Читать онлайн Магия Парижа, автора - Картленд Барбара, Раздел - Глава 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Магия Парижа - Картленд Барбара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.6 (Голосов: 5)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Магия Парижа - Картленд Барбара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Магия Парижа - Картленд Барбара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Картленд Барбара

Магия Парижа

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 3

В целом Жози вполне лестно отозвалась о платьях Евы.
Они очень простые, но, как сказала горничная, именно такие требуются для jeune fille.
Однако Жози не была бы француженкой, если бы не захотела их немножко оживить.
Ева восхищенно смотрела, как преображается под руками горничной ее гардероб.
Бант на плече, кружево вокруг рукавов и несколько шелковых цветов на подоле превратили совсем заурядные платья в модные туалеты, которые вполне могла бы носить юная француженка.
— Спасибо, спасибо вам, — поблагодарила Ева.
Посмотрев на часы, Жози сообщила, что должна вернуться к мадам Лебланк.
Элегантность дома на Сент-Оноре явно произвела впечатление на француженку. Но еще раз оглядевшись, Жози заметила неодобрительно, будто старая ворчливая няня:
— Вам не следует жить здесь одной, мадемуазель!
— Но я очень счастлива, хоть и скучаю без отца, — запротестовала Ева.
— Vous etes tres belle , и вам нужна компаньонка.
— Я уже обещала мадам, что буду вести себя осмотрительно, — защищаясь, ответила девушка. — Я сделаю вид, что моя очень строгая тетя лежит в постели с простудой.
Жози засмеялась:
— Мадмуазель очень умна, но вы еще так молоды.
— Я повзрослею, — сказала Ева, — а если будет слишком трудно, я вернусь в Англию.
Девушка не совсем точно представляла себе, что она подразумевает под «слишком трудно», но это каким-то образом было связано с мужчинами, которые захотели бы поцеловать Еву.
С мужчинами, от которых предостерегала ее Леонида Лебланк.
«Когда я выполню то, что требуется лорду Чарльзу, — утешила себя девушка, — то больше не стану встречаться ни с какими светскими людьми. Я буду ходить в музеи и попробую написать картины, которые удастся продать».
Поразмыслив об этом, Ева решила, что живопись — единственная возможность для нее заработать деньги и держаться подальше от мужчин.
Мама хвалила ее акварели.
Как-то Ева попробовала свои силы в живописи маслом и после многих ошибок написала вполне приличный портрет.
Это был портрет… лошади.
— Может, удастся выкроить деньги на уроки? Ведь в Париже много художников, которые могут поучить меня, — вслух подумала девушка, но тут же сообразила, что связываться с художниками, поэтами и писателями, живущими на левом берегу Сены, гораздо опаснее, чем иметь дело со светским обществом, которым наслаждался ее отец.
— Остается только, как и папа, надеяться, что «что-нибудь да подвернется», — философски заметила Ева.
Однако она была так возбуждена перспективой заработать кучу денег, что никак не могла заснуть.
Лишь на рассвете девушка наконец задремала, и ей приснилось, что она скачет на лошади по беговой дорожке, а за ней гонится множество незнакомых мужчин, тоже верхом на лошадях.
Ева проснулась и посмеялась над своим сном.
Одеваясь, девушка чувствовала себя в приподнятом настроении, как будто сегодня должно случиться что-то необыкновенное.
В то же время она ужасно нервничала, вдруг сделает что-нибудь не то.
Встав на колени у кровати, Ева прошептала:
— Пожалуйста… папа… помоги мне! Ты знаешь, что за люди лорд Чарльз и мсье Бишоффхейм. Не дай мне сказать… ничего, что… разрушило бы планы мадам Лебланк.
Поднявшись с копен, она тщательно причесалась и надела выглаженное Жози платье.
В этом белом платье с широкой юбкой и тесным лифом, который плотно облегал ее стройную фигурку, Ева выглядела, сама того не сознавая, очень юной и невинной.
Для красоты горничная добавила бантик из голубой ленты на плечо и второй такой же бантик — с противоположной стороны — на талию.
Завершала наряд круглая шляпка. Она словно нимб обрамляла личико девушки, а шелковые нежно-голубые ленты были откинуты назад.
