Читать онлайн Мелодия сердца, автора - Картленд Барбара, Раздел - Глава 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Мелодия сердца - Картленд Барбара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.88 (Голосов: 16)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Мелодия сердца - Картленд Барбара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Мелодия сердца - Картленд Барбара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Картленд Барбара

Мелодия сердца

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 3

Ехать в почтовой карете, которую д'Арси Арчер раздобыл с большим трудом, было гораздо быстрее и удобнее.
Они пропустили дилижанс, поскольку он проходил через деревню рано утром, и тогда они не смогли бы присутствовать на похоронах Ханны и Люсиль Гэнимед.
Когда они стояли у открытых могил в маленьком церковном дворе, где большинству надгробий было несколько сотен лет, у Илуки возникло чувство, что все происходящее — сон.
Казалось, такого не может быть: еще совсем недавно она выехала из дома вместе с Ханной, а теперь из-за простой случайности, из-за места, на котором она оказалась в дилижансе, старушка мертва.
«Если бы я сидела на ее месте, — думала Илука, — то лежала бы сейчас в гробу, а Ханна бы меня оплакивала».
Иногда случившееся можно объяснить лишь перстом судьбы или какой-то сверхъестественной силой, не поддающейся человеческому пониманию. Никакого иного разумного объяснения найти просто невозможно.
Но какова бы ни была причина смерти Ханны, Илука страстно молилась за упокой ее души, за то, чтобы она обрела счастье на небесах.
Мистер Арчер, стоявший рядом, казался очень печальным и старым.
Со смертью молодой актрисы, вывезенной им из Лондона, Он, похоже было, потерял не только надежды на будущее, но и остатки собственной молодости.
Когда печальная церемония подошла к концу, Илука поблагодарила священника за участие и гостеприимство и дала хорошие чаевые его экономке. Наконец-то они могли уехать!
Илуке хотелось поскорее оставить позади этот эпизод своей жизни, забыть о нем, особенно то ужасное мгновение, когда дилижанс перевернулся и полетел с обрыва.
От священника она узнала: одна лошадь переломала все ноги, и ее вынуждены были забить, а другая обезумела от испуга.
Девушка была совершенно уверена, что хозяева дилижанса, немного подлатаю, постараются вернуть колымагу на проселок. И еще многим пассажирам предстоит, рискуя жизнью, трястись в этой несчастной повозке.
Спустившись к завтраку, д'Арси Арчер сказал Илуке, что послал в ближайшую гостиницу узнать насчет почтовой кареты.
— Время нас, конечно, поджимает, но у меня язык не повернулся предложить вам снова сесть в дилижанс.
— Да, должна сознаться, это было бы тяжело, — ответила Илука.
— И еще, — смущенно продолжал он, — я подумал, мисс Кэмптон, поскольку вы не бедная актриса и не живете на свои заработки, может быть, вы не попросите такого большого вознаграждения, как Люсиль? Илука растерялась и не знала, что ответить. По потом сказала:
— Я надеюсь, вы поймете меня, мистер Арчер, правильно: я делаю это, чтобы помочь вам, и ни в коем случае не приму плату за то, что, по вашим словам, является актом милосердия.
По улыбке, коснувшейся губ мистера Арчера, она поняла: именно на такой ответ он и рассчитывал. И остался им очень доволен.
— Я могу лишь надеяться, — продолжала Илука, — что, если наше представление окажется удачным, его светлость и его друзья предложат вам повеселить их и на других вечеринках, а мисс Гэнимед вы сумеете заменить достойной актрисой.
— Может быть, когда-нибудь я смогу отблагодарить вас за вашу доброту, но сейчас мне трудно найти слова, чтобы выразить переполняющие меня чувства.
— Тогда, пожалуйста, не говорите ничего, — попросила Илука.
Как только они уселись в почтовой карете и она тронулась, в д'Арси
Арчере проснулся профессионал. Он стал объяснять, что именно от нее требуется.
— Обычно в таких случаях, — сказал он, — актеры выступают в столовой, пока джентльмены пьют портвейн.
Илука удивилась:
— Я думала, такие богатые люди, как граф Лэвенхэм, могут позволить себе иметь частный театр. Или музыкальную комнату для подобных представлений.
