Читать онлайн Милая чаровница, автора - Картленд Барбара, Раздел - Глава 6 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Милая чаровница - Картленд Барбара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.29 (Голосов: 31)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Милая чаровница - Картленд Барбара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Милая чаровница - Картленд Барбара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Картленд Барбара

Милая чаровница

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 6

Миновав Эди Моргана и Виктора Джакобетти, Зария быстро скользнула вниз по трапу в пустой и темный коридор. Остановившись внизу, чтобы перевести дух, она услышала, как Эди Морган сказал:
– Идиот несчастный! Я с самого начала убеждал вас, что глупо впутывать его в это дело.
Он говорил очень тихо, почти шепотом, но до Зарии доносилось каждое слово. Инстинктив­но, не сознавая того, что подслушивает, Зария задержалась, чтобы услышать ответ Виктора Джакобетти:
– Все в порядке, иначе она не добралась бы сюда. Она сказала, что он всего лишь наемный шофер.
– Какой риск! – взорвался Эди. Он говорил по-прежнему тихо, отчего его слова прозвучали еще более выразительно и зловеще.
– Да, но, по всей видимости, ей поверили.
– Нужно поскорее смываться отсюда.
– Ладно!
Зария уже собиралась уходить; когда услыша­ла, как Эди добавил, словно внезапно вспом­нив:
– Что же мы будем делать без Ахмета в Алжи­ре?
– Да, я и забыл, – ответил Виктор. – Ну, у нас есть эта девчонка.
– Мы рискуем, – резко заметил Эди.
– Она в порядке. Вот парень меня беспокоит.
– Значит, нужно заняться им, вот и все, – сказал Эди. – А ты поторопи капитана, чтобы побыстрее выходил в открытое море.
Они ушли. Зария, ухватившаяся за перила лестницы, почувствовала, что дрожит. Какое-то время она была не в состоянии пошевель­нуться, потом, словно внезапно обретя силы, бросилась к себе в каюту, захлопнула за собой дверь и привалилась к ней своим худеньким телом, будто боясь, что кто-то попытается войти к ней. Что значил этот странный разго­вор шепотом? Она сжала руками виски, пыта­ясь докопаться до его смысла и одновременно не желая поверить в то, о чем говорил ей рас­судок.
Эти люди были преступниками! Она была в этом уверена. Но на чем основывалась ее уве­ренность? На нескольких подслушанных ею словах, которые она могла неверно истолко­вать. И, однако, стоило только посмотреть на Эди Моргана, услышать его речь, чтобы ре­шить, что тут что-то нечисто. Но как же мистер Вирдон? Знает ли он? Участвует ли сам в этом деле? И если да, то почему?
Зария заперла дверь на ключ и уселась на низ­кое удобное кресло рядом с иллюминатором. Через него пробивались лучи солнца, образуя на полу маленькое золотое озеро. Сверху, с па­лубы, доносились шаги, английские и испан­ские реплики, взрывы смеха, шум перемещае­мого багажа.
Потом багаж стали спускать вниз. Зария услышала звук открываемой двери и голос от­дающего распоряжения Джима с характерным говором лондонских окраин.
Она прижала руки к щекам. Должно быть, она сошла с ума, если ей пришли в голову подо­бные мысли. Ну, конечно, это обычная увесе­лительная прогулка. Друзья мистера Вирдона сопровождают его в Алжир. Если это ей кажет­ся странным, так только потому, что она долго не общалась с людьми.
«У нас есть эта девчонка». – Виктор говорил о ней, Зарии. Значит, раз Ахмет не приехал, они собираются использовать ее в качестве пере­водчицы.
Зария почувствовала, что дрожит. Ей грозила опасность, она физически ощущала ее, хотя и не могла сформулировать, в чем она состоит. Какие услуги потребуются от нее? Что вообще они замышляют? И как же Чак? Эди сказал, что они «им займутся». Эти слова прозвучали зло­веще и угрожающе.
Зария вскочила на ноги. Нужно немедленно найти Чака и предупредить его. Пусть он реша­ет, как им поступить. Ситуация казалась ей слишком запутанной, чтобы она сама могла разобраться в ней.
Возможно, Чак просто посмеется над ее стра­хами и скажет, что все это глупости, что мисте­ру Вирдону, американскому магнату, незачем участвовать в темных делах.
