Читать онлайн Любовь во спасение, автора - Картленд Барбара, Раздел - Глава 12 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Любовь во спасение - Картленд Барбара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.47 (Голосов: 32)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Любовь во спасение - Картленд Барбара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Любовь во спасение - Картленд Барбара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Картленд Барбара

Любовь во спасение

Читать онлайн


Предыдущая страница

Глава 12

Клеону разбудило солнце, которое светило ей в лицо. Девушка наслаждалась его теплом, но потом вздрогнула, вспомнив все, что произошло накануне. Теперь она была в безопасности и, изнуренная, проспав всю ночь, чувствовала, что силы возвращаются. Все в ней пело от восторга, когда Клеона вспоминала руки герцога, обнимавшие ее, безумные, восхитительные, пленительные слова, которые он говорил до того, как девушка заснула в его объятиях.
На минуту Клеона усомнилась, не приснилось ли ей это? Но даже теперь она ощущала прикосновение его губ и знала, что это не плод ее воображения. Герцог любит ее, как она любит его! Но следом за этой мыслью пришла другая, и словно холодная рука сжала сердце Клеоны. Она поняла, что это конец!
Девушка быстро встала с койки. Казалось, ноги ее не держат, но корабль не качало, на палубе было тихо. Значит, судно уже в порту.
По голым доскам пола она добрела до иллюминатора и увидела, что это действительно так. Яхта была пришвартована в гавани Дувра, и Клеона вздохнула с облегчением. Теперь Бонапарт был не страшен им. Но, отойдя от иллюминатора, девушка взглянула на себя в зеркало и вскрикнула от ужаса.
Герцог принес ее сюда, снял с нее туфли и плащ, который валялся сейчас на одном из стульев. Он хотел помочь, но Клеона думала только о том, что он видел ее забрызганное грязью лицо, пыльные волосы, рваные лохмотья, которые когда-то были дорогим красивым вечерним платьем.
Она нетерпеливо позвонила в колокольчик. Через несколько секунд в дверь постучали.
— Входи, Джим! — крикнула девушка, вспомнив розовощекого деревенского парня, который прислуживал им на пути во Францию. Тогда Клеона узнала, что он живет в поместье герцога в Линке.
— Доброе утро, мисс, — произнес Джим своим резковатым деревенским говором. — Утро на редкость погожее. Его светлость велел мне передать это вам, когда вы проснетесь,
С этими словами он вручил Клеоне письмо, и девушка взяла его дрожащими пальцами. Что случилось? Куда уехал герцог? Ругая себя за то, что проспала так долго, Клеона как зачарованная смотрела на письмо, не решаясь его вскрыть.
— Его светлость сказал, мисс, — флегматично добавил Джим, — что вы захотите завтрак и ванну, как проснетесь.. Вода горячая. Что вам сперва подать?
— Ванну, пожалуйста, — рассеянно ответила Клеона. Она не заметила, как Джим ушел, и не осознала, когда он вернулся с жестяной ванной, которую поставил посреди каюты. Затем он принес огромные медные кувшины с горячей водой.
Клеона ничего не слышала и ничего не видела, кроме письма, в сотый раз читая и перечитывая слова, написанные ровным, сильным, уверенным почерком герцога.
Любимая моя крошка, моя дорогая, моя чудная, моя умная Клеона! Я уехал навестить мистера Питта, который живет недалеко отсюда. Я взял с собой нечто очень ценное, то, что ты дала мне вчера. Как только ты отдохнешь и сможешь ехать, ты немедленно отправишься в Лондон. Карету для тебя я уже приготовил. Нам лучше не путешествовать вместе, дабы избежать сплетен. Я буду на Баркли-сквер вскоре после твоего приезда.
Благослови тебя Бог, возлюбленная моего сердца.
С нетерпением жду нашей встречи.
Клеона читала письмо со слезами на глазах. Она никогда не верила, что кто-нибудь напишет ей такие слова, что любовь, которая сжигала ее, встретит такую полную взаимность. Затем, решительно сжав губы, с отчаянием в глазах, девушка начала готовиться к возвращению в город.