Ева готовилась идти на улицу Офмон пешком, как вчера, когда в дверь спальни постучали.
— Entrez , — крикнула девушка. Вошел Анри.
— За вами прибыл экипаж, мадемуазель, — доложил он.
— За мной? — удивилась Ева, но, сообразив, кто послал экипаж, воскликнула:
— Как любезно со стороны мадам подумать обо мне!
Чувствуя себя важной персоной, девушка села в роскошную коляску, которая по своей затейливости превосходила все экипажи, когда-либо виденные Евой.
И только когда коляска тронулась, девушка вспомнила, что ей не следовало идти вчера одной по улицам, чтобы повидать мадам Лебланк.
Ее мать как-то давно сказала ей, что, когда Ева едет в Лондон пройтись по магазинам или гуляет в парке, ее должна сопровождать горничная.
— Как скучно, мама! — воскликнула девушка в тот раз.
— Возможно, — согласилась ее мать, — но для jeune fille совсем не соrrе il fait , Ева! — сказала мадам Лебланк.
Она отвернулась от зеркала, внимательно посмотрела на девушку и удовлетворенно заметила:
— Tres biеn ! Ты выглядишь именно так, как я хотела, и вижу, Жози тоже постаралась: добавила бантик на плечо и подобрала шляпку.
— Она была очень любезна и чрезвычайно полезна, — подтвердила Ева.
Пока они разговаривали, горничная сходила в другую комнату и принесла шляпу для мадам Лебланк.
Того же цвета, что и платье, но украшенная перьями, которые переливались при каждом движении, эта шляпа оказалась настолько потрясающим зрелищем, что девушка так и застыла с открытым ртом, не в силах оторвать от нее глаз.
Леонида Лебланк улыбнулась:
— Я собираюсь на прогулку в Булонский лес в открытой коляске. Я каждый день появляюсь в новом туалете и, как правило, с новой ливреей для слуг!
— Бы выглядите изумительно! — воскликнула Ева.
Француженка засмеялась:
— Теперь ты понимаешь, почему, уйдя отсюда с лордом Чарльзом, ты никогда не должна признаваться, что знаешь меня?
— Нет, а почему? — удивилась девушка.
— Будь благоразумна, дорогая. Ты можешь представить свою мать или свою мифическую тетю, которая лежит с простудой, так разодетыми?
Она настолько забавно это спросила, что Ева засмеялась.
— Нет, мадам, если бы они появились в Лондоне в таких нарядах, они бы остановили городское движение!
— Именно это я пытаюсь сделать в Париже, — самодовольно изрекла француженка. — Масса народу едет в Булонский лес специально, чтобы увидеть меня!
Жози надела ей шляпу.
— Нет, все же позавчера я выглядела шикарнее, — пожаловалась Леонида, глядя в зеркало.
— Ничего подобного, мадам! — твердо заявила Жози. — Сегодня вы мне нравитесь больше. И вы сами говорили, что черный кучер в белой ливрее был ошибкой.
Для Евы все это звучало фантастично, но она ничего не сказала.
Мадам Лебланк пожала плечами.
Жози закрепила шляпу длинными булавками, сверкающими бриллиантами, и куртизанка встала, по-прежнему глядя на свое отражение.
— Мне надоели эти рубины. Верни их моему ювелиру, пусть оправит их заново.
— Хорошо, мадам, — невозмутимо ответила Жози, как будто ей часто приходилось это делать.
— Счет пусть пошлет герцогу. Или нет, лучше я уговорю герцога подарить мне ожерелье из изумрудов. То колье, что у меня есть, мне тоже уже надоело.
И не дожидаясь ответа, Леонида Лебланк направилась к Еве.
— Лорд Чарльз внизу, и мы заставили его ждать достаточно долго. Теперь помни, ты девушка, на чью долю выпали трудные времена. Тебе нужны деньги, но ты — леди и за пределами этого дома ничего не знаешь о женщинах вроде меня.
Она говорила насмешливо, но Ева возразила:
— Я знаю, что вы очень добры, мадам, и я всегда буду вспоминать вас в своих молитвах.
