Читать онлайн Милая чаровница, автора - Картленд Барбара, Раздел - Глава 5 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Милая чаровница - Картленд Барбара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.29 (Голосов: 31)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Милая чаровница - Картленд Барбара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Милая чаровница - Картленд Барбара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Картленд Барбара

Милая чаровница

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 5

– Но почему? – спросила Зария. – Мистер Патерсон уверял меня, что мистеру Вирдону необходим секретарь.
– Да, я знаю, – ответил Эди Морган. – Но ситуация немного изменилась. Мадам Бертин приедет с человеком, который знает арабский.
Его руки мяли бумагу в кармане пиджака.
– Понимаю… – сказала Зария.
– Как я уже говорил, мистер Вирдон – чело­век честный, – продолжал Эди Морган. – Он желает вам добра, мисс Браун, и благодарен вам за то, что вы решили поехать с ним. Именно поэтому он решил устроить вам и ва­шему молодому человеку места на прогулочном пароходе, который идет из Алжира в Марсель через Балеарские острова. Он оплатит вам сто­имость билетов и выдаст месячное жалованье.
– Зачем такой кружной путь? – воскликнул, опередив Зарию, Чак.
Эди Морган зло сузил глаза и резко спросил:
– Что вы хотите этим сказать? Мы желаем добра мисс Браун.
– Да, конечно, – ответил Чак. – Просто я подумал, не лучше ли нам будет сойти с яхты завтра, в Таррализе?
– Послушайте, молодой человек! – восклик­нул Эди Морган. – Мы не просили вас ехать с нами, вы сами себя пригласили. Так что не вме­шивайтесь. Мистер Вирдон решил поступить так, как, по его мнению, будет лучше для мисс Браун. Если она разумная девушка, а я в этом уверен, она не рассуждая примет его предложе­ние.
– Да, конечно, – поспешила согласиться За­рия.
Ее не менее испугало выражение лица Ча-ка, чем угрожающие ноты в голосе Эди Морга­на.
– Значит, договорились, – произнес Эди Морган и, повернувшись к Чаку, добавил: – Только никаких умничаний с вашей стороны, молодой человек. Понятно?
– Разумеется, – небрежно ответил Чак и преувеличенно радушно улыбнулся.
– Не забывайтесь, – резко сказал Эди Морган и, неслышно ступая по палубе, пошел прочь.
Еще некоторое время после его ухода в возду­хе, казалось, висело что-то зловещее и угрожа­ющее.
– Я ничего не понимаю, – прошептала нако­нец Зария.
– Не волнуйтесь, – ответил Чак. – До Алжи­ра еще далеко.
– Я неловко себя чувствую. Мистер Вирдон не хочет, чтобы я оставалась на яхте. Да и рабо­ты у меня здесь нет. Почему они возражают против того, чтобы мы сошли завтра? Так было бы лучше для всех.
– Кажется, Морган так не думает, а слова Эди – закон.
– Но почему? Ведь главным является мистер Вирдон, или я ошибаюсь?
– Кто знает, – задумчиво произнес Чак.
– Что вы имеете в виду? – спросила Зария.
– Ничего, – поспешно ответил он. – У бога­тых людей всегда есть доверенное лицо, кото­рое выполняет за них всю грязную работу. Мистеру Вирдону было бы неприятно сооб­щать вам о том, что он вас увольняет, поэтому за него это сделал Эди. Но тем не менее вы не должны сомневаться, от кого исходят эти сло­ва.
– Мистер Морган вызывает у меня ужас, – призналась Зария. – Лучше бы мне никогда не приезжать сюда.
– Вы действительно так считаете? – спросил Чак. – В таком случае у меня не было бы воз­можности просить вас о помощи. Я никогда не узнал бы, как вы добры и великодушны, и не смог бы попасть в Алжир.
– Нет, нет, конечно, хорошо, что для вас все обернулось как нельзя лучше, даже если этого нельзя сказать обо мне, – ответила Зария.
– Холодает. Идите к себе, полежите. Подни­мается ветер. Здешний климат очень коварен в это время года, особенно для не совсем здоро­вых людей. Поспите немного, а после сна по­просите стюарда принести вам чаю. Для этого вам необязательно подниматься в столовую.
– Хорошо, – согласилась Зария.
Ей не хотелось уходить от Чака. Она инстинк­тивно цеплялась за него, как утопающий за со­ломинку. Однако действительно холодало, а у нее не было теплого пальто, которое можно бы­ло бы надеть на свитер.
Море стало неспокойным, и яхту подбра­сывало на волнах. Чак встал и помог ей под­няться с кресла. Зария подумала, как прият­но иметь рядом с собой внимательного муж­чину, который всегда снимет плед с твоих ног и подаст тебе руку.
– А теперь спать! Не забывайте, вам это очень полезно, – напутствовал ее Чак.
– Если вдруг мистер Вирдон захочет меня ви­деть, вы меня позовете? – замешкалась Зария.
– Разумеется, – ответил он. – Хотя ставлю полдоллара против пяти центов, что ни сего­дня, ни завтра этого не случится!
