Читать онлайн Милая чаровница, автора - Картленд Барбара, Раздел - Глава 1 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Милая чаровница - Картленд Барбара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.29 (Голосов: 31)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Милая чаровница - Картленд Барбара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Милая чаровница - Картленд Барбара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Картленд Барбара

Милая чаровница

Читать онлайн

Аннотация

Совершенно неожиданно Зарии Мансфорд достается огромное наследство. Свалившееся на нее богатство даже пугает ее – большие деньги, два особняка и яхта "Чаровница". За несколько часов жизнь провинциалки полностью меняется. Зарии предлагают стать секретарем богатого археолога Корни Вердона. который зафрахтовал эту яхту. Перед отплытием к ней в гостиницу является странный незнакомец и умоляет взять его в плавание под видом жениха...


Следующая страница

Глава 1

«Ну и дурнушка!»
Младший компаньон фирмы «Патерсон, Делхауз и Патерсон» считал себя знатоком по части женщин. Девушка, что сидела напротив него в ко­жаном кресле, резко отличалась от других клиен­тов, которых он обычно принимал в своем уютном кабинете.
– Я выехала сразу, как только получила ваше письмо… и вложенный в него билет, – произнесла она низким мелодичным голосом, на секунду по­колебавшись в конце фразы.
– Мои компаньоны сочли необходимым по­слать вам билет. – Мистер Алан Патерсон сму­щенно кашлянул. – Мы предположили, что после смерти вашего отца вы оказались в… затрудни­тельном финансовом положении.
Сидевшая по другую сторону стола девушка улыбнулась. Эта улыбка была мимолетной, но она сразу же преобразила ее лицо.
– Спасибо вам за заботу.
– А теперь к делу, – сказал мистер Патерсон, открывая объемистую папку, которую преду­смотрительно приготовила для него миловид­ная секретарша.
«Откуда она вытащила это старье? – подумал он про себя, все еще поглощенный зрелищем своей клиентки в уродливом, плохо сшитом, вытершемся на локтях костюме из твида и в джемпере из некрашеной шерсти, который подчеркивал мертвенную бледность ее лица. – Такое впечатление, что она сейчас упадет в об­морок. Похоже, она была серьезно больна».
Он отметил про себя обтянутые кожей высту­пающие скулы, резкую линию подбородка, за­павшие глаза с темными кругами за стеклами очков в металлической оправе.
По взмаху ее ресниц он понял, что слишком уж откровенно уставился на нее, и снова сму­щенно кашлянул.
– Я подумал, не устали ли вы с дороги, – по­спешно проговорил он. – Удалось ли вам по­завтракать в поезде?
По внезапному блеску ее глаз он вдруг понял, почему ее лицо хотя и отталкивало его, но каза­лось ему смутно знакомым. Перед его глазами снова встали те жалкие существа, которые встречали союзную армию у ворот контрационных лагерей. Только кожа и кости, он до сих пор помнил их хриплые возгласы, чувствовал запах гниющей, умирающей плоти.
Голод!
– Вам удалось позавтракать? – резко спро­сил он, взволнованный таким невероятным предположением.
Девушка напротив отрицательно мотнула го­ловой.
– Нет… я… у меня… не было денег.
Мистер Патерсон решительно нажал на кнопку звонка. В дверях возникла его секре­тарша.
– Немедленно пошлите за бутербродами, – приказал он. – С курицей, с ветчиной – все, что у них там найдется, – и кофе, побольше кофе.
Секретарша изумленно подняла брови. Мис­тер Патерсон обычно очень следил за фигурой. Потом она взглянула на сидевшую напротив девушку и, казалось, поняла все.
– Будет сделано, сэр, – сказала она и повер­нулась, взмахнув черной юбкой.
– И побыстрее!
Резким хлопком двери секретарша лучше лю­бых слов дала понять мистеру Патерсону, что она думает о его командном тоне, годившемся разве для службы в армии.
Тем не менее кофе и бутерброды были до­ставлены из кафе напротив в удивительно ко­роткий срок, словно она тоже поняла чрезвы­чайность ситуации.
– А! Вот и кофе! – воскликнул мистер Патер­сон преувеличенно благодарным тоном. – Поставьте все перед мисс Мансфорд. Ей необходимо подкрепиться. Вижу, вы принесли две чашки. Прекрасно! Я тоже не откажусь от кофе.
Секретарша вышла. Зария Мансфорд с мину­ту смотрела на поднос, как бы не зная, что де­лать со сверкающим металлическим кофейни­ком.
– Вы будете черный или с молоком? – нако­нец спросила она.
– Черный, пожалуйста.
Она налила ему кофе и передала через стол. Когда он отказался от бутербродов, ее рука с очень тонкими пальцами, с проступавшими сквозь белизну кожи венами потянулась к блюду.
«Старый черт должен был оставить ей хоть немного», – подумал про себя мистер Патерсон и спросил вслух:
– Кажется, ваш отец скончался три месяца назад. Мы не были удостоены чести вести дела по его имению.
– Да! Этим занималась одна фирма в Инвернессе, – ответила Зария Мансфорд. – «Маккензи и Маклеод».
– Кажется, я о них слышал, – сказал мистер Патерсон. – Ваш отец оставил дом за вами?
– Да, – ответила она. – Но, должно быть, мне не удастся его продать. Он расположен вда­леке от шоссе, до него можно добраться только по частной дороге через луга. До почты и теле­фона не меньше пяти миль.
– Понятно.
– Да и не только в этом дело, – продолжала Зария Мансфорд, поглощая пищу с намерен­ной неторопливостью. Казалось, она усилием воли сдерживает желание жадно наброситься на еду. – Отец оставил множество рукописей. В завещании он просил меня закончить их. На­деюсь, после их завершения я смогу найти из­дателя.
«А тем временем вам не на что жить», – поду­мал мистер Патерсон.
