Читать онлайн Магия Парижа, автора - Картленд Барбара, Раздел - Глава 4 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Магия Парижа - Картленд Барбара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.6 (Голосов: 5)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Магия Парижа - Картленд Барбара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Магия Парижа - Картленд Барбара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Картленд Барбара

Магия Парижа

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 4

От особняка банкира к ее дому на Сент-Оноре Ева с лордом Чарльзом возвращались одни.
— Как мог мсье Бишоффхейм поступить так дурно? — спросила девушка. — Почему он рассказал герцогу о нашей помолвке, когда обещал молчать?
— Разозлился, потому и сказал! — ответил лорд Чарльз. — Бишоффхейм безжалостный и мстительный человек, это всем известно, и теперь он здорово осложнил мне жизнь!
Ева негромко вздохнула:
— Наверное, мне не стоит… ужинать сегодня с графом.
Но именно этого ей очень хотелось. Ведь это так интересно — посмотреть на своего дядю. Девушку всегда снедало любопытство: какие они, ее французские родственники?
Минуту подумав, лорд Чарльз сказал:
— Нет, тебе нельзя не прийти.
— Почему?
— Ну, во-первых, мой брат подумает, что ты его избегаешь. А во-вторых, Бишоффхейм может что-нибудь заподозрить.
— Разве граф пригласил и мсье Бишоффхейма? — удивилась Ева.
— Да, перед уходом — я сам слышал. В конце концов, вряд ли банкира единственного из всех могли не пригласить.
— Да… конечно, — согласилась девушка.
— У графа дом у Булонского леса, поэтому я заеду за тобой без четверти восемь. Мы не ужинаем до половины девятого.
Лорд Чарльз говорил довольно хмуро, и Ева поняла: он расстроен, что брату сказали о его «помолвке».
Дальше они ехали в молчании, пока лорд Чарльз не проворчал:
— Чертов банкир! Нам совсем ни к чему этот ужин, но придется играть дальше: ведь чек-то он мне пока не дал.
— Неужели мсье Бишоффхейм и теперь может отказаться заплатить вам? — испуганно спросила девушка.
— Бишоффхейм настолько богат, что сам себе закон, — изрек лорд Чарльз. — И как ты уже убедилась, мы не можем доверять ему. Поэтому, ради Бога, не делай никаких ошибок!
— Я… постараюсь, — нервно ответила Ева.
Для ужина девушка выбрала одно из платьев матери, над которым тоже поработала Жози.
Впрочем, оно и до этого выглядело более изысканно, чем собственные платья Евы.
Сшитое из мягкого шифона очень бледного оттенка пармской фиалки, простое по фасону, оно отличалось той эффектностью, которой не было у платьев Евы.
Надев его, девушка подумала, что такое платье могло бы принадлежать Леониде Лебланк.
Не хватало лишь аметистового колье и серег, но вряд ли они у Евы когда-нибудь появятся.
При этой мысли девушка засмеялась. Ну и что, что у нее нет драгоценностей. Зато у нее есть свой собственный уютный домик и будут деньги, чтобы жить в нем еще долго-долго.
Среди материнских вещей Ева отыскала бархатную ленту того же цвета, что и платье, и, уложив в локоны свои длинные волосы, завязала ее бантом на затылке.
Посмотревшись в зеркало, девушка подумала, что добилась стиля, который Жози создавала для мадам Лебланк.
К платью нашелся еще и палантин из того же бархата, что и лента. Ева набросила его на плечи и, дождавшись лорда Чарльза, села в его экипаж.
— Ты выглядишь прелестно! — воскликнул англичанин, когда лошади тронулись. — Могу предсказать, что сегодня вечером все мужчины будут ухаживать за тобой, кроме моего брата!
— Думаете, он… не одобрит меня? — спросила Ева.
— Уверен, что не одобрит, — ответил лорд Чарльз. — Я видел, какое у него стало лицо, когда Бишоффхейм сказал о помолвке. Нет, ничего хорошего нам от него ждать не приходится.
Он говорил таким обеспокоенным тоном, что девушка прошептала:
— Мне… мне жаль.
Но лорд Чарльз засмеялся:
— Все будет в порядке. Как только Бишоффхейм заплатит мне, я расскажу Уоррену правду и заставлю его признать, что я сделал единственно возможный шаг при данных обстоятельствах.
Однако Ева не разделяла его уверенности. В герцоге было что-то властное, а таких людей трудно к чему-либо принудить.
