Читать онлайн Любовь и страдания принцессы Марицы, автора - Картленд Барбара, Раздел - Глава 4 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Любовь и страдания принцессы Марицы - Картленд Барбара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 4.5 (Голосов: 4)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Любовь и страдания принцессы Марицы - Картленд Барбара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Любовь и страдания принцессы Марицы - Картленд Барбара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Картленд Барбара

Любовь и страдания принцессы Марицы

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 4

Лучи солнца пробивались сквозь ветви елей, источающих теплый и, если можно так сказать, дружелюбный аромат.
Марица уже давно не испытывала такого счастья, она почти забыла, что значит это слово. Она никогда не была так возбуждена, как сегодня.
С той минуты, когда она вышла из отеля и несколько застенчиво пошла навстречу уже ожидавшему ее лорду Эркли, ей показалось, что все темное и грустное позади.
Взглянув мельком на лошадь, принцесса убедилась, что лорд выбрал самое послушное животное из бывших на конюшне. Конечно, она и сравниться не могла с теми великолепными лошадьми, на которых Марица каталась дома в Венгрии, но все же эта лошадь не была похожа на толстых ленивых животных, которых обычно нанимали дамы, желающие заняться верховой ездой только потому, что это было модно.
– Чудесное утро, сударыня! – очень учтиво поприветствовал ее лорд Эркли, но выражение его глаз говорило о большем.
– Оно чудесно для… меня, – ответила Марица.
Лорд помог ей сесть в седло и подумал, что никогда не поднимал более легкое создание, а когда они поехали, он увидел, что ни одна женщина не могла выглядеть на лошади более элегантно. Он чувствовал, однако, что Марица не нуждается в комплиментах, а сейчас вся поглощена радостью от езды верхом и свободой от тревог и несчастий, оставленных ею в отеле. Он не знал, что она боялась вздохнуть, пока не вышла из номера, от страха, что Фридрих услышит ее и, верный своему скверному нраву, в последний момент запретит ей идти на прогулку и заставит написать лорду Эркли, что она не может принять его приглашение. Одна мысль об этом внушала Марице ужас. Опасность миновала только тогда, когда Джозеф закрыл за нею дверь. Когда она пробегала по коридору, ее сердце учащенно билось от сладостного ощущения, что хотя бы на час она вырвалась на свободу.
Они молча ехали по аллее, усаженной елями, а внизу простиралась живописная долина.
Марица посмотрела на лорда Эркли, и он прочел в ее взгляде вопрос.
– Это, конечно, не венгерские степи, – сказал он, – но вполне подходящее место для галопа.
Ее лицо озарила очаровательная улыбка. Они спускались по склону, убыстряя шаг, пока не оказались на лугу с яркими альпийскими цветами. Лорд и принцесса пустили лошадей галопом и некоторое время бешено скакали, как бы соревнуясь, погоняя лошадей так, что пар валил у тех изо рта. Они проскакали целую милю, потом наконец остановили лошадей, и принцесса воскликнула:
– Это было удивительно! Совершенно удивительно!
Впервые за все время их знакомства лорд увидел румянец на обычно бледных щеках принцессы, блеск в ее глазах и улыбку на устах. Она показалась ему похожей на девочку, стоящую на пороге жизни, радующуюся каждому отпущенному ей мигу и верящую, что все сказки сбудутся и она будет жить долго и счастливо.
Смутившись от его взгляда, она потрепала свою лошадь по шее.
– Куда мы едем теперь? – поинтересовалась она.
Произнеся эти слова, она вдруг испугалась, что лорд предложит возвратиться.
– Мы снова взберемся на гору по тропинке, – ответил он, – и я покажу вам дорогу к моему любимому озеру.
– Замечательно! – воскликнула Марица. Они нашли тропинку, вьющуюся среди деревьев, которая неожиданно вывела их к озеру. Оно было невелико, но красоты необыкновенной. Окруженное деревьями, оно отражало голубизну неба, и в этот утренний час они были здесь одни.
Лорд Эркли указал хлыстом на красную крышу в удаленном уголке у озера.
