Читать онлайн Любовь всегда выигрывает, автора - Картленд Барбара, Раздел - Глава 6 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Любовь всегда выигрывает - Картленд Барбара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.67 (Голосов: 6)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Любовь всегда выигрывает - Картленд Барбара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Любовь всегда выигрывает - Картленд Барбара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Картленд Барбара

Любовь всегда выигрывает

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 6

Вскоре герцогиня поднялась отдохнуть, а Тина, предоставленная самой себе, обследовала часть дома. Переходя из комнаты в комнату, она обнаружила, что он именно такой, каким она себе его представила при первом же взгляде снаружи.
Комнаты — одна великолепнее другой. Низкие по толки с прекрасной лепниной времен Тюдоров, кое где поддерживаемые огромными деревянными колоннами, окна со сверкающими стеклами, украшенные странными узорами камины. Некоторые, выполненные из обожженного кирпича, оказались высотой в человеческий рост, позволяя расположиться даже внутри них, поближе к согревающему пламени.
Тина была достаточно сведуща, чтобы понять, что уникальная мебель несет на себе отпечаток людей всех поколений, которые покупали для своего любимого дома только самое лучшее. Ореховое дерево времен королевы Анны соседствовало с украшенными позолотой столами времен Карла II и образцами дубовой мебели эпохи Кромвеля с прекрасной инкрустацией, явно привезенной из Голландии, куда некоторые Уинчингемы отправлялись на поиски приключений.
«Какая красота, какая красота!» — продолжала повторять про себя Тина, всякий раз испытывая острую боль от сознания, что все эти сокровища, собранные семьей на протяжении столетий, перейдут к посторонним людям.
Она вдруг позавидовала человеку, который получит от владельца Уинча гораздо больше, чем деньги, и поняла, что ненавидит его, так ловко воспользовавшегося глупостью и расточительностью лорда Уинчингема.
К гостиной примыкала библиотека, от пола до потолка заставленная полками с книгами. Здесь все веяло ученостью, и в то же время у Тины появилось такое чувство, будто всем этим богатством редко пользовались. Для нее книги всегда были удовольствием, и, переходя от полки к полке, рассматривая их, она спрашивала себя, сколько из них успеет прочесть или хотя бы подержать в руках, прежде чем ей придется вернуться в Лондон.
В библиотеке был серый каменный камин с розой Тюдоров, наверняка построенный одновременно с самим домом. Тина почтительно прикоснулась к нему пальцами, а потом заглянула и в нишу, где вполне могли поместиться двое, чтобы обогреваться у огня и, вероятно, читать при свете пламени. Она села на старенькую деревянную скамейку и подняла глаза. Ей показалось, что наверху она увидела мерцающий свет, и подумала, как, должно быть, страшно трубочистам работать в такой темноте!
Неожиданно Тина услышала, что за ее спиной открылась дверь. С несколько виноватым видом она вышла из своего убежища, спрашивая себя, не сочтет ли вошедший, кем бы он ни был, странным найти ее здесь. В дверях стоял высокий седовласый человек, судя по всему — дворецкий.
— Простите, мисс, — почтительно произнес он, — но ее светлость просит вас к себе.
— Сейчас же иду, — быстро отозвалась Тина. — Я любовалась этим замечательным старинным камином.
— Он действительно очень древний, мисс, — пояснил дворецкий. — Это вообще одна из самых старых комнат в доме. Одно крыло дома сгорело лет сто назад, и его отстроили заново; но эта комната, Говорят, осталась невредимой с самого основания Уинча.
— Здесь очень красиво, — сказала Тина, направляясь к двери, — а резная лестница самая чудесная из всех, какие я только видела!
— Ее построил мистер Гринлинг Гиббоне всего сто лет назад, — сообщил дворецкий с явным пренебрежением к столь современному архитектору.
Тина с интересом взглянула на него.
— Вы любите этот дом, да? — осведомилась она.
