Читать онлайн Мелодия сердца, автора - Картленд Барбара, Раздел - Глава 5 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Мелодия сердца - Картленд Барбара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.88 (Голосов: 16)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Мелодия сердца - Картленд Барбара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Мелодия сердца - Картленд Барбара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Картленд Барбара

Мелодия сердца

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 5

Илука стояла, сцепив руки, и прислушивалась.
Марлоу не унимался, что-то говорил, толкался в дверь.
Теперь не важно — пусть, если даже он ворвется в спальню, граф спасет ее. Но, сдерживая дыхание, она все равно прислушивалась.
Слова невозможно было разобрать, но по тону графа было ясно — он говорит что-то резкое и суровое.
Она слышала, лорд Марлоу пытается в чем-то убедить хозяина дома, но его голос заглох под натиском графа.
Илука стояла, чувствуя себя как в тумане, не двигаясь, пока не услышала удаляющиеся шаги лорда Марлоу.
Потом повернулась к двери, через которую к ней входил Лэвенхэм.
Мелькнула мысль: значит, рядом с ее спальней есть гостиная, так же как в комнате, где она спала в первую ночь.
Но как следует обдумать это обстоятельство у нее не хватило времени, вернулся граф и направился прямо к ней. Он показался ей еще выше ростом и еще более властным и могущественным, чем в столовой.
Сейчас он был не в вечернем костюме, а в черном халате почти до пола.
Он подошел к Илуке, и она хотела поблагодарить его за спасение.
Но то ли от волнения после пережитого, то ли от усталости Илука не могла открыть рот, а комната поплыла перед глазами.
Она протянула руку к графу — схватиться за него, чтобы не упасть.
— С вами все в порядке? — спросил он.
—  — Я… я… так испугалась, — прерывающимся голосом проговорила девушка.
— Да, у вас сегодня был трудный день…
Он подхватил ее на руки, понес к кровати и положил на подушки.
Она подумала: наверняка он считает ее ужасно глупой, впрочем, это совершенно не важно.
— Спите, — сказал граф, — я скажу то, что хотел сказать, в другой раз.
Она смутно подумала, о чем это он, но задавать вопросы не было сил.
Потом граф отошел от кровати и поставил на место кресло, которое она с таким трудом тащила к двери. Он вернул на место и стул, сняв его с ручки.
— Вы… думаете… лорд Марлоу не вернется?
— Спите спокойно. Он не вернется, — заверил Лэвенхэм.
— Он… ужасен, — пробормотала Илука, — и он… слишком… много… выпи… — Последнее слово она не договорила. Граф, поставив стул с парчовым сиденьем возле кровати, взглянул на Илуку.
Золотые волосы рассыпались по подушке и по плечам, в пламени свечей они сами казались пламенем.
Темные ресницы прикрывали глаза, она казалась очень юной, похожей на ребенка и совершенно беззащитной.
Граф стоял и долго смотрел на нее, пока по ровному дыханию не понял: девушка крепко заснула.
Потом, чуть улыбнувшись, он наклонился и нежно поцеловал ее в губы.
Илука пошевелилась, но не проснулась.
Граф взял одну свечу и задул ее, а с другой вышел из комнаты, закрыв дверь, соединяющую их спальни.


