Читать онлайн Месть лорда Равенскара, автора - Картленд Барбара, Раздел - Глава 4 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Месть лорда Равенскара - Картленд Барбара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.77 (Голосов: 61)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Месть лорда Равенскара - Картленд Барбара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Месть лорда Равенскара - Картленд Барбара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Картленд Барбара

Месть лорда Равенскара

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 4



— Давай завтра поужинаем вместе, Трент, — предложил виконт.
— Не смогу, к сожалению. Мне надо съездить в Равен-Хаус, — отозвался лорд Равенскар. — Я не был там больше трех недель. К тому же принц будет отсутствовать еще несколько дней.
— Тогда, конечно, тебе следует исполнить свой долг в деревне, — с улыбкой заметил виконт.
От него не скрылось, что этот разговор был крайне неприятен лорду Равенскару, и потому виконт сменил тему.
В самом деле, лорд Равенскар уехал из своего поместья в тот момент, когда Кэрил мучилась от схваток, а потом умудрялся находить тысячи веских причин, чтобы не возвращаться туда. Теперь он чувствован угрызения совести.
Он узнал от своего доверенного лица, господина Эркрайта, который держан его в курсе всех событий, происходящих в деревне, что у Кэрил родился сын. Пока было неизвестно, интересует сэра Харвея новость о том, что у него теперь есть законный наследник, или нет. Во всяком случае, лорд Равенскар не собирайся сообщать ему об этом, хотя и не сомневайся, что тот сам рано или поздно узнает обо всем. Конечно, дня Кэрил очень важно, чтобы никто в обществе не узнал, как быстро после свадьбы она родила ребенка. Весь свет должен признать ее законное положение. Поэтому лорд Равенскар лично дал объявление в лондонской «Газетт» о состоявшемся бракосочетании сэра Харвея Уичбонда и мисс Кэрин Шелдон, после чего посчитан себя исполнившим свой долг и умыл руки, от всей души надеясь, что никогда в жизни ему больше не придется сталкиваться с этим типом.
Потом лорд Равенскар с головой ушел в собственные дела. Все это время он был практически неотлучно занят с принцем. Тот все жаловался, что с ним мало считаются, когда раздают министерские портфели в новом правительстве, хотя он имел значительное влияние и многочисленных друзей у кормила власти. Ему хотелось знать обо всем, что происходит в палате общин, и как идут дела в палате лордов. Потому в Карлтон-Хаусе ежеутренне проходили длительные консультации, на которых лорд Равенскар докладывал принцу обо всех событиях. А если разговор был не о политике, то тогда речь шла о поведении жены принца.
Принцесса Каролина примкнула к политическим противникам своего мужа и повсюду громко объявляла о своих пристрастиях. В своей резиденции в Монтедж-Хаусе она регулярно принимала лорда Элвина, бывшего лорд-канцлера, виконта Кастнере, военного министра, и Спенсера Персиваля, ушедшего в отставку с должности генерального прокурора.
Лорд Равенскар узнал, что все они собирались на обеды к принцессе, чтобы разработать программу действий против некоторых министров, которые выполняли поручения принца и представляли его интересы. Также по просьбе принца Равенскар проводил довольно деликатные расследования скандального поведения Каролины.
Лорд не советовал своему высокому патрону предпринимать какие-либо публичные действия, чтобы не разжигать страсти и не вынуждать общество разделяться на два лагеря. Собиратели скандальных историй и грязных сплетен, карикатуристы и газетчики и так без устали перемывали косточки принцу и его жене, смакуя подробности их брака.
Трент Равенскар в последнее время никак не мог избавиться от мысли, что и сам он может оказаться в подобном положении. Вдруг его жена окажется такой же нарушительницей общественных приличий, как и принцесса Каролина, станет мешать ему на каждом шагу и выставит его в обществе круглым дураком? Потом он успокоил себя весьма здравой мыслью: дочь генерала Шелдона, несомненно, должна быть достаточно разумной и воспитанной девушкой, наученной хорошим манерам и правилам приличия, чтобы не скомпрометировать ни его, ни себя.
В то же время, обдумывая нелегкое положение его светлости, лорд только теперь понял, насколько нелепым было его собственное поведение. Горя желанием отомстить Аталии, он оказался даже в большем затруднении, чем принц.
Надо обязательно поговорить с Ромарой, решил он, и как-то уладить их нелепые отношения. Может быть, если предложить ей достаточную сумму, она согласится жить отдельно? Но едва ли это будет лучшим решением проблемы, такой вариант не устроит ни его, ни Ромару. Когда-нибудь настанет время, когда ему действительно нужна будет жена. Кроме того, и в столице и в провинции есть ряд должностей, которые буквально созданы дня него, и когда он остепенится, ему непременно предложат одну из них.
Практически в первый раз в своей жизни лорд Равенскар не чувствован себя хозяином своей судьбы. Он всегда точно знал, чего хочет, и никогда не сомневался, что получит желаемое. Аталия оказалась его первой серьезной неудачей. Даже воспоминание об этой женщине пробуждало в нем гнев.
Друзья рассказали ему, что она просто онемела, прочитав в «Газетт» объявление о его свадьбе. Понятно, что такого поворота дел она нисколько не ожидала, говорили они. Конечно, она поспешила объявить о своей помолвке. Но это не помогло избежать различных толков и пересудов, и теперь их общие знакомые ломали голову, что же произошло на самом деле.
Лорда Равенскара наперебой расспрашивали о его жене (разумеется, только те, у кого хватало на это смелости), а он объяснял ее отсутствие в обществе глубоким трауром, в котором она находилась в связи со смертью любимого отца.
— Знаешь, Трент, мне пришла в голову вот какая мысль, — однажды вечером за ужином заявил виконт. — Генерал был бы очень рад видеть тебя своим зятем.
— Об Уичболде он наверняка был бы совершенно иного мнения, — сухо отозвался лорд Равенскар.
— Да, это верно. По ты-то всегда был его любимцем, — задумчиво произнес виконт.
— Только он никогда этого не показывал, — заметил лорд Равенскар. — Отлично помню, какие головомойки он мне устраивал по разным поводам! До сих пор в дрожь бросает!
— Да, генерал был сторонник строжайшей дисциплины, — засмеялся виконт, — но все солдаты были готовы умереть за него. Да и мы, пожалуй, тоже.


