Читать онлайн , автора - , Раздел - Глава 6 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - - бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: (Голосов: )
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

- - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
- - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 6

Протянув руку, comtesse велела Канеде сесть возле себя.
— Я хочу, чтобы ты, рассказала мне о своей матери, моя дорогая, — сказала она.
Канеда задумалась.
По дороге в замок она заготовила много слов; однако ее отношение к родственникам — в особенности к grand-mere — успело уже перемениться.
И она произнесла:
— Maman была очень, очень счастлива с моим отцом, но иногда она тосковала по своим родным, в особенности по вам, grand-mere.
Канеда заметила слезы в глазах бабушки, прежде чем та успела ответить:
— А как мне ее не хватало! Когда-нибудь и у тебя будут дети, и ты поймешь, что это такое; ведь видишь ты их или нет, нельзя перестать вспоминать о них… и любить.
Боль в ее голосе была неподдельной, и, не желая быть грубой, Канеда спросила:
— А как могло случиться, что вы игнорировали maman все эти годы и даже не отвечали на ее письма?
Она подумала, что более всего мать была ранена тем, что письмо, сообщавшее о рождении сына, вернулось к ней неразрезанным.
СотЬеззе вскрикнула, словно бы от боли.
— Канеда;тебе придется поверить мне на слово. Дело в том, что я узнала об этом письме и о том, что его вернули, много лет спустя.
— Как могло такое случиться?
— Твой дед был ужасно расстроен и рассержен бегством Кпементины, однако, по-моему, он простил бы ее, если бы не герцог Сомак. Он то захлебывался яростью оттого, что оказался в столь глупом положении на собственной свадьбе, то впадал в уныние и отчаяние, которых я не могу описать: ведь он воистину утратил любимую.
Сomtesse глубоко вздохнула — ей явно было трудно вспоминать о столь прискорбных событиях.
— Я не сомневаюсь, — продолжала она, — именно герцог виноват в том, что твой дед стал таким неуравновешенным… Никто не мог даже упомянуть при нем имени твоей матери, чтобы не вышел скандал.
Канеда молчала, думая о том, что мать ее считала себя забытой и выброшенной из памяти.
— Секретарь твоего деда, прослуживший у нас много лет, человек преданный, был глубоко расстроен происходящим и, когда пришло письмо от твоей матери, отослал его назад, дажене известив ни меня, ни графа.
— Как посмел он так поступить? — • вспыхнула негодованием Канеда.
— Он полагал, что таким образом избавит нас от лишней боли, — ответив3
сот1е55е. — Я всегда считала, что от доброжелателей добра не жди.
— А maman написала, что у нее родился сын.
— Как жаль, что я узналаоб этомтакпоздно, — пробормотала сот^еззе;
Старческие глаза наполнились влагой, и слезы побежали по щекам.
Порывистым движением Канеда прикоснулась к бабушкиной руке.
— Я вовсе не хотела расстроить вас, — сказала она. — И не сомневайтесь, maman жила в счастье, невзирая на нашу бедность, Мне даже казалось, что солнце в нашем доме сияет целый год.
— И она никогда не жалела об отвергнутом ею положении в обществе? — — спросила comtesse.
Канеда отрицательно качнула головой.
— Я думаю, рара и maman не променяли бы своего счастья на целое королевство.
Тут Канеда подумала, что такова истинная любовь; впервые за всю свою жизнь она поняла, что мир не в состоянии предложить ничего более чудесного, чем находиться в объятиях любимого мужчины.
Но, всем существом тоскуя по герцогу, она торопливо промолвила:
— Я хочу рассказать вам о моем доме, grand-mere, о том, какое веселое детство было у нас с Гарри, а еще хочу — пока мы здесь — показать те трюки, которые умеет выполнять мой конь Ариэль.
Тут она поведала бабушке, как они с отцом нашли Ариэля в цирке, и все это время вспоминала, как рассказывала об этом дне герцогу.
Она просто видела эти серые глаза на внимательном, обращенном к ней лице и вновь ощущала не испытанную прежде магическую пульсацию, соединившую их еще до того, как она поняла, что влюбилась.