– Там небольшое кафе, – сообщил он. – Может быть, я ошибаюсь, но мне кажется, вы сегодня не завтракали.
– Откуда вы знаете?
– Я думаю, вы очень торопились и были в сильном возбуждении. – Она промолчала, и он продолжил: – Я прав?
– Да, конечно, вы правы, – ответила она, – но все же, откуда вы знаете это?
Он не хотел смущать ее и не сказал, что ее глаза выдают все, что у нее на душе, а зная характер отношений между нею и принцем, он догадался, что она убежала из отеля тайком.
Они ехали по направлению к кафе, и утренняя тишина нарушалась только бряцанием удил, жужжанием пчел и случайной трелью птиц. Кафе, к которому они наконец подъехали, было небольшим зданием, построенным у деревянной пристани. Снаружи стояли только два столика, и, поручив лошадей мальчику, лорд Эркли и Марица сели за один из них. Она оперлась на грубо отесанные перила балкона и стала наблюдать за стайками маленьких рыбок, резвящихся в чистой, как зеркало, воде. Марица находила это место очаровательным.
– Что мне заказать вам? – осведомился лорд Эркли. – Традиционный английский завтрак?
– Нет, прошу вас, – возразила она. – Это слишком! Просто чашечку кофе.
Хорошенькая богемка в национальном костюме, то есть в бархатном корсете и вышитой блузке, записала заказ лорда Эркли, сделанный на отличном немецком языке.
Когда она отошла, Марица заметила:
– Я всегда считала немецкий язык очень грубым, но в ваших устах он звучит совершенно иначе.
– Думаю, вы мне льстите, – сказал лорд Эркли.
– Я просто говорю то, что есть, – ответила Марица.
– Я принимаю это, как комплимент. А сейчас примите ответный, – улыбнулся он. – Мне никогда не приходилось видеть женщину, которая бы так хорошо ездила верхом и была бы столь неотразима в седле.
По тому, как внезапно засияли ее глаза, он понял, ее обрадовали его слова. В ответ она произнесла:
– Я еще даже не поблагодарила вас за то, что вы согласились совершить со мной эту прогулку. Я почувствовала, что Фридрих навязал меня вам, и это… очень неловко.
Лорд Эркли обратил внимание, что принцесса на минуту забыла формальности и говорила о муже, не упоминая его королевского титула.
– Слово "удовольствие" было бы слишком слабым, – сказал он, – для выражения того, что я испытал сегодня.
– Это… правда? – не поверила она. – Я думала, вам приятнее было бы побыть одному или с кем-нибудь другим.
Ее голос звучал очень неуверенно, и лорд Эркли мягко ответил:
– Чтобы вы больше не волновались из-за этого, позвольте заметить вам совершенно откровенно, что мне гораздо приятнее совершить эту прогулку с вами, чем одному или с кем-либо еще из обитателей Мариенбада.
От звука его голоса сердце Марицы как-то странно забилось, и в смущении она вновь обратила свой взор на рыбок, плавающих поблизости.
– Как вы думаете, – вдруг спросила она, указывая на рыбок, – у них те же трудности и проблемы, что у нас?
– Если это и так, – сказал лорд Эркли, – у них и наши радости.
– Вы имеете в виду, когда двое идут рука об руку?
– В каком-то смысле, – произнес он. – Невозможно предотвратить взлет и падения, счастье и несчастье.
– Как приливы и отливы.
– Точно!
Принцесса положила руку на стол и подперла щеку ладонью.
– Вы так мудры. Когда я с вами говорю, все, кажется, становится на свое место… и приобретает смысл.
– А когда вы не говорите со мной?
– Тогда я… растеряна и… сбита с толку. Мне кажется… я не способна… все продумать до конца.
– А вы и не пытайтесь, – посоветовал лорд. – Перестаньте думать. Жизнь была бы вдвое легче, если бы люди не планировали все наперед, шаг за шагом, забывая жить сегодняшним днем.
– Вы думаете, это облегчило бы жизнь?
