Читать онлайн Магия Парижа, автора - Картленд Барбара, Раздел - Глава 5 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Магия Парижа - Картленд Барбара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.6 (Голосов: 5)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Магия Парижа - Картленд Барбара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Магия Парижа - Картленд Барбара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Картленд Барбара

Магия Парижа

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 5

После веселого и шумного ужина граф спросил:
— Ну что, джентльмены, не желаете ли сыграть в карты?
Его сыновья и лорд Чарльз дружно подтвердили, что желают.
— Раз вы с мадемуазель Бенард покидаете нас рано утром, — обратился граф к англичанину, — то мы с вашей невестой сходим в портретную галерею. Она не может уехать, не посмотрев на моих предков.
Младшие Шабрилены засмеялись и стали подтрунивать над отцом, а Ева сказала:
— Знаете, я хочу посмотреть на все в вашем замке. Я никогда в жизни не видела более очаровательного места.
— Бот видите, есть человек, который разделяет мою одержимость! — заявил граф Пьеру, на что тот ответил:
— Мы все гордимся замком, как и ты, папа, но мы не говорим об этом так много!
— Иди играй в карты, нахальный мальчишка! — приструнил его отец.
Граф вывел Еву из салона, и они отправились туда, где размещалась длинная галерея, так же красиво оформленная, как все гостиные, залы и столовая.
Портреты начинались с первых предков графа и оканчивались современным Tableau de Genre . Это были портреты его самого, его жены и его детей.
Многие из имен оказались знакомы девушке.
Графы де Шабрилен были прославленными государственными деятелями, придворными и генералами и стали ее героями еще тогда, когда она была маленькой девочкой.
Ева внимательно слушала все, что рассказывал ей дядя.
Они медленно переходили от портрета к портрету, когда сердце девушки вдруг бешено забилось, и она поняла, что смотрит на лицо своей матери.
На портрете Лизетте было семнадцать.
Еще до того, как граф сказал это, Ева догадалась, что портрет написан сразу после ее официальной помолвки с тем французом.
Девушка смотрела на мать и видела свои собственные глаза, свой собственный нос и свои собственные губы.
Главное отличие заключалось в том, что волосы ее матери были темными и ее кожа не имела той бело-розовой прозрачности, которая свойственна англичанкам.
Этот портрет так много значил для Евы, что девушка даже забыла о графе. Она стояла, не в силах оторвать глаз от полотна, и ей казалось, что мать разговаривает с ней.
Заметив особый интерес девушки к этому портрету, граф пояснил:
— Это моя сестра Лизетта. Боюсь, она вызвала скандал в семье, когда сбежала с англичанином.
Ева ничего не ответила, и он продолжил:
— Как видите, она была очень красива, и мне очень жаль, что до самой ее смерти мы с ней так больше и не виделись.
Девушка глубоко вдохнула, пытаясь удержать слезы.
Всегда, когда Ева вспоминала о матери, ей хотелось плакать. И теперь, глядя на этот портрет, который, казалось, разговаривает с ней, девушке потребовалось все ее самообладание, чтобы не потерять контроль над собой.
Граф отправился было дальше, но когда девушка не сдвинулась с места, повернулся к Еве.
Внезапно на его лице отразилось смятение.
Граф взглянул на портрет, потом снова повернулся к девушке и воскликнул:
— Боже, какое сходство! Невероятно! Я чувствовал, что ваше лицо мне чем-то знакомо, но такое мне и в голову не могло прийти!
Ева задохнулась от ужаса, но не успела она вымолвить и слова, как граф сказал:
— Неужели ты — дочь Лизетты?
В страхе, что их кто-нибудь услышит, Ева оглянулась на дверь и умоляюще прошептала:
— Пожалуйста., ничего больше не говорите! Это тайна… никто не знает об этом.
Граф уставился на нее:
— Ты хочешь сказать, что ты — моя племянница и помолвлена с лордом Чарльзом, но он понятия не имеет, что ты — дитя моей сестры?
Ева кивнула.
— Пожалуйста… пожалуйста, не задавайте больше вопросов…
Граф улыбнулся.