Но что может интересовать таких людей, как Эди, Виктор и Кейт, кроме денег, разумеется? Чак разрешит все ее сомнения. Он объяснит ей, что Эди мог понимать под выражением «зай­мемся им».
«Нельзя поддаваться панике. Надо сохранять спокойствие», – думала Зария, чувствуя, как колотится сердце.
Она посмотрелась в зеркало. Ее лицо в спада­ющих крупными волнами волосах казалось бледнее, чем обычно. Она сердито потерла ру­ками щеки.
«Они обязательно что-нибудь заподозрят, ес­ли я явлюсь перед ними в таком виде», – поду­мала было она, но тут же с горькой улыбкой вспомнила, как мало внимания на нее обраща­ли. Какое им было до нее дело? По крайней ме­ре, до того момента, как Ахмета «сцапали поли­цейские», как выразился Виктор.
Зария отперла дверь и вышла в коридор. Каю­та Кейт была открыта. Джим отдавал распоря­жения матросам, чтобы они поставили один из сундуков мадам Бертин в угол, где он никому не будет мешать.
Зария внезапно почувствовала острое жела­ние оказаться рядом с Чаком, услышать его го­лос, опереться на его силу и мужество.
«Он решит, как нам надо вести себя», – по­вторяла она себе, пытаясь успокоить испуганно бьющееся сердце.
Зария вышла на палубу в тот момент, когда убирали сходни. Испанцы, помогавшие при погрузке, и таможенный офицер выстроились на причале и желали им попутного ветра.
– Адью, сеньоры! Адью!
Судя по их улыбкам, им хорошо заплатили за работу.
Яхта отчалила. Таможенник отдал им честь на прощание. В ответ мадам Бертин помахала ему рукой.
– Какой обаятельный мужчина, – заметила она мистеру Вирдону.
– Вы определенно испробовали на нем свои чары, – ответил мистер Вирдон.
Мадам Бертин бросила на него взгляд сквозь густо накрашенные ресницы.
– Я… Как это у вас говорят?.. Загипнотизировала его, – сказала она, подкрепив свои слова выразительным жестом, и расхохоталась.
Зария огляделась в поисках Чака. Его нигде не было видно, и у нее перехватило дыхание от страха, что с ним что-то случилось. Его не было и под пурпурным навесом, где сидел Виктор с неизменным стаканом в руке, и она поспешила дальше.
Когда она миновала надпалубную постройку, перед ней открылся нос судна. Там она увидела Чака. Он стоял рядом с Кейт и держал ее под руку, наблюдая за тем, как корабль выплывал из гавани в открытое море.
Кейт, подняв к нему лицо, что-то серьезно говорила ему. Ее привлекательный профиль с маленьким, чуть вздернутым носиком и полны­ми губами четко вырисовывался на фоне голу­бого неба. Чак смотрел на нее с высоты своего роста.
Их близость и отчужденность от всего, что не участвовало в их разговоре, заставили Зарию замереть на месте. Некоторое время она была не в силах пошевелиться, потом в изнеможении привалилась к капитанскому мостику.
Разговор был, очевидно, сугубо личным и от­кровенным. Она поняла это, хотя не могла слы­шать ни одного слова. Чак стоял спиной к солнцу, поэтому трудно было различить выра­жение его лица, но Зарии показалось, что на нем играла улыбка. Наверное, он ощущал аро­мат изысканных, дорогих духов Кейт, наклоня­ясь к ее живому, энергичному, хорошенькому личику.
Прошла, должно быть, целая минута, прежде чем Зария повернулась и побрела назад. Она шла медленно и тяжело, словно в одно мгнове­ние из нее ушла молодость и она превратилась в старуху. Сотни мыслей теснились у нее в голо­ве. Что она знает о Чаке? Ничего! Кто он такой? Откуда? Почему она поверила ему, когда он ворвался к ней в номер, прося о помощи? Разве удивительно, что теперь, добившись своего, он потерял всякий интерес к ней?
Уже прошлым вечером было ясно, что Кейт находит его привлекательным и намерена при­брать к рукам.
«А мне-то какое дело до всего этого? Почему мне это так неприятно?» – спрашивала себя Зария.
Ей трудно было выразить словами, как много значил для нее Чак, разве сказать, что он казал­ся ей единственной опорой в этом страшном мире.
Зария уже подошла к трапу и хотела было спуститься к себе, но почувствовала, что кто-то тронул ее за руку. Обернувшись, она увидела рядом с собой Эди Моргана. Она непроизволь­но отшатнулась, но он удержал ее и дружески, как добрый знакомый, взяв под локоть, повел под алый навес к остальным.
