Читать онлайн Любовь в облаках, автора - Картленд Барбара, Раздел - Глава 7 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Любовь в облаках - Картленд Барбара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8 (Голосов: 4)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Любовь в облаках - Картленд Барбара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Любовь в облаках - Картленд Барбара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Картленд Барбара

Любовь в облаках

Читать онлайн


Предыдущая страница

Глава 7

На какой-то момент губы лорда Фроума так сильно впились в ее губы, что этот поцелуй поначалу доставил Чандре ощущение физической боли.
Однако через несколько мгновений эта боль перешла в какой-то неизъяснимый экстаз, потрясший ее тело от самых кончиков пальцев на ногах до груди.
И тогда она поняла то, чего не понимала раньше. Ведь это было то, чего она хотела, к чему стремилась, и что это было каким-то образом связано с манускриптом Лотоса и красотой Непала.
Его губы стали мягче и одновременно более настойчивыми и требовательными, и когда он сжал ее еще сильнее в объятиях, Чандре показалось, что ее сердце выскользнуло из груди и, пройдя через губы их обоих, растворилось в его сердце, большом и горячем.
«Это любовь, — подумала она, — ведь она всегда представлялась мне именно такой, если я смогу ее найти».
Наконец, когда эти счастливые для них обоих мгновения превратились чуть ли не в вечность, лорд Фроум медленно поднял свою голову.
— Моя дорогая! — воскликнул он голосом, которого Чандра не узнала. — Я мог потерять тебя!
Она удивленно посмотрела на него. То, что сейчас произошло между ними, было настолько восхитительно и неожиданно, что ей трудно было вернуться к действительности.
И тогда лорд Фроум объяснил:
— Когда я вошел в твою комнату, первое, что я увидел, был кукри, торчавший в середине кровати. Нож пробил оба одеяла и вонзился глубоко в доски. Должно быть, этот удар предназначался мне.
Чтобы осознать то, что сказал лорд Фроум, Чандре потребовалось несколько секунд, и затем она воскликнула:
— Нет… нет! Убить… хотели… меня! Я должна… рассказать тебе… почему.
Все то время, пока она рассказывала ему, ее воображение рисовало ей ножи с кривыми широкими лезвиями, которые непальцы носили в ножнах на поясе. Она поняла, что лама не ошибся, предупредив ее об опасности. Ведь он обещал, что позаботится о ней.
Девушка задрожала, и лорд Фроум произнес:
— Тебе холодно, мое сокровище. Забирайся в постель, и тогда поговорим.
При этих словах его объятия ослабли и он отпустил Чандру. В то же время ему, очевидно, была невыносима мысль о расставании с ней даже на минуту. Он страстно жаждал, постоянно, физически ощущать ее присутствие и потому дотронулся губами до ее лба.
По телу Чандры пробежала странная, приятная дрожь.
Такого ощущения она раньше никогда не испытывала.
Все, что с ней случилось за последние полчаса, настолько взбудоражило Чандру, что она, находясь в состоянии сильного возбуждения, совершенно забыла о холоде и лишь теперь пришла в себя и почувствовала, что ее босые ноги совсем окоченели. Наверное, снаружи стоит жуткий холод, подумала девушка. Ведь постоялый двор находился на большой высоте, в облаках.
Она села на постель и обнаружила, что стеганое одеяло лорда Фроума было совершенно не такое, как ее собственное. Оно было сшито таким образом, что тело помещалось внутри него и потому напоминало большой спальный мешок, теплый и удобный.
— Чандра не только опасалась проявить непослушание и быть отосланной в свою собственную комнату. Она испытывала потребность подчиняться лорду Фроуму и поэтому поспешила забраться в теплую нору, где ей сразу стало уютно.
Лорд Фроум одобрительно усмехнулся и подошел к двери.
Заперев ее на засов, он приставил к ней стул, на котором была сложена его одежда. Затем он вернулся и посмотрел на Чандру при свете свечи.
— Тебе… будет… холодно, — произнесла девушка не совсем связно. Выражение его лица, загадочное и задумчивое, внушало ей некоторую робость и в то же время очень возбуждало.
Он улыбнулся.
— Тебе нет нужды беспокоиться, — отвечал он. — Готовясь к путешествию, я постарался предусмотреть все, даже такие случаи, как этот.
Лорд Фроум пошел в угол своей спальни, где лежали его чемоданы, баулы, сумки и другие вещи, и, открыв чемодан, достал еще один стеганый спальный мешок, точно такой же, в котором нежилась Чандра, а заодно и толстое шерстяное одеяло.
Взяв эти вещи в охапку, он положил их на кровать. Затем забрался в спальный мешок, лег рядом с Чандрой и накрыл себя и ее одеялом.
Обняв девушку за плечи, он притянул ее к себе поближе.
— Вот теперь мы можем поговорить спокойно, — сказал он, — и не бояться подхватить воспаление легких!
В его голосе прозвучали такие нежность и забота, что Чандру охватило нестерпимое желание выпростать руки из спального мешка и обнять его, сказать ему, как сильно она его любит.
Однако робость, которую девушка все еще испытывала, помешала ей поступить таким образом. Вместо этого она положила голову ему на плечо и попыталась поверить в то, что все это происходит наяву, а не во сне.
Словно угадывая то, что она думала, лорд Фроум произнес очень тихо:
— Я люблю тебя! Я давно уже полюбил тебя, Чандра! Однако во мне шла яростная борьба. Я никак не мог заставить себя признаться в этом даже самому себе.
— Ты… действительно любишь меня?