Она выкупалась и вымыла волосы, так что они снова обрели свой обычный золотисто-рыжеватый блеск, а кожа — чистоту и свежесть. Несмотря на все отчаяние, которое сжимало ей сердце, Клеона была голодна, поэтому она съела на завтрак яйца и ветчину, которые принес Джим.
— Если хотите, — добавил юнга с нахальной улыбкой, — я принесу еще.
Служанка уложила в ее багаж для Парижа платье, которое герцогиня сочла недостаточно модным для Франции. Его оставили на борту, и, хотя к нему не было подходящей шляпы, Клеону это нисколько не беспокоило. Она поспешила надеть его и вышла на палубу.
С легкой улыбкой она протянула капитану плащ Бонапарта.
— Возможно, вы захотите сохранить его как сувенир, — сказала девушка, — он принадлежал Наполеону Бонапарту. Возможно, потом, когда мы будем вспоминать долгую войну, которую вели против Франции, этот плащ станет исторической вещью.
— Война еще не кончилась, — тихо ответил капитан, беря испачканный плащ у нее из рук.
— Вы хотите сказать, что военные действия возобновятся? — спросила Клеона.
— Я в этом уверен, мисс. Пока мы ждали вас и его светлость в Кале, я слышал множество разговоров этих лягушатников и скажу вам: они не успокоятся, пока не вторгнутся в нашу страну. Но пусть только попытаются! Пока у нас есть Британский военно-морской флот и адмирал Нельсон, мы им покажем. Мы победим в конце концов.
— Ваши слова вселяют в меня огромную уверенность, капитан. Я встречалась с Наполеоном Бонапартом. На мой взгляд, он жестокий высокомерный человек, который не успокоится пока не завоюет весь мир.
— Эту землю он никогда не завоюет, — сурово отозвался капитан. — Пока будет жив хоть один англичанин, способный сражаться голыми руками, мы не сдадимся.
— Я должна ехать в Лондон, — торопливо сказала Клеона, сообразив вдруг, что этот разговор, который она начала из вежливости, может задержать ее.
Карета герцогини ждала на пристани. При ней были те же верховые, что сопровождали их на юг. Клеона с облегчением увидела, что лошади свежие.
Чтобы выехать из Дувра, много времени не потребовалось. Вскоре они во весь опор неслись по дороге, и девушка подумала, что, если ничего не случится, они будут в Лондоне через пять часов.
Обнаружив, что правит Джебб, Клеона ловко уговорила его показать, на что способны его кони. В результате они подъехали к Линк-Хаус на десять минут раньше.
Девушка высадилась и быстро спросила:
— Его светлость уже вернулся?
— Нет, мисс, — ответил дворецкий. — Мы не ожидали вас и ее светлость так скоро.
— Ее светлость задержалась в Париже. Она будет дома через день или чуть позже.
— А его светлость?
— Он вот-вот прибудет. Я хочу переодеться, у вас не найдется легкой закуски, которую подали бы мне наверх?
— Да, мисс, я немедленно распоряжусь, — ответил дворецкий.
Клеона взбежала по лестнице. Еще по дороге она решила, что переоденется в одно из платьев, которые привезла в Лондон. Но, заглянув в шкаф в своей спальне, обнаружила. что все старомодные наряды исчезли.
Она сбросила платье, в котором приехала из Дувра. Оно было слишком тонким для нового путешествия, которое задумала Клеона. Девушка не собиралась это делать, но ей пришлось надеть элегантное дорожное платье бирюзового цвета и плащ, подбитый мехом и отделанный широкими бархатными лентами. Ленты прибыли, конечно, из Франции.
Клеона быстро переоделась, ничего не объясняя служанкам, которые ей помогали. Затем она пошла к маленькому бюро в углу спальни и написала письмо. Она не колебалась: у нее было пять часов, чтобы выучить текст наизусть.
Когда Вы прочтете эти строки, меня здесь уже не будет. Умоляю, не пытайтесь меня искать. Приехав в Лондон, я причинила и Вам, и ее светлости большое зло. Могу сказать лишь одно: я не та, кем кажусь. В свое время Вы узнаете, что случилось с Леони Мандевилл, и, возможно, тогда Вы найдете в своем сердце прощение очень раскаивающейся и очень пристыженной Клеоне.