Леонида Лебланк на мгновение застыла, потом быстро сказала:
— Идем же, идем! Я должна ехать в Булонский лес, а вам с лордом Чарльзом нужно немного поговорить, прежде чем отправиться к мсье Бишоффхейму.
Они спустились по лестнице. Слуга открыл дверь, и Леонида Лебланк стремительно вошла в салон.
Лорд Чарльз, который читал газету, сидя на диване, встал.
— Я думал, ты забыла обо мне, — сказал он.
— Ну разве я могла забыть? — проворковала француженка.
Ева подумала, что с лордом Чарльзом мадам Лебланк говорит совсем не так, как с ней.
Девушка не могла подобрать точного слова, но мысленно назвала ее новые интонации «ласковыми»и «манящими».
Леонида подала лорду Чарльзу руку, и он поднес ее к своим губам.
Девушке показалось, что они разговаривают друг с другом без слов.
Затем француженка быстро проговорила:
— Теперь я хочу познакомить тебя с Евой Бенард, которая обещала помочь тебе и сделает все, что от нее требуется.
Девушка вошла в салон вслед за мадам Лебланк, но в тот момент лорд Чарльз даже не взглянул на нее.
Теперь же он уставился на Еву, и девушка подумала, что подобное разглядывание просто оскорбительно. Лорд Чарльз между тем воскликнул:
— Леонида, ты чудо! Я назвал тебя гением, но теперь знаю: ты — волшебница, и можешь сотворить все, чего бы ни пожелал человек!
Француженка улыбнулась:
— Не пугай Еву. Она никогда еще не делала ничего подобного, и тебе нужно многое объяснить ей.
— Ты уходишь? — спросил лорд Чарльз.
— А почему я так одета, как ты думаешь? Моя публика ждет, нельзя разочаровывать ее!
— Я провожу тебя до экипажа, — предложил лорд Чарльз и, взяв куртизанку под руку, вышел с ней из комнаты.
Оставшись одна, девушка попыталась собраться с мыслями. Во-первых, следовало отметить, что лорд Чарльз вел себя по отношению к Еве довольно грубо.
Но хуже всего то, что, несмотря на свою очень приятную внешность, он испугал девушку, и на минуту она даже пожалела, что ради пятисот фунтов согласилась на такую сложную работу.
Но потом Ева сказала себе, что она очень неблагодарна.
Какая другая девушка имела бы такую великолепную возможность?
— Я смогу остаться в Париже, — прошептала она, — и жить в моем славном домике, поэтому я должна быть разумной и не жаловаться, что бы ни случилось.
Лорд Чарльз вернулся в комнату, а Ева по-прежнему стояла там, где он ее оставил.
Весело улыбнувшись девушке, англичанин сказал:
— Позволь похвалить тебя, или я должен поздравить Леониду? Ты выглядишь именно так, как мне хотелось бы!
— Спасибо! — ответила Ева. — Надеюсь, я не сделаю никаких ошибок.
— Может, присядем и поговорим об этом? — предложил лорд Чарльз. — Я велел слуге принести шампанское. Думаю, нам обоим требуется выпить.
Девушка посмотрела на него удивленно.
Она не думала, что джентльмены вроде лорда Чарльза начинают пить так рано, и была уверена, что ее мать не одобрила бы этого.
Дверь открылась, и вошел слуга с бутылкой шампанского — наверное. держал ее наготове, решила Ева. Наполнив два бокала, слуга подал их на золотом подносе сначала девушке, потом — лорду Чарльзу.
Не посмев отказаться, Ева взяла шампанское, но, сделав крошечный глоточек, поставила бокал на столик возле дивана.
Когда слуга удалился, лорд Чарльз перешел к делу:
— Полагаю, Леонида рассказала тебе, что ты должна делать?
— Я притворяюсь… что я ваша… невеста, — немного нерешительно ответила Ева, — но вы должны… рассказать мне, как давно мы знакомы… и где мы встретились: во Франции… или в Англии?
— Во Франции! — твердо заявил лорд Чарльз. — Если Бишоффхейм расскажет о тебе кому-нибудь из моих друзей-англичан, им покажется странным, что они о тебе раньше не слышали.
— О, я понимаю, — воскликнула Ева, — и мадам Лебланк сказала, что я должна говорить, что мой отец француз.