Но девушка промолчала, и лорд Чарльз заметил, словно про себя:
— Ничего другого нам не остается. Они ехали в том же экипаже, что и днем.
Но Ева заметила, что кучер другой, и поняла, что не ошиблась, когда предположила, что эта коляска взята напрокат из платной конюшни.
Они подъехали к Енисейским полям. Перед самым Булонским лесом лошади свернули на маленькую аллею, ведущую к красивому особняку.
Леди Хиллингтон много рассказывала дочери о замке графа в деревне, где жила девочкой, но Ева не помнила, чтобы мать упоминала дом в Париже.
Впрочем, в данную минуту девушку больше интересовал сам граф, чем его собственность.
Хозяин ждал их в большой гостиной с окнами, выходящими в сад с другой стороны дома. И сама эта гостиная, и холл, через который их провели, были обставлены очень красиво и в истинно французском стиле.
Граф в щегольском фраке, который немного отличался от тех, что носили герцог и лорд Чарльз, протянул Еве — Рад приветствовать вас здесь, мадемуазель, — сказал он. — И я искренне восхищен вашим женихом за его знание лошадей, хотя никто не осведомлен в этом вопросе лучше, чем ваш будущий деверь.
Пока ее дядя говорил эти комплименты, герцог хмурился, и в его глазах, смотрящих на Еву, не было даже намека на восхищение.
— Мне очень повезло сегодня, — продолжал граф, — видеть у себя в гостях еще одного знатока лошадей, которого, я думаю, все вы знаете.
В этот момент в комнату вошел новый гость: импозантный мужчина средних лет, очень властного вида.
Девушка не удивилась, когда его представили как маркиза де Суассона.
Маркиз явно был в дружеских отношениях с герцогом.
— Поздравляю, Жак! — сказал последний. — Слышал, две ваши лошади пришли первыми на прошлой неделе, и я подозреваю, что вы уже подумываете выиграть Золотой кубок в Эскоте.
Маркиз засмеялся:
— Смею ли я метить так высоко?
— А почему нет? — улыбнулся герцог. — У вас очень неплохие шансы!
— Раз так, я непременно попробую, — ответил маркиз.
Он пожал руку лорду Чарльзу и мсье Бишоффхейму, после чего граф сказал:
— А теперь, мадемуазель Бенард, я должен представить вам одного из наших самых влиятельных «покровителей скачек»— маркиза де Суассона!
Ева сделала реверанс и, когда маркиз протянул руку, вложила в нее свои пальчики. При этом девушке показалось, что француз удивлен ее видом.
За столом Еву посадили справа от графа.
С другой стороны от нее сел маркиз.
К ее досаде, поскольку девушке хотелось послушать, что говорит ее дядя, маркиз делал все возможное, чтобы завладеть ее вниманием.
Он говорил Еве комплименты и смотрел на нее с дерзкой бесцеремонностью.
Граф рассказывал герцогу что-то смешное.
В этот момент маркиз спросил тихо, чтобы только Ева услышала:
— С кем вы пришли и когда я смогу увидеть вас снова?
Девушка изумленно посмотрела на него и промолчала.
— Полагаю, вы пришли с Бишоффхеймом! — продолжал маркиз. — Он обожает юных красоток!
И тут Ева поняла, что за столом нет других женщин.
Так вот почему у маркиза создалось совершенно неверное представление о ней.
Возможно, де Суассон подумал, что она актриса — как, например, Пеонида Лебланк, которая способна бросить вызов условностям, потому что не является леди в полном смысле этого слова.
Ева не могла сказать маркизу, что помолвлена с лордом Чарльзом, боясь, что француз распространит эту ложь дальше.
Но она знала, что должна что-то ответить.
— Я… я пришла сюда с лордом Чарльзом Крейгом, — холодно проговорила девушка.
— Пот de пот ! — выругался маркиз. — Он уже не в первый раз обходит меня!
Взрыв смеха с другого конца стола заглушил его следующий вопрос:
— Полагаю, вы знаете, что у него нет денег?
Ева совсем растерялась.
Потом быстро повернулась к графу:
— Уверена, это была очень забавная шутка, но маркиз разговаривал со мной, и я ее не услышала!
Граф улыбнулся:
— Вы не пропустили ничего, что подходило бы для ваших юных ушей. Но теперь, мадемуазель, вы должны рассказать мне о себе. Ваша семья живет в Париже?