— Я прожил здесь всю жизнь, — ответил дворецкий.
— Начинал помощником буфетчика при деде его светлости, и с тех пор у меня нет никакого другого дома.
— Я понимаю, что вы его любите, — сказала Тина. Она прошла по холлу, поднялась по удивительной резной лестнице и вдруг поймала себя на том, что ненавидит не мистера Ламптона, а лорда Уинчингема «Когда ему станет лучше, обязательно скажу ему, что я думаю о его поступке», — решила Тина, но тут же поняла, что это бесполезно.
Она повернулась и посмотрела в холл. В окна проникал солнечный свет, придавая полированным доскам радужный блеск. Ей показалось, что предки лорда Уинчингема почти умоляюще смотрят на нее с портретов. «Ты можешь это спасти! — казалось, говорили они.
— Ты можешь это спасти!
Ей хотелось убежать от них, но она растерялась, не зная, куда идти. Вдруг откуда ни возьмись появилась домоправительница в шуршащем черном шелковом платье и со связкой ключей на поясе.
— Ее светлость вас ждет, мисс, — вежливо произнесла она и показала Тине путь.
Она прошла по широкому коридору и открыла дверь. Герцогиня сидела на огромной кровати с пологом на четырех столбиках и совершенно необыкновенно выглядела: на голове чепец из кружев и муслина, заколотый несколькими бриллиантовыми брошами, поверх ночной рубашки — халат, отороченный горностаем, на шее сверкающие жемчуга и бриллианты, а тонкие запястья увешаны браслетами.
Абдул устроился на табурете у изголовья постели, а герцогиня выговаривала ему за какой-то проступок.
— Ах, вот и вы, дитя мое! — увидела она Тину. — Вас очень долго искали.
— Простите, мадам. Я осматривала дом.
— Вас заинтересовал дом, дитя мое? — спросила герцогиня. — Что ж, это неудивительно. Поразительное место. Приехав сюда девочкой чуть старше вас, я чувствовала то же самое.
— Думаю, лорд Уинчингем тоже очень его любит, — несколько неуверенно произнесла Тина.
— Не любит, — отрезала герцогиня. — Разве молодежь что-нибудь любит, кроме себя? Уинч — часть моего внука, но он еще не до конца это понял. Став постарше, начнет ценить свое поместье, как мужчины со временем начинают ценить своих жен, если они сделали правильный выбор.
Тина промолчала. Она подумала, что лорд Уинчингем не успеет оценить все, что потерял.
— Я послала за вами, потому что мне сказали: жена главного садовника больна. Приезжая в Уинч, я всегда навещаю ее и соблюдаю эту традицию уже много лет. Но сегодня я устала, а она слишком плохо себя чувствует, чтобы прийти ко мне. Вот и решила, что ей будет интересно познакомиться с вами. Передайте ей эту записку и скажите, что я навещу ее завтра.
— Да, конечно, передам, — ответила Тина. — Где она живет?
— Дом садовника вы найдете в конце огорода, — пояснила герцогиня. — Выйдя из парадной двери, поверните направо, пройдите мимо конюшен, и за ними начинается огород.
Тина была рада чем-то заняться. Она взяла записку, сбежала по лестнице и вышла во двор. Солнце припекало ее непокрытую голову, но с озера дул легкий ветерок, донося аромат сирени.
Тина прошла по саду и оказалась у конюшен. Конюхи, что-то насвистывая, чистили лошадей, которые привезли лорда с домочадцами из Лондона. Она решила завтра обязательно навестить лошадей и угостить их морковкой или яблочком, как всегда делала, когда жила с отцом. Жили они скромно, но своими конюшнями гордились. Отцу приходилось самому ухаживать за лошадьми, но они у него всегда были чистыми и здоровыми.
Постукивая каблучками по гравию, Тина миновала двор конюшни и наткнулась на калитку с часами. За ней начинался огород, как назвала этот участок герцогиня.
