Читать онлайн Любовь во спасение, автора - Картленд Барбара, Раздел - Глава 9 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Любовь во спасение - Картленд Барбара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.47 (Голосов: 32)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Любовь во спасение - Картленд Барбара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Любовь во спасение - Картленд Барбара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Картленд Барбара

Любовь во спасение

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 9

Поездка в Дувр показалась бы Клеоне захватывающим приключением, если бы не два обстоятельства, которые испортили ей удовольствие. Во-первых, пришлось трястись в карете с герцогиней, хотя девушке до смерти хотелось мчаться в легком фаэтоне, которым правил герцог.
Увидев этот экипаж с огромными желтыми колесами и высоким сиденьем, Клеона сразу поняла, на какую скорость он способен. Тем более что в упряжке была четверка идеально подобранных серых лошадей. Клеона ужасно разозлилась на то, что она женщина и вынуждена путешествовать, соблюдая глупые условности.
Другую неприятность принес летний дождь. Когда они вышли из дома на Баркли-сквер, слегка накрапывало. Этого было достаточно, чтобы прибить пыль на дороге, но несколько тяжелых капель упали на небрежно заломленный касторовый цилиндр герцога.
— Дождь, Фредди! — воскликнул он. — Значит, граф не захочет ехать с нами. Если кто и не в ладу со стихиями, так это наш друг д'Эскур.
— Ты, как всегда, прав, Сильвестр, — отозвался Фредди Фаррингдон.
Его глаза радостно блеснули, и Клеона поняла, что друзья не слишком сожалеют о том, что им придется обойтись без графа.
— Вот что мы сделаем, мадам, — сказал герцог ее светлости, которая только что вышла из дома. — Мы с Фредди поедем вперед и проследим, чтобы к вашему прибытию все было готово. Я не хочу, чтобы вы, дорогая бабушка, по испытывали какие-либо неудобства.
— Не подлизывайся, мальчишка, — отрезала старая леди. — Если тебе не терпится свернуть себе шею, передвигаясь быстрее, чем Бог положил человеку, — дело твое. Но не пытайся подсластить пилюлю. Меня не так легко обмануть.
— О да, мадам, — согласился герцог. — В этом вас нельзя заподозрить. Но не будете ли вы так любезны подъехать к дому номер пять на Чейни-уок и пригласить графа Пьера д'Эскура сопровождать вас с Клеоной?
— О нет! — тихо, чтобы никто не услышал, воскликнула девушка.
— Мне не по душе этот ваш приятель, — изрекла герцогиня. — Однако мужчина, даже француз, может пригодиться в долгом путешествии. Вдруг на нас нападут разбойники?
— Конечно, бабушка, вы совершенно правы, — ответил герцог. — Надеюсь, граф сумеет защитить вас обеих.
Клеона знала, что он смеется над ними. Разбойникам потребовалась бы немалая храбрость, чтобы напасть на кортеж герцогини. Его возглавляла дорожная карета, запряженная четверкой великолепных лошадей, чья упряжь блестела при каждом движении. Кроме Клеоны и герцогини, в ней ехали четверо слуг: кучер и лакей — впереди, и еще два лакея на запятках. Сопровождали экипаж четверо верховых в бордовой с золотом ливрее и фуражках поверх напудренных париков, а позади, хоть и не так быстро, ехала карета, которая везла личную горничную герцогини, двух других служанок, и их сопровождали три лакея и кучер, который показался Клеоне таким же опытным, как Джебб.
— Вы всегда путешествуете с таким шиком, мадам? — спросила она герцогиню.
— С шиком? — удивилась вдовствующая герцогиня. — Я бы это так не назвала. Когда был жив мой муж, нас всегда сопровождали шестеро верховых, а впереди катила дорожная карета со столовым серебром и постельным бельем, чтобы в любом месте, где бы мы ни решили остановиться, нам были обеспечены все удобства. Впрочем, покойный герцог был ярым приверженцем того, чтобы все делалось как положено. Боюсь, Сильвестр часто пренебрегает своим положением. Впрочем, так всегда бывает, пока человек молод.
Она словно извинялась за герцога. Клеона, видя, что старая леди настроена поговорить, с досадой подумала, что их беседа будет испорчена навязанным им присутствием графа.
Что касается его самого, граф был столь же раздосадован.