—Я уверен, у его светлости есть и то и другое, — ответил мистер Арчер. — Но эта вечеринка неофициальная, по сути, это роскошный аристократический вариант таверны, где в последнее время я давал свои представления.
Похоже, это был не самый приятный опыт, и Илука поторопилась перевести разговор на другое — спросила о предстоящей программе.
— Сначала я сыграю немного серьезной музыки… — начал он.
— О, так вы еще и пианист, мистер Арчер! — перебила его Илука.
— Да, я начинал пианистом в оркестре итальянской оперы, — при знался он, — но вскоре мне захотелось полнее выразить себя. И я пошел своим собственным путем.
— И что вы стали делать?
— Я играл в пьесах Шекспира. Путешествовал. Пел и танцевал, время от времени аккомпанировал замечательным певцам.
— Должно быть, это было очень интересно! — воскликнула Илука.
— Да, но теперь я стар, а старики никому не нужны…
Он говорил так печально, что ей снова стало очень его жаль.
Потом, как будто чтобы не нагонять на нее тоску, он стал рассказывать, что и как предстоит делать.
— Мне надо их рассмешить, — сказал мистер Арчер, — шутками и песнями под аккомпанемент фортепиано, но вам мою программу лучше не слушать.
Илука удивилась. Мистер Арчер объяснил:
— Это мужская вечеринка, мисс Кэмптон, и я не думаю, что там будут присутствовать какие-то дамы.
Илука почувствовала в его голосе некоторое сомнение.
Она не поняла, кого д'Арси Арчер подразумевал под словом «дамы», но старый актер понимай, что некоторые представительницы слабого пола, которых принято приглашать на подобные сборища, наверняка шокировали бы любую молодую девушку вроде Илуки.
Потом он убедил себя, что напрасно волнуется.
— Мы едем, — сказал он громко, — в дом семейства Хэмптон, в поместье графа.
Говоря это, Арчер надеялся, что, чем бы граф ни занимался в Лондоне, он не введет в свое родовое поместье особ сомнительного свойства и репутации.
Он умолк, и Илука спросила;
— А когда вы кончите петь, что будет потом?
— Потом я объявлю вас — молодую и талантливую актрису, вы выйдете и споете песню.
— Какую?
— Это мы решим на репетиции, которую устроим сразу, как только приедем. — Арчер помолчал и добавил: — Вы мне говорили, что знаете песню «Принеси мою метлу», которую мадам Вестрис исполняет столь блистательно, но я не уверен, что это ваш стиль. Скажите, какие песни вы знаете еще?
— Я как раз вчера ночью думала об этом. Я знаю «Горянку», «Весенний месяц май» и балладу из «Оперы нищих».
— Ну, значит, у нас хороший выбор, — улыбнулся мистер Арчер. — Мы выберем ту, которая у вас получится лучше всего.
— Спасибо, — поблагодарила Илука.
— После этого вы станцуете. А под какую музыку вы хотите танцевать? Я не видел вас в танце, но уверен, вы очень легки и грациозны.
— Надеюсь, — ответила Илука. — По вы отдаете себе отчет, что у меня нет профессиональных навыков?
— Это не важно.
— Если выбор за мной, — начала Илука, — я бы хотела танцевать под цыганскую музыку. В моих венах течет венгерская кровь, и от звуков скрипки мои ноги сами начинают двигаться.
Она заметила радость на лице мистера Арчера.
Пока они ехали, он напел несколько мелодий, и Илука не сомневалась — они вдохновят ее и у нее получится, не зря же отец всегда ее хвалил.
По дороге, пока останавливались, чтобы поменять лошадей, они зашли в гостиницу и выпили сидра. Затем поехали дальше.
— С такой скоростью мы уже в четыре часа дня будем на месте, — сообщил мистер Арчер. — Надеюсь, мисс Кэмптон, вы не слишком устанете и мы сможем послушать ваши песни и выбрать музыку для танцев.
— Я не устала, — ответила Илука, — хотя вчера долго не могла заснуть, думая о бедной Ханне.