– Ну, сейчас все несколько изменилось, – произнес он вслух. – Конечно, вам решать, бу­дете ли вы продолжать работу вашего отца. Но теперь вам нет необходимости слишком утруж­дать себя. У вашей тетушки было два дома. Вы об этом знаете? Одна вилла на юге Франции и другая в Калифорнии. Вторая, как мне кажется, представляет собой значительную ценность.
Зария Мансфорд на секунду перестала жевать и пристально посмотрела на него.
– Мне трудно поверить, что все это правда! – воскликнула она. – Я прочитала ваше письмо и подумала, что, наверное, произошла какая-то путаница. Конечно, я помню тетю Маргарет, но прошло уже восемь лет с нашей последней встречи. В то время мне было одиннадцать лет и мы с отцом проезжали через Париж по пути в Африку. Мы зашли к ней в отель, потому что она очень хотела увидеть меня. Но в тот раз они с моим отцом страшно поссорились. Отец схва­тил меня за руку и в ярости бросился вон из но­мера. После этого случая он ни разу не встре­чался с сестрой.
– Боюсь, у вашего отца случались… недора­зумения со многими людьми, – сурово заметил мистер Патерсон. – Насколько я знаю, перед смертью он вел тяжбы с двумя своими коллега­ми археологами, со своими издателями, с аген­том по продаже недвижимости и с директором одного из известных музеев.
– Да, это так, – тихо произнесла Зария.
– Он был человеком с сильным, взрывным характером, – будто обращаясь к самому себе, проговорил мистер Патерсои. Он вспомнил все то, что слышал о покойном профессоре, и, взглянув на сгорбленную фигуру сидевшей пе­ред ним девушки, подумал, сколько испытаний выпало на ее долю.
– Итак, ваша тетя тем не менее вас запомни­ла, – сказал он, стараясь придать более опти­мистичный характер их разговору. – Она оста­вила вам почти все, что у нее было. Пожизнен­ные пенсии служанкам, несколько тысяч благотворительным организациям, а все ос­тальное ваше.
– И на сколько я могу рассчитывать? – за­дохнулась Зария Мансфорд.
Мистер Патерсон пожал плечами.
– Чуть больше ста тысяч фунтов, по моим данным, – ответил он. – Трудно сказать преж­де, чем произведут оценку и заплатят налог на наследство.
Зария промолчала. Ему показалось, что она была поражена услышанным, да и неудиви­тельно.
«Зачем ей такие деньги?» – подумал он про себя, решив, что никакой наряд, имей даже она достаточно вкуса подобрать его, не сможет прибавить красоты этому изможденному лицу с очками на носу.
Волосы у нее были прямыми и безжизненны­ми. Они были зачесаны за уши и спадали на плечи неровными прядями.
– Как вы намерены поступить? – спросил он вслух. – Может быть, вы хотите поехать в Аме­рику, чтобы посмотреть на свою собствен­ность? Или, возможно, поездка во Францию покажется вам менее утомительной?
– Не знаю. Мне… нужно подумать, – расте­рялась она, руки у нее задрожали.
– Конечно, не может быть никакой спеш­ки, – успокоил ее мистер Патерсон. – На се­годняшнюю ночь вам заказан номер в отеле, его можно продлить на какой угодно срок. Ес­ли, конечно, у вас нет друзей в Лондоне.
– Нет! У меня нет друзей в Лондоне!
– Прекрасно. Мы пробовали забронировать вам номер в «Долчестере» или в «Рице», но, к сожалению, у них не было свободных мест.
Он заметил ее растерянность и понял, что это к лучшему.
– Поэтому, зная, что вы приехали одна, мы заказали вам номер в отеле «Кардос». Это очень милый и спокойный семейный отель в Белграви. Надеюсь, вам там понравится.
– Спасибо, – благодарно произнесла Зария.
– А теперь давайте закончим с завещанием вашей тетушки, – продолжал мистер Патерсон.
Он зачитал завещание глубоким проникно­венным голосом, который считал подходящим для подобных случаев. Закончив, он поднял глаза и понял, что девушка не поняла ни слова.
– Боюсь, юридические термины слишком сложны для непосвященного, – сказал он с улыбкой. – Если коротко, вы являетесь на­следницей капитала в ту сумму, которую я вам назвал ранее, и двух предметов собственности.
Помедлив, он добавил:
– Простите, я забыл еще об одном! У вашей тети была яхта. В настоящий момент она сдана в аренду. Соглашение об аренде было подписа­но несколько месяцев назад, и нам было бы крайне затруднительно отменить его. Надеюсь, вы не захотите расторгнуть договор.
– Нет, нет, разумеется, – согласилась Зария Мансфорд.
– Нам удалось сговориться на достаточно большую сумму, вернее, не нам, а нашим аген­там. Арендатор – американский миллионер, мистер Корнелиус Вирдон. Он должен прибыть в Марсель, где яхта будет ждать его, через два дня. Насколько мне известно, он собирается путешествовать вдоль африканского побере­жья. Он очень интересуется археологией и на­мерен произвести несколько частных раско­пок. Разумеется, у него полно денег, чтобы обес­печить свое хобби! Аренда кончается через три месяца. Это в том случае, если вы согласны на нее и не хотите, чтобы она окончилась гораздо раньше.
– Я согласна, – ответила Зария Мансфорд. – Это большая яхта?
– Достаточно, как мне кажется, – туманно ответил мистер Патерсон. – Кстати, она назы­вается «Колдунья».
Мистер Патерсон остановился и взглянул на стопку писем рядом с папкой.
– Ах да! – воскликнул он, будто вспомнив о чем-то. – У меня к вам есть особая просьба. Мистер Вирдон, американский миллионер, или, как сейчас говорят, промышленный маг­нат, поставил одно условие при подписании соглашения. Он просил нас нанять для него секретаря, который умеет говорить по-арабски и разбирается в археологии. Нам с компаньонами казалось, что это усло­вие не вызовет больших сложностей, и мы согласились. Наша фирма всегда вела дела по аренде яхты, и на этот раз мы были счастливы сообщить вашей тетушке, что удалось догово­риться о такой значительной сумме.
