Читать онлайн Месть лорда Равенскара, автора - Картленд Барбара, Раздел - Глава 7 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Месть лорда Равенскара - Картленд Барбара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.77 (Голосов: 61)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Месть лорда Равенскара - Картленд Барбара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Месть лорда Равенскара - Картленд Барбара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Картленд Барбара

Месть лорда Равенскара

Читать онлайн


Предыдущая страница

Глава 7



Уже начинало темнеть, когда они наконец отправились в Равен-Хаус. Ромара ехала с лордом Равенскаром в его фаэтоне, а Кэрил и кормилица с ребенком на руках в коляске вместе со сквайром.
Говорить откровенно Ромара не могла, потому что перед ними восседал кучер. Хотя он вряд ли стал бы подслушивать, но все же его присутствие смущало Ромару.
Она от души радовалась своему возвращению домой, но все-таки очень волновалась и даже немного боялась тех чувств, которые мог испытывать лорд Равенскар. У нее в ушах до сих пор звучал вопрос, который он задал ей сегодня днем, как только приехал: «Как вы могли так отвратительно поступить? Почему исчезли так внезапно?» Он говорил сердито, даже гневно, но в то же время он ведь поцеловал ее!
Одно воспоминание о прикосновении его губ вызвало странное томление в ее груди, сердце замерло, и она почувствовала, как перехватило горло и стало тяжело дышать. Но был ли тот поцелуй на самом деле? И что он означал? Должно быть, она была слишком взволнована, и Трент Равенскар просто хотел немного ее успокоить.
Ей очень хотелось расспросить, как они со сквайром съездили к начальнику полиции. Но беседовать о таких личных делах при кучере было бы нескромно. Она краем уха слышала разговор лорда Равенскара с миссис Косвелл. Он сообщил фермерше, что тело сэра Харвея скоро заберут и викарий позаботится о похоронах. Ромара тогда подумала, что внимательный лорд Равенскар старается оградить миссис Косвелл по мере возможностей от волнений и неудобств, связанных с присутствием трупа на ферме. По обычно добродушная фермерша на этот раз высказалась сурово:
— Если хотите знать мое мнение, милорд, христианские похороны для такого негодяя — слишком великая честь!
— Полностью с вами согласен, — отозвался лорд Равенскар, — но все-таки надо соблюсти приличия.
Как бы там ни было, сэр Харвей погиб по своей собственной вине, думала Ромара, он первым поднял оружие. Сквайр просто защищал себя и Кэрил.
После того как Кэрил рассказала о попытке похитить ее сына, Уильям Бакстон решил всегда носить с собой пистолет.
— Как хорошо, что ты ему все рассказала! — воскликнула Ромара.
— Я давно хотела поговорить с ним об этом, — ответила Кэрил, — но ты всегда настаивала, что мы должны сохранять нашу тайну.
— Да, вынуждена признать, это тот случай, когда я рада, что ты не послушалась меня! — сказана Ромара. — Но ты же знаешь, дорогая, я только старалась защитить Александра.
— И меня, — добавила Кэрил и чмокнула сестру в щеку. Потом на глаза ее навернулись слезы и она, чуть не плача, произнесла. — Ты спасла мою жизнь, когда увезла меня от Харвея, и благодаря тебе я нашла свое счастье.
— Благодари за это лорда Равенскара.
— Сделай это за меня, пожалуйста, — попросила Кэрил. — Он обязательно должен знать, как я ему благодарна. А как же иначе, ведь теперь я выйду замуж за Уильяма!
Она была настолько счастлива, что все рядом с ней сияло и радовалось. Когда мужчины вернулись, Кэрил с Ромарой сбежали по лестнице вниз, обе улыбающиеся, со светящимися глазами.
Они попрощались с миссис Косвелл и обещали непременно приехать к ней в гости вместе с Александром при первой же возможности. Потом Ромара вспомнила, что они так и не попробовали именинный торт.
— Можно, мы заберем его с собой в Равен-Хаус? — спросила она.