— Вы хотите сказать, что герцог едет один? — спросил он недовольно.
— С ним мистер Фредерик Фаррингдон, — ответила ее светлость. — Он беспокоился о вас, зная, что вы не захотите насквозь промокнуть в вашем элегантном наряде.
Граф глянул на свой сизый дорожный сюртук и накрахмаленный галстук с ниспадающими оборками.
— Уверяю, ваша светлость, погода для меня не имеет ни малейшего значения, — заявил он. Но тон у него был такой фальшивый, что девушку разобрал смех. Но все равно графу ничего не оставалось, как сесть в карету герцогини. Он занял место спиной к лошадям и лицом к Клеоне и смотрел на нее глазами преданного спаниеля.
По пути на Чейни-уок она боялась, что смутится при встрече с графом. Но француз был слишком галантен, чтобы допустить какую-либо неловкость. Он весело болтал, расточая комплименты и герцогине, и Клеоне, забавлял их анекдотами и сплетнями, так что они обе постепенно расслабились и даже стали получать удовольствие от его общества.
В придорожном трактире близ Мейдстоуна, пока герцогиня, отдыхая, потягивала шоколад, который они везли с собой, Клеона узнала, что герцог проехал через эту деревню примерно три четверти часа назад, не останавливаясь.
В отдельном кабинете, предоставленном в распоряжение ее светлости, граф откупорил бутылку кларета. Сделав глоток, француз заявил, что кларет хоть и недостаточно хорош, но пить его можно.
— Присоединяйтесь ко мне, Клеона, — предложил он. Девушка покачала головой.
— Я бы предпочла шоколад.
— В Париже я обещаю вам такой шоколад, какого вы никогда еще не пробовали, — заявил француз. — Это лишь один из многих кулинарных шедевров моей страны, который я смогу предложить вам.
— В последний раз, когда я была в Париже, — язвительно вмешалась герцогиня, — шоколад там был просто мерзость, зато кофе — восхитителен.
— Все меняется, ваша светлость, — учтиво заметил граф.
— Не к лучшему, — отрезала герцогиня. — Как вы, аристократ — в чем вы нас уверяете, — можете пресмыкаться перед этим выскочкой? Уму непостижимо! Вы хоть понимаете, что своими чудовищными завоеваниями он вверг мир в страдания и нищету?
— Но Великобритания выстояла, — ответил граф. — Все остальные государства пали, но не Британия. Вы не гордитесь, маленькая Клеона, тем, что вы англичанка?
— Конечно, горжусь, — откликнулась девушка.
Что-то в интонации графа смутило ее. Клеона действительно гордилась своей страной, но было как-то неловко говорить о своем патриотизме с иностранцем.
— Очень надеюсь, — снова заговорила герцогиня, — что мне удастся сдержаться и не выложить генералу Бонапарту все, что я о нем думаю. По-моему, это как-то странно. С чего вдруг Наполеон так полюбил англичан? Зачем все эти приглашения? Лорд Блессингтон говорил мне, что его почти умоляли приехать в Париж и быть личным гостем Бонапарта и его жены.
— Война кончилась, — мягко напомнил граф.
— Надолго ли? — возразила герцогиня. — Вот о чем я себя спрашиваю. Надолго ли?
Разговор становился напряженным. Под вежливостью графа и комплиментами, которыми он продолжал сыпать, явно крылось что-то еще. Клеона обрадовалась, когда наконец показался Дувр.
Высоко на холме стоял замок, а по склонам раскинулся городок. За магазинами и домами внезапно открылось море — лазурно-голубое, блестящее в лучах послеполуденного солнца.
— Надеюсь, море будет спокойное, — сказала герцогиня, когда лошади спускались с холма к гавани. — Сама я, как говорится, хороший моряк, но не выношу зеленые лица тех. кто страдает от морской болезни. Так что запомни, Клеона, если тебя будет донимать mal de mer
type="note" l:href="#FbAutId_31">31
, отправляйся в свою каюту.
— Я уверен, мисс Клеона — тоже хороший моряк, — вкрадчиво проговорил граф. — Надеюсь, она будет стоять рядом со мной на палубе, когда покажется берег Франции. Для меня это будет волнующая минута.
— Я никогда раньше не бывала на море, — призналась девушка. — Но в детстве я обожала качели, и меня никогда не укачивает в дороге.