В течение этой тирады мистер Патерсон казался очень довольным собой, но затем, не­сколько переменив тон, он продолжил:
– Однако случилось так, что мы начали опа­саться, как бы достигнутое соглашение не было расторгнуто. Мы дали бесчисленное множество объявлений, но никто не мог удовлетворить требованиям мистера Вирдона.
– Почему же? – спросила Зария.
– Я сам не понимаю, – ответил мистер Па­терсон. Разумеется, найдется не одна сотня ар­хеологов и не представляет никаких трудностей найти того, кто владеет арабским. Но мало кто совмещает и то и другое. Только десять дней назад, когда мы уже почти отчаялись, мы получили письмо от мисс… ми­нуточку… мисс Дорис Браун. Судя по рекомен­дациям, это блестящая молодая особа, которая некоторое время служила в Британском музее и частным образом работала с одним из ведущих археологов. Кажется, мистер Вирдон будет до­волен.
– Тогда все в порядке, – заметила Зария, несколько удивленная таким длинным объяс­нением.
– Вы недоумеваете, почему я беспокою вас всем этим, улыбнулся мистер Патерсон. – Де­ло в том, что мы все еще озабочены этим делом, и поскольку вы являетесь специалистом в об­ласти археологии и одновременно владеете арабским, то не могли бы вы поговорить с мисс Браун?
– К сожалению, я немного подзабыла совре­менный арабский, – ответила Зария. – Я уже лет пять не выезжала за границу вместе с отцом. Он несколько раз брал меня с собой, но по­том… решил путешествовать один.
Что-то в ее голосе заставило мистера Патерсона предположить, что все было не так просто, как она описала, но он только сказал:
– Вам надо всего лишь задать мисс Браун несколько вопросов. Видите ли, дело идет о на­шей репутации. Лучше не посылать никого, чем послать человека, который окажется абсо­лютно бесполезным для нашего клиента.
Он порылся в бумагах.
– Я очень внимательно изучил рекоменда­ции, которые предоставила нам мисс Браун. Но профессор Джонсон, с которым она последнее время работала, в настоящий момент находится в Сахаре, и с ним невозможно связаться. Сэр Мортимер Гривз, чью книгу «Осколки глины» печатала мисс Браун, говорит, что она необык­новенно работоспособная молодая женщина, но он ни в коей мере не может поручиться за ее знание арабского языка.
– Когда мне надо с ней встретиться? – спросила Зария.
– Если вас это устроит, я пришлю ее к вам в отель сегодня во второй половине дня, – сказал мистер Патерсон. – Ей надо успеть на поезд, который отходит с вокзала Виктория в семь часов. Давайте договоримся с вами часа на три? К сожалению, поскольку сегодня суббота, в это время меня уже не будет в конторе. Боюсь, что, если она окажется недостаточно компетентной, вы никак не сможете связаться со мной.
Он взглянул на часы и, улыбнувшись, пояс­нил:
– По выходным я обычно играю в гольф.
– Но как же мне поступить, если мисс Браун плохо говорит по-арабски? – спросила Зария.
– Во-первых, – ответил мистер Патерсон, – не отдавайте ей билетов и заграничного пас­порта до тех пор, пока не убедитесь в ее знании арабского языка. С вашего позволения, сейчас я вам их передам.
Он достал большой конверт и протянул его Зарии.
– Может быть, вам кажется, что мы осторож­ны сверх всякой меры, но мы решили ничего не предпринимать до тех пор, пока не получим ва­шего одобрения. Мистер Вирдон – очень важ­ная персона, очень, уверяю вас, и мне бы сов­сем не хотелось подводить его в деле такого сорта.
– Никогда не слышала о нем как об археоло­ге, – заметила Зария.
– Нет? – Казалось, мистер Патерсон не уди­вился. – Однако уверяю вас, он очень серьезно относится к этому делу, если судить по его письмам. Разумеется, он имеет возможность удовлетворять свои прихоти. Он унаследовал большое состояние после смерти отца, несколько лет играл на бирже, и все время ему фантастически везло. А потом он начал интересоваться далеким прошлым. Не скажу, что сам бы я выбрал подобное увлече­ние.
Мистер Патерсон самодовольно улыбнулся и продолжил:
– Ну что ж, каждому свое. Я думаю, вы согла­ситесь со мной, мисс Мансфорд.
– Да, конечно, – ответила Зария. – А если мисс Браун не подходит… мне… мне надо будет сказать ей об этом?
– Если вас это не затруднит, – ответил мис­тер Патерсон. – А потом позвоните, пожалуй­ста, моей секретарше по ее домашнему телефо­ну. Она сказала, что весь день будет дома, по крайней мере, до пяти. Если до этого времени вы с ней не свяжетесь, то мы будем считать, что мисс Браун оказалась достаточно компетент­ной. Надеюсь, так оно и случится.
При этих словах он сделал отметку на обрат­ной стороне конверта.
– Это телефон моей секретарши, – пояснил он. – Позвоните ей только в том случае, если все обернется не так, как бы нам того хотелось. А сейчас, мисс Мансфорд, если вы извините, меня ждет другой клиент.
– Да, да, разумеется.
Зария Мансфорд поспешно вскочила на но­ги, и крошки с ее платья полетели на пол. Чашки на кофейном подносе, который она, вставая, неловко задела, отчаянно задребезжа­ли.
– И последнее, – произнес мистер Патерсон. – Мы открыли счет в банке на ваше имя, чтобы вы были обеспечены до тех пор, пока не будут улажены все дела, связанные с наслед­ством. На нем сейчас лежит тысяча фунтов. Ес­ли вам понадобится дополнительная сумма, вам надо только зайти к нам, и мы отдадим не­обходимые распоряжения.
– Благодарю… вас, – неловко произнесла Зария.
– Поскольку сегодня выходной, – продол­жал мистер Патерсон, – и у вас могут быть трудности с наличными, здесь, помимо чеко­вой книжки, пятьдесят фунтов. Надеюсь, на первое время вам хватит, но в любом случае, я думаю, в отеле у вас всегда примут чек на разумную сумму.
