Читать онлайн Мелодия сердца, автора - Картленд Барбара, Раздел - Глава 7 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Мелодия сердца - Картленд Барбара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.88 (Голосов: 16)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Мелодия сердца - Картленд Барбара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Мелодия сердца - Картленд Барбара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Картленд Барбара

Мелодия сердца

Читать онлайн


Предыдущая страница

Глава 7

Вот и все, что случилось, — закончила рассказ Илука. — Клянусь, это правда, и мне нечего больше добавить.
Она ничего не утаила из происшедшего, начиная с сообщения отчима о приезде лорда Дэнтона и требования Мьюриэл отправить ееиз Тауэрс в связи с появлением возможного претендента на ее руку.
Она заметила сочувственный взгляд графа, когда рассказывала о ревности Мьюриэл.
Описывая, как дилижанс перевернулся, свалился вниз, как погибли Ханна и Люсиль Гэнимед, она побледнела, а взгляд графа потяжелел, губы сжались.
Она нервничала, снова переживая трудные часы, рассказывая, как хотелось ей помочь мистеру Арчеру и какое облегчение она испытала от того, что приезд в скучнейший мрачный Бердфордшир ненадолго оттягивается.
Илука осуждала себя за слишком честное изложение, но внутренний голос ей подсказывал, что следует говорить только правду, что бы граф потом ни подумал о ней.
— И было так здорово увидеть ваш… прекрасный дом. И знаете, такое приключение мой папа оценил бы. Наверное, из-за этого я не чувствовала себя такой виноватой, как должна бы.
— И вам не приходила в голову мысль о необходимости сопровождающей, коль вы останавливаетесь в доме, полном мужчин? — поинтересовался граф.
Илука покраснела:
— Конечно, я понимала… мне нужна была горничная. Если я не… не выступаю в качестве мисс Гэнимед.
— И вас не смущало, что для таких, как мисс Гэнимед, не нужны сопровождающие?
— Пет, по крайней мере до тех пор, пока лорд Марпоу не попытайся ворваться ко мне в комнату.
— Единственное оправдание, которое я могу найти вашему поведению, — это юность и неопытность, — проговорив граф, точно беседуя сам с собой,
— Я очень… глупа, — с несчастным видом добавила Илука.
Она вздохнула, а граф поинтересовался:
— И чего вы теперь от меня ждете? Что я должен сделать?
— Единственное, о чем я вас прошу, чтобы вы… пообещали не рассказывать маме и отчиму.
— Хорошо, — сказал он. — Но, кроме меня, на том ужине присутствовало еще много народу.
Илука расширившимися глазами посмотрела на него:
— О, я… забыла, что ваши гости… тоже могут знать моего отчима, как и вы.
Граф промолчал, и она поспешно добавила:
— Конечно, они не… не могут отождествить дебютантку, певшую и танцевавшую для них на том вечере, со мной?
— Вы не такая, кого легко забыть, — ответил граф. — И, не желая вам польстить, скажу: ваш танец очень необычный, и наверняка кто-то из видевших его расскажет о представлении приятелям.
Илука снова увидела мужчин в большой столовой с золотистым и серебряным орнаментом и вообразила, как они рассказывают, собравшись в клубе, о развлечении, устроенном графом Лэвенхэмом после скачек. Она сцепила пальцы и спросила:
— Но что… мне теперь делать? Что я могу сделать?
— Только надеяться, что джентльмены, присутствовавшие тогда, более увлечены скачками, чем балами. И вы с ними не встретитесь в модных залах Лондона.
Илука облегченно вздохнула:
— И почему я не подумалаобэтом раньше?
— К сожалению, никто из нас не в силах повернуть время вспять, — сказал он насмешливо. — Поскольку вам все равно не избежать сплетен, оставьте все как есть, забудьте о случившемся и наслаждайтесь сезоном в Лондоне.
— А вы… забудете, что встречались со мной раньше? — спросила Илука.
— Ну, я не буду по крайней мере говорить об этом, — пообещал он.
— А вдруг кто-то из друзей спросит, как ему найти мисс Гэнимед? Граф насмешливо скривил губы:
— Я отправлю его к мадам Вестрис, которая сейчас уже наверняка знает о случившемся с ее дублершей.
Илука помолчала и сказала:
— Спасибо, что вы так добры ко мне. Я думала, что вы сердитесь, и даже очень.
— Я поразился, увидев вас. Я и подумать не мог, что отыщу в Букингемском дворце танцовщицу и певицу, которую нанял развлечь гостей.
— Вы так странно говорите, — печально сказала Илука.
— И могу добавить: наконец-то мои поиски закончились.
Илука застыла. Потом повернулась к графу Лэвенхэму.
