Читать онлайн Милая чаровница, автора - Картленд Барбара, Раздел - Глава 7 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Милая чаровница - Картленд Барбара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.29 (Голосов: 31)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Милая чаровница - Картленд Барбара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Милая чаровница - Картленд Барбара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Картленд Барбара

Милая чаровница

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 7

На секунду Зарии показалось, что мир вокруг замер. Она недоуменно смотрела на мадам Бер­тин, но вдруг что-то щелкнуло у нее в мозгу, и она опомнилась. Ну разумеется! Все на яхте считают, что они с Чаком помолвлены! Она же сама всем рассказывала об этом.
Зария вышла из оцепенения. Все вещи вокруг снова обрели перспективу.
– Конечно, – тихо произнесла она. – Ми­стер Вирдон был очень любезен, позволив мое­му жениху участвовать в этой поездке.
Мадам Бертин рассмеялась.
– Я не то имела в виду, дорогая, – сказала она. Женщины часто говорят: «мой жених», «мой муж», но разве дело в этом? Все это отно­сится к официальной стороне жизни. В моей стране к браку всегда относились как к сугубо деловому предприятию. Eu mariage de conve-nance – брак по расчету, как у нас говорят. Лю­бовь же совсем другое дело! Когда женщина влюблена, у нее меняется лицо. Вы, мое дитя, влюблены!
Внезапно Зария поняла, что это правда. Зна­ние пришло к ней внезапно, как молния. Оно словно осветило каюту, и Зарии показалось, будто перед ней распахнулся новый неизведан­ный мир.
Она влюбилась! Как бы ни хотела она опровергнуть это, отмахнуться от того, что одновре­менно твердили ей сердце и разум, она вынуж­дена была признать правду. Она была влюблена в Чака! В человека, о котором она почти ничего не знала, с которым познакомилась так недав­но, который вошел в ее жизнь при загадочных, подозрительных обстоятельствах!
Невероятно, необъяснимо, нелепо, но она любит его! Ей вдруг стало понятно, откуда воз­никало в ней чувство покоя, когда он был ря­дом, почему ее пальцы трепетали в его руках, почему она тосковала без него и почему ее ох­ватили горе и отчаяние, когда она увидела, как он улыбается Кейт.
Нет, нет, это не могло быть правдой! И все же так оно и было!
– Прекрасно, – произнесла мадам Бертин с улыбкой, будто прочитав мысли Зарии. – Вы начинаете понимать. Любая женщина может стать красивой. Дело не в чертах лица, как ду­мают некоторые глупые люди, дело в сердце. Лицо дала нам природа, мы не можем в корне изменить его и должны принять себя такими, какие мы есть. Но красота… О, красоту мы можем создать себе сами.
Огромным усилием воли Зарии удалось подавить в себе мысль о том новом знании, что пробудилось в ней, о чувстве, с такой силой сотрясавшем все ее тело, что ноги у нее подкашивались, а руки дрожали.
Стараясь казаться непринужденной, она про­говорила:
– Вы очень добры, мадам, но, кажется, вы за­думали невозможное. Мне будет очень жаль, если вы проиграете.
– Но мне нельзя проигрывать, – ответила мадам Бертин. – Мне нужны эти пятьсот дол­ларов, крайне нужны. Давайте подумаем, как мы сможем их выиграть.
Зария издала короткий смешок, который больше походил на стон.
– Выиграть, мадам! Нужно быть слепой, чтобы на это рассчитывать! Как я могу срав­ниться с Кейт? У нее такая прекрасная фигу­ра, такое хорошенькое личико, такая изыс­канная одежда!
Мадам Бертин топнула ногой.
– Вы сомневаетесь в моих словах? – сердито воскликнула она. – Я – Лулу Бертин. Меня считают одной из самых блестящих модисток Парижа. Я изобрела сотни знаменитых моде­лей. По моей воле рождалась новая мода и уми­рала старая, стоило только мне нелестно ото­зваться о ней. Если я говорю, что добьюсь успе­ха, я это сделаю. Voila! (*Вот! (фр.) Вам придется поверить мне!
«Если бы я только могла, – подумала Зария, поддаваясь силе и страсти, звучавшим в голосе мадам Бертин. – Если бы я была красива, мо­жет быть, тогда Чак обратил бы на меня внима­ние и полюбил бы меня!»
Она чуть не рассмеялась этой безумной мысли. Что она могла предложить Чаку Тане-ру? Пусть он беден, пусть он даже преступ­ник, подобно всем остальным на яхте, но он мужчина, красивый мужчина. Он здоров, си­лен, у него быстрый, подвижный ум. Что еще может желать человек, если он свободен, не отягощен обязательствами, если впереди у не­го жизнь, богатая новыми ощущениями и приключениями?
– Вы должны мне верить! – между тем гово­рила мадам Бертин. – Должны полностью положиться на меня, и я сделаю с вами то, что обещала.