С этими словами он протянул ей конверт. За­рия взяла его дрожащей рукой.
– Благодарю… благодарю вас, – повторила она. – Но вы… абсолютно уверены…
Она растерянно замолчала. Он с минуту подождал и, не дождавшись продолжения, пе­респросил:
– Уверен в чем, мисс Мансфорд?
– Что эти деньги… они действительно при­надлежат мне?
– Абсолютно уверен, – ответил он.
– Тогда не могли бы вы послать немного Са­ре – это наша старая служанка в Шотландии?
– Разумеется. Вы хотите, чтобы она остава­лась на вашей службе?
– Нет, она сама хочет уйти, но мне кажется, что надо назначить ей пенсию.
– Я немедленно займусь этим вопросом, – пообещал мистер Патерсон. – Предоставьте все нам. А теперь до свидания, мисс Мансфорд.
Ему показалось, что он пожал руку скелету. Зария Мансфорд попрощалась и вышла.
После ее ухода мистер Патерсон едва удер­жался, чтобы не рассмеяться. Такой нелепой показалась ему мысль, что это пугало унаследу­ет столько денег. Больше, чем он может зарабо­тать за всю жизнь, служи он хоть до ста лет.
«Зачем ей такие деньги?» – снова подумал он.
И вспомнил о «бентли», который его жена уговаривала его купить вот уже два года подряд; о доме в Вирджиния Вотер, который они всегда мечтали приобрести, но на который у них не хватало по меньшей мере двадцати тысяч фунтов.
– Черт возьми, ей-то они на что? – спросил он вслух, потом снова уселся за стол и позвонил секретарше, приглашая следующего клиента.
Выйдя из конторы с чемоданом в руке, Зария Мансфорд растерянно огляделась по сторонам тихой улочки. Она не знала, где находится отель «Кардос», но, решив, что сможет до­браться до него на автобусе, пошла по направлению к оживленному шоссе.
Она медленно брела по улице, чувствуя себя невыразимо измученной. Предыдущую ночь в поезде она не спала, хотя место у нее было в спальном вагоне. Она чувствовала, что, как ни была голодна до этого, кофе с бутербродами не пошел ей на пользу.
«Мне надо быть очень осторожной с пищей», – подумала она про себя. Несмотря на непрекращающееся чувство голода, мысль о еде вызвала у нее тошноту.
Овсянка с картошкой составляли единствен­ную ее пищу в течение последних шести меся­цев, да и многие годы до этого, когда отца не было дома. Она по сей день помнила страшный скандал, который устроил отец накануне своей смерти, получив счет от мясника.
– Ты что, решила, будто я купаюсь в деньгах? Ты просто хищница! – неистовствовал он. – Как ты смела поглотить столько мяса? Десять фунтов девятнадцать шиллингов и три пенса! Я что, по-твоему, миллионер?
– Это за два месяца, папа, – ответила она.
– Оправдания! У тебя всегда находятся оправдания для излишеств! – вскричал он и принялся ее бить, как не раз поступал прежде. Сначала он дал ей пощечину, потом удары на­чали сыпаться ей на голову, пока она, скорчив­шись, не упала перед ним на колени. Перед тем как выйти из комнаты, он пнул ее ногой. Но да­же в тот момент она чувствовала, что его удары потеряли прежнюю силу. Он заметно ослаб, бо­лезнь, от которой он страдал уже два года, подобралась к нему вплотную. Она понимала, что недалек тот день, когда его удары уже не смогут причинить ей боли, но не знала, как скоро придет освобождение.
Между тем она вышла на Оксфорд-стрит. От рева проносящихся мимо автобусов, автомоби­лей и грузовиков у нее вдруг закружилась голо­ва.
«Только бы не потерять сознание», – поду­мала Зария. Растерянно озираясь по сторонам, как бы в поисках поддержки, она вдруг вспом­нила, что теперь может позволить себе добрать­ся до отеля на такси.
У нее в сумочке лежало пятьдесят фунтов! Це­лых пятьдесят фунтов, не считая нескольких пенсов, с которыми она приехала на вокзал Святого Панкраса сегодня утром.
Прямо возле нее остановилось такси. Каким-то чудом ей удалось влезть в него и назвать ад­рес отеля, после чего она откинулась на спинку сиденья и закрыла глаза.
Только теперь она ощутила реальность про­исшедшего с ней. Она богата! Никогда больше ей не придется голодать. Никогда больше не бу­дет страха перед криком отца, парализующих ее сознание ударов по голове, ужаса, с котором она шла в деревенскую лавку, зная, что не смо­жет заплатить за покупки. Теперь она богата! Богата!
Казалось, эти слова звучали в реве проезжаю­щих мимо машин.
«Богата! Богата! Богата!»
Мисс Дорис Браун прибыла в отель «Кардос» кровно в три часа. Рассыльный проводил ее на третий этаж и постучал в дверь. Услышав негромкое «Войдите», он открыл дверь своим ключом и пригласил мисс Браун в номер.
Кого бы ни рассчитывала увидеть мисс Бра­ун, но действительность превзошла все ее ожи­дания.
«Боже мой! Ну и чучело!» – подумала она про себя, почти повторив слова мистера Патерсона.
– Вы мисс Мансфорд? Мисс Зария Мансфорд? – недоверчиво спросила она вслух.
– Да, это я, – тихо ответила девушка, к которой она обращалась. – Проходите, пожалуйста, садитесь.
Зария была без пиджака, и ее бесформенный, полинявший, связанный собственными руками джемпер, надетый поверх мешковатой, плохо сшитой юбки из твида заставил мисс Браун осознать элегантность собственного черного костюма, туфлей на шпильках и экстравагант­ного бархатного берета.
– Вы, должно быть, дочь профессора Мансфорда, – сказала мисс Браун. – Я как-то ви­дела его, правда, довольно давно. Тогда я поду­мала, какой он красивый мужчина. Конечно, не всем нравятся бородатые мужчины, но он был очень красив.
– Да, очень, – согласилась Зария.
– Мне сказали, что надо зайти к вам, потому что вы являетесь владелицей той яхты, на кото­рой… – Она вдруг остановилась, уставившись на дырку на локте у Зарии. – Ведь вы владели­ца яхты?