– Я уверен в этом! – воскликнул он. – Вы, конечно, мне не поверите, но я вам скажу, что из всех неприятностей, которых мы боимся, в половине случаев все оказывается не так уж страшно. – Лорд увидел, что мысль о принце Фридрихе опять завладела Марицей, и быстро добавил: – Думайте о настоящем! Помните только, что вы здесь и что мы можем беседовать, не опасаясь, что нас прервут или осудят за то, что мы говорим.
– И я могу наслаждаться каждым мигом этого утра! – еле слышно прошептала Марица.
Он знал, что про себя она подумала, что ей есть теперь, что вспомнить, на что оглянуться, когда будет нестерпимо трудно.
Официантка принесла им заказ. Кроме кофе со взбитыми сливками, Марица также увидела булочки, только что вынутые из печи, золотистое масло и мед, пахнущий сосной и цветами. Потом подали вазу с персиками и белым виноградом местного сорта, лозы которого вились по склонам холмов.
За едой лорду Эркли удалось рассмешить Марицу, рассказав ей о некоторых своих путешествиях с королем, особенно о визите в Париж, где он добился особого успеха. Хотя они оба предпочли не говорить об этом, Марица поняла, в какую ярость привел этот визит немцев. Они ведь в свое время сделали все возможное, чтобы возбудить подозрения французов насчет так называемых "английских планов и намерений". Но после того, как король был восторженно принят в Париже, союз наконец был заключен, как сказал британский посол, "благодаря исключительно инициативе и политической проницательности короля Эдуарда, который, если бы пошел на поводу у своего кабинета, никогда бы не приехал в Париж".
Лорд Эркли рассказывал Марице о забавных случаях, происходивших на скачках, на приемах, в театре. Говоря обо всем этом, он вдруг вспомнил слова барона фон Эхардштейна, пытавшегося доказать, что особую опасность для Германии представляет тройственный союз Франции, Англии и России, заключенный благодаря инициативе Англии в Европе.
Теперь лорда Эркли еще больше, чем раньше, интересовало, почему этот напыщенный, но хитрый генерал приехал в Мариенбад и почему он виделся с принцем Фридрихом. Лорд все больше проникался уверенностью, что дело касается его и короля Эдуарда. Трудно, однако, было вообразить, что кто-то ждал от принца Фридриха конкретной помощи немецкому правительству или каких-либо ценных сведений.
Зная, что немцы не всегда искренни и за их словами зачастую скрывается тайный смысл, Эркли связал приглашение на обед к принцу и внезапное разрешение Марице совершить с ним прогулку верхом с какой-то целью, которую преследовал Фридрих. Лорд подумал вдруг, что совет, который он дал Марице, применим и к нему.
Он должен жить сегодняшним днем, наслаждаться ее прекрасным лицом и мягким голосом. Эркли пока не отдавал себе отчета в том, что принцесса пробуждала в нем чувство, доселе им не испытанное. Ему пришла в голову мысль, что он просто размечтался. Марица – красивая женщина, он мужчина, они одни в этом неповторимом месте. И ничего более серьезного тут не было. Подспудно лорд понимал, что обманывает себя, но не хотел смотреть правде в глаза.
Марица доела последнюю гроздь и сказала:
– Я давно уже так много не ела! Я даже забыла, что еда может быть такой вкусной!
– Разрешите заказать для вас что-нибудь еще, – попросил лорд Эркли.
Она отрицательно покачала головой.
– Мне и так стыдно, что я так много съела!
– Это абсолютно напрасно, – утешил он принцессу. – Я бы с удовольствием взял вас с собой в Англию и там кормил бы очень обильно, три раза в день, чтобы вы хоть немного пополнели.
– О, я не думаю, что это мне удастся, – сказала Марица. – Мне иногда кажется, что я единственная в Мариенбаде, кому не надо специально худеть.
– Эти господа не очень стараются, – заметил лорд Эркли. – Они пьют целебную воду и разглагольствуют о ее пользе. А потом идут на банкеты и наедаются до отвала.