«Она гипнотизирует меня», – подумала Зария и произнесла вслух:
– Мне очень хочется вам поверить. Вы же сами понимаете, нельзя выглядеть так, как я выгляжу, и при этом чувствовать себя счаст­ливой. Но я… у меня было… трудное время.
– Все делается к лучшему, – ответила ма­дам Бертин. – Не стыдитесь этого. Не бой­тесь, что из-за этого вы выглядите некраси­вой. Тяжелые испытания, даже несчастье, ос­тавляют свои следы на лице женщины. Но следы эти необязательно уродуют ее. Нередко они придают взгляду духовность. Женщина становится подобной прошедшей закалку ста­ли, выйдя победительницей из огня опыта.
Она произнесла эти слова низким глубоким голосом, будто ею руководила какая-то сила вне ее. Между тем она не отрывала проница­тельных темных глаз от Зарии, оценивая все до мельчайшей детали – тонкое, почти треуголь­ное лицо, тяжелые, безжизненные волосы, ко­торые спадали на плечи, угловатые линии тела, чуткие нервные руки.
Внезапно она вскрикнула по-французски:
– Нашла!
Возглас был таким громким и неожиданным, что Зария вздрогнула от испуга.
– Я поняла! – возбужденно продолжала ма­дам Бертин. – Все это время я сосредоточенно наблюдала за вами, стараясь почувствовать вас, понять вашу душу. И теперь я знаю, как вы должны выглядеть. Vite! (*Быстро! (фр.)) Снимайте с себя все – этот ужасный свитер, эти кошмарные брюки!
– Они не мои, – слабо улыбнулась Зария. – Они принадлежали юнге. Мне пришлось поза­имствовать их, потому что у меня не было ниче­го, кроме костюма, а он не очень годился для морского путешествия.
– Накиньте на себя это, – сказала мадам
Бертин, бросая ей через кровать прелестный халатик, который она только что отыскала в од­ном из чемоданов на полу.
За халатом последовала пара шлепанцев, по­летевших в разные углы комнаты.
– Какой размер вы носите? – спросила она через плечо, быстро распаковывая чемодан.
– Три с половиной… кажется, – ответила Зария.
– Хорошо! У меня такой же. Нам везет.
Зария с изумлением посмотрела на ноги ма­дам Бертин. Она ожидала, что они под стать ее крупному телу, но они казались такими крошечными, что было непонятно, как им удается нести такую массу.
– Mon Dieu! (*Мой бог! (фр.) Это не тот чемодан. Наверное, тот, что мне нужен, отнесли к Кейт.
Мадам Бертин распахнула дверь каюты и выбежала в коридор, призывая во весь голос: «Стюард! Стюард!»
Зария слышала, как прибежал Джим, и они вместе пошли в соседнюю каюту к Кейт. Оттуда слышался шум голосов и звук сдвигаемых ко­робок, словно они никак не могли найти нужную.
Зария медленно присела на стул перед туалет­ным столиком и посмотрела на себя в зеркало, пытаясь обнаружить в своем лице то, что увиде­ла в нем мадам.
Она была влюблена! Как можно было понять это по ее лицу? Она выглядела не лучше, чем всегда, хотя, пожалуй, чуть менее уставшей. Круги под глазами были не так четко видны, и сами глаза казались больше. Это сказывались хорошая пища и сон.
Но она не стала менее безобразной. Не на­столько она глупа, чтобы обманывать себя. Да, она безобразна, и поэтому Чак в поисках красо­ты, которой она не обладает, обратился к Кейт. Но Зария не могла обижаться на него. Ее пере­полняла любовь к нему. Это чувство было та­ким новым для нее. Она готова была доволь­ствоваться тем, что любит сама, и не требовать ничего больше. Каким счастьем было просто воображать себе, как он снова берет ее руки в свои, как спокойно, дружелюбно смотрит на нее своими серыми глазами!
«Как я могла не понять, что люблю его, когда мы сидели вчера вдвоем на палубе?» – спраши­вала она себя. Пусть тогда ее чувство еще не оформилось в словах, оно все же присутствова­ло в ней. Он был рядом, он говорил с ней – и ей было весело и спокойно. Это чувство со­бственной защищенности поколебалось только тогда, когда появился Эди Морган и сказал, что в Алжире им придется оставить яхту.
Зария внезапно вспомнила, что не успела рассказать Чаку о случайно подслушанном разговоре. Надо поговорить с ним наедине, сообщить, что за люди их спутники. Она уже поднялась с намерением как-нибудь разыскать его, когда дверь распахнулась, и появились Джим с тяжелым сундуком, а за ним мадам Бертин с маленьким чемоданчиком.
– Я нашла то, что нам нужно! – радостно воскликнула она. – К счастью, я на каждой ко­робке пометила, модели какого размера там ле­жат. Вот видите, здесь написано – «Tres ре-tite»– «Очень маленький». Это как раз для вас, милая, правда, боюсь, даже он будет чуть-чуть велик.
– Merei! Благодарю вас, стюард, – сказала она Джиму. Он вышел из каюты, понимающе улыбнувшись Зарии, будто считал француженку не просто непонятной, но слегка сумасшедшей.