Огород был обнесен высокими красными кирпичными стенами эпохи Тюдоров, и, войдя в него, она увидела, что он содержится в идеальном порядке. Тина разглядела грядки с овощами, фасоль и горох на легких подпорках, аспарагус, похожий на толстые пальцы, указующие в небо. Аккуратные тропинки, огороженные низкими изгородями, привели ее в дальний конец огорода, в котором еще издали она увидела крышу коттеджа.
Однако около него девочка лет десяти сказала, что ее мама, жена садовника, миссис Пайпер, заснула и доктор запретил ее беспокоить. Поэтому Тина передала ей записку герцогини, попросила передать маме, кто заходил, и ушла.
Время у нее было, и она решила пройти дальше мимо коттеджа по узкой, довольно пыльной тропинке, огороженной высокой изгородью, по одну сторону которой простирался парк, а по другую — заросшие травой луга. Тина решила, что тропинка выведет к какой-нибудь деревне, но через некоторое время, видя, что тропинка все вьется и вьется, поняла: надо возвращаться.
На одном из зеленых лугов она заметила цыганский табор. Разноцветные кибитки стояли вокруг костра, на котором в большом котле варилось ароматное мясо. Тина с улыбкой подумала: сколько же цыплят, кроликов, а вероятно, и фазанов, принадлежащих лорду Уинчингему, оказались в этом котле? Потом заметила в крошечных окнах кибиток смуглые лица — ее с любопытством рассматривали. Из одной кибитки вылез цыган с длинными волосами, доходящими ему почти до плеч, и тоже уставился на нее.
Ей вдруг стало неловко за свое вторжение, и она, повернувшись, поспешила по тропинке в сторону коттеджа садовника. По дороге ей встретились две цыганки. Одна — старая, с аккуратно заплетенными волосами, заколотыми наверх. Другая — молодая, с волосами, темным облаком ниспадающими ей на плечи. Острый подбородок, любопытный, живой взгляд. Она напомнила Тине какое-то лесное животное. Обе несли большие корзины с прищепками и легко шагали по каменистой дороге босиком.
— Добрый день, — тепло и дружелюбно поздоровалась Тина, и цыганки остановились.
— Купите прищепки, миледи? — спросила женщина постарше.
У нее было очень милое лицо! Тина уловила что-то восточное в ее высоких скулах и темных миндалевидных глазах. Она вспомнила, как отец рассказывал, что цыгане происходят из Индии, через Персию они попали в Египет, из Египта — в Европу и, наконец, во времена правления Генриха VIII — в Англию.
— Боюсь, я не пользуюсь прищепками, — ответила Тина.
— Позвольте мне хотя бы предсказать вам судьбу, леди, — взмолилась молодая цыганка, но Тина, засмеявшись, помотала головой:
— У меня нет с собой денег. Может быть, в другой раз? Я ведь должна посеребрить вашу ладонь, чтобы узнать будущее, не так ли? — Она говорила весело и почти с удивлением осознала, что, хотя и прожила всю жизнь в деревне, с цыганами еще никогда не встречалась.
— Это верно, леди, — откликнулась цыганка, — но вам, молодой и красивой, я погадаю бесплатно. — Не которое время она, прищурившись, рассматривала Тину, а потом произнесла низким, глубоким голосом: — Вам грозит опасность. Опасность! Бойтесь смуглого человека. Он предвещает несчастье, а за его спиной — кровь. — Потом открыла глаза и улыбнулась. — Помните, что я вам сказала, леди, и приходите к нам еще.
— И не забудьте все-таки принести с собой серебряную монетку! — вмешалась цыганка постарше.
— Не забуду, — пообещала Тина, — и запомню, что вы мне сказали.
Возвращаясь домой, она размышляла о краткой встрече. В том, что деревенские жители боятся цыган, нет ничего удивительного. Цыганам удалось окружить себя ореолом таинственности, и Тина знала, что своими сверхъестественными способностями предсказывать будущее они внушают страх как молодым, так и старикам.