– Да, я, – подтвердила Зария. – Но я узнала об этом только сегодня. Еще два дня назад я считала, что смогу рассчитывать в жизни только на те деньги, которые сама за­работаю.
– Как необычно! – воскликнула мисс Бра­ун. – Как вы удивились, должно быть! Не то чтобы я сама хотела иметь яхту. Я не очень люб­лю море. Но работа есть работа, и, когда мне предложили эту, я согласилась. Тогда я подума­ла, что это будет даже занимательно.
– Да, конечно, – согласилась Зария. – Наде­юсь, вы получите удовольствие от путешествия.
– Дело как раз в том, что у меня не будет та­кой возможности! – воскликнула мисс Браун. Зария с удивлением посмотрела на нее.
– Простите, я не понимаю вас.
– Для этого-то я и пришла. Мне позвонили перед обедом и сказали, что до отъезда я должна зайти к вам. Тогда я еще ни в чем не была уверена и думала, что еду, поэтому отве­тила, что приду. А потом, за обедом… По­звольте мне быть откровенной с вами. За обе­дом он наконец-то сделал мне предложение. Я приняла его. Мы решили пожениться в конце этой недели.
Зария наконец начала понимать, в чем дело.
– Вы хотите сказать, что не поедете на яхте с мистером Вирдоном?
Дорис Браун решительно покачала головой.
– Нет. Сегодня вечером мы отправляемся в Йоркшир на встречу с его родителями. Отец моего друга занимается торговлей шерстью. Он очень прилично обеспечен. Разумеется, это большой роли не играет. Мы с Тедом любим друг друга. Я вышла бы за него замуж, не имей он ни пенни.
– Да, понимаю, – пробормотала Зария.
– Но все равно хорошо, что мы, по крайней мере, никогда не будем нуждаться. Это придает браку надежность, так ведь?
– Да, разумеется, – согласилась Зария.
– Ну вот, я и сказала то, ради чего пришла, продолжала мисс Браун. – Я очень сожалею и все такое. Я бы сказала все это мистеру Патерсону и не беспокоила бы вас, но сегодня его нет в конторе: в субботу они не работают. Поэтому оставалось только прийти сюда и объяснить все вам.
– Боюсь, мистер Патерсон будет страшно разочарован, – сказала Зария. – Насколько мне известно, было очень трудно подобрать нужного человека.
– Ну, незаменимых людей не бывает, – фи­лософски изрекла Дорис Браун. – Они обяза­тельно отыщут кого-нибудь, вот увидите. В конце концов, надо же когда-нибудь позабо­титься и о себе, правда? Особенно, если дело касается любви.
Она обезоруживающе улыбнулась Зарии и до­бавила:
– Сказать по правде, у меня не было уверен­ности в том, что Тед созрел для того, чтобы мы расписались. Но раз он решился, я не собира­юсь выпускать его из своих рук.
– Вы поступаете умно, – сказала Зария по­сле минутной паузы.
– Ну что ж, значит, мы все выяснили. – Мисс Браун поднялась и протянула Зарии руку. – До свидания, мисс Мансфорд. Было при­ятно познакомиться с вами. Желаю вам удачи. Если вы любите море, то на вашем месте я бы совершила путешествие на собственной яхте.
Она прошла к двери и махнула рукой на про­щание. Зария с минуту смотрела ей вслед, по­том опустилась в кресло и взяла в руки большой конверт, который передал ей мистер Патерсон. На обратной стороне его четко был выведен те­лефонный номер Кенсингтон 0275.
«Надо позвонить его секретарше», – подума­ла Зария и смущенно вспомнила, что не знает ее имени.
Конверт был не запечатан. Она раскрыла его и выложила содержимое на стол перед собой.
Здесь был новый паспорт на имя Дорис Бра­ун, билеты – от вокзала Виктории до Дувра, от Дувра до Кале, от Кале до Марселя, небольшая сумма в франках и два письма. Одно было адресовано мистеру Корнелиусу Вирдону, другое предназначалось мисс Браун и, по-видимому, содержало точные инструкции относительно ее путешествия. Оно тоже не было запечатано, и Зария из любопытства прочитала его.
Мисс Браун полагалось сесть на семичасовой поезд, отправлявшийся с вокзала Виктория и по приезде в Марсель остановиться в отеле «Британия», где для нее был забронирован номер до прибытия яхты. Когда яхта войдет в гавань, ей следовало сообщить о своем присутствии капитану и передать мистеру Вирдону ад­ресованное ему письмо.
Инструкция была подробной и точной и не оставлял, по мнению Зарии, ни малейшей возможности для ошибки.
Раздался стук в дверь, и, прежде чем Зария ус­пела произнести «Войдите», в дверь просуну­лась голова Дорис Браун.
– Извините, что потревожила вас, – сказала она. – Я уже подходила к лифту, но вдруг вспомнила, что забыла у вас перчатки.
Зария окинула взглядом комнату и увидела их на ручке кресла, на котором до этого сидела До­рис.
– Да, вот они, – сказала она.
– Слава Богу! Я всегда теряю перчатки, – воскликнула Дорис. – Мне это недешево обхо­дится, потому что, как я считаю, перчатки при­дают костюму особую пикантность…
Она внезапно остановилась, словно осознав, что Зария вряд ли носит дорогие перчатки, если вообще они у нее есть.
– О, вижу, это мой паспорт! – продолжала она, взглянув на бумаги, разложенные на столе перед Зарией. – В некотором смысле мне жаль, что я не смогу поехать. Мне хотелось бы взгля­нуть на Корнелиуса Вирдона. Судя по всему, он очень интересный мужчина.
– Я думала, он человек в возрасте, – удиви­лась Зария.
– Старикан? Как бы не так! Вы что, газет не читаете?
Она снова взглянула на Зарию и быстро по­правилась:
– Ну, разумеется, такими газетами вы не увлекаетесь. В прошлом году, когда он раско­пал замок в Перу, его имя появлялось на пер­вых полосах. Я следила за ходом раскопок, по­тому что в то время работала на сэра Мортиме­ра Гривза, а он был знаком с мистером Вирдоном и часто говорил о нем. После этого я, если можно так выразиться, не упускала его из виду. Разумеется, когда я узна­ла, что мне предстоит путешествовать вместе с ним, я была страшно взволнована.