— Постарайтесь забыть об этом поистине ужасном происшествии, — посоветовал Арчер, — с вами больше такого не случится.
— Надеюсь.
Всю дорогу ее мучило чувство вины, и не столько из-за Ханны, сколько из-за своего легкомыслия: одна с незнакомцем в какой-то частный дом…
По разве лучше было бы сейчас трястись одной в дилижансе, направляясь к тете Агате, в ее ужасный дом в Бердфордшире? Нет и еще раз нет!
«По крайней мере, — утешала она себя, — будет о чем вспомнить, когда придется томиться в Стоун-Хаусе. И это меня развлечет».
Если бы миссис Адопьфус узнала, ее бы хватил удар.
«Только папа меня бы понял», — подумала себя Илука.
Однако девушка прекрасно понимала: она просто ищет для себя оправдание.
Илука взглянула на мистера Арчера и увидела: он действительно очень старый. И если бы он не улыбался и не заставлял себя быть оживленным, его лицо походило бы на маску.
Конечно, ему трудно надеяться получить роль.
По крайней мере с деньгами, которые он сейчас заработает, какое-то время он сможет прожить безбедно. А вот если бы она отказалась помочь старику, то упрекала бы себя всю жизнь.
Еще раньше, чем рассчитывал мистер Арчер, они подъехали к высоким каменным воротам, над которыми красовался герб. Илука почувствовала волнение.
В конце длинной аллеи, окаймленной вековыми дубами, стояло величественное здание, построенное, как она поняла, в раннем георгианском стиле. Крылья, расходившиеся от широкого фасада, тонули в зелени. Какой прекрасный дом!
Илука увидела, что мистер Арчер тоже залюбовался зрелищем, но оба молчали, пока почтовая карета не пересекла мост, перекинутый в самом узком месте через большое озеро. По его глади величественно скользили белые и черные лебеди, гордо изогнув шеи и покачиваясь на серебре воды.
Мистер Арчер заплатил за проезд и поднимался по ступенькам с вальяжностью солидного джентльмена.
Пока они поднимались, лакеи в зеленых и желтых ливреях — наверняка это жокейские цвета графа, догадалась Илука, — поспешили вниз по ступенькам навстречу, чтобы внести багаж.
Дворецкий приветствовал их, но не так уважительно, как если бы Илука появилась здесь в качестве той, кем являлась на самом деле.
— Я думаю, сэр, — сказал он д'Арси Арчеру, — вы артисты. Ваши спальни готовы, и, согласно указаниям его светлости, они расположены рядом с гостиной, где есть пианино, которое, как думает его светлость, может вам понадобиться.
— Чрезвычайно заботливо с его стороны, — ответил мистер Арчер. — А его светлость дома?
— Нет, сэр, — покачал головой дворецкий. — Его светлость и гости на скачках.
Их повели наверх, в дальний конец коридора, где располагались две спальни и гостиная с пианино.
Инструмент выглядел здесь несколько неуместно, и Илука не сомневалась, что его принесли сюда специально для артистов. Она подумала, что действительно очень мило со стороны графа было побеспокоиться о них. Потом Илука вспомнила слова мистера Арчера о внимании графа к какой-то очень талантливой актрисе и решила: скорее всегоотнее он и знает о жизни артистов.
Багаж перенесли наверх, и тут же появились две горничные, чтобы распаковать его.
Она везла очень много вещей с собой в Бердфордшир, полагая, что хотя бы наряды развеют ее тоску и, если она будет хорошо выглядеть, жизнь станет хоть чуточку приятней. Илука велела достать только те вещи, которые понадобятся на ночь.
Потом она озадаченно посмотрела на сундук, старый и потертый, стоявший рядом с ее блестящими модными сундуками. Это не ее. Нет.
Илука собралась уже попросить перенести его к мистеру Арчеру, когда поняла: наверное, он принадлежал Люсиль Гэнимед. Потом вдруг подумала: если актриса была дублершей мадам Вестрис и пела песни, благодаря которым та обрела известность, без сомнения, у нее в сундуке мужское платье. Ее внезапно осенило: мистер Арчер надеется, что и она наденет такое!
Но Илука успокоила себя — нет, ничего подобного, она зря тревожится.