– Пойдемте со мной, мисс Браун, – сказал он. – Мы вас искали. – Он остановился и с улыбкой окинул взглядом ее маленькую дрожа­щую фигурку. – И почему, черт возьми, мы до сих пор зовем вас «мисс Браун»? – спросил он. – У вас прелестное имя – Зария. Так, ка­жется, зовет вас ваш жених? Так вот, Зария, мистер Вирдон хочет поговорить с вами.
«Так я и знала», – подумала Зария.
Ничего не оставалось, как только позволить Эди провести себя по палубе и усадить в одно из пурпурных кресел рядом с мистером Вирдоном.
Зария чувствовала на себе взгляд похожих на пуговицы глаз Виктора и неприкрытое любо­пытство мадам Бертин.
– Лили, – произнес Эди, обращаясь к ма­дам. – Ты незнакома с Зарией? Она – секре­тарша Корни. Очень хорошая секретарша, смею заверить тебя, хотя до сих пор Корни не очень загружал себя работой.
– Очаровательно! – сказала мадам Бертин по-французски и добавила по-английски: – Очень приятно познакомиться с вами, мадему­азель.
Зария хотела подняться и пожать ей руку, но Эди удержал ее. Он не понимал, что одно лишь его прикосновение вызывало у нее дрожь.
– Обойдемся без формальностей, – твердо сказал он. – Все мы здесь друзья, просто дру­зья, ведь так, Корни?
– Надеюсь, – несколько чопорно ответил мистер Вирдон, и все расхохотались, будто он сказал что-то необыкновенно остроумное.
– А сейчас послушайте, Зария, – продолжал Эди, усаживаясь рядом с ней. – Вчера я сказал вам, что Корни решил, что вам с вашим молодым человеком следует возвращаться домой, потому что было бы нечестно удерживать вас здесь, тогда как вам хочется побыть наедине друг с другом. В этом виден его благородный характер, но он же и является источником всех его бед. Корни всегда действует импульсивно, всегда заботится о других. Ведь я не ошибаюсь, Корни?
– Надеюсь, что так, – ответил мистер Вир­дон. – Во всяком случае, я стараюсь так поступать. Слишком часто богачи забывают, что на свете существуют гораздо менее удачливые люди.
Он говорил торжественным тоном, но при этом его лицо в темных очках не изменило свойственного ему равнодушного выражения. Зария почувствовала фальшь. Ей не верилось, что он думал о ней, когда хотел высадить ее в Алжире. Просто она была не нужна ему, если с ними Ахмет.
– В этом весь Корни, – продолжал Эди Мор­ган. – Из-за своего доброго сердца сейчас он очутился в затруднительном положении. Наш друг, который должен был приехать вместе с мадам Бертин… его задержали непредвиденные обстоятельства. Он заболел, если быть точным, и не может принять участия в нашем путеше­ствии.
Именно поэтому, Зария, мы просим вас про­явить немного мужества и забыть то маленькое предложение, которое мы сделали вам вчера ве­чером. Оставайтесь с нами и откажитесь от ско­рой поездки в Англию вместе со своим жени­хом! Это наша общая просьба, ведь так, Корни?
– Мы будем очень благодарны вам, мисс Браун, если вы согласитесь вернуться к преды­дущей договоренности, – произнес мистер Вирдон.
– Это касается и мистера Танера?
Вопрос вырвался у нее невольно. Зария заме­тила взгляд, которым обменялись между собой Эди и Виктор, прежде чем первый из них отве­тил:
– Куда вы, туда и мистер Танер! Такова была наша договоренность. Мы не собираемся воз­ражать против его присутствия и рады видеть его вместе с нами. Кажется, он неплохой ма­лый, ведь так, Корни?
– Разумеется, мы будем рады видеть мистера Танера среди участников нашего путеше­ствия, – ответил мистер Вирдон.
– Значит, решено, – с удовлетворением про­изнес Эди Морган. – Спасибо, Зария. Вы поступили благородно. А сейчас надо выпить, чтобы отпраздновать наш союз. Что скажешь, Лулу?
– Я за, – ответила мадам Бертин, бросив взгляд на пустой бокал.
– Стюард! – громко позвал Эди Морган. – Где, черт возьми, этот стюард? На этой прокля­той лодке недостает бара, где мы могли бы сами наливать себе все, что нам нравится. Терпеть не могу английских слуг, которые стоят над душой и наливают только тогда, когда сами сочтут нужным, и при этом в весьма ограниченном ко­личестве.
– Нужно привыкать к европейскому образу жизни, – наставительно заметил мистер Вир­дон. – Здесь не любят наших грубых американ­ских замашек.