Когда Канеда закончила, на бабушкиных губах появилась улыбка.
— Спасибо тебе, дорогое дитя, я всегда хотела услышать от вас именно такие вести. Кстати, что ты думаешь о своем будуoем? Тебе девятнадцать. Твоему брату пора искать тебе партию.
— Уверяю вас, я никогда не выйду замуж без любви, — поспешила с ответом Канеда.
Те же самые слова она могла бы сказать и Гарри; однако оставалось с прискорбием констатировать, что если она не обманывает себя, то никогда не выйдет замуж.
Да разве сумеет она увидеть в другом мужчине некое подобие герцога? Неужели она так и останется старой девой, будущей тетушкой при детях Гарри, не имея своих собственных?
Горестная мысль способна была вызвать слезы, и, чтобы избавиться от унылых дум, Канеда поцеловала бабушку и отправилась разыскивать Армана, с которым договорилась о совместной прогулке верхом.
Кузен уже ждал ее, и, конечно же, оставив парк, они сразу въехали в виноградники.
Там царило запустение: повсюду были видны проплешины на месте выкорчеванных из-за болезни лоз.
На одной делянке это произошло совсем недавно — там корни еще горели, и над дюжиной небольших костров в тихом воздухе курился дымок.
Зрелище это вселяет в душу уныние, думала Канеда; даже не глядя на Армана и людей, работавших на винограднике, можно было понять, что будущее сулит им лишь отчаяние.
На обратном пути в замок она решила, что чем скорее вернется в Англию, тем будет лучше.
Она ощущала, как жизнь де Бантомов заполняет ее своими заботами и тревогами. Смешиваясь с унынием, воцарившимся в ее сердце после расставания с герцогом, они заставляли девушку поверить, что свет солнца навсегда покинул ее душу.
— Я должна сказать сотЬеззе, что собираюсь в дорогу, — сказала она, — наверное, послезавтра или на следующий день.
— Мне будет очень жаль, — ответил Арман. — Вы так порадовали дгапо-теге, а мы с Эпен восхищены нашим знакомством. Но вы могли бы остаться, пока рара и maman не вернутся из Парижа?
— Я обещала брату, что уеду ненадолго, — объяснила Канеда.
Понимая, что ему будет приятно услышать это, она сказала:
— Grand-mere хочет, чтобы вы с Элен побывали в Лондоне, сегодня вечером я поговорю с ней об этом.
Лицо Армана осветилось.
— Весьма любезное приглашение, однако мы наверняка не сможем позволить себе принять его.
Не дожидаясь ответа, он пришпорил коня, как будто для того, чтобы скрыть смущение. Канеде пришлось послать Ариэля в галоп и догнать кузена.
По возвращении в замок Канеда переменила платье и сказала служанке, что та может паковать вещи; затем отправилась на поиски бабушки.
Как и рассчитывала Канеда, comtesse сидела в салоне вместе с мадам де Гокур; солнечный свет падал на лица обеих женщин, вне всяких сомнений, они говорили о ней.
Обе они были француженками, а потому скорее всего обсуждали перспективы ее замужества; ома подумала, какое потрясение испытали бы обе дамы, узнав, что она не представляет своей жизни без мужчины, который на ней никогда не жениться.
Канада направилась к сидящим, и comtesse протянула вперед руку.
— Тебе понравилась прогулка, моя дорогая?
— Восхитительные края!
Канеда не стала говорить бабушке, какой ужас вызвали у нее погубленные виноградники, ведь о сожжении новой делянки в замке могли не знать.
Она не представляла, сколь велики владения де Бантомов, и хотя пыталась не обнаруживать излишнего любопытства, сомневаться не приходилось: и в этом году, и в обозримом будущем реального урожая от виноградников ждать бесполезно.
Она опустилась возле бабушки и мадам де Гокур, как раз приступившей к изложению весьма занимательной истории, приключившейся с ее мужем на первой аудиенции у королевы в Виндзорском замке, когда открылась дверь.
Вошедший старик слуга, а они все здесь были немолоды и туговаты на ухо, громко провозгласил:
— Monsieur le duc де Сомак, мадам!
Какое-то мгновение Канеде казалось, будто она что-то не так расслышала.