Илука проснулась от того, что в комнату лился свет, — горничная раздвигала шторы.
Девушка никак не могла сообразить, где она, на миг ей показалось — дома.
Потом, все еще цепляясь за сновидения, вспомнила о случившемся накануне.
Она сейчас вовсене в Тауэрс, а в доме графа Лэвенхэма и изображает из себя дублершу мадам Вестрис из лондонского театра «Олимпик».
Действительность забавней всяких снов!
Илука широко открыла глаза, тотчас подошла горничная и сказала:
— Извините, мисс, что я беспокою вас, но его светлость уезжает на скачки и хочет поговорить с вами до отъезда.
Илука села.
— А который час? — спросила она.
— Двенадцатый.
— О нет, не может быть!
Она вспомнила обещание графа показать ей Аполло и других лошадей. А она так долго спала и все пропустила.
Да, но они с мистером Арчером остаются еще на одну ночь, и она сможет увидеть лошадей завтра.
— Как же я могла столько проспать? — воскликнула она.
— Я думаю, вы устали, мисс, — ответила горничная. — Я принесла вам завтрак.
И она поставила поднос на столик возле кровати.
— Спасибо, — поблагодарила Илука.
— Мне наполнить ванну для вас, мисс? Или вы захотите помыться в спальне?
Илука улыбнулась:
— Я очень хотела бы воспользоваться римской ванной. Никогда раньше мне не доводилось.
— Хорошо, мисс.
Но тон ее был такой, что Илука поняла: следовало согласиться помыться в спальне.
Ханна тоже сочла бы, что это приличнее, вздохнула Илука, почувствовав боль при воспоминании о старой горничной.
Из-за смерти Ханны она почти не спала предыдущую ночь, а сегодня никак не могла проснуться и упустила возможность посмотреть Аполло.
И еще: она никогда не думала, что петь и танцевать перед незнакомыми людьми — такое большое напряжение.
А самое главное — пережитый ужас, когда лорд Марлоу пытался ворваться к ней в спальню.
"Слава Богу, граф меня спас, — думала Илука, — откуда же он узнал. что происходит?»
Наверное, его спальня находится где-то рядом и он услышал крики.
«Неужели лорд Марлоу мог решить, что я на такое способна?» — с негодованием подумала девушка.
Скорее всего в голове у пьяных мужчин возникают странные мысли, и они ведут себя так, как никогда бы в нормальном состоянии не осмелились.
Она съела очень вкусный завтрак, на подносе еще оставался персик. Наверное, из оранжереи.
Она чистила его и думала: нет, согласиться остаться здесь еще на одну ночь было бы безумием.
Могла же она сказать мистеру Арчеру, что обещала ему участвовать лишь в одном представлении, только в одном. Он и сам так объявил зрителям.
Вечером она снова будет вынуждена встретиться с лордом Марлоу, все время чувствовать на себе его отвратительный, липкий взгляд.
«Мама была бы в ужасе, — подумала Илука. — Мне необходимо сегодня же уехать отсюда».
Но могла ли Илука подвести мистера Арчера, столь обрадованного высокой оценкой графа и его предложением показать свое искусство еще раз?
«Я просто не буду обращать внимания на лорда Марлоу, — сказана себе Илука. — Я лишь хочу увидеть лошадей. И мне интересно поговорить с графом. Он, конечно, несколько надменный и властный, зато он прогнал лорда Марлоу».
Илука вспомнила, как он расставил по местам мебель, чтобы утром горничные не подумали, что прошлой ночью здесь происходило нечто странное.
Кстати, горничная вошла в ту же дверь, что и граф, ведь Илука не отпирала входную дверь спальни. Она спала.
Потом она вспомнила, как он поднял ее и донес до постели… И тут до нее впервые дошло: она же была одета лишь в тонкую ночную рубашку!
Правда, рубашка собрана у шеи, с мелкими оборочками на запястьях. По тончайший батист совершенно прозрачен!
Илука покраснела — никогда в жизни посторонний мужчина не видел ее в таком нескромном наряде.
«Надеюсь, он не заметил», — успокоила себя девушка.
Интересно, а она поблагодарила его перед уходом? Илука не могла вспомнить. Должно быть, он задул свечи… Потом, смутно помнилось, он что-то сказал, отчего ее сердце забилось сильно-сильно и после она погрузилась в глубокий сон.
Что же это могло быть? А не коснулся ли он ее губ, не был ли это первый поцелуй в ее жизни? Или ей приснилось, будто она ощутила чьи-то губы на своих?
«Скорее всего это был сон, — подумала она. — Но сон странный, таких я раньше не видела».
Она доела персик, прыгнула с постели и пошла в ванную.
Две горничные наливали горячую воду, рядом стояла посудина с холодной водой, на случай, если вода в ванне окажется слишком горяча. Потом они ушли и оставили ее одну.
Было приятно спуститься по трем мраморным ступеням и погрузиться в ванну. Илука будто оказалась в далеком прошлом, в глубине веков, и почувствовала себя дочерью римского полководца или даже самого императора.
«Я должна про это рассказать маме», — подумала она, но тутжеусомнилась — осмелится ли.
Илука быстро вышла из ванны, зная, что граф ее ждет.
Когда она вернулась в спальню, горничная помогла ей одеться. Она выбрала очень симпатичное платье из светло-зеленого муслина, по которому были разбросаны маленькие цветочки.
Ткань привезли из Парижа, а сшила его придворная портниха в Лондоне, и, взглянув на себя в зеркало, Илука подумала: она выглядит не как актриса, которая сама зарабатывает себе на жизнь.
