Читать онлайн Месть лорда Равенскара, автора - Картленд Барбара, Раздел - Глава 2 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Месть лорда Равенскара - Картленд Барбара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.77 (Голосов: 61)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Месть лорда Равенскара - Картленд Барбара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Месть лорда Равенскара - Картленд Барбара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Картленд Барбара

Месть лорда Равенскара

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 2



Лорд Равенскар почти закончил завтракать, когда в комнату с газетой в руках вошел виконт Гарсон.
— Доброе утро, Энтони! — поздоровался хозяин, дома.
— Вот свежий номер «Газетт», — возбужденно проговорил виконт. — Сегодня у всех твоих друзей и знакомых глаза на лоб полезут от удивления, Лорд Равенскар ничего не ответил. Лишь налил себе еще одну чашку кофе.
— Надеюсь, ты готов выдержать шквал сплетен и вопросов и поедешь со мной на прогулку верхом в парк?
По лицу лорда Равенскара пробежала тень, и он отрывисто сказал:
— Я затеян эту историю, мне ее и расхлебывать. Чего бы это мне ни стоило.
— Жаль только, — заметил виконт, — что мы не сможем увидеть, как Аталия прочитает сообщение о твоей свадьбе.
И опять лорд Равенскар не ответил ни слова, он просто взял с большого блюда кусочек телятины, запеченной с грибами.
Виконт взглянул на него, затем спросил:
— Она все еще без сознания?
— Да, похоже, — ответил лорд Равенскар. — Сэр Уильям говорит, что у нее сильнейшее сотрясение мозга.
— Должно быть, она получила его, когда ударилась головой о тротуар, — задумчиво проговорил виконт. — Ступеньки у дома Уичболда довольно крутые, а если он еще и столкнул ее вниз, как ты рассказал, то это было. несомненно, очень опасное падение.
— Весь мир — сплошная опасность, — сказал лорд Равенскар, — но что бы эта женщина ни сделала, Уичболд — свинья, грязная скотина. Впрочем, он всегда был таким.
— Больше ничего о ней узнать не удалось? — спросил виконт.
— Я прочитал письмо, которое нашли в ее сумке, — ответил Трент. Виконт сначала не понял, потом догадался:
— Ах да, то самое, из которого мы узнали ее имя!
— Письмо написано некой Кэрил, — продолжал рассказывать лорд Равенскар. — Она умоляет Ромару немедленно приехать. Похоже, она попала в затруднительное положение.
— Очень может быть, особенно если в этом замешан Уичболд, — заметил виконт, — но, наверное, эта женщина, Ромара, сможет объяснить нам, в чем дело, когда придет в себя.
— Лично мне от этого легче не станет. — заявил лорд Равенскар и отодвинул от себя тарелку. Потом .он поднялся из-за стола и принялся ходить по комнате. — Я никого не виню в случившемся, хотя очень жаль, что все мы были в таком невменяемом состоянии и ни один из нас не мог рассуждать здраво.
— Да, да, ты совершенно прав, — согласился виконт. — но я так разъярился! Эта негодница Аталия обошлась с тобой просто бесчестно и подло. Я всегда подозревал, что она авантюристка.
Лорд Равенскар, стоявший спиной к камину, искренне удивился:
— Неужели?
— Она сумела добиться благосклонности общества, ее везде принимают, — пояснил виконт. — Конечно, она достаточно красива и заслуживает того, чтобы блистать в свете. По в то же время я никогда не хотел бы, чтобы пьянчужки с Сент-Джеймс так же трепали языками о моей сестре.
— Среди этих пьянчуг оказались и мы, — отрывисто произнес лорд Равенскар, — и особенно хорош я!
— Ну, ты не единственный мужчина, которого свела с ума женская красота, — попытался успокоить друга виконт.
— Н-да, и, к сожалению, не буду последним из глупцов, которые теряют голову из-за хорошенькой мордашки, — с горечью согласился Трент.
Виконт вздохнул.
— Ну хорошо, если ты все еще желаешь поставить Аталию на место, нам пора ехать в парк. Можешь не сомневаться, тебя засыплют вопросами про твою молодую жену — кто она такая и почему появилась в твоей жизни так внезапно.
— Правду им знать не стоит, да я и не смогу рассказать, как все было, — с болью произнес лорд Равенскар. Он задумался на несколько мгновений, потом продолжил: — Знаешь, Энтони, лучше всего будет сделать так. Давай скажем, что я знаю Ромару с детства и что она моя детская любовь. Тогда все будет выглядеть очень правдоподобно.
— Отлично! Я знал, что ты придумаешь что-нибудь умное, — восхищенно воскликнул виконт.
Он повернулся на каблуках и направился к двери, но на полпути вдруг остановился и произнес уже совершенно иным тоном:
— Мне очень жаль, что так подучилось, Трент. В самом деле. Если бы я хоть чуточку соображал, то обязательно остановил бы тебя. Или по крайней мере уговорил бы подождать до утра, чтобы мы все немного остыли.
— Вчера! Сегодня! Завтра! Какая разница! Я собирался дать Аталии хороший урок, — сердито сказал лорд Равенскар, — и добился своего. Пусть даже таким способом.
— Ну что ж. будь по-твоему, — согласился виконт.
Они вместе вышли из комнаты, прошли через мраморный холл и вышли на улицу. Оседланные лошади уже ждали их.
«Все-таки хорошо, что Трент не попал в сети этой коварной и хитрой интриганке», — подумал виконт. Эта мысль пришла ему в голову не потому, что он не слишком доверял Аталии, и не потому, что она довольно прохладно отнеслась к нему с самого первого дня их знакомства. Дело было в том, что виконт с чувством искренней дружбы относился к Тренту Равенскару и не желал допустить брака, который мог принести его другу одни лишь несчастья.
Пюбовь, как известно, слепа. Поэтому лорд Равенскар даже не предполагал, что Аталия, его обожаемая Аталия, только что горячо заверявшая его в своей любви, без устали флиртовала с его же друзьями, стремясь пленить всякого мужчину, попавшего в поле ее зрения. Она принадлежала к тому типу женщин, думал виконт, которым недостаточно одного мужчины в жизни, ей необходимо окружать себя многочисленными поклонниками, и она будет завоевывать себе все новых и новых.
Но уберечь лорда Равенскара от Аталии — это одно, а связать его узами брака с самой уродливой женщиной Лондона — совсем другое. Виконт был в ужасе от случившегося в тот злополучный вечер. В попытках найти хоть какой-нибудь выход, он напряженно раздумывал, истязая свой мозг непосильной задачей и прикидывая так и этак, но не мог придумать никакого решения. Спасти друга из этого затруднительного положения не предвиделось ни малейшей возможности.
Вчера утром, сразу как только он пришел в себя и смог подняться на ноги, виконт отправился к достопочтенному Джошуа Мидингу. Он хотел узнать, считается ли законной церемония, проведенная столь невероятным образом. Джошуа успел протрезветь после ночных возлияний, но пребывал в отвратительном расположении духа: уж очень болела голова. Поэтому его чрезвычайно оскорбило само предположение, что он мог совершить что-либо незаконное.
— Естественно, я должен буду зарегистрировать брак только сегодня, — холодно заявил он, — но вся церемония была проведена совершенно законным образом, и отменить этот брак может только специальный акт парламента.
— Это точно? — с сомнением спросил виконт.
Так и не поверив своему приятелю Джошуа, виконт навел кое-какие справки и узнал следующее. Согласно акту от 1754 года каждый брак должен быть зарегистрирован сразу же после совершения обряда. Но даже без регистрации он считается вполне законным, если церемония совершается духовным лицом, наделенным соответствующими полномочиями.
— Что ж, постараемся выполнить эту весьма неприятную работу наилучшим образом, — печально сказал себе виконт Гарсон. — Если уж никак нельзя скрыть это событие, то остается выставить его напоказ, может, даже шокировать все общество, раз Трент, так решил.
В итоге в лондонской «Газетт» появилось объявление, в котором сообщалось о бракосочетании, которое было «тихим и скромным в связи с трауром». Это пояснение придумал виконт. К тому же оно было чистой правдой: еще вечером виконт обратил внимание, что Ромара одета в черное платье, а плащ и шляпка, которые принесли с улицы вместе с сумкой девушки, тоже были черного цвета. Ми один человек, подумал виконт, не станет рядиться в столь мрачные одежды, если только для этого нет веской причины. Этот брак и так вызовет массу слухов и сплетен, так что надо постараться дать всему правдоподобное объяснение.
И все же виконт знал, что, как только он и лорд Равенскар появятся в парке верхом на горячих скакунах, которые всегда были предметом зависти всех знакомых, ничто не сможет облегчить тяжелое и неприятное положение его друга.


