Читать онлайн Маска любви, автора - Картленд Барбара, Раздел - Глава 6 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Маска любви - Картленд Барбара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.29 (Голосов: 17)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Маска любви - Картленд Барбара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Маска любви - Картленд Барбара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Картленд Барбара

Маска любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 6

Капитан изменил курс, и в первую минуту Катерине показалось, что идущий впереди корабль продолжает свой путь на север.
Потом она увидела, что он тоже изменил направление.
Герцог вернулся к ней.
— Ступайте в свою каюту, — тихо сказал он, — и заберите из тайника все свои драгоценности, кроме Свадебной короны. Спрячьте их в лиф платья.
В его голосе, звучал приказ, и Катерина, не задавая лишних вопросов, побежала вниз.
Золотой ключ от тайника девушка хранила приколотым к платью. Отстегнув его, она нажала на потайную пружину в обшивке, а после этого отомкнула спрятанную дверцу.
Свадебная корона стояла в глубине тайника, завернутая в тонкую, почти прозрачную, ночную сорочку, принадлежавшую Одетте. Эта сорочка оказалась единственной вещью в каюте, способной защитить жемчужины от ударов при качке и при этом достаточно мягкой, чтобы не повредить хрупкий лабиринт алмазных цветов.
Остальные драгоценности — брошь, кольцо, браслет и жемчужное ожерелье — лежали рядом с короной, и Катерина торопливо сунула их в корсаж своего платья из вышитого муслина с бархатными лентами и прикрыла белой косынкой — фишю, — отделанной кружевом.
Твердые драгоценности неприятно давили на кожу, но девушка знала, что герцог не попросил бы спрятать их, если бы это не было важно.
Она снова закрыла тайник и поспешила на палубу.
Теперь стало видно, что на преследующей их шхуне развевается голландский флаг!
На палубе были матросы, но не очень много. Казалось, они тянут за снасти, регулируя паруса, и выполняют обычные задачи корабельной команды.
Но Катерина заметила, что герцог напряжен, а капитан не отрывается от подзорной трубы.
Они снова изменили курс и поставили еще один парус, но тот корабль подходил все ближе и ближе. А когда он подошел на расстояние мушкетного выстрела, голландский флаг исчез.
Мачты и ют одновременно украсились флагами всех цветов с вышитыми полумесяцами, звездами, скрещенными мечами и другими эмблемами.
Как только появились флаги, на палубу выбежало множество солдат, все с мушкетами, которые они нацелили на команду «Морского ястреба».
Сам пиратский корабль тоже вооружен, поняла Катерина, заметив пушки.
Как только солдаты замерли, готовые стрелять, раздался крик: «Meno pero, meno pero!»
Катерина знала, что это значит: «Сдавайтесь, собаки!» — традиционный клич мусульман при захвате корабля.
Девушка не вскрикнула. И не шевельнулась. Она стояла рядом с герцогом, словно парализованная. То, что происходило перед ее глазами, казалось чем-то нереальным, словно в ночном кошмаре.
Затем прозвучал голос герцога:
— Мы должны сдаться. Сопротивляться бессмысленно. Все против нас. Но я клянусь, что все вы будете выкуплены.
По яхте пронесся шепот благодарности. Но по выражению отчаяния на лицах команды Катерина поняла, что для них мучительно поднять руки над головой и даже не пытаться сразиться с врагом.
Матросы в тюрбанах, потрясающие ятаганами на борту пиратского корабля, держали наготове крюки. Этими крюками они зацепили перила «Морского ястреба», и часть солдат спрыгнули на яхту.
Один из них явно был офицером. Катерина догадалась, что это ага янычаров, которые и предоставляли военные отряды мусульманским кораблям.
— Янычары, — сказал ей кто-то на пути в Венецию, — вербуются из левантинцев и обычно говорят по-французски.