— Я люблю тебя больше всего на свете. Я никогда не думал, что способен полюбить так кого-нибудь, — ответил лорд Фроум. — И когда я увидел этот кукри, который зловеще торчал в твоей кровати, мне стало ясно, что ты в этом мире значишь для меня все, и я был не в силах притворяться дальше, что могу жить без тебя.
Чандра почувствовала себя невероятно счастливой. Ей даже захотелось заплакать от счастья, но она сдержалась и, едва слышно шмыгнув носом, спросила:
— Когда… ты… влюбился в меня?
Лорд Фроум прижал ее к себе покрепче и ответил:
— Теперь я знаю, что это случилось, когда я подобрал тебя с пола в этом самом бунгало. Я понял, что ты очень мужественная и смелая девушка. Целых два дня, от зари до заката, ты провела в седле и не сдалась, ни единым словом не обмолвилась о своей усталости. Ты не хныкала, не жаловалась и даже не попросила меня ехать помедленнее.
— Мне было так стыдно, что в самом конце… я все же сломалась, — прошептала Чандра.
— Требуя от тебя таких жертв, я был бессердечным эгоистом, — ответил лорд Фроум. — Я всегда буду стыдиться этого и сделаю все, чтобы загладить свою вину.
Как бы показывая, что он желал извиниться не только на словах, он осторожно взял ее рукой за подбородок и повернул лицом к себе.
— Я люблю тебя, — сказал он, — и хочу заботиться о тебе, беречь и лелеять тебя и делать это гораздо лучше, чем до сих пор.
После того как он произнес эти слова, девушка ощутила прикосновение его губ и опять испытала ту же лавину чувств, тот же экстаз, боль и наслаждение одновременно.
Затем его губы стали более настойчивыми, требуя абсолютного подчинения, и Чандру охватило огромное, трепетное желание прижаться к нему теснее, слиться с ним, стать частью его тела, хотя она не понимала толком конечной цели своих желаний.
Лорд Фроум перестал целовать ее и немного отодвинул свою голову на подушке, сказал неровным, прерывистым голосом:
— Я хочу, чтобы ты, моя радость, объяснила мне, почему ты думаешь, что кукри предназначался тебе, а не мне.
— Наверное, я должна была раньше рассказать тебе об этом, — ответила Чандра, — и ты, очевидно, будешь сердиться на меня за то, что я не сделала этого. Но лучше поздно, чем никогда.
— Я никогда больше не буду сердиться на тебя, — пообещал лорд Фроум. — Но ты должна простить меня за то, как я вел себя, когда ты впервые сообщила мне, что приехала вместо своего отца.
— Я знала, что ты будешь не в восторге от моего появления, — сказала Чандра, — и поэтому для меня не было неожиданностью, когда ты очень разозлился, увидев меня, молоденькую девчонку, а не убеленного сединами профессора, с которым привык иметь дело.
— Я ненавидел всех женщин так долго, что даже забыл, что вы очень не похожи на нас, мужчин, что вы совсем не такие, моя дорогая.
Он запечатлел на ее губах еще один поцелуй, а затем продолжал:
— Однако мы не должны отвлекаться от сути дела. Скажи мне, пожалуйста, почему кто-то — и я просто не могу вообразить себе, что такой человек существует — мог захотеть тебя убить. Это немыслимо.
Очень тихим голосом, запинаясь, потому что она все же опасалась, что лорд Фроум не поймет, почему она сделала это, Чандра рассказала ему о ламе Тешоо и монастыре Сакья-Чо и о том, как в самый момент их отъезда из британского посольства кто-то вложил изумруд в ее руку.
Все то время, пока Чандра вела свое повествование, лорд Фроум хранил молчание. Выговорившись, девушка почувствовала, как сильно напряглась обнимавшая ее плечи рука лорда. Он мягко упрекнул ее:
— Как ты могла так рисковать собой, если ты принадлежишь мне?
— Но ведь тогда я еще не знала, что… что ты… полюбишь меня, — произнесла Чандра, и ее лицо озарилось робкой улыбкой. — И я никогда не думала, потому что ненавидела тебя, что… полюблю тебя.
— Ты в самом деле любишь меня? Ты уверена в этом? — спросил лорд Фроум.
— Я не знала… что любовь может быть… так чудесна… так совершенна, — сказала Чандра, — как не знала и того, что с каждым твоим поцелуем я чувствую себя так, словно ты поднимаешь меня на самые высокие вершины Гималаев.
— О мое бесценное сокровище!
Эти слова, казалось, прозвучали криком сердца, хотя были произнесены шепотом.
И он опять стал целовать ее. Эти поцелуи были очень долгими и страстными, и по мере того как он ощущал ее ответную страсть, они становились все более яростными, Когда же они были вынуждены разомкнуть уста, чтобы не задохнуться, лорд Фроум сказал:
— Мы с тобой обязательно доставим изумруд тем, кому он принадлежит по праву, и я буду защищать тебя до последнего своего вздоха. В то же время я не позволю тебе подвергать себя и дальше опасности. Ты должна отдать этот камень мне.
Чандра заколебалась.
— Но… предположим, — спросила она, — предположим, что те, кто… хочет похитить его… попытаются сделать это снова?
— Тогда будет лучше, если погибну я, а не ты, — ответил лорд Фроум.
Чандра невесело вздохнула.
— И ты думаешь, что я позволю тебе сделать это? — укоризненно произнесла она. — Для мира твоя смерть была бы большой потерей. Ты… столько сделал для науки.