По переодеваться не было времени, и она спросила у горничной:
— А где мне найти его светлость?
— Он ждет вас в будуаре, мисс. Это рядом.
Илука думала, что они встретятся внизу, здесь ей показалось уж слишком интимно.
Горничная открыла дверь, разделяющую их комнаты, и Илука вошла в будуар.
Он оказался гораздо просторнее, чем она ожидала, и еще более впечатляющим.
Стены увешаны прекрасными картинами французских художников, мебель тоже из Франции, комнату наполнял аромат гвоздик — они стояли в нескольких вазах.
Граф сидел в удобном кресле и читал газету.
Когда Илука вошла, он отложил ее и поднялся. Граф, как ей показалось, несколько недоуменно оглядел ее платье — оно явно не подходило к роли, в которой она появилась здесь.
— Доброе утро… милорд, — заторопилась Илука. — Я очень… расстроена, что проспала, я должна… извиниться. Теперь мне не удастся увидеть Аполло.
— Я должен вам что-то сказать, — тихо проговорил граф, — и я боюсь, новость эта потрясет вас. Я думаю, вам лучше сесть.
Она непонимающе смотрела на графа, пытаясь отгадать, почему он говорит так мрачно.
Тем не менееона не могла не отдать должное элегантности, с которой он был одет. И вообще при дневном свете граф Лэвенхэм выглядел еще лучше, чем при вечернем.
Он ждал, когда она сядет. Илука подчинилась и посмотрела ему в лицо.
Она вдруг испугалась: а не совершила ли она какую-то оплошность, не открылось ли, кто она йа самом деле?
— Я должен вам сказать, — Очень тихо начал граф, — к мистеру Арчеру утром зашел лакей, приставленный к нему, и обнаружил, что ночью он умер.
Илука не понимала, что он говорит. И воскликнула:
— О чем вы? Этого… не может быть.
— Боюсь, это правда, — сказал граф. — Он действительно был очень старым человеком и, вероятно, страдал сердцем, сам того не подозревая. По хочу вас утешить — он умер с улыбкой на устах.
— Да я не могу… поверить… Он был так счастлив, что смог приехать сюда. И очень… счастлив, что вы попросили его остаться… еще на один вечер.
Граф пересел к ней на диван и уже совершенно другим тоном спросил:
— А что этот человек значил для вас?
— Мне было так жаль его, — ответила Илука. — Он сказал, что последний шанс не умереть голодной смертью — понравиться вам.
— И это единственная причина, по которой вы приехали с ним?
— Он умолял меня и просил спасти его, и я подумала: жестоко сказать ему нет.
— Л почти догадался… — сказал граф. — Я так и понял, здесь что-то в этом роде.
— Но неужели он действительно мертв?
Илука вдруг вспомнила слова Ханны — Бог троицу любит. Старая служанка оказалась права.
Три смерти подряд — Ханна, Люсиль Гэнимед и теперь бедняга мистер Арчер.
Илука почувствовала на себе изучающий взгляд графа и сказала:
— Может быть, для него это легкая смерть. Вчера к нему повернулась удача, вы попросили еще об одном представлении, а это означало деньги на жизнь, которых ему хватило бы… надолго.
— Разумный взгляд, — похвалил граф. — Я хочу, чтобы вы все предоставили мне, Илука. Я прослежу, чтобы его похоронили возле церкви, и, если не хотите, не ходите на похороны.
Но конечно, можете известить его родственников.
— А я не знаю… его родственников.
— То есть вы знакомы лишь по работе?
Не подумав, она выпалила правду:
— Я познакомилась с ним только позавчера.
Еще не договорив фразу, она поняла свою ошибку.
— Когда он и попросил вас сюда приехать?
Немного помолчав, Илука кивнула.
— Да, так и было, — призналась она.
— Тогда, я думаю, нам следует известить о смерти мистера Арчера агента, с которым имел дело мой секретарь, — сказал граф. — Он организовывал представление на вечеринке. И он расплатится с теми, с кем должен был расплатиться Арчер. — Граф улыбнулся Илуке и добавил; — Вы свободны от всяческих хлопот, я прошу вас не беспокоиться. Положитесь на меня. Я за всем присмотрю.
— Спасибо, — быстро ответила Илука, — но я…
Но граф уже поднялся, взял ее за руку и потянул за собой.
— А теперь слушайте, Илука, — сказал он. — Нам надо многое сказать друг другу — и вам, и мне. Но сейчас я должен ехать на скачки. Я хочу, чтобы вы остались, осмотрели дом, погуляли в саду, отдохнули, пока я вернусь.
— Но… я думаю, что я… Мне лучше уехать… — с трудом выговорила Илука.
— Вы действительно думаете, что я вам это позволю? — спросил он. — Я собираюсь стать вашим покровителем, чтобы вы снова не попали в какую-то трудную ситуацию.
Илука посмотрела на него неверящим взглядом.
И когда она пыталась подобрать подходящие снова, он поддел пальцем ее подбородок и повернул к себе.
Он посмотрел ей в глаза, а потом случилось самое невероятное, во что она просто не могла поверить, — он поцеловал ее.
Илуку еще никогда не целовали, и она понятия не имела, что это такое. Будто берут в плен и даже нечего пытаться убежать.
Она была безмерно удивлена и поражена.
Потом она сказала себе, что должна сопротивляться, но вдруг почувствовала, как будто молния пронзила ее тело.
Она испытывала странное возбуждение, почти такое же, как во время танца. Казалось, ее сердце поет, музыка исходит из самых его глубин, и Илука чувствовала — подобное происходит и с графом. Они замерли, точно оба слушали музыку, льющуюся из их сердец.