— Конечно! — миссис Косвелл зарделась от удовольствия, что знатные господа все-таки не забыли про творение ее рук.
Торт тщательно упаковали, аккуратно положили в коляску, и маленькая кавалькада наконец тронулась в путь. Фермер и его жена стояли у порога дома и долго махали руками, пока господа не скрылись из вида.
— Она была так добра к нам, — тихо произнесла Ромара.
— Вам очень повезло, что дилижанс сломался и что Бакстон увидел вас тогда на станции, — заметил лорд Равенскар.
— Надеюсь, вам вернули лошадь с коляской, которые мы оставили хозяину гостиницы? — вспомнила Ромара.
— Для меня это была единственная зацепка, единственная весть от вас. Я хоть примерно узнал, в каком направлении вы исчезли, — ответили лорд Равенскар, и на его лице появилось угрюмое выражение.
Похоже, лорд Равенскар очень спешил поскорее добраться домой. Лошади неслись во весь опор, и при такой скорости было трудно разговаривать. Они продолжили путь молча.
Наконец перед ними показался Равен-Хаус. Сердце у Ромары подпрыгнуло и затрепетало, и ей захотелось плакать от счастья.
«Прекрасный дом, как я люблю тебя! А еще я люблю твоего хозяина и мечтаю сделать его счастливым! — кричала ее душа. — Но, похоже, мне это вряд ли удастся. В конце концов что я могу дать ему? Что я могу предложить человеку, у которого есть все? Для него открыт весь мир, и ему рады в каждом доме. Везде он окружен друзьями, жизнь его разнообразна и интересна. Зачем же ему жить здесь, в глуши, с незнакомой и нелюбимой женщиной, которая по нелепой случайности стала его женой?»
Да, мысли ее были безрадостными, но радость возвращения все же оказалась сильнее печали. И опять, как в первый раз, над лужайкой кружили голуби, а на ветру на фоне синего неба развевался флаг. На пороге дома с почтительным поклоном их встретил мажордом, а в холле приветствовал мистер Эркрайт:
— Добро пожаловать домой, миледи!
Ромаре показалось, что он говорил искренне. Но времени для светских бесед не было, и они сразу же отправились к себе наверх переодеться к ужину.
— Надену свое самое красивое платье! — щебетала Кэрил. — Уильям видел меня только в старом тряпье. Как ты считаешь, ему понравится мое розовое? Или лучше будет нарядиться в голубое с подснежниками?
Проблема действительно была серьезной, и Кэрил просто измучилась, тысячу раз примеряя то одно, то Другое. В конце концов она остановила свой выбор на голубом, потому что оно очень подходило к подаренному браслету.
У Ромары почти не осталось времени, чтобы заняться собой. Однако миссис Феллоуз все за нее решила. Она приготовила дня Ромары белое, как у невесты, платье, украшенное камелиями.
Ромара посмотрела на себя в зеркало и подумала: а вдруг лорд Равенскар решит, что она намекает на их странные взаимоотношения, — и вспыхнула от подобной мысли. По переодеваться уже не было времени. Она спустилась вниз и хотя знала, что выглядит хорошо как никогда раньше, ужасно волновалась, каждый нерв ее был напряжен и дрожал как туго натянутая струна.
Ужин прошел прекрасно. От ее скованности не осталось и следа. Двое мужчин наперебой рассказывали занимательные истории из своего детства. Они были одногодками, а их матери дружили, так что лорд Равенскар действительно знал Уильяма Бакстона с колыбели. Они вместе учились в Итоне, а затем в Оксфорде. Правда, потом лорд Равенскар пошел служить в Десятый полк легких драгун, а Уильям Бакстон стал гренадером.
После окончания службы Уильям Бакстон остался в деревне, а лорд Равенскар проводил почти все время в Лондоне, особенно после смерти матери, и с тех пор друзья виделись очень редко.
— Я как-то однажды подумал, Уильям, — говорил лорд Равенскар, — раз тебе удалось достичь таких успехов в животноводстве, почему бы и мне самому не попробовать заняться этим? Займусь улучшением своего стада.