Она прочувствовала, что ее возлюбленный запротестует, и поэтому быстро продолжила:
— Кроме того, лама сказал, что я буду под защитой, и он действительно предупредил меня этой ночью об опасности, хотя ты, может быть, и не поверишь. Он сказал мне, что я должна идти к тебе.
— Я верю в это, — успокоил ее лорд Фроум, — и слава Богу, что ты послушалась, моя дорогая, это спасло тебе жизнь.
Чандра улыбнулась. Ее улыбка была открытой и по-детски простой, потому что ее любимый поверил в то, что она действительно была надежно защищена, и не пытался приписать это ее воображению, как это мог бы сделать другой мужчина. И она искреннее обрадовалась этому.
— Я хочу, чтобы ты заботился обо мне, — сказала Чандра. — Но я оставлю изумруд у себя на шее, потому что знаю, если мне вновь будет угрожать опасность, лама предупредит меня о ней. Возможно, ему будет труднее это сделать, если изумруд будет не у меня.
Лорд Фроум не стал спорить с ней. Он просто сказал:
— Этот изумруд имеет огромную ценность для монастыря Сакья-Чо, но ты для меня в тысячу раз ценнее. Поэтому я буду охранять вас, и хотя я не ясновидец, я думаю, что мы благополучно доберемся до Байрании, после чего ворам и грабителям уже будет незачем преследовать нас.
— С тобой я всегда буду чувствовать себя в безопасности, — произнесла Чандра.
— Так оно и будет, — подтвердил лорд Фроум, — однако, дорогая, сегодняшнюю и завтрашнюю ночь ты должна будешь спать рядом со мной так, как сейчас, потому что я больше не допущу, чтобы ты находилась одна в комнате, где на тебя могут напасть.
— Я… я… не против, — ответил Чандра, — но тебе было бы неудобно.
— Возможно, — согласился лорд Фроум, — и не только потому, что кровать очень узкая. Однако мы обвенчаемся в первой британской церкви, которая нам только попадется в Индии, и тогда мы сможем быть вместе и днем, и ночью, моя любимая, и ничто нам больше не послужит помехой.
Некоторое время Чандра хранила молчание, однако в свете свечи он мог видеть ее глаза, лучившиеся сиянием, которое, казалось, преображало ее лицо.
Затем она произнесла, слегка запинаясь:
— Ты уверен… полностью уверен, что тебе следует… жениться на мне?
— Я вполне уверен, что намереваюсь взять тебя в жены.
— Но ведь ты женоненавистник! Ты поклялся никогда не жениться!
Он издал короткий смешок, в котором прозвучало нечто мальчишеское.
— Я был настолько преисполнен решимости никогда не делать этого, — начал лорд Фроум, — что мог бы догадаться, что рано или поздно, но судьба нарочно пошлет мне испытание в виде такой замечательной девушки, как ты, которая докажет полную несостоятельность всех моих утверждений на этот счет.
Чандра уткнулась лицом в его плечо.
— Папа сказал мне, что тебе разбили сердце, — застенчиво проговорила она, — и я удивлялась, почему никто так и не смог склеить его.
— Если подумать об этом как следует, то, пожалуй, стоит признаться в том, что в действительности оно не было разбито, — сказал лорд Фроум, — лишь слегка треснуло! А если что-то и получило большую пробоину, так это моя гордость и то, что ты назвала бы моими самодовольством.
— А что же все-таки произошло? — спросила Чандра.
— Это банальная история, которая едва ли стоит того, чтобы ее повторять, — ответил лорд Фроум. — Просто я думал, что влюбился в девушку, и, будучи юным глупцом-идеалистом, писал ей стихи в духе Байрона и письма, полны незрелой страсти.
В его голосе звучала сухая, насмешливая нотка, которую она так часто слышала прежде. Девушка нерешительно поинтересовалась:
— А дальше?..
— Ну а потом я обнаружил, что девушка, которую я так боготворил, нашла мои письма и стихи настолько забавными, что читала их вслух своим друзьям. Однако все дело усугублялось еще и тем, что она была тайно помолвлена с другим мужчиной и не потрудилась поставить меня об этом в известность.
— Должно быть, тебе было очень больно.
— Я был еще слишком молод и принял это за удар шпагой прямо в мое сердце!
— И поэтому ты отправился странствовать по свету. Я думала, что ты поступил именно так.
— Это был самый разумный поступок, который я когда-либо совершал, — сказал лорд Фроум. — Именно в Индии я впервые заинтересовался санскритскими рукописями, и этот интерес неизбежно привел меня в Тибет.
— Значит, все обернулось к лучшему! И зло, которое тебе причинили, превратилось в добро.
— Я бы не стал употреблять такое высокопарное слово, как «зло», — возразил лорд Фроум, — однако в молодости все мы очень ранимы.
— Вообще-то… в некотором смысле я очень рада.
Чандра увидела в его глазах неприкрытое удивление и поспешила объяснить свою странную на первый взгляд реакцию.
— Если бы ты женился на девушке, которой писал стихи, то сейчас ты был бы уже пожилым семейным человеком и, наверное, у тебя была бы куча ребятишек.
Лорд Фроум рассмеялся.
— Ты совершенно права, моя дорогая!
— И санскритские манускрипты продолжали бы пылиться на полках библиотек, — не успокаивалась Чандра, — а мир никогда бы не узнал скрытой в них мудрости.
— Ты хочешь сказать, — произнес лорд Фроум, — что «пути Господни неисповедимы», и я соглашаюсь с логикой твоих рассуждений просто потому, что я так рад, моя любимая, что судьба подарила мне встречу с тобой.