Мадам Бертин откинула крышку сундука и заглянула внутрь.
– Прекрасно! Все на месте, – сказала она. Поторопимся! Нам многое надо успеть, прежде чем мы приступим к одежде.
– Что именно? – немного нервно спросила Зария.
Вместо ответа мадам Бертин подошла к туалетному столику, взяла расческу и провела ею по волосам девушки.
– Что за безобразная прическа! – воскликну­ла она. – В этом вся Англия!
– Но ее сделал француз, – возразила За­рия. – До этого было еще хуже.
– Ба! Француз, постоянно живущий в Анг­лии, утрачивает чутье, – презрительно изрекла мадам Бертин. – Только в Париже парикмахер сначала изучает женщину и лишь потом при­ступает к прическе. Прическа должна допол­нять лицо, а не быть красивой сама по себе.
– Мне казалось, что так я выгляжу гораздо лучше, – немного упрямо сказала Зария.
– Значит, до этого ваша прическа была просто ужасной, – ответила мадам Бертин. – Эти тяжелые волны совсем не подходят к ва­шему маленькому личику. Разве вы сами не видите? Все эти спадающие линии делают ва­ше лицо более острым, более худым, более… как это лучше сказать по-английски? – более изможденным.
– Возможно, вы правы, – робко согласилась Зария.
– Возможно! – Мадам развела руками. – Я расскажу вам, милочка. Знаете, что я сделала прежде, чем решиться на это предприятие?
Она остановилась, и Зарии ничего не остава­лось, как только спросить:
– Что же?
– Сейчас узнаете. Я, Лулу Бертин, прослав­ленный модельер, снова пошла учиться! Я пошла ученицей – обычной, робкой ученицей – к Антони. Вы знаете, кто это?
Зария покачала головой.
– Какое невежество! – воскликнула мадам Бертин. – Антони, милочка, король парикма­херов, он уникален, он художник, гениальный художник! И вот я пошла к нему и умолила его посвятить меня в секреты своего мастерства. Сначала он посмеялся, а потом увидел, что я говорю абсолютно серьезно.
– Вы научились стричь? – спросила Зария.
– Я научилась моделировать волосы, – по­правила ее мадам Бертин. – Научилась изобре­тать прически, которые выражают индивиду­альность того человека, который их носит.
– Но зачем вам это понадобилось? – спросила Зария.
– Я надеялась, что вы зададите мне этот вопрос, – удовлетворенно произнесла мадам Бертин. – Я объясню вам. Я еду в Алжир, чтобы открыть там новое дело. Я хочу сказать новое сло­во в моде. Как я могу осуществить это, если женщины, которые будут носить мою одежду, не обладают французским вкусом? Они же ни­когда не бывали в Париже, они живут в Алжи­ре! Что я смогу, если их волосы будут завиты или острижены так, как это делали двадцать лет назад?
Она остановилась, чтобы перевести дыхание, и Зария сказала:
– Наверное, это очень важно… я имею в виду волосы…
– Важно? – воскликнула мадам Бертин. – Да важнее этого ничего нет! Прежде всего обра­щают внимание на прическу! Как там выразил­ся поэт? «В царственном сиянии волос» – как это справедливо!
– Значит, вы научились искусству парикма­хера, – сказала Зария.
– Я не гордая, я не стыжусь признаться в том, чего не знаю, – ответила мадам Бертин. – Я сидела у ног Антони, и он показывал мне свое искусство, он учил меня стричь волосы, укла­дывать их. И в конце концов он сказал: «Ма­дам, если когда-нибудь вы останетесь без рабо­ты, мой салон к вашим услугам».
– Вы поступили очень умно, – сказала За­рия.
– Разве только умно? Вы не понимаете, что я уникальна! Я – Лулу Бертин! Именно поэтому я говорю вам, что могу сделать из вас красави­цу, с которой никогда не сравнится эта куколь­ная Кейт! Ба! В любой столице найдется тысяча похожих на нее женщин! А теперь за работу! У нас нет времени на разговоры!
– Что вы собираетесь делать? – встревожи­лась Зария.
– Я хочу, чтобы ваши волосы выглядели так, как им подобает, – ответила мадам Бертин. Она достала из ящика несколько пар ножниц и, поднимая волосы расческой, начала стричь. Зария вскрикнула от ужаса:
– Вы же все сострижете!
– И прекрасно! – ответила мадам. – Их надо постричь покороче. Они должны подниматься вверх, а не спадать на плечи. Вместо локонов будут завитки. Вы знаете, что я хочу вам сде­лать? Какую прическу я задумала?
– Нет, – нервно произнесла Зария. На пол сыпались длинные пряди сострижен­ных волос, и девушке стало казаться, что мадам Бертин сошла с ума.
