прибегу.
— У меня должны быть действительно веские причины, чтобы разбудить тебя посреди ночи после такого тяжелого дня. Если привидения явятся, я справлюсь с ними сама. — Джина обняла нянюшку, поцеловала ее в щеку и добавила: — Спокойной ночи, милая нянюшка, как я рада, что ты у меня есть. И я Бога благодарю за то, что мы с тобой здесь, а не в «Башнях».
— А я благодарна Всевышнему, что нас еще не нашли.
— Я тоже, — согласилась Джина.
— Спокойной ночи, милая.
Когда нянюшка ушла, Джина устроилась на кровати поудобнее. Перина была мягкая, и девушка знала, что после утреннего путешествия, она будет спать как сурок. Перед тем как уснуть, Джина помолилась, прося не только за себя и нянюшку, но и поминая своих родителей. Она была уверена, что они бы поняли, почему она предпочла сбежать и скрываться, чем ехать в «Башни». Она также была уверена, что будь на ее месте отец, он поступил бы точно так же.
— Мама и папа, попросите за меня Господа, — молилась Джина, — и пусть мне суждено будет остаться здесь подольше, и пусть мне удастся помочь леди Элис.
Едва закончив молитву. Джина заснула.
Проснулась она со странным чувством, будто летит сквозь облака. Джина открыла глаза — комната была погружена во тьму, и девушка спросила себя, что могло ее разбудить. Вдруг до слуха донесся странный звук. Сначала ей показалось, что это мыши, и она вся замерла, потому что до смерти боялась мышей.
Мгновение спустя Джина поняла, что звук похож не на мышиный писк, а скорее на бренчание железной цепи, которую волокут по полу. Звук был весьма отчетлив, и после небольшой паузы дополнился столь же отчетливыми стонами.
Девушке очень хотелось спать, и она не сразу осознала, что происходит. А потом ответ пришел сам собой — странные звуки издавало привидение. Неужели раньше в этом замке содержались закованные в цепи узники? Неужели это они до сих пор стонут от непереносимой боли?
Вдруг в тишине явственно прозвучал крик. Женский.
Джина села на кровати. Все было тихо. Она прислушалась, но услышала только испуганное биение собственного сердца. Медленно она выбралась из постели и, не зажигая свечи, на ощупь, пошла к окну. Отдернула занавески. На лужайке и среди пихтовых деревьев, которые она видела по приезде, все было спокойно. Ничто не двигалось.
Вид из окна был таким красивым и умиротворяющим, что все ее страхи исчезли. Может, ей вообще почудились эти странные звуки? А даже если это и привидения, что они ей сделают? Призраки не способны влиять на материальный мир.
Она еще долго простояла у окна. Потом развела занавески пошире и вернулась в постель. Теперь она могла видеть звезды, которые посылали свой слабый свет в ее комнату. Звезды отражались в зеркале на туалетном столике.
— Я не боюсь. Не боюсь я, — сказала себе Джина.
Ворочаясь на простынях, она вдруг снова задумалась, почему ее перевели из одной комнаты в другую. Именно миссис Денвер распорядилась на этот счет.
Та самая миссис Денвер, которую так разозлил приезд Джины.
Та самая миссис Денвер, которая заставляла леди Элис принимать лекарство, сильно напоминающее настойку опия.
«Все это не так просто, — решила Джина, — но мне следует быть осторожной в своих выводах, если его сиятельство всецело доверяет этой Денвер. Она может убедить его отказать мне от места».
Ей вспомнились дядя с тетей, ждущие ее в «Башнях», и уже засыпая, она подумала, что лучше уж жить с привидениями, чем с рьяным наставником миссионеров.
Утром, когда Роуз разбудила Джину, та заметила, что горничная удивилась, увидев отдернутые занавески.
— Разве свет не мешает вам спать, мисс?
— Нет, я проснулась только когда вы зашли меня будить.
— А ночью вас ничто не побеспокоило?
Джина поняла, что вопрос задан неспроста, и ответила вопросом на вопрос:
— А почему вы спрашиваете?
— Да так. Люди, которые ночевали в этой комнате до вас, все жаловались на странные звуки.
— А что за люди?
Роуз поколебалась, но соблазн посплетничать оказался слишком велик.