Герцог, должно быть, знал это, потому что когда ага в длинном сюртуке, в шляпе с пером и с мечом на поясе подошел к нему, англичанин сказал по-французски внушительным голосом:
— Мы британцы, месье, и я слышал, что моя страна имеет договор с вашей страной.
— Договор, — ответил янычар на том же языке, — касается торговых судов. А это, если не ошибаюсь, частная яхта.
— Вы правы, — подтвердил герцог. — Тем не менее я считаю, что, беря нас на абордаж, вы нарушаете наше право свободного прохода в Средиземном море.
— У вас нет никаких прав, — резко возразил янычар, — так что считайте себя и свою команду моими пленниками.
Катерина чуть слышно вздохнула, но герцог остался невозмутим.
— Я дворянин, мое имя герцог Мелфорд, и я чрезвычайно богат.
На лице янычара мелькнула усмешка.
— В нашем деле, месье, очень необычно, чтобы кто-то признавал себя богатым.
— Я говорю правду, и я намерен заплатить любой выкуп, не только за себя и за свою жену, но и за моих людей. Поэтому я просил бы вас обращаться с ними хорошо.
Янычар ничего не ответил. Тогда герцог сказал, понизив голос, так что только ага и Катерина могли его слышать:
— В моей каюте есть тайник, который очень трудно найти. Там лежит большая сумма денег, и если вы возьмете половину себе прежде, чем капитан поднимется на борт, полагаю, он ничего не заподозрит.
Янычар остался неподвижен, но Катерина увидела, как алчно заблестели его глаза.
— Почему вы предлагаете мне это, месье? — спросил он после паузы.
— Я прошу взамен только одного: чтобы мне и моей жене разрешили плыть на нашей яхте туда, куда вы там собираетесь нас отправить.
Глаза янычара повернулись к Катерине. С минуту он смотрел на нее, потом сказал герцогу:
— Вы благоразумны. Я согласен, но надо поторопиться.
Герцог повернулся к трапу, и ага сказал другому янычару — по-видимому, своему заместителю:
— Я хочу посмотреть на бумаги этого пленника, не разрешай остальным подниматься на борт, пока я не скажу.
Не дожидаясь ответа, ага вслед за герцогом и Катериной спустился по трапу и вошел в каюту герцога.
Янычар закрыл за собой дверь, и герцог, вытащив из кармана золотой ключик, открыл тайник в стене.
Катерина увидела там много денег. Янычар быстро набил карманы банкнотами и золотом, но забрал не все, оставив вполне приличную сумму.
— Закрывайте, — приказал он, — и когда капитан спросит вас о тайнике, покажите его, но с неохотой.
— Я так и сделаю, — ответил герцог. — А вы даете слово, месье, что мы с женой останемся на яхте, пока не придем в порт?
— Я это устрою, — пообещал янычар, — но вас, конечно, будут сторожить. Я не могу позволить себе лишиться такого ценного трофея.
Он говорил с издевкой, и Катерину это возмутило. Затем ага широко распахнул дверь каюты и вышел, крича:
— Добыча! Крупная добыча! Нам везет! Пусть остальные правоверные поднимаются на борт.
Катерина повернулась к герцогу и в первый раз заговорила.
— Они… причинят нам боль? — шепотом спросила она.
— Я думаю, не физически, — ответил герцог. — Мы более ценны им живые, но мусульманская тюрьма не очень приятное место, если не сказать больше. — Сколько времени… потребуется, чтобы нас… выкупили? — нервно спросила Катерина.
Прежде чем герцог успел ответить, раздался такой грохот, что стало невозможно слышать друг друга.
Дикого вида берберы с огромными ножами на поясах затопали вниз по трапу. Они выглядели такими свирепыми, такими ужасающими, что Катерина непроизвольно подвинулась ближе к герцогу и схватилась за его руку.
— Все в порядке, — сказал он успокаивающе, — они не войдут сюда. Каюта хозяина — это прерогатива капитана.