– Я сейчас расскажу вам одну историю, – го­ворила мадам Бертин, орудуя ножницами. – Однажды два парикмахера, – достаточно из­вестных, у которых были свои салоны, – пое­хали отдыхать в Италию. Они гуляли в горах и наткнулись на двух пастушков, которые пасли овец. Один из мальчиков подстригал волосы другому. Это зрелище позабавило парикмахе­ров, и они остановились посмотреть. Мальчик использовал совсем другой метод стрижки, чем тот, который практиковался повсюду. Сначала он намочил волосы, а потом начал подстригать их лесенкой, так что верхние пряди были чуть короче нижних. Под конец стрижки его друг стал походить на бога Пана. У него были вью­щиеся от природы волосы, и не хватало только свирели.
Мадам Бертин остановилась, чтобы переве­сти дыхание, и чуть откинулась, чтобы полюбо­ваться на свою работу.
– Парикмахеры пришли в восторг, – про­должала она. – Со свежими впечатлениями они вернулись в Париж. И вскоре появилась новая стрижка. Парикмахеры отказались от хи­мической завивки. Из-за нее завитки выглядят прилизанными, будто приклеенными, прида­вая прическе искусственный вид, который уби­вает истинную красоту. Прическа «под пастуш­ка» стала криком моды.
– Вы хотите причесать меня в таком стиле? – спросила Зария.
– Естественно! Но сидите смирно, – сказала мадам Бертин. – Вы еще сможете посмотреть на себя. А сейчас не дергайтесь. Мне надо точ­но соблюсти пропорции. Помните, красота прически зависит от верности линий.
«Нельзя было позволять ей стричь меня, – между тем думала Зария. – Я буду выглядеть еще хуже, просто как пугало».
Однако она чувствовала, насколько бесполез­но спорить с мадам, отстаивать свои желания или вкусы. «Возможно, – думала она, слыша пощелкивание ножниц рядом со своим затыл­ком, – мадам все-таки знает, что делает».
Зария до сих пор удивлялась, как, несмотря на свой возраст и неправильные черты лица, француженка умудрялась производить впечат­ление привлекательной, элегантной женщины.
В этих густо оттененных глазах и красных вы­пяченных губах была какая-то таинственная притягательная сила.
Зария вздохнула и тут же забыла и о мадам Бертин, и о щелкающих ножницах у своей го­ловы. Она снова думала только о Чаке, о том, что он сейчас делает. Сердце ее упало, когда она вспомнила о Кейт. Сейчас она, должно быть, смотрит на него своими живыми голу­быми глазами и держится тонкой белой рукой за его руку.
«Разве найдется мужчина, который смог бы противиться ее обаянию? – с горечью подумала Зария. – А впрочем, разве Кейт, в свою оче­редь, могла сопротивляться обаянию Чака?»
Зария повторяла в памяти те слова, которые говорил ей Чак с момента их первой встречи. Он был так добр к ней. Пожалуй, доброта – его основная черта. Ни на мгновение он не допус­тил, чтобы в его присутствии она почувствовала себя безобразной, непривлекательной или ненужной.
Она ощутила ком в горле, вспомнив, как он был заботлив с ней, как помог сесть в такси и выйти из него, как поддержал ее, когда она поднималась по трапу на яхту, как всегда предупре­дительно отодвигал для нее стул, когда она са­дилась за стол, как он накануне укрыл ей ноги пледом и сказал, что ей нельзя простужаться.
Это и еще многое другое. Он подумал о том, чтобы достать ей более удобную одежду для пу­тешествия на яхте, он говорил, что она может довериться ему, а он будет заботиться о ней. «Боже, не допусти, чтобы Кейт завладела им».
Зария чуть не произнесла эти слова вслух, но вовремя взяла себя в руке. Она посмотрела в зеркало и увидела, что мадам Бертин наблюдает за ней.
– Вы страдаете, милочка, – сказала она. – Почему? Боитесь, что ваш жених попадется на удочку к Кейт? Не бойтесь. Он быстро разбе­рется, что она всего лишь пустышка с курины­ми мозгами и телом, которое с таким же успе­хом могло быть набито соломой, потому что Господь, создавая ее, забыл дать ей сердце.
– Вы хорошо ее знаете? – спросила Зария.
Мадам Бертин рассмеялась. Это был не очень приятный смех.
– Достаточно, – сказала она.
– Я думала… они – ваши друзья, – нереши­тельно произнесла Зария, боясь показаться не­доброжелательной.
Мадам Бертин рассмеялась снова.
– Говорят, родственников не выбирают, ив этом они отличаются от друзей, – сказала она. – Ма foi – честно говоря – это не всегда правда. Иногда друзья – как бы это получше сказать? – навязывают себя сами!
Зария ничего не ответила, но не могла удержаться от мыслей. Втянута ли мадам Бертин в то предприятие, которое замыслил Эди Морган с Виктором? Да, по всей вероятности. А это значит, что ей, Зарии, необходи­мо соблюдать крайнюю осторожность, чтобы мадам Бертин не заподозрила, что она слиш­ком много знает и что ее любопытство не случайно.
– L'amour! Любовь! – переключившись на другую тему, проговорила мадам Бертин. – Вот в чем смысл существования женщины! Каждая женщина мечтает о ней, ищет ее. Да­же в моем возрасте я все еще ищу этот мираж. Любовь удивительна! Восхитительна! Прекрасна! Необыкновенна! Ради нее стоит жить!