Однако от присутствия в ее комнате сундука Люсиль Гэнимед она чувствовала себя неловко и неуютно. Во-первых, потому что он принадлежал умершей женщине, во-вторых — в нем, несомненно, лежала одежда, считавшаяся нескромной и неприличной. Указав на сундук горничной, Илука сказала:
— Здесь находятся вещи, которые, так уж вышло, мне не понадобятся во время выступления. Будьте добры, уберите его отсюда и поставьте где-нибудь в гостиной до нашего отъезда.
— Хорошо, мисс, — ответила горничная.
Горничные распаковали вещи и с любопытством уставились на нее как на нечто необыкновенное.
Это позабавило Илуку. Она сменила дорожное платье на простое, но дорогое, одно из тех, что мать купила ей в Лондоне, и вышла в гостиную. Мистер Арчер уже сидел за пианино.
Продолжая играть ине оборачиваясь, он сказал:
— Такая музыка вам нравится? Его пальцы бегали по клавишам, он наигрывал мелодию, которая сразу вызвала в ее воображении цыганских музыкантов в яркой одежде, разукрашенные кибитки, резвых лошадей. Она с удовольствием слушала игру Арчера, пока он не повернулся и не сказал:
— Я жду вашего приговора, мисс Кэмптон.
— Превосходно, — ответила Илука. — По, если можно, я бы не хотела сейчас репетировать танец. Я люблю спонтанность, движения возникают сами собой, их диктует музыка.
— Это свидетельствует об истинном профессионализме! — воскликнул он. — Но все-таки, я думаю, если мне придется аккомпанировать вашему пению, надо порепетировать.
— Да, конечно, — согласилась Илука.
Однако их прервали два лакея, принесших поднос с аппетитными и тонкими, как бумага, сандвичами и горкой пирожных, которые после примитивного ленча в деревне вызвали у Илуки страстное желание съесть их немедленно.
Она заметила, что мистер Арчер ел жадно, точно боялся, что еда вот-вот исчезнет.
Старик, видно, частенько оказывался на грани голода и боялся, что подобное может снова приключиться. «Если у меня будет возможность, — подумала девушка, — я попрошу графа порекомендовать мистера Арчера друзьям. И может, хоть какое-то время ему не придется голодать, и он перестанет опасаться за завтрашний день».
После чая они попробовали исполнить две-три песни, а потом д'Арси Арчер признался — он предпочел бы. чтобы она спела «Горянку», после чего они пошли отдохнуть.
— Я хочу, чтобы вы выступили вечером как можно лучше, — сказал он. — И выглядели как Персефона, спускающаяся в подземное царство теней.
Илука рассмеялась:
— Но это будет вряд ли вежливо по отношению к нашему хозяину. И уж во всяком случае, этот потрясающе красивый дом меньше всего похож на Гадес.
Она говорила весело и не заметила недоброго предчувствия, мелькнувшего в глазах д'Арси Арчера, он как будто боялся за нее, но изо всех сил скрывал свои опасения.
Илука уже лежала в постели и почти спала, когда из гостиной до несся властный голос, обращенный к мистеру Арчеру.
Этот голос ворвался в ее мысли, нарушил их ход, и ей показалось, что все происходит во сне.
Но голос существовал в реальности, и девушка заволновалась, догадавшись: вернулся хозяин, граф, и дает указания мистеру Арчеру относительно их выступления…
Илука слушала и думала: голос именно такой, какой должен быть графа Лэвенхэма, — властный, чет кий, холодный, без сомнения, снисходительный. Именно так обращаются к человеку, стоящему на много ступенек ниже.
Наверное, богатство, успехи на скачках, внимание красивых женщин сделали его ужасно самодовольным.
Илука почувствовала непреодолимую враждебность к графу, хотя никогда прежде не видела этого человека.
Как будто и впрямь она бедная актриса, стремящаяся сделать карьеру и жаждущая заполучить покровителя. И будто она, как и мистер Арчер, молится, чтобы граф одобрил их выступление, ибо это способно изменить ее будущее.
После смерти отца Илука познала бедность, безденежье и понимала любого, оказавшегося в подобном положении.