Ева покачала головой:
— Нет, я только приехала сюда ненадолго, а живу на юге, близ Ванса.
Еще одеваясь к ужину, девушка подумала, что она скажет, если зададут такой вопрос? А потом вспомнила, что читала о Бансе и о том, как он красив.
— Тогда вы, вероятно, не часто приезжаете на север? — спросил граф.
— На самом деле — в первый раз.
— Значит, вы никогда не бывали в замках южнее Парижа?
— Нет, но мне хотелось бы побывать.
— Герцог Кинкрейгский может подтвердить вам, что мой, в частности, очень привлекателен, — улыбнулся граф.
— О, расскажите мне о нем! — взмолилась Ева.
Девушка очень хотела продолжить с ним разговор. Она знала, что, если дядя отвернется к герцогу, ей придется слушать маркиза де Суассона.
— Мой замок построен в то же время, что и Боле-Биком, — начал граф, — о котором вы, несомненно, читали в исторических книгах.
— Да, читала, — энергично подтвердила Ева.
На самом-то деле это мать рассказала ей о замке Во, когда описывала имение де Шабриленов.
— Тогда вы, конечно, знаете, что он возведен по проекту Ле Во, который ввел моду среди придворных Людовика XIV строить себе причудливые замки под Парижем.
Девушка слушала внимательно, и граф неожиданно сказал:
— Вижу, вам интересно, так вместо того, чтобы слушать меня, почему бы вам не приехать, чтобы самой увидеть мой замок?
Ева задохнулась.
— Мне бы хотелось этого больше всего на свете! — воскликнула она.
— Тогда вы обязательно должны приехать, — ответил граф и посмотрел на лорда Чарльза.
— Раз уж ваш брат гостит у меня, лорд Чарльз, и эта очаровательная леди страстно мечтает увидеть мой замок, почему бы вам не привезти ее завтра? Погостите у нас пару дней, а потом вернетесь к парижским развлечениям.
Ева видела, что лорд Чарльз колеблется. Но решив, видимо, что отказ вызовет подозрения, он ответил:
— Бы очень любезны, мсье. Уверен, мы получим большое удовольствие от этой поездки.
Девушка облегченно вздохнула, потому что ей очень хотелось, чтобы лорд Чарльз согласился.
Случайно повернув голову, она встретила изумленный взгляд де Суассона.
— О чем это все? — спросил маркиз. — И что скажет госпожа графиня?
— Надеюсь, мсье, она будет рада видеть меня, — чопорно ответила Ева и снова отвернулась к графу.
Они продолжили разговор о замках, и у маркиза больше не было возможности обратиться к девушке.
По французскому обычаю Ева оставила столовую одновременно с мужчинами.
Вскоре после того, как все перешли в салон, мсье Бишоффхейм сообщил графу, что должен уйти, потому что обещал заглянуть на вечеринку к одному из своих друзей.
Прощаясь с лордом Чарльзом, банкир сказал:
— Боюсь, завтра меня не будет в Париже, но если вы заглянете ко мне, когда вернетесь от графа, мы сможем закончить наше депо.
Ева не сомневалась, что лорд Чарльз раздосадован. Бишоффхейм снова откладывал расчет за лошадей.
Однако лорд Чарльз ничего не мог сделать.
Когда банкир, очень довольный собой, удалился, девушка подумала, что он наслаждается, держа ее «жениха»в состоянии неизвестности.
Вскоре ушли и Ева с лордом Чарльзом.
— Какого черта ты уговорила Шабрилена пригласить нас в гости? — спросил молодой человек, как только они отъехали от дома графа. — Если бы мы остались в Париже, послезавтра я получил бы деньги.
— Но я… не уговаривала, — испугалась Ева, — просто он рассказывал о своем замке, а мне действительно хотелось послушать…
Лорд Чарльз недовольно молчал, и, чтобы оправдаться, девушка пожаловалась:
— Маркиз де Суассон интересовался, почему я нахожусь на ужине, где не присутствуют другие дамы.
Лорд Чарльз посмотрел на нее удивленно.
— Что конкретно он говорил?
— Он спросил, не с мсье Бишоффхеймом ли я, и сказал, что хочет… увидеть меня снова.
— Ну, ясно, — изрек лорд Чарльз. — Послушай моего совета: не связывайся с ним. У маркиза скверная репутация.
— Так я и думала, — прошептала Ева.