— Я не знаю ничего более мучительного, чем старомодные кареты, — заметила герцогиня. — Помню, когда я была ребенком, дороги были не такими ровными, как теперь, а кареты делались очень тяжелыми и громоздкими. Они застревали всякий раз, когда шел дождь. А как их трясло! Моей маме часто приходилось просить остановить лошадей в самые неудобные моменты.
— Моя мама говорила то же самое, — вставила Клеона, но тут же поняла, что обмолвилась, и поспешно добавила: — Так мне но крайней мере рассказывали.
Однако герцогиню не интересовали ничьи воспоминания, кроме ее собственных. Она говорила, пока лошади не остановились. Глянув в окно, девушка обнаружила, что они уже на пристани.
Как только открыли дверцу, Клеона вышла из кареты и замерла. Ее лицо ласкал морской бриз, а всего в нескольких ярдах от девушки находился самый красивый корабль, который только она могла себе вообразить. Одни матросы сновали по палубе, другие крепили паруса, Там же, на палубе, стояли герцог и Фредди Фаррингдон.
Сердце девушки забилось от возбуждения. Путешествие по морю во Францию теперь казалось ей еще более захватывающим, чем поездка в Лондон из йоркширской глуши.
От восторга забыв обо всем, Клеона оставила герцогиню и побежала вдоль пристани. Его светлость, увидев, что они прибыли, торопливо сошел с корабля, чтобы приветствовать герцогиню. Он столкнулся с Клеоной лицом к лицу возле самого трапа.
— Какой замечательный… — начала было девушка и внезапно замолчала.
Странное чувство она испытала, когда их взгляды встретились. На несколько секунд Клеона и герцог словно остались одни. Ее светлость и граф немного отстали, и, пока девушка стояла, глядя в лицо герцога, что-то необъяснимое произошло между ними. Клеона поняла только, что слова не нужны. Она собиралась сказать, как много значит для нее это путешествие, как это увлекательно, что корабль… но какое это имело значение? Зачем говорить о том, что она чувствовала, если, глядя ей в глаза, герцог мог все понять…
А затем иллюзия — если это была иллюзия — исчезла так же внезапно, как возникла. Появился граф, и чары разрушились.
— Mon Dieu
type="note" l:href="#FbAutId_32">32
, Сильвестр. Я унижен! — запротестовал он. — Как ты смеешь называть меня тряпкой! Если ты думаешь, что меня могли испугать несколько капель дождя, ты очень ошибаешься!
— Мы два или три раза угодили под довольно сильный ливень, — добродушно ответил герцог. — Тебе бы это совершенно не понравилось, дружище.
— Но все-таки мы здесь, — заявил граф. Судя по его тону, француз подозревал, что ему могут помешать приехать.
— И это главное, — улыбнулся герцог.
Он прошел мимо графа и направился к ее светлости, чтобы помочь ей пройти по скользким после дождя камням.
— Хорошо доехали, бабушка?
— Сносно, — проворчала герцогиня. — Слишком много разговоров! Это ничтожество трещало, как попугай. Я с самого Лондона не сомкнула глаз.
— Ваша каюта ждет вас. Багаж должен вскоре прибыть. Если он задержится, я уволю кучера. Ложитесь отдохните, бабушка. Я не хочу, чтобы вы переутомлялись еще до того, как начнете бой с завоевателем Европы.
— Значит, ты ожидаешь конфликта, а? — с удовольствием спросила герцогиня.
— Ну конечно. — В глазах ее внука блеснула веселая искорка. — Вы ведь не сможете устоять и не обрушиться на него с упреками, не так ли, бабушка?
Герцогиня хмыкнула и позволила провести себя по трапу на палубу яхты. Она поздоровалась с капитаном и со многими из матросов. Как выяснила Клеона, все они служили давно и часто плавали с герцогом. Затем дам проводили в их каюты, просторные и удобные.
Позаботившись о герцогине, девушка послала юнгу за графи ном бренди для нее, а сама поспешила на палубу. Она не хотела пропустить ни минуты этого плавания. Якорь был уже поднят, швартовы отданы, и паруса наполнялись ветром, который вместе с вечерним отливом медленно выводил яхту из гавани в открытое море.
Некоторое время Клеона простояла у борта одна, любуясь морским простором. Но едва белые утесы Дувра исчезли из виду, как голос рядом заставил ее вздрогнуть,
— Прощаетесь с Англией? — спросил граф.