— Вы искали меня? — изумилась девушка.
— Я был очень смущен всем случившимся и не мог поверить, что вы улизнете, не простившись и не сказав, куда вы направляетесь.
— А могла ли я… поступить иначе?
— Ну, в тех обстоятельствах, я думаю, вы поступили разумно. Хотя не могу понять, почему вы оставили дом столь невежливо.
По тону графа Илука поняла: этот мужчина не привык, чтобы ему отказывали. Видимо, женщины всегда с радостью принимали его покровительство.
В голове ее мелькнула мысль: странно, зачем она была ему нужна, ведь у него связь с актрисой.
Но Илука понимала: об этом спрашивать нельзя.
— Я думаю, глупо с моей стороны было надеяться, что я никогда… больше не увижу вас.
— По-моему, это вас не беспокоило. А я боялся, как бы вы снова не попали в какую-нибудь неловкую ситуацию.
— И вы… хотели помочь мне…
— Да, хотел.
— Очень мило с вашей стороны, но теперь вы знаете, что я не нуждаюсь в вашей помощи.
— Да, я знаю, ваш отчим очень богатый человек, — насмешливо сказал граф.
Сердце Илуки сжималось — от него ей нужна не помощь, а то, о чем он никогда не узнает, и то; чего он никогда не поймет.
А что бы он подумал, если бы она попросила его поцеловать ее еще раз, сейчас, когда он уже знает, кто она на самом деле?
Но вместо этого Илука тихо сказала:
— Теперь… я уже никогда не увижу Аполло… и других ваших лошадей.
Граф молчал, а она спрашивала себя: не слишком ли далеко зашла, напрашиваясь на приглашение?
— Это можно устроить, когда я вернусь домой. Я приглашу вашу мать и отчима, и, конечно, вас, к себе на ужин в один из вечеров.
Еще шанс увидеть его — и сердце Илуки снова подпрыгнуло.
— Вы это сделаете?
— Я думаю, у вас найдется свободный от приглашений вечер?
— Да, конечно.
Илука принялась судорожно вспоминать:
— Сегодня мы ужинаем в Девоншир-Хаусе.
— Я туда тоже приглашен, — заметил граф, — вот и хорошая возможность поговорить с вашим отчимом и предложить приехать ко мне в гости.
— У нас свободен следующий вечер. Я знаю, у мамы в дневнике ничего не записано на среду.
— Я запомню. — Он поднялся. — Время бежит, нехорошо, если о вас станут сплетничать, поэтому предлагаю вам поехать через Роу, а я отправлюсь в противоположную сторону.
Он говорил очень официальным тоном, и Илука почувствовала: ее сердце оборвалось. Хотя граф пообещал пригласить их на ужин, а вдруг он передумает?
Но она увидит его в Девоншир-Хаусе, теперь ей есть чего ждать!
Они молча шли вдоль озера. Затем, остановившись возле лошадей, граф сказал:
— Наслаждайтесь, Илука, в обществе весело только в молодости, оно становится невыносимо скучным для людей разочарованных.
— Это вы о себе?
— Я говорю о вас. Юные леди не должны слишком глубоко вникать в то, что их не касается.
Его слова она восприняла как укор и, покраснев, сказала:
— Мне не следовало задавать вопрос, но, как вы уже однажды заметили, я веду себя неподобающим образом для молодой девушки.
Граф коротко рассмеялся:
— Вы действительно непредсказуемы, Илука. И не только в беседе, но и внешне. И даже в танце.
Он постоял, глядя на нее, и спросил:
— А кто научил вас танцевать?
— Никто, — ответила Илука. — Просто во мне течет венгерская кровь и, когда я слышу цыганскую музыку, передо мной встают картины, от которых ноги двигаются сами собой. Они мне не подчиняются.
— А что за картины? — поинтересовался граф, и по тому, как он спросил, видно было, что ему и впрямь любопытно.
— Я вижу венгерские степи, — говорила Илука. — Цыган в ярких одеждах, раскрашенные кибитки. Я слышу звуки скрипок и вижу далекие заснеженные вершины гор.
А что сказал бы граф, если бы она призналась, что его поцелуй возносит ее на такую вершину, голова кружится, и ей кажется, они танцуют на снегу?
— А цвет ваших волос тоже от венгерских предков?
— Я похожа на свою прабабушку.
— Это объясняет многое, смущавшее меня.
Но прежде, чем она успела спросить, о чем он, граф Лэвенхэм посадил ее в седло.
Потом подошел к своему жеребцу, взял поводья у конюха и ловко вскочил в седло.
Илука наблюдала за ним и думала: нет на свете более красивого мужчины, а на лошади он вообще неотразим!
Граф приподнял шляпу:
— Хорошего дня, мисс Кэмптон. Было очень приятно снова встретиться с вами.
И, не дожидаясь ответа, отъехал. Илука в отчаянии смотрена ему вслед — он больше не сердится и не интересуется ею.
Ах, если бы она согласилась на его покровительство, то наверняка была бы сейчас намного счастливее.