— Конечно, он богат, — продолжал молодой человек, — что, как ты знаешь, покрывает множество грехов, но у тебя наверняка найдется масса других мужчин, намного лучше него! Ева не поняла, что имеет в виду лорд Чарльз, и, не желая больше говорить о маркизе, сменила тему.
— Наверное, это крайне досадно для вас, но я очень хочу увидеть замок графа, и нам достаточно остаться там всего на одну ночь.
— Да, конечно, — ответил лорд Чарльз, — и задерживаться дольше не в наших интересах: не забывай, там будет мой брат.
— Может, было бы разумнее… сказать ему правду? — тихо предложила Ева, а сама подумала, что, если лорд Чарльз сделает это, он может затем решить, что им незачем гостить у графа.
И тогда ей не удастся увидеть замок, где жила ее мать.
— Нет, лучше не стоит, — поразмыслив, ответил лорд Чарльз. — Уоррен из тех людей, которые никогда не станут лгать, если могут избежать этого, а если по несчастной случайности Бишоффхейм узнает, что мы обманываем его, беды не миновать!
— Значит, мы должны быть очень, очень осторожны! — сказала Ева.
— Мы и будем осторожны, — согласился лорд Чарльз, — и брат ни о чем не узнает, только ради Бога, следи за тем, что говоришь.
— Тогда пожалуйста… не оставляйте меня одну с ним, — попросила девушка.
— Л постараюсь, — обещал лорд Чарльз, — но ты же знаешь, что представляют собой эти французские семьи: слишком много народу и все жаждут поговорить!
Ева засмеялась.
Она не могла сказать лорду Чарльзу, что никогда не была во французской семье и понятия не имеет, что они собой представляют.


На следующий день Ева проснулась в приятном возбуждении. Болею судьбы она сможет побывать в доме своей матери!
Девушка никогда не надеялась, что это случится.
Она не сомневалась, что семья де Шабриленов обижена тем, что бабушка оставила дом в Париже ее матери.
Они ни разу не изъявили желания познакомиться с ее отцом или, если уж на то пошло, с ней.
«И в самом деле странно, что я должна войти в их дом под вымышленным именем», — подумала Ева.
При этой мысли девушку охватил легкий озноб: а вдруг ее разоблачат?
Тогда рассердится не только ее дядя, но и лорд Чарльз, и его грозный брат, герцог.
— Пожалуйста, мама… помоги мне, — прошептала Ева, ведь никто, кроме матери, не мог бы это сделать.
Еще девушка подумала, что неплохо бы сообщить мадам Лебланк, что они уезжают, но у нее не было возможности.
Лорд Чарльз договорился заехать за Евой завтра в одиннадцать утра.
Девушка знала, что ей самой придется подготовить и уложить все, что нужно для поездки: ну какой помощи можно ждать от старых слуг?
Встав пораньше, Ева достала свои английские платья, которые с самого приезда в Париж так и лежали нераспакованными, выгладила их и уложила в чемодан.
Когда девушка закончила, ей только-только хватило времени, чтобы одеться и причесаться.
В дорогу Ева выбрала не слишком нарядное, но хорошенькое платье, и нашла подходящую к нему шляпу.
Помня, что сказала ей Леонида Лебланк, девушка ждала лорда Чарльза в прихожей.
Когда он появился, Ева быстро проговорила:
— Простите, что не могу пригласить вас войти. Моя тетя, с которой я живу, не совсем здорова и позавтракала в постели.
— Тетя? — повторил лорд Чарльз, поднимая брови.
Но больше он не произнес ни слова, как будто ему даже не показалось странным, что девушка заговорила вдруг по-английски.
А Ева просто не хотела, чтобы Анри, который выносил из прихожей ее чемодан, понял их разговор.
Вместо вчерашнего фиакра перед домом стояла очень нарядная двуколка, запряженная парой лошадей с грумом на запятках.
Интересно, тут же подумала девушка, нанял ее лорд Чарльз или купил?
Лошади, во всяком случае, явно были чистокровные.
Лорд Чарльз взялся за вожжи, и вскоре стало ясно, что правит он превосходно.
Казалось, им не о чем особо говорить, поэтому они ехали в молчании, пока не выехали из города с его оживленным движением на очаровательный сельский простор.
Дорога бежала вдоль Сены, а вокруг простирались зеленеющие поля.
— Как красиво! — невольно воскликнула Ева.