— Ну, как-то здесь ночевала одна дама — знакомая его сиятельства. Такая красавица! Да и вдова к тому же! Мы уж все загадывали, что его сиятельство на ней женится. — Заметив, что Джина внимательно слушает, Роуз продолжила: — Она уже два дня у нас жила. И вот однажды ночью, это я наверное знаю от ночного лакея, она выскочила из этой комнаты с криками. Это в четыре часа утра! И бегом в покои хозяина — это в конце коридора, — и все кричала «спасите!» да «помогите!».
— Что же ее напугало? — перебила Джина.
— Наутро она всем сказала, что видела привидение. И сразу же стала собираться. Его сиятельство отвез ее в Лондон.
— А чем все закончилось?
— Больше она сюда не вернулась. Другие дамы приезжали. Такие красотки! Потом и леди Элис приехала.
— Она тоже видела привидение?
— Не знаю, она не говорит. Но она в этой комнате и не ночевала ни разу.
— Значит, для своих визитов призраки избрали именно эту комнату? — спросила Джина.
— Лакеи говорят, они иногда видят монахов в Большом зале, — сообщила Роуз. — Они говорят, монахи их дразнят.
Джина старалась получше запомнить все, что ей говорила Роуз. Но решила, что прежде чем пересказывать это нянюшке, ей самой следует разузнать побольше.
Быстро одевшись, Джина направилась к леди Элис, зная, что ее будят позже. Она вошла в ее спальню тихонько, чтобы не разбудить ненароком.
Но миссис Денвер уже была там, она убрала пустой бокал со столика возле кровати и поставила на его место новый, до краев полный темной жидкостью. Увидев Джину, экономка спросила:
— Вы что-то хотели, мисс Борн?
— Миледи просила меня зайти к ней с утра пораньше, — прошептала Джина в ответ.
— Я уже не сплю, — отозвалась с кровати леди Элис.
Миссис Денвер обернулась к ней:
— Сейчас вам подадут завтрак, миледи. А пока выпейте лекарство. Вы же знаете предписания врача. — С этими словами она вышла из спальни.
Подождав, пока экономка отойдет подальше, Джина шепотом спросила у леди Элис:
— Как вы себя чувствуете?
— Слабость еще есть, но, пожалуй… Пожалуй, уже не так сонно, как обычно. — Она с усилием села на кровати.
Джина взяла бокал и, подойдя к окну, повторила вчерашнюю процедуру. Она постаралась, чтобы содержимое бокала попало точно на одну из клумб и чтобы на стене не осталось капель.
Едва она успела поставить стакан на столик, как в комнату вошла горничная с завтраком для леди Элис на подносе.
Джина посмотрела на поднос и несколько удивилась тому, что увидела: ничего горячего, только два ломтика поджаренного хлеба, немножко масла и вазочка с джемом.
— Это все, что вам дают на завтрак? — спросила она у леди Элис.
— Вы же знаете… я не ем… почти ничего не хочу есть, — ответила та.
— Может, сегодня утром все будет по-другому?
Джина налила леди Элис немного чая, заметив, что он слишком слабо заварен. Она размышляла, не предложить ли леди Элис съесть пару яиц всмятку и выпить кофе, который хорошо бодрит после приема опийной настойки. Но потом пришла к выводу, что, если сказать миссис Денвер о пожелании леди Элис изменить утреннее меню, это может навести экономку на подозрения. Миссис Денвер вполне способна догадаться, что леди Элис не выпила положенную дозу лекарства, чем бы оно ни было. Джина посмотрела на девушку, и ей в голову пришла одна мысль.
— Я сейчас вернусь! — С этими словами она выбежала из комнаты и побежала к себе.
Роуз все еще была там, и Джина сказала ей:
— Леди Элис хочет, чтобы я позавтракала вместе с ней. Я знаю, что мне должны подать завтрак в Малой столовой, не затруднит ли вас принести его в комнату миледи?
— Конечно, мисс, — бодро ответила Роуз. — Что вы желаете на завтрак?
— Я очень голодна, — соврала Джина. — Я бы хотела яйца всмятку, если есть. Еще — рыбу и кофе или чай.
— Сейчас я все принесу, мисс. Джина побежала обратно к леди Элис. Пересказав ей свой план, она была удовлетворена, увидев улыбку на лице своей новой приятельницы.