– Ты как всегда прав, Корни! Мы будем вести себя так, как того требуют обстоятельства. Стюард!
Появился Джим с серебряным подносом, на котором стояла бутылка виски и несколько пустых стаканов.
– Это то, что вам нужно, сэр? – спросил он.
– Ты становишься сообразительным, – отве­тил Эди. – Поставь на стол. Кому-нибудь зака­зать что-нибудь другое? Вам, Зария?
– У меня есть суп для вас, мисс Браун, – ска­зал Джим, прежде чем Зария смогла ответить. – Кок только что его приготовил. Я сейчас при­несу вам, мисс.
– Суп! А это что за напиток? – вмешался Виктор. – Вам надо чего-нибудь покрепче. Это придаст блеск вашим глазам и вызовет улыбку на ваших губах.
– По-моему, он хочет, чтобы я немного по­правилась, – робко объяснила Зария.
– Нет, нет! Не позволяйте ему, – восклик­нула мадам Бертин. – Вам так повезло, что вы худенькая. Я с января сижу на диете, и посмотрите на меня! Похудела всего на три фунта.
– Ты никогда не похудеешь, Лулу, – сказал Эди Морган. – Ты слишком много пьешь и слишком любишь хорошую пищу.
– Что еще ждать от американца, кроме прав­ды, – с неприязнью ответила мадам Бертин. – Француз сказал бы, что я и так само совершен­ство.
– Нельзя верить ни единому слову этих лягу­шатников, – грубо сказал Эди Морган, наливая в ее стакан изрядную порцию виски и переда­вая его через стол.
Мадам Бертин ответила ему какой-то остро­той, которая вызвала взрыв смеха у всех при­сутствующих, но Зария уже не слушала их. Все ее силы уходили на то, чтобы не прислушивать­ся к шагам за спиной.
Неужели Чак с Кейт еще разговаривают? О чем? В чем может признаваться ему Кейт?
С того момента, как Зария увидела их вдво­ем, в ее горле образовался ком, который ме­шал ей дышать. Кейт была такой привлека­тельной и так умело обращалась с мужчинами, обольщала, завлекала, соблазняла, вроде тех женщин, о которых пишут в романах! Она, в облегающем ярком свитере, с позвякивающи­ми браслетами, длинными ярко-красными ногтями и подведенными голубыми глазами, казалось, сошла со страниц иллюстрирован­ного журнала. Одна ее живость могла удер­жать любого мужчину, даже если все ее речи были пусты и глупы.
«Почему Эди Морган не ревнует ее?» – поду­мала Зария. Сейчас он разговаривал с мадам Бертин. Наружность у него была неприятной, даже отталкивающей, в нем присутствовало что-то жестокое. Кейт считалась его девушкой, однако его нисколько не беспокоило, что она кокетничает с другим мужчиной.
Позади послышались шаги. Зария стреми­тельно обернулась, но то был всего лишь Джим, который принес ей суп.
– Кок приветствует вас, мисс, и советует есть его горячим. Так будет вкуснее.
– Спасибо, – улыбнулась Зария. – Пожа­луйста, поблагодарите кока от моего имени и скажите, что суп очень вкусный.
– Он будет рад это слышать, мисс, – сказал Джим.
– Вас здесь балуют, – язвительно заметил Эди Морган. – Мне никто супу не предлагал. А тебе, Виктор?
– Зачем он тебе сдался? – грубо ответил Виктор. – Единственный напиток, который ты признаешь, кроме шотландского виски, – это зубной эликсир. Думаю, в него ты тоже влива­ешь капельку, чтобы было не так противно по­лоскать рот.
– Обед подан, сэр, – провозгласил Джим. Эди не ответил на колкости Виктора и сказал только:
– Пошли. Думаю, Лулу проголодалась. А где остальные?
– Я уже известил мисс Гановер и мистера Танера, – сказал Джим.
Не успел он произнести эти слова, как появи­лись Кейт с Чаком.
– Вы не оставили мне чего-нибудь выпить? – требовательно спросила Кейт.
– Нет, раз ты опоздала, тебе ничего не достанется, – ответил мистер Вирдон. – Жратва подана, пошли есть. Вдруг опять будет шторм, а я не собираюсь снова оставаться без пищи.
– Да, правда! – воскликнула Кейт. – Лулу, ты не представляешь, какая была непогода! Мы все чувствовали себя просто ужасно!
Она взяла мадам Бертин под руку и, весело болтая, повела ее в столовую. Зария не могла оторвать взгляда от Чака. Он улыбнулся ей в от­вет, но ей показалось, что в его улыбке недоста­вало былой теплоты.
«Я все выдумываю», – поспешила успокоить она себя, однако почувствовала такое отчаяние, что, резко отвернувшись, последовала за ос­тальными.