— Я… тоже… рада, — сказала Чандра, — правда, я не могу поверить, что это не сон. А вдруг я проснусь и увижу, что все осталось по-прежнему, что ты все так же ненавидишь меня, потому что ты убежден, что, будучи женщиной, я не смогу… помогать тебе… в твоей работе.
Лорд Фроум прижал девушку к себе покрепче.
— С этого момента мы всегда будем трудиться вместе, — заявил он, — и не только над санскритскими манускриптами, но и над тем, что для нас обоих гораздо важнее.
— И что же это такое?
— Мы должны создать наш собственный домашний очаг и обзавестись той самой кучей ребятишек, которую я имел бы, если бы женился, когда мне исполнился двадцать один год!
— Я… начинаю ревновать, когда… думаю об этом, — прошептала Чандра.
— Тебе нет нужды ревновать меня к кому бы то ни было, «тоном, не оставляющим сомнений, произнес лорд Фроум. — Очень долгое время я избегал всех женщин, а теперь, моя дорогая… я готов к тому, чтобы отдать себя тебе одной.
;, ; Когда он говорил это, его губы прикасались к ее лбу, а затем он поцеловал ее глаза.
— Ты так прекрасна! — сказал он. — Я знаю, что не смогу даже посмотреть на другую женщину, если в этой же комнате будешь находиться ты.
— Я… я чувствовала, что выгляжу красивой, когда на мне были те прелестные сари, которые ты подарил мне, — сказала Чандра, — но Я знаю, что в обычных условиях я обычная, неприметная девушка и не выдерживаю никакого сравнения с теми великолепными леди, которых ты, должно быть, встречал в Англии и других странах.
Прежде чем ответить, лорд Фроум поцеловал ее в щеку, — Ты забываешь, что я привык искать в манускриптах нечто иное и уникальное, и поэтому я всегда находил хорошеньких или даже красивых женщин высшего света скучными и не способными вдохновить меня.
Он поцеловал ее в другую щеку и продолжал:
— Ты вдохновляешь меня так, что я даже не могу этого объяснить. Твоя красота уникальна и возбуждает меня как духовно, так и физически.
Чандра издала негромкое восклицание.
— И все эти дифирамбы ты поешь мне? — спросила она. — Я всегда мечтала о том, чтобы мужчина, которого я полюблю, испытывал ко мне такие чувства, но я никогда… никогда не надеялась, что во всем мире найдется тот, кто будет думать, как ты.
— Мы были созданы друг для друга, — уверенно заявил лорд Фроум.
— Ты другая половина меня, которой всегда не хватало, вот почему, моя дорогая, придется немало потрудиться, чтобы сделать меня таким, каким я должен быть.
— Это будет очень занимательная работа!
Он поцеловал ее в уголки рта, а затем в губы и сказал:
— Нам предстоит многое узнать друг о друге, и пройдет целая жизнь, прежде чем мы узнаем все.
Каждый раз, когда лорд Фроум целовал ее, у Чандры возникало такое ощущение, будто ее пронизывают мощные потоки солнечного света.
И опять она подумала, что ее можно сравнить с пиками Гималаев, которые утром в лучах восходящего солнца меняют свой цвет с белого на розовый, а затемно розового на золотой.
— Ты говорил мне о… доме, который мы… построим вместе, — произнесла она.
— У меня есть дом, который много лет, пока я путешествовал, простоял заброшенным, — пояснил лорд Фроум. — Он очень старый и, как мне кажется, очень красивый. Но ему нужна хозяйка, которая стала бы присматривать за ним, содержать его в порядке, которая привнесла бы в него атмосферу настоящего семейного счастья, коего ему всегда так не хватало.
— И я могу это сделать? — радостно изумилась Чандра.
— Мы сделаем это вместе, — ответил он. — Теперь, когда я нашел тебя, я понял, что счастье могут создать только два человека, а не один.
— Но ты вполне… вполне уверен, что я могу сделать тебя, '., счастливым? Мне очень трудно поверить, что я действительно… нужна тебе.
— Я докажу тебе, насколько ты мне нужна. Ты убедишься в этом, — сказал он. — Но сейчас, моя дорогая, я думаю, что ты должна постараться заснуть. Завтра нас ждет очень долгий день, и если ты из-за меня рухнешь без чувств во второй раз, я никогда себе этого не прощу!
— Не беспокойся, милый. Усталость меня больше не возьмет, — ответила Чандра. — Ты дал моему сердцу крылья, на которых я пролечу через эту ужасную долину, где властвует малярия.
Она помолчала немного, а затем очень робко, едва слышным голосом добавила:
— Я хочу… ехать очень быстро… так, чтобы когда мы приедем в следующее бунгало, я могла опять быть рядом с тобой, как сейчас.
Она знала, что эти слова возбуждают его.
И в следующий момент он опять принялся целовать ее, пока ей не показалось, что из маленького, замкнутого пространства они перенеслись высоко в небеса, где их со всех сторон озаряет свет любви.


Прежде чем лорд Фроум и Чандра добрались до горы Сисагархи, им целый день пришлось провести в седле, и долину, где свирепствовала малярия, она миновали уже в сумерках.
С того времени, как они оставили позади горы Чурии, окутанные облаками, Чандра чувствовала себя под надежной защитой и знала, что ей не придется опасаться нападения на кого-либо из них двоих.
Теперь, несмотря на то что она, как и раньше, ехала сразу же за лордом Фроумом, ее охранял Механ Лал и личный слуга лорда. Они шли по обе стороны ее пони.