Катерина увидела, как пираты ринулись в ее каюту и вышли, нагруженные платьями, принадлежавшими Одетте, столиками, матрасом и одеялами с кровати, стульями и даже ковром с пола.
С криками и воплями они понесли все это на палубу, а другие тем временем грабили салон.
Катерина растерянно наблюдала за ними через открытую дверь, когда в проеме появился еще один мужчина. Наверно, капитан, подумала девушка.
По сравнению с остальными пиратами он казался выше, крупнее и свирепее, а когда капитан прошел большими шагами в каюту, Катерина поняла, что он турок.
— Ага сказан мне, что ты дворянин, — грубо обратился капитан к герцогу.
Он говорил по-французски с сильным акцентом.
— Это верно, — ответил герцог.
— И ты богат?
— Да.
— Значит, мы получим за тебя хорошую сумму.
— Я слышал, можно устроить выкуп, — бесстрастно сказал герцог, словно речь шла о каком-то товаре.
— Правда! — сказал капитан. — А содержимое этой каюты — мое, и все деньги, которые есть у тебя при себе, и те, что спрятаны здесь.
— Я всегда считал, — заметил герцог, — что в соответствии с Кораном одна пятая должна идти Аллаху.
Турок прищурился.
— Это мое дело! — закричал он. — Давай показывай, где держишь свои ценности! Или я должен тебя пытать?
— Незачем меня пытать, — ответил герцог, — но в то же время я бы не хотел, чтобы кого-то обманом лишили его доли добычи, например той, что должна идти на содержание порта и, конечно, бею.
Капитан остро взглянул на герцога. Катерина почувствовала, что он слегка озадачен такой хорошей осведомленностью христианина в правилах грабежа.
Видимо, чтобы спасти свое лицо, турок агрессивно закричал:
— А ну, выкладывай, что у тебя есть! Для начала я заберу часы.
Герцог вытащил из жилетного кармана часы с цепочкой и брелоком и передал их капитану.
И в этот момент, словно бы случайно, хотя Катерина не сомневалась, что герцог сделал это нарочно, он уронил на пол каюты золотой ключик от тайника.
— Что это? — спросил капитан. Герцог медленно поднял ключик.
— Показывай, где твои деньги, собака! — проревел капитан.
Не отвечая, герцог подошел к стене, отодвинул панель и открыл тайник для капитана.
Точно так же, как до него янычар, капитан запихивал банкноты в карман, пока тайник не опустел.
Потом, оглядев герцога, потребовал:
— Давай сюда кошелек и кольцо. Герцог снял с пальца золотое кольцо-печатку и вытащил из карманов сюртука несколько соверенов.
— Это все, что у меня есть, — хладнокровно произнес он.
На минуту Катерина испугалась, что капитан настоит на обыскивании герцога. Глаза двух мужчин встретились, но спокойное превосходство герцога победило.
Капитан оглядел каюту.
— Все это мое, — громко заявил он.
Герцог ничего не ответил, и, словно угадав нужный момент, в дверь вошел янычар.
— Эти двое пленников слишком ценные, — сказал он капитану, — поэтому я решил, что они должны плыть на этом корабле, а не на вашем, как обычно. Я, конечно, оставлю солдат сторожить их, чтобы они не выбросились из иллюминаторов.
— Да уж постарайся, — ответил капитан. — На этом суденышке мало поживы.
— Мало денег? — спросил янычар нарочито незаинтересованным тоном.
Капитан покачал головой.
— Очень мало. Люди вроде него носят при себе банковские чеки, которые для нас бесполезны.
— Да, действительно, — сочувственно согласился янычар.
Когда капитан ушел, ага повернулся к герцогу.
— Мы придем в Тунис не раньше завтрашнего вечера, — сказал он. — До тех пор при вас будет находиться солдат, и вы не выйдете из каюты.
— Вы объясните ему, что нам можно ходить в ванную комнату?
— Ванная комната? Это что-то новое! — воскликнул янычар.
Ага прошел через каюту и открыл дверь. С минуту он смотрел на ванну, потом рассмеялся.