— Очень разумное решение, и пастбищ у тебя достаточно, — отозвался Уильям Бакстон.
— Давай поговорим поподробнее об этом завтра, а не сегодня вечером, — предложил лорд Равенскар. — Это слишком серьезная тема для обсуждения.
Уильям Бакстон удивился, но не стал продолжать разговор и тактично замолчал.
Слуги вышли из комнаты, и они остались вчетвером; свечи, что горели на стопе, выхватывали из темноты маленький островок света. Лорд Равенскар поднял свой бокал:
— Я хочу выпить, во-первых, за вас, Кэрил. Я знаю, что вы и мой друг Уильям собираетесь пожениться, и думаю, что вы оба удивительным образом подходите друг другу.
Кэрил зарделась, повернулась к Уильяму и нежно коснулась его своей маленькой ручкой. А лорд Равенскар продолжал свою речь:
— Во-вторых, я хочу выпить за мою жену и за то, что она вернулась домой.
Он не спускал глаз с Ромары. В его взгляде промелькнуло какое-то странное выражение, которого она не поняла, да и голос звучал довольно многозначительно. Сердце ее забилось.
— С-спасибо, — с трудом выговорила она. Язык не слушался ее, а губы складывались в странную улыбку.
Ужин закончился, и мужчины последовали за Кэрил и Ромарой в гостиную. Дворецкий предложил им бренди и поставил графин на столик.
Ромару беспокоили и даже немного пугали странные и необычные чувства, поднимавшиеся в ее душе. Она не могла усидеть на диване и потому поднялась и подошла к окну. Казалось, что прошло сто лет с тех пор, как она уехала из этого прекрасного дома. Но в саду ничего не изменилось, лишь пышным цветом распустились розы, источая сладкий аромат. Последние лучи солнца позолотили трепещущие струи фонтана и оставили мерцающий след на зеркальной глади озера.
— Как здесь… красиво, — тихо проговорила она и услышала:
— Вот потому-то я и не мог понять, как вы могли оставить все это. И меня.
Она и не знала, что лорд Равенскар подошел к ней, пока он не заговорил. Он взял ее за руку и повел на террасу, потом они спустились в сад и пошли через заросли роз к лужайке.
Он привел Ромару к небольшой мраморной беседке, похожей на греческий храм. Этот трофей привез домой один из далеких предков лорда Равенскара. Она была совсем не видна из дома. Отсюда открывался чудесный вид на озеро и на парк, где спокойно бродили пятнистые олени.
Ромара и Трент подошли к беседке в молчании. Ей было так хорошо рядом с этим человеком, что она боялась разрушить, поломать ту умиротворенную красоту и спокойствие, которые окружали их. Они присели на скамейку из белого мрамора, высеченную итальянскими мастерами. Ромаре очень хотелось взглянуть на своего спутника, но она смотрела прямо перед собой не в силах повернуть голову. Она ощущала на себе его пристальный взгляд, и щеки ее залил румянец смущения и радостного волнения.
— Как вы могли так внезапно исчезнуть? — опять спросил он. — Почему ничего мне не сказали?
— Мне не хотелось вовлекать вас в… лишние хлопоты. Я и так доставила вам… массу неприятностей, — Тихо ответила Ромара.
— Вы беспокоились обо мне? — с сомнением проговорил лорд Равенскар.
— Я подумала, что если никто, ни одна живая душа не сможет… отыскать меня и если вы под присягой подтвердите, что не имеете ни малейшего представления… где я нахожусь, то меня… перестанут разыскивать.
— Значит, вы считали, что я не стану поддерживать вас и помогать вам?
— Вовсе нет, я была уверена, что вы обязательно мне поможете, — просто ответила Ромара, — но все это могло… скомпрометировать вас в глазах всего общества, разрушить вашу жизнь, помешать вашей общественной деятельности…
Голос ее дрогнул, и она замолчала. После небольшой паузы заговорил лорд Равенскар:
— Значит, вы решили, что мне гораздо лучше страдать от неизвестности? Проще мучиться, не зная, что случилось с вами, в какую беду попали?
— Страдать? — неуверенно переспросила Ромара.
— Вы же знали, что я буду беспокоиться.