— Ты и вправду считаешь меня бесчувственным? Неужели теперь, когда я нашел тебя, я должен об этом молчать?
— Но вы должны молчать… должны! — воскликнула Ева. — Если я объясню почему, вы поклянетесь… своей честью, что ничего не скажете ни лорду Чарльзу, ни герцогу?
— Я обещаю все, что ты просишь, но сначала я намерен выслушать твою историю.
Граф взял племянницу за руку, потом посмотрел на портрет и тихо сказал:
— Я думаю, твоя мама хотела бы, чтобы ты мне все рассказала.
Он говорил так ласково, так по-доброму, что у Евы невольно слезы потекли по щекам.
Девушка быстро вытерла их.
Граф отвел Еву в конец галереи, где стоял удобный диван и несколько стульев, и усадил рядом с собой на диван.
— Прежде всего я должен сказать тебе, как глубоко я сожалею, что так и не увиделся с твоей матерью после ее бегства.
— Мама… очень переживала, что потеряла свою семью, — ответила девушка, — хотя она была бесконечно счастлива… с папой.
— К сожалению, меня не было здесь, когда это случилось, — продолжил граф. — Я был на пять лет старше Лизетты и служил в армии. Вскоре после того, как она сбежала, меня отправили в Африку с моим полком.
— Мама рассказала мне все о вас и остальных ее братьях и сестрах… Бот почему мне так хотелось увидеть замок.
— Я понимаю, — ответил дядя. — Я с самого начала подумал, что ты очень хорошенькая, но теперь я знаю, почему ты мне понравилась: ты похожа на мою красавицу-сестру.
Ева смахнула непрошеную слезинку, и граф сказал:
— Не надо плакать, лучше расскажи, что случилось с твоим отцом и почему ты здесь с лордом Чарльзом?
Девушка смущенно вытерла глаза, хотя слезы тут же набежали снова, и поведала дяде, как умер ее отец от сердечного приступа, как она пошла забрать его запонку у Леониды Лебланк, и как мадам Лебланк уговорила ее спасти лорда Чарльза от женитьбы на дочери мсье Бишоффхейма.
При упоминании о Леониде Лебланк граф окаменел, но девушка не заметила этого, а когда она заговорила о намерениях банкира, дядя воскликнул:
— Какой позор! Да как Бишоффхейм посмел задумать подобный шантаж! Женить лорда Чарльза на своей дочери — да он совсем зарвался!
— Теперь вы понимаете, почему лорд Чарльз так отчаянно пытался избежать этого. И он все еще ужасно боится, что мсье Бишоффхейм не заплатит за лошадей.
— Ты не имела никаких других отношений с Леонидой Лебланк, кроме того, что она была подругой твоего отца? — спросил граф.
— Мадам Лебланк была очень добра. Она договорилась, что мне заплатят столько денег, что я и дальше смогу жить в том красивом домике, который бабушка оставила моей маме.
Граф улыбнулся.
— Кое-кто из семьи был страшно разочарован, что он достался не им.
— Этого я и боялась, — вздохнула девушка. — Ио я тоже люблю его и хочу заработать деньги, чтобы жить в нем..
— Мы поговорим об этом в другой раз, — сказал граф. — А сейчас я хочу, чтобы ты знала, что тебе здесь всегда будут рады. И думаю, моя жена окажется лучшей компаньонкой, чем та тетя, которая якобы живет с тобой.
Ева широко открыла глаза.
— Бы… вы серьезно?
— Конечно, серьезно.
— Только пожалуйста… никому ничего не говорите, пока лорд Чарльз не получит чек.
— Теперь я понимаю, почему он так хочет вернуться в Париж завтра утром, — заметил граф.
Девушка кивнула.
— Хорошо, моя дорогая, поезжай с ним, а как только все уладится, мы встретимся и поговорим о твоем будущем.