Обед был превосходным, но Зария с таким же аппетитом могла бы жевать песок. Голоса и смех доносились до нее как бы издалека. Она была не в силах понять, о чем идет разговор, и думала только о Чаке. Зачем он сел рядом с Кейт на противоположной от нее стороне сто­ла?
«Садитесь со мной», – сказала Кейт, и он по­слушно сел рядом, оставив ее, Зарию, сидеть справа от Виктора.
Мадам Бертин, расположившись между Эди Морганом и мистером Вирдоном, развлекала их рассказом о том, как ей удалось втиснуть весь свой багаж всего в две машины.
– Как я ни старалась, две коробки так и не влезли, – рассказывала она. – Тогда портье го­ворит мне: «Мадам, мы можем отправить их с поездом». А я отвечаю ему: «Нет! Куда я, туда и мои платья! А вдруг вы их похитите!» Они все посмеялись надо мной, но все-таки мы впихну­ли и это, и отправились в путь на предельной скорости.
– Что за платья ты привезла, Лулу? – поин­тересовалась Кейт. Она что-то нашептывала на ухо Чаку, Зария не могла разобрать, что имен­но, но теперь ее захватила мысль об одежде.
– Платья на любой случай, – пояснила ма­дам Бертин. – И по любым ценам. Я посетила все большие магазины, посмотрела на то, что они предлагают, и сделала свою коллекцию. Изысканную, уникальную, божественную! И все специально для Алжира! Туда не имеет смысла везти то, что пользуется популярностью в Лондоне, Нью-Йорке или Риме. У меня есть как раз то, о чем мечтают женщины Алжира. Не забывайте, они тоже француженки, у них есть вкус!
– Это значит, – с милой гримаской произ­несла Кейт, показывая на себя пальцем, – что мы, неотесанные американки, вовсе его не имеем.
– Я этого не говорила, дорогая, – ответила мадам Бертин. – Но ты не хуже меня знаешь, что француженки более разборчивы в платьях, чем любые другие женщины в мире.
– И несмотря на всю эту суету вокруг одеж­ды, они не так уж хорошо выглядят, – презри­тельно заметила Кейт.
Глаза мадам Бертин сверкнули.
– Ты сама не понимаешь, что говоришь, глу­пышка. Американкам и англичанкам легко выглядеть привлекательными. У них светлая кожа, светлые волосы, голубые глаза! Хоро­шенькие куколки с оборками, кружевами, лен­тами и драгоценностями, но не больше. Французская женщина сделана из другого теста. Пусть у нее нет цвета лица, волос или фи­гуры американки, но она тщательно заботится о себе, у нее хороший вкус, поэтому она – са­мая изящно одетая, самая очаровательная жен­щина мира.
– Думаю, Лулу права, – сказал Виктор. – Во француженках что-то есть, можете мне пове­рить.
– Дело не в одежде, – ответила Кейт. – Про­сто они женщины, а ты – мужчина. Они не меньше привлекали бы тебя, если бы были обернуты в какие-нибудь тряпки.
– Что за мысль! – поморщилась мадам Бер­тин. – Женщину делает платье! Главное заклю­чается в том, что она носит и как! Тебе легко го­ворить, Кейт, ты очень хорошенькая девушка. Но обычная француженка не обладает твоими преимуществами. У нее может быть плохая кожа, непропорцио­нальная фигура. И однако, если она оденется у меня, внимание мужчин будет приковано к ней, а не к тебе.
– Ты лжешь! – воскликнула Кейт. – Все об­стоит совсем по-другому, вы согласны со мной, Чак? Скажите им.
– Дайте мне девушку, любую девушку, – не сдавалась мадам Бертин, – и я совершу чудо. Я научу ее, как вести себя, и одену так, что вы сразу поймете, что я гениальна, да, я не боюсь этого слова! Это послужит тебе уроком, моя хо­рошенькая, легкомысленная Кейт.
– Я не верю тебе, – упрямо возразила Кейт. – Можно рассуждать сколько угодно, но готова поставить мой последний доллар, муж­чину больше всего привлекает то, что остается у женщины, когда она снимает платье.
– Когда-нибудь я докажу тебе, – сказала ма­дам Бертин. – Я докажу, как Франция легко может одержать победу там, где Америка при­знает свое поражение. Вы, молодежь, думаете, что постигли науку обольщения. Фи! Францу­женки всегда управляли миром – через своих мужчин, разумеется.
– Если дело пошло на спор, то я ставлю на Кейт, – сказал Эди.
– Милый, в наших рядах прибыло, – засмея­лась Кейт. – Лулу придется раскошелиться.