– У меня… не очень богатый опыт в… этой области, – нерешительно сказала Зария.
– Вы давно помолвлены? – спросила мадам Бертин и, не дожидаясь ответа Зарии, прогово­рила: – Вот и прекрасно! Значит, у вас впереди радость постепенного узнавания друг друга. Позвольте дать вам совет, милочка. Не уставайте никогда удивлять его. Он никогда не должен быть уверен в вашей любви. Пусть он никогда не знает заранее, что вы скажете или сделаете. Неожиданность, тайна – вот что поддерживает любовь, заставляя муж­чину чувствовать себя охотником.
Она в последний раз щелкнула ножницами и, бросив их на туалетный столик, зачесала воло­сы Зарии наверх, так что они встали, подобно нимбу.
– Voila! Все! – воскликнула мадам Бертин, и Зария с изумлением уставилась на свое отраже­ние в зеркале.
Как отличалась ее прическа от той, что была раньше! Вместо крупных волн, спадавших на плечи, шапка мягких, естественных завитков поднималась от шеи к вискам. Ее волосы под­нимались вверх, словно язычки пламени, так мягко и ненавязчиво обрамляя лицо, что резкие линии скул и подбородка не бросались в глаза.
– Это… удивительно! – воскликнула За­рия. – Я выгляжу… намного лучше.
– Разумеется, – улыбнулась мадам Бертин. – Разумеется, гораздо лучше. Возьмите зеркальце и посмотрите на себя сбоку. Посмотрите, как восхитительна линия затылка! Стала видна форма головы и длина шеи. Очаровательно! Изящно! Вам можно позировать в качестве хе­рувима!
– Я выгляжу совсем другой… совсем! – не решалась поверить своим глазам Зария.
– Но я еще не закончила, – сказала мадам Бертин. – Нам еще многое надо успеть. Ложи­тесь на кровать, только наоборот. Головой – туда, где обычно находятся ноги, а ноги – на подушку.
Зария безропотно подчинилась. Накрыв ее шелковым пуховым одеялам и обложив ей шею и лицо полотенцем, мадам Бертин принялась за работу. Впервые в жизни Зария испытала, что такое массаж лица. Она чувствовала силу паль­цев мадам, которые похлопывали сухую, обвет­ренную кожу, втирали в нее мягкие, ароматные кремы.
Массаж был таким мягким и успокаиваю­щим, что вскоре ее начало клонить в сон. Глаза у нее были закрыты, она слышала только легкое похлопывание по лицу, глухой звук моторов и плеск воды за кормой.
Она задремала. Ее сновидения не были похо­жи на те ужасные ночные кошмары, которые мучили ее в Шотландии после того, как отец был особенно груб с ней. Тогда она была так го­лодна и измучена, что не могла забыться и то и дело просыпалась.
Теперешний сон был легким и радостным. Рядом с ней был Чак. Она чувствовала его руки на своих плечах, слышала его голос…
Зария не знала, как долго проспала. Она про­будилась внезапно и по тишине вокруг поняла, что осталась одна в каюте. Она хотела открыть глаза, но на них лежали кусочки ваты. Ее лицо было покрыто толстым слоем крема.
Зария не знала, надо ли ей оставаться на мес­те или уже можно вставать. Закончила ли мадам Бертин свою процедуру? Она все еще колеба­лась, не зная, что предпринять, когда услыша­ла, как дверь отворилась.
– Дитя еще спит, – услышала она тихий го­лос мадам Бертин. По-видимому, она говорила стоя в дверях.
– А как быть с вашим идиотским конкур­сом? – прозвучал голос Эди Моргана. Он тоже говорил почти шепотом.
– Это всего лишь развлечение, – ответила мадам Бертин. – Надо же нам чем-то занять се­бя. Вы все такие… как это говорят?.. взвинчен­ные.
– Что вы имеете в виду?
– То, что сказала. И будьте поосторожнее со стюардом. Не удивлюсь, если окажется, что Ахмета задержали на границе из-за того, что он слишком много болтал.
– Ты же говорила, они заподозрили, что у не­го фальшивые документы.
– Правильно, – согласилась мадам Бер­тин. – Но почему таможенники рассматривали их так тщательно? Документы были достаточно хороши, чтобы выдержать обычную проверку.
– Ты уверена, что за тобой не было слежки?
В голосе Эди Моргана звучало неприкрытое беспокойство. Зария лежала с закрытыми гла­зами и не могла его видеть, однако без труда представила, как он схватил мадам Бертин за руку, а та пожала плечами в характерной для нее манере.
– Иначе бы я сюда не приехала, – ответила она.
– Надеюсь. – Теперь в голосе Эди прозвуча­ло облегчение.
– Давай выпьем и подумаем о чем-нибудь бо­лее приятном, – чуть громче проговорила ма­дам Бертин.
– Не шуми!
Он, по-видимому, втолкнул ее в каюту и во­шел за ней следом.
– Ты что, хочешь, чтобы нас слышали все на этой чертовой яхте? – сердито спросил он. – Откуда ты знаешь, что эта девчонка спит?