– Почему вы так уверены?
– Просто мне кажется, что мистер Вирдон решил отдохнуть от работы, – ответил Чак.
Он явно умалчивал о чем-то, но при этом так улыбался ей, что Зарии не захотелось с ним спорить. Неуверенно ступая по качающейся палубе, она подошла к трапу и спустилась в свою ка­юту.
После холодного ветра снаружи здесь каза­лось очень тепло. Переодевшись в ночную ру­башку, Зария скользнула в кровать, на мягкий матрас и пуховые подушки.
Ей хотелось немного подумать, вспомнить каждое слово, сказанное ей Чаком, понять все значение своего увольнения, спланировать об­ратное путешествие в Англию. Но предметы расплывались у нее перед глазами, мысли рас­сеивались, и не успела она осознать это, как по­грузилась в уютное, теплое, счастливое состоя­ние сна.
«Я люблю тебя, – говорил ей Чак. – Люб­лю». Его руки сжимали ее в своих объятиях… Ее пробудил внезапный стук в дверь. – Войдите! – позвала она. Дверь распахну­лась, и в ней появился стюард с подносом в руке.
– Я принес вам чаю, мисс, – сказал он. – Вы не пришли в столовую, и я решил, что вы отды­хаете.
– Неужели уже пора пить чай? – сонно спро­сила Зария.
– Уже половина шестого, – ответил он. – Поскольку вы англичанка, я решил, что вы не захотите остаться без чая.
Зария села на кровати, натянув одеяло по са­мую шею. Она не привыкла к тому, чтобы ее обслуживал мужчина.
– Большое вам спасибо, – сказала она стю­арду, когда он поставил поднос на столик ря­дом с кроватью.
Здесь были бутерброды, булочки, масло, мед и множество разнообразных пирожных.
– Мне не съесть столько, – смеясь, заметила она.
– Надо постараться, мисс, – серьезно ответил стюард, – Кок предлагает приготовить для вас специальный отвар. Он делал его для нашей бывшей хозяйки, миссис Кардью, по­сле того, как ее в последний раз оперировали. Когда она поднялась на яхту, она была еще больна, очень больна. Могу поклясться, это отвар поднял ее на ноги.
– Как интересно! – воскликнула Зария. – Вы не поблагодарите кока за его заботу обо мне?
– Я расскажу вам, как все было, мисс. Я сказал коку, как вы хотите поправиться и как мало едите, а он мне в ответ: «Что, если сде­лать для нее то, что я готовил для миссис Кар-дью? От этого она точно пополнеет, ведь так, Джим?»
– Но я не была больна, – сказала Зария.
– Нет, мисс? – спросил стюард, и по его го­лосу было ясно, что он не вполне верит ей. – Ну, раз так, значит, вы сидели на слишком строгой диете.
– Возможно, поэтому, – улыбнулась За­рия. – В любом случае, я была бы очень благо­дарна вам за отвар, если, конечно, это не очень затруднит вас.
– Совсем не затруднит, – заверил ее стю­ард. – И вот еще о чем я подумал, мисс.
Он сунул руку в карман и достал какую-то ко­робочку.
– Что это такое? – заинтересовалась Зария.
– Это витамины. Миссис Кардью их всегда принимала. Здесь у нее было несколько таких коробочек. Не раз она говорила мне: «Ешь ви­тамины, Джим. Тогда ты долго будешь оста­ваться молодым и всегда с удовольствием вы­полнять свою работу». Я обычно брал одну-две штучки, чтобы ее не расстраивать. Не то чтобы они не приносили мне пользы, но когда я в море, у меня и так ни­чего не болит.
– И вы решили предложить их мне? – спро­сила Зария.
– Попробуйте, мисс, – серьезно проговорил стюард. – Витамины три раза в день и отвар, который сделает для вас кок, – так вы в момент станете другим человеком.
– Придется поспешить, – улыбнулась За­рия. – Меня высаживают в Алжире.
– Высаживают! – воскликнул стюард. – По­чему, мисс? Если, конечно, мне будет позволено спрашивать.
– Мистер Вирдон решил, что может обой­тись без меня, – ответила Зария. – Завтра вместе с мадам Бертин приезжает человек, ко­торый умеет говорить по-арабски. Кроме того, мистер Вирдон решил, что ему вообще не нуж­на секретарша.
– Удивительно, – сказал стюард, почесывая в затылке. – Мистер Патерсон писал капитану, как трудно было найти секретаря, чтобы удов­летворить все требования мистера Вирдона. Мы получили подробную инструкцию – по­ехать в Марсель, взять вас и все такое. Странно, что теперь, когда вы здесь, вы, оказывается, не нужны ему.
– Ну, мистер Вирдон имеет право решать, с кем он хочет работать, – сказала Зария. – Од­нако я очень огорчена. Мне так хотелось снова побывать в пустыне.
– Я тоже огорчен, мисс, – поддержал ее стю­ард. – Извините меня за такие слова, но нам всем приятно иметь на борту англичанку. Поч­ти все гости миссис Кардью были англичанами, и, честно говоря, я не понимаю этих янки.
– Тем не менее они заплатили большую сум­му за аренду яхты, – заметила Зария.