— Англичане всегда были помешаны на мытье! Оно лишает их мужественности!
Язвительно засмеявшись, ага вышел из каюты, чтобы через секунду вернуться с солдатом.
Янычар отдал распоряжения по-арабски, и Катерина не поняла, что он сказал.
Солдат, угрюмого вида человек, молча кивнул, что понял приказ.
Когда офицер ушел, он неприятно уставился на герцога и Катерину, из-за чего девушке стало страшно.
Потом, ни слова не говоря, он сел на пол прямо перед дверью, скрестил ноги и вытащил из-за пояса длинную трубку.
— Не думаю, что он будет докучать нам, — спокойно сказал герцог.
— Он, что, все время будет здесь сидеть? — спросила Катерина.
— Радуйтесь, что нас не отвели в трюм пиратского корабля, — ответил герцог. — Пленников, почти обнаженных, загоняют туда, как овец в загон. Из-за жары многие умирают от жажды, а оставшиеся в живых часто заболевают оспой.
— Обнаженных! — в ужасе воскликнула Катерина. — Пираты крадут их одежду?
— Все, что у них есть! Захваченных в плен мужчин обычно трясут вниз головой за ноги на тот случай, если они проглотили свои деньги.
— Какое зверство!
— Очень точное слово для берберских пиратов! — жестко сказал герцог. — Они грабят, пытают и убивают, и вместо того, чтобы объединиться против них, торговые страны мира, такие как Англия, Голландия и Франция, платят этим головорезам за защиту, и эта гнусность продолжается!
— И никто не дает им отпор? — спросила Катерина.
— Орден Святого Иоанна ведет бесконечную войну с Мальты. Но хоть рыцари и захватывают корабли мусульман и бомбардируют их гавани, одни они недостаточно сильны, чтобы поставить негодяев на колени.
— Значит, никто не спасет нас, — удрученно прошептала Катерина.
— Только деньги, — мрачно ответил герцог.
Наверху началось движение. Люди забегали туда-сюда, а минутой позже раздался хлопок ветра в паруса, и корабль снова отправился в путь. Катерина села на кровать.
— Куда нас… везут? — спросила она.
— В Тунис, а там нашу команду продадут как рабов.
— Рабов?
— В руках у этих варваров томятся тысячи и тысячи рабов-христиан.
— А что будет с… вами и… со мной? — спросила девушка.
— Надеюсь, дела сложатся лучше, чем обычно, — медленно проговорил герцог, и Катерина поняла, что он осторожно подбирает слова. — Насколько я знаю, в Алжире, Тунисе и Триполи — главных местах, из которых орудуют берберские пираты, — есть постоянно проживающие консулы от всех стран.
— А у этих консулов есть какая-нибудь власть? — спросила Катерина.
— Полагаю, очень незначительная. Я слышал, как министр иностранных дел говорил об этом всего год назад. Он жаловался, как трудна работа английского консула, и как их унижают бей и паши — в большинстве своем необразованные марроканцы, которых интересует лишь вымогательство денег у христиан.
— Выкупами?
— И, конечно, продажей их кораблей и груза.
Катерина глубоко вздохнула.
— Постарайтесь не бояться, — мягко сказал герцог. — Вы же знаете, что я буду защищать вас всеми способами, какими только смогу.
— Вы сказали… янычару, что я ваша… жена.
— У меня была причина так сказать.
Катерина ждала, что герцог даст ей прямое объяснение, но он заговорил о другом:
— При захвате корабля с женщинами практически всегда обращаются хорошо. Мусульмане почитают женщин, и мужчина, оскорбивший женщину, рискует получить палочные удары по пяткам. Как вы заметили, вас не попросили отдать любые ценности, какие могли бы быть на вас.
— Да, я удивилась этому, — сказала Катерина. — Как жаль, что вы не дали мне спрятать ваши деньги.