– Мой массаж всегда усыпляет их, – ответи­ла мадам Бертин. – А она вдобавок очень слаба.
– Сплошное неудобство иметь ее на борту, – сказал Эди Морган. – Но придется прибегнуть к ее услугам. Никто из нас не говорит на этом проклятом языке.
– Я сделала все, что могла, – защищаясь, сказала мадам Бертин. – Не моя вина, что Ахмета арестовали.
– Наверное, все из-за прошлогоднего дела с автомобилями, – рассуждал Эди. – Я же гово­рил, что не надо использовать его для такой незначительной работы. Я сказал: «Надо при­беречь его для крупной игры», но никто меня тогда не послушал.
– Ш-ш! Не болтай слишком много! – сказа­ла мадам Бертин.
Она подошла к кровати, на которой лежала Зария. Девушка поняла, что она прислушивает­ся. Ее охватил страх. Если они поймут, что она не спала и слышала весь разговор, что тогда бу­дет с ней?
У нее вдруг пересохло во рту и запершило в горле. Отчаянным усилием воли она заставила себя дышать глубоко, как обычно дышит спя­щий.
Внезапно у нее родилось безумное желание открыть глаза. Но она чувствовала присутствие рядом с собой мадам Бертин. Мадам ждала, всматриваясь в ее лицо, прислушиваясь к ее дыханию. А за ней стоял Эди, который – Зария была уверена в этом – не остановится ни перед чем, если кто-то встанет ему поперек дороги, угрожая разрушить его планы.
– Спит? – просвистел голос Эди.
– Мертвецки, – ответила мадам Бертин. – Но сейчас уходи отсюда!
Он без слов повиновался. Зария слышала, как хлопнула дверь каюты, но мадам Бертин все еще молча стояла возле кровати. Наконец она чуть слышно спросила:
– Вы уже проснулись?
Зария не ответила, и она повторила чуть громче:
– Зария, вы проснулись?
Медленно, будто возвращаясь из состояния глубокого сна, Зария вздохнула и пошевели­лась. Помотав головой из стороны в сторону, словно не желая просыпаться, она чуть заметно зевнула и, казалось, снова погрузилась в глубо­кое забытье.
Даже не видя мадам Бертин, Зария почув­ствовала, как француженка отбросила сомнения и расслабилась.
Девушка лежала, уткнувшись в подушку, до тех пор, пока мадам Бертин не сказала уже сов­сем другим тоном:
– Ну-ка, малышка, просыпайся, пора!
Два часа спустя мадам Бертин распахнула дверь салона, где все собрались на ужин. Все, как обычно, выпивали. Рядом с мужчинами стояли стаканы с шотландским виски, а Кейт держала в руке бокал с шампанским. В этот мо­мент она с милой гримаской подняла его к Ча-ку, который сидел на подлокотнике ее кресла.
– Итак, представление начинается! – хихик­нула она. Пусть выиграет красивейшая!
Она явно не сомневалась в исходе этого со­стязания. Впрочем, любому, кто сейчас ее ви­дел, трудно было представить, что кто-нибудь сможет затмить ее.
На ней было длинное плотно обтягиваю­щее фигуру платье в серебряных блестках, ко­торое делало ее похожей на сладострастную сирену. Оно подчеркивало каждую линию, каждый изгиб ее тела. Вырез на спине доходил до талии, а спереди был таким низким, что можно было увидеть впадинку между острыми грудями.
Шею украшало бриллиантовое колье, гармо­нирующее с серьгами в ушах. Светлые, сереб­ристые волосы спадали волнами на обнажен­ные плечи, а красный пухлый ротик по цвету сочетался с лаком, которым были покрыты длинные ногти на руках и изящно подстрижен­ные ногти на ногах, проступавшие через проз­рачный нейлон.
Она была прелестным, совершенным продук­том своего века, все искусство которого на­правлено на то, чтобы сделать из женщины не просто красавицу, а искусственное воплоще­ние красоты.
– Все собрались? – спросила от двери мадам Бертин.
– Ты же сама видишь, – ответила Кейт.
– Давай ее сюда. Мы ждем, – неуверенным голосом сказал Виктор. Он уже слишком много выпил, и его темные похотливые глазки непри­ятно впились в Зарию, когда она вошла в ком­нату.
– Allons у! (* Вот и мы! (фр.) – воскликнула мадам Бертин. – Любуйтесь на красавицу от Бертин!
Зария на секунду замерла в дверях, как про­инструктировала ее мадам Бертин. Она робела и очень боялась, однако не могла не почувство­вать, как все вдруг задохнулись от изумления, что для любой женщины значит гораздо боль­ше, чем самые громкие аплодисменты.
– Боже правый! – первым подал голос Эди. Зария едва ли слышала его. Она смотрела толь­ко на Чака. Он медленно, словно не в состоя­нии поверить собственным глазам, поднялся на ноги. Она следила за выражением его лица и внезапно почувствовала себя немыслимо, неве­роятно счастливой.
– Я бы никогда не поверил! Никогда! – вос­кликнул Эди, предоставляя мистеру Вирдону спокойно и серьезно признать:
– Вы гений, Лулу. Если бы даже я не знал об этом прежде, сейчас вы бы меня убедили.