– Да, я знаю, – ответил стюард. – Но на на­шем судне всегда была домашняя атмосфера. За исключением двух молодых матросов, все мы служим на «Колдунье» уже больше десяти лет. Миссис Кардью всегда этим очень гордилась. «Будто у нас семейное предприятие, Джим», – часто говаривала она. Стюард вздохнул. – Ну да ладно! Наверное, мы все слишком привыкли к определенному порядку и не лю­бим, чтобы нас беспокоили. В этом-то все и де­ло. Но все же эти американцы какие-то стран­ные. Не знаешь, как и услужить им. Они не об­ращают внимания на еду, не хотят, чтобы их обслуживали, даже яхта их не интересует. Я, ко­нечно, понимаю, эта нация не привыкла к мор­ским путешествиям, но сегодня я своими уша­ми слышал, как мистер Морган сказал, что ему надоело сидеть взаперти в курятнике.
При этом воспоминании стюард даже по­бледнел от гнева.
– Это точные его слова, мисс, только он еще добавил ругательство.
Зария еле сдержала смех, боясь обидеть Джи­ма. Он так гордился яхтой, которую считал сво­им домом.
– Может быть, следующая аренда будет более удачной, – предположила она.
– Надеюсь, – мрачно ответил Джим и доба­вил: – Мне очень жаль, что вы уезжаете, мисс, и мистер Танер тоже. Он очень приятный джентльмен, если вы извините меня за мою смелость. Надеюсь, что вы с ним будете счаст­ливы.
– Спасибо, – робко поблагодарила его За­рия, чувствуя, что с ее стороны было дурно об­манывать этого милого, искренне сочувствую­щего ей человечка.
– А теперь принимайтесь за чай, мисс, и по­больше ешьте, – заботливо сказал Джим. – А перед ужином я принесу вам отвар. Миссис Кардью принимала его как раз в это время. По ее словам, он лучше любого коктейля.
Он вышел из каюты, бесшумно прикрыв за собой дверь, и Зария налила себе чаю.
Однако когда пришло время одеваться к ужи­ну, Джим сообщил ей, что море очень неспо­койно, и все ужинают в своих каютах.
– Вам не стоит выходить, мисс, – сказал он, – Я принесу вам что-нибудь поесть.
– Мне неловко так затруднять вас, – возра­зила Зария.
– Благослови вас Бог, мне это совсем не трудно, – отозвался Джим. – Сам-то я привык к шторму. Меня он не беспокоит. Что касается остальных, то, гарантирую вам, мало кто из них будет в состоянии съесть свой ужин.
Он проказливо улыбнулся, словно эта мысль приводила его в восторг.
– Мистер Вирдон сказал, что не будет ничего есть, а мистер Морган попросил только еще одну бутылку виски.
– А мисс Гановер?
– О, в четыре часа она приняла снотворное и распорядилась, чтобы до завтрашнего утра ее никто не беспокоил. Она очень не любит море. Сказала мне, что у нее на него аллергия.
– Что ж, если вы считаете, что мне необязательно вставать… – начала Зария, которой не хотелось покидать уютной кровати.
– Оставайтесь в постели, – посовет Джим. – Вы не привыкли к морю. Будет большой ошибкой разгуливать по палубе в шторм. Дело даже не в тошноте, можно получить синяк или сломать себе что-нибудь, если не удержишься на ногах. Так что лучше оставайтесь в каюте.
Он уже собирался уходить, когда Зария остановила его вопросом:
– А как… как мистер Танер?
– С ним все в порядке. Он на мостике, разговаривает с капитаном. Они так надымили, что мы рискуем не увидеть маяк, окажись он хоть в пятидесяти ярдах.
Джим хихикнул и добавил:
– Это шутка, мисс. С мистером Танером все в порядке.Не беспокойтесь о нем.
– Не буду, – согласилась Зария.
После изысканного ужина, из которого, несмотря на упреки и увещевания Джима, ей удалось съесть лишь очень немногое, Зария приняла витамины, чтобы сделать ему приятное, и снова легла спать.
Ей хотелось увидеть во сне Чака, чтобы его голос говорил ей о любви, а руки обнимали за плечи. Ей так необходимо было почувствовать, что на свете существует мужчина, который считает тебя привлекательной. Но то ли морской воздух, то ли ужин, то ли теплая м мягкая постель были тому причиной, но она погрузилась в глубокий сон без сновидений. Он как рукой снял ее напряжение, и поутру она почувствовала себя счастливой.
Зария просила Джима принести ей чай за час до завтрака, но он явился только к девяти с подносом в руках.
– Никто еще не поднимался, кроме мистера Танера, – удовлетворенно сообщил он. – Все рассказывают, какую провели ужасную ночь.
– Ночью был шторм?
– Средниземноморский шквал, – поправил Джим. – Судно слегка потрепало. Без привыч­ки самое неприятное – это качка. Будь волна посильнее, все было бы лучше, но тряска их до­била.
Он явно был в восторге от мысли, что мистер Вирдон и Эди Морган сдались так легко.
– Капитан говорит, к полудню мы будем в гавани, – добавил он. – Не спешите, мисс; море стихает. Когда мы окажемся под защи­той берега, вы будете чувствовать его не боль­ше, чем младенец чувствует покачивание сво­ей колыбели.