Дорис Браун рассмеялась.
– Но вот чем все кончилось! Я никогда осо­бенно не увлекалась археологией. Случайно за­нялась этой работой, когда мне было восемнад­цать. Профессору Джонсону нужна была по­мощница, а мой отец был тогда хранителем музея в Ливерпуле. Можно сказать, я выросла в соответствующей атмосфере.
– Неужели вас не заинтересовала археоло­гия? – удивилась Зария.
– Она всегда казалась мне слишком скуч­ной, – улыбнулась Дорис Браун. – Сказать по правде, мои познания в арабском весьма ограниченны. Так что, если бы не Тед, я бы очень нервничала перед встречей с вами.
Она снова засмеялась и, натянув на одну руку перчатку, заспешила к двери.
– Пока! Поезжайте вместо меня на встречу с Корнелиусом Вирдоном. Это пойдет вам на пользу. Судя по вашему виду, вам надо разве­яться…
Она резко замолчала и приложила палец к гу­бам.
– Простите, мне не надо было так говорить. Надеюсь, вы не обиделись. Я всегда говорю первое, что приходит в голову.
– Нет, нет, я не обиделась, – спокойно отве­тила Зария.
Дверь за Дорис закрылась, и Зария опусти­лась в кресло. Что за глупости болтала эта деви­ца? Разумеется, она не собирается занимать ее место и становиться секретаршей Корнелиуса Вирдона!
Но вдруг эта мысль захватила ее, и она с ми­нуту растерянно смотрела на паспорт в своей руке.
А почему бы ей не поехать? Она действи­тельно разбирается в археологии. И пусть она долго не практиковалась, но говорит по-араб­ски.
Некоторое время она никак не могла собрать­ся с мыслями и продумать детали. Но потом на­меченное путешествие предстало перед ней с удивительной ясностью. Все было так просто осуществить. Единственное, что от нее требовались, – это следовать инструкциям, остав­ленным для Дорис Браун.
Перед ней лежали билеты, деньги и рекомен­дательное письмо. Ей не понадобится объяс­нять, кто она такая. Не надо представлять себя в качестве владелицы яхты. Надо просто занять место Дорис Браун, которая отправляется в Йоркшир знакомиться с родителями жениха.
Нет, нет, это какое-то сумасшествие! Разве она сможет так поступить? А почему бы и нет? И, если на то пошло, что еще ей остается де­лать?
Зария окинула взглядом номер. Он не то что­бы не нравился ей, но вызывал у нее страх своей роскошью, резко отличаясь от привычной ей обстановки.
Будь она чуть меньше испугана, она поверну­ла бы назад уже в тот момент, когда такси остановилось у входа в отель. Швейцар в роскошной униформе отворил перед ней дверь и про­вел к столику администратора. Не успела она опомниться, как оказалась в небольшом номе­ре, который забронировали для нее поверен­ные – гостиная, спальня и ванная комната. Не слишком претенциозный номер, но Зарии он показался вершиной незнакомой ей роскоши.
Она заказала обед в номер, потому что слиш­ком боялась спускаться вниз, в ресторан. Не зная, какие блюда выбрать, она отчаянно уце­пилась за яичницу с ветчиной, но официант убедил ее остановиться на омлете и слегка под­жаренном бифштексе. Девушка была так напу­гана, что не спорила с ним, хотя цены, которые были указаны в меню, чуть не повергли ее в об­морочное состояние.
Когда принесли обед, ей так захотелось сразу же все съесть, что она заставила себя посчитать до двадцати, шагая взад-вперед по комнате, и только потом села за стол. Она старалась есть не торопясь, выдерживая паузу между каждым глотком, но тем не менее в считанные мгнове­ния от омлета ничего не осталось. Правда, по­том она с ужасом поняла, что не в силах присту­пить к бифштексу. Ей казалось, что она пода­вится, если съест хоть кусочек, и, ничего не поделаешь, бифштекс унесли нетронутым.
«Надо сохранять благоразумие, – сказала се­бе Зария. – Я прекрасно знаю, что со мной. Я не настолько глупа, чтобы не понимать. Недо­едание! Мне необходимо молоко и пища в не­большом количестве с непродолжительными перерывами. И я могу это себе позволить. Ве­ликий Боже, дай мне не забыть о том, что я дей­ствительно могу это себе позволить!»
И тут же она вспомнила, что может позволить себе и многое другое – костюм, как у Дорис Браун, даже лучше, туфли на высоком каблуке, шелковое белье. Но мысль эта вызвала у нее только отчаяние: все бесполезно. Она не знает, с чего начать, куда пойти, что покупать. Когда она в последний раз покупала платье? В Инвернессе? Во всяком случае, это было много лет назад. Большей частью она перевязывала для себя старые джемпера отца и пыталась шить. Один раз ей даже удалось сшить себе юбку из его старого твидового костюма.
Отец не позволял ей тратить на себя ни еди­ного пенни. У него это превратилось в манию.
Однажды, год назад, она предприняла попыт­ку убежать от него, чтобы найти работу и таким образом вырваться из этого ужасного темного дома среди лугов. Он догнал ее, когда она почти уже добралась до шоссе, и избил так, что она некоторое время была на волосок от смерти.
«Ты будешь жить здесь и работать, – кричал он. – Если ты думаешь, что я позволю тебе ша­таться по округе, то ты сильно ошибаешься. Я хочу, чтобы ты работала, и добьюсь этого. Не­медленно приступай к этим рукописям».
Она никогда больше не осмеливалась повто­рять свою попытку, даже когда он уезжал из до­ма и оставлял ее одну с Сарой. Это была старая женщина, которая работала у ее родителей с тех пор, как они поженились. Она была очень ста­ра, глуха и неразговорчива, ее мучил артрит, и она очень боялась, что профессор выгонит ее и ей некуда будет деваться.
«Работай. Ты же знаешь, он очень сердится, что рукопись еще не окончена», – обычно вы­говаривала она, когда Зария на мгновение под­нимала гудящую голову и слезящиеся глаза от древних папирусов или надписей с тысячелет­них камней, которые она пыталась расшифро­вать.