Ромара слабо пошевелилась и попыталась открыть глаза, но ей мешала повязка, наложенная на один глаз. Женщина, что сидела у окна и шила, услышала ее движение и быстро подошла к кровати.
— Миледи, вы очнулись? Вы слышите меня?
Хоть губы и не слушались и попытка заговорить причиняла мучительную боль, Ромара, собравшись с духом, все-таки выговорила:
— Где… я?
— Вы, миледи, ничего сейчас не говорите, — быстро отозвалась женщина, — лучше попробуйте выпить вот это лекарство. Врач прописал его специально для вас.
Она налила из бутылочки в ложку какую-то жидкость и осторожно поднесла ее к губам Ромары. Как бы аккуратно и бережно сиделка ни сделала это, ложка, коснувшаяся разбитых губ Ромары, заставила девушку вздрогнуть от боли. Она все же сумела превозмочь ее и проглотить сладкую тягучую жидкость. Ком в горле тут же прошел, и она внимательно вгляделась в склонившуюся над ней женщину. «Кажется, я раньше никогда ее не видела», — подумала она.
— Где… я? — с огромным усилием повторила она свой вопрос.
— Ваша светлость теперь в полной безопасности и в хороших руках, — успокоила Ромару женщина. — Ми о чем не волнуйтесь и постарайтесь уснуть, миледи. А когда вы проснетесь в следующий раз, я вам все расскажу.
То ли Ромара и в самом деле устала, то ли лекарство было сильнодействующим успокоительным, но она вдруг ощутила, как тысячи вопросов роем закружились у нее в голове, легким звоном отозвались в ушах, и все вокруг показалось ей туманным и зыбким. Она послушно закрыла единственный глаз, которым могла смотреть на мир, и погрузилась в целительный сон.