— Если у вас не отберут драгоценности, нам хватит и их, — ответил герцог. — Когда недавно я получил сведения о пиратах, я мало спрашивал об их обращении с пленницами. Мне и в голову не приходило, что я окажусь в подобной ситуации с женщиной на борту!
Катерине очень захотелось спросить, а не приходило ли ему в голову, что они могут столкнуться с пиратами, когда он плыл в Венецию с Одеттой?
Но потом она подумала, что они были достаточно благоразумны, чтобы держаться близко к берегам Франции и Италии. Ведь только потому что корабль сбился с курса во время шторма, они и попали в такую неприятную ситуацию.
— Янычар был добр, — заметила девушка, благодаря бога, что они по-прежнему на яхте.
— К счастью, он оказался продажным! — ответил герцог.
— Он лучше других!
— Думаю, все молодые турки в Леванте жаждут стать янычарами в Берберии, — сказал герцог. — Янычарам разрешается жениться на марроканских аристократках. Они обладают большой властью и живут в удобных домах с множеством рабов-христиан.
— А какую часть добычи получают они сами? — спросила Катерина.
— Только полтора процента, — ответил герцог. — Вот почему я предложил ему деньги. Пять процентов для Аллаха; из оставшегося половина идет владельцам пиратского корабля, хотя следовало бы отдавать ее государству, и половина — команде.
— А каюта хозяина — капитану, — добавила девушка.
— Точно! Большая часть награбленного довольно честно делится под мачтой, куда уволокли содержимое вашей каюты.
Катерина вздохнула.
— К счастью, у меня мало что было.
Герцог не ответил. Он стоял у иллюминатора, глядя на море.
Несмотря на его спокойный тон, Катерина знала, что герцог глубоко взволнован тем, что произошло, и он, как и любой человек, беспокоится о будущем.
С усилием, потому что она боялась больше, чем смела признаться даже себе, девушка сказала:
— Раз мы должны больше суток сидеть взаперти в этой каюте с нашим стражем, я хочу спросить… у вас случайно нет с собой колоды карт?
— Карт? — изумленно переспросил герцог, будто в жизни не слышал ни о чем подобном.
Катерина улыбнулась.
— Если мы все время будем пугать себя, представляя, что с нами случится, когда мы достигнем места назначения, это не принесет никакой пользы, — сказала она. — Есть множество вопросов, которые я хочу задать, но, по-моему, сейчас нам лучше отвлечься. Сыграть в пикет или любую другую игру, какую хотите. Отец научил меня почти всем карточным играм.
Герцог недоверчиво воззрился на нее, а потом рассмеялся.
— Я никогда еще не встречал женщину, настолько непредсказуемую, как вы, — сказал он. — У меня такое чувство, что вы неестественная. В эту минуту вам следовало бы лить слезы на моем плече.
— Именно этого мне и хочется, — призналась Катерина, — но как-то… неловко делать это перед… публикой.
При этих словах она взглянула на солдата, который теперь дымил своей вонючей трубкой.
— Боюсь, мы будем по горло сыты табачным дымом, пока доберемся до Туниса, — заметил герцог.
— Я тоже об этом думала, — сказала Катерина, — но вряд ли мы сумеем объяснить ему, что невежливо курить в присутствии дамы!
Герцог снова засмеялся и, подойдя к столу, выдвинул ящики.
— Уверен, у меня где-то была колода.
В конце концов он отыскал ее у задней стенки нижнего ящика.
— Нам повезло, что Хедли не положил их в салон. А вы, случайно, не играете в шахматы?
— Конечно, играю, — ответила Катерина. — А что?
— Да я только что вспомнил, что купил в Венеции шахматы.
Герцог пошел к расписному шкафу и вытащил большую коробку. Положив ее на кровать, он развернул бумагу, и Катерина увидела зеленый кожаный футляр с красивым тиснением по итальянской моде.
Когда герцог открыл его, чтобы достать резные фигуры из слоновой кости, явно очень старинные, девушка ахнула от восторга.