Внутри у нее все пело и с дрожью прорывалось наружу. Похоже, то же самое испытывал и граф.
Сейчас соединялись не только их губы. Целуясь, они словно впитывали в себя друг друга.
Ощущение было таким потрясающим и возвышенным, что граф поднял голову и посмотрел на Илуку, а она устремила на него огромные глаза, кроме которых, казалось, больше ничего не было на маленьком нежном личике.
Илука хотела что-то сказать, но слова застряли в горле.
— Ну теперь вы понимаете? — спросил он. — Мы поговорим об этом, когда я вернусь. А пока, пожалуйста, займите себя сами.
С этими словами он вышел, закрыв за собой дверь.
Илука не могла двигаться. Она замерла там, где граф Лэвенхэм оставил ее, сердце девушки бешено колотилось, и дрожь пробирала ее как никогда.
Случившееся сейчас было продолжением вчерашнего — чувств, которые нахлынули на нее в цыганском танце. Она тогда воплотила в движении поиск любви.
Это чувство затопило Илуку, поглотило, она утонула в нем, как в сладком сне. Девушка села на диван, закрыв лицо руками.
Она не знала, как долго сидела, не отнимая рук и не поднимая головы.
Потом, радуясь, что ее сердце успокоилось и стучит как обычно и восторг, сжимавший горло и грудь, исчез, Илука велела себе обратиться к реальности и попытаться быть разумной.
Она отбросила чувства, пробужденные графом, и попробовала мыслить четко и ясно.
Заявление графа о покровительстве повергло бы ее мать в неподдельный ужас. Стало быть, и самой ей следует точно так же отнестись к его заявлению.
В памяти всплыли слова мистера Арчера: Люсиль Гэнимед потеряла своего «покровителя», и это одна из причин, почему она согласилась поехать развлекать графа Лэвенхэма.
Илука не совсем понимала суть слова «покровитель».
Она смутно помнила давний разговор отца с матерью.
Отец не знал, что дочь слушает, и рассказывал жене:
— Мадам Вестрис крепко встала на ноги, потому что ей покровительствует один из самых богатых мужчин в Лондоне.
— А я думала, она замужем, — заметила миссис Кэмптон.
— У них раздельное имущество, — ответил полковник. — С точки зрения Люси Вестрис — самый наилучший вариант.
— Не могу понять, почему любовные дела подобных женщин так тебя интересуют, дорогой, — проговорила миссис Кэмптон, а муж рассмеялся:
— Если ты ревнуешь, любовь моя, то для этого нет оснований. Я просто рассказываю клубные сплетни. Мы здесь узнаем новости недельной или месячной давности.
По отцовскому тону Илука поняла: он снова сожалеет об их бедности, из-за которой семья не может больше времени проводить в Лондоне, на скачках, которые он обожал.
А мать, словно размышляя о том же, обняла его за шею и сказала:
— О, дорогой, как бы я хотела оказаться богатой наследницей!
— А окажись ты ею, ты бы вышла замуж за какого-нибудь графа, — рассмеялся полковник. — И мне тебя не видать. Я люблю мою дорогую жену такой, какая она есть. А деньги не самое главное, зато мы счастливы.
— Конечно, конечно, — согласилась миссис Кэмптон.
Обнявшись, они ушли, не вспомнив об Илуке, читавшей на широком подоконнике за занавеской и слышавшей каждое слово родителей.
Тогда девочка, конечно, не раздумывала долго над услышанным, но теперь-то хорошо поняла, что граф собирается ей предложить.
Но больше всего ее испугало не это, а собственная ее реакция на поцелуй.
«Я должна уехать! — подумала она в панике. — Как я могу остаться и разрешить ему узнать, что его поцелуй вознес меня на вершину горы, где, кажется, я танцую танец страсти?»
Илука подумала, что точнее невозможно выразить ее нынешнее состояние.
Но разбуженные чувства жгли, словно солнце, словно пламя цыганского костра, вздымающееся все выше и выше рядом с ним, с графом Лэвенхэмом!
"Я должна уехать!»
Она повторяла эти слова, будто заклиная себя.
Илука поднялась с дивана, но неодолимое желание остаться и ждать возвращения графа со скачек, говорить с ним, заставило ее снова сесть. Ей хотелось — о ужас! — чтобы он снова поцеловал ее и она бы еще раз почувствовала его губы на своих губах.
«Наверное, я сошла с ума, — сказала себе Илука. — Ну что, что бы мама могла обо мне сейчас подумать?»
Девушка пересекла комнату, подошла к окну — оно выходило на озеро и парк.
Перед главным входом стояло несколько фаэтонов, и Илука догадалась, что экипажи ждали графа и его друзей, собравшихся на скачки.
Она видела, как джентльмены вышли из дома, остановились на ступеньках, потом к ним подошел хозяин, в шляпе, надетой слегка набок. Его начищенные ботинки сверкали, контрастируя с плотно облегающими панталонами цвета шампанского.
Он сел в первый фаэтон, и один из приятелей забрался рядом.
Грум занял свое место сзади, граф тронул лошадей, и по тому, как он это сделал, Илука поняла, что он прекрасно справляется с ролью кучера.
В другие экипажи уселись прочие гости, а кто не захотел ехать в фаэтонах, отправились в роскошных двуколках.
Илука наблюдала за ними, пока кавалькада не скрылась за густыми кронами дубов. Потом тихонько вздохнула и пошла к себе в спальню.
Она понимала: ей будет очень трудно отсюда уехать, не только потому, что она никогда раньше не путешествовала одна, а потому, что сердце ее рвалось остаться.