Она слышала голос мистера Арчера, но не могла разобрать слов. Однако интонации выдавали робость и смирение.
Казалось, старый актер едва не падает на колени перед графом.
«Как нехорошо, когда один человек имеет так много, а другие — так мало, — думала девушка. — И вряд ли граф способен испытывать сочувствие к неудачникам".
Илука снова повторила себе, что должна сделать все возможное и заставить графа помочь мистеру Арчеру. Она размышляла: удастся ли ей поговорить с ним наедине?
По ничего удивительного, если они закончат выступление, выйдут из столовой, а утром их отошлют из имения, как ненужный багаж, и забудут навсегда.
В соседней комнате стало тихо, значит, граф ушел, догадалась Илука.
Конечно, он отдан приказания, и теперь им остается только беспрекословно выполнять их.
Усталость сморила ее, и она мгновенно заснула.


Стоя за занавесом, отделявшим помост на котором они должны были выступать, от большого зала столовой, Илука слышала голоса и смех гостей графа.
Она ощущала, как сильно нервничает мистер Арчер, и, улыбнувшись, подумала: они словно поменялись ролями — он ведет себя как любитель, а она как профессионал.
За себя Илука не боялась. Если даже ее танцы и песни не понравятся гостям, так что же? Какое ей дело до мнения графа? Мистер Арчер пострадает. Не она.
Но ради старика Илуке ужасно хотелось выступить хорошо. А кроме того, ей не нравилась самонадеянность хозяина, и было бы неплохо попробовать чуть-чуть поставить его на место.
Хотя по отношению к ним он вел себя безупречно.
Конечно, Илука понимала, что комнаты, выделенные им, не самые лучшие в доме, но достаточно удобные. Позаботился он и об инструменте — специально доставил замечательное пианино. Еда подавалась им в гостиную одновременно с графом и гостями. Притом совершенно великолепная. Вино из очень красивой бутылки чрезвычайно понравилось мистеру Арчеру, правда, Илука предпочла лимонад.
По все восставало в ней от того, что граф воспринимал ее как человека другого круга, стоящего на более низкой ступеньке в обществе. Она здесь лишь для того, чтобы развлекать других. Илука к подобному не привыкла.
С улыбкой она говорила себе: это полезный опыт, который не следует забывать.
Нет, ей не в чем упрекнуть графа, как бы она ни старалась.
Да, конечно, ее коробило от тона, каким граф говорил с мистером Арчером. От того, что им подали ужин отдельно, от горящих любопытством глаз лакеев и горничных, смотревших на них с интересом, но без уважения.
Но дом был великолепен… Когда они шли по его коридорам и лестницам в столовую, Илука заметила огромный салон, освещенный хрустальными люстрами, с коллекцией, картин и замечательной мебелью.
Сейчас, исподтишка выглядывая за занавес и рассматривая столовую, она еще раз подумала: граф уж слишком богат.
И во всемего облике сквозило, это богатство. Илука сразу догадалась: мужчина на стуле с высокой спинкой не кто иной, как граф. Такого она и ожидала увидеть. Он сидел в конце длинного стола в стиле Георга IV, полированного, без скатерти, с орнаментом из серебра и золота — совершенно потрясающего стола!
Друзья, которых он пригласил развлечься, а их было человек двадцать или больше, все были мужского пола. Они громко смеялись и, похоже, безудержно наслаждались вечером, как и подобает после удачного дня на скачках.
Но хозяин дома, подумала Илука, по контрасту с остальными кажется надменным и скучающим.
Он оказался красивее, чем она ожидала, — строгие, классические черты лица, высокий лоб, зачесанные назад волосы. В вечернем костюме. с высоким галстуком вокруг стройной шеи, граф был просто неотразим.
Он сидел отрешенный, словно божество на недоступной вершине,накоторую сам себя вознес, и не собирался спуститься вниз и смешаться с остальными.
«Граф слишком горд, он просто раздувается от собственной важности», — решила Илука.
Она перестала подсматривать из-за занавеса, чтобы хозяин не почувствовал, что за ним кто-то наблюдает.
Помост, на котором они должны были выступать, располагался между двумя колоннами.