Уже поздно вечером, укладываясь спать, лорд Равенскар поймал себя на новой мысли: «Все-таки она дочь генерала. Может, напрасно я так беспокоюсь о том, что делать дальше?»
Больше всего он боялся двух вещей: что Ромара окажется уродливой и неприятной особой, какой он увидел ее в день свадьбы, и что она станет вести себя так же бестактно, как принцесса Каролина.
Надо сказать, что лорд Равенскар был чрезвычайно впечатлительным и чувствительным человеком, хотя он не признавался в этом даже самому себе. Он был единственным ребенком в семье, и потому мир собственных фантазий был ему гораздо ближе, чем шумные игры с другими детьми. Он получил блестящее образование, много читал, отличался незаурядным умом и был богато одарен от природы.
Все это, вместе взятое, привело к тому, что некоторые свои мысли и чувства лорд Равенскар запрятывал в глубину своего сознания, чтобы самому невозможно было дотянуться до них.
Он ехал в свое поместье, погруженный в размышления. Чтобы не связывать себя ничем и не чувствовать себя обязанным выехать из Лондона в строго назначенное время, он намеренно не сообщил своему управляющему, когда намерен прибыть.
До последней минуты он надеялся, что перед отъездом сможет повидаться с Чарльзом Грэем, старым своим другом, который в апреле стал виконтом Ховиком и тогда же был назначен первым лордом адмиралтейства. Но Чарльз прислал записку, что будет занят все утро на заседании кабинета министров. Поэтому лорд Равенскар отправился в Равен-Хаус гораздо раньше, чем планировал.
На прошлой неделе он купил отличную пару лошадей. Они были черные как смоль, с белыми звездочками на лбу, сильные, стройные, резвые. Все мужчины на улицах оборачивались и провожали взглядами эту необычную и приметную упряжку. А женщины не отрывали взглядов от красивого молодого человека, который мастерски правил ею.
Лорд Равенскар не замечал устремленных на него завистливых или восхищенных взглядов и погонял быстрее, чем обычно, словно торопился как можно скорее добраться до цели.
В самом деле, ему хотелось безотлагательно разобраться со всеми проблемами. Он слишком долго откладывал их решение на потом, но дальше так продолжаться не могло!
После жаркого и душного Лондона деревенская прохлада казалась блаженством. Надо бы почаще приезжать в родовое поместье, подумал лорд Равенскар, осенью здесь можно поохотиться с друзьями. Интересно, какова будет моя жена в роли хозяйки?
Эта мысль немного поумерила его разыгравшееся воображение, и он решил не строить никаких планов и не принимать решений, пока не увидит Ромару и не уладит с ней все вопросы.
Около полудня он добрался до Равен-Хауса. Здесь было красиво как никогда. В пышном саду бушевало разноцветье красок: нежный изумруд травы, бархатистая зелень шелестящей листвы деревьев и торжественно-сияющие заросли роз, которые так любила его матушка. Она была очень привязана к этому дому и многое делала, чтобы украсить жизнь в нем, сделать его уютным и удобным. Но пока она была жива, он этого даже не осознавал. После ее смерти Равен-Хаус опустел. Лорд Равенскар не мог жить там один, поэтому он и перебрался в лондонский дом на Керзон-стрит.
Он вошел в холл, немного волнуясь. Навстречу к нему спешил мажордом, рассыпаясь в извинениях, что не встретил хозяина у порога.
— Я приехал немного раньше, чем ожидал. Где ее светлость?
— По-моему, она в голубой гостиной, милорд. Мне сходить посмотреть?
— Нет, я сам, — резко ответил лорд Равенскар.
Он решительной поступью прошел через холл и открыл дверь в голубую гостиную. Это была любимая комната его матери, из окон ее открывайся чудесный вид на цветник.
Сначала ему показалось, что в гостиной никого нет, но потом он увидел стройную женщину в белом платье. Она стояла у окна, спиной к двери, а на руках держала ребенка. Должно быть, это Кэрил, подумал он, ведь ее теперь тоже называют «ее светлость».
Он подошел к женщине и уже открыл было рот, чтобы поприветствовать ее, когда она, услышав его шаги, обернулась.
Удивительно, но этого лица лорд Равенскар никогда раньше не видел! Он быстро обежал взглядом нежный овал, четкий подбородок, большие выразительные глаза, прямой маленький нос. Он даже удивился, кто эта прекрасная незнакомка и что она делает в его доме? Но тут в глазах ее вспыхнул огонек, на алых, красиво очерченных губках заиграла улыбка, и он понял, что перед ним стоит его жена!
— Милорд! — воскликнула Ромара. — Мы не ждали вас так рано! Мистер Эркрайт сказал, что вы будете заняты с вашими политическими друзьями.
— Никому я не понадобился, поэтому освободился рано, — автоматически проговорил лорд Равенскар, не в силах оторвать взгляд от Ромары. Конечно, золотоволосая и голубоглазая Кэрил была прехорошенькой молодой женщиной, но красота ее старшей сестры была более выразительной, необычной, какой-то неземной и производила более глубокое впечатление. Лорд Равенскар даже не смог сразу понять, что именно его так поразило во внешности этой незнакомой женщины, носящей его имя.
Под его пристальным и изучающим взглядом Ромара смутилась и опустила глаза. Она посмотрела на младенца, сладко спящего на ее руках, и сказала:
— Познакомьтесь с этим молодым человеком, милорд. Его зовут Александр, Но мы, наверное, станем называть его просто Алекс.
Лорд Равенскар заставил себя посмотреть на ребенка, которого она прижимала к груди.
— Такой маленький, — выговорил он, понимая, что от него ждут каких-нибудь слов.