Через два часа Илука уже была полна решимости ехать.
Она дала указания горничной сопроводить ее в ближайшую придорожную гостиницу, и сделала это с таким видом, что та не посмела спорить или уговаривать остаться до возвращения хозяина.
Ей повезло — секретарь графа тоже отбыл на скачки. И не нашлось никого, наделенного властью, способного указать Илуке, что она может делать, а что — нет.
И лишь когда она оделась, готовая к путешествию, и когда сундуки были уложены для погрузки, Илука сказала домоправительнице:
— Я бы хотела увидеть мистера Арчера, прежде чем уеду.
— Вы думаете, стоит, мисс? Это вас не разволнует?
— Я бы хотела помолиться рядом с ним.
Та молча провела ее по проходу в комнату, которую она заняла, впервые появившись в доме графа Лэвенхэма.
Ставни были закрыты, но света хватило, чтобы увидеть мистера Арчера со сложенными на груди руками.
Девушке вспомнились скульптурные изображения святых на гробницах.
Сейчас, мертвый, он казался моложе, беззаботнее, морщины утратили резкость, стали не такие глубокие, как при жизни.
Граф сказал правду — старый актер д'Арси Арчер умер с улыбкой на устах. Его лицо было счастливым.
«Слава Богу», — подумала Илука.
Девушка не сомневалась: граф не только хорошо вознаградил старика, но и порекомендовал друзьям. Жаль, эти рекомендации оказались не слишком полезны мистеру Арчеру.
Илука опустилась на колени возле ложа и помолилась за упокой его души.
Поднявшись, она поймала себя на мысли, что Богу виднее: смерть мистера Арчера спасла его от нищеты и тревог о будущем, снедавших его изо дня в день и отнимавших здоровье и годы.
Она вышла из комнаты и увидела экономку, ожидавшую за дверью.
— Катафалк за бедным джентльменом прибудет сегодня днем, — сообщила она. — Вы не останетесь на похороны, мисс?
— Боюсь, не смогу, — покачала головой Илука.
— Вы оставите адрес на случай, если его светлость захочет вас найти? — спросила женщина.
— Я думаю, все, что нужно его светлости, он уже знает, — уклончиво ответила Илука.
Она поблагодарила экономку и дала большие чаевые для горничных, отчего заметила удивление на лице женщины.
Затем она спустилась по большой лестнице и почувствовала, что прощается с самым замечательным домом, который когда-либо видела, и с его владельцем.
И лишь отъехав на приличное расстояние, с печалью вспомнила: она так и не увидела Апопло, не осмотрела дом.
Что ж, зато всю оставшуюся жизнь смогу воображать то, чего не видела», — посмеялась она над собой.
Но вот чего ей уже не надо будет воображать, так это поцелуя. Теперь она наконец знает, что пытаются воспеть в стихах поэты, а писатели — в прозе.
«Как я могла позволить поцеловать себя мужчине, с которым я едва знакома?» — изумлялась Илука.
Но поцелуй был самым возвышенным, самым прекрасным из всех, о которых она когда-либо читала.
Илука доехала до придорожной гостиницы, поблагодарила слуг графа за сопровождение, дала кучеру и лакею, к их большому удивлению, чаевые и заказала дилижанс.
Вряд ли граф пустится вслед за ней, но на всякий случай Илука поехала в дилижансе до ближайшего городка, граничащего с Бердфордширом.
А потом сменила экипаж и отправилась в Стоунфилд. Ей казалось, она поступила умно и отлично замела следы.
Должно быть, она чрезмерно тщеславна, смеялась она над собой, с чего она взяла, что его светлость вознамерится догонять ее, искать?
«Он никогда не узнает, кто я".
Хотя мистер Арчер объявилеенастоящее имя, представляя публике. По имени, столь необычному, нетрудно выяснить, кто она и откуда.
"Для графа я должна остаться просто танцовщицей, — всматриваясь в скучные бесконечные поля Бердфордшира, думала Илука. — У него есть кому покровительствовать — актрисе из «Друри-Пэйн» и множеству других, которые гоняются за ним».
Но при этих мыслях сердце болело, точно в него всадили острый нож.
Но тут Илука сказала себе,чтовсе это смешно.
«Я должна помнить: граф и лорд Марлоу готовы целоваться с любой хорошенькой женщиной, попавшейся на их пути».
И она не была для них чем-то особенным. Просто женщина, как любая другая. Но все же…
И снова в ней поднялся странный восторг, он переполнил сердце, оно затрепетало, будто рядом оказался граф Лэвенхэм, и в душе зазвучала сладостная мелодия.
«Неудивительно, что мужчины и женщины ищут свою любовь всю жизнь», — подумала Илука.
Потом вдруг в ее душе все перевернулось. И Илука призналась себе наконец: она влюбилась. По-настоящему.