– Дайте мне что-нибудь выпить, я заслужи­ла, – ответила мадам Бертин.
Она протянула руку к Чаку, но он не заметил ее, подав бокал с шампанским Зарии. Девушка приняла его и залилась краской.
«У вас такая белая кожа, само совершен­ство, – сказала ей мадам Бертин, когда они вы­ходили из каюты. – Но вам надо использовать румяна, иначе вы будете выглядеть как приви­дение, а мужчины боятся привидений».
Сейчас Зария вспомнила ее слова.
«Я не привидение. Я – живая!» – подумала она про себя.
Ее тело трепетало от возбуждения, от того, что она молода и привлекательна, что Чак любуется ею.
– Думаю, нет смысла пить за твое здоровье, – мягко сказал он. – Лучше выпьем за твое буду­щее.
– Восхитительный тост, – вмешалась мадам Бертин, не давая ответить Зарии. – Давайте все вместе выпьем за будущее Зарии, то будущее, дорогу в которое я показала ей.
Мужчины подняли стаканы. Все сознавали, что нет смысла устраивать тайное голосование, победительница была бесспорной. Эди без слов, повернувшись спиной к Кейт, протянул мадам Бертин пачку зелененьких долларов.
Кейт, скривив губы, налила себе шампанско­го и воинственно произнесла:
– Я тоже надеюсь, что будущее Зарии будет соответствовать ее желанию. Судьба имеет обыкновение очень неприятно шутить, когда мы меньше всего этого ожидаем.
Мистер Вирдон рассмеялся, но Зария не об­ратила внимания на ее слова. Она пыталась привыкнуть к своему новому самоощущению. Она знала, что платье, которое выбрала для нее мадам Бертин, сделало ее прелестной, открыв в ней ту красоту, о которой она сама не подозре­вала.
Сшитое из мягкого розового шелка, выткан­ного серебром, оно расходилось необъятной юбкой от узкой талии. Края юбки были затка­ны жемчугом. Облако розового тюля, окуты­вавшего плечи, скрывало худобу рук. Три ряда жемчужных бус украшали шею. Их мягкий ро­зовый блеск оттенял белизну и прозрачность кожи.
Она казалась девушкой из сновидений, юной, невинной, нетронутой, как яблочный цвет в мае. В то же время в ее красоте присутствовало что-то одухотворенное и ускользающее, словно она не лежала на поверхности, ее не так просто было увидеть и оценить.
Когда Зария посмотрела на себя в зеркало, то не могла поверить, что это она и есть. Ее глаза, оттененные зеленым, с подкрашенными ресницами казались огромными, волосы приобрели необычный блеск, красные губы стали более полными. И все это не только благодаря искус­ству мадам Бертин, но и той вере в себя, кото­рую та вдохнула в нее. Ее мудрые, добрые слова были причиной того, что Зария поверила в се­бя, осознав, что в этом мягком струящемся вос­хитительном туалете может выглядеть как на­стоящая женщина и чувствовать себя ею.
«Забудьте прошлое, забудьте все, что вы пере­жили, – наставляла ее мадам Бертин. – Не на­до рассказывать ни мне, ни кому-нибудь еще, что это было. Просто забудьте. Все прошло. Есть только настоящее. И даже о будущем не стоит беспокоиться. Женщина должна заботиться только о настоящем моменте, который не повторится никогда».
Возможно, именно эти слова, больше, чем все другое, подействовали на Зарию, заставив ее войти в салон с высоко поднятой головой и улыбкой на губах.
На секунду она испугалась, но тут же вспом­нила, что здесь – Чак, тот Чак, которого она любит. Сейчас он здесь с ней, и не важно, что будет завтра или послезавтра.
Она слышала шелест своего шелкового пла­тья, чувствовала запах изысканных духов, кото­рыми обрызгала ее мадам Бертин и в одно мгновение, подобно актрисе на рампе, поняла, что завоевала своих зрителей.
Она сделала глоток шампанского из бокала, который все еще держала в руке и сказала в от­вет на тост:
– Благодарю вас. Я надеюсь на счастливое будущее, но важнее всего то, что я счастлива сейчас, необыкновенно счастлива.
Она сама не знала как следует, зачем произ­несла эти слова, но она обращалась к Чаку, словно прося его о чем-то и надеясь, что он ка­ким-то необъяснимым образом поймет ее. Но он только смотрел на нее с неопределенным выражением лица, скрываясь за темными очка­ми. Скорее всего, с чувством поражения поду­мала она, он не понял ее.
Именно этот момент Виктор выбрал для того, чтобы попытаться встать с кресла. Он был очень пьян и нетвердо стоял на ногах. Вытянув руку, чтобы опереться о стол, он сшиб бутылку с виски, и она разбилась об пол. Но он будто не заметил этого.
– Я не верю, – тяжело сказал он, невнятно выговаривая слова. – Все это сплошной обман. Лулу не под силу сделать из нее такую красотку! Она шпионка! Она здесь, чтобы следить за нами! Заявляю вам всем, она – шпионка!