— Я увидел их в лавке, — объяснил герцог, — и не смог устоять.
— Они изумительны! — воскликнула Катерина. — Но вы так удивленно спросили, не играю ли я в шахматы, что мне просто не верится, что они предназначались для одной из ваших… подруг.
— Нет, конечно, — согласился герцог. — Я купил их для коллеги по политической деятельности. Мы с ним часто играем в шахматы, и я знал, что он оценит такую изысканную работу.
— Вы интересуетесь политикой? — спросила Катерина.
— Очень.
— Тогда меня удивляет, что вы приехали в Венецию советовать им вооружаться против возможного вторжения Франции в Австрию, но не подумали, что в этом случае произойдет в Англии.
— А что произойдет? — с любопытством спросил герцог.
— Я абсолютно убеждена, что если на континенте начнется большая война, то рано или поздно Великобритания будет втянута в нее! А мы почти так же не готовы воевать, как и венецианцы.
Герцог не сводил глаз с ее лица. Он заметил, что девушка говорит так, будто она целиком и полностью англичанка, но ничего не сказал, и Катерина продолжила:
— Наши корабли нуждаются в ремонте и переоснащении, у нас очень маленькая регулярная армия, а наши солдаты давно уже недовольны задержками в получении жалования и условиями, в которых им приходится служить.
— Откуда вы это знаете? — спросил герцог.
— Я слышала, как знающие люди говорили об этом, я внимательно слушала дебаты в палате общин, и кроме того, я читаю газеты.
— Вы изумляете меня, — сказал герцог, — но, действительно, все, что вы сказали — правда! Нам необходимо перевооружаться. Донесения из Европы, как признает мистер Питт, очень зловещи.
— А вы? Вы пытаетесь помочь? — спросила Катерина.
— Каким образом? — не понял герцог.
— Вы ведь владеете большими землями, — объяснила Катерина. — Если нам придется воевать, и даже если мы окажемся в блокаде, нам понадобится больше продовольствия, чем наши фермеры поставляют нам в данный момент.
Герцог так заинтересовался этой идеей, что напрочь забыл о шахматах, которые положил на кровать.
Они проговорили больше двух часов, обсуждая международную ситуацию, прежде чем, наконец-то, расставили шахматные фигуры и начали битву умов.
Бремя обеда давно прошло, оба проголодались, и герцог, не имея часов, догадался, что должно быть уже около семи.
— Нас хоть покормят? — спросила Катерина.
— Понятия не имею, — ответил герцог.
Солдаты сменились. Их новый страж не курил, но он жевал чеснок и имел неприятную привычку сплевывать. Катерине страшно хотелось намекнуть ему, что эта практика не улучшит ковер, ставший теперь собственностью капитана.
За окном уже смеркалось, когда какой-то бербер принес им две лепешки пресного хлеба.
Он принес их в своих грязных руках, бросил на пол перед солдатом и очевидно сказал ему, что это для его узников.
Солдат кивнул на хлеб, и Катерина подобрала лепешки.
Они выглядели как большие плоские оладьи, и передав одну герцогу, Катерина с сомнением посмотрела на свою.
— Они вполне съедобные и очень сытные, — успокоил ее герцог. — Было бы разумно поесть немного, если сможете забыть, что за руки их испекли, и как их сюда доставили.
— Пожалуй, я слишком голодна, чтобы привередничать, — сказана Катерина. — Я все время думаю об обеде, которым мы могли бы наслаждаться, если бы ваш шеф-повар не сидел в трюме у пиратов.
Герцог не ответил, и она предложила:
— Попробуем притвориться, что это — телячья вырезка, тушеная со сливками, вином и грибами. Или ваша светлость предпочитает молодого голубя, фаршированного куриной печенкой?
— Вы раздразниваете мой аппетит, — запротестовал герцог.
— Закройте глаза и представьте, что вы едите что-то вкусное, — посоветовала Катерина. — Тогда этот отсыревший хлеб легче пройдет в горло.