— Да, он слишком торопился по явиться на этот свет, но зато теперь он быстро растет. С каждым днем он становится все больше и все сильнее! — с гордостью сказала Ромара. — Его мама души не чает в своем сыночке. И она уже совсем здорова. Л даже не ожидала, что Кэрил так быстро поправится.
— Эркрайт писал мне, — ответил лорд Равенскар. — Он так расхваливал малыша, так восхищался им! Я уж было решил, он жалеет о том, что столько лет прожил холостяком.
Ромара рассмеялась.
— Ну что ж, тогда мы подыщем ему жену.
— И не думайте об этом, а не то я на вас рассержусь, — шутливо нахмурил брови лорд Равенскар. — Эркрайт незаменимый человек. Он и доверенное лицо, и агент, и управляющий, и секретарь, и, наконец, друг.
— Вы считаете, что жена может все испортить? — спросила Ромара.
Б комнате повисло неловкое молчание. После некоторой паузы лорд Равенскар произнес уже совсем другим тоном:
— Хоть я и видел вашу сестру, но я не ожидал, что вы окажетесь такой привлекательной, даже, вернее будет сказать, красивой!
Ромара вспыхнула от этой неожиданной похвалы и смущенно отвела взгляд, щеки ее залил яркий нежный румянец. Он был ошеломлен ее реакцией, так как давно уже привык, что все женщины воспринимают комплименты как должное, привык к жадным, зовущим, призывным взглядам дам, которые стремились не только очаровать, но и завлечь его в свои сети, привязать к себе.
— Синяки… уже прошли, — тихо проговорила Ромара, совершенно растерявшись, — только вот… на щеке еще остался… шрам.
— Его почти не видно, — сказал лорд Равенскар, и это была чистая правда.
— Это миссис Феллоуз постаралась, — сказала Ромара. — Знаете, она мне говорила, будто масло из зерен пшеницы помогает при печении ран и убирает шрамы. Во всяком случае, так считали жители той деревни, в которой она выросла. — Она улыбнулась, и на ее щеке появилась очаровательная маленькая ямочка. — Поэтому мы и использовали отборное зерно и извели его немало, чтобы получить достаточное количество масла. Но у нас получилось действительно замечательное средство.
— Давайте будем считать, что эта рана получена вами в сражении.
— Не очень-то хочется помнить о подобной битве, — заметила Ромара.
Ребенок заворочался у нее на руках и тихонько пискнул.
— Надо отнести Алекса к маме, — сказала Ромара. — Мы все вместе гуляли в саду, а потом Кэрил поднялась к себе, чтобы немного прилечь. Доктор считает, что ей надо обязательно как можно больше отдыхать.
— Конечно, конечно, — согласился лорд Равенскар. — Надеюсь, вы сможете сегодня пообедать со мной?
— С удовольствием, — ответила Ромара.
Она улыбнулась ему и вышла из гостиной. Походка ее была плавной и изящной, как у его матери. Удивительные вещи происходят на белом свете! Лорд Равенскар в волнении вышел на террасу.
Разве можно было представить себе подобное? Разве можно было мечтать о такой удаче? Он женился на особе, которую все посчитали самой отвратительной и мерзкой женщиной в Лондоне. Но это оказалась не подзаборная проститутка, а дочь его любимого командира. К тому же, и это крайне важно, обнаружилось, что она незаурядно красива, причем ее красота какая-то неповторимая, удивительная.
Он еще более утвердился в своем мнении во время обеда. Они много разговаривали, в основном о политике, что было для него большой неожиданностью, и в этих вопросах Ромара проявила удивительную осведомленность. Ее отец, рассказала она, всегда внимательно следил за развитием событий в стране и мире.
Когда он был болен, она читана ему вспух газеты, а потом они обсуждали новости, обменивались мнениями, причем отец настаивай, чтобы дочь высказывала свои взгляды на все политические проблемы, даже если они в корне отличались от его собственных.
Незаметно для себя лорд Равенскар рассказал не только о том, что происходило в парламенте (кстати, про это Ромара могла сама прочитать в газетах), но и про некоторые неофициальные встречи и беседы, в которых он сам принимал участие, и те истории, которые поведали ему друзья, например, граф Спенсер, недавно ставший министром внутренних дел.
Ромара внимательно слушала, задавала вопросы, делала весьма разумные замечания. Время пролетело незаметно для обоих. Оказалось, что они просидели за обедом почти два часа.
— Я совсем вас заговорила и отвлекла от важных дел, — извиняющимся тоном проговорила Ромара, поднимаясь из-за стола. — Простите, но вы так интересно рассказываете. Мне давно хотелось узнать то, о чем не пишут в газетных отчетах.
Аталия никогда не интересовалась политикой, мелькнуло в голове лорда Равенскара, впрочем, если уж быть до конца откровенным, она даже не пыталась делать вид, что ее волнует хоть что-нибудь на свете, кроме собственной персоны.
— Чем вы намерены заняться сегодня днем? — поинтересовался он.
— Хотела навестить Вестонов, — просто ответила Ромара.
На лице лорда Равенскара отразилось непонимание, и она быстро пояснила:
— Мистер Эркрайт сказал мне, что миссис Вестон заболела. Я собиралась отнести ей немного супа и цветы.
Она умолкла со смущенным и растерянным видом, а потом добавила:
— Мне кажется, на самом деле, она просто очень хочет меня видеть. Лорд Равенскар засмеялся.
— Нисколько не сомневаюсь, все арендаторы сгорают от любопытства.
— Но я ведь не могла никуда выезжать, пока не прошли все синяки на лице, — проговорила Ромара. — Надеюсь, что со временем я смогу познакомиться со всеми… если вы не станете возражать.