Она подписалась и встала из-за бюро, но потом вдруг ее осенило. Деньги! Ей понадобятся деньги! Ужасно, что придется еще раз обмануть тех, кто был так добр к ней. Но сейчас у Клеоны не было ни гроша.
Она послала одну из служанок к секретарю герцога.
— Скажи мистеру Грейфрайеру, что я иду за покупками и прошу одолжить мне пять гиней.
Прошло совсем немного времени, и золотые монеты оказались у нее в руках. Девушка убрала их в сумочку.
Пока горничная искала мистера Грейфрайера, Клеона отправила другую служанку искать книгу, которую она якобы оставила в библиотеке. Как только служанка ушла, девушка быстро вынула из комода ночную рубашку, смену нижнего белья и свежее муслиновое фишю для своего платья. К этому она добавила щетку, гребень и несколько обшитых кружевом носовых платков. Оставалось придумать, в чем их нести, ибо чемодан вызвал бы подозрение. Затем Клеона вспомнила, что перед самым отъездом в Париж мадам Бертен прислала ей новый капор. Распаковать его она не успела и велела горничной поставить коробку на гардероб до их возвращения. Обнаружив, что коробка все еще там, Клеона обрадовалась и, вынув шляпу, спрятала ее на полке.
Девушка не могла не почувствовать боль при мысли о том, что никогда не наденет ее, никогда больше не будет выглядеть модно и элегантно, выслушивать комплименты от всех, кого встретит.
— Я не должна сожалеть о таких пустяках, — строго приказала себе Клеона. — Все это кончилось.
Она положила узелок с вещами в шляпную коробку и как раз завязывала ленты на крышке, когда вернулась служанка с деньгами от мистера Грейфрайера.
— Что-нибудь не так, мисс? — спросила горничная, едва увидев коробку.
— Боюсь, этот капор надо слегка переделать. Я завезу его по пути к мадам Бертен. Большое спасибо за помощь.
Она вышла из спальни со шляпной коробкой в руках, несмотря на протесты служанки, которая настаивала, что нести багаж следует ей.
Спустившись в холл, Клеона с облегчением увидела, что дворецкого там нет.
— Вы не приведете мне наемный экипаж? — 'попросила она лакея.
— Наемный экипаж, мисс? Вы, наверно, предпочли бы фаэтон? Его мигом приведут из конюшни.
— Нет, я не могу ждать, — твердо заявила девушка. — Наемный экипаж, немедленно, будьте добры.
Не осмелясь возражать, лакей побежал по Баркли-сквер и вернулся через несколько минут с наемным экипажем. Клеона не раз замечала подобные на улицах, когда катила мимо
в карете герцогини.
Она села, прекрасно сознавая, что лакей, закрывая дверцу, недоумевает, почему девушка уезжает без сопровождения. Она велела ему дать кучеру адрес мадам Бертен, но как только Линк-Хаус скрылся из виду, Клеона постучала в окошко и попросила возницу отвезти ее на большой почтовый двор на северной окраине Лондона.
Девушка хорошо понимала, что в это время будет трудно найти дилижанс до Йорка. Но ей повезло. На постоялом дворе, где почтовые кареты с севера высаживали и принимали пассажиров, Клеона узнала, что дилижанс, который обычно отправлялся в полдень, задержался из-за того, что передняя лошадь потеряла подкову.
Девушка поспешно заплатила за место четыре гинеи, понимая, что придется голодать в дороге, если она хочет оставить деньги, чтобы нанять повозку на последние несколько миль своего путешествия домой.
Едва Клеона успела перевести дух, как дверцы захлопнулись, кучер затрубил в рожок, и шесть лошадей плавно вынесли карету на дорогу, где золоченые экипажи аристократов двигались бок о бок с угольными телегами, ломовыми извозчиками и стадами волов.
Девушка приникла к стеклу, чтобы последний раз взглянуть на Лондон. За окном мелькали нищие и аккуратно одетые горожане, простоватые деревенские жители. Дилижанс проезжал открытые рынки, где можно было купить кроликов и лаванду, цветы и овощи, печеные фрукты, ленты и ведро воды. Вскоре магазины, шум, крики и грязь Лондона остались позади. «Я видела это в последний раз», — сказала себе несчастная Клеона, когда они выехали за город, где зеленели всходы на полях, мирно паслись огромные стада и в своих тяжелых фургонах медленно ехали фермеры.