Но когда герцог вошел в салон, она просто примерзла к месту.
Она казалась здесь даже выше и привлекательней, чем в Сомаке: едва дыша, Канеда смотрела на него, уверенной поступью направлявшегося к бабушке.
— Леон, дорогой мальчик! — воскликнула comtesse. — Воистину удивительный сюрприз! Почему вы не известили меня, что находитесь в наших краях?
— Это вышло несколько неожиданно, — ответил герцог, поцеловав руку comtesse.
— Кажется, вы не знакомы с мадам де Гокур? — спросила графиня.
— Enchante, madam!
type="note" l:href="#FbAutId_23">23
— Герцог поднес ее руку к своим губам.
— А это моя внучка, — продолжала comtesse, показывая на Канеду, сидящую по другую сторону от нее. — Леди Канеда Лэнг.
Герцог поклонился, но глаза его оставались холодны, словно бы он не узнал ее.
Канеда не верила, что такое может случиться, однако…
Даже не глянув вее сторону, он опустился в кресло напротив comtesse.
— Как вы поживаете? Как чувствует себя comte?
Графиня качнула головой.
— Увы, не слишком хорошо. Но он, как всегда, будет рад видеть вас. Вы погостите у нас?
— Боюсь, что нет, — ответил герцог. — Я прибыл сюда, чтобы дать совет comtesse де Менжу относительно его виноградников.
— Виноградников!
Восклицание это словно вырвалось из сердца comtesse, и она добавила:
— Итак, вы знаете решение нашей проблемы?
— Похоже что да.
— Какое же?
— Сперва залить корни водой, потом впрыснуть бисульфид углерода и привить уцелевшие корни.
— И это предотвратит распространение заболевания?
— Я так думаю, хотя подобная обработка дорого стоит.
Сomtesse глубоко вздохнула; незачем было и говорить, что в таком случае они не сумеют позволить себе подобный эксперимент.
— Я не хочу утруждать вас, — сказал герцог, — и все вопросы обговорю с вашим управляющим. Завтра владельцы здешних виноградников соберутся для обсуждения необходимых мер.
— Это очень любезно с вашей стороны, Леон, — проговорила comtesse. — Только прошу вас не говорить об этом с моим мужем.
— Конечно, нет, — ответил герцог, — было бы непростительной ошибкой подвергать его новым тревогам.
— Я знала, что вы поймете меня. Герцог встал.
— Пойду к нему. Помнится, в это время дня он всегда в добром настроении.
— Но вы, конечно, отобедаете с нами? вскричала comtesse.
— Мне будет очень приятно, — заверил ее герцог. — Я взял с собой одежду и камердинера. Не будете ли вы добры послать к графу грума? Пусть предупредит его, что я приеду после обеда.
— Да-да, конечно, — ответила comtesse. — Вы знаете, как пройти в комнату моего мужа.
Герцог поклонился ей и мадам де Гокур и, совершенно не обращая внимания на Канеду, покинул салон.
Все то время, которое он провел в этой комнате, она просидела, буквально затаив дыхание, и теперь не могла поверить, что он и в самом деле находился здесь… что она сейчас видела его.
Она слышала его голос и, как прежде улавливала исходившую от него пульсацию однако же герцог пренебрег ею.
Канеда понимала, он делает это, чтобы наказать ее за обман… а может быть, шокированный ее поведением, он вообще не желает разговаривать с ней.
Кроме того, она не сомневалась, что герцог был осведомлен о ее местонахождении, иначе он просто не мог бы не выдать своего удивления, встретив ее в этом салоне.
После стольких дум о нем они вновь увиделись! Сердце колотилось в ее груди, и она желала лишь одного: броситься за ним, спросить, как он отнесся к ее бегству и очень ли был разочарован.
Тем не менее ее преследовало тягостное чувство: герцог был не разочарован, а разгневан и даже, быть может, возненавидел ее.
От Гарри она успела узнать, что мужчины терпеть не могут, когда их дурачат… особенно если это делает женщина, а ведь именно так она и поступила, прикинувшись циркачкой и позволив достойным всякого осуждения образом целовать себя.
Потом, возбудив в нем страсть, она исчезла, как и намеревалась сделать.
«Простит ли он меня?» — в отчаянии задавала себе вопрос Канеда.