— Ехала в дилижансе одна? Никогда ничего подобного не слышала! — воскликнула миссис Адольфус.
Илуку провели в угрюмую гостиную, где сестра отчима сидела у окна и вышивала.
— А что мне было делать, тетушка? — ответила Илука. — С дилижансом произошел несчастный случай, бедняга Ханна погибла, когда он перевернулся.
Миссис Адольфус уставилась на нее, будто сомневалась в ее честности. Потом в ужасе всплеснула руками:
— И ты путешествовала одна? Ну как ты могла?
— А что мне оставалось? Деревушка, где это случилось, очень маленькая, и не думаю, что там кто-то слышал про горничных, да еще специально обученных.
— Но ты могла бы что-то придумать, если бы постаралась, — ворчала миссис Адольфус, всегда готовая придраться. — И где же ты ночевала, позволь спросить?
— Священник оказался добрым человеком и предложил мне спальню в своем доме, — ответила девушка.
Илука подумала: звучит вполне прилично.
Но миссис Адольфус подозрительно поинтересовалась:
— А он женатый человек?
— Нет, но ему больше семидесяти пяти, а его экономка пожилая женщина.
— И никого, кроме тебя, там не было?
После секундной паузы, сообразив, что если сказать правду, то немедленно возникнет тысяча подозрений, она покачала головой:
— Нет… больше никого. Миссис Адольфус вздохнула, но не от облегчения, а от разочарования.
Потом заявила:
— Му ладно, здесь ты в безопасности, но я должна тебе сказать, что все это звучит очень странно. У меня не укладывается в голове, я просто не могу поверить, что не было другого выхода, как пуститься дальше одной.
Илука промолчала, она понимала: если ответит, спор будет длиться до бесконечности.
— Сейчас я хотела бы подняться в свою комнату, умыться и вымыть руки. Я вся пропылилась в дороге.
— Неудивительно, у нас давно не было дождя. — ответила миссис Адольфус. — Бог знает, что будет с урожаем, если мы не дождемся ливня.
Илука повернулась к двери и уже взялась за ручку, как миссис Дцольфус нехотя, словно не желая сообщать приятную новость, проговорила:
— Да, кстати, Илука, в прихожей лежит письмо от матери. Я узнала по почерку. Наверное, скучает без тебя.
— Письмо от мамы? Замечательно! Больше Илука ничего не стала слушать, выбежала в холл и увидела письмо на краю стола, а ведь его совершенно точно там не было, когда она вошла. Конечно, это ее почерк, мамы!
Она схватила его и побежала по лестнице в комнату, которую занимала прежде, чтобы прочитать письмо в одиночестве.
Илука подошла к окну — в мрачноватой глубине аскетично убранной комнаты было темно и трудно читать.
Она вскрыла конверт, надписанный летящим почерком матери, и от первых же слов почувствовала,что готова пуститься в пляс.