— Да, вы сделали мне столько добра, но мне не хотелось… навязываться. К тому же я должна была позаботиться о Кэрил.
— Я так и понял. И вам действительно повезло, когда в трудную минуту рядом оказался Уильям.
— Я благодарю за это Господа каждый день и каждую ночь.
— А что вы просите у него для себя? — спросил лорд Равенскар.
Она ничего не ответила, но щеки ее опять залил яркий румянец. Он посмотрел на нее пристально и тихо спросил:
— Вам хотелось снова увидеть меня?
— Я мечтала увидеть… вас и вернуться в Равен-Хаус, — не задумываясь ответила Ромара. — Ни на минуту я не забывала про это.
— Про дом?
Вопрос был прямым и требовал такого же откровенного ответа. А значит, ей придется раскрыть свой секрет. Ромара умолкла, подбирая подходящие слова.
И тут заговорил лорд Равенскар:
— Мне очень надо задать вам один вопрос, — начал он, — и я хочу услышать от вас искренний и правдивый ответ.
— Вы же знаете… я всегда говорю правду.
— Да, и мне это очень нравится, — продолжал он. — Итак, скажите мне честно, вы хотели вернуться в этот дом или вам хотелось увидеть меня?
Этот вопрос настолько удивил Ромару, что она даже повернулась и внимательно взглянула на лорда Равенскара. Странный огонь сиял в его глазах, и она зачарованно смотрела на своего любимого. Так они сидели, безотрывно глядя друг на друга.
— Ответьте мне, Ромара, это для меня очень важно, — повторил лорд Равенскар.
— Я… мне хотелось… увидеть… вас, — почти шепотом, запинаясь, ответила она.
— Вы скучали?
— Очень… очень сильно… Мне не хватало вас.
— А мне вас.
Ее глаза расширились, и, все так же зачарованно глядя на мужа, она спросила:
— Сильно?
— Как раз об этом я и хотеп сказать вам, — ответил он, — и это одна из причин, по которой я так отчаянно стремился найти вас.
— Вы и в самом деле… хотели разыскать меня?
Он улыбнулся.
Наверное, ее вопрос показался ему глупым и смешным, решила Ромара.
— Ты хочешь, чтобы я рассказал тебе, — немного хриплым и низким голосом заговорил он, — каким пустым и безжизненным казался после твоего бегства этот дом? Как тоскливо и невыносимо одиноко было мне без тебя?
— Без… меня?
Он вздохнул, затем перевел свой взгляд на озеро и продолжил:
— Пожалуй, лучше будет рассказать обо всем с самого начала. Нам надо о многом поговорить, но мне кажется, очень важно вспомнить то время, когда мы из-за моего безумного, непреодолимого желания отомстить оказались мужем и женой.
Ромара почувствовала, что вся дрожит от волнения, но не в силах была отвести взгляд от его профиля.
— Мне казалось, что я влюблен, — рассказывал лорд Равенскар. — Моя жизнь всегда складывалась удивительно удачно, я был уверен в своей неотразимости и даже предположить не мог, что меня могут отвергнуть, что любовь, которую я дарю женщине, может оказаться не взаимной.
— Я п-понимаю вас.
— Тот отказ оказался настолько неожиданным для меня, что я потерял голову, повел себя совершенно недостойным образом. Мне очень стыдно, Ромара.
— Пожалуйста, прошу вас, не надо извиняться, — попросила она. — Такой удар каждого человека может сломать и заставить вытворять самые невероятные вещи.
— Нет, если у человека есть гордость и чувство собственного достоинства, — резко ответил лорд Равенскар.
Повисло молчание. Он не смотрен на Ромару, а через некоторое время заговорил снова:
— Теперь я знаю, то не была любовь. То чувство совсем не так называется. Это было обычное, естественное желание мужчины завоевать красивую женщину. Только такой идеалист, как я, мог поверить, что она разбудила во мне те чувства, какие я никогда ранее не испытывал.
Ромара стиснула руки. Ей больно было слушать такие слова, мучительно знать, какие чувства он испытывал к другой женщине. Ведь вся душа ее мечтала о любви, каждая клеточка тела стремилась принадлежать ему, единственному желанному мужчине.
— Я оказался совершенно неготовым с достоинством вынести первый в жизни отказ, и поэтому случилось то, что случилось.