Марица догадалась, что он имел в виду короля Эдуарда, славящегося своим аппетитом и любящего перекусывать по несколько раз в день, чтобы поддержать силы.
– Герцогиня рассказывала мне, – сказала она, – что два года назад она была в кафе "Рюбецаль" на завтраке в честь короля Эдуарда и короля Греции.
Лорд Эркли слышал об этом знаменитом ресторане, который стоял в лесу и откровенно соперничал с курортом своей кухней, поэтому королю трудно было сохранить талию, имея рядом такой соблазн.
– Завтрак открывался жареной рыбой, – начала Марица.
– Я и уверен, – почти перебил ее лорд Эркли, – что это была самая восхитительная рыба, водящаяся в Дунае.
– Я тоже люблю рыбу, – согласилась Марица, – но когда за этим следуют бараньи котлеты, жареная куропатка и заливная пражская ветчина – это слишком.
Лорд Эркли засмеялся.
– Король, конечно, не упустил возможности отведать каждое из этих блюд.
– Наконец оба короля попробовали компот из свежих фруктов и, как рассказывала герцогиня, воздали должное тончайшим австрийским винам.
– И конечно, оба предпочли не взвешиваться в ближайшие три дня, – улыбнулся лорд Эркли.
– Мне кажется, будь король Эдуард худым, это не пошло бы ему на пользу, так как у него был бы очень дурной характер, – сказала Марица. – А сейчас он так весел, жизнерадостен, добр, и это гораздо важнее стройной фигуры.
– Вы правы, – согласился лорд Эркли, – но излишний вес может пагубно сказаться на его сердце. А мы так любим его и не переживем, если его не станет.
– Вы очень любите его? ~ спросила Марица.
– Это исключительный человек и, по-моему, единственный, кто может поддержать мир в Европе.
Он умышленно говорил это, зная, что, если Марица передаст содержание разговора мужу, его настроение отнюдь не улучшится.
– Герцогиня мне говорила, – сказала Марица, – что некоторые называют его "Дядюшкой всей Европы".
– Подходящий титул, – согласился лорд Эркли. – А теперь, если позволите, поговорим о вас. Почему вы никогда не приезжаете в Англию погостить у родственников?
– Я мечтаю об этом, – ответила Марица, – и мой дядюшка, герцог Дорсетский, приглашал меня в прошлом году.
– И вам пришлось отказаться?
– Фридрих был не в состоянии совершить столь дальнее путешествие. – Лорд Эркли промолчал, и Марица добавила: – Герцогиня говорит, в вашем доме в Хемпшире очень красивая французская мебель.
– Я бы очень хотел показать ее вам, – сказал лорд Эркли, – а также великолепные французские полотна, в том числе нескольких импрессионистов, которых, я уверен, вы оцените.
– Импрессионисты? – Марица оживилась. – Еще до моего замужества отец рассказывал, что, будучи в Париже, он восхищался творчеством человека по фамилии Моне.
– У нас с вашим отцом одинаковый вкус, – улыбнулся лорд Эркли.
– Меня очень интересуют импрессионисты, в их картинах много спорного и необычного, – сказала Марица. – Но в Германии осуждается все французское и признается лишь традиционное искусство.
– А у вас иное мнение?
– Возможно, я бунтарка по натуре, – ответила Марица. – Мне всегда хотелось увидеть и испытать все новое. В мире есть столько интересного, о чем Я никогда не услышу, не говоря уже о том, чтобы увидеть.
Ее глаза опять погрустнели, и лорду очень захотелось сказать ей, что она не должна так страдать, что все будет хорошо. Но откуда он знал, что все будет хорошо? Принц Фридрих был его ровесником – им было всего по двадцать девять лет, – и теперь, когда ему стало значительно лучше, вполне можно было ожидать, что он проживет еще очень долго, если только пьянство не убьет его раньше времени. Лорд Эркли чувствовал, что Марица не выдержит подобного напряжения. Как можно жить день за днем, год за годом, словно на вулкане?
– О чем вы думаете? – спросил он.