— Прощаюсь? — удивилась девушка. — Нет. Полагаю, мы недолго пробудем в Париже.
— Но что, если вам понравится Париж? Если вы найдете там что-то близкое, созвучное веселью и теплу, что составляют сущность вашей натуры? Если вы встретите там людей, которые полюбят вас и кого вы могли бы полюбить в ответ? Вы не были бы готовы остаться?
Клеона покачала головой:
— Нет. Я островитянка. Я хочу жить там, где родилась.
— Вы говорите очень уверенно, — заметил граф. — Позвольте пообещать вам, ma chere
type="note" l:href="#FbAutId_33">33
, что я сделаю все, чтобы заставить вас передумать.
Он не делал попытки приблизиться к ней, но у Клеоны возникло такое чувство, будто граф делает ее своей пленницей против ее воли.
— Я не передумаю, — жестко сказала девушка. — Прошу вас, сэр, не тратьте понапрасну время. Как вы правильно сказали, я очень уверена да к тому же упряма,
— Ты не понимаешь, как сильно я тебя люблю? — тихо и вкрадчиво спросил француз.
— Вы не должны так говорить, — рассердилась Клеона. — Мы совсем не знаем друг друга. Нелепо говорить о любви к человеку, с которым и встречался-то всего несколько раз.
— Нелепо? — спросил граф. — Ты сама не веришь в то, что говоришь. Ибо ты — это ты, ты прекрасна, и в твоих глазах живут мечты. Нет, ты, как и я, веришь в любовь с первого взгляда.
— Возможно, и поверю, если мне случится это испытать. Но пока этого не произошло, могу сказать вам одно: мне нужно время, чтобы подружиться-с людьми. Друзьями не становятся при случайной встрече.
— Я говорил не о дружбе, а о любви, ma petite
type="note" l:href="#FbAutId_34">34
. Почему ты боишься этого слова?
— Я не боюсь, — дерзко возразила Клеона.
— Нет боишься, — настаивал граф. — Я вижу страх в твоих глазах. Я вижу, как ты отодвигаешься от меня, словно боишься не меня, но некоего чувства, которое я мог бы в тебе пробудить. Не моя любовь пугает тебя, Клеона. Ты боишься того, что она вызовет в тебе. Позволь же мне научить тебя любви, и я обещаю, что ты никогда больше не будешь этого бояться.
Голос графа гипнотизировал, и девушка в отчаянии поняла, что он способен внушить ей что угодно. Девушка резко отстранилась.
— Думаю, я нужна ее светлости. Граф засмеялся:
— Что ты за дитя! Оправдываешься, ищешь спасения. Я твоя судьба. Чему быть, того не миновать, как бы упорно мы этому ни противились.
— Я не верю в подобный вздор. Мне надо идти. Клеона решительно повернулась, но на сей раз француз остановил ее, схватив за руку. Девушка попыталась освободиться, но граф привлек ее к себе и посмотрел ей в лицо.
— Ты, как птичка, которая трепещет в силке, — хрипло проговорил он. — Но я уже сказал тебе: спасения нет.
Почему-то девушка вновь ощутила то внезапное смятение, что охватило ее в саду Девоншир-Хаус. Граф словно олицетворял силу зла, и инстинктивно Клеона сопротивлялась ему изо всех сил.
— Пустите меня, — яростно приказала она. Ее лицо побелело, слова судорожно срывались с губ.
Француз засмеялся и широко развел руки.
— Иди, — спокойно разрешил он, — но ты вернешься. Да, Клеона, ты вернешься ко мне, потому что я тебя хочу.
Девушка побежала в свою каюту. Захлопнув дверь, она почувствовала, что ее руки холодны от страха, а сердце колотится в груди.
«Он плохой и злой, — сказала она себе, — но почему я в этом так уверена? Какие у меня доказательства, что граф не просто очаровательный молодой человек, который полагает, что влюблен в меня?»
Девушке вдруг стало страшно. Француз желал ее не только потому, что считал богатой наследницей. Это было что-то более глубокое, что-то зловещее и в то же время — тошнотворное. Об этом говорили не только слова графа, но и прикосновения его руки. Почему-то этот француз твердо вознамерился покорить ее и подчинить своим прихотям.