Зария рассмеялась и приступила к завтраку с гораздо большим аппетитом, чем в предыдущие дни. Ей стало понятно, почему ее тетя так лю­била яхту и провела на ней последние годы жизни.
Бедная тетя Маргарет! Жаль, что у нее оста­лись лишь смутные воспоминания о ней. На­сколько яснее в памяти сохранились проклятия отца, которые он посылал всем родственникам, включая свою сестру!
«Змеи, ехидны, спекулирующие на челове­ческих чувствах! – однажды разбушевался он. – Глупые сантименты по поводу того, что кто-то случайно имеет тех же родителей! Напи­ши ей, пусть она убирается к черту, и чем быст­рее, тем лучше».
Он бросил Зарии письмо и выскочил из ком­наты, громко хлопнув дверью. Она привыкла отвечать на все его письма и развернула листок, недоумевая, почему тетя вообще написала ему после двух лет молчания.
Письмо было чисто деловым и сообщало о перемещении семейных накоплений из одного банка в другой. В конце была приписка:
«Посещаешь ли ты иногда могилу наших роди­телей? Хотелось бы думать, что да. Меня муча­ет мысль о том, что она выглядит совсем забро­шенной «.
Зария решила, что отец разгневался из-за этой приписки, испугавшись дополнительных трат. К тому времени его скупость уже перерос­ла в манию. Он экономил не столько потому, что был вынужден, сколько потому, что это до­ставляло ему удовольствие.
Зария решительно встряхнула головой, чтобы отогнать от себя воспоминания. Нельзя допус­тить, чтобы образ отца снова преследовал и му­чил ее. Какую она проявила слабость и глу­пость, когда сразу после его смерти не связа­лась с тетей, которая, наверное, забыла бы прошлые обиды и пригласила ее к себе! Правда, к тому времени переутомление, недоедание и унижение так подорвали ее здоровье, что ее можно было считать не менее больной, чем многих из тех, за кем постоянно ухаживают. доктора и сиделки.
«Я должна поправиться, просто должна», – сейчас повторяла себе Зария, но вдруг с упавшим сердцем вспомнила о том, что пройдет сорок восемь часов, и ее путешествие подойдет к концу. Она снова останется одна. Рядом не будет Джима, с которым так легко разгова­ривать, не будет Чака. В какую-то долю се­кунды она осознала, что значит для нее Чак, и попробовала рассмеяться: так все было неле­по. Она совсем не знала этого человека, с ко­торым познакомилась так недавно, что даже стыдилась подсчитать точно. Удивительно, но ей стало казаться, будто она знает его всю свою жизнь. В нем было что-то необычайно доброе и сильное, отчего ей хотелось опереть­ся на него, хотя в некотором смысле это он был зависимой стороной. «Мне надо увидеться с ним», – решила она и поспешила закончить завтрак. Ей нечего было надеть, кроме матросских штанов и толстого шерстяного свитера, кото­рые она носила накануне. Она тщательно причесалась, всматриваясь в свое отражение в зеркале. Ах, если бы ее волосы снова стали та­кими же густыми и вьющимися, как были они при жизни матери. В ушах у нее до сих пор звучал материнский голос: «Какие у тебя великолепные волосы, милая! Никогда не забывай причесывать их. Волосы – одно из главных украшений женщины». Какие тогда были у нее густые волосы! Мать часто смеялась: «Того, что приходится состри­гать, на целый матрас хватит!»
Зария улыбнулась этому воспоминанию. Но тут же перед ее глазами возникла другая карти­на. Однажды мать, сев на краешек ее кровати, обняла ее перед сном и поцеловала. «Ты вырастешь и станешь очень красивой, маленькая моя Зария, – сказала она тогда. – Но сколько бы мужчин тебя ни любили, не за­бывай, что у тебя есть мать, и она тоже любит тебя». «Мамочка, разве я смогу об этом забыть!» «Милая моя, все дети когда-нибудь выраста­ют, – продолжала мать. – Надеюсь, что ты встретишь замечательного мужчину, который полюбит тебя. Только помни одно: любовь очень требовательна. В любви человек должен отдавать другому всего себя». «Я буду помнить, мама».
Тогда Зария еще не понимала всего значения материнских слов и часто размышляла над ни­ми – «Человек должен отдавать другому всего себя». Теперь она снова задумалась о них. Ин­тересно, что она чувствовала бы, если бы они с Чаком любили друг друга и по-настоящему об­ручились?
Почему-то эта мысль заставила ее покрас­неть. Зария всмотрелась в свое отражение в зер­кале, но не увидела ничего, кроме кругов под глазами и острых скул.
«Кто может полюбить меня?» – горько поду­мала она и пошла на палубу.
Чак стоял, опершись о поручни, и смотрел на скалистые берега Испании, на простирающую­ся за ними землю и уходящие в небо горы со снежными пиками.