Проходя сквозь позолоченные ворота Девоншир-Хауса Илука чувствовала, что мать не только безумно рада приглашению герцогини, но больше ее самой возбуждена предстоящим вечером.
Весь день она провела в мыслях о графе, конечно, он мало будет интересоваться ею на ужине, и ей придется танцевать с мужчинами помоложе.
Хотя Илука познакомилась с другими девушками на предыдущих балах, она была достаточно умна, чтобы понять: на этих балах веселее всего немолодым супружеским парам.Они всех знают, и их знают все.
Приглашенные леди выглядели элегантно и живописно в сверкающих диадемах и изысканных украшениях, и девушки выделялись на их фоне простоватостью и неопытностью. Мужчины находили женщин постарше куда интереснее.
Она убедилась, что не ошибается, поговорив с такими, как она, совсем юными гостьями.
Но беседуя с ними, Илука удивилась: живя в сельской местности, в бедности, она оказалась не только лучше образована, но и обладала более острым, живым умом.
Она многим интересовалась, многое знала, чего не скажешь о ее городских ровесницах. В частности, благодаря отцу могла блеснуть в разговоре о скачках и лошадях.
Илука подозревала: девушкинетолько ничего не знали о предмете страсти многих мужчин — лошадях, но боялись ездить на них, если уж они не были совсем безропотными и послушными.
Они не интересовались политикой, а одна, с которой Илука поговорила, призналась, что понятия не имеет, кто сейчас премьер-министр, и никогда не слышала о билле по реформам.
«Да, они ужасно скучны», — кисло вздохнула Илука.
А если графу так же скучно с ней?
Она влюбилась в него, но отдавала себе отчет, как он умен, искала в газетах каждое упоминание его имени, выяснила, как часто он выступает в палате лордов, насколько влиятелен в международных делах.
«Если бы я только смогла побыть с ним наедине хоть немного, — подумала она грустно. — Я бы сумела доказать ему, что со мной есть о чем поговорить».
Сидя за ужином в Девоншир-Хаусе, Илука посмотрела в дальний конец стола и увидела слева от герцогини Лэвенхэма.
Он разговаривал с очень красивой женщиной, густо увешанной украшениями. Не слишком ли интимная у них беседа, заволновалась Илука.
Может, эта леди одна из его пассий?
Любопытство не давало ей покоя, и она спросила соседа-джентльмена:
— Вы не знаете, кто эта леди, рядом с графом Лэвенхэмом?
Джентльмен с отсутствующим видом ответил:
— Это маркиза Донкастерская.
— Она очень красивая.
— Вероятно, Лэвенхэм тоже так думает, — заметил сосед. — Но он вообще славится наметанным глазом на лошадей и женщин. Замечает каждую красотку, появившуюся на горизонте.
Он злобно рассмеялся, и Илука почувствовала, как тяжелый камень лег на грудь, и она больше не могла проглотить ни кусочка.
Ей понадобилось сделать усилие над собой, чтобы вежливо повернуться к джентльмену, сидящему по другую руку от нее, и выслушать прескучную историю о том, как на прошлой неделе он продулся в карты.
Очевидно, он пытался потопить свое расстройство в вине, опустошая одну рюмку за другой, едва только их наполняли.
Илука с трудом удерживалась, чтобы не смотреть на графа, и старалась сосредоточиться на партнерах по столу. Но тщетно.
Когда маркиза рассмешила Лэвенхэма, ее страдания стали невыносимы, она испытала физическую боль.
Наконец-то герцогиня увела дам из столовой, оставив джентльменов пропустить последнюю рюмочку портвейна.
Они поднялись наверх, в спальни, где Илука смогла поправить волосы. Она смотрела в зеркало и не видела себя — ни лица, ни красивого платья…
Зато она не могла забыть соблазнительный взгляд маркизы Донкастерской, устремленный на графа, движение ее жаждущих губ, когда она говорила с ним.
— Я хотела бы поехать домой, — сказала она и не сразу поняла, что произнесла это вслух.