Не дождавшись возвращения герцога в салон, Канеда отправилась вверх по лестнице, недоумевая, о чем он мог так долго разговаривать с comte.
Что, если дед рассказывает ему о возвращении Клементины?
Даже если речь не зайдет об этом, герцог уже знает, кто она и что именно ее мать сбежала буквально накануне свадьбы.
Однако, учитывая его тонкую интуицию, она не сомневалась, что герцог великолепно поймет причины ее поведения и догадается, что она явилась в Сомак ради отмщения.
«Я должна поговорить с ним! Я должна попробовать объясниться», — твердила она себе.
Потом она с отчаянием подумала о той распущенности, которую проявила в отношении женатого мужчины, спровоцировав его на поцелуи и на предложение, которого он никогда не сделал бы, зная всю правду о ней.
Кроме того, она бежала самым постыдным образом.
Пристыженная и испуганная, Канеда уже подумывала о том, чтобы не спускаться к обеду, а, сказавшись больной, улечься в постель.
Но потом она решила, что должна снова увидеть герцога, даже если он не станет разговаривать с ней и опять не будет обращать на нее внимания.
Так она могла хотя бы увидеть его и, быть может, в последний раз, побыть рядом.
Канеда чувствовала, что любовь переполняет ее, не поддаваясь никакой власти; ей уже казалось, что к вечеру мука эта усилится настолько, что страдания ее превысят всякую меру.
«И в этом виновата я сама» — упрекала она себя, не находя утешения.
Канеда потратила много времени на выбор платья, в конце концов отдав предпочтение одному из самых милых, однако — по вполне понятным причинам — не розовому, чтобы герцог не решил, что она пытается напомнить ему о совместном обеде.
Это платье, белое, с кушаком и бантиками из бархатной ленты, подчеркивало синеву ее глаз.
В нем Канеда казалась себе совсем юной, и, хорошенько рассмотрев себя в зеркале, она подумала, что таким образом сумеет найти оправдание своему поведению.
Но тут она поняла, что разговаривала с ним не как юная, неопытная и невинная девица.
Она преднамеренно выставляла себя искушенной во многих вещах — в том числе и в любви.
Ей вдруг подумалось, что герцог мог решить, что она обошлась с ним, как со своими прочими знакомыми, значит, нужно было объяснить ему, что это совсем не так, что лишь он один целовал ее, а до того она не хотела ничьих поцелуев.
Приготовившись спуститься вниз, она так разволновалась, что едва сдерживала дрожь.
Неторопливо идя по лестнице, не выпуская перил, она заметилаза дверьми карету, из которой вышли несколько человек.
И она вспомнила, как Элен говорила, что сегодня будет званый обед и родственники де Бантомов приедут познакомиться с ней.
Подобное обстоятельство естественным образом мешало Канеде переговорить с герцогом наедине, и она пожалела, что не спустилась вниз раньше, дабы получить такую возможность до прибытия новых гостей.
Войдя в салон, Канеда обнаружила там довольно людное общество, и хотя она никого не знала, все были старыми знакомыми герцога.
За обеденный стол сели восемнадцать человек; стоповая казалась величественной, потому что подсвечники посреди стола не могли осветить уголков комнаты, нуждавшихся в новой отделке.
Герцог сидел справа от бабушки, а сама Канеда оказалась между двумя пожилыми, но влиятельными кузенами, прибывшими специально, чтобы познакомиться с ней.
Она не могла слышать слов герцога, занятого разговором с бабушкой и женой еще одного из де Бантомов. Тем не менее он ни разу не глянул в ее сторону; для него она словно бы не существовала.
Кузены засыпали ее комплиментами, и Канеда едва успевала отвечать на них с подобающей вежливостью; мысли ее то и депо обращались к герцогу, и слова обоих кузенов не сразу доходили до ее сознания… Подчас им даже приходилось повторять, чтобы получить от нее осмысленный ответ.