— Пожалуйста… не обвиняйте себя, не надо, — перебила его Ромара, она не могла больше слышать эту самоуничижительную речь. — Ваше поведение можно понять, ведь вам было очень больно. Только мне не хотелось бы, чтобы этот печальный опыт сделал вас ожесточенным и полным презрения к окружающим.
— А почему вас беспокоят мои чувства, ведь я обошелся с вами далеко не лучшим образом? — удивился лорд Равенскар.
— Вы всегда относились ко мне с добротой и пониманием, — ответила Ромара. — Я видела от вас только хорошее. К тому же вы так умны… Я восхищаюсь вами и не могу слышать про вас ничего плохого.
— Вы мною восхищаетесь? Но почему? С какой стати? Ромара улыбнулась.
— Я могу привести вам тысячу причин. Но проще, наверное, будет сказать так: все, кто хорошо вас знает… например, ваши слуги и работники… считают… что именно таким и должен быть настоящий мужчина и истинный джентльмен.
— Вы тоже так думаете?
— Вам же… прекрасно известно… что да.
И чтобы он опять не принялся обвинять себя, она продолжила:
— Думаю, что любовь, даже если она несчастная и приносит боль, не бывает напрасной. И не надо сожалеть о том, что было.
— Даже если это любовь не настоящая?
— Ведь вы искренне ее любили, так что с вашей стороны все было по-настоящему. Может, благодаря этому чувству вы стали более мудрым, опытным и понимающим.
— Несомненно, опыта у меня прибавилось, — отозвался лорд Равенскар. — Именно поэтому я и говорю вам, что это не была настоящая любовь.
Он приостановился, а потом договорил:
— И то чувство не идет ни в какое сравнение с тем, что я испытываю сейчас.
Ромара задержала дыхание, а он повернулся и в упор посмотрел на нее. Через пару секунд он медленно произнес:
— Мне понадобилось немало времени, чтобы понять: то, что я чувствую к вам, и есть настоящая любовь.
— Что… о чем вы говорите? Я не понимаю, — прошептала она.
— Я говорю, что люблю тебя, Ромара. Я люблю тебя! Раньше со мною такого никогда не было.
Словно тысячи огней вдруг вспыхнули и засверкали вокруг, ослепив ее своим сиянием. Очень бережно, ласково, словно боясь причинить ей боль или испугать ее, лорд Равенскар обнял и притянул ее к себе. Он посмотрел на ее запрокинувшееся лицо, потом еще крепче прижал ее к себе и прикоснулся губами к ее свежему алому ротику. Сначала она даже не поняла, что происходит. Потом любовь переполнила ее и теплой волной поднялась из глубины сердца. Губы ее затрепетали. Об этом мгновении она мечтала, молилась и плакала бессонными ночами! По никогда не думала, что мечтам этим суждено сбыться, потому что лорд Равенскар был влюблен в другую женщину.
Мир вокруг них был прекрасен, и они вместе стали частицей этой совершенной красоты.
Лорд Равенскар целован ее с нежностью и страстью; она почувствована, что сердце ее точно выскользнуло из груди и соединилось с его сердцем.
Когда он наконец смог оторваться от нее, она, не отводя взгляда, смотрела на него, губы ее дрожали, глаза светились.
— Я люблю тебя, — немного задыхаясь, произнес он, — но скажи мне, дорогая, что ты чувствуешь?
— Я… люблю тебя! Я… люблю тебя! — из глаз Ромары потекли слезы восторга и счастья. — Я люблю тебя с того дня, когда увидела в первый раз. Правда, сначала я этого не понимала. Я не знала, что это любовь.
— Родная моя, ведь я могу сказать то же самое.
— Но как же можно было полюбить такое существо? Ведь я тогда безобразно выглядела?!
— А я влюбился, — с мягкой настойчивостью повторил лорд Равенскар, — в тот день, когда вошел в гостиную и увидел тебя стоящую возле окна с малышом на руках. Но, как и ты, не был уверен в этом. Он крепче прижал ее к себе и продолжал:
— Потом я увидел, как прекрасно ты вписалась в мой дом, стала его частичкой. Я понял, что это твой дом, что это место подходит тебе так же, как и ты ему.