— Бы добры… очень добры, — прошептала Ева. — Л знаю, маму бы это очень обрадовало. Но… я не хочу быть для вас большей обузой, чем была бы для родственников моего отца…
— Как ты видела, комнат здесь предостаточно, — улыбнулся дядя. — И разумеется, ты можешь пользоваться своим домом в Париже, когда пожелаешь, — только прихватывая с собой кого-нибудь из семьи.
Граф рассмеялся и добавил:
— Можешь не сомневаться, они охотно будут твоими гостями. Все мои старшие дети тоскуют по столице и часто жалуются, что в моем парижском доме для них не хватает комнат. Не беспокойся пока об этом, просто делай то, что обещала лорду Чарльзу. А на следующий день после того, как ты освободишься, мы вместе пообедаем.
— А до тех пор вы обещаете никому ничего не говорить?..
— Шабрилены никогда не нарушают своего слова, — сказал граф. — И поскольку в тебе течет та же кровь, что и во мне, то я понимаю, что и ты не можешь нарушить своего.
— Спасибо, что вы так сказали… Л знаю, мама была бы очень благодарна вам, — прошептала Ева. — И спасибо, что вы так… добры!
— У меня еще не было возможности быть добрым, — возразил граф, — но я чувствую, что должен тебе очень много того, что должен был сделать для твоей матери.
Он глубоко вздохнул.
— Но сожаления — пустая трата Бремени. Мое единственное оправдание в том, что наш отец был суровым человеком. Он так и не простил Лизетту и за все эти годы ни разу не упоминал ее имени.
— Но вы помнили мою маму, — ответила девушка, — и я уверена, она будет счастлива знать, что мы встретили друг друга…
— Безусловно, — подтвердил граф, — и ты никогда больше, моя красавица, не должна думать, что ты одна, и искать помощи у таких, как Леонида Лебланк.
В его голосе сквозило явное неодобрение.
Девушка подумала, что это, наверное, из-за театрального облика француженки. Как сказала бы Евина мать, она не выглядит как леди.
» Но мадам Лебланк была так добра ко мне, — подумала девушка, — и я должна выразить мою благодарность, хоть и не знаю пока как «.
Граф взглянул на часы над камином.
— Думаю, мы должны вернуться к остальным, да и тебе пора спать, — сказал он. — Но я столько еще хочу услышать о твоей матери, что с нетерпением буду ждать нашей следующей встречи.
— Я тоже! — призналась Ева. Оба встали, затем граф наклонился и поцеловал девушку в щеку.
— Ты так прелестна, моя дорогая. И всякий раз, когда я смотрю на тебя, мне кажется, что моя сестра снова с нами.
Они пошли по галерее, и уже перед самой дверью Ева спросила:
— Бы будете очень осторожны в присутствии лорда Чарльза и герцога? Если они узнают, что я ваша родственница, они будут шокированы тем, что я сделала.
— Да уж, — согласился граф, — но такое никогда больше не повторится.
Слава Богу, как только лорду Чарльзу заплатят, все кончится.
Девушка благодарно улыбнулась ему.
Они молча вошли в салон, где мужчины все еще играли в карты.
Однако кое-кто из женщин уже удалился, и Ева тоже незаметно проскользнула к себе.
Лежа в постели, девушка долго молилась, говоря своей матери, как замечательно находиться в доме, который она так любила.
Теперь Еве не нужно беспокоиться о будущем.
» Я знаю, это все благодаря тебе, мама, и, конечно, благодаря папе, который всегда верил, что «что-нибудь да подвернется». Мне повезло… мне очень, очень повезло!«
Когда девушка заснула, ей приснилось, что она разговаривает со своей матерью, сидя вместе с ней внизу, в салоне, под хрустальными люстрами.


Ева велела горничной разбудить ее рано утром и принести завтрак в спальню — так, решила девушка, будет быстрее.
Она только-только успела позавтракать и надевала шляпу, когда ей передали, что лорд Чарльз ждет ее в экипаже.
Девушка вполне понимала его нетерпение.
Лакей торопливо вынес из комнаты ее чемодан, и, взглянув напоследок в зеркало, Ева побежала вниз.
В холле она увидела почти всю семью Шабриленов, собравшихся, чтобы попрощаться с ней.
Графиня поцеловала Еву.