Под впечатлением сцены с графом Клеона не выходила из своей каюты до самого обеда. Корабль к этому времени был уже далеко в море.
Появилась горничная, чтобы распаковать чемодан и помочь девушке переодеться, но когда Клеона была уже готова, личная горничная герцогини передала ей, что ее светлость устала после поездки и хочет пообедать в своей каюте.
Девушка торопливо пошла к герцогине.
— Ваша светлость не заболели? — встревоженно спросила она.
— Вовсе нет, — ответила старая леди. Она сидела в кровати, украшенная драгоценностями, прислонясь спиной к кружевным подушкам.
— Вы уверены? Может, вам что-нибудь принести, чтобы вам стало лучше?
— Я не больна, дитя, — резко сказала герцогиня. — Просто я наслушалась достаточно разговоров для одного дня. От этого французского болтуна у меня болит голова. К тому же в его присутствии Сильвестр всегда становится особенно отвратительным. Вот поэтому сегодня вечером я удовлетворюсь собственной компанией. Иди и развлекайся. Это нарушение обычая, и будь я настоящей дуэньей, я бы заставила тебя сидеть у моей кровати. Но когда я была молодой, я предпочитала общество джентльменов, а не ворчливых старух, и еще помню об этом.
— Я буду рада остаться с вами, если вы захотите, — заметила Клеона.
Герцогиня взглянула на нее ласково.
— Я тебе верю. Ты хорошее дитя, и я тобой горжусь. Иди и слушай комплименты, которые будет расточать тебе тот сладкоречивый коварный иностранец, но не верь ничему из его слов.
— Я не верю. Я ненавижу их, — ожесточенно произнесла девушка.
— Я скажу тебе одну вещь, — задумчиво проговорила ее светлость. — У тебя хорошая голова на плечах. Не то что у большинства жеманных мисс, которые заполняют лондонские салоны.
— Так кто делает мне комплименты? — улыбнулась Клеона и поцеловала герцогиню в щеку.
Она беззаботно выбежала из каюты и нашла герцога и Фредди Фаррингдона в большом салоне, который занимал почти всю корму.
Когда девушка вошла, оба джентльмена встали. С некоторым трудом сделав книксен, ибо корабль, борясь со встречным ветром, кренился, Клеона передала им, что герцогиня не выйдет к обеду.
— Я не удивлен! — воскликнул Фредди. — Если кто из старых леди и держится всегда на высоте, так это твоя бабушка, Сильвестр. Но все же путь был чертовски долгим.
— Не думаю, что герцогиню утомила поездка, — возразила девушка. — Ее светлость говорит, что устала от болтовни. Граф не замолкал до самого Дувра.
Мужчины засмеялись.
— Беда с этими лягушатниками! — заметил Фредди. — . Но большинству женщин нравится их слушать. Не понимаю почему.
— Возможно, потому, что они говорят чрезвычайно приятные вещи, — лукаво предположила Клеона.
— Если под приятными, — вмешался герцог, — вы подразумеваете неискренние и пустые комплименты, которыми они осыпают любое существо в юбках, тогда слушайте на здоровье. Но я ума не приложу, почему женщины так обожают пустословие!
— Они не обожают, — серьезно ответила Клеона. — Но, мне кажется, любой женщине хочется слышать подтверждения того, что она прекрасна.
— Даже если это говорит человек, который ей совершенно безразличен? — спросил герцог.
— Тогда это так же приятно, как получить букет цветов. Но если это говорит тот, кого она любит, то ничего важнее в мире для нее нет.
При этом девушка подумала о своих родителях. Ее лицо смягчилось, и, подняв глаза, Клеона встретила взгляд герцога. У нее снова возникло то странное, необъяснимое чувство, что они общаются без слов. На минуту в кают-компании стало очень-очень тихо. Затем дверь открылась, на пороге показался граф. В салон словно вошло само разрушение.
Герцог не шевельнулся, но девушка чувствовала, как он напряжен. Она встала и отошла к иллюминатору.
— Надеюсь, я не заставил вас ждать, — осведомился граф. Он был великолепен в парчовом сюртуке и бриджах.
— Да нет, — услышала Клеона голос его светлости. — Выпей-ка бренди. Позвони, пусть принесут еще бутылку. Эту мы с Фредди только что прикончили.
Девушка повернулась к столу.
Герцог выливал в бокал последние капли бренди из графина.