— Все кончено, — прошептала девушка, — кончено раз и навсегда. — И внезапно на глазах у нее выступили слезы. Никто этого не заметил. Пассажиры дилижанса уже устраивались на ночь. По запаху эля и бренди Клеона догадалась, что в ожидании, пока подкуют лошадь, они провели время в пивной, и теперь их клонило в сон. Только маленький мальчик в углу ковырял в зубах и зло посматривал на Клеону, словно элегантный голубой плащ делал ее врагом.
Еще в наемном экипаже девушка сняла капор и повесила его на руку, чтобы не выглядеть подчеркнуто модной среди простого деревенского люда и коммивояжеров, обычных пассажиров почтовых карет. И вот теперь, окруженная людьми, тесно скученными в жаркой духоте кареты, Клеона почувствовала себя озябшей и одинокой. Такой одинокой, как никогда в жизни.
Девушка вытащила из сумочки письмо герцога и развернула хрустящий листок. Она помнила его наизусть, и слезы, застилавшие глаза, не мешали ей. Вскоре Клеона убрала письмо и попыталась успокоиться, думая о том, что скажет родителям, когда вернется.
Ей придется рассказать им правду, но девушка знала, что даже родителям она не признается в своей любви к герцогу, а тем более в том, что и он полюбил ее. Как она могла, думала теперь Клеона, с самого начала не понять, что это за человек. Девушка попыталась собрать по крупицам историю его светлости, но оставалось слишком много неясного. Одно Клеона знала теперь наверняка: герцог не был пьяным расточителем. Он рисковал жизнью и честью ради страны, которую глубоко любил.
Девушка попыталась представить себе, что сказал мистер Питт, когда герцог привез ему список. Что все-таки в нем было? Столько вопросов осталось без ответов, с сожалением подумала Клеона, и теперь ее всю жизнь будет мучить любопытство.
Дилижанс остановился в Болдоке, потом в Бедфорде, чтобы сменить лошадей. Солнце садилось, и в небе пламенел закат, когда они вновь продолжили путь, направляясь к Хантингдону. Карета проехала около четырех миль, как вдруг Клеона услышала быстрый топот копыт и увидела, как пронеслась за окном четверка лошадей, запряженная в высокий фаэтон, который показался ей смутно знакомым.
Фаэтон промелькнул и исчез, но девушка успела заметить широкоплечего возницу в цилиндре набекрень, и у нее екнуло сердце. Кровь прилила к щекам и тут же отхлынула. Она смертельно побледнела. Через несколько секунд внезапно заскрежетали тормоза, раздался крик кучера, и дилижанс резко остановился. Пассажиры проснулись.
— Что случилось? — испуганно спросила толстая дама в углу, а похожий на адвоката мужчина с длинным лицом раздраженно сказал:
— Какого дьявола мы остановились? В этой поездке одни задержки!
Послышались голоса, затем дверца распахнулась, и один из кучеров спросил:
— Здесь есть мисс Говард?
Девушка настолько удивилась, что даже не ответила. Если это был герцог, а в душе Клеона почти не сомневалась, что это он, откуда он узнал ее имя?
— Она здесь или нет? — повторил кучер. — Джентльмен в фаэтоне говорит, что у него есть дело к мисс Говард. Так что если она здесь, я прошу ее поскорее выйти.
Клеона издала придушенное восклицание. Тотчас все в дилижансе уставились на нее.
— Вы мисс Говард? — спросил длиннолицый мужчина.
— Да, да, я. — Девушка судорожно сглотнула.
— Тогда я попрошу вас, мадам, немедленно оставить дилижанс и дать нам возможность ехать дальше.
Пришлось подчиниться.
Дрожа, Клеона выбралась со своего места, сняла с полки шляпную коробку и, придерживая на руке капор, с помощью кучера спустилась на дорогу.
Она посмотрела вперед. Поперек большака, загораживая дорогу, стоял легкий фаэтон, и четыре жеребца, черные как смоль, грызли удила, норовя встать на дыбы.
Девушка подумала, что никогда не дойдет до фаэтона, но кое-как добрела. Конюх его светлости спрыгнул с запяток, чтобы взять у нее шляпную коробку и помочь сесть рядом с возницей.