— Думаю, это сойдет за истину. По утверждению Леониды, ты в совершенстве владеешь французским, чего Бишоффхейм не ожидал бы от англичанки.
— Объясните подробнее, что вы хотите делать, — попросила Ева.
— Ну, стало быть, так. Мы приезжаем к Бишоффхейму, сообщаем ему, что помолвлены, и, когда он раскошелится, спокойно исчезаем без всяких проблем.
— Я… я надеюсь, так и будет, — неуверенно проговорила девушка.
— Ты сомневаешься! — воскликнул лорд Чарльз. — Что тебя беспокоит?
— В сущности, ничего… Вот только моя мама всегда говорила, что я очень плохая лгунья, и я боюсь… подвести вас.
Лорд Чарльз засмеялся:
— Уверен, этого не случится. Леонида отлично разбирается в людях и заверила меня, что ты идеально подходишь для этой роли.
Он выпил еще шампанского.
— Ты выглядишь потрясающе! И как Леониде удалось отыскать тебя за такой короткий срок?
Ева чуть было не сказала, что сама пришла к мадам Лебланк, но вовремя спохватилась, что не стоит посвящать молодого человека в подробности.
Поэтому она ответила:
— Думаю, нам следует помнить только то, что я ваша невеста и мы с нетерпением ждем свадьбы.
Внимательно посмотрев на девушку, лорд Чарльз засмеялся.
— А ты уклончива! Что ж, все правильно. Храни свой секрет, и будем придерживаться сценария.
Он посмотрел на каминные часы.
— Бишоффхейм просил нас не опаздывать, так что поехали. Он живет на Елисейских полях в роскошнейшем особняке.
— Мсье Бишоффхейм настолько богат? — спросила Ева.
— Он богат, как Мидас, и все, к чему он прикасается, превращается в золото, — ответил молодой человек. — Говорят, без Бишоффхейма вся империя рухнула бы, а уж господа с Парижской фондовой биржи, несомненно, ползают у его ног.
— Похоже, вы не любите его, — заметила девушка.
Лорд Чарльз улыбнулся:
— Зато я очень люблю его деньги. Ева засмеялась.
Отставив пустой бокал, лорд Чарльз встал и удивленно воскликнул:
— Ты не выпила шампанское! Девушка собиралась ответить, что не хочет пить так рано утром, но передумала и сказала:
— Не думаю, что ваша невеста, милорд, стала бы пить… разве что по особым случаям.
— Тут ты права, — согласился лорд Чарльз. — Но тебе незачем притворяться, когда мы одни.
Помолчав, он добавил:
— Л нахожу, что ты очень интересная и красивая, и хочу услышать истинную историю, почему ты, с твоей внешностью, не так богата, как Леонида.
Ева не поняла, что он имеет в виду, поэтому ответила просто:
— Полагаю, истина в том, что я не так умна, как мадам Лебланк.
С этими словами девушка вышла из салона и не увидела выражения, мелькнувшего в глазах лорда Чарльза.
Экипаж, ждавший их у крыльца, ни в каком отношении не мог сравниться с коляской Леониды. Да и пара лошадей, запряженных в него, заметно уступала лошадям мадам Лебланк.
Правда, кучер был должным образом одет, и верх экипажа опущен, но Ева подумала, что это просто фиакр, который можно нанять в лучшей платной конюшне.
Уточнять она, однако, не стала, решив, что неприлично задавать такие вопросы.
Когда лошади тронулись, девушка вдруг поняла, что лорд Чарльз нервничает, хотя внешне и выглядит спокойным.
Не сдержав любопытства, она спросила:
— А если мсье Бишоффхейм всерьез рассердится, что вы не женитесь на его дочери, что будет с лошадьми, которых вы купили для него?
— Он может отказаться заплатить за них, и тогда мне придется искать другого покупателя или признать себя банкротом, если брат не спасет меня.
Англичанин говорил с яростью, и Ева поняла, что он действительно боится.
Почувствовав жалость к молодому человеку, девушка сказала:
— Я молюсь, очень усердно молюсь, чтобы этого не случилось. И я уверена, что мои молитвы будут услышаны, потому что мсье Бишоффхейм поступает нехорошо, навязывая вам свою дочь.