— Все это… напоминает мне пьесу… — произнесла леди Элис. — Мы… как заговорщицы в каком-то… романе.
— Заговорщицы, именно так, заговорщицы, — подхватила Джина, — и рано или поздно мы выведем на чистую воду того подлого злодея, который отравляет вам жизнь, и его, вне всяких сомнений, осудят.
— Неужели вы думаете, что… кто-то хочет меня отравить? — пытливо спросила леди Элис.
— Бот это мы и должны выяснить. Леди Элис откинулась на подушки:
— А ведь мне лучше, мне в самом деле лучше сегодня утром… Только… в горле пересохло… И голова как будто набита ватой.
— Сейчас я вам воды принесу, — сказала Джина, — а то что-то мне этот чай не нравится.
— Вы же не думаете, что… он тоже… отравлен? — спросила леди Элис и, прежде чем Джина успела ответить, добавила: — Почему меня травят?.. Кому это надо?.. Скорее всего… это просто лихорадка… которую я подхватила в Турции… когда была там с папой.
— Будь так, вы бы уже давно выздоровели. Я уверена, если вы хорошо подумаете, то вспомните, что начали чувствовать эту усталость только после того, как вы приехали в «Монастырский очаг».
После минутного раздумья леди Элис сказала:
— Мне… трудно припоминать события… но я думаю, что вы правы.
— Вот почему мы должны оставаться заговорщицами до тех пор, пока вы не станете чувствовать себя так же хорошо, как тогда, когда вы жили с отцом, — решительно заявила Джина и прибавила: — Мы должны быть очень осторожны, чтобы никто не догадался, чем мы занимаемся.
Когда Роуз принесла ее завтрак, Джина поставила его на стол возле себя, поблагодарила горничную и, как только та вышла, разлила кофе в чашки. Она подала леди Элис чашку, уверенная, что именно таким способом ее гувернантка избавлялась от последствий опийной настойки для успокоения зубной боли.
Еще Джина уговорила леди Элис съесть несколько яиц всмятку, и оказалось, что этим утром та съела столько, сколько за последнее время не съедала и за три дня. И пока Джина доедала свою часть, леди Элис допила кофе.
Когда горничные пришли убирать посуду, они нисколько не удивились, увидев, что завтрак леди Элис едва тронут, в то время как порция Джины съедена подчистую, а весь кофе выпит.
Оставшись наедине с леди Элис, Джина сказала:
— А теперь я хочу, чтоВы вы сделали над собой невероятное усилие и поднялись. Вам обязательно надо подышать свежим воздухом. Я просто уверена, что его вам тоже недоставало в последнее время.
— Я была слишком слаба… и не выходила из дома.
— Я собираюсь предложить вам поехать покататься. Я схожу на конюшню и посмотрю, есть пи там какая-нибудь повозка, которой я сама смогу управлять. Тогда мы сможем поехать одни и по дороге поговорим. — Джина улыбнулась и добавила: — пока меня нет, ведите себя как обычно: вставайте медленно, будто во сне. Не забывайте, что вы только что выпили очередную порцию этого гадкого вонючего лекарства, которое не что иное, как яд.
Леди Элис улыбнулась в ответ:
— Не задерживайтесь… и мне очень интересно… кто же этот злодей.
— Рано или поздно мы все выясним. А пока вы должны чувствовать себя как можно лучше и выглядеть как можно обворожительнее для своего Прекрасного Принца. К удивлению Джины, улыбка исчезла с лица леди Эпис.
— Если вы имеете в виду… моего опекуна… То знайте… я не хочу за него замуж.
— Замуж! — вырвалось у Джины.
— Папа давно сказал мне… что хочет… чтобы я вышла замуж за графа… и стала графиней… но я боюсь его. Мысль о возможности такого брака никогда не приходила Джине в голову, ведь леди Элис была так молода и так нездорова. Теперь Джина поняла, почему его сиятельство так озабочен ее здоровьем и почему он так хотел найти кого-нибудь, способного помочь его подопечной. Белух же Джина сказала: — Выйдете вы за него замуж или нет, выглядит он точно как принц, а этот дом вполне смахивает на дворец. — Я была очень счастлива… когда папа был жив… и мы ночевали в палатке… или деревянной хижине. — И все-таки для нормальной жизни эти сооружения несколько маловаты, — весьма прагматично заявила Джина. Ей показалось, что леди Элис все еще хмурится, и она попыталась ее успокоить: — Если его сиятельство — не тот Прекрасный Принц, которого вы ждете, не расстраивайтесь. Вы достаточно красивы, чтобы собрать у ваших ног толпы таких принцев, умоляющих вас выйти за них.