В следующий раз она проснулась, видимо, глубокой ночью. Шторы на окнах были опущены, и возле кровати горела прикрытая экраном свеча. Несмотря на слабый свет, не позволявший разглядеть обстановку как следует, Ромара поняла, что в этой комнате она никогда раньше не бывала. Помещение было обставлено с восхитительной роскошью и выглядело гораздо более внушительно, чем ее скромная спальня в отцовском доме.
Но если она не дома, то где? Она почувствовала, что находится здесь не одна, и тут же увидела в кресле перед камином женщину, но не ту, что подходила раньше. Эта выглядела моложе и была одета, как горничная. Она спала, откинувшись в кресле, и Ромара была рада, что ей не придется сейчас ни с кем разговаривать.
«Что же все-таки случилось?» — попыталась она припомнить. Почему она находится здесь, в каком-то чужом доме? И что у нее с лицом?
Потом плотный туман в ее сознании начал потихоньку рассеиваться, и она кое-что вспомнила…
Вспомнила, как по просьбе сестры она приехала на Керзон-стрит, поговорила с Кэрил и узнала, что та ждет ребенка. Потом перед ее мысленным взором встало злобное лицо сэра Харвея, и в памяти ее всплыли звуки пощечин, с которыми он набросился на Кэрил. Теперь она отчетливо вспомнила, как сестра упала от ударов, и вновь услышала проклятия, которыми он разразился.
«Теперь понятно, почему у меня перевязано лицо, — догадалась Ромара. — Он и меня ударил! Невероятно, невозможно, непостижимо! Сэр Харвей Уичболд избил меня!»
Но кроме этого, она ничего не помнила. Дальнейшее было покрыто сплошной мглой, которую прорезывала непрерывная, мучительная боль.
«Наверное, я в доме у Кэрил», — предположила Ромара. Ей захотелось немедленно повидаться с сестрой, но внезапная мысль — а вдруг сэр Харвей опять станет бить ее? — заставила Ромару сжаться от страха.
Вспухшие губы были совершенно непослушными и сильно болели. Она вытащила руку из-под одеяла, и поднесла к лицу. Щека тоже была поранена и заклеена пластырем.
«Если он сотворил такое со мной, то что же этот негодяй сделал с Кэрил?» — с ужасом и тревогой подумала Ромара.
Надо сейчас же идти к сестре, разыскать ее немедленно, защитить! По она не в состоянии была даже подняться с кровати. Голова кружилась и нестерпимо болела. Казалось, на ней не осталось ни единого живого места.
«Я должна как можно быстрее поправиться», — решила Ромара и опять впала в забытье.