— Хватит, — запротестовал Фаррингдон. — За обедом будет вино. А от злоупотребления бренди ты, Сильвестр, становишься сварливым.
— Но я же ни с кем не ссорюсь, — возразил герцог. — Если я хочу выпить, никто меня не остановит.
— Нет, конечно, — стал оправдываться Фаррингдон. — Я только думаю о твоем здоровье, Сильвестр. Это третья бутылка, которую мы открыли с тех пор, как поднялись на борт.
— Давайте откроем еще одну, — весело предложил граф. — Мне срочно требуется выпить. До Франции плыть несколько часов, так почему бы нам не насладиться сполна?
— Действительно, почему? — спросил герцог и поднял свой бокал. — За твое здоровье, мой дорогой друг, и пусть это путешествие закончится так же хорошо, как началось.
Вскоре подали обед, но к тому времени опустела еще одна бутылка.
Клеона озабоченно наблюдала за герцогом. Почему он так много пьет, снова и снова недоумевала девушка. Фредди пытался, но безуспешно, помешать ему, а граф, как показалось Клеоне, только поощрял его светлость.
Когда слуги удалились, именно граф наполнял бокал герцога, предлагая тост за тостом: за Англию, за Францию, за Клеону, за красивых женщин Парижа, за «новую дружбу между нашими двумя странами». Его изобретательности, казалось, не было предела, и каждый раз бутылка передавалась по кругу, и бокалы наполнялись до краев.
Когда наступили сумерки, налетел внезапный шквал. Резко зазвучали команды, матросы спешно убирали паруса, но судно все равно начало швырять в разные стороны, корма то взлетала вверх, то падала вниз, и все, что не было закреплено, с грохотом покатилось по салону.
Несмотря на недавний обед, Клеона не ощущала никакой тошноты и с торжеством наблюдала, как граф сначала позеленел, а потом смертельно побледнел. Наконец, пробормотав извинение, он выскочил из-за стола и бросился вон из кают-компании.
Казалось, герцог и Фредди Фаррингдон не заметили его недомогания, ибо озадаченно уставились ему вслед. Но когда дверь закрылась, герцог рассмеялся.
— Его ахиллесова пята, — тихо проговорил он. — Я был уверен, что она где-то есть.
— Впервые вижу, чтобы наш друг забыл об этикете, — согласился Фредди. — Никаких тебе элегантных поклонов, никаких прощаний и добрых пожеланий! Да, как говаривал мой отец, море — великий уравнитель.
Герцог отодвинул свой бокал и повернулся к Клеоне.
— Вы что-то очень молчаливы этим вечером. О чем вы думаете?
— Я наслаждаюсь, — ответила девушка, — мне нравится слушать ваш разговор. Но должна сказать вам откровенно, я уже спрашивала себя, не придется ли мне уйти из-за стола — не из-за морской болезни, а потому что все вы слишком злоупотребляете спиртным.
На минуту повисла тишина, потом Фредди засмеялся.
— Вот это прямолинейность, а, Сильвестр? Право же, мисс Клеона, вам не следует так говорить. Юные Девушки и слышать не слышали о таких вещах.
— Не слышали о пьяных мужчинах?
— Фредди имеет в виду, что вам не следует попадать в такое положение, когда приходится спрашивать себя, останемся ли мы приличными людьми или настолько опустимся, что вы будете вынуждены нас покинуть.
Внезапная жесткость его тона удивила девушку. Корабль резко изменил курс, и бокал герцога упал на пол, разбившись на тысячу осколков.
— Черт бы все это побрал, — выругался его светлость, ни к кому конкретно не обращаясь, и встал. — Никто в здравом уме не ввязался бы в такого рода дело, когда нужно справляться еще и с женщинами. — Он посмотрел на Клеону, поднял ее накидку, упавшую со стула, и набросил ей на плечи. — Выйдем на палубу, — свирепо приказал герцог. — Там воздух чист и свеж.
Клеона повиновалась. Цепляясь за поручни корабля, она поняла, что Фредди остался в кают-компании.
Герцог стоял рядом и неотрывно смотрел в темноту. Ветер не был холодным, и все же девушка радовалась, что на ней подбитая мехом накидка. Долгое время никто из них не произносил ни слова. Слышался только плеск волн, разбивающихся о нос, хлопанье парусов и скрип мачт. Затем очень тихо, едва слышно, будто разговаривая сам с собой, герцог произнес:
— Вам не следовало ехать, вы это знаете, не так ли?