– Как красиво! – непроизвольно воскликну­ла Зария, вставая рядом.
– Доброе утро! Как вы себя чувствуете? – спросил он. – Вижу, вам лучше.
– Почему вы так решили? – откликнулась она.
– Разве сегодня вы не смотрелись в зеркало? Джим рассказывал, как он вас подкармливает. По-моему, его метод уже начал действовать.
– Неисправимый болтун этот Джим! – вос­кликнула Зария. – Однако он так добр ко мне.
– Вас это удивляет? Разве кто-нибудь отно­сился к вам по-другому?
Чак не был готов к тому, как внезапно по­мрачнело ее лицо.
– Иногда, – пробормотала она, отводя взгляд, словно его слова пробудили в ней вос­поминания, которые заставили потускнеть ее счастье в это великолепное утро.
– Забудьте, – серьезно посоветовал он.
– О чем забыть?
– О том, о чем вы сейчас подумали, – отве­тил он. – Никогда не вспоминайте о прошлом, если только это не помогает вам или приносит радость. Прошлое ушло и никогда не вернется. Только будущее имеет значение.
– Такова ваша философия? – спросила За­рия.
– Да, – ответил он. – Надо жить настоящим и с надеждой смотреть в будущее. Все шансы, что завтра будет лучше, чем сегодня. Ну а если не так, что ж, всегда есть послезавтра.
Зария непроизвольно рассмеялась:
– Теперь понятно, почему вы кажетесь таким счастливым.
– А я и есть счастливый, – ответил он.
Улыбка сошла с ее лица.
– Вы не забыли… – начала она и останови­лась. Ведь тот факт, что ее высаживают в Алжи­ре, никак не может сказаться на нем. Там он в любом случае хотел сойти с яхты. Мистер Вирдон и Эди Морган думают, что отправляют в Лондон двоих, а на самом деле она поедет одна, а Чак останется в Алжире.
– Послушайте, Зария… – внезапно по­серьезнел Чак, но тут они услышали голос Эди Моргана, который поднимался по трапу на па­лубу. Чак замолчал, ожидая его появления.
– Черт бы побрал эту ужасную ночь! – воскликнул Эди Морган, увидев Чака. – Если что может удержать меня от морских путеше­ствий, так именно это. Подумать только, мы всю Атлантику пересекли без малейшего ве­терка.
– Средиземное море очень коварно, – спо­койно заметил Чак.
– В этом я и сам убедился, – свирепо огрыз­нулся Эди, перевесившись через поручни и бросив дымящуюся сигару в море. – Вроде бы успокаивается. Хоть за это спасибо.
– К обеду станет совсем тихо, – заверил его Чак. – Как чувствуют себя остальные?
– Виктор говорит, что у него болит голова, – ответил Эди Морган. – Но, по-моему, он про­сто перебрал лишнего.
Он, казалось, подчеркнуто не замечал Зарию. Она была только рада этому, хотя и находила такое поведение крайне невежливым.
Яхта продвигалась вперед. Берег защищал судно от ветра, и качка совсем прекратилась. Тем не менее прошло довольно много времени, прежде чем Виктор Джакобетти показался на палубе.
– Какого дьявола ты выбрал такое место? – обратился он к Эди Моргану.
– Если ты знаешь дыру получше, то выбирал бы сам! – Ответ прозвучал резко, как пистолет­ный выстрел.
– Лулу придется попотеть, добираясь сюда.
– Она на машине, разве не знаешь? – рявк­нул Эди. – Сейчас уже начался туристский се­зон. В чем дело? Становишься беззаботным?
– Нет, разумеется, – ответил Виктор. – Ко­нечно, дело твое, тебе лучше знать.
– Прекрасно, что кто-то сумел это оце­нить, – ответил Эди Морган.
Виктор, обиженный, по-видимому, не столь­ко его словами, сколько грубым тоном, сунул руки в карманы брюк и отошел от борта.
«Ну и странные же они люди, – подумала про себя Зария. – Кажется, все они терпеть не мо­гут друг друга».
Еле сдерживая зевоту, по трапу поднялась Кейт, еще более хорошенькая, чем всегда.
– Мы еще не приехали? – спросила она. – Можно было полежать еще немножко.
– Ты уже, по-моему, належалась, – заметил Виктор.
Кейт бросила на него презрительный взгляд.
– Кто бы говорил! – сказала она. – Слыша­ла, вчера вечером ты не слишком-то хорошо держался на ногах. Стюард сообщил мне, что единственным, кто с честью выдержал шторм, был мистер Танер. Она улыбнулась Чаку и взяла его под руку.
– Ну-ка, расскажите, как вам это удалось? Результат действия таблеток или природная стойкость?
– Мне просто повезло. У меня, как говорит­ся, морская душа, – непринужденно ответил Чак.
– Какой вы умный, – произнесла Кейт с подчеркнутой интонацией, соблазнительно улыбнувшись и взмахнув длинными накрашенными ресницами, которые ярко выделялись на фоне бело-розовой кожи.
Зария отвела взгляд, вдруг почувствовав себя несчастной. «Почему я не могу разговаривать с ним так, как она? Почему не могу веселиться, смеяться, шутить, дурачиться? Почему я всего боюсь и стесняюсь? Что со мной, если я не могу быть похожей на других женщин?» – с горечью думала она.