«Я должна переговорить с ним… должна!» — в отчаянии твердила себе Канеда, когда дамы и господа, на французский манер оставив стоповую, направились в гостиную.
Уже стемнело, и зажгли свечи.
Бабушка все противилась более современному освещению. Однако так было лучше, и поскольку все женщины вокруг казались особенно привлекательными, Канеда могла не сомневаться в себе.
Она попыталась приблизиться к герцогу и уже почти добилась этого, внешне не проявляя своих намерений, но вдруг услышала, как он сказал бабушке:
— Надеюсь, вы простите меня, мадам, если я распрощаюсь. Благодарю вас за восхитительный вечер. Вы ведь знаете, что comte де Монжу уже не так молод, как прежде, и мне не хотелось бы заставлять егождать допоздна.
— Конечно, Леон, — отвечала comtesse. — Я была счастлива видеть вас. Не заедете ли завтра — или в другой день — на обратном пути?
— Завтра я уезжаю в Париж, — ответил герцог.
— Счастливец! — воскликнул Арман, прислушивавшийся к разговору. — Вот где я хотел бы сейчас оказаться!
— О, у вас еще впереди достаточно времени, чтобы насладиться тамошними вольностями, — ответил герцог.
Интонация его еще раз напомнила Канеде, что герцог понимал под словом «вольности», а Арман сразу приуныл — ведь ему приходилось оставаться дома.
Герцог поцеловал руку comtesse и повернулся, чтобы попрощаться, к мадам де Гокур.
Канеда затаила дыхание.
Она стояла рядом с мадам, а потому герцог просто не мог не заметить ее.
— Au reАи геvoir, мадам, — говорил герцог, — я восхищен нашей новой встречей и надеюсь, что следующая не заставит столь долго ждать себя.
— И я тоже, — рассмеялась мадам, — иначе даже вы уже не вырастете, а постареете.
— Чего, конечно же, следует избежать, — пошутил герцог.
«Ну, теперь, — подумала про себя Канеда, — он заговорит со мной».
Она уже была готова протянуть ему руку, но герцог, к ее ужасу, повернулся в другую сторону.
Движение это вышло у него вполне естественным: герцог намеревался заговорить с одним из кузенов де Бантом, которых он, вполне очевидно, хорошо знал.
Но Канеда поняла, что сделано это специально, чтобы избежать общения с ней.
Потом он простился еще с несколькими вышедшими в холл гостями, и дверь закрылась за его спиной.
Какое-то мгновение Канеде хотелось броситься вслед за ним — что бы ни подумали все остальные.
Однако ей стало ясно, что все равно она не сумеет переговорить с ним, так как его провожал Арман и окружали слуги.
И что вообще могла она сказать… только «до свидания».
Сомневаться не приходилось — он отнесется к ней столь же официально и безразлично, как делал это весь нынешний день.
Канеда любила его и не могла поверить, чтобы герцог не почувствовал это. Он должен был понимать, как жаждала она прикосновения его рук, как хотела, чтобы глаза его снова заглянули ей в душу.
Он ведь сказал, что она принадлежит ему, однако это было не так; герцог просто воспользовался этим выражением для описания своего физического желания.
Тем не менее Канеда видела в памятных ей словах знак нерушимого духовного союза.
Поцелуй герцога вознес ее к небу, и там — на краешке луны — она действительно поняла, что принадлежит ему, как и он ей, и что духовно они неразделимы.
«Я его никогда не увижу, — сказала себе Канеда уже ночью, — но всегда буду принадлежать ему душой и телом — потому что ни то, ни другое никогда не достанется иному мужчине».
Теперь она снова должна бежать, но теперь из Франции, потому что страна эта неразрывно связана с герцогом; оставалось только надеяться, что, оказавшись дома, в привычных условиях, она не будет столь отчаянно тосковать по нему.
Камень, выросший в ее сердце, еще более отяжелел; Канеда решила, что никогда не избавится от него… он раздавит ее своей тяжестью и лишит ее жизнь всякой радости.