— А зря, — сказала девушка, стоявшая рядом. — Сейчас-то и пойдет настоящее веселье. Начнутся танцы, в саду зажгутся сказочные фонарики, там полно беседок, где можно посидеть со своим партнером, и никто не увидит…
Девушка, говорившая это, казалась очень застенчивой, и Илука, ничего не ответив, подошла к матери.
— Тебе нравится, дорогая? — спросила леди Армстронг. — По-моему, ужин был прекрасный. Герцогиня говорит, что еще около сотни гостей придет на танцы, и, я не сомневаюсь, ты прекрасно проведешь время.
— Да, конечно, мама, — ответила Илука, как и подобало хорошей дочери.
Когда они стали спускаться по лестнице, в танцевальном зале зазвучала музыка. Зал для танцев был украшен цветами, несколько больших окон открывались прямо в сад.
Илука увидела сказочные фонари, шеренгой выстроившиеся вдоль дорожек, а с веток деревьев свисали настоящие китайские фонарики.
Еще месяц назад она, наверное, была бы в полном восторге от такого вечера.
А сейчас она могла думать только о том, как граф будет танцевать с соблазнительной маркизой, и единственное, чего ей хотелось, это убежать и спрятаться.
Когда джентльмены вышли из столовой, ее пригласил на танец молодой человек, сосед по столу за ужином.
Она не могла найти причину отказать, но, танцуя, все время наблюдала за дверью. Он появился, беседуя с герцогом и двумя другими мужчинами, и Илука догадалась: конечно, они говорят о лошадях.
Она почувствовала себя лучше, оживилась, и партнер одарил ее комплиментами и спросил, когда еще сможет потанцевать с ней.
Как и положено, после танца Илука встала рядом с матерью, но едва она перевела дыхание, как герцог отошел от Лэвенхэма и направился к леди Армстронг со словами:
— Я старый друг вашего мужа, леди Армстронг, и требую привилегии танцевать с вами первым.
Леди Армстронг рассмеялась:
— Это большая честь для меня, ваша светлость.
— Тогда давайте покажем, на что мы способны.
Они двинулись к танцевальной площадке, Илука обернулась и застыла как вкопанная.
В компании других мужчин, такой же краснолицый, как и тогда, появился лорд Марлоу.
Илука еле слышно застонала и выскочила в сад. Она скрылась в тени деревьев и оттуда наблюдала за танцующими парами, проплывающими за окном, и слушала музыку.
"Что же делать? Что же делать?» — повторяла она. И знала: только один человек мог ответить на этот вопрос и спасти ее.
Когда герцог пошел танцевать с ее матерью, граф беседовал с кем-то и не танцевал.
"Я должна поговорить с ним!»
Среди выходивших из танцевального зала в сад она увидела лакея, несшего атласные подушки и раскладывавшего их на скамейках под деревьями.
Она подошла к нему.
— Вы знаете графа Лэвенхэма? — спросила она.
— Да, мисс, — ответил лакей. — У его светлости прекрасные лошади.
— Я думаю, вы найдете его в зале у двери. Могли бы вы отвести его в сторону и сказать, что я хочу поговорить с ним?
Лакей ухмыльнулся и наверняка подумал: граф не промах не только насчет лошадей.
— Сейчас, мисс.
Лакей вошел в дом. Илуке показалось, прошла целая вечность. Она уже испугалась, что лакей не нашел графа, но тут увидела его широкоплечий силуэт, возникший в дверном проеме, и задержала дыхание. Лакей указал направление, где она стояла.
Не спеша и всем своим видом показывая ей, что она поступила неприлично, послав за ним лакея, — он пересек газон и направился к ней.
— Илука? — произнес он ее имя, будто не сомневался, что увидит именно ее.
— Я… я должна была попросить вас выйти, — сказала она. — Мне нужна ваша помощь… очень!
Графу не было необходимости разглядывать ее лицо в свете китайских фонариков, ее состояние было понятно по голосу.
— Давайте-ка отойдем подальше от дома, и вы мне расскажете, что вас беспокоит.
Граф хорошо знал сад, и они подошли к высокой стене, окружавшей Девоншир-Хаус.
Среди лилий и кустов жасмина стояла беседка, на деревянном сиденье лежали атласные подушки.