Она с тревогой посмотрела на него, будто ожидала услышать раздраженное: «Ни к чему все это! Незачем забивать себе голову глупостями и искать расположения моих арендаторов». По ничего подобного она не услышала. Лорд Равенскар спокойно сказал:
— Уверен, вы все делаете правильно. На вас можно положиться.
Глаза Ромары заблестели от неожиданной похвалы.
— Вчера я была в гостях у одного фермера. Его жена рассказывала удивительные истории про вашу матушку. Она, должно быть, была замечательным и душевным человеком. Ее все любили.
— И она тоже любила всех вокруг, — с улыбкой ответил лорд Равенскар.
Ромара вышла из столовой и направилась в гостиную.
Она совсем не похожа на тех женщин, которые раньше приезжали с ним в Равен-Хаус, подумал лорд Равенскар, не похожа она и на тех, с какими он был знаком в Лондоне, Ромара была совсем другой, и она прекрасно вписалась в жизнь этого дома и поместья, оказалась своей.
Дом принял ее.
— Давайте сделаем по-другому.
Пусть суп захватит кто-нибудь из слуг, тогда мы сможем вместе доехать до фермы верхом. Я и сам с удовольствием повидаюсь с Вестоном. Порасспрошу его о планах на будущий год, о том, чем он собирается засеивать свои поля. Джордж Спенсер уверен, что стране нужен запас зерна, что сейчас надо производить как можно больше продуктов, потому что мы на пороге войны.
— Но ведь она не будет долгой? — спросила Ромара. Потом слегка вздохнула и сама себе ответила: — Сейчас ни у кого нет достаточно сил, чтобы разбить Наполеона.
— В конце концов мы победим его, — уверенно заявил лорд Равенскар, — но это будет нелегко, и победа не будет быстрой.
— Страшно подумать, сколько убитых там, на континенте, сколько обездоленных, разоренных, измученных войной.
— Да, война всегда приносит страдания.
Ромара ничего не ответила. Просто постаралась сменить тему разговора.
— Мне, наверное, надо пойти переодеться, раз мы поедем верхом.
— Лошади будут готовы через полчаса, — ответил лорд Равенскар.
— Я соберусь гораздо раньше. Только сначала скажу Кэрил, куда мы отправляемся.
И она быстро взбежала по лестнице, взволнованная предстоящей поездкой.
Через полчаса они уже ехали через парк по направлению к ферме Вестонов. До нее было не
многим более двух миль. Глаза Ромары сияли, на губах играла улыбка. Вне всякого сомнения, поездка доставляла ей истинное удовольствие. Они пустили коней галопом, потом поехали медленно.
— Вы превосходно держитесь в седле! — заметил лорд Равенскар.
— Это самая приятная похвала!
— Но, конечно, этого следовало ожидать. Ведь вы все-таки дочь своего отца. Генерал всегда был знатоком лошадей и отличным наездником.
— Да, к тому же очень тщательно подбирал себе коней, — ответила Ромара, — так что у меня всегда были самые лучшие, чистокровные скакуны, даже когда я была совсем маленькой.
А потом с улыбкой добавила:
— То были прекрасные лошади, но они, конечно, не так хороши, как ваши. В ваших конюшнях я видела настоящие сокровища, у меня прямо дух захватило.
— Как-нибудь я покажу вам своих лучших рысаков, — пообещал лорд Равенскар. — Их сейчас в Ньюмаркете и в Эпсоме готовят к соревнованиям.
— Вот здорово! — обрадовалась Ромара. — А вы часто побеждали в скачках?
Так, дружески беседуя, они добрались до фермы. Лорд Равенскар с радостным удивлением отметил, как просто и естественно держалась Ромара, как легко и непринужденно разговаривала с фермером и его женой, которая очень плохо себя чувствовала и не вставала с кровати. Можно было подумать, что она знакома с ними давным-давно. Так обычно вела себя его мать.
Когда они собрались уходить, миссис Вестон тронула лорда Равенскара за руку и сказала:
— Спасибо вам, ваша светлость, за доброту и внимание! Да благословит вас Господь! А уж мы-то так рады за вас. Как только увидели вашу красавицу жену, так лишний раз убедились, какой вы счастливчик. На матушку вашу она похожа, даже удивительно! И голос, и слова ласковые, и добрая такая же. Смотрю на вас обоих, не нарадуюсь!
— Благодарю вас, миссис Вестон, — тепло проговорил лорд Равенскар. Он знал эту женщину очень давно, с тех пор как был совсем маленьким мальчиком. Потом ему пришла в голову мысль, что вряд ли Аталия или любая другая его знакомая смогли бы так очаровать эту старую крестьянку.
Дома их встретил мистер Эркрайт.
Ему срочно надо было решить многочисленные неотложные вопросы, касающиеся поместья, хозяйства, владений, Словом, дел было невпроворот, и Ромара тихонько исчезла, оставив мужчин одних.
С лордом Равенскаром они не встречались до самого ужина. Он переодевался к столу у себя в комнате, когда вспомнил, что приехал сюда, чтобы поговорить с Ромарой об их будущем. Но теперь, собственно, и говорить было не о чем. Во всяком случае, ему так показалось. Она прекрасно устроилась в Равен-Хаусе, приняла этот образ жизни. Пожалуй, не стоит торопиться и строить новые планы. Пусть все пока остается так, как есть.
Пока слуга помогал ему одеваться, он обдумывал предстоящий вечер, вспомнил парочку интересных политических анекдотов. Эти истории наверняка понравятся Ромаре, подумал он, и повеселят ее.
Девушка уже ждала его в гостиной. Она была одета в красивое и, как он заметил опытным взглядом, несомненно, дорогое платье.
Должно быть, она догадалась, о чем он думает, потому что, слегка покраснев, объяснила:
— Вы, наверное, считаете… странным, что я не ношу траур по папе. Просто мне показалось, что это может расстроить Кэрил, потому я надела ее платье. Мне не хотелось посылать домой за моей одеждой.