— Надеюсь, дорогая, вы с мужем приедете погостить к нам, когда поженитесь. Мы будем очень рады вам!
— Спасибо, мадам. Каждая минута в вашем доме была для нас наслаждением! — ответила девушка.
Граф помог ей сесть в двуколку, говоря при этом:
— Чувствую, что мы очень скоро встретимся снова, мадемуазель Бенард!
Он подмигнул Еве и сжал ее пальцы.
Девушка поняла, что его забавляет спектакль, который они разыгрывали перед лордом Чарльзом.
— Спасибо! Спасибо вам за все! — крикнула Ева.
Она знала, что дядя поймет. Когда двуколка отъехала от крыльца, Ева оглянулась и увидела, что человек шесть ее родственников все еще стоят на ступеньках и машут им вслед.
» Они очаровательны, — подумала девушка, — и я уже так сильно их люблю «.
Лорд Чарльз умело погонял лошадей.
Ева чувствовала, что он полон решимости как можно скорее оказаться в Париже и довести сделку с банкиром до конца.
Не сдержав любопытства, девушка спросила:
— Бы… ничего не расскажете ему о нашей» помолвке «?
— Разумеется, нет! Вряд ли ты когда-нибудь столкнешься с ним, но если это случится, просто держи себя с достоинством и откажись отвечать на любые вопросы.
Ева подумала, что это будет не так-то легко, но промолчала.
Остановив двуколку перед ее домом, лорд Чарльз поспешно внес чемодан девушки в прихожую, бросил на ходу:
— Увидимся позже, — и уехал, даже не сказав спасибо.
Еве это показалось невежливым, но она не стала обижаться.
Девушка хотела только одного: чтобы у него больше не было никаких трудностей или препятствий в получении денег. Тогда Ева снова сможет стать собой и вернуться в замок, как предложил ее дядя.
При этой мысли девушку охватило такое счастье, что ей захотелось петь и танцевать, и она, побежав переодеваться, взлетела по лестнице так, словно у нее выросли крылья.
Надев платье, которое Жози сделала достаточно модным для Парижа, девушка снова спустилась в гостиную. И тут ей пришло в голову, что надо бы навестить Леониду Лебланк и сказать ей, что все прошло хорошо.
Француженка знала ее отца; только она может понять, что значит для Евы быть принятой в семью Шабриленов.
» Я должна увидеться с ней немедленно!«— подумала девушка.
Вспомнив, что не следует ходить по улицам без сопровождения, Ева отправилась на кухню за Марией. Но оказалось, что та ушла на рынок, а просить ее мужа девушка не хотела: страдающий от ревматизма Анри ходил очень медленно, да и вряд ли захотел бы оставить дом.
— Что такого, если только сегодня я схожу одна? — спросила вслух Ева и торопливо вышла.
Поглощенная своими мыслями, девушка не обращала внимания на окружающих и не замечала, что все мужчины оборачиваются, чтобы еще раз увидеть ее.
Пока она добиралась до улицы Офмон, подошло время обеда.
Ева почувствовала, что проголодалась.
» Может, мадам Лебланк угостит меня чем-нибудь «, — подумала она.
Открывший дверь слуга улыбнулся девушке.
— Добрый день, мадемуазель! Если хотите видеть мадам, то она в спальне и одна.
— Я очень хочу ее видеть, — ответила Ева и взбежала по лестнице.
Француженка лежала в кровати, еще более очаровательная, чем всегда.
На ней была прозрачная ночная рубашка нежно-розового цвета и розовые ленты в волосах.
— Дорогая, я так рада видеть тебя! — воскликнула мадам Лебланк. — Я все думала, как там у вас дела, и дашь ли ты мне знать, идет ли все по плану.
— Не совсем по плану, — улыбнулась Ева, — но очень хорошо.
Она села на стул рядом с кроватью и рассказала Леониде обо всем, что произошло.
Та слушала, не перебивая, а когда девушка закончила, воскликнула:
— C'est extraordinaire! Comme un conte de fees !
— Я и сама так подумала, — призналась Ева.