Опасность от смуглого человека! Разумеется, это чушь, думала она, но ведь сэр Маркус смуглый! Вероятно, брак с ним представляет для нее опасность. Несомненно, она будет очень несчастна. Однако какова альтернатива?
Весь день Тина думала о том, что надо срочно что-то предпринимать, потому что драгоценное время уходит. Сожалела, что пришлось уехать из Лондона. Надо было ходить вместе с герцогиней на приемы, на балы, на рауты, пользуясь любой возможностью найти богатого мужа, ведь, как она уверяла лорда Уинчингема, это единственный шанс на спасение как для него, так и для нее.
На сэре Маркусе свет клином не сошелся! Есть еще, разумеется, лорд Альфред Картрайт. Но Тина понимала, что даже если она примет ухаживания лорда Альфреда, то до его предложения руки и сердца потребуются недели или даже месяцы. Может ли она позволить себе ждать так долго? И, вспомнив лица кредиторов лорда Уинчингема, тут же получила ответ на свой вопрос.
В открытом солнцу огороде было так жарко, что Тина постаралась быстро пробежать через него и, обогнув конюшни, вышла с другой стороны дома. Там господствовала атмосфера покоя и отсутствия времени.
Старый сад, должно быть, разбили одновременно со строительством дома. Она представила себе, как каждое поколение Уинчингемов добавляло в нем аллею или новую клумбу, кто-то посадил кустарники и деревья, кто-то установил украшенный орнаментом фонтан, привезенный через несколько морей из Италии, но все это выглядело удивительно гармоничным. А, подойдя наконец к озеру с лебедями, опускающими желтые клювы в серебристую воду, Тина поняла, что сердце ее навсегда отдано этому дому.
Камердинер сообщил, что лорд Уинчингем не настолько хорошо себя чувствует, чтобы принять герцогиню или Тину. Он устал, и доктор дал ему микстуру, чтобы он заснул.
— Разумно, — одобрила герцогиня. — У этих сельских врачей гораздо больше здравого смысла, чем у модных лондонских светил. Может быть, старому доктору Уильямсу и под восемьдесят, но в одном его пальце больше мудрости, чем во всех этих напыщенных олухах, которые берут гинею за визит, а о человеческом теле знают не более моего!
— Надеюсь, лихорадка прошла? — неуверенно спросила Тина.
— Кожа у его светлости довольно прохладная, — сказал Джарвис.
— Как вы думаете, долго он еще будет болеть? — поинтересовалась Тина.
Камердинер скривил губы в чуть заметной, призрачной улыбке.
— Я знаю его светлость, мисс. Он не задержится в постели ни на секунду дольше, чем это необходимо. Джарвис поклонился и приготовился идти.
— Не надо ему вставать слишком быстро, — резко проговорила герцогиня.
— Тогда, ваша светлость, нам придется приковать его цепями, — отреагировал камердинер.
Герцогиня засмеялась, а когда Джарвис ушел, обратилась к Тине:
— Этот человек обожает Стерна. Только ума не приложу почему. Мой внук полночи не дает ему покоя, заставляя его трястись в быстрых фаэтонах отчего у бедняги чуть не выпадают зубы. Иногда я начинаю сомневаться в Стерне, но раз Джарвис продолжает его боготворить, то, может, он уж не совсем пропащий? — Она опять засмеялась и, даже спускаясь вниз, чтобы переодеться к обеду, продолжала хихикать.
Они с Тиной спокойно пообедали за огромным столом, за которым легко могли бы уместиться еще двадцать гостей. Потом еще некоторое время посидели в гостиной, пока герцогиня не заявила, что она устала и хочет удалиться к себе в спальню.
— Как вы думаете, я могу взять книгу в библиотеке? — робко спросила Тина, когда они вышли в холл.
— Ну конечно, — отозвалась герцогиня. — Правда, думаю, они все покрыты толстым слоем пыли. Не верю, что мой внук открыл хоть одну книгу с тех пор, как окончил Оксфорд.