Она знала, что у лорда Фроума в кармане лежит заряженный пистолет, который он мог выхватить в случае необходимости в течение считанных секунд. На поясе у Механ Лала висел нож, которого раньше там не было.
Теперь лорд Фроум не заезжал вперед, отрываясь на значительное расстояние от каравана, но держался вместе со всеми, я постоянно оглядывался. Кроме того, все проводники были предупреждены о возможности внезапного нападения. Словом, были приняты все возможные меры, и грабителей, если таковые вдруг появятся, будет ждать решительный отпор.
Когда они добрались до постоялого двора на горе Сисагархи, чарпой из спальни Чандры перенесли в спальню лорда Фроума, и их кровати составили вместе, так что теперь они могли прикасаться друг к другу.
Даже теперь Чандре было все еще трудно поверить в то, что она страстно влюблена и что лорд Фроум испытывает к ней такие же сильные ответные чувства.
И все же достаточно ей было увидеть выражение его глаз, и она чувствовала, как сердце переворачивается у нее в груди.
Когда он прикасался к ней, ей казалось, что в этом месте на ее тело падает солнечный луч. Когда же он целовал ее, все ее тело наполнялось новыми ощущениями, и она радостно удивлялась этому, потому что никогда раньше не думала, что такое возможно.
На привале за ленчем они уже не сидели молча, изредка обмениваясь односложными словами. И хотя они очень спешили, быстро работая челюстями и чуть не давясь большими кусками хлеба и мяса, Чандре казалось, что они вкушают амброзию и пьют нектар, а мир, в котором они сидели друг подле друга, был подобен райскому саду, исполненному невыразимой красоты.
В своем новом состоянии неземной влюбленности Чандра воспринимала по-иному окружавшую ее природу. Каждый цветок, каждое дерево, каждая бабочка в ее глазах выглядели совсем не так, как они выглядели раньше.
Казалось, они поднимали ее разум к высотам вдохновения, которое было невозможно выразить словами, и все же она знала, что сможет сказать об этом лорду Фроуму.
» Я люблю тебя! Я люблю тебя!«— думала она, глядя на его спину, мерно колыхавшуюся впереди.
Наверное, ее любовь обладала магической способностью передаваться на расстоянии любимому человеку, потому что лорд Фроум повернул голову и улыбнулся ей, и она знала, что сейчас они так же близки, как в те мгновения, когда она находилась в его объятиях.
И только когда долгий дневной переход был завершен и Чандра смогла скользнуть в стеганый спальный мешок на кровати и ждать лорда Фроума, который умывался в соседней комнате, она подумала о том, как изменился весь ее мир после того, как она отправилась в Непал.
Если бы ее отец не заболел, она бы осталась дома с Эллен и почти не виделась бы с людьми, считая каждый пенни, потому что денег, которые лорд Фроум дал профессору, должно было хватить ненадолго.
Однако вместо этого перед ней внезапно распахнулась дверь в иной, огромный незнакомый прекрасный и пугающий мир.
Она оказалась не только в одной из самых очаровательных стран, какие только могли существовать в ее воображении, но ей также посчастливилось своими глазами лицезреть манускрипт Лотоса, а самое главное, она нашла здесь любовь, и это было важнее всего прочего, вместе взятого.
» Должно быть, все это было спланировано для меня заранее, еще до того, как я родилась «, — подумала она, устремив свой взгляд на дверь и с нетерпением ожидая появления возлюбленного.
До этого он, желая предупредить всяческий риск, надежно запер дверь, прежде чем оставить Чандру одну, чтобы та смогла спокойно раздеться и лечь в постель.
Он также приказал Механ Лалу закрыть деревянными ставнями окно, чтобы никто не смог проникнуть в комнату этим путем.
Но даже приняв эти предосторожности, лорд Фроум не оставил ее без средств личной защиты, ибо на кровати подле нее лежал его пистолет, и он научил Чандру, как с ним обращаться.
Нежность и предупредительность лорда Фроума проявлялись во всем, даже тогда, когда они лежали рядом ночью, и девушка ни разу не почувствовала себя в неудобном положении.
Чандра знала, что это был единственно разумный выход в той ситуации, в какой они оказались, но она также знала и то, что когда Деймон страстно и настойчиво целовал ее, то и в эти мгновения он относился к ней с почтением и так бережно, словно она была одним из ветхих манускриптов, с которыми они оба обращались так трепетно.
— Он любит меня! Он в самом деле любит меня! — сказала она себе.
Несмотря на то что во многих отношениях Чандра была совсем невинной девушкой, она понимала, что, окажись в подобной ситуации на месте лорда Фроума другой мужчина, вряд ли она смогла бы спать рядом с ним и не бояться за Свою честь.
Наконец она услышала в коридоре его шаги, и когда Деймон повернул ключ в замке и, толкнув дверь, вошел в комнату, ее глаза зажглись радостью, и это было ему заметно даже при тусклом свете одинокой свечи.
Не сводя с девушки глаз, он спросил:
— Почему каждый раз, когда я вижу тебя, ты мне кажешься еще более очаровательной? Каждый раз я думаю, что никакая женщина не могла бы быть более красивой, и все же теперь, когда я смотрю на тебя, я знаю, что ты намного привлекательнее, чем несколько минут назад!
Бескрайнее счастье переполняло Чандру.
Сейчас она понимала, что раньше, когда лорд Фроум заставлял себя сторониться и ненавидеть всех женщин, он словно окружал себя крепостной стеной и замыкался в ее пределах.