Клеона с несчастным видом взглянула на герцога. Его лицо с твердо сжатыми губами показалось ей очень мрачным. Но потом, повернув лошадей, он вдруг улыбнулся, и девушка почувствовала себя так, будто все ее тело растаяло.
Они проехали немного в молчании. Лошади горячились, и их приходилось сдерживать. Наконец герцог спросил:
— Почему ты убежала?
— Я должна была, — тихо ответила Клеона. — Вы не понимаете.
— Думаю, что понимаю.
— Как… как вы узнали мое имя?
— Сэр Эдвард Мандевилл ждал в доме, когда я вернулся. Ты, должно быть, разминулась с ним на несколько минут.
— Сэр Эдвард? — еле выдохнула Клеона.
— До него дошел слух — еще не вполне подтвержденный, — что его дочь Леони вышла замуж в Ирландии. Он искал некую мисс Клеону Говард, надеясь услышать от нее объяснения.
— Ох! — Ничего другого Клеона выговорить не могла. Она сидела как парализованная. Случилось то, чего девушка всегда боялась и что рано или поздно должно было случиться.
— Возможно, — мрачно продолжил герцог, — ты и мне кое-что объяснишь, но еще не сейчас. Сначала я хочу тебе кое-что показать. — Его светлость подхлестнул лошадей, и они понеслись вперед так, словно у них выросли крылья.
Подавленная Клеона все же подумала: как бы она была счастлива мчаться вот так, вдвоем с герцогом, в этом легком фаэтоне, когда ветер развевает волосы, если бы все было по-другому. Но даже сейчас она ощущала странную веселость, которая пробивалась сквозь беспросветное уныние.
Герцог свернул на проселок. Длинный и узкий, он внезапно расширялся и превратился в утопающую в зелени деревенскую улицу с уютным трактиром из красного кирпича. Еще дальше высились кованые железные ворота, по бокам которых стояли каменные олени и две небольшие сторожки. Фаэтон вкатил в ворота. Проехав немного по аллее, герцог остановил лошадей.
— Возьмите поводья, Джексон, — приказал он груму, спрыгивая на землю.
Обойдя фаэтон, герцог снял с козел Клеону. Девушке показалось, что он держал ее чуть дольше, чем это было необходимо, но она тотчас сказала себе, что виной тому ее собственная неуклюжесть. Затем, к изумлению Клеоны, герцог повел ее между деревьями по мягкой зеленой траве, пока аллея и фаэтон не скрылись из виду. Остановились они на полянке, откуда открывался чудесный вид на раскинувшуюся внизу долину.
Так в первый раз Клеона увидела Линк. Девушка сразу поняла, что это он — огромный каменный дом с позолоченными закатным солнцем окнами и силуэтами высоких труб на фоне темнеющего неба. Перед домом лежало сказочное серебряное озеро, и оно было красивее всего, что она себе представляла. Глядя на эту прекрасную картину, Клеона испытывала страх, что это мираж, который исчезнет, если она отвернется. И тут она услышала тихий голос:
— Ремонтировать фермы, помогать арендаторам, строить школы и заботиться о стариках. Ты ведь хотела, чтобы я это делал?
Клеона сжала руки.
— Не смейтесь надо мной, — всхлипнув, взмолилась она. — Откуда я могла знать, что все это притворство?
— Дорогая, ты не должна была знать. Если бы узнала ты, граф тоже мог бы пронюхать, а это была бы катастрофа. Но я люблю тебя за твой гнев и за твое беспокойство обо мне.
— Я обманула вас, — проговорила девушка, — и мне стыдно.
— А я обманул тебя, и мне нисколько не стыдно, — резко ответил герцог. — Я только горжусь, горжусь, что ты превратила мою миссию для Англии из полного провала в блестящую победу.
— Я правда это сделала? — тихо спросила Клеона, глядя не на него, а на светлую гладь озера внизу.
— Ты знаешь, что было в том списке?
— Нет, откуда?
— Это был список тайных агентов Бонапарта в Англии. Мистер Питт с самого начала был убежден, что Бонапарт согласился на прекращение войны, только чтобы выиграть время для постройки кораблей и подготовки плана вторжения в нашу страну. Он послал своих шпионов, чтобы найти людей, которые согласятся за деньги и будущее положение в обществе предать свою родину. Трудность состояла в том, чтобы найти предателей. Это была та задача, которую я поставил перед собой и которую благодаря тебе теперь выполнил.