Временами голова у нее раскалывалась от бо­ли, однако она продолжала работать. Она была слишком утомлена, чтобы протестовать, слиш­ком слаба от недоедания, чтобы уклоняться от ударов отца.
«Что же мне делать?» – спрашивала себя сей­час Зария, и этот вопрос казался ей непосильно трудным.
Она чувствовала себя потерянной, беспо­мощной и испуганной. Лондон был таким большим, таким чужим ей городом. Если бы можно было позвонить мистеру Патерсону! Но во всяком случае, был добр и дружелюбен с ней.
Правда, сейчас он играет в гольф. Да и зачем его беспокоить? Разве ему есть дело до нее? Су­дя по блеску в его глазах, она показалась ему просто смешной.
Зария поднялась со стула, подошла к камину, возле которого стояло большое зеркало, и по­смотрела на свое отражение. Прямые, неопрят­ные волосы, которые она сама стригла, отвра­тительные очки в металлической оправе, кото­рые заставил ее носить отец, когда она пожаловалась, что с трудом разбирает стершие­ся буквы рукописей. Зария поспешно сняла очки, но от них на лице остались четкие красные следы, а круги под глазами стали почти черны­ми на фоне пепельно-серой кожи. Медленные, тяжелые слезы потекли у нее по щекам. Она много страдала в своей жизни, однако не пом­нила, когда плакала в последний раз.
«Я безобразна, – повторяла она себе, – безо­бразна, беспомощна и абсолютно одинока. Я не хочу жить!»
Она отпрянула от зеркала и бросилась на со­фу, зарывшись лицом в подушку. Она собира­лась плакать, но мягкий шелк подушки повер­нул ее мысли к шелку, атласу и бархату – всем тем очаровательным вещицам, к которым так любят прикасаться женщины.
Она снова подумала о Дорис Браун, о ее шел­ковых чулках и замшевых перчатках, которые она так боялась потерять.
«И у меня будет все это! Обязательно бу­дет!» – сказала себе Зария.
Ведь она может пойти в магазин и купить все, что она только не пожелает. Можно заплатить чеком. Но ей сразу же стало страшно. Она не осмелится, ей не выдержать презрительного выражения на лицах продавщиц.
«Откуда она такая взялась?» – будут спраши­вать они друг друга.
Зарии внезапно захотелось убежать назад, в Шотландию. К старой Саре, к дому с грязными стенами и уродливой викторианской мебелью, со спертым воздухом, из-за которого она никак не могла избавиться от мысли, что отец еще жив, что вот-вот войдет в дверь, заметит какие-то неполадки и обрушится на нее с проклятия­ми. По крайней мере, там все было знакомо, а жизнь здесь пугала ее.
Она застонала и села. Что-то упало на пол. Нагнувшись, девушка увидела, что это был пас­порт Дорис Браун. При падении он раскрылся на том месте, где была фотография. Она была не очень четкой. Почти любая девушка могла назвать ее своей – глаза, нос, рот, волосы не­понятного цвета, который в реальности мог быть любым, открывают уши, завиты и зачеса­ны назад по последней моде.
– И я могу так выглядеть, – прошептала За­рия и поняла, что жребий брошен. Она должна занять место Дорис Браун по той простой при­чине, что слишком боится оставаться в этом незнакомом отеле и ждать, когда что-нибудь произойдет. Да и произойдет ли? Ей предстоит слоняться по улицам, кишащим занятыми, спе­шащими по своим делам людьми, живущими своей, незнакомой ей жизнью. Предстоит воз­вращаться сюда и сидеть в одиночестве. И так день за днем, ночь за ночью, изнывая от безде­лья, ожидая разве что поступления денег.
Можно сменить этот отель на другой, но и там она будет чувствовать себя такой же одино­кой, такой же испуганной. Можно поехать в Нью-Йорк или на юг Франции, как предлагал ей мистер Патерсон, но и там она будет одна, совсем одна.
– Нет! Нет! – вскрикнула Зария и тут же вздрогнула от звука собственного голоса.
Такой жизни она не вынесет. Не вынесет одиночества, вынужденного безделья. Она не сможет существовать без ждущих своей очереди рукописей, без принуждающего ее к работе отца, без копошащейся на кухне Сары, готовящей неизменные овсянку и чай.
– Надо ехать! – Зария произнесла эти слова с решимостью, которой она в действительности не ощущала, позвонила в звонок. Услышав его звук, она, дрожа, присела на диван и напряжен­но застыла в ожидании.
Наконец в комнату вошла горничная – до­вольно симпатичная, бойкая молодая женщи­на. Зарии показалось, что она была несколько недовольна тем, что ее вызвали в такое время.
– Вы звонили, мадам?
– Да, пожалуйста, вы не могли бы помочь мне?
– Разумеется, мадам. Что я могу сделать для вас?
– Дело в том… что… – запинаясь, произнес­ла Зария, – мне надо уехать… за границу сегод­ня вечером. А я приехала из Шотландии и… не взяла с собой никакой одежды. Мне нужен кос­тюм, блузка, несколько пар чулок и туфли. Я… мне нельзя ехать в таком виде. И, пожалуйста, мои волосы… Надо, чтобы их уложили.
Горничная окинула ее презрительным взгля­дом:
– Мадам, наверное, не сознает, что сегодня суббота.
– Да, да, я знаю, что все магазины закрыты. Но, возможно, можно купить эти вещи у кого-нибудь из ваших знакомых? Может быть, у вас есть костюм, который вы могли бы продать мне?
Горничная посмотрела на нее так, будто пе­ред ней была сумасшедшая.
– Ну пожалуйста, – умоляла ее Зария, – я вас очень прошу. Мне это так важно.
Это была мольба о помощи в решении той единственной проблемы, которая объединяет всех женщин на свете независимо от их соци­ального положения, веры, цвета кожи и нацио­нальности – проблемы одежды.
– Ну хорошо, мадам, я попробую что-нибудь придумать, – с сомнением в голосе ответила горничная.