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Милая чаровница - Картленд Барбара

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12

Ваши комментарии
к роману Милая чаровница - Картленд Барбара



Неудачный приключенческий роман с туповатой героиней, кучей противоречий и ляпов, все простенько и предсказуемо: 4/10.
Милая чаровница - Картленд БарбараЯзвочка
30.03.2011, 0.07





Геоиня туповата, но как бы вы себя вели? Средне, много ляпов.
Милая чаровница - Картленд БарбараЛора
6.02.2012, 19.21





Мне очень понравилось, интересный сюжет,интрига до конца.Чудесный конец.
Милая чаровница - Картленд БарбараСофья
27.02.2012, 10.00





туфта полная, не выдержала и трех глав, просто взяла и прочитала конец((((((
Милая чаровница - Картленд Барбаралена
2.06.2012, 12.41





всё очень просто, скучно читать.
Милая чаровница - Картленд Барбаранатали
15.10.2012, 20.06





Не обычный приключенческий роман построенный на интригах. Очень объемный, в связи с этим он тяжелее читается. 6/10
Милая чаровница - Картленд БарбараЛина
26.03.2013, 21.13





Скучный еле дочитала.......
Милая чаровница - Картленд БарбараMalvina
26.09.2013, 12.24





А мне понравился! Прочла легко и быстро!!! Автору мой респект!
Милая чаровница - Картленд БарбараSania
8.01.2014, 21.32





Мне понравился роман. Постельных сцен нет, но тем неменее зарождающая первая любовь у забитой девушки привлекает своей доверчивостью.Конец неожиданный и привлекательный.
Милая чаровница - Картленд БарбараПланета
29.09.2014, 18.44





Миленький романчик.Понимаю гл.героиню.Для девушки выросшей в таких условия, действительно очень тяжело сразу раскрыться и жить по другому.
Милая чаровница - Картленд БарбараТатьяна
17.01.2016, 18.25








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100