Вероятно, он использовался в подобных случаях и раньше. На нем вполне, например, мог разместиться небольшой оркестрик, если б граф захотел развлечь гостей музыкой.
Пианино, как с удовлетворением отметил мистер Арчер, было великолепным инструментом, несколько ламп по краю помоста изображали свет рампы.
Подумав, что надеть, Илука остановилась на одном из самых лучших платьев, которое мать купила ей для балов.
Оно было не белым, что соответствовало бы ее положению дебютантки, а бледно-зеленым, с очень пышной юбкой, подчеркивающей топкую талию, с пышными рукавами из той же ткани. Нежный зеленый цвет красиво оттенял белую кожу Илуки, о которой отец говорил, что у нее оттенок магнолии.
Единственным украшением служила маленькая камея в крошечных бриллиантиках. Она свисала на ленточке того же цвета, что и платье.
Ей пришлось повозиться с волосами и сделать что-то более сложное, чем та прическа, которую мать считала соответствующей облику молоденькой девушки. Длинные локоны, сверкающие золотом в свете ламп, она собрала сзади — ей казалось, именно так должна выглядеть театральная актриса.
Волосы обрамляли нежное личико, по форме напоминающее сердечко. Илука старалась казаться спокойной, но тем не менее была сильно возбуждена, и глаза ее от этого стали огромными и занимали, казалось, половину лица.
Они были зелеными, с маленькими золотыми крапинками, и любой, заглянувший в них, не мог отвести взгляда.
Ну и чтобы добавить своему облику театральности, Илука завязала вокруг запястий ленточки в тон платья с маленькой белой розочкой посередине.
В последний момент перед выходом такие же две розочки она прицепила к волосам и действительно стала похожа на ту самую Персефону, о которой говорил мистер Арчер.
Она вышла к своему партнеру, он уставился на нее долгим взглядом и потом медленно проговорил:
— Вы выглядите именно так, как я и предполагал. Мне больше абсолютно нечего добавить.
— Спасибо, — ответила Илука. — Я просто боюсь подвести вас.
— Думаю, это невозможно, — сказал он. — К концу вечера мы узнаем, было ли успешным наше выступление, но, я не сомневаюсь, слово «провал» нам придется исключить из словаря.
Илука улыбнулась:
— Папа всегда говорил: если хочешь выиграть скачки, ты должен быть уверен в победе.
— Это как раз то, что мы и должны сделать, — победить, — сказал Арчер. — Асейчас пошли, пора на сцену. Но прежде чем мы отправимся, разрешите мне еще раз поблагодарить вас за то, что вы пришли мне на помощь.
При этом он взял ее руку и театрально поцеловал. Илуке захотелось расхохотаться. Но вместо этого она грациозно поплыла рядом с ним, и лакей в холле проводил их оценивающим взглядом.
Когда они появились в стоповой и услышали звуки застолья, Илука подумала, смогут ли они привлечь внимание графа и его друзей.
И как унизительно будет, если на них не обратят никакого внимания или выгонят со свистом.
Хотя какое это имеет значение для нее, Илуки? Вот только мистер Арчер… «Я сделаю все, что смогу, ради него, — решила она. — А дальше — как будет угодно Богу».
Ужин подходил к концу, разносили портвейн, перед графом поставили бренди.
Он начал говорить, и Илука услышала его слова:
— А теперь, джентльмены, небольшое развлечение для вас. Нечто новое, чего вы раньше не видели.
— Ну, ты разжигаешь любопытство, Винсент, — заметил один из гостей.
— Что ж, я раскрою карты. Думаю, всем вам известна мадам Вестрис. Гости одобрительно зашумели. — К сожалению, сама мадам не смогла присоединиться к нам в этот вечер, но вместо нее у нас ее дублерша, которая, как мне сказали, очень хороша собой и в прочем также не уступает Люси. И, смею добавить, даже моложе ее.
Все засмеялись, а граф продолжил:
— Мадам пленила сердца многих из нас гораздо сильнее, чем мы хотели бы в этом признаться. Так что давайте надеяться, что ее дублерша заменит ту Люси, какой она впервые появилась на сцене, пленила и очаровала всех нас и стала причиной множества скандалов в высшем свете одиннадцать лет назад.