— Мне тоже… так казалось, — сказала Ромара, — но я никогда не думала… даже не мечтала… что к тебе приходят… такие же мысли.
— Ты во многом похожа на мою мать, — проговорил лорд Равен-скар. — Помнишь, как ты провожала нас с Эркрайтом в тот самый день, когда так неожиданно исчезла? Я тогда подумал, что ты не просто стала частью этого дома, но и частичкой меня.
Его губы почти касались ее губ; он серьезно и с чувством произнес:
— Теперь ты моя и я никогда не позволю тебе скрыться из моей жизни. Я не хочу расставаться с тобой. Не хочу терять тебя.
— Все, что мне надо… это остаться рядом с тобой, — проговорила Ромара, — чтобы чувствовать себя… в полной безопасности и чтобы ты позволил мне любить тебя.
— Мне нужна твоя любовь, она мне просто необходима, — ответил лорд Равенскар. — Теперь я понял, что всю жизнь ждал именно тебя.
— Я люблю тебя! Я люблю тебя всем сердцем, — воскликнула Ромара. — Каждую ночь я молилась, чтобы ты смог… полюбить меня… хотя бы немного или по крайней мере не испытывал ко мне неприязни.
— Дорогая моя, мое чувство к тебе так велико и безгранично, что нет на свете таких слов, которыми можно было бы выразить мою любовь! Я лишь могу постараться показать тебе ее, моя родная!
И он снова поцеловал ее, но на этот раз его губы были требовательными и горячими. Ромаре показалось, что эти восхитительные жаркие губы разбудили в ней тот огонь, что до этой поры едва теплился, и пламя страсти с неистовой силой устремилось наружу.
Ей были приятны и необходимы эти удивительные поцелуи, хотелось прильнуть к нему всем телом, раствориться в нем.
Трент поднялся на ноги, ни на мгновение не отпуская Ромару, с трудом оторвался от нее и вполголоса проговорил:
— Знала бы ты, как часто я смотрел на ту дверь, что соединяет наши спальни, в те дни, когда ты так неожиданно исчезла из моей жизни, растворилась в огромном мире, и проклинал себя за то, что ни разу не открыл ее, пока ты была здесь.
— Я боялась… что ты никогда… этого не сделаешь.
— Пусть эта мысль больше никогда не беспокоит тебя, — уверенно произнес лорд Равенскар.
Он целовал ее снова и снова, пока сад, озеро и небо не закружились вокруг них в неистовом хороводе, а сама Ромара едва могла дышать от восторга. Наконец он поднял голову:
— Пора возвращаться в дом. Только пройдем через боковую дверь, чтобы не встретиться с Уильямом и Кэрил.
Снова он продумал все до мелочей, Как умен лишь он один, и Ромара очень любила его за эту предусмотрительность и деликатность.
— Давай сегодня вечером побудем вдвоем, без посторонних, — сказан он. — У меня такое впечатление, что нам никогда не удавалось поговорить спокойно, без помех. Каждый раз, когда я собирался сказать тебе что-то важное, нас обязательно прерывали, и мне никогда не удавалось договорить.
— Я помню и ценю каждую минутку, когда мы были вместе.
— Теперь их будет много-много, — улыбнулся лорд Равенскар.
Ромара еще крепче прижалась к нему.
— Неужели все это не сон… Неужели ты и в самом деле любишь меня, — голос ее дрожал, — и хочешь… чтобы я была с тобой?
— Я собираюсь доказать тебе это, любимая моя, не только сегодня вечером, но и всей своей жизнью, — ответил он. — Ведь я понял, что не могу жить без тебя. Мы останемся здесь, в этом доме, и станем жить в деревне, потому что мне совсем не хочется делить тебя с кем-либо еще.
— В деревне? Здесь, вместе с тобой? — обрадованно переспросила Ромара.
Он обнял ее за талию, и они вместе медленно пошли к дому.
— Помнишь, как мы расстались с тобой в прошлый раз? — заговорил Трент Равенскар. — Я вернулся в Лондон, чтобы поручить Хигнету подкупить слуг из дома Уичболда, чтобы они вовремя сообщили нам, когда ищейки с Боу-стрит нападут на след Кэрил. И тогда же у меня состоялась встреча с Джорджем Спенсером. Мы с ним очень долго беседовали.
— Это министр внутренних дел? — спросила Ромара.