Взяв два бокала, девушка прошла через каюту к ванной комнате. Она надеялась, что там есть свежая вода, и не ошиблась.
На полу стояли два больших бидона, приготовленных для ванны герцога. Катерина налила из одного из них в бокалы и вернулась к герцогу.
— Шампанское, милорд, или этим вечером вы пьете кларет?
Герцог улыбнулся ей, беря бокал.
— Чувствую, мы очень не скоро снова отведаем вина, — сказал он. — Как вы знаете, оно запрещено пророком Мухаммедом.
— Ну, я надеюсь, вода там незаражена, — сказала Катерина. — Папа всегда говорил мне, что в восточных странах воду для питья нужно сначала вскипятить.
— Полагаю, человек может привыкнуть ко всему, — с кривой улыбкой ответил герцог.
Потом он поднял бокал.
— Я начинаю думать, Катерина, что если мне придется сидеть в тюрьме, то вы будете самым приятным компаньоном из всех знакомых мне женщин.
Катерина посмотрела на него, удивляясь комплименту. Потом стремительно покраснела и потупилась.
Губы герцога дрогнули. Он собирался что-то сказать, но солдат в углу комнаты снова шумно сплюнул на ковер, и герцог передумал.
Стало темнеть, и герцог сказал после того, как они закончили еще одну партию в шахматы:
— Вам нужно лечь и поспать. Надеюсь, вас не слишком смутит, если я разделю постель с вами. Есть стул, но, боюсь, он покажется крайне неудобным, если проводить на нем ночь.
— Нет, конечно, нет! — воскликнула Катерина. — Мы оба должны поспать, сколько сможем. И я в любом случае не могла бы раздеться в присутствии этого человека, — и она неловко взглянула на плюющего солдата.
В отличие от первого стража, у этого были наглые глаза, и Катерина не раз ловила на себе его неприятный взгляд, хоть солдат и притворялся безразличным.
— Идите и умойтесь, — предложил герцог. — А я сниму сюртук и надену халат. Я также намерен снять сапоги.
— Это очень разумно, — согласилась Катерина, — но у меня, увы, нет ничего, что я могла бы надеть на ночь.
Уединившись в ванной комнате, она сняла платье, вымылась и, снова одевшись, вернулась в каюту.
Снаружи почти стемнело, и свет в каюту почти не проникал, но девушка увидела, что герцог, как и сказал, снял свой галстук и надел длинный парчовый халат.
Он также откинул покрывало из темно-красного дамаста, и Катерина легла на одеяла, головой на украшенную монограммой льняную подушку.
— Нам придется всю ночь оставаться в темноте? — спросила она с легкой дрожью в голосе.
У нее мороз пробегал по коже при мысли о том, что в углу каюты сидит солдат, которого она не видит.
Только Катерина это спросила, как в коридоре раздались шаги. Дверь открылась, и в каюту просунулась рука, держащая маленький свечной фонарь.
Солдат взял его и поставил перед собой на пол.
Фонарь давал очень мало света. Но тени с ним стали четче и казались теперь угрожающими.
Герцог лег на другую сторону кровати.
«Как странно, — подумала Катерина. — Мы лежим здесь бок о бок, пленники самых свирепых пиратов в мире, и по-прежнему разговариваем вежливо и ведем себя так, будто мы совершенно чужие!»
Ей вдруг страстно захотелось повернуться к герцогу и спрятать голову на его плече.
Девушка вспомнила, какими сильными были его руки, когда он обнимал ее в ту первую ночь, когда они познакомились! Потом он поцеловал ее в губы!
«Должно быть, это был просто внезапный порыв, — подумала Катерина, — дань карнавальному настроению».
С тех пор герцог определенно не выказывал никакой любви к ней. Вначале он казался сердитым и раздраженным, а потом не более чем добрым и внимательным.
«Возможно, — сказала себе девушка, — теперь, когда он видит меня без маски, он находит меня непривлекательной».