– А вот я не уверен в том, что не поддержи­ваю Лулу, – заметил Виктор. – В ней что-то есть, как во всех этих француженках. Я уже го­ворил вам. Дело не в чертах лица и не в фигуре, а в чем-то другом.
– В их одежде, – ответила мадам Бертин.
От возбуждения ее голос почти поднялся до крика.
– Мне бы хотелось посмотреть на это сорев­нование, – вступил Чак. – Хотя я и не согла­сился бы быть судьей.
– Но вы им будете, – внезапно произнесла Кейт, сверкнув глазами. – И еще Корни, и Эди, и Виктор. Мы заставим Виктора пода­виться собственными словами.
– Что ты задумала? – с интересом спросил Виктор.
– Мы устроим конкурс, здесь и сейчас, – ответила Кейт. – Сегодня вечером я из кожи вон вылезу, чтобы выглядеть как нельзя луч­ше. Увидите, на что я способна. А что касает­ся тебя, Лулу, то вот твоя жертва! Сделай из нее все, на что ты способна. – И Кейт указа­ла пальцем на Зарию, к изумлению и негодова­нию последней. Потом добавила с горделивым блеском в глазах: – Вот она. Что ж, Лулу, до­кажи свои слова! Сделай ее красивой!
– Нет! – поспешила возразить Зария. – Я не хочу в этом участвовать.
– Не надо артачиться, – сказал Виктор. – Ведь это всего лишь шутка. Надо же нам как-то убить время. Позвольте Лулу сделать все, что она может… или не может. Если, конечно, она согласна. Что ты на это скажешь, Лулу?
Зария почувствовала на себе взгляд мадам Бертин, которым та окинула ее с головы до ног, словно раздевая ее жалкое, худенькое тело. К полному изумлению девушки, мадам Бертин согласно кивнула:
– Хорошо! Пусть будет так. Я отвечаю за свои слова. Каковы ставки?
– Сто долларов? – предложил Эди Мор­ган. – Или двести?
– Пятьсот, – ответила мадам Бертин. – Во столько это мне обойдется. Кроме того, я на­стаиваю на тайном голосовании. Никто не бу­дет знать, чьи голоса были в пользу той или дру­гой девушки. Принимается?
– Да, – коротко согласился Эди Морган. – Только без обмана, Кейт! Я не собираюсь в те­чение шести месяцев выдерживать твои исте­рики, если проголосую против тебя.
– Только попробуй, и я тебя задушу! – сказа­ла Кейт. – Это относится и к вам, Чак, – доба­вила она, вскинув голову в откровенно обольс­тительном жесте.
– Я постараюсь быть столь же объективен, как, я надеюсь, будет мистер Морган, – отве­тил Чак.
– Но, послушайте, пожалуйста! Я не хочу в этом участвовать, – еле слышным голосом взмолилась Зария.
– Ну же, где ваш спортивный азарт? – при­нялась увещевать ее Кейт. – Это всего лишь шутка. Мне нужен предлог для того, чтобы одеться как следует. И от Лулу не убудет от­крыть парочку чемоданов. Их и так слишком много.
– Нам они понадобятся, – сказала мадам Бертин. Сузив глаза, она все еще разглядывала Зарию. Девушка чувствовала себя так, словно ее рассматривали под микроскопом.
– Мне бы не хотелось в этом участвовать, – с отчаянием в голосе повторила она, моля глаза­ми Чака о помощи.
Но он в ответ только улыбнулся:
– Мадам Бертин очень знаменита. Любая де­вушка с радостью ухватилась бы за такую воз­можность.
Все были против нее. Зария была для них лишь игрушкой. Что бы она ни сказала или ни сделала – ничто не могло заставить их отказаться от предстоящего развлечения. Она с от­чаянием вздохнула.
– За суд Париса, – провозгласил Виктор, поднимая бокал. – Ведь это тот парень, кото­рый подарил яблоко самой красивой девушке? Не слишком роскошный приз!
– На самом деле яблоко было золотым, – за­метил Чак.
– Это, конечно, меняет дело, – ответил Вик­тор. – Но все равно, думаю, девушка была бы больше довольна, если бы оно было усыпано бриллиантами.
– Ты неглуп, – сказала Кейт. – Лично для меня бриллианты – самый лучший подарок в любое время суток и года.
Зария готова была разрыдаться: такой она чувствовала себя одинокой и покинутой. Еще утром она считала, что у нее есть на кого опе­реться, потому что рядом был Чак. Прошлой ночью, уже засыпая, она думала о его обещании заботиться о ней, о теплоте его рук, взгляде се­рых глаз. Они, казалось, заверяли ее, что она может безоговорочно довериться ему.
Сейчас она его потеряла. Им завладела Кейт, и у нее не осталось никого, к кому можно было бы обратиться за помощью или советом.
Мадам Бертин встала, отодвинув кресло.