— Я рада, очень рада, — все так же тихо отозвалась Клеона. — А теперь, когда все кончилось, можно мне поехать домой?
— Ты действительно этого хочешь? — спросил герцог. — Когда я оставил сэра Эдварда, он торопился на север, чтобы выместить свою злость если не на тебе, то на твоих родителях.
— О, бедный папа! Это все моя вина. Ну зачем я согласилась на этот сумасшедший план? Что мы теперь будем делать?
— Я уже подумал об этом. У меня есть по крайней мере сорок приходов. У твоего отца будет выбор, если ты согласишься на то, о чем я тебя прошу.
— О чем? — спросила Клеона, в первый раз поднимая глаза.
Блеск его глаз, улыбка и какое-то особенное выражение лица, которому она не смела искать название, заворожили ее.
— Ты в самом деле хочешь, чтобы я тебе сказал? — тихо спросил герцог.
— Я думаю, — дрожащим голосом произнесла Клеона, — что вы или подкупаете меня, или шантажируете.
— Я готов пойти и на то, и на другое, чтобы заставить тебя сделать то, чего я хочу.
— Я не могу. Как вы не понимаете? Я не могу, — запротестовала девушка. — Я самозванка, лгунья, которая втерлась в доверие к вашей бабушке, притворившись ее внучкой. О да, я хотела помочь Леони. Она влюбилась, и ничто больше не имело для нее значения, кроме этого Патрика, за которого она мечтала выйти замуж. Но мне не следовало вести себя так.. Не следовало так наждаться всем этим.
Герцог засмеялся.
— Какой же ты ребенок! И действительно думаешь, что было бы менее предосудительно, если бы ты ненавидела каждую минуту твоего пребывания в Лондоне?
— Тогда бы я по крайней мере чувствовала, что расплачиваюсь за свои грехи, а не получаю от них удовольствие.
— Вот теперь ты за них и заплатишь! Я взыщу с тебя все, до последнего пенни. Ты выйдешь за меня замуж, ты будешь жить в Линке и советовать мне, как распорядиться моим богатством с наибольшей пользой. Кстати, Чарлз, Фредди и Энтони возвращали мне каждое пенни, которое они у меня выигрывали.
— Я догадалась об этом, когда подслушивала под лестницей.
Герцог посмотрел на нее, совершенно изумленный.
— Под лестницей! — воскликнул он. — О, Клеона, есть ли предел твоей неисправимости и твоей находчивости? Нет, ты самый восхитительный человек, которого я когда-либо встречал в своей жизни! В одном я уверен: ты никогда мне не наскучишь, хотя временами, возможно, мне и захочется тебя поколотить.
— Если вы собираетесь быть жестоки со мной, — возразила Клеона, — то мне лучше вернуться в — Йоркшир и предстать перед сэром Эдвардом.
— Ты нарочно меня провоцируешь! И мне кажется, Клеона, ты кокетничаешь со мной!
Девушка счастливо засмеялась.
— Возможно. Но это совсем, совсем не то, что я пыталась делать с великосветскими денди.
— Больше ты никогда и ни с кем этого делать не будешь, — твердо произнес герцог. — Только со мной. Ты слышишь?
Клеона хотела ответить, но внезапно очутилась в его объятиях. Его губы были так близко от ее губ, что у девушки захватило дух.
— Ты меня ненавидела, — сказал герцог, — ты меня презирала, теперь я жажду услышать нечто совсем другое. Я жажду услышать то, что почти боюсь назвать даже себе. Ты не скажешь мне это, Клеона?
Девушка в последний раз попыталась сопротивляться, но в душе она знала, что целиком и полностью отдается человеку, которого когда-то ненавидела.
Герцог прижимал ее к себе все крепче и крепче, и Клеона чувствовала, как бьется его сердце.
— Скажи мне, Клеона, — настаивал он. — Скажи, потому что я хочу быть уверен — абсолютно уверен, — что ты выходишь за меня не ради моей герцогской короны.
Девушка знала, что он ее дразнит, но глубокая страсть в голосе герцога заставляла ее трепетать, а его нелепые сомнения только смешили. Еле сдерживая смех, Клеона зашептала прерывающимся голосом:
— Я… я люблю тебя, Сильвестр, я л-люблю тебя всем своим с-сердцем.