— А я люблю читать, — искренне призналась Тина.
— Тогда поспешите, — приказала герцогиня. — Не могу же я ждать вас тут полночи!
Тина хотела сказать, что сможет подняться наверх и сама, но решила, что герцогиня чувствует себя ответственной за нее, а потому промолчала и скорее побежала в библиотеку, освещая путь свечой.
Шторы в библиотеке были задвинуты, и, чтобы выбрать нужную книгу при свете одной свечи, потребовалось время. Тина смутно помнила, что слева от камина стояли книги в знакомых переплетах, похожие на те, что читал ей на ночь отец. Она схватила одну из них и быстро побежала обратно, чтобы не задерживать герцогиню.
— Ну же, ну же, дитя мое! — нетерпеливо произнесла та.


В серебряных канделябрах, украшавших стены, горели свечи, но герцогиня тоже держала в руках зажженную свечу, словно вокруг была темнота. «Наверное, она просто соблюдает традицию», — подумала девушка. Наверху в коридорах тоже горели свечи, а войдя в свою спальню, Тина обнаружила зажженные свечи по обеим сторонам зеркала и одну на туалетном столике.
«Все-таки своеобразные порядки в этом доме», — отметила она, вспомнив, как они с отцом всегда задували свечи перед тем, как выходили из комнаты.
Тина медленно раздевалась, обдумывая события прошедшего дня и вечера. Ей казалось, что за последние несколько дней она прожила огромную жизнь и стала намного старше.
Она глянула на себя в зеркало в золоченой раме. Кто бы узнал школьницу в девушке, смотрящей на нее? Горничная герцогини перед обедом сделала ей прическу, а ее платье, совсем простое на вид, стоит между тем пятьдесят гиней! Герцогиня перед балом настояла, чтобы Тина надела нитку жемчуга, а когда Тина стала возвращать ее, велела оставить себе.
Каким невероятным и фантастичным казалось все это — огромный дом и слуги, готовые к их появлению. За обедом герцогиня обронила, что Уинч всегда готов к неожиданному приезду хозяина: постели регулярно проветриваются, все комнаты открыты и убраны, повсюду стоят свежие цветы, и всегда есть запас продуктов для приема дюжины, а то и более гостей!
Тина и понятия не имела, что существуют люди, ведущие столь шикарный образ жизни. Она помнила, как они с отцом экономили каждый пенни из его крошечной пенсии, на которую жили, как всегда, боялись потратить лишние гроши, чтобы к концу месяца не оказаться в долгах. А понимает ли лорд Уинчингем, что такое бедность? Ведь он пока не сталкивался с ней. И ей невольно стало жаль его, если, конечно…
Тина взяла книгу, принесенную из библиотеки, но, открыв ее, обнаружила, что это совсем не то, что она хотела почитать, а какой-то трактат на латинском языке. Вскрикнув от досады, бросила книгу на туалетный столик, легла в постель и задула свечу на туалетном столике, оставив гореть только свечи у зеркала. Спать ей не хотелось, а лежать в темноте было как-то неуютно. Рассматривая тени на потолке, она старалась думать о чем угодно, только не о себе. Но ее мысли все время возвращались к одному и тому же: положению лорда Уинчингема и ее собственному, сэру Маркусу Уэлтону и кредиторам, стоящим у подножия лестницы И размахивающим счетами.
Где-то вдалеке пробили часы, потом прошел еще один час. Сна все не было. Решившись, Тина вылезла газ постели. Только чтение могло отвлечь ее от невеселых мыслей и помочь уснуть.
Она сунула ноги в мягкие тапочки и надела пеньюар из муслина и кружев, который герцогиня заставила ее купить у мадам Раше. Ее светлые волосы рассылались по плечам. Она нетерпеливо зачесала их назад со лба и, взяв подсвечник с горящей свечой, бесшумно открыла дверь спальни.