— Но поймите, мне надо, я должна подняться на ноги! — настаивала Ромара.
Сэр Уильям Пайтон, домашний врач лорда Равенскара, смотрел на нее с состраданием.
— Вы слишком торопитесь, — возразил он, — вам еще нельзя вставать, у вас было сильное сотрясение мозга. Вы лежали без сознания целых три дня!
— Три дня? — воскликнула Ромара. — Не может быть!
— Вы очень сильно ударились головой, — объяснил доктор, — я думаю, о тротуар.
На лице Ромары отразилось изумление, и сэр Уильям поспешно добавил:
— Сейчас об этом уже не стоит волноваться. Нежите себе спокойно, старайтесь побольше спать. Завтра я опять к вам зайду.
Он вышел из комнаты и долго еще о чем-то тихо говорил в коридоре с женщиной, которую звали миссис Феллоуз.
Через некоторое время миссис Феллоуз вернулась в комнату и подошла к Ромаре.
— Вы чего-нибудь хотите, миледи? Сэр Уильям сказал, что вам надо как можно больше пить. Давайте, я налью вам лимонада.
— Да… спасибо, — с трудом выговорила Ромара.
Миссис Феллоуз умелым движением приподняла ее голову, и Ромара сделала несколько глотков из бокала. Сегодня губы уже не так болели.
Ромара снова откинулась на подушки и проговорила:
— Вы все время называете меня «миледи". Здесь какая-то ошибка. Меня зовут Ромара, мисс Ромара Шеддон.
Миссис Феллоуз покачала головой.
— Его светлость попросил, чтобы я сама сказала вашей светлости, если вы станете спрашивать, что теперь вы леди Равенскар.
Ромара уставилась на нее своим единственным глазом. Произошло какое-то недоразумение, подумала она. Наверное, эти люди приняли ее за какую-то другую женщину. Ее принесли в этот дом по ошибке.
— Меня зовут… Ромара Шелдон, — повторила она, — и я никогда… в жизни… не слышала про лорда Равенскара.
Миссис Феллоуз подвинула ступ поближе к кровати и села рядом.
— Как ваша светлость себя чувствует? Хватит ли у вас сил, чтобы выслушать всю правду? — спросила она.
— Да, конечно, — ответила Ромара, — мне уже гораздо лучше. Честно говоря, я собиралась встать с кровати, потому что мне надо сделать… одну очень важную вещь. По доктор мне не позволил.
— Вы должны все делать, как велит сэр Уильям, миледи, — отозвалась миссис Феллоуз, — он лечит самого принца Уэльского! Это самый опытный и умелый врач на свете!
У Ромары мелькнула мысль, что в таком случае его услуги очень дорого стоят. По вслух она сказала:
— Вы хотели сказать мне… правду о том, почему я здесь.
— Да, миледи. Понимаете, вот как все произошло… — начала миссис Феллоуз.
Она рассказана, немного смущаясь и сбиваясь, как друзья его светлости нашли ее лежащей на тротуаре возле соседнего дома. Они принесли ее сюда из-за пари, потому что пообещали разыскать невесту для лорда Равенскара, которого бросила красивая молодая женщина.
Миссис Феллоуз было отлично известно, что подвыпившие джентльмены во главе с виконтом Гарсоном искали самую безобразную женщину в Лондоне, но она не стала рассказывать об этом Ромаре.
Она лишь сказала, что его светлость задумал отомстить неверной подруге за то, что она подло его обманула. И решил жениться прежде, чем мисс Брей и маркиз Честер объявят о своей помолвке.
Ромара выслушала этот рассказ с ужасом.
— Вы хотите сказать, — еле слышно проговорила она в конце концов, — что я в самом деле… стала женой этого господина?
— Да, миледи.
У Ромары закружилась голова, на какой-то момент ей даже показалось, что ей все приснилось, что она бредит и эта история — лишь плод ее больного воображения. Но в голосе миссис Феллоуз звучала такая правдивость и искренность, что невозможно было ей не поверить. Столь почтенная особа никогда не станет выдумывать подобные небылицы.
— И лорд Равенскар попросил вас… рассказать мне… все это? — после непродолжительного молчания спросила она, запинаясь.
— Думаю, его светлость постеснялся сам сообщить вашей светлости эту невероятную историю, — миссис Феллоуз покачала головой. — Его светлость всегда был хоть и вспыльчивым, но все равно самым лучшим человеком на свете. Но если уж на него накатит, если он разбушуется, то его никто и ничто не остановит.
— Если разбушуется? — тихо переспросила Ромара.
— Это у них семейная черта, миледи, — объяснила миссис Феллоуз, — просто бич рода Равенскаров. Все они время от времени впадают в страшный гнев. Но раньше ничего подобного его светлость не вытворял. Честное слово!
— А мне-то что делать? Как быть? — словно испуганный, растерявшийся ребенок, чуть не плача спросила Ромара.
Миссис Феллоуз почувствовала прилив материнской нежности.
— Не беспокойтесь сейчас ни о чем, миледи, не мучайте себя понапрасну, — заговорила она, — все образуется, когда вы поправитесь. А его светлость обязательно что-нибудь придумает, не сомневайтесь, миледи.
— Вы сказали, что нас поженил… настоящий священник?
— Да, верно, миледи. Достопочтенный Джошуа Мидинг был посвящен в сан несколько лет назад. По своего прихода у него нет, да и ведет он себя не слишком благочестиво. Правда, наверное, говорить такие слова — большая дерзость с моей стороны.
Невероятная история! Бред какой-то! Словно она спит и видит кошмарный сон, думала Ромара. Если бы только можно было проснуться и убедиться, что все это лишь плод воображения, жестокая выдумка.
Потом ее мысли перенеслись к Кэрил. Каково сейчас бедняжке?! А что с ней сталось в тот вечер, когда сэр Харвей избил Ромару и столкнул с лестницы? Она помнила страшный крик сестры. Он звучал у нее в ушах до тех пор, пока она не потеряла сознания от боли.
Ромара протянула руку и дотронулась до миссис Феллоуз.
— Вы не могли бы… кое-что сделать для меня? — попросила она.
— Будьте уверены, миледи, я сделаю все, что в моих силах, — почтительно ответила миссис Феллоуз.
— Не могли бы вы выяснить, но только не привлекая лишнего внимания, все ли в порядке у дамы из дома по соседству. Главное, не говорите, что это интересует меня.
— У дамы из соседнего дома? — удивилась миссис Феллоуз.
— Да, из дома сэра Харвея Уичболда. Только постарайтесь сделать так, чтобы никто не догадался обо мне, особенно сэр Харвей. Он не должен знать, что я нахожусь здесь.
— Хорошо, миледи, я поговорю с мистером Хигнетом, камердинером его светлости, — пообещана миссис Феллоуз. — Дворецкий из соседнего дома его большой приятель, так что он без труда разузнает все, что вас интересует.
— Пожалуйста, сделайте это как можно скорее, — с мольбой сказала Ромара. — Мне очень надо знать, как себя чувствует та дама, здорова ли она.