— Какая удача, что граф — твой дядя! Теперь графиня позаботится о тебе и найдет подходящего мужа.
— Но я совсем не хочу выходить замуж — по крайней мере пока! Я мечтаю найти кого-нибудь такого же обаятельного и веселого, как папа.
Мадам Лебланк вздохнула.
— Helas , такие мужчины редки! Но теперь ты в безопасности, и никто не обидит тебя, зная, что ты под защитой семьи Шабриленов.
— Кто же захочет меня обидеть? — удивилась девушка. — Разве что герцог: он такой любопытный и относится ко мне враждебно.
— Забудь его! — посоветовала Леонида. — Он вернется в Англию, а ты останешься во Франции и никогда больше не увидишь ни его, ни лорда Чарльза.
— Чарльз очень благодарен вам за свое спасение, — заметила Ева. — Уверена, сам бы он никогда не додумался до такого хитроумного плана.
— Ты хочешь сказать, он никогда бы не нашел девушки вроде тебя! — усмехнулась Леонида. — Но теперь ты должна забыть эту маленькую проделку и никому о ней не рассказывать, кроме своего дяди.
— Да… конечно, — согласилась девушка.
В дверь постучал слуга:
— Прикажете подавать обед, мадам?
— Да и немедленно! — ответила Леонида. — И мадемуазель Бенард будет обедать со мной.
Посмотрев на Еву, она добавила:
— Сдается мне, никто не пригласил тебя на обед?
— Никто! — засмеялась девушка.
— Тогда мы пообедаем вместе и после этого мы должны расстаться. Ты ведь понимаешь, что никому и никогда не должна рассказывать, что знакома со мной?
— Я сказала дяде.
— Уверена, он был шокирован, даже если не показал этого.
Ева подумала, что это скорее всего правда, хотя по-прежнему не понимала почему. А вслух произнесла:
— Я всегда буду помнить, как вы были добры. И хотя вы говорите, что мне нельзя видеть вас, я думаю, папа хотел бы, чтобы я вас любила и всегда была вам очень, очень благодарна, потому что именно благодаря вам я нашла своего дядю.
— Я уже сказана тебе, что это просто сказка! — повторила Леонида. — И теперь ты должна всегда жить счастливо!
Они обе засмеялись. Тем временем слуги подали наверх блюда на изысканных подносах. Еда оказалась очень вкусной, и, болтая с мадам Лебланк, девушка сама не заметила, как все съела.
Затем Ева стала прощаться:
— Мне бы хотелось что-нибудь подарить вам, — сказала она француженке. — Что-нибудь такое, о чем бы вы мечтали.
Девушка оглядела заставленную цветами комнату и вспомнила красивые произведения искусства, которые видела в салоне.
— Но кажется, у вас все есть! — добавила она.
— Чего бы я хотела, — сказала Леонида, — это чтобы ты присылала, хоть иногда, маленькое напоминание о себе — сообщение о твоем браке, фотографию со свадебной церемонии и, конечно, фотографии тебя и твоих детей, когда они у тебя будут.
— Ну конечно, я пошлю их вам! — вскричала Ева. — И, посылая, всякий раз буду вспоминать вас, эту комнату и все, что случилось благодаря вам.
— Adieu , моя самая очаровательная и прелестная подружка. Не забудь, ты никогда не должна признаваться, что была здесь, в моем доме. Просто вспоминай меня иногда в своих молитвах.
— Обязательно буду вспоминать, — твердо ответила девушка.
Она нежно поцеловала француженку и пошла к двери. На пороге Ева оглянулась, чтобы помахать на прощание, и ей показалось, что в глазах Леониды мелькнула какая-то тоска.
Девушка последний раз взглянула на орхидеи, заполонившие прихожую, и на те, которые увидела через открытую дверь салона.
Затем дворецкий выпустил ее, и, спустившись по лестнице на улицу, Ева поспешила домой, зная, что сейчас не время задерживаться у магазинов.
Когда слуга открыл дверь, она сказала:
— Я вернулась, Анри. Кто-нибудь заходил?
— Нет, мадемуазель.