– Увы! Мне пора, – сказала она. – Надо спланировать нашу кампанию. Сегодня вече­ром вас ждет большой сюрприз. И тогда вы ска­жете мне: «Лулу, ты очень умная, даже мудрая женщина. А Кейт, бедная Кейт, она всего лишь хорошенькая куколка!»
Кейт издала короткий визгливый смешок.
– Поживем – увидим, – сказала она. – Мо­гу только заверить тебя, Лулу, что я тебя не бо­юсь. – И, сузив глаза, она повернулась к Чаку:– А как по-вашему, мне есть чего бояться? – тихо спросила она.
Зария с грохотом отодвинула стул. Она не могла дольше выносить этого. Ей хотелось во весь голос прокричать Чаку те слова, которые она подслушала утром, сообщить, какая в них таилась угроза. Но внезапно она с отчаянием поняла, что Чак, скорее всего, не поверит ей.
Сколько переменилось со вчерашнего вече­ра! Он может подумать, что она ревнует его, и посмеяться над ее слишком бурным вообра­жением.
– Пойдемте со мной, Зария, – по-француз­ски скомандовала ей мадам Бертин и добавила по-английски: – Нам надо многое успеть. На­до доказать этим глупым людям, что, сколько бы они ни знали обо всем остальном, они ниче­го не понимают в женщинах. Пойдемте!
Она вышла, и Зария послушно пошла за ней следом. Уходя, она даже не взглянула на Чака. Он не ответил на ее призыв о помощи, поэтому ничто больше не имело значения.
Они спустились в каюту мадам Бертин. Это была самая большая каюта на яхте, с двумя кро­ватями, дверью в ванную комнату и множест­вом зеркал, в которых одновременно в разных ракурсах отразилось то жалкое существо, которое представляла из себя Зария.
– Присаживайтесь, крошка, и дайте мне как следует посмотреть на вас, – сказала мадам Бертин, закрывая дверь.
– Пожалуйста, мадам, шутка зашла слишком далеко, – умоляюще произнесла Зария. – По­звольте, я пойду к себе и скажусь больной. Они извинят меня, и вам не придется тратить на ме­ня силы и время. Все равно я только посрамлю вас. У вас нет ни малейшего шанса на успех.
– Зачем так говорить? – воскликнула Лулу Бертин. – Разве вы не верите, что одежда мо­жет совершенно изменить женщину?
– Верю. Но для этого в женщине должно быть хоть что-то. А вы сами видите, что я из се­бя представляю, – с отчаянием произнесла За­рия.
Мадам Бертин только улыбнулась в ответ и, достав украшенный бриллиантами мундштук из оникса, вставила в него сигарету.
– Я вижу, во что вы сами превратили себя, – сказала она. – Кроме того, вы были больны. Но все это не имеет значения. У вас хорошая фигу­ра, даже очень хорошая. Немного слишком ху­дая, но этого так быстро не поправишь. Теперь давайте займемся вашим стилем – тщательно, пункт за пунктом.
Зария стиснула тонкие руки.
– Пожалуйста, послушайте меня, – взмоли­лась она. – Вы сделаете из меня посмешище! Как бы ни были хороши ваши платья, а я увере­на, что они очень хороши, я буду выглядеть в них как пугало. Я не умею носить красивые ве­щи, я не знаю, что сделать, чтобы выглядеть хоть чуть-чуть привлекательнее. Все, на что я способна, – это стыдиться со­бственной внешности. Да, я была больна, если вам больше нравится такое объяснение, но не в этом дело. Важно то, что несмотря на все ваши усилия я всегда буду выглядеть просто кошмарно.
С возгласом отчаяния мадам Бертин воздела руки к потолку и подняла плечи:
– Черт побери! Никогда не слышала подоб­ных глупостей! Как можно так говорить? Вы молоды и здоровы, только это и имеет значе­ние! Вы что, хотите выглядеть как кукла? Хоти­те быть такой же, как Кейт – размалеванной глупой маленькой кошечкой? Разве вы не чувствуете, что вы живая? У вас прекрасные глаза, волосы, фигура. Более того, вы умеете улыбаться. Впрочем, забудьте обо всем, кроме одного – у вас есть сердце. В нем-то все дело. Именно оно определяет выражение лица, изгиб губ.
– Кажется, я не вполне понимаю вас, – ска­зала Зария, но в глазах ее появился ответный блеск.
– Я наблюдала за вами, – сказала мадам Бертин. – Хотите, я открою вам нечто, что по­может нам больше, чем все остальное?
– Что именно? – спросила Зария.
– Вы влюблены, глупышка, – улыбнулась мадам Бертин.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Милая чаровница - Картленд Барбара