Уже через два часа миссис Феллоуз пришла с новостями. Ромара поняла это сразу, как только женщина появилась на пороге комнаты.
— Хигнет все узнал, миледи, вам не о чем беспокоиться. Эта леди чувствует себя хорошо, за врачом не посылали.
«Это еще не значит, что у Кэрил все в порядке», — подумала Ромара, вспомнив, как жестоко обращался с ней сэр Харвей. С другой стороны, слуги всегда обо всем прекрасно осведомлены. И если они говорят, что сестра здорова, значит, она и в самом деле здорова, несмотря на отвратительное поведение господи на Уичболда. Казалось, миссис Феллоуз хочет еще о чем-то сказать.
— Что-то случилось? — спросила Ромара.
— Мистер Хигнет узнал, что эта дама не слишком счастлива, миледи. Она часто плачет, особенно когда сэра Харвея нет дома.
— Что бы там ни говорил сэр Уильям, мне обязательно надо подняться на ноги, — заявила Ромара слабым, но полным решимости голосом. — Если я буду лежать здесь без движения, то не скоро наберусь сил.
— Но ведь доктор не разрешил вам вставать, — запротестовала миссис Феллоуз.
— Ну и что, мне все равно, — упрямо отвечала Ромара. — Я хочу, чтобы вы помогли мне сегодня же подняться с кровати, миссис Феллоуз, чтобы до завтрашнего дня я достаточно окрепла. Тогда я смогу уговорить его позволить мне одеться и выйти из дома.
Ромара так настаивала, что миссис Феллоуз, хоть и с явной неохотой, все же помогла ей подняться с кровати. Девушка чувствовала ужасную слабость. Она и не подозревала, что дела ее так плохи. По эту немощь ей во что бы то ни стало надо преодолеть, ведь Кэрил без нее пропадет.
В сопровождении миссис Феллоуз Ромара смогла пройти через всю комнату и села отдохнуть на стуле возле окна. В зеркале на туалетном столике мелькнуло ее отражение. Она так испугалась сама себя, что невольно вскрикнула.
— Что вы, миледи, не надо так расстраиваться, — ласково и убеждающе заговорила миссис Феллоуз. — Конечно, лицо у вас сильно разбито. Но сэр Уильям говорит, что вам очень повезло, потому что вашей светлости не сломали нос и не выбили зубы.
— А ручное зеркальце у вас есть? — спросила Ромара.
— Конечно, вот здесь, лежит на этом туалетном столике. Он раньше принадлежал матушке его светлости, пока та была жива, — ответила миссис Феллоуз. — смотрю, у вас, миледи, с собой ничего нет, так что ее вещицы могут вам пригодиться.
Только сейчас Ромара вспомнила, что ее чемодан остался в соседнем доме, у Кэрил.
— Вы очень добры. Но у меня есть все свое.
— Тогда я пошлю за вашими вещами, миледи.
Ромара запнулась на мгновение, потом сказала:
— Па самом деле они в доме сэра Харвея, но я не хочу, чтобы он знал, где я нахожусь.
— Я понимаю, миледи, — ответила миссис Феллоуз, — и уверена, Хигнет сможет все устроить как надо.
— Благодарю вас, это было бы очень хорошо.
Сначала Ромара подумала, что надо бы написать Кэрил записочку, но потом решила, что, если, не дай Бог, это послание попадет в руки к сэру Харвею, он разъярится и измучает бедняжку Кэрил своей жестокостью. Ведь если он так скрывает ее ото всех своих знакомых, то уж наверняка не обрадуется, коли про Кэрил узнает лорд Равенскар. Да, господину Уичболду очень не понравится, что Ромара не только находится в соседнем доме, но и стала женой его хозяина. И тогда всю свою дикую злобу он сорвет на Кэрил.
«Я должна уберечь ее от неприятностей», — подумала Ромара.
Миссис Феллоуз с выражением сострадания подала ей зеркальце, Ромара взглянула на себя и ужаснулась. Ну и вид! С таким лицом ей вообще никогда нельзя будет показаться на людях! Б зеркале отражалось нечто невообразимо-неузнаваемое. Один глаз был почти невредим, но и он слегка припух. Ее аккуратный маленький носик превратился в огромную корявую картофелину. Кожа вокруг перевязанного глаза приобрела темно-фиолетовый, почти черный цвет. Губы распухли и стали безобразно огромными. Пол-лица было закрыто повязкой, пластырь прикрывал глубокую рану на щеке.
— Ужас какой! — у Ромары даже голос сел. Ей не верилось, что она видит в зеркале свое отражение.
— Это все пройдет, миледи, — поспешила успокоить ее миссис Феллоуз. — Сейчас уже гораздо лучше, чем было вначале. И каждый день опухоль становится все меньше и меньше.
Решительным движением Ромара положила зеркало.
Все это ерунда! Ей было не так уж важно, как она выглядит. Главное сейчас — помочь Кэрил!
Она немного помялась, но все-таки спросила:
— Как вы считаете… могу я поговорить… с лордом Равенскаром?
— Да, конечно, миледи, — тотчас откликнулась миссис Феллоуз. — Его светлость каждый день про вас спрашивал.
— Тогда помогите мне, пожалуйста, причесаться. И спросите у его светлости, сможет ли он уделить мне несколько минут.
Сказав это, она подумала, что на самом деле лично у нее нет никакого желания видеть этого господина. И он наверняка не слишком стремится увидеться со своей женой. Однако чувства, которые они оба могли питать друг к другу, не имели ровно никакого значения по сравнению с теми страданиями, что выпали на долю Кэрил. К тому же через пару месяцев у нее родится ребенок. А может быть, и раньше.
Миссис Феллоуз принесла Ромаре прелестное домашнее платье, отделанное венецианским кружевом. У Ромары никогда не было таких красивых нарядов.
Моги девушки она прикрыла накидкой из горностая, которая, по ее словам, тоже раньше принадлежала леди Равенскар, а потом привела в порядок волосы Ромары, которые выглядывали из-под повязки. Эта последняя процедура доставила девушке немыслимую, мучительную боль, ведь она сильно ударилась головой о тротуар и на затылке у нее была огромная шишка. Миссис Феллоуз старалась быть очень осторожной и, закончив работу, спросила:
— Мне сейчас сходить за его светлостью, миледи? Кажется, он еще дома.
— Пожалуйста, попросите его зайти ко мне, — ответила Ромара и смущенно добавила: — Только, пожалуйста… опустите шторы. У меня болят глаза… от такого яркого света.
Конечно, она прекрасно отдавала себе отчет в том, что это была лишь уловка, маленькая хитрость, которая вряд ли ей поможет. Ведь она видела свое отражение в зеркале и понимала, насколько ужасно выглядит. И если она сама была так шокирована собственным видом, то созерцание ее изуродованного лица незнакомому человеку, за которого она вышла замуж, и вовсе не доставит никакой радости.
Впрочем, сейчас не имел никакого значения ни ее внешний вид, ни то, что он об этом подумает, немного поразмыслив, решила она. Должно быть, он такой же мерзавец, как и сэр Харвей, если не хуже. Порядочный человек никогда не станет вести себя столь недостойным образом и не будет напиваться до потери всякого представления о приличиях.