В беседке горели фонарики, как на корабле, со свечой внутри, отчего атмосфера была очень интимной.
Илука села на скамейку, граф — рядом, как обычно немного боком.
— Итак, что вас тревожит? — спросил он.
— Лорд… Марлоу! Он только что появился… Я видела его… И так испугалась, что, он меня узнает…
Граф нахмурился и сказал, точно самому себе:
— Никак не думал, что граф может оказаться в Девоншир-Хаусе.
— Он здесь! Пожалуйста, скажите, что мне делать. Может быть, посидеть в саду, пока мама не соберется уезжать?
— Это наверняка вызовет лишние разговоры, — сказал граф, — и все подумают, что вы не одна.
— Тогда… что мне делать? — спросила Илука. — Ведь это может быть… не единственный бал, на котором я с ним столкнусь?
— Да уж; конечно, чистое невезение, что он появился сегодня вечером, — покачан головой граф.
— Ну не сегодня, так в другой раз… — в отчаянии проговорила Илука. — Может, мне лучше все рассказать маме?.. Но они с отчимом придут в ужас.
— Вы должны были понимать, что такое вполне вероятно.
— Теперь я знаю, что наделала, но тогда… Мне и в голову не приходило, что я смогу встретить где-то еще ваших гостей.
Повисло молчание. Илука подумала: значит, граф не собирается ей помогать. Она подняла на него глаза, полные слез.
— Мне так стыдно… Так стыдно за собственную глупость! Вы презираете меня… Но пожалуйста, скажите… что мне делать… Мне некого больше спросить.
Выражение лица графа, обращенного к ней, было очень мрачным.
Она решила: он презирает ее еще больше, чем раньше, и слезы потоком полились по щекам.
— Вы говорите, я презираю вас, — медленно сказал граф. — А как бы вы хотели, чтобы я относился к вам?
Илука настолько смутилась, что сказала правду:
— Я хотела бы, чтобы вы меня обожали и думали, что я… умная и что я вам… нравлюсь.
Перед последним словом пауза затянулась, и оно обрело другой смысл — любите.
Она задыхалась от слез и засуетилась в поисках платка, но Лэвенхэм обнял ее и привлек к себе:
— Ну конечно, вам нужен кто-то, кто мог бы за вами присмотреть. Илука уткнулась ему в плечо.
— Нет никого, кто мне поможет… кроме вас, — рыдала она. — Я не могла бы выйти замуж ни за одного из этих глупых молодых людей.
— А почему вы не могли бы выйти замуж за одного из них?
Он обнимал ее, она плакала, уткнувшись ему в плечо, и чувствовала себя так удобно, что отвечала начистоту:
— Я не люблю их, как могла бы…
Она осеклась, сообразив, что чуть не выдала себя.
— Что вы собирались сказать? — переспросил граф.
— Ничего… Это… не важно.
— А я думаю, важно, — ответил он. — Если вы снова мне солжете, Илука, я очень рассержусь.
— Нет, пожалуйста, не сердитесь… я не вынесу этого.
Она подняла к нему лицо, и в свете фонаря он видел ее мокрые глаза, слезы на щеках, дрожащие губы.
Он долго смотрел на нее.
А потом, когда она замолчала, всем видом умоляя не сердиться, он еще тесней прижал ее к себе и поцеловал.
Это было то, чего она так жаждала и о чем молилась после их первого сладостного поцелуя.
Ее сердце подпрыгнуло, внутри все затрепетало, и ее дрожь передалась ему, она чувствовала это.
А он прижимал ее все крепче и крепче, целовал сильнее, настойчивее, смелее. Потом она услышала музыку, она исходила из ее собственного сердца, это пела ее любовь.
Она подумала: если бы в этот миг умереть — ну и пусть, не важно, она уже на пороге рая.
И снова Илука ощутила, как возносится на вершину Вселенной, туда, где нет ничего, кроме любви.
Казалось, прошла вечность, наконец Лэвенхэм поднял голову, и Илука проговорила;
— Я люблю вас? Но как может быть поцелуй таким… прекрасным, когда вы… не любите меня?
Граф ничего не ответил, он просто поцеловал ее еще раз.
Потом посмотрел в глаза, они сияли, как звезды, а губы были красные от поцелуя, ее лицо светилось, будто внутри зажегся фонарик.