— Надеюсь, что ты права, — вздохнул лорд Чарльз. — И очень любезно с твоей стороны так интересоваться моими делами.
— Я думаю и о себе, — честно призналась Ева.
Лорд Чарльз с любопытством посмотрел на девушку.
— Неужели пятьсот фунтов столько значат для тебя, при твоей-то внешности? Да есть, наверное, дюжины мужчин, готовых дать тебе эту сумму и еще очень много сверх того?
Глаза Евы расширились, пока, казалось, не заполнили все ее лицо.
— Л не знаю столько мужчин… и, безусловно, я ни от кого не могла бы… принять деньги… если не заработала их.
Она говорила так шокированно, что лорд Чарльз подумал: если девушка играет, то она несомненно блестящая актриса.
«Где, черт возьми, Леонида отыскала ее? — спросил себя англичанин. — И как этой малышке удается так выглядеть и так разговаривать?»
Но долго удивляться ему не пришлось, ибо они подъехали к дому Рафаила Бишоффхейма.
Прежде этот особняк принадлежал некоему французскому аристократу. Но разорившийся дворянин не смог содержать его и удалился в свой замок в сельской местности. А Бишоффхейм выгодно купил один из самых великолепных домов в Париже.
Особняк стоял среди деревьев в большом саду. Ева с лордом Чарльзом въехали туда через чугунные ворота, украшенные золотыми пиками.
Все вокруг говорило о богатстве.
Красный ковер, сбегающий по каменной лестнице, был мягче и пушистее всех ковров, по которым Еве доводилось ступать.
В холле стояли навытяжку шестеро лакеев, а их причудливые ливреи блестели золотыми галунами.
Еще более великолепный мажордом провел гостей через холл и, спросив у лорда Чарльза их имена, открыл дверь.
— Мадемуазель Ева Бенард и лорд Чарльз Крейг, мсье! — объявил он громовым голосом.
От страха в глазах у девушки все поплыло. Ей показалось, что комната качается, но затем Ева поняла, что ее слепят огромные хрустальные люстры и зеркала в резных золотых рамах.
Золота вообще оказалось очень много. Картины, украсившие бы любой музей, тоже висели в огромных золотых рамах, и даже стулья и диваны были отделаны золотом.
Рафаил Бишоффхейм пошел навстречу гостям.
Когда глаза привыкли к блеску, Ева смогла разглядеть банкира: невысокого роста, блестящие темные волосы, навнешне брови. Ему было уже за пятьдесят, но он по-прежнему сохранял стройность и быстроту движений. Банкир протянул руку лорду Чарльзу:
— Очень рад видеть вас, милорд, и, конечно, я готов приветствовать вашу подругу?..
Ева не уловила вопросительного знака после слова «подруга», как не заметила и подозрительного выражения в глазах мсье Бицюффхейма, словно банкир подумал, будто лорд Чарльз привел с собой молодую женщину, которую не одобрили бы в гостиной его матери.
Однако лорд Чарльз прекрасно понял смысл вопроса и спокойно ответил:
— И я очень рад быть здесь, мсье. Позвольте представить вам мадемуазель Еву Бенард.
А потом добавил конфиденциальным тоном:
— Мы посвятим вас в маленькую тайну, но вы должны дать слово никому ее пока не открывать. Мы с мадемуазель помолвлены и собираемся пожениться!
Рафаил Бишоффхейм был слишком хорошим бизнесменом, чтобы выдать свое удивление.
Но лорд Чарльз, который внимательно наблюдал за ним, понял, что такого поворота событий банкир никак не ожидал.
Бишоффхейму потребовалась пара секунд, чтобы приспособиться к новой и совершенно неожиданной для него ситуации.
Когда же банкир заговорил, в его ровном голосе звучала одна только искренность:
— Л чрезвычайно признателен, что вы доверили мне свою тайну. И конечно, я никому не скажу о вашей помолвке, пока вы мне не позволите.
— Видите ли, — объяснил лорд Чарльз, — я еще не сообщил эту новость моему брату и остальному семейству.
Улыбнувшись Еве, он добавил:
— Но как только они узнают, мы назначим день свадьбы и непременно пошлем вам приглашение.