«Моя дорогая, у меня для тебя хорошие новости. Лорд Дэнтон сделал предложение Мьюриэл, и она приняла его. О помолвке будет объявлено в завтрашнем утреннем номере „Газетт“.
Ты, конечно, обрадуешься: мать его светлости живет во Франции — тамошний климат полезен для ее здоровья, и Мьюриэл собирается туда в сопровождении его сестры, чтобы познакомиться с будущей свекровью.
Лорд Дэнтон настаивает, чтобы они пробыли там по крайней мере месяц, так что можешь возвращаться без промедления домой, и я успеюдо возвращения Мьюриэл представить тебя королю и королеве.
Я обсудила также этот вопрос с лордом Дэнтоном (кстати, он оказался очаровательным молодым человеком), и он думает, что его мать захочет сама представить Мьюриэл ко двору. Видишь, насколько облегчается наше с тобой дело.
Боюсь, твой отчим снова не захочет послать лошадей в Стоун-Хаус, хотя я думаю, и он обрадуется твоему возвращению домой.
Может, вы с Ханной в дилижансе доедете до Сент-Албанса, а я постараюсь убедить сэра Джеймса послать лошадей в Пекок-Инн.
Ты получишь это письмо в среду, а лошади будут ждать вас там в пятницу, так что у тебя будет время пообщаться с миссис Адольфус, которой наверняка не понравится твой скоропалительный отъезд».