Илука смотрела на графа и он читал слова любви на ее лице.
— Не думал, что это случится сегодня.
— Я тоже, но, когда вы меня поцеловали, для меня стало все совершенно не важно. Даже лорд Марлоу!
Голос ее слегка дрожал, когда она произносила это имя.
— Но, к сожалению, он все еще представляет угрозу для вас, — ответил граф. — И как я сказал, кто-то должен быть рядом с вами. Полагаю, это должен быть я.
— Как раз этого я и хочу. Но как?
— Вы в плену своих грехов и должны быть наказаны за них.
Илука глубоко вздохнула, испугавшись его слов, и придвинулась ближе:
— Как наказана?
— Поскольку лорд Марлоу, а может, и другие мужчины, присутствовавшие на вечеринке, могут узнать вас, вам нужно исчезнуть.
Илука напряглась:
— Но как? Куда?
— Ну, если я призван помочь вам, значит, со мной.
Илука непонимающе взглянула на графа. Он, что, делает ей предложение вроде прежнего, в Лэвенхэме?..
Граф прочиталее мысли и улыбнулся:
— Да, я предлагаю вам мое покровительство, но на более постоянной основе. В качестве вашего мужа.
Илука подумала, что, наверное, она ослышалась, и, когда задала вопрос, ее голос дрожал:
— Вы просите меня… выйти за вас замуж?
— А у меня есть другой выход? — поинтересовался граф. — Я вас скомпрометировал, отведя соседнюю со мной комнату, на руках отнес в постель, когда на вас не было ничего, кроме ночной рубашки…
Илука что-то забормотала и снова зарылась лицом в его плечо.
— Мне и в голову не приходило, что такое может случиться, — прошептала она.
— Но я хотел вас и собирался сделать своей.
Илука подняла голову и удивленно посмотрела на него.
Он прижал ее к себе:
— О, моя дорогая, вы вели себя так отвратительно, что я просто в ужасе. Я просто в ужасе — что могло произойти!
— И однако, несмотря на это, вы еще готовы на мне жениться?
— Я люблю вас!
— Вы любите меня? По-настоящему, да? — воскликнула Илука.
— Обожаю.
— Невероятно… Я люблю вас так сильно, что… не верила… что вы меня сможете… также любить.
— Понадобится много времени, чтобы доказать это…
— Ну скажите мне… пожалуйста…!
— Не хотелось бы торопиться, но, поскольку у вас такая сомнительная репутация, чего я не в силах вынести — у моей жены репутация должна быть безупречной, — надо придумать что-то. Чтобы не дать, Марлоу или кому-то еще из бывших в Лэвенхэме вас узнать.
— Но как?
Уехать, — ответил граф. — Тем более что сейчас для этого есть хороший повод.
Илука вопросительно посмотрела на него,
— Как раз сегодня министр иностранных дел попросил меня нанести очень важный дипломатический визит в несколько стран Средиземноморья. Даже в такие, как Турция и Египет. Я раздумывал, стоит ли соглашаться. Но теперь, я считаю, такое путешествие может стать для нас замечательным медовым месяцем.
Илука тихо застонала:
— Так мы можем уехать… Вы правда хотите взять меня с собой?
От сияния ее лица в беседке стало совсем светло, и совершенно другим тоном Илука спросила:
— А вы уверены, что хотите жениться на мне? Я не вынесу, если на самом деле это не так!
Граф рассмеялся:
— Я еще ни одной женщине не предлагал выйти за меня замуж. Я хочу вас и не собираюсь потерять.
Он решительно привлек ее к себе и поцеловал, совсем иначе, чем раньше.
На этот раз его губы были жаркими, страстными, требовательными. Илука почувствовала в них огонь и поняла: внутри у нее разгорается пламя.
Огонь соединился с экстазом, всегда возникавшим от его поцелуя, на этот раз он был таким сильным, что причинял физическую боль.
— Я полюбила вас после первого поцелуя, — сказала Илука. — По не могу поверить, что вы действительно любите меня.
— Я заставлю вас поверить, моя маленькая негодница. Мы должны еще выбраться из ситуации, в которую нас повергло ваше неприличное поведение.
— Я очень… очень… сожалею. Вы сможете когда-нибудь меня простить?