На лестничной площадке было темно. Кто-то погасил свечи в коридоре, на лестнице и в холле.
Тина почувствовала теплый аромат пчелиного воска и весенних цветов. Во всем доме стояла сонная тишина, которая всегда наступает ночью в старинных домах, создавая впечатление, будто они тоже спят, как живые существа.
Она медленно спустилась по лестнице и прошла по холлу, почти бесшумно ступая по восточным коврам, покрывающим полированные доски.
Но, открыв дверь в библиотеку, Тина увидела в комнате свет. Внутри у нее все похолодело. В дальнем конце, у камина, спиной к ней стоял человек. Свою свечу он поставил на камин, поэтому ей был виден только его силуэт. Она решила, что это лорд Уинчингем, но потом, когда мужчина повернул голову, узнала в нем Клода.
Инстинкт, должно быть, подсказал ему, что в библиотеку кто-то вошел — ведь она не издала ни звука. — Господи! — воскликнул он. — Что вы здесь делаете? — В его голосе явно звучало удивление.
— То же самое я хотела спросить у вас, — отозвалась Тина. Ее страх прошел, когда она узнала Клода. — Я думала, это вор.
— Вероятно, так оно и есть, — почти с вызовом произнес Клод. — Но вы, почему вы здесь?
— Мы приехали сегодня, потому что доктора сочли, что лорду Уинчингему будет лучше в деревне, — пояснила Тина. — Вы разве не знаете, что в него стреляли? — Она наблюдала за лицом Клода, подняв свечу немного выше и подойдя к нему.
— Да, да, я слышал о происшествии, — быстро ответил он.
— Вы не слышали о нем, — с упреком поправила его Тина. — Вы о нем знали, не так ли? Вы сделали это и бежали именно сюда, потому что думали, что вас здесь никто не будет искать! — Она говорила беспощадно, и в голосе ее звучало обвинение.
Тина думала, что Клод станет оправдываться, но он даже не смотрел ей в глаза.
— Вы говорите вздор! — взорвался он. — Зачем мне стрелять в Стерна? Во всяком случае, насколько я понимаю из ваших слов, он жив?
— А вы надеялись, что мертв, не так ли? — съязвила Тина. — Так и было бы, если бы пуля не попала в его пуговицу! Как вы могли решиться на столь возмутительный поступок?
— Я этого не делал! — огрызнулся Клод. — Я ни в чем не признаюсь, а вы не можете доказать, что я в него стрелял!
— Да, я не могу этого доказать, — согласилась Тина, — но стреляли все-таки вы, и я знаю почему. Вы думаете, что, если он умрет, вам достанутся его деньги, думаете, что унаследуете Уинч. И полагаю, так как попытка убийства законного владельца оказалась безуспешной, теперь вы пытаетесь украсть все, что можете, пока он еще достаточно слаб и не может вам помешать?
Она говорила с такой яростью и гневом, что Клод испугался.
— Я кто угодно, — с негодованием заявил он, — но не мелкий воришка!
— Вы убийца! — парировала Тина. — Только убийство не состоялось. Если вы не собираетесь ничего красть, тогда что вы делаете здесь, пробравшись сюда глубокой ночью?
Глянув на окно, она увидела, что оно открыто и одна из штор отодвинута.
— Если хотите знать правду, — Клод пытался говорить с достоинством, — я ищу сокровище!
— Сокровище? Что еще за сокровище? — удивилась Тина.
— Принадлежащее нашей семье, — ответил он. — Только оно может спасти меня! Если мне удастся его найти, я его возьму, не сказав Стерну ни слова. Находки принадлежат тому, кто их находит, а если он не может найти сокровище, то почему бы не попытаться мне?
— Не понимаю, о чем вы говорите, — сказала Тина.