Илука взвизгнула от радости. Сегодня четверг, значит, она уезжает прямо завтра утром.
«Слава Богу, — сказала она себе. — Я здесь переночую только одну ночь".
От такой перспективы ей даже показалось, что небо не затянуто облаками, а на нем сияет яркое солнце.
Пока она читала письмо, наверх принесли ее сундуки и пожилая ворчливая горничная уже схватилась за ее вещи.
— Ничего не надо распаковывать, Жозефина, — сказала девушка. — Завтра я уезжаю. Меня ждут дома.
Не дожидаясь ответа горничной, она бросила шляпку на ближайший стол и побежала вниз — сообщить ошеломляющую новость тете Агате, заранее приготовившись выслушать ее упреки: еще бы, ей придется послать сопровождающего до Сент-Албанса. Разве она разрешит Илуке путешествовать одной после всего случившегося?
«Я еду домой», — радовалась Илука, и ноги ее едва касались ступенек. Через прихожую она постаралась пройти более степенно. И поймала себя на том, что думает о графе. Он, наверное, уже вернулся со скачек и обнаружил ее исчезновение.
Что он, интересно, станет делать?
Неожиданно для самой себя она остановилась. Она вспомнила прикосновение его пальцев к ее подбородку, когда он повернул ее лицо к себе. И увидела улыбку графа — так при ней он никому больше не улыбался.
У Илуки снова возникло странное ощущение, и тело ее охватил трепет, так же, как когда рядом с ней был Лэвенхэм. Как будто еще раз она вознеслась на снежную вершину высокой горы под музыку тысячи цыганских скрипок.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Мелодия сердца - Картленд Барбара

Разделы:
Примечание автораГлава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7

Ваши комментарии
к роману Мелодия сердца - Картленд Барбара



На один разок и все...очень легкий роман.Никаких там особых врагов,страстей,кстати говоря тоже нет...а конец вообще как по маслу складывается...вообщем не советую для прочтения,тем кто ищет глубокие чувства,тем кто ищет страсти.
Мелодия сердца - Картленд БарбараAnna999
10.11.2015, 5.35





Народ,не читайте первый комментарий,он не к этой книге написан.Прошу прощения,ошиблась.
Мелодия сердца - Картленд БарбараАnnа999
10.11.2015, 5.40





Интересный, увлекательный роман, сюжет простоват, но интрига есть, есть приключения, любовь, прекрасный стиль повествования автора. Все произведения Барбары Картленд наполнены любовью, романтикой и красотой. А мужчины, как они прекрасны!
Мелодия сердца - Картленд БарбараЮлия
2.10.2016, 16.00





Наивная легкая сказка на ночь.
Мелодия сердца - Картленд БарбараЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
30.10.2016, 16.49





Больше пролистывала,чем читала.Не понравился вообще!
Мелодия сердца - Картленд БарбараНиколь
31.10.2016, 16.19








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100