Снова раздался смех, и несколько мужчин зааплодировали.
А потом д'Арси Арчер заиграл веселую мелодию. Представление началось.
Спрятавшись за занавес, Илука слушала музыку. В столовой стало тихо.
Мистер Арчер запел. У него был глубокий баритон, который с возрастом несколько поблек. Однако дикция его по-прежнему была великолепна.
По смеху, раздававшемуся после каждой строчки песни, чувствовалось — слушателям нравится.
Но сама она никак не могла понять, о чем речь.
Видимо, в тексте были заключены двусмысленности, потому что совершенно обыкновенная фраза вызывала бурный хохот.
Немного послушав, она отвлеклась от песен и прильнула к дырочке в занавесе, желая увидеть реакцию графа.
Она почему-то ожидала, что он не смеется. И не ошиблась. На его лице была слегка презрительная улыбка, которая разозлила Илуку.
Граф Лэвенхэм откинулся на стуле, небрежно держа в длинных пальцах бокал. Его друзья с аппетитом ели и пили, а сам он, пожалуй, за столом был весьма воздержан.
Среди изрядно раскрасневшихся гостей граф выглядел холодным и подтянутым.
Может, он все-таки порекомендует мистера Арчера друзьям, даже если ему лично его программа не слишком нравится?
Пожалуй, он остался безразличен к выступлению старого актера, и Илука сказала себе: если мистеру Арчеру не удается тронуть графа, она должна постараться. Д'Арси Арчер допел, рассказал две-три шутки без музыкального сопровождения, суть которых, кстати, Илука снова не поняла. Зато поняла другое — близится момент ее выхода.
У нее возникло тревожное ощущение: все сейчас зависит только от нее.
Когда Арчер заговорил, смех стих. — А теперь, милорды и джентльмены, я с удовольствием представляю вам леди, которая, как вы сейчас сами увидите, похожа на нимфу, поднимающуюся из озера, расположенного возле этого прекрасного дома. Или на фею, забредшую сюда из ближнего леса, а может, просто на богиню, ненадолго спустившуюся с Олимпа, чтобы поразить вас и околдовать. Да, среди нас богиня! И потому позвольте вам ее представить. Собственной персоной — богиня Илука! Всего одно представление, и только одно! А потом она вернется обратно, туда, откуда появилась!
Все было слишком театрально, и Илука удивилась, что мистер Арчер назвал ее настоящим именем.
Но зато ей не придется изображать человека, которого нет в живых.
Д'Арси Арчер вернулся к пианино и взял первые аккорды «Горянки», Илука в это время медленно и грациозно вышла на помост и всталав центре.
В тот же миг она почувствовала, что ее голос пропал, она отыскала глазами графа, ее как магнитом тянуло к нему.
И голос вернулся. Очень мелодичный и обладающий гипнотическим свойством, чего она сама не подозревала. Илука запела балладу, и пела она только для него, для графа.
Она видела его взгляд, устремленный на нее, и хотя казалось, пение , не трогает его совершенно, Илука была абсолютно уверена — он не просто слушает, он внимает каждому звуку, исходящему из ее сердца.
Илука допела балладу, медленно поклонилась, гости аплодировали дружно и возбужденно.
Граф не хлопал, не отрываясь, он смотрел на ее лицо, и Илуке показалось, что, хотя хозяин никак не проявляет своих чувств, ему понравилось.
А в это время мистер Арчеря заиграл цыганскую мелодию, которую они выбрали для танца. Илука замерла, набрана воздуха, попыталась выбросить графа из головы ид думать лишь о самой музыке, вдохновиться ею.
Перед мысленным взором девушки возникли венгерские степи, далекие заснеженные горные вершины, цыганский табор вокруг большого костра.
Сильные, крепкие лошади щиплют траву, женщины утомленно сидят у своих кибиток. Заиграла музыка, и усталости как не бывало. Огонь, вспыхнувший в крови, поднял цыганок на ноги и бросил в бешеный танец. Мужчины возбужденными блестящими глазами следят за их движениями, полными страсти.