А вам не рассказывали? — с раздражением полюбопытствовал Клод. — В эту историю посвящают каждого, кто приезжает в этот дом. Уинчингемы спрятали сокровище прежде, чем отправиться в Вустер сражаться за короля Карла. Но все они погибли, за исключением одного десятилетнего ребенка, который вместе с матерью бежал во Францию. Когда в Англии началась Реставрация, он сюда вернулся. Получил назад Уинч и все свои владения, но не знал, где спрятано сокровище, и никто из оставшихся в живых не мог ему сказать! Поэтому на протяжении веков Уинчингемы ищут свое сокровище. Мы со Стерном в детстве тоже забавлялись этим. Став взрослым, он, полагаю, перестал верить в эту историю. Но я знаю, оно где-то здесь, и я его найду! Это единственное, что может меня спасти!
— И я должна верить, что все это правда? — отозвалась Тина. — А вдруг вы пришли для того, чтобы предпринять еще одну попытку убить вашего кузена? У меня большое желание позвать слуг, сказать им, что это вы стреляли в их хозяина, и попросить как можно скорее выставить вас отсюда!
— Если вы это сделаете, — нагло заявил Клод, — то я скажу, что вы назначили мне свидание в библиотеке, когда в доме все лягут спать. Вряд ли это пойдет на пользу вашей репутации!
Тине вдруг показалось, что Клод похож на загнанную в угол крысу, но она так сильно его презирала, что даже не рассердилась, а просто рассмеялась:
— Успокойтесь! Я не собираюсь звать слуг, потому что мне стыдно — не хочу, чтобы они увидели, как низко может пасть Уинчингем! Герцогиня знает, что стреляли именно вы. Когда я ее спросила: «Что вы собираетесь предпринять, чтобы найти стрелявшего в лорда Уинчингема?» — она очень просто ответила: «Думаю, будет лучше, если он скроется» — Тина помолчала, чтобы дать ему возможность оценить смысл сказанного, потом продолжила: — Ее светлость против скандала в семье, и я, разумеется, не стану усугублять положение.
Клод, сообразив, что угроза публичного разоблачения миновала, унял свой гонор и задумчиво посмотрел на Тину:
— А знаете, вы действительно хорошенькая! Почему бы вам не выйти за меня и спасти нас всех от многих неприятностей?
Она расхохоталась:
— Я не вышла бы за вас, даже если бы вы остались единственным мужчиной на земле! Так что не трудитесь зря! А что до поисков сокровища, то думаю, вам лучше убраться отсюда, пока вас не поймали. Вы знаете, как бдительно охраняет лорда Уинчингема его камердинер? Если он услышит в доме хоть малейший шум, то, безусловно, поднимет на ноги весь дом! Что тогда будет с вами?
— Хорошо, я уйду, — мрачно буркнул Клод, — но хочу вас предупредить, что приходил сюда раньше и приду еще! Я должен найти это сокровище! Оно где-то здесь, в доме, мы все об этом знаем. Куда же, черт возьми, эти идиоты его спрятали?
— Наверное, его уже давно нашли отряды Кромвеля, — предположила Тина.
— Нет, не нашли. Это точно известно. В дневнике генерала Ферфакса записано: «Мы весь день искали в Уинче знаменитое сокровище Уинчингемов, но ничего не нашли, хотя мои люди перерыли весь дом».
— Что ж, надеюсь, лорд Уинчингем найдет его раньше вас! — усмехнулась Тина.
— В таком случае я заставлю его поделиться! — огрызнулся Клод.
Тина вдруг взорвалась:
— Убирайтесь и оставьте в покое вашего кузена! Убирайтесь! Меня от вас тошнит! И знайте, если вы снова побеспокоите лорда Уинчингема, я передам вас в руки правосудия! Помните, я была в саду, когда вы в него стреляли, и я поклянусь, что видела, кто стрелял, и узнала вас!
— Ах вы маленькая тигрица! — ругнулся Клод. — Вы не знаете, что такое быть в отчаянии! Мне нужны Деньги, понимаете? А кто мне их даст? А вы, очевидно, Цепляетесь как за собственные деньги, так и за деньги Стерна!