— Думаю, это вполне разумно, — согласился лорд Равенскар, — но ведь вам нужны свои вещи, поэтому вы должны купить себе все, что необходимо. Как раз об этом я и собирался поговорить с вами сегодня вечером.
— У меня есть… деньги, — быстро сказала Ромара, — папа завещал мне все, что у него было.
Правда, там не слишком много… Он всегда говорил, что солдаты не умеют накапливать состояние.
Она помолчала немного, затем продолжала:
— По он ничего не оставил Кэрил, потому что был ужасно сердит на нее за тот побег с сэром Харвеем.
Ромара смотрела на лорда Равенскара с некоторым волнением, словно боялась рассердить его этим разговором. Потом с усилием закончила:
— Я хочу… если вы не возражаете… отдать Кэрил половину… того, что мне досталось по наследству от папы.
Она с волнением ждала ответа, ведь по закону муж имел право на все ее имущество, и наверняка он уже проконсультировался с юристами.
— Вот что, Ромара, выслушайте меня, пожалуйста, внимательно, — ответил он. — Все средства, которые оставил вам отец, ваши. И вы можете делать с ними все, что захотите, раз уж вас интересует мое мнение. Как моя жена, вы будете получать соответствующее содержание на одежду и все дальнейшие расходы.
— Нет… пожалуйста… вы не должны этого делать, — запротестовала Ромара.
— Почему? — удивился лорд Равенскар.
— Вы были так добры со мной… так помогли Кэрил… я просто не могу принять от вас что-либо еще…
— Что за глупости, — резко возразил он, — конечно, у вас должны быть деньги. Это один из вопросов, которые нам надо уладить.
Ромара внимательно смотрела на него, словно пыталась разглядеть причину для подобного великодушия. Потом тихо сказала:
— Наверное, теперь, когда Кэрил достаточно окрепла, нам следует… отправиться домой, в Хантингдоншир?
— Я так не считаю и не хочу, чтобы вы делали что-либо в этом роде, — решительно ответил он и сам удивился своей уверенности.
Они обедали вдвоем, потому что доктор еще не разрешал Кэрил спускаться вниз.
— Мне казалось, что Кэрил захочет повидаться с вами и нарушит этот запрет, — сказала Ромара, — но все-таки она не решилась, наверное, просто стесняется.
— Стесняется? По почему? — удивился лорд Равенскар.
— Ей стыдно за тот переполох, что поднялся здесь, как только мы приехали, за преждевременные роды, за те хлопоты и беспокойство, которые она причинила.
— Лично меня это нисколько не побеспокоило, — заметил лорд Равенскар.
Тон его показался Ромаре настолько забавным, что она, не удержавшись, рассмеялась и сказала:
— Она боялась, что перепугала всех ваших домочадцев, появившись здесь таким странным образом. А на самом деле получилось так, что все обитатели вашего дома просто без ума от маленького Александра. И я даже думаю, что если он будет жить здесь, то станет крайне избалованным ребенком.
— Он может оставаться здесь столько, сколько вы сами того захотите, — ответил лорд Равенскар, — и его мать тоже.
— Вы очень добры… я просто не знаю, что сказать… — растерянно пробормотана Ромара.
— Ну хорошо, предоставьте все мне, — предложил лорд Равенскар. — Наверняка в вашем доме решения принимал ваш отец. Здесь этим буду заниматься я.
— А вы уверены… Вы на самом деле хотите, чтобы… мы остались?
От внимания лорда Равенскара не укрылась небольшая пауза перед словом «мы», она явно собиралась сначала произнести «я».
— Когда закончится сезон и принц отправится в Брайтон, я вернусь сюда, — мягко заговорил он, — и тогда у нас будет очень много времени, Ромара, чтобы поговорить обо всем, о моем и вашем будущем. А пока я убедился, что вы обе здоровы и счастливо проводите здесь время. Поэтому, надеюсь, вы простите меня, если завтра утром я снова уеду в Лондон.
— Да, да, конечно, — быстро отозвалась она.
За обедом они разговаривали обо всем на свете. Ромара даже рассказала про свою мать, как одиноко и грустно ей было оставаться в Хантингдоншире с детьми, когда генерал уезжал по делам службы.
— Отец никогда не брал нас с собой, даже если полк не покидан пределы Англии, — рассказывала она, — хотя он очень любил мою мать, а она его просто боготворила.
— Наверное, вы всегда мечтали именно о таком муже, — задумчиво произнес лорд Равенскар.
— Военном? — переспросила Ромара.
— О человеке, который любил бы вас от всего сердца, — ответил он.
Она отвела взгляд, обдумывая его слова. Он рассматривал ее изящно очерченный профиль, маленький прямой носик и думал, как хорошо, что кулак сэра Харвея не разрушил этой тонкой красоты.
— Мне кажется… выйти замуж за… горячо любимого и любящего человека… мечтает каждая женщина, — наконец произнесла Ромара.
— А ваши надежды и ожидания оказались обмануты, — заключил лорд Равенскар.
— То же самое можно сказать и про вас, — ответила Ромара, не желая обсуждать свои собственные проблемы и страдания. — Возможно, во всем, что случилось, есть… ваша вина. Ведь если вы не могли жениться на девушке… которую на самом деле любите, то ни в коем случае нельзя было связываться с первой встречной незнакомкой и осложнять себе жизнь.
— Знаете, только сегодня я подумал, как мне на самом деле повезло, — воскликнул лорд Равенскар. — Ведь этой первой встречной могли оказаться не вы, а совсем другая женщина. И вот тогда та глупая вспышка действительно могла бы поломать всю мою жизнь.
Ромара задумалась над этими словами.
Почти все свечи в комнате были погашены. Горели лишь те, что стояли в серебряном подсвечнике на столе. Казалось, что два человека, мужчина и женщина, отрезаны от всего мира одни на маленьком островке света, окруженном со всех сторон океаном тьмы. В этом зыбком волшебном свете Ромара оказалась еще красивее, чем днем.