Конечно, она прекрасно знала ответ на все эти вопросы, но счастливее от этого не стано­вилась. Как бы ей хотелось быть похожей на Кейт – хорошенькую, с соблазнительно очер­ченной высокой грудью, вырисовывающейся под светлым вязаным свитером, который был заправлен в хлопчатобумажные брюки такого же цвета. Вокруг ее шеи была повязана бирю­зовая косынка, и ее белокурые, хотя и искус­ственно обесцвеченные волосы, казалось, от­ражали солнечный свет.
– Как вы думаете, в Таррализе есть магази­ны? – спросила Кейт. – Мы могли бы отпра­виться на берег за сувенирами.
– Это отменяется, – резко сказал Эди Мор­ган. – Мы причалим всего на несколько минут, чтобы забрать Лулу и Ахмета. Потом капитану приказано поживее убираться оттуда.
– О, и Ахмет приезжает? – спросила Кейт.
– Да. Я сразу подумал о том, что Ахмет нам понадобится. Я сказал Лулу, что он может вести вторую машину. Кейт хихикнула:
– Представляю, как он будет смотреться на месте шофера! Ничего смешнее не видела!
– Ты всегда некстати вспоминаешь о своем чувстве юмора! – ядовито ответил Эди.
Разговор становился все более непонятным для Зарии. Тем не менее она чувствовала, что за ним скрывался какой-то смысл. Будь она чуть поопытнее, она бы разгадала его.
– Значит, нам не удастся попасть на берег, – сказала Кейт Чаку, капризно надув губы. – А я хотела купить вам красивый испанский галстук с матадором. Он очень подошел бы к вашим во­лосам и лицу. Как жаль!
– Не стоит расстраиваться, вы сможете ку­пить мне галстук в Алжире, – ответил Чак. – А я угощу вас в лучшем баре на Ри-де-Акоса. По рукам?
– Разумеется! Мне уже не терпится, – кокет­ливо ответила Кейт.
Зария заметила взгляд, которым обменялись Эди Морган и Виктор Джакобетти. Взгляд этот говорил сам за себя, хотя вслух не было сказано ничего. Они постараются как можно скорее из­бавиться от Чака, пусть только яхта прибудет в Алжир.
Интересно, объяснялось ли это ревностью со стороны Эди Моргана? Это можно понять, ведь Кейт считалась его девушкой. Но при чем тут Виктор Джакобетти?
Яхта свернула в залив, и перед ними откры­лась небольшая гавань Таррализы. Это была маленькая рыбацкая деревушка: всего несколь­ко белых домиков, спускавшихся к длинному причалу, церковь со шпилем, а за ней не пред­ставляющие интереса строения. Виноградники поднимались террасами вверх по невысоким холмам, защищавшим гавань от ветра. Вот и все. Только общее впечатление бедности.
– Смотрите, Лулу! – вдруг вскрикнула Кейт. Все увидели стоявшую на причале невысокую полную фигуру, а за ней огромную гору из сун­дуков, коробок и чемоданов, яркая расцветка которых выглядела неуместной на грязных до­сках причала.
– Как много у нее багажа! – заметила Зария.
– Естественно, – ответила ей Кейт. – Разве вы не знаете, что мадам Бертин хочет открыть магазин в Алжире? Для этого ей понадобится много всякой одежды, и вся она должна быть сшита в Париже. Костюмы, платья, вечерние туалеты. Только подумайте, сколько всего надо привезти, чтобы заполнить магазин одеждой всех сортов и размеров.
– Ты права, – сказал Эди Морган. – Для того чтобы открыть магазин, нужно все тща­тельно рассчитать, если, конечно, хочешь добиться успеха. А в данном случае мы просто не можем позволить себе потерпеть неудачу, да, мальчики?
– Разумеется, – согласился Виктор.
– А твое мнение, Корни? – спросил Эди Морган мистера Вирдона, который стоял мол­ча, упершись прямыми руками в поручни. – Как ты считаешь?
На мистере Вирдоне были неизменные белые брюки, жакет с золочеными пуговицами и бе­лая кепка, в которых он появился на борту ях­ты. Он поднял голову и спросил с мрачным сар­казмом:
– Тебя так интересует мое мнение?
– Конечно, интересует, – ответил Эди Мор­ган. – Ведь это предприятие организуется на твои деньги.
Эди подчеркнул голосом слово «твои».
– Да, разумеется. Поэтому, вполне естест­венно, я хочу, чтобы оно оказалось удачным.
– Твой энтузиазм заражает нас всех, – сказал Эди и спросил вполголоса Виктора Джакобет­ти:– А где, черт возьми, Ахмет?
– В баре, наверное.
– Очень остроумно! – воскликнул Эди. Яхта медленно продвигалась вперед в поис­ках места для причала. Кейт махала рукой, ма­дам Бертин тоже. Зария разглядела теперь, что это была женщина средних лет, сильно накра­шенная, с голубыми тенями вокруг глаз и губами, которые от толстого слоя помады казались залакированными. Она была некрасивой, с темными волосами, толстыми губами, тяжелым подбородком и плотно сбитым телом. Однако от нее исходило то неуловимое очарование, которое каждая француженка, кажется, впитывает с молоком матери. Оно сквозило в ее манере носить шляп­ку, в огромной нитке искусственного жемчуга на шее, больших серьгах и браслете, которые были единственным украшением для строгого, но изысканно скроенного платья, и приковы­вали к себе взгляд.