Илука вообразила себя одной из танцующих возле цыганского костра, и больше ей не о чем было думать и волноваться — ее ноги сами знали, что делать.
Арчер был настоящий профессионал, он без слов понимал, чего и хотелось Илуке. Поэтому сперва музыка звучала медленная, тихая, как если бы жаждущая душа цыгана томилась в поисках любви.
Он то находил ее, то терял — она устремлялась в другие земли, и нужно было отправляться на поиски ее, такой же непостижимой, как Эльдорадо, всегда остающееся за самым дальним горизонтом.
Илука плыла под музыку, воплощая в пластике мелодию, рвущуюся из-под пальцев Арчера.
Б комнате стояла абсолютная тишина, все ее существо ринулось навстречу приключениям — не только дух и душа, но и тело тоже.
Музыка стала быстрее, и каждый, кто смотрел на танцующую Илуку, едва ли сомневался, что она летает, парит над сверкающим полом.
Она танцевала все быстрее и быстрее, руки ее были удивительно пластичны, ноги точны в движениях, гордо посаженная голова откинулась назад, глаза блестели странным блеском. В самой Илуке, казалось, бушевала музыка чувств.
Зрители, захваченные зрелищем и музыкой, захлопали, отбивая ритм.
Ее ноги двигались с бешеной скоростью, как если бы она наконец нашла то, что искала, к чему стремилась… Потом она внезапно замерла будто вкопанная.
Илука воздела вверх руки, словно в экстазе, откинулась назад и неописуемо грациозно упала на пол, точно подчиняясь неведомому, что оказалось сильнее ее самой.
Когда д'Арси Арчер закончил финальным крещендо, лакей задернул занавес.
Аплодисменты были оглушающими. Некоторые гости вскочили на ноги с криками «Браво?», «Еще!».
Арчер встал из-за инструмента, подал Илуке руку и помог подняться. Он понял, как способен понять лишь профессионал, что в этот момент девушке трудно вернуться в реальность из волшебного мира, в который увел ее танец.
— Вы были бесподобны! — воскликнул он.
Илука улыбнулась. Прежде чем занавес снова открылся, Арчер легонько сжал ее руки, и она поняла — надо поклониться, как он.
Потом занавес снова задернувши, и из столовой раздались крики:
— Идите к нам! Идите к нам! Мы хотим говорить с вами!
Лакей, поднимающий занавес, секунду поколебался, но Илука, вдруг осознав, что ей аплодируют мужчины и она единственная женщина на этом вечере, быстро сказала:
— Нет, нет.
Она не стала ждать, когда мистер Арчер проводит ее, и прежде, чем он успел что-либо сказать, девушка побежала к двери, потом по коридору и вверх по лестнице.
Она не могла это выразить словами, но понимала, что столкнулась с чем-то ей неведомым ей и оказалась в опасной ситуации.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Мелодия сердца - Картленд Барбара

Разделы:
Примечание автораГлава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7

Ваши комментарии
к роману Мелодия сердца - Картленд Барбара



На один разок и все...очень легкий роман.Никаких там особых врагов,страстей,кстати говоря тоже нет...а конец вообще как по маслу складывается...вообщем не советую для прочтения,тем кто ищет глубокие чувства,тем кто ищет страсти.
Мелодия сердца - Картленд БарбараAnna999
10.11.2015, 5.35





Народ,не читайте первый комментарий,он не к этой книге написан.Прошу прощения,ошиблась.
Мелодия сердца - Картленд БарбараАnnа999
10.11.2015, 5.40





Интересный, увлекательный роман, сюжет простоват, но интрига есть, есть приключения, любовь, прекрасный стиль повествования автора. Все произведения Барбары Картленд наполнены любовью, романтикой и красотой. А мужчины, как они прекрасны!
Мелодия сердца - Картленд БарбараЮлия
2.10.2016, 16.00





Наивная легкая сказка на ночь.
Мелодия сердца - Картленд БарбараЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
30.10.2016, 16.49





Больше пролистывала,чем читала.Не понравился вообще!
Мелодия сердца - Картленд БарбараНиколь
31.10.2016, 16.19








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100