Несколько минут прошло в полной тишине. Наконец она подняла глаза.
— Мне очень приятно слышать ваши слова, — произнесла она, — и в то же время я… готова все сделать… что вы пожелаете: уехать отсюда или, напротив, остаться… Л постараюсь ничем не обременять вас и не связывать. А если это возможно, то я готова освободить вас от всех обязательств.
— Это невозможно, — ответил лорд Равенскар, — мы с вами женаты, вся церемония была совершена по закону, и Джошуа Мидинг наверняка уже зарегистрировал наш брак.
— Неужели ничего нельзя сделать? Должно же быть какое-то обстоятельство, какая-то зацепка!
— А вы беспокоитесь о себе или обо мне? — неожиданно поинтересовался лорд Равенскар.
— Я думала о вас, — смутившись, ответила Ромара, и он не сомневался в правдивости ее слов. — Вы столько можете дать своей жене… Я говорю не только о богатстве и связях… У вас необыкновенный ум… и вообще вы удивительный человек.
— Пожалуй, вы несколько преувеличиваете мои достоинства.
— Нет, я говорю вполне серьезно, — возразила Ромара. — Мне кажется, раз вы так сильно отличаетесь от подавляющего большинства мужчин, то никогда не собирались жениться по расчету, ради денег, земельных владений и тому подобного. Не сочтите мои слова за дерзость, но я думаю… что вы до сих пор не были женаты лишь по одной простой причине: вы никого по-настоящему не любили.
Лорд Равенскар вспомнил Аталию, вспомнил свою безумную страсть к ней, пылкое обожание и то, что это была первая женщина, которую он захотел назвать своей женой.
— Это верно, — ответил он, — но теперь я понимаю, что такой любви на самом деле нет! Все это пустые и наивные мечты, и место им в романах и стихах.
— Зачем вы так говорите?! — воскликнула Ромара. — Если душа ваша очерствеет, а сердце ожесточится, вы перестанете быть собой!
— А разве это имеет какое-нибудь значение? — печально спросил лорд Равенскар.
— Конечно! — пылко откликнулась она. — Как можно позволять недостойному человеку, который и мизинца вашего не стоит, ломать вашу жизнь?!
— Недостойному? — тихо повторил он. — А что вы знаете про женщину, на которой я собирался жениться?
Ромара залилась краской смущения.
— Ну, говорите же! Я хочу знать! — настаивал он.
— Вы можете подумать, что с моей стороны это было не слишком вежливо и что я не проявила должного хорошего воспитания и благородных манер, — негромко произнесла Ромара, — но миссис Феллоуз, которая знает вас чуть ли не с пеленок, много рассказывала и рассказывает мне… про вас.
— И, конечно, про Аталию Брей, — добавил лорд Равенскар.
Сам не зная почему, он хотел выведать у Ромары все, что ей стало известно про женщину, которая стала виновницей их весьма своеобразного брака.
— Наверное, мне не следовало проявлять такого интереса к ней, — в смущении продолжала Ромара, — но мое любопытство оказалось слишком сильным.
— И что же вы узнали?
— Миссис Феллоуз сказала, что она… очень красивая, самая красивая женщина, какую она когда-либо видела.
— И это все?
— Другие слова могут вам не понравиться.
— Не важно! Что бы там ни было, я желаю знать! — требовательно произнес лорд Равенскар.
— Она… слышала разговоры слуг, да и сама знала кое-что о мисс Брей… Б общем, она считает, что эта женщина вам не подходит, что она не способна стать достойной женой для вас.
Лорд Равенскар промолчал, и Ромара поспешно добавила:
— Прошу вас, не сердитесь на миссис Феллоуз. Не надо мне было говорить про все это… По она любит вас с искренней преданностью и уверена, что вы — самый замечательный человек, который когда-либо ступал по этой земле!
Лорд Равенскар удивился:
— Думаю, вы сильно преувеличиваете.
Ромара покачала головой:
— Все слуги здесь, в Равен-Хаусе, любят вас, вы выросли у них на глазах, и они знают, что в некотором смысле… вы так же преданы им, как и они вам. Поэтому в этом доме царит такое тепло и счастье.
Лорд Равенскар вздохнул:
— Так было при жизни моей матери, но теперь…
— Мне кажется, вам лишь надо вернуться и жить здесь, — убежденно сказала Ромара, — с порядочной и достойной вас женщиной.
— Значит, миссис Феллоуз и все остальные не считают Аталию Брей порядочной женщиной?
— Лучше мне не отвечать на этот вопрос.
— Но я прошу вас, даже настаиваю, — твердо повторил лорд Равенскар. — Вы уже очень много сказани, и теперь нельзя отступать. Скажите мне правду, Ромара, я должен знать все. Это поможет мне не терять голову в будущем.
Он решил во что бы то ни стало добиться ответа на свой вопрос, и Ромара, поколебавшись несколько мгновений, наконец тихо заговорила:
— Миссис Феллоуз и другие тоже… словом, те, кому довелось встречаться с мисс Брей, считают ее самовлюбленной и эгоистичной особой. К тому же она безобразно груба со слугами… когда этого никто не может увидеть. По правде говоря… раз вы так настаиваете… они ее ненавидят!
Лорд Равенскар чрезвычайно удивился. Ему никогда даже не приходило в голову, что слуги, которые появлялись рядом лишь тогда, когда он этого хотел, могли испытывать какие-либо чувства, а тем более такие сильные, к своему хозяину. Потом он подумал, что всегда был окружен уютом, удобствами, заботой. Рядом были люди, которым во всем можно доверять. И все потому, что всех слуг в свое время выбрала и обучила его мать, и до сих пор жизнь в доме идет согласно когда-то заведенным ею правилам. Внезапно его поразила мысль, что если старые слуги умрут, трудно будет найти им замену.