– Я думала о том, – и она посмотрела вдаль, – что, если сесть в лодку и долго-долго грести сквозь туман, вероятно, можно найти совершенно иной мир на другом берегу.
– Вы уверены, что он был бы лучше этого мира? – поинтересовался лорд Эркли.
– По крайней мере он будет новым и не похожим на наш, – ответила принцесса. Он посмотрел на нее, потом произнес:
– Но убежать от действительности в иной мир вполне возможно, вы, я думаю, это знаете не хуже меня.
– Вы имеете в виду в мыслях?
– Конечно! С помощью книг, музыки и искусства, например, картин Моне.
– Именно это я и пытаюсь сделать, – сказала принцесса, – но это трудно… очень трудно.
– И все же постарайтесь, – заметил лорд. – Только что, когда вы смотрели в туман, вы были очень далеко. Сейчас посмотрите на сосны и постарайтесь убедить себя, что, если вы будете идти по лесу, вам откроется нечто такое, о чем мы не имеем ни малейшего представления, сидя здесь, в этом кафе.
– Я попытаюсь… я правда попытаюсь, – пообещала Марица.
Говорила она совершенно искренне. Затем, когда их глаза встретились, они оба вдруг почувствовали какое-то удивительное спокойствие.
– Наверное, – почти прошептала она, – когда я найду дорогу в иной мир, вы тоже там будете.
– Постараюсь, – ответил он. – Но вы знаете, что это будет нелегко как вам, так и мне.
Эркли сам не совсем понимал, что он имел в виду. Ему казалось, что все, что он ей говорил, подсказывалось чем-то иди кем-то посторонним. Никогда раньше у лорда не было такого странного разговора с женщиной. Но он никогда не сидел в столь ранний час на берегу озера с самым очаровательным созданием, которое ему доводилось видеть. В ней было нечто, думал он, от чего любая другая женщина рядом с ней казалась грубой и нежеланной, как перезрелая роза рядом с ландышем. Да, Марица напоминала ландыш или, скорее, подснежник, отважно растущий и пробивающий себе дорогу к солнцу, когда с земли еще не стаял снег. Марица вздохнула:
– Я буду помнить это всегда. Я буду помнить и ваш совет, он поможет мне, как спасательный круг во время шторма.
– Помните также, что шторм рано или поздно стихает, – сказал лорд Эркли.
Она слегка улыбнулась ему. Не желая навлекать на Марицу гнев принца Фридриха за столь долгое отсутствие, он попросил счет.
Назад они ехали почти молча, но потому, как Марица смотрела по сторонам, лорд был уверен, что она запоминает все, что видит, говоря себе, что любой красивый пейзаж поможет ей войти в тот тайный мир, о котором он ей говорил.
Когда показались крыши Мариенбада, он спросил:
– Не хотите ли вы и завтра поехать со мной?
– Я мечтаю об этом больше всего на свете, но не смогу, и возможно… Она заколебалась, и лорд Эркли возразил:
– Не говорите так. Я уже сказал вам, что только с вами я получаю удовольствие от прогулки.
– Я так боюсь вам надоесть.
– Вы же знаете, что вы мне нисколько не надоели.
– Вы… уверены?
– Думайте лучше не о моих чувствах, – посоветовал лорд Эркли, – а о неведомом мире, которого вы пытаетесь достичь.
– Я буду думать об этом, – произнесла Марица, – каждую секунду, и особенно, когда я одна. – Затем, проехав еще немного, она продолжала: – Я на днях читала учение госпожи Блаватской. Там говорится, что, если ты готов к приходу Учителя, он появляется.
Лорд Эркли улыбнулся.
– Вы, по-моему, льстите мне. Я читал эту книгу. Мне кажется, ваш советчик и учитель не обязательно должен быть человеком. – Он увидел, как она озадачена, и продолжал: – Помощь можно найти где угодно. Кто-то находит ее в церкви, кто-то на вершине горы, а некоторые в лодке на озере, похожем на то, которое мы видели.
– Конечно! – воскликнула Марица. – Как я раньше об этом не подумала? – Потом смущенно добавила: – И все же я верю, что вы посланы… помочь мне.