Вам надо только поправиться, чтоб у вас достало сил их выслушивать.
— Теперь я точно убедилась… что попала в сказку, — проговорила леди Элис, — а вы — моя добрая фея.
Девушки дружно рассмеялись, и Джина позвонила горничной леди Элис.
— Я иду на конюшню, и если только лошади не превратились в крыс или мышей, а кареты в тыквы, то мы поедем кататься, как только вы оденетесь.
Леди Элис вновь рассмеялась, а Джина покинула ее и, пробежав по коридору, а потом вниз по лестнице, спросила у лакея в холле, как пройти на конюшню. Отвечая, он не смог скрыть своего удивления.
Только идя в указанном направлении, она поняла, что показалось ему таким странным: во-первых, она была без шляпки, а во-вторых, она пошла на конюшню сама, вместо того чтобы послать слуг. Джина повела себя точно так, как привыкла в доме своего отца. «Им надо привыкать ко мне», — заключила она. А потом ей на ум пришло, что его сиятельство может не разделять ее взглядов и что когда он приедет в «Монастырский очаг» ей придется сдерживать свои порывы.
Когда она вошла в конюшню, то по реакции старшего конюха поняла, что история с лошадью сэра Чарльза Карстерса не только дошла до его ушей, но и была по достоинству оценена.
— Круто вы, мисс, усмирили эту скотину! — с долей восхищения сказал старший конюх.
— Мой отец был очень умелым наездником. И сама умею ездить с колыбели.
Он посмеялся и с гордостью показал ей графских лошадей. Джине они очень понравились, невозможность оседлать одного из них немедленно казалась ей пыткой. Но она знала, что первейшая ее забота — леди Элис.
Когда Джина объяснила старшему конюху, что ей требуется, он отвел ее в огромную каретную, где стояли всевозможные кареты, фаэтоны, двуколки и кабриолеты — все, что только душе угодно. Потом он показал девушке двухместный фаэтон, безусловно, подходящий дня их задумки. Дня фаэтона нужен был пони или не самая большая лошадь.
— Мисс хочет поездить на лошадках его сиятельства?
— Больше всего на свете. Его сиятельство мне разрешил при условии, что леди Элис будет ездить верхом вместе со мной.
По выражению лица старшего конюха Джина поняла, что до него в полной мере дошел смысл ее слов. — Удачи вам, мисс. Ее сиятельству пойдет на пользу кататься.
Джина вернулась в дом и сразу направилась к леди Элис. Та уже была одета. Горничная заботливо снабдила девушку шелковой шалью, чтобы накинуть на плечи, если понадобится.
— Раз вы готовы, — радостно проговорила Джина, — едем немедленно.
Она заметила шляпку на голове леди Элис и тут же сбегала к себе, чтобы тоже надеть шляпку, заботливо приготовленную нянюшкой. Даже не поглядевшись в зеркало, Джина сказала:
Молитва любви.
— Нянюшка, надо помочь леди Элис сойти вниз, чтобы не утомлять ее раньше времени.
Леди Элис спускалась очень медленно, и Джина так и не поняла, притворялась та или действительно еле шла. Они были уже в холле, когда откуда-то из-под лестницы выскочила миссис Денвер.
— Что здесь происходит? Почему вы выходите, миледи? Бы же должны лежать! — Она говорила очень агрессивно, и Джина решила ответить за леди Элис:
— Я думаю, миледи не повредит подышать свежим воздухом. Сегодня такой хороший день, на улице тепло, и мы не поедем далеко.
— А почему вы здесь распоряжаетесь, мисс Борн, даже не посоветовавшись со мной? — вопросила миссис Денвер.
— Л выполняю указания его сиятельства, — ответила Джина, — и я уверена, ему будет приятно узнать, что леди Элис сделала над собой усилие и поехала кататься.