— Простите меня… за такую дерзость, но ведь вы сами настаивали.
— Вы были откровенны со мной, Ромара, — задумчиво ответил лорд Равенскар. — Надеюсь, что так будет всегда. Самые ненавистные для меня люди — это лжецы и предатели.
— Я с вами полностью согласна, — сказала Ромара, — и обещаю, что никогда не буду вас обманывать. Но должна вам сказать, что не всегда следует добиваться правды. Моя няня, бывало, говорила: «Меньше знаешь — лучше спишь».
Лорд Равенскар весело рассмеялся. Потом, словно эта мысль впервые пришла ему в голову, спросил:
— А кстати, Эркрайт нашел няньку для малыша?
— Далеко искать не пришлось, — улыбнулась Ромара. — Младшая сестра миссис Феллоуз сразу после его рождения вернулась сюда. А она женщина опытная, всю жизнь проработала с детьми то в одном доме, то в другом.
— Вернулась? — не понял лорд Равенскар.
— Она была еще вашей няней, когда вы были совсем крохой и лежали в колыбели.
Они поднялись из-за стопа и перешли в гостиную.
— Хотите портвейна? — спросила Ромара.
— Мне не следует много пить, — ответил лорд Равенскар. — Из-за этой привычки у меня и так слишком много проблем.
— Мудрое решение, — заметила она и довольно хитро посмотрела на него, будто удивившись такой трогательной заботе, которую лорд Равенскар неожиданно проявил о себе.
Незаметно подкрался вечер, стемнело. Слуги зажгли все свечи, но не опустили шторы. Створки высокого окна, выходящего на террасу были открыты. Ромара вышла на воздух, чтобы проводить ярко-розовый сияющий шар заходящего солнца.
— Как здесь красиво! — восхищенно проговорила она. — Я и не представляла, что дом может быть таким прекрасным!
— Рад, что вам здесь нравится, — ответил лорд Равенскар. — Теперь это и ваш дом.
Это была не пустая фраза потому что он уже решил, что ему делать. Ромара его законная жена. Никаких попыток расторгнуть брак с его стороны не будет. И жить они станут вместе.
Ромара серьезно и внимательно посмотрела на него, словно услышала эти мысли.
— Продолжайте делать все то, что уже делаете, — говорил он. — Познакомьтесь со здешними жителями: фермерами, арендаторами, словом, всеми, кто так или иначе связан с поместьем. Когда ваша сестра достаточно окрепнет, то мы с вами вместе обсудим, как ей жить дальше, Но вы должны твердо знать: она всегда будет желанной гостьей в этом доме.
Ромара протянула руку, будто хотела дотронуться до него, но так и не решилась, и сказала:
— Иногда ночью… я просыпаюсь в ужасе. Мне снится один и тот же страшный сон. Наверное, из-за того случая… из-за сэра Харвея. Мне кажется, что я вышла замуж не за вас, а за грубое и жестокое чудовище, похожее на него… а может, даже хуже.
— А вы уверены, что с вами это не произошло? — спросил лорд Равенскар, пряча улыбку.
От этих слов выражение лица Ромары мгновенно изменилось, разгладилась горестная складочка на лбу, в глазах зажглись озорные огоньки, и она ответила уже совершенно другим тоном:
— Вы еще спрашиваете! У меня было достаточно времени, чтобы понять: вы просто Синяя Борода, только умело замаскировавшийся. В подвалах прячете с дюжину надоевших и потому обезглавленных жен. А тех, у кого еще сохранилась голова на плечах, заперли на чердаке, словно в тюрьме.
— Значит, пока я не вернусь, у вас будет время исследовать все потайные уголки моего дома, — заметил лорд Равенскар.
— Мне надо сказать вам очень много, но… все это так трудно выразить словами, — смущенно пробормотала Ромара.
— Что именно? — попытался приободрить ее Равенскар.
— Я очень благодарна вам за все, что вы сделали для нас, и… готова исчезнуть… из вашей жизни… если вы того пожелаете.
— Вы же прекрасно знаете, что я ничего подобного не хочу! — довольно резко ответил лорд Равенскар. — Но в любом случае мы не сможем прожить так всю жизнь! Давайте реально смотреть на вещи, Ромара. И если уж так случилось, постараемся с честью пройти через эту трудную ситуацию. — Я сделаю все… как вы скажете.
— Интересно, надолго ли вам хватит такого смирения? — поинтересовался он.
Ромара поняла, что он просто-напросто дразнит ее.
— Не больше, чем вашего, — задорно парирована она.
— Да, вы правы, — с улыбкой ответил он.
— Пожалуй, мне пора идти, — сказала Ромара. — Насколько я знаю, вам еще надо будет поработать, ведь мистер Эркрайт приготовил для вас кипу различных документов и писем в библиотеке. Но надеюсь увидеться с вами за завтраком, до того как вы уедете в Лондон.
— Я буду очень огорчен, если вы не пожелаете мне спокойной ночи, — сказал лорд Равенскар.
— Тогда спокойной ночи, милорд. Ромара сделала реверанс. Он взял ее руку, поднес к своим губам и поцеловал, но не с той привычной небрежностью, с какой исполняют изрядно надоевшую обязанность. Его губы бережно прикоснулись к ее бархатистой нежной коже и на мгновение задержались. Он почувствовал, как она удивленно замерла, а потом, отняв руку, быстро спустилась по ступенькам в сад, и он остался один в гостиной.
Он вспомнил, что раньше мечтал привезти сюда Аталию. Ему казалось, что здесь, в старом доме, среди роскошных цветов и величественных вековых деревьев, ее красота заиграет во всем блеске. И что-то кольнуло в глубине его души. Этой мечте уже никогда не суждено сбыться.
Потом он подумал, какая нежная и маленькая ручка у Ромары. И как приятно было целовать ее.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Месть лорда Равенскара - Картленд Барбара