Намек был совершенно прозрачным.
— Вон! — в ярости закричала Тина.
— Хорошо, хорошо, я уйду, но вы обо мне еще услышите!
Тина не удостоила его ответом. Она смотрела, как он вылезает через открытое окно и прыгает на террасу После этого захлопнула окно, задвинула шпингалет и пронаблюдала, как Клод удалялся по тенистому саду. Наверное, у него где-нибудь спрятана лошадь, подумала она, как и в тот вечер, когда он стрелял в лорда Уинчингема, и, вероятно, сегодня часть дня он проспал в одном из летних домиков в саду или, может быть, в местной гостинице, где его знают и наверняка ничего не скажут. Дождался ночи, зная, что, когда дом закроют и наступит тишина, у него есть возможность проникнуть сюда и приступить к поискам сокровища. Л существует ли оно на самом деле? Скорее всего, это одна из бесчисленных легенд, которые сочиняются о старых домах, — чуть ли не в каждом из них якобы припрятан клад. Но даже если это и так, спустя столько лет у Клода очень мало шансов что-нибудь найти.
На какое-то мгновение у Тины мелькнула мысль: как было бы замечательно, если бы сокровище действительно существовало, а они с лордом Уинчингемом его обнаружили! Тогда пришел бы конец всем их неприятностям: он выплатил бы свои долги, а ей не пришлось бы выходить за сэра Маркуса. Но она сразу же одернула себя: такое происходит только в сказках, а в реальной жизни замуж выходят лишь для того, чтобы избежать ненавистной участи гувернантки с мизерным жалованьем, на которое вряд ли купишь все необходимые свечи для этого дома.
Тина еще раз проверила шпингалет, чтобы удостовериться, что окно плотно закрыто, но вдруг заметила в нем дефект. Так вот почему Клоду удалось его открыть! Она задумалась: как обратить на это внимание домоправительницы, не показавшись слишком любопытной и назойливой?
Задернув шторы, Тина вернулась к столику, на котором стояла ее свеча. Свеча, зажженная Клодом, горела на камине. Она подошла к ней, чтобы задуть ее, посмотрела на сам камин. Ей захотелось дотронуться до камня и нащупать чувствительными пальцами какой-нибудь крошечный засов или пружину. Но не удержалась и рассмеялась. Несколько поколений Уинингемов искали именно в этом месте! Стоит ли продолжать поиски там, где другие ничего не нашли?
Тина задула свечу на камине и взяла свою. Было уже слишком поздно для того, чтобы выбирать книгу. Она прошла по холлу и медленно поднялась по лестнице. Ей было приятно думать, что она одержала верх над Клодом и выставила его из дома, но перед ее глазами по-прежнему стояло его злобное лицо, а в ушах угрожающе звучало: «Вы еще обо мне услышите»




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Любовь всегда выигрывает - Картленд Барбара

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12

Ваши комментарии
к роману Любовь всегда выигрывает - Картленд Барбара



Да уж, наворотила автор! Герой хоть и глуп и самонадеян, зато везуч, героиня, несмотря на молодость, еще та авантюристка! А вот злодея забыли наказать, странно. Зато теперь герои богаты и счастливы: 6/10.
Любовь всегда выигрывает - Картленд БарбараЯзвочка
13.02.2011, 13.25





Отличный роман, всем советую прочитать! Читала на одном дыхании. Честно говоря, в конце всеже надеялась что Клод появится и Лорд его застрелит.=)
Любовь всегда выигрывает - Картленд БарбараВера
17.02.2013, 1.52





Ничего интересного. Даже чувства ггероев плохо раскрыты.
Любовь всегда выигрывает - Картленд Барбаралена
19.05.2013, 17.15





неплохо, неплохо... но как-то пусто...
Любовь всегда выигрывает - Картленд БарбараЛюбовь
5.03.2015, 11.07








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100