По лицу миссис Денвер было ясно, что она взбешена, но экономка не могла ничего сказать в присутствии Ньюмена и лакеев. С громадным неодобрением она смотрена, как Джина помогает леди Элис сойти по ступенькам и сесть в фаэтон. Укрыв колени леди Элис меховой полостью, Джина взяла поводья и подумала, что ей даже в голову не могло прийти, чем придется заниматься в «Монастырском очаге». Фаэтон тронулся, и Джина хотя и не оборачивалась, но почувствовала, что миссис Денвер в ярости сверлит ее спину взглядом. Подождав, пока фаэтон отъедет на достаточное расстояние, Джина сказала достаточно тихим голосом, чтобы грум, притулившийся на заднем сидении, не услышал:
— Мы на свободе!
— Надеюсь, она… не очень рассердилась… Я ее боюсь.
— Не надо ничего бояться. Просто сядьте поудобней, дышите поглубже и наслаждайтесь солнечным днем.
Они не успели отъехать далеко, когда Джина заметила, что к ним приближается другой фаэтон. Джина сразу поняла, кому он принадлежит и натянула поводья. Мужчина в фаэтоне сделал то же самое. Это был сэр Чарльз, и сегодня с ним ехал грум, который взял поводья, когда его хозяин спрыгнул на землю и подошел к девушкам.
— Я собирался заехать к вам, мисс Борн, чтобы еще раз поблагодарить, — сказал сэр Чарльз, снимая шляпу. — Я вижу, ваш фаэтон не пострадал во вчерашнем происшествии — улыбнулась Джина и, обернувшись к леди Элис, произнесла:
— Позвольте вам представить сэра Чарльза Карстерса, с которым, как вам известно, я познакомилась вчера.
— Очень приятно, — поклонился сэр Чарльз, — мне не раз говорили, что в «Монастырском очаге» обитает настоящая красавица, но мне так и не удалось получить приглашение от графа, когда он был здесь последний раз.
— Его сейчас нет… в замке — ответила леди Элис, — а мисс Борн настояла… чтобы я поехала кататься.
— Тогда мне, видимо, нет смысла ехать в «Монастырский очаг» раз он сейчас пуст, — пошутил сэр Чарльз.
— Может быть… вы заедете в другой день, — предложила леди Элис.
Джина не сомневалась, что леди Элис наслаждается беседой с сэром Чарльзом, и поэтому сказала:
— Раз уж сэр Чарльз все равно собирался к нам в гости может быть, вы пригласите его на ленч?
— Это приглашение доставит мне огромную радость, — быстро проговорил сэр Чарльз.
Джина выжидающе посмотрела на леди Элис, а та робко ответила:
— Я думаю… это хорошая мысль.
— Мы еще немного покатаемся, — сказала Джина, натягивая поводья, — а вы поезжайте в «Монастырский очаг» и скажите Ньюмену, дворецкому, что вы останетесь на ленч. Л уверена, он снабдит вас утренними газетами, чтобы скрасить время в ожидании нашего возвращения.
— Не задерживайтесь, — попросил сэр Чарльз. Он остался стоять у своего фаэтона, когда Джина тронула лошадь. Девушка была уверена, что он не сводит глаз с леди Элис.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Молитва любви - Картленд Барбара

Разделы:
От автораГлава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7

Ваши комментарии
к роману Молитва любви - Картленд Барбара



Тоскливо-слезливая чепуха:2/10.
Молитва любви - Картленд БарбараЯзвочка
22.03.2011, 11.49





милый наивный роман немного любви слез коварства и счастливый конец
Молитва любви - Картленд Барбаранаталия
2.04.2012, 13.52





Чудесный розово-наивный роман, но какое удовольствие получаешь от чтения!!!
Молитва любви - Картленд БарбараСофи
17.11.2013, 22.38





сюжет не плох, но слишком много лишних ахов, охов, размазни, дочитала, общее впечатление - интересно.
Молитва любви - Картленд БарбараЛюбовь.
24.03.2015, 17.01





Не раджу
Молитва любви - Картленд БарбараЛана
11.02.2016, 15.25








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100