— Почему? — удивилась Клеона.
— Не задавайте вопросов, — буркнул он, — но если будет возможность, предложите бабушке вернуться домой.
— Вы всегда отсылаете меня прочь! — возмутилась Клеона. — Вы пытались отправить меня обратно в Йоркшир, а теперь — обратно в Англию. Неужели вы не понимаете, что я хочу в Париж? Возможно, для вас это обычная поездка, но для меня это самое безумное, самое волнующее приключение, которое когда-либо будет в моей жизни.
— Что вы имеете в виду?
— Я не обязана ничего объяснять вам. Ведь вы мне ничего не объясняете!
Его светлость с досадой вздохнул:
— Делайте, как вам велят. Поезжайте домой. Вы не должны в этом участвовать участвовать.
— Участвовать в чем?
— Проклятие! — воскликнул герцог. — Не задавайте вопросов!
Он сердито повернулся и некоторое время молча смотрел на девушку. Фонарь освещал ее лицо и золотил волосы. В глазах застыл вопрос, рот приоткрылся. С минуту герцог молчал, затем разразился грубой тирадой. Даже голос у него стал низкий и резкий, словно он тщетно боролся с безудержным гневом.
— Черт вас подери! Делайте как я говорю, возвращайтесь в Англию. Вы слышите? Найдите любой предлог, выдумайте что угодно, только возвращайтесь как можно быстрее.
Его гнев только подхлестнул Клеону.
— Даже не подумаю! Как вы смеете говорить со мной в подобном тоне! Я не только отказываюсь подчиняться вам, но предупреждаю: я останусь с герцогиней в Париже как можно дольше хотя бы для того, чтобы преподать вам урок!
В глазах его светлости вспыхнуло бешенство, но в этот момент внезапный крен судна швырнул их друг к другу. Герцог подхватил Клеону, чтобы не дать ей упасть. Девушка оказалась в его объятиях, упираясь маленькими ручками в его грудь. Он посмотрел на нее с высоты своего роста.
— Ты несносная, назойливая дурочка, — грубо сказал он и поцеловал ее.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Любовь во спасение - Картленд Барбара

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12

Ваши комментарии
к роману Любовь во спасение - Картленд Барбара



Не шедевр конечно,но прочитать можно.Только не понятно ,когда он успел в нее влюбиться,когда список что ли она ему передала?И роль его любовницы в этом шпионаже непонятна и зачем его в Париж граф потащил?Автору нужно было еще одну главу дописать о реакции бабки на ее"внучку" и как сложилось у ее подружки в Ирландии.7 баллов.
Любовь во спасение - Картленд БарбараОсоба
24.04.2013, 19.21





Что-то у автора не получилось.
Любовь во спасение - Картленд Барбаралена
19.05.2013, 14.06





Неплохой романчик, не не более. Почему-то, практически всегда, у меня после прочтения очередной книги БК остается чувство незавершенности. Да, все тайны раскрыты, интрига зафиналена, ГГерои нашли любовь в лице друг-друга, но все равно получается скомкано. Я тоже задаюсь вопросом - а какова реакция герцогини (если конечно ей вообще удалось покинуть Париж после того, что вытворили ее внук и Клеона)на этот обман. И что сталось с другом Себастьяна - Фредериком, который наверняка не очень обрадовался узнав, что его "забыли" в Париже при не самых лучших обстоятельствах... Мало, мало конкретики! Единичные романы у БУ мне нравятся от и до, все остальное приторно, и даже часто однообразно :( Но слог красивый. rnАх, да, и еще: переход герцога от холодного равнодушия в пылкому чувству действительно какой-то стремительный и неправдоподобный. Если бы девочка не оказалась такой смышленой и проворной, и не умыкнула список, то быть ей до конца дней своих старой девой, и жить в халупе. А так, милости просим в герцогские объятья... Хы. 7/10
Любовь во спасение - Картленд БарбараМупсик
15.05.2014, 17.05





слишком длинно и монотонно. но сюжет затянул, развязка как всегда - воспевание любви
Любовь во спасение - Картленд Барбаралюбовь
2.03.2015, 16.27








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100