Все приготовления к отъезду были завершены. Собираясь отправиться в путь пораньше с утра, чтобы вовремя попасть в город, где им предстояло провести следующую ночь, Канеда пошла прощаться с бабушкой в ее будуар.
Она уже распрощалась сдедом. На этот раз, когда она посетила старика в его комнате, он казался спокойнее и, хотя все еще называл ее Клементиной, так и не вспомнил про герцога, а говорил лишь о своих виноградниках и о том, как тревожат его признаки филлоксеры, обнаруженной в одном или двух местах.
Арман успел предупредить Канеду, что они скрывают от старика степень причиненного ущерба, и она постаралась ободрить его.
— Говорят, обнаружены новые способы борьбы с этой болезнью, — сказала она.
— А от кого ты узнала о них? — спросил дед.
Немного помедлив, Канеда ответила:
— От герцога де Сомака, grand-pere. А если он говорит, что средство есть, значит, это действительно так. Он очень умный человек.
— Тебе повезло, моя дорогая, у тебя будет блестящий муж, — сказал дед, похлопав Канеду по руке. — Я знаю, какое счастье ждет вас обоих.
Умолкнув на мгновение, он продолжал:
— Видишь ли, я иногда бываю ясновидящим, особенно в отношении членов нашей семьи, и могу предсказать тебе, моя дорогая дочь, что вы с герцогом составите идеальную пару — я вижу, это написано крупными буквами.
Канеда затаила дыхание.
— Я… надеюсь, что вы… окажетесь правы… grand-pere, — сказала она негромко.
— Я это знаю, — непререкаемым тоном сказал comte. — Вы будете очень счастливы — такое случается лишь у немногих. О, не забудь — своего первого сына вы назовете моим именем. Это порадует меня.
— Я так и сделаю.
Канеда на прощание поцеловала деда и, протягивая руку к двери, услышала за собой стариковский голос. Grand-pere говорил сам с собой:
— Ты хорошая девочка, Клементина, и ты будешь счастлива, чего мы всегда хотели.
Оказавшись за дверью, Канеда не сразу овладела собой. Потом она направилась в гостиную.
Если бы только дед оказался прав; если бы только ей предстояла свадьба с герцогом; если бы только это счастливое будущее не было выдумкой растревоженного, больного ума.
Она приказала себе быть мужественной, не забывать, что жизнь продолжается и никакое ее желание не может соединить ее с герцогом; даже если бы он был свободен, то наверняка не захотел бы ее.
Постучав в дверь бабушки, Канеда подумала, насколько изменилось ее отношение к родственникам и герцогу здесь, во Франции.
Она хотела отомстить герцогу, но причинила боль только самой себе.
Она приехала с ненавистью к де Бантомам, желая унизить их, но вместо этого полюбила стариков.
— Войдите, — услыхала Канеда голос comtesse; та сидела в неглиже, завтракая, прежде чем спуститься вниз.
Протянув руки к Канеде, старая дама сказала:
— Мне бы хотелось, чтоб ты не покидала нас, дорогое дитя. Я так радовалась тебе. И мне теперь будет не хватать твоего присутствия,
— И я буду скучать по вам, grand-mere, — ответила Канеда, понимая, что говорит правду.
— Я забыла сказать тебе об одной вещи, — заметила comtesse, — прости меня за то, что я не сделала этого раньше.
— О чем? — спросила Канеда.
— У твоей матери были кое-какие собственные средства, однако после ее побега дед — на мой взгляд совершенно напрасно — не позволил пользоваться ими за пределами Франции.
— Я знаю это, — промолвила Канеда.
— Тем проще мне будет сказать, — продолжала comtesse, — что теперь они принадлежат тебе; конечно, ты должна понять, что накопления сложились за многие годы, и дед разместил деньги не в виноградарстве, а в ценных бумагах железных дорог и всего прочего… Вместе с процентами ты получишь очень крупную сумму.
Сomtesse взяла конверт со столика и передала его Канеде.
— Вот письмо от наших адвокатов с описанием вложений итого,что числится сей час на счету в банке. Наверное, лучше передать эти деньги Гарри, он сумеет правильно распорядиться ими.
Канеда не стала брать конверт.
— Послушайте, grand-mere. Л знаю, что, если б maman была жива, она хотела бы сейчас лишь одного: помочь вам справиться с бедой в виноградниках.
Заметив, как вдруг оживились глаза бабушки, она продолжала:
— От себя и от имени Гарри я могу сказать, что нам чрезвычайно повезло, а эти деньги больше нужны вам. Используйте их на борьбу с филлоксерой, на ремонт замка.
— Ты и в самом деле этого хочешь? — спросила comtesse сдавленным голосом.
— В самом деле, — заверила ее Канеда, — считайте, что это подарок от maman, знак ее любви к вам.
Слезы бежали по морщинистым щекам comtesse, но она радостно воскликнула:
— Спасибо тебе, мое драгоценное дитя; спасибо тебе, спасибо тебе! Ты не представляешь, какую огромную тяжесть сняла с моего сердца. Я просто не могла представить себе, что нам придется закрыть замок и уволить наших старых слуг, которым негде будет найти работу.
Канеда поцеловала старую даму.
— До свидания, grand-mere, присылайте в Лондон Элен и Армана. Я непременно уговорю Гарри дать в их честь бал в Лэнгстон-Хаусе, после чего их всегда будут рады видеть на балах, где Элен, несомненно, ждет огромный успех.
— Откуда в тебе столько доброты и столько прощения? — спросила comtesse надломленным голосом.
Канеда не ответила и только еще раз поцеловала бабушку, с трудом сдерживая слезы.
Потом она спустилась вниз предупредить Элен о предстоящем бале и, отъезжая, уже знала, что оставляет своих кузенов в предвкушении скорой встречи.
— Надеюсь, кузен Гарри позволит мне воспользоваться его лошадьми! — говорил Арман, когда карета отъезжала от парадной двери.
— Не сомневаюсь. — Канеда махала родственникам и смеялась, пока замок не исчез из виду.
Опустившись на уютные подушки, она спросила у мадам де Гокур:
— Неужели мужчины способны думать о чем-нибудь, кроме лошадей?
— Иногда они думают о женщинах, — возразила мадам де Гокур.
— Только французы! — не согласилась Канеда. — В Англии кони на первом месте, а женщины далеко отстают от них.
— Экий цинизм! — пожаловалась мадам. — И это при том, что, видя тебя с Ариэлем, я имела основание заподозрить, что ты любишь лошадь сильнее, чем любого мужчину.
Канеда понимала, что ради истины вынуждена была бы уточнить: «Сильнее, чем любого мужчину на свете, если не считать одного!» — но вслух сказала:
— Ариэль куда умнее большинства мужчин и к тому же много послушнее.
— Получается, что тебе в мужья нужен кентавр. — Мацам улыбнулась.
Фраза эта мгновенно извлекла из ее памяти герцога на гнедом, преодолевавшего барьеры с таким мастерством, которого Канеде еще не приходилось видеть.
В нем крылось многое, но для нее он теперь навсегда становился недосягаемым человеком с луны.