— Да, он очень умный и осведомленный человек, — ответил лорд Равенскар. — Джордж уверен, как, впрочем, и я, что война продлится еще долго. А для нашей страны, этого небольшого острова, очень существенной задачей станет произвести как можно больше продовольствия, чтобы наш народ не голодал.
— Потому ты и собираешься увеличить свои стада?
— С помощью Уильяма и, конечно, твоей, моя маленькая умненькая жена, я намерен превратить это поместье в источник продуктов не только для нас самих, но и хотя бы для части Лондона.
— Уверена, это важно.
— И Спенсер так думает, и премьер-министр, — продолжал лорд Ра-венскар. — Они попросили, чтобы я не только следил за использованием своей земли, но и рассказал обо всем и всячески поощрял и содействовал в этой деятельности многочисленным фермерам всего графства.
— Лучше тебя никто не справится с подобным поручением.
— Чтобы облегчить выполнение поставленной задачи и придать мне соответствующие полномочия и еще потому, что теперь у меня есть жена, которая будет помогать мне, король назначил меня главой судебной и исполнительной власти в Букингемшире.
— Как это замечательно! — воскликнула Ромара. — Ты лучше всех справишься с поручением короля.
— Я очень рад новому назначению, да и принц тоже, — сказал лорд Равенскар. — Он всегда хотел, чтобы его друзья заняли высокие посты и таким образом помогали ему проводить достойную политику в жизнь.
Ромара робко взглянула на мужа.
— Теперь ты стал очень важным человеком, каким тебе суждено быть по рождению и твоим достоинствам. И я боюсь, что разочарую тебя.
Лорд Равенскар остановился.
— Ты никогда не разочаруешь меня, — убежденно произнес он. — Ты станешь помогать мне, вдохновлять и советовать. Впрочем, ты и сейчас уже делаешь это.
— Родной мой, что ты говоришь? Ведь до сих пор я доставляла тебе одни лишь неприятности, — изумилась Ромара.
Лорд Равенскар посмотрен ей в глаза и легко прикоснулся ладонью к ее волосам. От этой нежной ласки на глаза Ромары навернулись слезы.
— Ты очень красивая, хотя в тебе есть нечто гораздо более важное, чем красота.
— Пожалуйста, научи меня любить тебя так, как тебе того хочется, и расскажи, чем я могу заинтересовать тебя, любимый.
Лорд Равенскар улыбнулся.
— Ты так меня волнуешь, моя радость, что мой бедный разум не в силах это выдержать! Но я говорил не об этом.
— Объясни же, пожалуйста, мне. Лорд Равенскар ненадолго замолчал, подыскивая верные слова.
— Ты смогла разбудить во мне все идеалы юности, все мои мечты, напомнила о тех высоких целях, к которым я стремился в молодые годы. Я хочу послужить своей стране, совершить достойные и нужные для общего блага дела.
— Разве я могу справиться с такой задачей? — удивленно спросила Ромара. — Ты такой умный, такой способный… Неужели я смогу хоть чем-то помочь тебе?
— Мне нужна твоя любовь, — уверенно ответил он, — нужна твоя нежность, сочувствие, внимание и ласка.
— Я очень рада слышать эти слова.
Он опять крепко прижал ее к себе.
— И это истинная правда, единственная моя, чистая правда. У меня такое чувство, будто я собрался в крестовый поход.
— Я буду помогать тебе во всем, сделаю все, что ты захочешь, — воскликнула Ромара, — ты только… люби меня! Ведь без тебя и твоей любви я не смогу и не захочу больше жить!
— Дорогая моя глупышка! — проговорил лорд Равенскар, наклоняясь к ее лицу.
Теперь он целовал ее требовательно и настойчиво, его пылающие губы страстно ласкали ее. Восторг и томление охватили Ромару. Ее сердце билось в такт с сердцем любимого мужчины, душа соединилась с его душой. Жизнь их будет прекрасной, и вместе они совершат множество важных и нужных людям дел.
«Господи, как я люблю его! Прошу Тебя, помоги нам справиться со всеми трудностями и пронести наше чувство через всю жизнь!» — так стучало ее сердце и молила душа.
И яркий, ослепительный свет истинной, бескорыстной любви разлился над всем миром!