Ромара, конечно же, слышала разные истории про безудержное пьянство и разгул, про то, как за карточным столом теряли целые состояния. Она знала, что такое поведение среди великосветской молодежи не считается позорным, а наоборот, даже поощряется самим принцем Уэльским. Всей Англии была известна история, как принц напился на собственной свадьбе и свалился в камин. По всей стране говорили, и это были не пустые сплетни газетчиков, что ближайшие друзья принца упиваются до полного бесчувствия и устраивают скандалы и безобразные драки. Ромара слышала истории про скачки с препятствиями, все участники которых , были выряжены в ночные сорочки, про нападения на караульных, про то, как взрослые люди выбрасывали тысячи фунтов на глупые, бессмысленные, ребяческие пари, потому что не могли найти лучшего применения собственным деньгам. По она никогда не слышала, чтобы кто-то женился на спор! И особенно это странно для человека, который не испытывает никакой нужды в деньгах.
Судя по обстановке в доме, по рассказам миссис Феллоуз, по большому количеству слуг, лорд Равенскар принадлежал как раз к таким беспутным повесам.
О таких людях ее отец всегда очень нелестно отзывался. И возможно, этот лорд Равенскар еще и развратник, каким генерал Шелдон считал сэра Харвея.
Если в нем сохранились хоть остатки совести, думала Ромара, она должна уговорить его помочь Кэрил. Ей просто больше не к кому обратиться.
С другой стороны, существовала еще одна опасность: вдруг человек, за которого она вышла замуж, не интересуется ничем, кроме собственных удовольствий и развлечений?
И что теперь делать ей, попавшей по его милости в такое, мягко говоря, затруднительное положение? Впрочем, с этим можно будет разобраться и потом. Сейчас надо срочно решить, что же делать с Кэрил, а все остальные проблемы до поры до времени выбросить из головы.
Потом Ромара подумала, что еще довольно рано и вряд ни лорд Равенскар успел напиться. К тому же миссис Феллоуз говорила, что у него сегодня неплохое настроение, по крайней мере он не взбешен.
Она старалась спокойно и здраво обдумать предстоящий разговор, следя, чтобы мысли были четкими и ясными. По сердце ее тревожно забилось, во рту пересохло и руки задрожали, когда после довольно продолжительного ожидания она услышала голоса за дверью своей комнаты.
Миссис Феллоуз отвечала на вопрос, заданный чьим-то низким мужским голосом.
Когда дверь открылась, Ромара задержала дыхание.
— Его светлость! — объявила миссис Феллоуз, и на пороге комнаты появился мужчина.
Ромара почему-то раньше даже не задумывалась над вопросом, каков из себя лорд Равенскар. Достаточно было ее уверенности в том, что это кутила, дебошир и распутник, скорее всего разодетый как петух и с вечно красным лицом, как у сэра Харвея. Еще хуже, если правы окажутся карикатуристы-газетчики, которые изображали принца Уэльского и его закадычных приятелей с отекшими перекошенными лицами, опухшими глазами, измятыми галстуками и выступающими вперед животами.
Но теперь, с первого взгляда на вошедшего в комнату Ромара поняла, что это совсем другой человек. Он был высоким, гораздо выше, чем она представляла, широкоплечим и, бесспорно, красивым мужчиной. Одет лорд Равенскар был безукоризненно, его высокий шейный платок и уголки воротника сорочки сияли белизной. Из жилетного кармана, поблескивая, спускалась изящного плетения цепочка от часов. Весь его вид говорил о достоинстве. Как учил Красавчик Бруммель, одежда должна быть частью человека, его второй кожей, и ни в коем случае не бросаться в глаза.
Лорд Равенскар прошел через комнату.
У Ромары не хватило духу смотреть на приближающегося к ней мужчину: она побоялась увидеть на его лице отвращение или удивление. В смятении она опустила глаза.
— Вы просили меня зайти к вам, — произнес лорд Равенскар.
— Д-да.
Даже это простое слово далось ей с трудом.
— Каждый день я справлялся, можно ли вас навестить, — продолжил молодой человек, — но сэр Уильям запретил беспокоить его пациентку.
— Мне очень нужно было… увидеться с вами, — проговорила Ромара прерывающимся, немного сиплым голосом. — Я хочу попросить вас… кое-что сделать для меня.
— Понимаю, — вежливо ответил лорд Равенскар, — и, конечно, должен извиниться перед вами.
— Нет, нет… пожалуйста, — прервала его речь Ромара и нетерпеливо повела рукой.
Лорд Равенскар, казалось, был очень удивлен ее поведением, но хранил молчание, поэтому она продолжала:
— Л не хочу пока говорить про себя. Мы можем обсудить это позже. Но сейчас мне очень нужна ваша помощь. Причем немедленно!
Норд Равенскар опустился на стул напротив Ромары.
— Конечно, я помогу вам, я сделаю все, что в моих силах, — сказал он, — но боюсь, что это довольно затруднительное положение…
— Не в этом дело, — снова перебила его Ромара, — речь идет… о моей сестре.
Темные брови лорда Равенскара просто поползли на лоб, словно ему показалось очень странным и любопытным такое беспокойство о делах сестры, когда в пору поставить весь мир с ног на голову из-за собственных проблем.
— О вашей сестре? — в недоумении переспросил он.
— Да, она живет в соседнем доме, у сэра Харвея Уичболда.
— Значит, вы приехали в гости к сестре, а он обошелся с вами таким ужасным образом?!
— Видите ли, он очень рассердился… потому что она вызвала
меня, прислав мне письмо, — объяснила Ромара, — а ему ничего… про это не сказала. И он… вытолкал меня из своего дома.
— Так, понятно, — процедил лорд Равенскар. Он явно осуждал сэра Харвея Уичболда за такое поведение.
— Пожалуйста… помогите Кэрил… ведь я сама сейчас ничего не могу сделать, — уговаривала она.
— И что я должен, по-вашему, сделать? — спросил лорд Равенскар.
— Заберите ее оттуда! Сэр Харвей… он мучает ее, он с ней ужасно обращается. Я сама видела, как он ее бьет.
— Я всегда знал, что он ничтожество, низкий человек! — воскликнул лорд Равенскар. — А его недостойное поведение по отношению к вам и к вашей сестре только подтверждает, что я не заблуждался на его счет.
Он прервал свою гневную тираду и спросил:
— Скажите, а вы уверены, что ваша сестра желает уйти от него? Ромара стиснула руки:
— Он уговорил Кэрил… бежать вместе с ним… после того, как наш отец запретил ему появляться у нас в доме.
— Насколько я понимаю, он обещал на ней жениться?
Ромара попыталась в ответ кивнуть головой, но не смогла и лишь поморщилась от боли:
— Да, обещал, и не один раз, а тысячи, к тому же Кэрил любила его.
На лице лорда Равенскара мелькнуло насмешливо-презрительное выражение, и она поспешно добавила:
— Понимаете, она никогда в своей жизни не встречала таких мужчин. К тому же, хотя она и была очень хорошенькая, немногие джентльмены в Хантингдоншире говорили ей об этом.
— Значит, Уичболд попросту сбил ее с толку, — с презрением произнес лорд Равенскар. — Больше чем уверен, этот субъект не в первый раз поступил подобным образом.
— По я ни капли не сомневалась, хотя отец запретил мне общаться с Кэрил, что сэр Харвей женился на ней.
— Напрасно вы надеялись, что этот болтун сдержит свое слово, — резко сказал молодой человек. — Мне непонятно одно: раз ваша сестра так хочет уйти от него, почему она до сих пор этого не сделала?
— Он запер ее в доме и обращается с ней почти как с заключенной, — ответила Ромара, — и к тому же…
В комнате воцарилось молчание, и лорд Равенскар увидел, как покраснела щека девушки, не закрытая повязкой.
— У нее… будет ребенок! — тихо закончила Ромара.
— Что ж, этого следовало ожидать.
В его голосе послышались нотки брезгливости и насмешки. Отчаяние охватило Ромару, она боялась, что теперь этот человек, единственный, кто, может быть, способен ей помочь, ни за что не станет впутываться в это дело.
— Пожалуйста, прошу вас, помогите ей, — попросила она, умоляюще сложив руки на груди. — Мне больше не к кому обратиться. Будь отец жив, он нашел бы управу на сэра Харвея.
— Возможно, мой вопрос покажется вам немного странным, — проговорил лорд Равенскар, — и все же, будьте добры, скажите мне, кто вы такая и кем был ваш отец?
— Мой отец — генерал сэр Александр Шелдон, — ответила Ромара и увидела, что лорд Равенскар в изумлении уставился на нее.
— Так ваш отец командовал полком легких драгун?
— Да.
— Господи! Ведь я служил под его командованием! — воскликнул лорд Равенскар. — Но, во имя всего святого, как генерал мог позволить этому Уичболду даже подходить к вашей сестре или к вам?
— Сэр Харвей сам познакомился с Кэрил, вернее, его представил ей наш сосед, — объяснила Ромара, — а когда он принялся присылать ей цветы, любовные записки и, еще того хуже, назначать ей свидания, папа запретил ему появляться в нашем доме.
— Это понятно, — заметил лорд Равенскар.
— Но сэр Харвей уговорил Кэрил встречаться с ним тайно.
— Да, наверное, он был очень красноречив, — язвительно отметил лорд Равенскар.
— Прошу вас, поймите, Кэрил никогда не встречала таких мужчин, Мне кажется, он ее загипнотизировал, околдовал.
— И теперь она носит его ребенка. Одному Богу известно, что сказал бы обо всем этом ваш отец, будь он сейчас жив!
— Думаю, папа убил бы сэра Харвея, но прежде заставил бы его жениться на Кэрил, чтобы дать ребенку имя.
Лорд Равенскар удивленно посмотрел на Ромару.
— Вы думаете, она этого хочет?
— Она сейчас слишком подавлена и расстроена, чтобы осознавать, чего она хочет, а чего нет, — ответила Ромара. — Я видела ее совсем недолго, но она успела рассказать мне, что сэр Харвей очень зол на нее… за то, что она ждет ребенка, и теперь старается скрыть этот факт от всех своих знакомых.
— Меня это не удивляет.
— И еще Кэрил опасается, — очень тихо продолжала Ромара, — что она ему надоела и что у него… есть другая женщина.
Лицо лорда Равенскара застыло, губы плотно сжались. Немного погодя он твердо произнес:
— Позвольте мне самому заняться этой проблемой. Мне надо обсудить кое-какие вопросы с друзьями. По я обещаю вам, что приложу все силы и сделаю все возможное.
— Сколько времени вам понадобится? — с тревогой спросила Ромара.
— Постараюсь поторопиться, — пообещал лорд Равенскар.
— Я очень боюсь за нее. Он ведь может и с ней сделать то же самое, что и со мной.
— Да, с вами он обошелся довольно круто. Чем же вы его так рассердили?
— Просто сказала ему в глаза все, что думаю.
Лорд Равенскар рассмеялся.
— Вы настоящая дочь своего отца! Я ожидай услышать нечто подобное. Но, может быть, в сложившихся обстоятельствах это был не слишком благоразумный поступок?
— Он ударил Кэрил… за то, что она попросила меня приехать, — сказала Ромара, — а потом набросился на меня.
Она вспомнила тот страшный вечер, и у нее перехватило дыхание.
— После этого я уже ничего не помню, сплошная темнота.
— Я так и знал, — сказал лорд Равенскар, — но, полагаю, миссис Феллоуз рассказала вам все, что произошло дальше.
— Да.
— Хорошо, давайте сделаем так, как вы предложили, — быстро проговорил лорд Равенскар. — Этот вопрос мы успеем обсудить позже. В самом деле, в данный момент гораздо важнее выручить из весьма затруднительного положения вашу сестру.
— Спасибо вам… за готовность помочь.
— Когда должен родиться ребенок?
И опять краска стыда залила лицо Ромары. Сначала ей показалось неуместным да и просто неприличным обсуждать этот вопрос с совершенно посторонним мужчиной. Но она тут же строго напомнила себе, что сейчас не время изображать скромность и девичью стыдливость.
— Кэрил говорит, через два месяца, — ответила она, — но я думаю, что, может быть, и раньше.
— Тогда нам надо действовать без промедления. Вы точно уверены, что для вашей сестры будет наилучшим выходом, если она выйдет замуж за эту свинью?
Ромара пожала плечами.
— Каким бы негодяем ни был сэр Харвей, но он — отец этого ребенка. Почему Кэрил должна нести бремя этого позора… родить ребенка не будучи замужем? — она приостановилась, перевела дыхание и взволнованно продолжила: — Предположим, сэр Харвей позволит мне забрать Кэрил и отвезти ее к нам домой. Тогда надо будет все как-то объяснить соседям.
— Понимаю вас.
Лорд Равенскар взглянул на Ромару и быстро отвел взгляд. Да, она являла собой зрелище не из приятных.
— Ни о чем не беспокойтесь и предоставьте все мне, — решительно сказал он. — Обещаю вам все хорошенько обдумать и обязательно найти решение.
— Спасибо. Вы очень добры. Я так боялась, что вы не поймете, как это важно!
— Но я все понял, — ответил он, — и, возможно, это обстоятельство послужит мне на пользу. Мне кажется, что до сих пор вы не имели возможности оценить мои положительные качества.
Лорд Равенскар невесело улыбнулся Ромаре и направился к двери.
— А вы поправляйтесь поскорее, — сказал он, обернувшись, и голос его звучал на удивление тепло. — По-моему, вам будут нужны и мужество и силы.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Месть лорда Равенскара - Картленд Барбара