– Я надеюсь, – ответил лорд Эркли, когда они уже подъезжали к "Веймару".
Часы не пробили и девяти, когда Марица стремительно взбежала на второй этаж. Она открыла дверь в номер и увидела, что принц Фридрих уже встал, одет и завтракает в гостиной. Он всегда любил поесть и сейчас доканчивал огромное блюдо мяса в сладком соусе. Когда вошла принцесса, он только поднял голову, но ничего не сказал и продолжал есть.
– Доброе утро, Фридрих, – сказала Марица. – Как мило с твоей стороны, что ты разрешил мне покататься с лордом Эркли, я получила огромное удовольствие.
Она тут же осеклась, ей показалось бестактным так говорить, когда ее .муж не мог принять участие в прогулке. Но ведь если бы она не упомянула об этом, принц мог не пустить ее кататься в следующий раз под предлогом, что ей не понравилась первая прогулка.
– Будет ли ваше королевское высочество завтракать? – поинтересовался Джозеф, предлагая ей кресло.
– Разве что кофе, если вам не трудно, – ответила Марица, понимая, что нельзя совсем отказаться от еды. Принцесса чувствовала, что не в силах рассказать Фридриху о том, как они с лордом Эркли сидели в маленьком кафе на берегу озера. Это было место их тайны, место, где они были вдвоем, и даже упоминание об этом в разговоре с кем-то посторонним отравило бы всю прелесть этих минут.
Принц Фридрих оттолкнул пустое блюдо, посмотрел на Марицу и произнес:
– Ну, и о чем ты с ним говорила?
– С лордом Эркли?
– А с кем же еще? Вы же были вдвоем, если мне не изменяет память?
– Мы очень мало говорили.
– Что он говорил? Я просил тебя запомнить, что он скажет. Говорили о короле Эдуарде?
– Да. Лорд Эркли считает его очень славным человеком.
– Что еще?
– Что он гурман.
– Это и так известно. Что еще он тебе сказал?
– Он рассказывал мне забавные подробности путешествий короля в разные страны.
– О Германии говорил?
– Нет.
– О Франции?
– Только о своей поездке в Париж с королем Эдуардом два года назад.
Какой-то миг стояла гробовая тишина. Затем внезапно, да так внезапно, что Марица подскочила, принц Фридрих с силой ударил кулаком по столу. Зазвенели тарелки, чашки, блюдца.
– Ты нарочно во всем мешаешь, – сказал он. – Если я разрешил тебе поехать, я хочу знать все подробности вашего разговора. Видит Бог, у меня в жизни мало удовольствий! Я бы тоже мог так развлекаться!
Марице стало стыдно.
– Прости, Фридрих! Я не думала, что тебя интересует, о чем мы говорили с лордом Эркли.
– Меня это очень интересует, поэтому рассказывай быстро.
Марица отчаянно пыталась вспомнить, о чем же они говорили, кроме своих чувств и переживаний, и не могла подобрать нужные слова.
– Я сказала, что слышала, как короля Эдуарда назвали "Дядюшкой всей Европы", – прошептала она, – и лорду Эркли очень понравилось это выражение, так как только король, сказал он, способен сохранить мир!
– Сохранить мир! – презрительно поморщился принц Фридрих. – Ты думаешь, именно эту цель он и преследует, подстрекая Францию против Германии?
– Нет, не думаю.
– Ты не думаешь! Что ты знаешь, безмозглая дура? – усмехнулся принц Фридрих. – Бюллов говорил о "заморском кинжале" короля Эдуарда. Вот о чем я хочу услышать. Вот что тебе должен был объяснить лорд Эркли.
Он кричал достаточно громко, и Марица молилась только о том, чтобы лорд Эркли случайно не услышал его слов. Она с ужасом подумала, что тогда он заподозрит ее в том, что она поехала с ним только для того, чтобы получить от него нужную информацию и передать ее Фридриху. В таком случае он больше не захочет с нею разговаривать. В то же время она чувствовала, что ее разговором с лордом, конечно, интересуется еще кое-кто, кроме Фридриха, хотя эта идея показалась ей абсурдной.