– Привет, Лулу! – крикнул ей Эди Морган.
– Soyez le bein venu! (*Рада видеть тебя! (фр.)) Наконец-то вы приеха­ли! – прокричала она в ответ. Был прилив, и вода в заливе стояла высоко, так что им удалось причалить к самому концу пирса. На судно поднялся таможенник и за ним по пятам мадам Бертин.
– Позвольте представить вам этого джентльмена, – сказала она, бросив на офи­цера выразительный взгляд, от которого кон­чики его усов взметнулись вверх. – Он был так любезен со мной. Вы не поверите, его по­мощник хотел перетряхивать все мои велико­лепные туалеты! Я, разумеется, сказала ему: «Невежда! Если вы запустите в них свои гряз­ные лапы, что от них останется? Ничего! А в этих коробках сейчас тысячи, нет, миллионы франков!» Но он ничего не хотел понимать. Кретин! А вот этот мосье – совсем другое дело. Он по на­туре художник. Он любит хорошеньких жен­щин – и в прекрасных туалетах, и без них.
Ее речь перебил взрыв смеха. Эди Морган по­жал руку офицеру и представил его мистеру Вирдону. Потом они втроем скрылись в столо­вой, из которой раздался призывающий стюар­да голос Эди Моргана и звон бокалов.
– Как поживаешь, Лулу? – спросила Кейт, любовно прислонившись щекой к щеке мадам Бертин.
– Ты все хорошеешь, Кейт, – ответила та. – Правда, ты слишком осветлила волосы. Тебе больше пойдет чуть более темный оттенок.
– Джентльмены предпочитают блондинок, – ответила Кейт.
– Неужели среди твоих знакомых есть и та­кие? – спросила мадам Бертин с наигранным изумлением, но тут же, похлопав Кейт по пле­чу, добавила: – Давай не будем пока скрещи­вать шпаги. Стоит нам с тобой встретиться, сразу во все стороны летят искры. Ты хоро­шенькая девушка и сможешь представить мои туалеты в самом выгодном свете.
Повернувшись, она окинула взглядом Чака и Зарию, которые молча стояли чуть в стороне от остальных:
– А это кто?
– Это мисс Браун, – ответила Кейт, – и ее жених, мистер Танер. Они высаживаются в Ал­жире. Кстати, а где Ахмет?
– Я тоже хотел спросить об этом, – вступил в разговор Виктор Джакобетти. Он не пошел в столовую, чтобы распорядиться погрузкой ог­ромного багажа мадам Бертин.
– Ах да, Ахмет! Его со мной нет, – ответила мадам Бертин.
– Нет? – воскликнул Виктор Джакобетти. – Но я понял, что он должен был вести вторую машину.
– Произошла катастрофа… – Казалось, ма­дам Бертин тщательно подбирает слова. – У него были не в порядке документы. На испан­ской границе его… отправили обратно.
– Ясно! – Виктор Джакобетти не отрывал взгляда от ее глаз, будто пытаясь прочитать в них больше, чем можно было почерпнуть из ее слов. – Все остальное в порядке? – спросил он.
– Более или менее, – ответила мадам Бер­тин. – Но лучше здесь не задерживаться.
– Конечно, конечно.
Виктор прошел по палубе и заглянул в дверь столовой.
– Можно начинать погрузку? – спросил он.
Ответ, очевидно, был утвердительным, пото­му что он крикнул матросам:
– Эй, поторапливайтесь с багажом! Только поосторожнее! Загружайте все в трюм!
– Нет, нет, не все! – воскликнула мадам Бер­тин. – Три или четыре коробки нужны мне в каюте, на них стоит надпись «В каюту». Не смешивайте их с остальными.
Виктор Джакобетти хотел было повторить ее слова матросам, но она вдруг взяла его под руку.
– Я подумала, – тихо сказала она, – пусть все принесут в каюту. Так безопаснее. Трюмы всегда обыскивают первыми.
– Да, конечно, – согласился он. – Выберите то, что хотите оставить у себя, а остальное мож­но перенести к Кейт.
Мадам Бертин поспешила по сходням и нача­ла отдавать распоряжения: по-английски – матросам и по-испански – их помощникам из числа местных жителей. Стало так шумно, словно все разом заговорили, но все звуки перекрывал голос мадам Бертин.
Когда багаж начали поднимать на борт, дверь в столовую распахнулась, и из нее вышел тамо­женник, вытирая рот тыльной стороной ладо­ни, в которой была зажата внушительная пачка долларов. Он сунул их в карман, изящно салютнул и спустился по трапу на причал, чтобы рас­порядиться погрузкой.
Зария решила пойти к себе. Ей не хотелось, чтобы испанцы перепутали ее каюту с каютой Кейт. Правда, багажа было столько, что можно было заполнить сундуками и чемоданами все помещения яхты.
Отделившись от группы наблюдающих, За­рия пошла к трапу. В этот момент Виктор Джа-кобетти поймал Эди Моргана за рукав и притя­нул к себе.
– Одну минуту, Эди! – Он говорил очень ти­хо, но подходящая к ним Зария отчетливо слы­шала каждое слово. – Ты в курсе? Этого про­клятого дурака Ахмета сцапала полиция!