Разделы:
Примечание автораГлава 1Глава 2Глава 5Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7

Ваши комментарии
к роману Месть лорда Равенскара - Картленд Барбара



чудесная красивая сказка о любви чистой светлой как все романы этой писательницы
Месть лорда Равенскара - Картленд Барбаранаталия
10.07.2011, 18.17





Очень слащаво и наивно...Но даже рекомендуемо к прочтению в 14-16 лет
Месть лорда Равенскара - Картленд БарбараItis
22.07.2012, 21.12





очень хорошая и интересная книга.
Месть лорда Равенскара - Картленд Барбарагаяне из армении
27.07.2012, 18.34





Не верю в любовь гл. г.Согласна с Itis-
Месть лорда Равенскара - Картленд БарбараНика
27.07.2012, 20.59





Книга "Месть лорда Равенскара" одна из самых лучших книг, которых я прочитала за свою жизнь. ОЧЕНЬ СОВЕТУЮ
Месть лорда Равенскара - Картленд БарбараЕлизавета
15.07.2013, 17.52





Боооже,ну и ересь....
Месть лорда Равенскара - Картленд БарбараNatali
15.07.2013, 19.30





Нет в романе изюминки.Недодуман.
Месть лорда Равенскара - Картленд БарбараКрик
15.07.2013, 23.52





начала читать поверив комментарию елизаветы. И зря! в романе чего-то не хватает, последнюю страницу дочитать терпения уже не хватило.
Месть лорда Равенскара - Картленд Барбарамира
16.07.2013, 10.09





очень интересная книга советую всем прочитать ее
Месть лорда Равенскара - Картленд БарбараАнна
26.10.2013, 18.08





Роман не плохой, но вторая половина как-то скомкана.Понравилось, что главного злодея, который отравлял всем жизнь, без лишней сентиментальности пристрелили!
Месть лорда Равенскара - Картленд БарбараНадежда
6.11.2013, 15.59








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100