Предыдущая страница

Читать онлайн любовный роман - Любовь во спасение - Картленд Барбара

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12

Ваши комментарии
к роману Любовь во спасение - Картленд Барбара



Не шедевр конечно,но прочитать можно.Только не понятно ,когда он успел в нее влюбиться,когда список что ли она ему передала?И роль его любовницы в этом шпионаже непонятна и зачем его в Париж граф потащил?Автору нужно было еще одну главу дописать о реакции бабки на ее"внучку" и как сложилось у ее подружки в Ирландии.7 баллов.
Любовь во спасение - Картленд БарбараОсоба
24.04.2013, 19.21





Что-то у автора не получилось.
Любовь во спасение - Картленд Барбаралена
19.05.2013, 14.06





Неплохой романчик, не не более. Почему-то, практически всегда, у меня после прочтения очередной книги БК остается чувство незавершенности. Да, все тайны раскрыты, интрига зафиналена, ГГерои нашли любовь в лице друг-друга, но все равно получается скомкано. Я тоже задаюсь вопросом - а какова реакция герцогини (если конечно ей вообще удалось покинуть Париж после того, что вытворили ее внук и Клеона)на этот обман. И что сталось с другом Себастьяна - Фредериком, который наверняка не очень обрадовался узнав, что его "забыли" в Париже при не самых лучших обстоятельствах... Мало, мало конкретики! Единичные романы у БУ мне нравятся от и до, все остальное приторно, и даже часто однообразно :( Но слог красивый. rnАх, да, и еще: переход герцога от холодного равнодушия в пылкому чувству действительно какой-то стремительный и неправдоподобный. Если бы девочка не оказалась такой смышленой и проворной, и не умыкнула список, то быть ей до конца дней своих старой девой, и жить в халупе. А так, милости просим в герцогские объятья... Хы. 7/10
Любовь во спасение - Картленд БарбараМупсик
15.05.2014, 17.05





слишком длинно и монотонно. но сюжет затянул, развязка как всегда - воспевание любви
Любовь во спасение - Картленд Барбаралюбовь
2.03.2015, 16.27








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100