Следующая страница

Читать онлайн любовный роман - Милая чаровница - Картленд Барбара

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12

Ваши комментарии
к роману Милая чаровница - Картленд Барбара



Неудачный приключенческий роман с туповатой героиней, кучей противоречий и ляпов, все простенько и предсказуемо: 4/10.
Милая чаровница - Картленд БарбараЯзвочка
30.03.2011, 0.07





Геоиня туповата, но как бы вы себя вели? Средне, много ляпов.
Милая чаровница - Картленд БарбараЛора
6.02.2012, 19.21





Мне очень понравилось, интересный сюжет,интрига до конца.Чудесный конец.
Милая чаровница - Картленд БарбараСофья
27.02.2012, 10.00





туфта полная, не выдержала и трех глав, просто взяла и прочитала конец((((((
Милая чаровница - Картленд Барбаралена
2.06.2012, 12.41





всё очень просто, скучно читать.
Милая чаровница - Картленд Барбаранатали
15.10.2012, 20.06





Не обычный приключенческий роман построенный на интригах. Очень объемный, в связи с этим он тяжелее читается. 6/10
Милая чаровница - Картленд БарбараЛина
26.03.2013, 21.13





Скучный еле дочитала.......
Милая чаровница - Картленд БарбараMalvina
26.09.2013, 12.24





А мне понравился! Прочла легко и быстро!!! Автору мой респект!
Милая чаровница - Картленд БарбараSania
8.01.2014, 21.32





Мне понравился роман. Постельных сцен нет, но тем неменее зарождающая первая любовь у забитой девушки привлекает своей доверчивостью.Конец неожиданный и привлекательный.
Милая чаровница - Картленд БарбараПланета
29.09.2014, 18.44





Миленький романчик.Понимаю гл.героиню.Для девушки выросшей в таких условия, действительно очень тяжело сразу раскрыться и жить по другому.
Милая чаровница - Картленд БарбараТатьяна
17.01.2016, 18.25








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100