Яхта ждала их в Бордо, и, когда они вышли в открытое море, Канеда распрощалась с Францией.
Визит на родину матери наделил ее переживаниями абсолютно неожиданными — и незабываемыми.
Она хотела причинить боль другим людям, но сама получила рану, шрам от которой останется на всю жизнь.
Трудно будет выбросить из памяти деда, все еще озабоченного и расстроенного браком, не состоявшимся двадцать пять лет назад, бабушку, оплакивающую утраченную дочь.
Более того, подумала Канеда, они с Гарри лишились чего-то драгоценного, став чужими семье, чья кровь текла в их жилах.
Еще более горько, что она проиграла сражение герцогу; хуже того — разбита и уничтожена им.
Все кончено, а она не сумела отомстить ему; скорее он причинил ей боль.
Всю ночь она проплакала, пока яхта с трудом шла против ветра, словно бы препятствовавшего ее возвращению домой; теперь Канеда уже не сомневалась, что оставила позади все свое счастье.
Но самое скверное заключалось в том, что ей больше не увидеть зачарованный замок де Сомак, показавшийся ей краешком луны.
Подобное свойство присуще юности — мир молодых населен не только людьми, но и мечтами; в нем повсюду таится приключение, и восходящее солнце каждое утро предвещает наступление дня, полного несказанного блаженства.
И все это рухнуло.
Конечно, впереди ее ждала вполне комфортная и приемлемая жизнь, возможность тратить прежде невиданные деньги и множество поклонников.
Однако в ней не хватало чего-то столь необходимого, столь жизненно важного, что, утратив его, она сделалась как бы половинкой себя, а утерянной половинке суждено теперь вечно томиться в недрах луны, пока не померкнут звезды.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - -

Разделы:
От автораГлава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7

Ваши комментарии
к роману -



Отлично
- Кэтти
30.09.2009, 17.51





отличная книга
- оксана
8.01.2010, 19.50





Очень интересная и жизненная книга. Очень понравилось.
- Natali
30.01.2010, 8.55





Цікаво,яку ви книжку читали, якщо її немає???
- Іра
28.08.2010, 18.37





класно
- Анастасия
30.09.2010, 22.13





мне очень нравится книги Тани Хайтман я люблю их перечитывать снова и снова и эта книга не исключение
- Дашка
5.11.2010, 19.42





Замечательная книга
- Галина
3.07.2011, 21.23





эти книги самые замечательные, стефани майер самый классный писатель. Суперрр читала на одном дыхании...это шедевр.
- олеся галиуллина
5.07.2011, 20.23





зачитываюсь романами Бертрис Смолл..
- Оксана
25.09.2011, 17.55





what?
- Jastin Biber
20.06.2012, 20.15





Люблю Вильмонт, очень легкие книги, для души
- Зинулик
31.07.2012, 18.11





Прочла на одном дыхании, несколько раз даже прослезилась
- Ольга
24.08.2012, 12.30





Мне было очень плохо, так как у меня на глазах рушилось все, что мы с таким трудом собирали с моим любимым. Он меня разлюбил, а я нет, поэтому я начала спрашивать совета в интернете: как его вернуть, даже форум возглавила. Советы были разные, но ему я воспользовалась только одним, какая-то девушка писала о Фатиме Евглевской и дала ссылку на ее сайт: http://ais-kurs.narod.ru. Я написала Фатиме письмо, попросив о помощи, и она не отказалась. Всего через месяц мы с любимым уже восстановили наши отношения, а первый результат я увидела уже на второй недели, он мне позвонил, и сказал, что скучает. У меня появился стимул, захотелось что-то делать, здорово! Потом мы с ним встретились, поговорили, он сказал, что был не прав, тогда я сразу же пошла и положила деньги на счёт Фатимы. Сейчас мы с ним не расстаемся.
- рая4
24.09.2012, 17.14





мне очень нравится екатерина вильмон очень интересные романы пишет а этот мне нравится больше всего
- карина
6.10.2012, 18.41





I LIKED WHEN WIFE FUCKED WITH ANOTHER MAN
- briii
10.10.2012, 20.08





очень понравилась книга,особенно финал))Екатерина Вильмонт замечательная писательница)Её романы просто завораживают))
- Олька
9.11.2012, 12.35





Мне очень понравился расказ , но очень не понравилось то что Лиля с Ортемам так друг друга любили , а потом бац и всё.
- Катя
10.11.2012, 19.38





очень интересная книга
- ольга
13.01.2013, 18.40





очень понравилось- жду продолжения
- Зоя
31.01.2013, 22.49





класс!!!
- ната
27.05.2013, 11.41





гарний твир
- діана
17.10.2013, 15.30





Отличная книга! Хорошие впечатления! Прочитала на одном дыхании за пару часов.
- Александра
19.04.2014, 1.59





с книгой что-то не то, какие тообрезки не связанные, перепутанные вдобавок, исправьте
- Лека
1.05.2014, 16.38





Мне все произведения Екатерины Вильмонт Очень нравятся,стараюсь не пропускать ни одной новой книги!!!
- Елена
7.06.2014, 18.43





Очень понравился. Короткий, захватывающий, совсем нет "воды", а любовь - это ведь всегда прекрасно, да еще, если она взаимна.Понравилась Лиля, особенно Ринат, и даже ее верная подружка Милка. С удовольствием читаю Вильмонт, самый любимый роман "Курица в полете"!!!
- ЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
18.10.2014, 21.54





Очень понравился,как и все другие романы Екатерины Вильмонт. 18.05.15.
- Нина Мурманск
17.05.2015, 15.52








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100