Лорд Эркли был слишком опытен, чтобы сообщить ей что-либо, способное привлечь внимание таких людей, как генерал фон Эхардштейн или адмирал фон Сенден.
Принцесса усилием воли отогнала от себя эту мысль и подумала, что просто у Фридриха очень тяжелый характер, и, возможно, он, хоть и ненавидит ее, сам того не сознавая, ревнует к любому молодому привлекательному мужчине. Она пыталась вспомнить, что же еще сказал лорд Эркли о короле, но так ничего и не вспомнила.
По сердитому взгляду мужа Марица поняла, что он чем-то очень раздражен и разочарован.
– Я должна переодеться, – сказала она, вставая, – чтобы не заставлять тебя ждать и сейчас же идти в парк.
– Если ты не будешь готова, я поеду без тебя. – сказал принц Фридрих почти машинально, а когда принцесса отправилась в свою комнату, он добавил: – Полагаю, ты и завтра поедешь кататься с лордом Эркли?
Она остановилась.
– Я бы очень хотела, если ты позволишь.
– Я позволю, если ты обещаешь сообщить мне что-нибудь более интересное, чем сегодня. Одному Богу известно, как я страдаю, будучи прикован к этому креслу и слушая изо дня в день твою глупую болтовню. Когда тебе случается беседовать со светским человеком, старайся запомнить остатками своих мозгов, что он тебе говорит.
– Я сделаю все, что в моих силах, Фридрих, – пообещала Марица. – И спасибо за то, что я и завтра могу поехать кататься.
Когда принцесса выпорхнула из комнаты, сердце ее пело, и она с трудом верила, что еще раз испытает подобное счастье. Переодеваясь, Марица думала о том, что лорд Эркли приоткрыл ей волшебный мир, доселе ей неведомый. У нее было такое чувство, что он протянул ей руку и помог выбраться из болота уныния, в котором она тонула.
– Он удивителен! Совершенно удивителен! – шептала принцесса сама себе. Она начала считать часы и минуты, оставшиеся до нового свидания с лордом Эркли.
Переодеваясь с помощью Хоукинса, лорд Эркли думал о Марице, о выражении ее глаз, когда он рассказывал ей о таинственном мире.
"Откуда я мог знать, что именно это она и хотела слышать? – удивленно думал он. – Как пришли мне в голову такие слова? Ведь я никогда раньше не думал об этом!"
И все же он, как и Марица, думал об очаровании тумана, которым было окутано озеро, красоте сосен и мерцании чистой воды у них под ногами.
"Как она непохожа на всех женщин, которых я раньше знал!"– признался он себе, надеясь, что она и завтра сможет совершить с ним прогулку.
– Вам записка от его величества, милорд, – нарушил молчание Хоукинс.
– Что он пишет?
– Его величество просит вас зайти к нему, когда он вернется в отель.
Лорд Эркли взглянул на часы.
– Он уже должен быть в номере. Вы сказали ему, что я ездил верхом?
– Да, милорд.
Лорд Эркли взял шляпу и трость.
– Я сейчас же иду к его величеству.
Он вздохнул, сейчас ему больше всего хотелось прочитать письма и газеты. Но королю нужно его видеть, его величество будет очень раздражен, если его не окажется рядом.
Проходя по коридору в другой конец отеля, Эркли почему-то вспомнил усмешку принца Фридриха, когда он назвал короля погонщиком, и о том, что сэр Кемпбелл-Беннерлен находит общество короля очень скучным. Это все было правдой, но тем не менее все, кто служил королю, делали это от чистого сердца и с удовольствием.
Король был один в номере, и лорд Эркли знал, что его величество ждет его.
– Доброе утро, Эркли, – сказал он. – Я слышал, вы ездили верхом.
– Да, ваше величество.
– Один?
По тому, как был задан вопрос, лорду Эркли стало ясно, что король уже знает ответ. Лорд, однако, сделал вид, что ничего не понимает.