Теперь стена рухнула, и из-за ее обломков стала видна поэтичная и идеалистическая сторона его характера, и он часто выражался так возвышенно, что временами его речь напоминала» Песнь небесной души «, которую они везли в своем багаже.
Она была уверена, что лорд Фроум разговаривал с ней не только сердцем, но и душой, и хотела дать ему в ответ все, чем обладала: свой ум, сердце, душу и… свое тело.
Он прошел по комнате от порога и, сев на краешек кровати, сказал:
— Я все время считаю, сколько часов остается до того, как мы обвенчаемся.
— У тебя еще есть время… отказаться от своего намерения, — решительно подразнила его Чандра.
— Ты думаешь, это возможно? — поинтересовался он. — Но ты не хуже меня знаешь, что я не могу уйти не только от тебя, моя дорогая, но также и от судьбы, — А тебе хотелось бы?
— Если я буду и дальше льстить тебе, ты станешь тщеславной, — пошутил он, — и к числу всех прочих твоих достоинств, которые я в тебе обожаю, относится способность краснеть, когда тебе делают комплименты.
Произнося эти слова, он наклонился вперед, стараясь найти ее губы, и хотя в его намерения входил только легкий поцелуй, но стоило ему только прикоснуться к Чандре, как они оба ощутили непреодолимую силу, сближавшую их тела, словно магнитом.
Их тянуло друг к другу с каким-то яростным наваждением, которому невозможно было сопротивляться.
Лорд Фроум обнял Чандру и целовал ее, пока у нее окончательно не спутались все мысли в голове и думать дальше уже было невозможно.
Она могла лишь чувствовать, как его любовь накатывает на нее, подобно морским волнам, и она тонула в экстазе, который уносил ее в самые глубины океана.
— Я люблю тебя! Я люблю тебя!
У нее было такое ощущение, словно она выкрикивала эти слова всем своим телом, и когда наконец лорд Фроум поднял голову, в его глазах горел огонь, а сердце колотилось в груди так, что, казалось, еще немного, и оно выпрыгнет оттуда. Чандра посмотрела на него, и ей показалось, что любовь, которую они испытывали друг к другу, ослепила ее.
— Я должен дать тебе выспаться, — сказал он так, словно говорил с самим собой. — О моя дорогая, я хочу тебя! Ты нужна мне! Слава Богу, что нам не придется ждать слишком долго.
Он поцеловал ее снова, но очень нежно, а затем перебрался на свою койку, стоявшую рядом, и, повернувшись, долго смотрел на нее, прежде чем задуть свечу.
— Я… молюсь, чтобы Бог позволил мне всегда доставлять тебе такую же радость, как и сегодня, — прошептала Чандра.
— А я молюсь за то, чтобы мне удалось сделать тебя еще более счастливой после того, как ты станешь моей женой, — ответил он. — Такой же счастливой, как и я, потому что ты принадлежишь мне всецело, и никто никогда не сможет отнять тебя у меня!


В Байранию Чандра и лорд Фроум прибыли немного раньше, чем рассчитывали. Это объяснялось тем, что теперь дорога шла не на подъем, а на спуск и представляла собой самый легкий участок пути от Байрании до Катманду.
Цветы были еще более красивыми, а орхидеи росли в еще большем изобилии. Если вчера они еще не знали, как им укрыться от палящего солнца, то теперь деревья накрывали их своей спасительной тенью, дававшей прохладу.
Правда, здесь была и своя отрицательная сторона. По мнению лорда Фроума, густые заросли рододендронов и других кустарников могли послужить неплохим местом для засады. Ведь никто не мог поручиться за то, что грабители, охотившиеся за реликвией монастыря Сакья-Чо, оставили свои замыслы. Этими своими опасениями он поделился С Чандрой.
Механ Лал и второй индийский слуга, шедшие рядом с ее лошадью, были наготове. От их внимания не могло ускользнуть ни одно движение между деревьев или среди скал, которые время от времени почти нависали над дорогой.
Как бы то ни было, но им удалось добраться до Байрании, ни разу не подвергнувшись нападению. Дак-бунгало, в котором они теперь должны были остановиться, показалось Чандре чуть ли не роскошным дворцом.
Теперь она опять была в Индии, которую любила, и если бы ей предложили сочетаться браком в любой стране по ее выбору, то иной альтернативы для Чандры просто не существовало бы.
Багаж внесли в ту же спальню, в которой она провела ночь перед началом путешествия в Непал, но слуга тут же перенес чарпой в соседнюю комнату, а затем принялся заделывать досками окно, через которое еще не так давно Чандра услышала голос маленького мальчика, просившего ее поговорить с ламой.
Этим вечером вряд ли кому-либо понадобится вызывать ее из бунгало. Чандра уже заранее решила, что сразу же после ужина они с лордом Фроумом отправятся на поиски ламы Тешоо.
Она была уверена, что лама будет ждать ее под тем же деревом, где он ждал ее в прошлый раз.
Лорд Фроум уже предупредил ее, чтобы она ни в коем случае не покидала пределы бунгало без его ведома. В любом случае он должен был сопровождать ее везде, куда бы она ни пошла.
Предыдущей ночью у двери их комнаты, в коридоре, спал Механ Лал. Когда Чандра запротестовала, сказав, что он не должен находиться в таких неподобающих человеку условиях, лорд Фроум ответил:
— Хороший слуга всегда готов защитить своего хозяина.
Когда я показал Механ Лалу кукри, который обнаружил торчащим в твоей постели, он сам вызвался спать возле нашей двери.