Девушка побежала наверх снять шляпу.
Она надеялась, что беседа лорда Чарльза с банкиром прошла гладко.
Если сделка вдруг не состоится, Еве и дальше придется играть роль невесты, и тогда, прощай, ее завтрашний обед с дядей.
» Господи, только бы все прошло хорошо, — подумала девушка. — Но, конечно, лорд Чарльз уже мог бы что-нибудь мне сообщить! Или мсье Бишоффхейм снова заставляет его ждать?«
Она спустилась в салон, который казался очень маленьким после огромных гостиных замка.
Но по убранству они были очень похожи. Еще бы, ведь именно ее бабушка, как поняла Ева из рассказов дяди, сделала замок таким привлекательным.
У старой графини был безупречный вкус.
Ева стояла перед стеклянным шкафчиком, любуясь хорошенькими фигурками дрезденского фарфора, когда услышала, как открылась дверь.
Девушка нетерпеливо повернулась, думая, что это приехал лорд Чарльз.
К ее изумлению, в комнату вошел маркиз де Суассон.
Ева недоверчиво уставилась на него, потом спросила:
— Почему вы здесь?.. Что вам нужно?
Маркиз улыбнулся.
— Что касается первого вопроса, то совершенно случайно я ехал по улице Офмон, когда увидел тебя выходящей из одного дома — самого известного дома на всей улице!
Ева оцепенело смотрела на маркиза, думая о том, как же ей неприятен этот человек.
Она также поняла по его тону, что француз просто раздувается от гордости, думая, будто очень удачно ее в чем-то изобличил.
— Я последовал за тобой сюда, — продолжал маркиз, — и теперь, мадемуазель Ева Бенард, мы можем выложить карты на стол. Как бы ловко ты ни обманывала лорда Чарльза, меня тебе не провести!
— Л не знаю о чем вы говорите, — ответила девушка, — и поскольку моя тетя, которая присматривает за мной, больна… и лежит наверху в постели, я должна просить вас, мсье, уйти немедленно…
Де Суассон засмеялся.
— Так-так, продолжаешь свою игру? Ну, дорогуша, меня не одурачишь, и, уверяю тебя, как подруга Леониды ты больше не можешь выдавать себя за светскую дебютантку.
— Л просила вас уйти, мсье!
— Сначала послушай, что я тебе скажу.
— Не думаю, что вы скажете что-нибудь, что я хотела бы услышать, — возразила Ева, — и я могу лишь просить вас вести себя прилично и цивилизованно и оставить меня одну!
Маркиз сел на диван.
— Перестань играть и дай мне объяснить, что я чувствую. Я хочу тебя и намерен тебя получить!
— Я… понятия не имею… о чем вы. Ева говорила чистую правду, но в то же время она испугалась.
Что-то в его тоне и выражении глаз сказало девушке, что этот человек опасен.
Но Ева не знала, как выгнать его из дома. Позвать на помощь слугу? Но Анри уже вернулся на кухню, и потом он стар, ему не справиться с маркизом.
Пока она лихорадочно думала, что же предпринять, маркиз сказал:
— Будь разумной девочкой. Сядь и послушай, что я тебе скажу.
Решив, что у нее нет выбора, Ева направилась к стулу, стоявшему в другом конце комнаты.
Однако маркиз показал рукой на диван, на котором сидел сам.
Чтобы не показаться капризным ребенком, девушка примостилась с краешку, как можно дальше от француза.
Де Суассон развязно откинулся назад, положив руку на спинку дивана.
— Ты невероятно прелестна! Когда я впервые увидел тебя, то не поверил собственным глазам и даже спросил себя: ты — настоящая или только плод моего воображения?
Ева ничего не ответила, и маркиз снова заговорил:
— Не думаю, что ты давно в Париже, иначе я встретил бы тебя раньше, чем Крейг. Но раз уж он — первый мужчина в твоей жизни, то я намерен быть вторым!
— Я… я помолвлена… с лордом Чарльзом, — выдавила девушка.
Маркиз засмеялся, и это был очень неприятный смех.