— Я говорю себе это всякий раз, как приезжаю во Францию, — ответил лорд Чарльз. — Но ты, наверное, привыкла, так как живешь здесь.
— Но Франция всюду разная, — уклончиво сказала девушка.
— Да, конечно, и я понимаю, почему художники валят сюда толпами!
Ева засмеялась и подхватила:
— Увидев замок графа, они должны или писать картину, или слагать стихи.
— Меня лично больше интересует бумажка под названием чек! — заявил лорд Чарльз. — К полуночи мы вполне успеем насладиться и обществом самого графа, и его замком, поэтому я думаю уехать завтра рано утром, так что смотри, не проспи.
— Л буду готова в любое время, когда вам угодно, — мягко ответила Ева, и лорд Чарльз посмотрел на нее удивленно, словно в первый раз увидел.
— Ты очень услужливая девушка! — заметил он. — К сожалению, все идет не совсем так, как я рассчитывал. Вчера меня чуть удар не хватил, когда брат вошел в конюшню Бишоффхейма!
— Бы говорите так, будто боитесь его, — высказала Ева.
— Разумеется, боюсь! Ты не понимаешь, но в Англии глава такой семьи, как наша, владеет и титулом, и поместьем, и всеми деньгами!
— Абсолютно всеми? — уточнила девушка.
— Я вынужден выпрашивать у него каждое пенни, — свирепо ответил молодой человек. — А в данный момент у меня вместо денег гора долгов!
— Звучит очень… пугающе!
— Так и есть!
Они еще немного проехали, и лорд Чарльз произнес:
— Уоррен явно зол, что я без его ведома обручился с девушкой, у которой нет ничего, кроме внешности!
Обидевшись, что о ней говорят, как о ничего не стоящей, Ева робко предложила:
— Может, нам стоит притвориться, что я богатая наследница, пока не сможем рассказать герцогу правду?
Лорд Чарльз засмеялся, но смех вышел невеселый.
— Это слишком опасно. Французы любят деньги и хорошо знают, у кого они есть, а у кого — нет. Мой брат понимает, что, если бы Бишоффхейм знал, что ты увешена золотыми шекелями, он бы упомянул об этом.
Ева молчала, и еще через минуту лорд Чарльз изрек:
— Ладно, главное — высидеть до завтра. А там я получу свои деньги, и мы сможем вздохнуть свободно.
— Тогда я могу лишь повторить: пожалуйста… не оставляйте меня одну с герцогом, — тихо проговорила девушка. — Если он устроит мне допрос, то догадается, что я лгу…
— Этого нельзя допустить! — отрезал лорд Чарльз. — И между прочим, за это тебе и платят, так что следи за своими словами и не ввергни нас в еще большие неприятности!
Еве нечего было на это ответить, и дальше они ехали в молчании. Но девушка чувствовала себя подавленной.
Только когда показался замок, ее настроение снова поднялось.
Он был точно таким, каким Ева ожидала его увидеть, — с башнями, фонтанами и классическими французскими парками.
Коляска подъехала к парадному входу, и девушке словно послышался голос матери, говорившей ей, что в некотором смысле Ева вернулась домой.
Они прибыли перед самым обедом. Граф экспансивно приветствовал их, а слуга принес аперитив.
Пока мужчины беседовали, Ева подошла к окну посмотреть на парк.
Парк был именно такой, как рассказывала ее мать, но слова не передавали всей его красоты.
В центре парка играл в солнечных лучах огромный фонтан, а ближе к дому — фонтаны поменьше.
Тот, что в центре, представлял собой изящную фигурку купидона с громадным рогом изобилия в руках.
Струи фонтана сверкали и переливались на солнце, и тут в разлетающихся брызгах Ева увидела радугу — она даже дыхание затаила от восторга.
— Надеюсь, мой замок и парк оправдали ваши ожидания, мадемуазель? — услышала она голос графа.
— Они… они просто великолепны! — воскликнула девушка. — Именно такими я их себе и представляла!
Граф улыбнулся.
— У вас такое прекрасное воображение, или вы слышали о моем замке еще до нашей встречи?
— И то, и другое, — засмеялась Ева. — И как все-таки чудесно, что такое красивое здание пережило революцию и сегодня остается точно таким, каким было построено.
Уже произнеся эти слова, девушка спохватилась: а не проговорилась ли она?
Это мама рассказала Еве, что замок, как это ни странно, совсем не пострадал во время революции.