— А я буду очень рад его получить! — ответил мсье Бишоффхейм. — Позвольте мне первым поздравить вас, и, конечно, я должен выпить за ваше здоровье!
Они пошли к камину.
В этот момент — и лорд Чарльз понял, что так и было задумано, — в комнату вошла мадемуазель Иаиль Бишоффхейм.
При явном сходстве с отцом девушка выглядела вполне миловидно: ее довольно крупный нос компенсировали огромные темные глаза на маленьком овальном личике.
— А, вот и ты, моя дорогая! — воскликнул банкир преувеличенно сердечным тоном. — Л хочу, чтобы ты познакомилась с лордом Чарльзом Крейгом и его подругой мадемуазель Евой Бенард.
Все обменялись рукопожатиями.
Вслед за этим потянулся довольно принужденный разговор, пока не объявили, что обед подан.
Поскольку в столовой их было только четверо, лорд Чарльз понял, как умно задумал Рафаил Бишоффхейм познакомить его со своей дочерью. А после обеда, перед тем, как поехать в конюшни, банкир предложил бы молодому аристократу жениться на ней.
За столом лорд Чарльз говорил с хозяином дома о купленных лошадях.
Он рассказал, из каких они конюшен, подчеркивая не только их родословную, но и родословную их владельцев.
Ева поняла, что должна вести беседу с Иаиль Бишоффхейм.
Но дочь банкира оказалась очень робкой. Больше того, она до ужаса боялась прогневать отца каким-нибудь случайным словом. Прежде чем ответить на любой вопрос, бедняжка смотрела: слушает ли он и одобряет ли ее.
К концу обеда Ева убедилась, что мсье Бишоффхейм — самый настоящий деспот.
Точно так, как он выжимал деньги из людей за пределами своего дома, он требовал полной покорности от домашних.
Когда обед закончился, лорд Чарльз поблагодарил хозяина за великолепную еду и вино — самое лучшее и дорогое, какое только могут дать французские виноградники, — и сообщил банкиру, что лошади ждут их в конюшнях.
— Тогда нам нужно съездить посмотреть на них, — откликнулся мсье Бишоффхейм. — А юные дамы, если желают, могут остаться здесь.
Не успел лорд Чарльз открыть рот, как Ева попросила:
— О, пожалуйста, позвольте мне поехать с вами. Я люблю лошадей и столько слышала о тех прекрасных животных, что прибыли во Францию для вас!
— Тогда, конечно, вы должны поехать с нами, — согласился мсье Бишоффхейм. — А как ты, Иаиль?
— У меня урок музыки, папа, — ответила его дочь.
Иаиль говорила убедительно, но Ева почувствовала, что девушке уже дали понять, что она не нужна.
Оставив фиакр лорда Чарльза ждать у дома, они сели втроем в легкую рессорную коляску банкира.
Все в ней сияло, и в своем роде эта коляска была не менее эффектна, чем экипаж Леониды Лебланк.
Еве очень хотелось узнать, сделано ли все убранство — фонари, бляшки на уздечках, дверные ручки и прочее — из настоящего золота, но спросить она не решилась: вдруг мсье Бишоффхейм оскорбится?
Конюшни банкира располагались на самой окраине Парижа и тоже были воплощением роскоши.
Девушке показалось, что даже попоны сделаны из более толстой и хорошей шерсти, чем в других конюшнях, а уж стойла не уступали по роскоши комнатам во дворце Тюильри!
Мсье Бишоффхейм уже имел несколько лошадей, однако ни одна из них не могла сравниться с теми, которых лорд Чарльз привез из Англии.
Возможно, банкир был раздосадован, что его планы относительно замужества дочери окончились ничем.
Но он не смог скрыть радости от того, что стал владельцем таких великолепных животных.
Они осматривали жеребца, которого лорд Чарльз купил на Королевском конном заводе, когда старший конюх доложил:
— У вас гости, мсье!
Бишоффхейм повернулся к проходу. Одновременно с ним лорд Чарльз оглянулся через плечо и воскликнул по-английски:
— Привет, Уоррен! Не ожидал увидеть тебя здесь!