Она никогда толком не видела Одетту и только слышала ее голос, когда сидела в шкафу, но создала для себя ее мысленный портрет.
Темноволосая и обворожительная, возможно, шаловливо-пикантная, несомненно, соблазнительная и очень искушенная.
«Почему он должен восхищаться мной?» — спросила себя Катерина и с ненавистью подумала о своих голубых глазах и совершенстве своих мелких черт лица.
Ей также хотелось знать, как выглядит Дзанетта Тамьяццо. Девушка слышала, как многие говорили о ее красоте и привлекательности.
Герцог был ее покровителем, и Катерина отлично понимала Дзанетту, которая охотно оставила герцога Орлеанского ради мужчины настолько привлекательного, настолько красивого и настолько неотразимого.
«Я люблю его», — сказала себе Катерина в темноте и всем своим существом почувствовала, что герцог от нее всего в нескольких дюймах, его широкие плечи, казалось, занимают больше его половины кровати.
«Я люблю тебя! Я люблю тебя!!!» — прошептала она в своем сердце и подумала, что какие бы лишения, какие бы страдания ни пришлось им пережить в Тунисе, по крайней мере, они будут вместе.
Она сможет говорить с герцогом, сможет видеть его и приложит все усилия, чтобы и дальше развлекать и интересовать его.
Она нарочно предложила сыграть в карты, чтобы герцог осознал, что она именно тот компаньон, какой нужен в подобной ситуации.
Из того, что она слышала раньше, Катерина не сомневалась, что Одетта жаловалась бы и, возможно, из-за своего низкого происхождения вопила бы от страха и рыдала при мысли о том, что ждет впереди.
«Что бы ни случилось, — сказала себе Катерина, — я должна вести себя с достоинством. Я должна помнить, что люди, в которых течет благородная кровь, сгорали на кострах без единого крика, терпели невыразимые пытки, но не предавали своих товарищей, умирали, но не отрекались от своей веры!»
Девушка молилась, чтобы ей хватило мужества быть столь же храброй, если понадобится, молилась, чтобы герцогу никогда не было стыдно за нее!
Катерина отчаянно хотела, чтобы герцог восхищался ею. Когда он поднял за нее тост с бокалом воды из ванной комнаты, девушка почувствовала странную нервную дрожь.
«Возможно, я все же нравлюсь ему капельку», — утешила она себя.
— Вы в порядке?
Голос герцога испугал ее. Но не успела Катерина ответить, как его ладонь накрыла ее руки.
— Мне невыносимо думать, что это по моей вине вы оказались здесь и в такой опасной ситуации, — сказал он тихо.
— По вашей вине? — удивленно спросила девушка, стараясь не дать волнению, которое охватило ее при прикосновении руки герцога, отразиться в ее голосе.
— Если бы я отвез вас обратно в Венецию, как должен был сделать, — ответил герцог, — вы были бы сейчас в безопасности во дворце вашего деда.
— Не думаю, что вы… поверите мне, — сказала Катерина, — но я… предпочитаю быть… здесь.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Маска любви - Картленд Барбара

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9

Ваши комментарии
к роману Маска любви - Картленд Барбара



О-о-о-очень нудно и фальшиво: 2/10.
Маска любви - Картленд БарбараЯзвочка
1.04.2011, 12.34





а мне очень понравился этот роман чудесная прекрасная сказка для отдыха как все романы этой писательницы читается легко свободно и знаешь что все будет хорошо конец сказки всегда счастливый и это радует вселяет надежду что не все в мире сложно и плохо ведь любовь всегда прекрасное чувство и она всегда побеждает
Маска любви - Картленд Барбаранаталия
6.07.2011, 16.43





отлично
Маска любви - Картленд Барбаранадежда
13.10.2012, 18.08





нудятина
Маска любви - Картленд БарбараТатьяна
2.01.2014, 18.17








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100