— Да, Бишоффхейм сообщил мне эту новость, но я не так наивен, чтобы поверить!
Ева в ужасе посмотрела на своего незваного гостя.
Неужели маркиз все испортил? Неужели он сказал мсье Бишоффхейму, что они вовсе не помолвлены?
Может, поэтому лорд Чарльз и не принес ей чек, как обещал, и вся сделка расстроилась?
Эта мысль так испугала девушку, что она спросила:
— Но ведь вы не сказали ничего такого… неверного… мсье Бишоффхейму?
— Да нет, не сказал! — ответил маркиз.
Ева глубоко вздохнула.
— Но я наблюдал за тобой и Крейгом и подумал, что во всем этом есть что-то сомнительное, если не считать того, что вас пригласили в замок Шабрилен.
— Не понимаю, почему вы решили, что с нашей помолвкой… что-то не так! — ухитрилась вымолвить девушка.
— Я убедился, что прав, моя крошка, когда только что увидел тебя выходящей из дома Леониды. А теперь расскажи, что у тебя за игра! И если спросишь меня, то ты ставишь не на ту лошадь!
Ева повела рукой.
— То, что вы говорите… совершенно… непостижимо!
— Вздор! — возразил маркиз. — Ты поняла каждое мое слово! Ты решила, что Крейг богат, и преследовала его, а поскольку этот молокосос довольно глуп, он обещал жениться на тебе!
Де Суассон помолчал, не сводя с девушки хищных глаз, а потом заявил:
— Ты не выйдешь за него, можешь не сомневаться, когда его брат узнает, кто ты такая. Так что брось эту пустую затею!
От его речей и тона Ева совсем растерялась. Но не успела она еще раз попросить маркиза уйти, как он продолжил:
— Я хочу сделать тебе гораздо лучшее предложение. Я очень богат и, когда получаю то, что хочу, очень щедр. Этот дом, как я полагаю, снимается, но я куплю тебе твой собственный дом, экипаж с двумя лошадьми и все драгоценности, которые ты сможешь повесить на свою прелестную шейку! Что скажешь на это?
Он говорил цветисто, словно думал, что девушка не устоит перед таким предложением.
— Я думаю, мсье… вы… оскорбляете меня!
Маркиз засмеялся.
— Ты не хуже меня знаешь, что тебе вряд ли предложат больше, если ты не Леонида, а ты не она! Так что хватит притворяться!
И с этими словами он потянулся к Еве.
Поняв, что маркиз собирается прикоснуться к ней, девушка вскочила.
— Уходите! — в лихорадочном испуге заговорила она. — Уходите… отсюда! Бы… вы ужасны! Бы омерзительны! Я не желаю… больше… слушать вас!
Маркиз тоже встал, и Ева осознала вдруг, какой он высокий и сильный.
Бея похолодев, девушка отступила назад, говоря:
— Оставьте… меня!
— И не подумаю! И позволь тебе заметить, что я люблю птичек, которые порхают и не даются мне в руки. Я нахожу очень возбуждающим ловить их!
И маркиз двинулся к ней.
Ева сделала еще шаг назад и наткнулась на стул. Дальше отступать было некуда.
Де Суассон схватил ее и грубо притянул к себе.
Девушка вскрикнула и стала отталкивать его руками, при этом мотая головой из стороны в сторону, чтобы не дать маркизу поцеловать себя.
— Ты возбуждаешь меня! — прорычал он, словно бешеный зверь. — Я хочу тебя, и клянусь Богом, я тебя получу!
Тогда Ева закричала.
Потом девушка ощутила на своей мягкой коже его губы, горячие и требовательные, и снова закричала.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Магия Парижа - Картленд Барбара

Разделы:
От автораГлава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7

Ваши комментарии
к роману Магия Парижа - Картленд Барбара



Неплохое начало и совершенно ужасный конец: 3/10.
Магия Парижа - Картленд БарбараЯзвочка
20.03.2011, 0.11





интересно
Магия Парижа - Картленд Барбаранаталья
28.09.2011, 13.39








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100