— Я слышал, что ты в Париже, Чарльз, — ответил новый гость: необычайно красивый высокий мужчина атлетического сложения.
Ева подумала, что куда бы этот человек ни приехал, в нем везде узнали бы англичанина. А еще девушке показалось, что в его лице есть что-то неуловимо знакомое.
Лорд Чарльз повернулся к банкиру:
— Не думаю, мсье Бишоффхейм, что вы встречались с моим братом, герцогом Кинкрейгским?
— Нет, как-то не доводилось, но я очень рад познакомиться с вашей светлостью.
— А мне не терпится увидеть ваших лошадей, — признался герцог. — Граф сказал, что у вас одна из самых великолепных конюшен во Франции.
— Очень на это надеюсь, — польщенно ответил мсье Бишоффхейм.
Герцог оглянулся на джентльмена, который сопровождал его. Тот, отдав распоряжения своему слуге, подошел к остальным, говоря:
— Простите меня, Бишоффхейм, как дела? Приятно видеть вас снова.
— И я рад видеть вас, мсье! — откликнулся миллионер.
Герцог посмотрел на брата:
— Чарльз, ты ведь, кажется, не знаком с графом де Шабриленом, у которого я остановился?
— Нет, но я слышал о нем! — ответил лорд Чарльз, протягивая руку.
Услышав слова герцога, Ева вздрогнула и уставилась на гостя.
Это был мужчина лет пятидесяти, очень представительный и в то же время явно француз.
«Так ведь это мамин брат и мой дядя!»— мысленно воскликнула девушка.
Тут Ева обнаружила, что герцог смотрит на нее.
— Позвольте представить, — медленно проговорил лорд Чарльз, — мой брат, мадемуазель Ева Бенард!
Девушка присела, а банкир воскликнул:
— Какое знаменательное событие! Бот уж не ожидал, что это произойдет в моих собственных конюшнях!
Герцог удивился:
— Знаменательное?
Мсье Бишоффхейм прижал пальцы к губам.
— Tiens! — воскликнул он. — Теперь я совершил faux pas!
Какой же я неловкий! Бы должны простить меня, лорд Чарльз, но я совершенно забыл, что ваша помолвка — это секрет!
Однако Ева была абсолютно уверена, что он ничего не забыл.
Банкир нарочно причинял неприятность лорду Чарльзу, потому что был раздосадован.
Теперь девушка не сомневалась, что он купит лошадей.
Но поскольку его планы относительно дочери пошли насмарку, Бишоффхейм не собирался позволить лорду Чарльзу выйти сухим из воды.
— Помолвка? — переспросил герцог. — Почему ты не сказал мне об этом, Чарльз?
Он явно рассердился, и лорд Чарльз быстро проговорил:
— У меня еще не было времени, и в любом случае я понятия не имел, что ты во Франции.
— Ну, раз секрет раскрыт, — вмешался граф де Шабрилен, — надо отпраздновать это событие.
Он с улыбкой повернулся к лорду Чарльзу:
— Позвольте пригласить вас поужинать со мной сегодня. Заодно и ваша невеста лучше познакомится с вашим братом.
Не видя другого выхода, лорд Чарльз поблагодарил графа за любезность и принял приглашение.
Решив, видимо, что подложил молодому человеку хорошую свинью, мсье Бишоффхейм вернулся к прерванной теме и стал многословно расхваливать лошадей, прибывших из Англии.
Ева шла по конюшне вслед за мужчинами. Никто не обращал на нее внимания, и девушка смогла как следует рассмотреть своего дядю.
Что за странная прихоть судьбы, думала она. Бот бы ее отец посмеялся! Ведь это надо же: именно тогда, когда Ева притворялась кем-то другим, она встретила главу семьи своей матери!



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Магия Парижа - Картленд Барбара

Разделы:
От автораГлава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7

Ваши комментарии
к роману Магия Парижа - Картленд Барбара



Неплохое начало и совершенно ужасный конец: 3/10.
Магия Парижа - Картленд БарбараЯзвочка
20.03.2011, 0.11





интересно
Магия Парижа - Картленд Барбаранаталья
28.09.2011, 13.39








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100