— Я думаю, должен. Потому что, если бы вы не появились в моем доме, вряд ли бы мы встретились. — Он помолчал и добавил: — Пет, не так, я верю, что нас свела судьба. И когда вы танцевали, я понял, что искал такую женщину всю жизнь. Когда вы запели, мне показалось, вы тянетесь ко мне, — признался граф, — и что-то внутри меня, о существовании чего я и не подозревал, откликнулось.
— Меня действительно тянуло к вам, — призналась Илука. — И танцевала я тоже только для вас. — Она помолчала и робко добавила: — И когда вы целовали меня, я чувствовала, что уношусь на снежные вершины гор, где мы сможем забыть обо всем на свете.
— Бот именно это мы и сделаем. В голосе его звучало обещание. Идука подумала, что он снова поцелует ее. Она подняла губы, но вместо этого он нежно провел губами по ее подбородку и коснулся шеи. Восторг, неведомый ей прежде, охватил ее, языки пламени обожгли грудь.
— Я люблю, — прошептала она, прерывисто дыша.
Граф смотрел на нее, в его глазах пылало пламя.
— Вы так неправдоподобно красивы. И невероятно невинны, — охрипшим голосом сказал он. — Мне многому придется научить вас.
— Чему?
— Любви, дорогая. И это будет восхитительно для меня!
— И для меня тоже!
Он прижался к ней губами,оначувствовала, что отдает ему не только сердце, но душу и тело.
Когда стало невозможно дышать, он с усилием оторвался от нее. Илука слышала, его сердце бьется так же бешено, как и ее.
— А теперь послушайте, драгоценная моя, мы должны быть разумными, Хотя единственное, чего я хочу, — целовать вас без конца, всю ночь.
— Мне бы тоже этого хотелось.
— Этим мы займемся, когда поженимся, — пообещал граф, — сейчас нам надо подумать, как обезвредить лорда Марлоу, чтобы он не навредил нам, и сделать так, чтобы у вашей матери и отчима не возникло никаких подозрений.
Илука счастливо вздохнула, положила голову ему на плечо и спросила:
— И что мы можем сделать?
— Есть ли у вас другое имя, кроме Илуки, не столь необычное и не столь незабываемое.
— При крещении меня назвали Мэри Надин Илука.
— Мне нравится Надин. Оно вам подходит. И мы должны убедить леди Армстронг, что мне нравится именно это имя, и под таким именем вы будете известны в будущем.
Он улыбнулся и поцеловал ее в лоб:
— Но для меня вы навсегда останетесь Илукой. Я знаю, оно значит — дающая жизнь.
— Откуда?
— От друга, он говорит по-венгерски. И это как раз то, что вы мне дали, моя любовь. Новую жизнь. Другую, неизвестную прежде. По общество должно теперь знать вас как Надин.
— А потом?
— Я приму предложение министра иностранных дед, мы тут же поженимся, где-нибудь в деревне, только в присутствии родителей, и уедем туда, где никто не станет докучать мне, когда я буду развлекаться с очень красивой маленькой, но очень испорченной танцовщицей.
— Единственное, чего я хочу, — быть вашей женой.
— Ею вы и будете, — пообещал граф. — И никогда больше, моя соблазнительная, обожаемая Илука, не совершайте таких отвратительных поступков: не танцуйте ни для кого, кроме меня.
Илука посмотрела на него — не сердится ли он. Но глаза графа весело сверкали, он улыбался.
— Люблю, люблю вас! — кричала она. — Я буду делать все, что вы скажете, я обещаю, я буду очень, очень хорошей. Всегда!
Граф смеялся.
— Очень сомневаюсь, — ответил он. — Но в то же время, дорогая, нам так много предстоит открыть друг в друге, хотя наши сердца знают, что мы любим и любимы.
— Я хочу узнать о вас все, — добавила Илука, — и конечно, увидеть Аполло.
Граф снова засмеялся. Он прижал ее к себе, страстно поцеловал, беседка и сад уплыли куда-то, а музыка, которую они слышали, была не той, что доносилась из бального зала, это была музыка их сердец.
Он вознес ее в освещенное звездами небо, к снежным горным вершинам, прямо в рай, где царила только любовь, охватившая обоих.
И это была любовь навеки.