Теперь же, пока Чандра переодевалась, Механ Лал ждал в коридоре снаружи, так что в случае, если какой-либо непрошеный гость вдруг и вздумал бы заявиться к девушке хотя бы через потолок, ей достаточно было позвать его.
Возможно, такие изощренные меры предосторожности были излишними. В то же время сознание того, что те, кто пожелает лишить монастырь Сакья-Чо его священного изумруда, окажутся бессильными сделать это, придавало уверенности.
Обед, или, точнее, ужин, был готов. Когда они ели обычные блюда — горячий суп, курицу и карамельный пудинг, — это меню вовсе не показалось Чандре приевшимся. Наоборот, она подумала, что ни одному французскому повару не удалось бы приготовить столь вкусную еду.
Она знала, что лорд Фроум был такого же мнения, потому что они не сводили глаз друг с друга, и на этом безмолвном языке взглядов могли сказать все что угодно, ведь этот язык выражал то, что чувствовали их сердца, и никто иной не был способен понять его. Он предназначался только для них двоих.
Допив виски, лорд Фроум произнес:
— А теперь, моя дорогая, пойдем вместе и посмотрим, удастся ли нам найти ламу Тешоо, который избавит нас от этого опасного камня. Я не успокоюсь ни на минуту, пока буду знать, что он у тебя и, следовательно, подвергает тебя смертельной опасности.
— С того момента, как ты узнал об этом, я была в безопасности. Во всяком случае, больше никто не покушался на мою жизнь, — возразила Чандра.
— Я не собираюсь полагаться на слепую случайность там, где речь идет о твоей жизни, — тон лорда Фроума был решительным, — и я уже сказал Механ Лалу и второму слуге, что они должны сопровождать нас до дерева, где будет ждать твой друг.
— Мне будет неловко являться туда с вооруженным телохранителем, — улыбнулась Чандра.
— Я уже объяснил тебе, что не собираюсь рисковать, — настаивал лорд Фроум. — Хотя я готов, моя дорогая, со всем вниманием отнестись к твоим доводам по широкому кругу тем, все же там, где дело касается твоей безопасности, я не стану слушать никаких возражений, от кого бы они ни исходили.
В его голосе слышалась такая любовь, что Чандра была не в состоянии продолжать спор. Она подошла к нему и нежно обвила руками его шею.
— Разве я могла представить себе, даже в самых смелых мечтах, когда я вошла в эту же самую комнату после приезда в Байранию, дрожа от страха перед твоей суровостью, опасаясь, что ты отправишь меня домой, что ты когда-либо будешь говорить мне эти слова?
Лорд Фроум крепко прижал к себе Чандру, и та спрятала свое лицо у него на груди.
— Именно это я и намеревался сделать, — признался он, — однако я боялся просрочить въездную визу в Непал, и слава Всевышнему, что он надоумил меня.
Он поцеловал ее, а затем сказал:
— Пойдем покончим с этим делом раз и навсегда. И тогда я попытаюсь поверить, что тобой не интересуется больше никто, кроме меня.
Чандра подала ему руку, и он поднес ее к своим губам.
— И я надеюсь, что в будущем ты тоже не будешь интересоваться никем, кроме меня, — добавил он. — Ведь я должен признаться, что уже начал ревновать тебя к этому изумруду, и поэтому одному Богу известно, какие чувства я буду питать к любому мужчине, которому вздумается хотя бы взглянуть на тебя!
Чандра издала смешок, затем произнесла тихим голосом:
— Если в мире и существуют другие мужчины, кроме тебя, я их просто не смогу увидеть.
По выражению на его лице она поняла, что ее слова доставили ему большое удовольствие. Лорду Фроуму стоило огромных усилий отказаться от желания запечатлеть на ее губах еще один поцелуй, однако он все же сдержался, и, взяв Чандру за руку, повел ее на веранду.
Там к ним присоединились оба слуги-индийца, которые пропустили их вперед и пошли в нескольких шагах сзади.
Пробираясь через кусты, лорд Фроум и его спутница двигались к деревьям, которые стояли на краю сада, окружавшего бунгало.
Когда кусты поредели, Чандра убедилась, что она не ошиблась в своих предположениях относительно места, где ее должен был ждать лама.
Он действительно был там и сидел в своей обычной позе, выпрямив спину. Его пальцы перебирали деревянные четки, свисавшие с пояса.
Тропинка закончилась, и Чандра с лордом Фроумом оказались в паре шагов от ламы. Девушка сложила руки ладонями вместе и подняла их пальцами ко лбу.
— Приветствую тебя, моя дочь, — сказал лама, — и тебя, мой сын. Молитвы тех, кто обитает в монастыре Сакья-Чо, не остались без ответа, и наше достояние вернулось к нам.
— Я принесла его вам, — произнесла Чандра, снимая через голову тесемку, к которой был привязан маленький замшевый мешочек.
Она протянула его ламе, который забрал его у нее. Вместе с драгоценным содержимым он тут же исчез в складках мантии из плотной, похожей на одеяло ткани. Затем лама сказал:
— Я говорил тебе, что ты будешь надежно защищена и что доброе дело, которое ты совершишь, вернув нам нашу реликвию, принесет тебе счастье, которое ты ищешь. Я вижу, что мое предсказание сбылось.
— Еще как сбылось! — подтвердила Чандра, нежно посмотрев на лорда Фроума.
Лама кивнул так, как будто он уже знал об этом еще до их прихода, и произнес:
— Будет счастлив и ваш достопочтенный отец, когда он приступит к переводу» Песни небесной души «.