«Вероятно, все дело в том, — предположила леди Хиллингтон, — что деревенские жители настолько любили того нашего предка, что пощадили не только его жизнь, но и его дом».
— Здесь вы найдете, на что посмотреть, это я обещаю, — говорил граф. — А вот и моя жена. Ей не терпится познакомиться с вами.
Еву представили очаровательной женщине, родом, как позже узнала девушка, из уважаемой семьи, равной Шабриленам.
После этого все перешли в столовую. Графиня села во главе большого стола, а граф — на другом конце, напротив нее.
Оба выглядели очень изысканно и аристократично.
Теперь Ева понимала, почему семья была разочарована, когда ее красавица-мать сбежала с каким-то англичанином.
Как и рассказывала леди Хиллингтон, в доме жило много родственников, а кроме того, еще и шестеро детей графа и графини: трое уже взрослые, а возраст остальных — от двенадцати до восемнадцати лет.
Все они, подумала девушка, очень миловидные, но главное — волосы у всех темные.
Даже если кто-нибудь заметит сходство Евы с матерью, волосы девушки и тон ее кожи несомненно отличались от цвета волос и кожи ее кузин.
За обедом все болтали между собой в восхитительно непринужденной манере, характерной для французов.
Ева нашла эту манеру очаровательной. Единственное, что портило ей настроение, — это неприязненный взгляд герцога.
Когда они прибыли, он очень холодно поздоровался с девушкой и своим братом.
После обеда граф сказал:
— А теперь я хочу показать вам своих лошадей. Надеюсь, лорд Чарльз и мадемуазель Бенард не сочтут, что они слишком уступают тем великолепным животным, которых вы привезли из Англии.
— Я обыскал всю страну, чтобы добыть лучших! — заметил лорд Чарльз.
— Оно и видно, — ответил граф. — Хотелось бы мне иметь таких лошадей, но, увы, у меня нет бишоффхеймовских капиталов!
Мужчины засмеялись, словно это была шутка, после чего все направились через парк к конюшням.
Еве хотелось задержаться и рассмотреть фонтан, но и лошадей ей тоже хотелось увидеть.
Девушку сопровождал один из ее старших кузенов, который добровольно взялся рассказать ей об истории семьи, — то, что всегда хотят знать гости.
— А чем вы занимаетесь? — спросила Ева, когда юноша на секунду умолк.
— Я собираюсь стать политиком, только не говорите об этом папе! Он думает, что политика — скучная штука, тогда как я нахожу ее интригующей!
Девушка засмеялась.
— Я сохраню вашу тайну, и я согласна с вами: политика это так интересно!
— Если вы интересуетесь историей, — сказал кузен, — то я должен рассказать вам о пушке, которую вы видите в конце парка.
Они пошли дальше.
Еву так и подмывало сказать юноше, что она знает историю этой пушки не хуже его самого, но, к счастью, они уже подошли к конюшням.
Лошади графа были хороши, очень хороши.
Но им, конечно, было далеко до тех, что девушка увидела в конюшнях банкира.
— Я вот что подумал, лорд Чарльз, — сказал граф, — если вы обеспечили Бишоффхейму победу на всех бегах, тогда какой смысл нам, всем остальным владельцам конюшен, бороться за Гран-при или любую другую скачку!
— Думаю, вы слишком пессимистичны, — возразил лорд Чарльз. — В конце концов, пусть Бишоффхейм и купил себе лучших животных, но он мало что знает о лошадях. Правильная тренировка и выбор подходящего жокея — вот что решает выигрыш на бегах.
Граф положил руку на плечо лорда Чарльза.
— Бы рассуждаете очень разумно, молодой человек, и я уверен, что ваш брат ценит то, как много вы знаете о «спорте королей».
— В своей области Чарльз, несомненно, знаток, — нехотя признал герцог.
«Какой же он неприятный!»— с негодованием подумала Ева, не забывая держаться от герцога как можно дальше.
До самого вечера она любовалась парком, а затем в компании Пьера — того самого кузена, который сопровождал ее раньше, — пошла в библиотеку.
Неожиданно к ним присоединился герцог.
— Ваша матушка ищет вас, Пьер, — сообщил он. — Я сказал, что попытаюсь вас найти. Она в Голубой гостиной.
Пьер тотчас отправился к матери, а Ева с ужасом поняла, что, как ни старалась этого избежать, все же осталась наедине с герцогом.