Разделы:
Примечание автораГлава 1Глава 2Глава 5Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7

Ваши комментарии
к роману Месть лорда Равенскара - Картленд Барбара



чудесная красивая сказка о любви чистой светлой как все романы этой писательницы
Месть лорда Равенскара - Картленд Барбаранаталия
10.07.2011, 18.17





Очень слащаво и наивно...Но даже рекомендуемо к прочтению в 14-16 лет
Месть лорда Равенскара - Картленд БарбараItis
22.07.2012, 21.12





очень хорошая и интересная книга.
Месть лорда Равенскара - Картленд Барбарагаяне из армении
27.07.2012, 18.34





Не верю в любовь гл. г.Согласна с Itis-
Месть лорда Равенскара - Картленд БарбараНика
27.07.2012, 20.59





Книга "Месть лорда Равенскара" одна из самых лучших книг, которых я прочитала за свою жизнь. ОЧЕНЬ СОВЕТУЮ
Месть лорда Равенскара - Картленд БарбараЕлизавета
15.07.2013, 17.52





Боооже,ну и ересь....
Месть лорда Равенскара - Картленд БарбараNatali
15.07.2013, 19.30





Нет в романе изюминки.Недодуман.
Месть лорда Равенскара - Картленд БарбараКрик
15.07.2013, 23.52





начала читать поверив комментарию елизаветы. И зря! в романе чего-то не хватает, последнюю страницу дочитать терпения уже не хватило.
Месть лорда Равенскара - Картленд Барбарамира
16.07.2013, 10.09





очень интересная книга советую всем прочитать ее
Месть лорда Равенскара - Картленд БарбараАнна
26.10.2013, 18.08





Роман не плохой, но вторая половина как-то скомкана.Понравилось, что главного злодея, который отравлял всем жизнь, без лишней сентиментальности пристрелили!
Месть лорда Равенскара - Картленд БарбараНадежда
6.11.2013, 15.59








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100