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12

Ваши комментарии
к роману Милая чаровница - Картленд Барбара



Неудачный приключенческий роман с туповатой героиней, кучей противоречий и ляпов, все простенько и предсказуемо: 4/10.
Милая чаровница - Картленд БарбараЯзвочка
30.03.2011, 0.07





Геоиня туповата, но как бы вы себя вели? Средне, много ляпов.
Милая чаровница - Картленд БарбараЛора
6.02.2012, 19.21





Мне очень понравилось, интересный сюжет,интрига до конца.Чудесный конец.
Милая чаровница - Картленд БарбараСофья
27.02.2012, 10.00





туфта полная, не выдержала и трех глав, просто взяла и прочитала конец((((((
Милая чаровница - Картленд Барбаралена
2.06.2012, 12.41





всё очень просто, скучно читать.
Милая чаровница - Картленд Барбаранатали
15.10.2012, 20.06





Не обычный приключенческий роман построенный на интригах. Очень объемный, в связи с этим он тяжелее читается. 6/10
Милая чаровница - Картленд БарбараЛина
26.03.2013, 21.13





Скучный еле дочитала.......
Милая чаровница - Картленд БарбараMalvina
26.09.2013, 12.24





А мне понравился! Прочла легко и быстро!!! Автору мой респект!
Милая чаровница - Картленд БарбараSania
8.01.2014, 21.32





Мне понравился роман. Постельных сцен нет, но тем неменее зарождающая первая любовь у забитой девушки привлекает своей доверчивостью.Конец неожиданный и привлекательный.
Милая чаровница - Картленд БарбараПланета
29.09.2014, 18.44





Миленький романчик.Понимаю гл.героиню.Для девушки выросшей в таких условия, действительно очень тяжело сразу раскрыться и жить по другому.
Милая чаровница - Картленд БарбараТатьяна
17.01.2016, 18.25








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100