— Бы интересуетесь книгами, мисс Бенард? — спросил он.
— Очень! Но я никогда раньше не была в такой великолепной библиотеке.
— В данный момент я предпочел бы поговорить о вас, — заметил герцог.
— А… а вы не знаете, где Чарльз? — быстро спросила Ева.
Она вовремя вспомнила, что сказал ей лорд Чарльз, когда они подъезжали к замку: «Не забудь обращаться ко мне по имени! Не станешь же ты называть своего жениха» милорд «!»
— Чарльз пока беседует с хозяином дома. И вы не можете, мисс Бенард, и дальше убегать от меня!
Ева покраснела.
Девушка и не подозревала, что герцог заметил ее попытки держаться подальше от него.
Возле огромного средневекового камина стояли два дивана, и герцог предложил:
— Не присесть ли нам?
Делать нечего, пришлось Еве сесть.
Но перед этим она взглянула на дверь, молясь, чтобы кто-нибудь присоединился к ним.
— Прежде всего, — потребовал герцог, — расскажите о своей семье. Мой брат был настолько неучтив, что даже не сообщил мне о вашем существовании.
— Он собирался сделать это, когда вернется в Англию, — ответила Ева.
— Но я здесь, — возразил герцог, — и будет намного проще, если вы расскажете мне о себе.
— Боюсь, особо нечего рассказывать, — осторожно начала Ева. — Мои родители… умерли.
«Это, во всяком случае, правда», — подумала она.
— Простите! Вам, наверное, очень тяжело быть одной.
— Я скучаю по ним… очень скучаю!
— Возможно, я ошибаюсь, но мне кажется, вы не совсем француженка?
— Нет, моя мать была англичанкой.
— Вот как? И какой была ее фамилия?
Ева уже думала об этом и, поскольку не желала лгать больше, чем нужно, ответила:
— Хил л. Ее девичья фамилия была Хил л.
— В Англии полным-полно Хиллов, — заметил герцог. — Это очень распространенная фамилия. А где жил ваш дед?
— В… в Глостершире.
— Вы бывали в Англии?
— Да.
— И она понравилась вам так же, как Франция?
— Я люблю обе страны, — ответила Ева. — Ив конце концов, их разделяет только пролив.
Герцог улыбнулся:
— Хорошо сказано, но все же он их разделяет. А мне просто хочется знать, мисс Венард, — или мне следует называть вас Ева, раз вы собираетесь стать моей невесткой? — будете ли вы довольны, живя в Англии.
— Я этого очень хочу! — попыталась защититься Ева.
— Надеюсь, Чарльз уже предупредил вас, что жить вам придется в несколько стесненных обстоятельствах, если, конечно, у вас нет собственных денег?
Девушка почувствовала, что теряет почву под ногами.
Испугавшись того, что ей придется сказать дальше, Ева встала.
— Прошу простить меня, ваша светлость, — быстро заговорила она, — но я должна найти нашу хозяйку. Она обещала показать мне… парадные залы, и будет невежливо заставлять ее слишком долго ждать…
Не дожидаясь, когда герцог ответит, Ева сделала реверанс и бросилась к двери.
Даже если бы он окликнул ее, девушка бы его не услышала.
Оказавшись в коридоре, Ева побежала к холлу, а потом вверх по лестнице на второй этаж.
Только захлопнув за собой дверь спальни, которую ей предоставили, девушка почувствовала себя в безопасности.
«Он пугает меня! — пожаловалась себе Ева. — Хорошо хоть, я не влюблена в лорда Чарльза, потому что его брат явно намерен тем или иным способом расстроить нашу» помолвку «.
Она села на скамеечку перед туалетным столиком.
» Возможно, если бы герцог знал, кто я на самом деле, он не отнесся бы ко мне так враждебно, — рассуждала девушка, глядя на свое отражение. — Он думает, я недостаточно хороша для его драгоценного братца — и папа счел бы это оскорблением!«




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Магия Парижа - Картленд Барбара

Разделы:
От автораГлава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7

Ваши комментарии
к роману Магия Парижа - Картленд Барбара



Неплохое начало и совершенно ужасный конец: 3/10.
Магия Парижа - Картленд БарбараЯзвочка
20.03.2011, 0.11





интересно
Магия Парижа - Картленд Барбаранаталья
28.09.2011, 13.39








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100