— Как вы узнали, что мы нашли ее? — удивилась Чандра.
— Эти вещи известны, — ответил лама, — как известно и то, что он освободится от забот материального мира. У меня здесь подарок для него, который я вас прошу передать вместе с благодарностью от настоятеля и всех тех, кто возносит молитвы в монастыре Сакья-Чо.
Произнося эти слова, он протянул конверт, склеенный из толстой бумаги. Чандра знала, что такой бумагой пользовались исключительно в Тибете.
Она приняла конверт, и лама продолжил:
— Передайте это достопочтенному профессору вместе с нашим благословением. Также и тебя, наша дочь, мы благословляем и вечно будем поминать в наших молитвах.
Прежде чем Чандра успела сказать что-либо или поблагодарить его, лама обратился к лорду Фроуму:
— Береги ее, сын мой. Ты доставил много сокровищ из нашего мира в свой мир, который однажды поймет все их великое значение. А тем временем ты нашел сокровище, которое ищут все мужчины.
— Именно об этом я и сам подумал, — тихо согласился лорд Фроум.
Лама поднял свою руку.
— И да благословит Великий Будда, Святой и Совершенный, вас обоих, — сказал он. — Ступайте с миром!
После этих слов он закрыл глаза и опять принялся перебирать четки так же, как и при первой их встрече. Казалось, его лицо излучало умиротворенность, которая передалась Чандре и лорду Фроуму.
Девушка знала, что продолжения беседы не последует, ибо все, что положено было сказать каждому, кто присутствовал здесь, было сказано. Она взяла лорда Фроума за руку, и они направились назад, в бунгало.
— С ним ничего не случится? — тихо поинтересовалось она. — А что, если его где-нибудь подстерегают грабители?
— Он будет в безопасности, — уверенно произнес лорд Фроум. — Думаю, что он сюда прибыл не один, и потом его защищают невидимые божественные силы. По-моему, ты убедилась в этом на своем собственном опыте.
— Да, очевидно, ты прав, — согласилась Чандра, — и он сказал тебе, чтобы ты берег меня — Ну уж это я буду делать всегда и с большой охотой, а после того что произойдет завтра, моя задача еще более облегчится.
Чандра поняла, что он имел в виду их свадьбу, и когда они вошли в бунгало, она спросила:
— А где нас… обвенчают?
— Я уже телеграфировал об этом в Патну, — объяснил лорд Фроум, — там поезд сделает первую остановку после того, как мы отправимся отсюда завтра утром.
— Как чудесно! — воскликнула Чандра. — Мне даже не верится. Жаль, что у меня нет нового платья, чтобы произвести на тебя еще лучшее впечатление.
— Ты всегда будешь для меня самой красивой женщиной на свете, — заявил лорд Фроум. — И как только мы приедем в Дели, я куплю тебе приданое, какое полагается невесте. На первое время тебе его хватит, я надеюсь, ну а потом, в лондонских магазинах, ты сможешь отвести душу.
— Ты уже все распланировал?
— Все! — убежденно подтвердил он. — А что меня действительно волнует в настоящий момент — это не то, в чем ты будешь одета, а как скоро я могу держать тебя в своих объятиях по-настоящему близко, так, чтобы нам не мешали ни эти стеганые одеяла, ни одежда, ничего!
Чандра залилась румянцем, а лорд Фроум слегка усмехнулся.
— Я ввожу тебя в смущение, — сказал он, — и честное слово, обожаю это делать. Мне будет так не хватать этого робкого, стеснительного выражения твоих глаз и румянца на твоих щеках, когда ты привыкнешь к тому, о чем я тебе говорю.
— Я… я… никогда… не привыкну к этому, — проговорила с трудом Чандра. — Никогда… никогда! И…
Она встала на цыпочки и, обвив его шею руками, прошептала ему на ухо:
— Я тоже… буду… очень рада, когда в этих одеялах больше не будет нужды, Лорд Фроум заключил ее в крепкие объятия, и она почувствовала, как их сердца бьются в унисон.
А затем его губы уже впились яростно и страстно в ее губы, так настойчиво, что она ощутила его победителем, завоевателем, преисполненным решимости и воли заставить ее подчиниться требованиям его природы.
Теперь уже не пучок солнечных лучей проходил сквозь нее, но пламя огня пожирало ее тело, вторя пламени его губ.
Языки этого пламени вздымались все выше и выше, пока не поглотили их обоих, и где-то далеко-далеко, чуть ли не в подсознании у Чандры, мелькнула мысль, которая затем окрепла и превратилась в уверенность, что именно это и была любовь — и человеческая, и ниспосланная Богом.
Она чем-то напоминала Непал с его глубокими, теплыми, дружелюбными долинами и возвышающимися над ними далекими, сверкающими снежными вершинами, небесная любовь, к которой стремились люди и сами боги.
— Я люблю тебя, мое самое драгоценное сокровище, проникли в ее сознание слова Деймона.
От полноты счастья Чандра едва не потеряла дар речи и потому прошептала не совсем связно:
— Я… я… люблю тебя, нет ничего больше в мире… в небе… или за ним… только ты.


Предыдущая страница

Читать онлайн любовный роман - Любовь в облаках - Картленд Барбара

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7

Ваши комментарии
к роману Любовь в облаках - Картленд Барбара



Ах как всё красиво и романтично! много лишних слов и восторгов, они утомляют. Но впечатление от прочитанного светлое.
Любовь в облаках - Картленд БарбараЛюбовь
21.03.2015, 16.13








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100