Предыдущая страница

Читать онлайн любовный роман - Мелодия сердца - Картленд Барбара

Разделы:
Примечание автораГлава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7

Ваши комментарии
к роману Мелодия сердца - Картленд Барбара



На один разок и все...очень легкий роман.Никаких там особых врагов,страстей,кстати говоря тоже нет...а конец вообще как по маслу складывается...вообщем не советую для прочтения,тем кто ищет глубокие чувства,тем кто ищет страсти.
Мелодия сердца - Картленд БарбараAnna999
10.11.2015, 5.35





Народ,не читайте первый комментарий,он не к этой книге написан.Прошу прощения,ошиблась.
Мелодия сердца - Картленд БарбараАnnа999
10.11.2015, 5.40





Интересный, увлекательный роман, сюжет простоват, но интрига есть, есть приключения, любовь, прекрасный стиль повествования автора. Все произведения Барбары Картленд наполнены любовью, романтикой и красотой. А мужчины, как они прекрасны!
Мелодия сердца - Картленд БарбараЮлия
2.10.2016, 16.00





Наивная легкая сказка на ночь.
Мелодия сердца - Картленд БарбараЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
30.10.2016, 16.49





Больше пролистывала,чем читала.Не понравился вообще!
Мелодия сердца - Картленд БарбараНиколь
31.10.2016, 16.19








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100