Предыдущая страница

Читать онлайн любовный роман - Месть лорда Равенскара - Картленд Барбара

Разделы:
Примечание автораГлава 1Глава 2Глава 5Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7

Ваши комментарии
к роману Месть лорда Равенскара - Картленд Барбара



чудесная красивая сказка о любви чистой светлой как все романы этой писательницы
Месть лорда Равенскара - Картленд Барбаранаталия
10.07.2011, 18.17





Очень слащаво и наивно...Но даже рекомендуемо к прочтению в 14-16 лет
Месть лорда Равенскара - Картленд БарбараItis
22.07.2012, 21.12





очень хорошая и интересная книга.
Месть лорда Равенскара - Картленд Барбарагаяне из армении
27.07.2012, 18.34





Не верю в любовь гл. г.Согласна с Itis-
Месть лорда Равенскара - Картленд БарбараНика
27.07.2012, 20.59





Книга "Месть лорда Равенскара" одна из самых лучших книг, которых я прочитала за свою жизнь. ОЧЕНЬ СОВЕТУЮ
Месть лорда Равенскара - Картленд БарбараЕлизавета
15.07.2013, 17.52





Боооже,ну и ересь....
Месть лорда Равенскара - Картленд БарбараNatali
15.07.2013, 19.30





Нет в романе изюминки.Недодуман.
Месть лорда Равенскара - Картленд БарбараКрик
15.07.2013, 23.52





начала читать поверив комментарию елизаветы. И зря! в романе чего-то не хватает, последнюю страницу дочитать терпения уже не хватило.
Месть лорда Равенскара - Картленд Барбарамира
16.07.2013, 10.09





очень интересная книга советую всем прочитать ее
Месть лорда Равенскара - Картленд БарбараАнна
26.10.2013, 18.08





Роман не плохой, но вторая половина как-то скомкана.Понравилось, что главного злодея, который отравлял всем жизнь, без лишней сентиментальности пристрелили!
Месть лорда Равенскара - Картленд БарбараНадежда
6.11.2013, 15.59








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100