– Принц Фридрих попросил меня сопровождать принцессу Марицу, – объяснил он. – Я же не мог ему отказать.
– А вы не поняли, почему вас об этом попросили?
– Нет, ваше величество.
Лорд твердо решил, что кто бы и что бы ни думал о принце, Марица должна быть вне всяких подозрений.
Король улыбнулся:
– Принцесса чрезвычайно привлекательна. Еще в детстве она была очень хороша, и можно только представить, как бы она расцвела, если бы с ней рядом не было этого пьяницы.
Лорд Эркли согласился, но счел за лучшее промолчать. После недолгой паузы король добавил:
– Сядьте! Вы имеете представление, зачем Эхардштейн позавчера был в Мариенбаде? И зачем он был у принца Фридриха?
– Да, ваше величество.
– Правда? – удивленно спросил король. – И зачем же?
– Я могу ошибаться, ваше величество, но я думаю, что, во-первых, немецкое командование интересует, какие сведения я привез из Германии, во-вторых, они еще не уверены в гостеприимстве вашего величества по отношению к французскому флоту в Синтхеде.
Это событие действительно произошло только несколько недель назад и действительно по инициативе короля. Незадолго до разгрома немцев в Танджере одно из подразделений французского флота было официально приглашено в Синтхед. Приглашение, конечно, было принято, и через две недели первый морской лорд адмирал Фишер начал строить планы относительно посещения гостями Атлантического флота Бреста.
После всех неприятностей, вызванных поведением немцев в Марокко, король сам занялся разработкой программы, которая была бы основным доказательством англо-французской дружбы.
Англия и Франция не были еще официальными союзниками, но, подобно Англии и России, сближались все больше и больше.
Никогда еще на Британских островах не принимали иностранных моряков так, как принимали офицеров и матросов с шести французских крейсеров и шести миноносцев под командованием адмирала Гайара. Они встали на якорь в Портсмуте в первую неделю августа, когда лорд Эркли был в Германии. Он слышал, что король посетил французские корабли. В его честь офицеры дали завтрак, где его величество поднял тост за Францию и за своего доброго друга президента.
Не было ничего удивительного в том, что немцы пришли в крайнее замешательство от всего происходящего и еще больше, чем раньше, начали опасаться, как бы за их спиной не был подписан какой-нибудь секретный пакт.
– Адмирал фон Сенден тоже в Мариенбаде, – продолжал лорд Эркли. – Предполагается, что он проходит здесь курс лечения!
– Я слышал, – сказал король. – Как вы думаете, почему он приехал в то же время, что и вы?
– Я думаю, это простое совпадение, ваше величество.
– Я им не доверяю, как не доверяю и своему племяннику, – произнес король.
Лорд Эркли подождал. Он знал, что король все тщательно обдумывает и сопоставляет факты.
– Я боюсь, – сказал он наконец очень спокойным голосом, – что генеральный штаб вынудит Вильгельма развязать войну. На него будут сильно давить. У него не хватит мужества завладеть ситуацией, он малодушно подчинится требованиям военной верхушки. Война разразится не по его воле, а из-за его слабости.
– Вы действительно так думаете? – спросил лорд Эркли.
– Мне бы очень хотелось ошибаться, – ответил король. – Видит Бог, никто не хочет войны, но надо смотреть правде в глаза, Эркли.
– А в чем заключается правда?
– В том, что кайзер возомнил себя величайшим монархом на земле и считает своим божественным предназначением сделать Германию владычицей мира.
Вздохнув, лорд Эркли сказал:
– Только вы, ваше величество, можете помешать исполнению этих планов.
– Я был бы счастлив это сделать, – задумчиво произнес король, – но меня очень волнует, что ждет мир после моей смерти.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Любовь и страдания принцессы Марицы - Картленд Барбара

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7

Ваши комментарии
к роману Любовь и страдания принцессы Марицы - Картленд Барбара



Не очень.
Любовь и страдания принцессы Марицы - Картленд БарбараКэт
16.11.2014, 15.17








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100