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Милая чаровница - Картленд Барбара

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12

Ваши комментарии
к роману Милая чаровница - Картленд Барбара



Неудачный приключенческий роман с туповатой героиней, кучей противоречий и ляпов, все простенько и предсказуемо: 4/10.
Милая чаровница - Картленд БарбараЯзвочка
30.03.2011, 0.07





Геоиня туповата, но как бы вы себя вели? Средне, много ляпов.
Милая чаровница - Картленд БарбараЛора
6.02.2012, 19.21





Мне очень понравилось, интересный сюжет,интрига до конца.Чудесный конец.
Милая чаровница - Картленд БарбараСофья
27.02.2012, 10.00





туфта полная, не выдержала и трех глав, просто взяла и прочитала конец((((((
Милая чаровница - Картленд Барбаралена
2.06.2012, 12.41





всё очень просто, скучно читать.
Милая чаровница - Картленд Барбаранатали
15.10.2012, 20.06





Не обычный приключенческий роман построенный на интригах. Очень объемный, в связи с этим он тяжелее читается. 6/10
Милая чаровница - Картленд БарбараЛина
26.03.2013, 21.13





Скучный еле дочитала.......
Милая чаровница - Картленд БарбараMalvina
26.09.2013, 12.24





А мне понравился! Прочла легко и быстро!!! Автору мой респект!
Милая чаровница - Картленд БарбараSania
8.01.2014, 21.32





Мне понравился роман. Постельных сцен нет, но тем неменее зарождающая первая любовь у забитой девушки привлекает своей доверчивостью.Конец неожиданный и привлекательный.
Милая чаровница - Картленд БарбараПланета
29.09.2014, 18.44





Миленький романчик.Понимаю гл.героиню.Для девушки выросшей в таких условия, действительно очень тяжело сразу раскрыться и жить по другому.
Милая чаровница - Картленд БарбараТатьяна
17.01.2016, 18.25








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100