Читать онлайн Любовь и страдания принцессы Марицы, автора - Картленд Барбара, Раздел - Глава 2 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Любовь и страдания принцессы Марицы - Картленд Барбара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 4.5 (Голосов: 4)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Любовь и страдания принцессы Марицы - Картленд Барбара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Любовь и страдания принцессы Марицы - Картленд Барбара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Картленд Барбара

Любовь и страдания принцессы Марицы

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 2

– Нет никаких сомнений, ваше величество, – сказал лорд Эркли королю, – что немцев очень пугает англо-французско-русский союз.
– Я тоже так думаю, – ответил король.
Его величество специально пригласил лорда Эркли, и сейчас они сидели в королевском номере в "Веймаре", который хозяин отеля обставил так, как» по его мнению, должен быть обставлен номер английского короля.
В комнате был открытый камин с облицовкой из красного дерева, возле которого стояли два удобных кожаных кресла. Лорда Эркли всегда забавляло то, что каждый год номер короля обставлялся по-новому. Это вовсе не было расточительством со стороны хозяина, потому что, когда король уезжал, вся мебель и ковры, которыми он пользовался, продавались как сувениры гораздо дороже их действительной стоимости.
Лорд Эркли предполагал, что королю уже было известно многое из того, что он только что сообщил.
Знал лорд и то, что король не только поддерживал интересы Франции в Марокко, но и прилагал максимум усилий, чтобы сделать еще крепче союз Франции и Великобритании, к которому раньше относился резко отрицательно.
Через час, когда они расстались, лорд знал тайну, которая, конечно, еще больше встревожила бы и без того обеспокоенных немцев. Король ввел его в курс секретных инструкций, которые генерал Брюн, начальник французского генерального штаба, послал своему военному атташе в Лондоне. Военный атташе должен был выяснить, какую конкретную помощь английская армия может оказать Франции в случае войны.
Лорд Эркли не осведомился, как до короля дошли эти сведения, явно не предназначенные для посторонних. Однако своим проницательным умом он понимал, что все это было лишь тоненькой ниточкой в паутине штабных переговоров и соглашений, которые, как он был уверен, объединят Францию и Англию против могущества и амбиций немецкого высшего командования.
– Я очень благодарен вам, – сказал король после того, как они проговорили более часа. – И буду информировать вас обо всем, что касается этого проекта, но, ради Бога, будьте осторожны. Кажется, У моего племянника везде имеются глаза и уши.
Лорд Эркли и сам об этом подумывал: Он вовсе не был удивлен, когда, возвращаясь в свой номер, увидел двух немецких офицеров в блестящей прусской форме, прохаживающихся по коридору. Лорд Эркли не мог видеть их лиц, но догадывался, что они были в чинах. Офицеры, беседуя, шли к номеру принца Фридриха. При этом лорд услышал, как они обменялись несколькими добрыми словами о кайзере, однако Эркли понимал, что это была просто дань уважения к их молодому монарху, который был так добр к ним. Мысли Эркли были заняты другим: ему очень хотелось встретиться с принцем Фридрихом, а если быть честным до конца, то с его женой.
Проведя всего один день в Мариенбаде, он уже проникся веселым и беззаботным духом этого городка. Сыпались приглашения на большие обеды, где главным действующим лицом был король, а также на завтраки, партии в бридж, в театр. Лорд уже успел возобновить знакомство с принцессой Мюрат и маркизой де Ганэ, очаровательными женщинами и старыми приятельницами короля. Он надеялся, что они отвлекут внимание его величества от политических интриг. Лорд Эркли уже чувствовал, что король, обожавший интриги и шпионские истории, начинал требовать его участия в них, даже если в этом иногда не было необходимости.
"Черт возьми, – сказал он себе. – Я тоже в отпуске и хочу быть инкогнито под видом герцога Ленчестерского!"
Он ведь проделал большую работу, добыв важные для короля сведения, а теперь хотел забыть обо всем, кроме своих удовольствий, что в данный момент означало более близкое знакомство с принцессой Марицей.
Лорд часто выходил на балкон в надежде увидеть ее хоть краем глаза, но безуспешно. Немало разочаровавшись, лорд Эркли подумал, не пойти ли ему в казино или нанести визит одной из прелестных женщин, которые добивались свидания с ним, как вдруг услышал лающий голос принца:
– А, наконец-то! Где ты была, черт возьми?
– Я же говорила тебе, Фридрих, что обещала навестить герцогиню. Она очень стара, не выходит из комнаты, а очень хотела видеть меня и спросить о тебе.
– Когда я захочу, чтобы ты стала сиделкой у занудливой старухи, которая явно зажилась на этом свете, я тебе об этом скажу.
– Ну прости, Фридрих.
– Давно бы так! У меня были гости, и тебе следовало бы развлекать их.
– Гости?
Лорду Эркли послышался вопрос в голосе принцессы. Принцесса говорила, как всегда, тихо и мягко, и ее слова трудно было разобрать, зато принц, выведенный из себя, кричал на нее, и его гортанная немецкая речь была слышна отчетливо.
– Барон фон Эхардштейн и адмирал фон Сендён приходили специально для того, чтобы увидеть меня.
– О! Фридрих, это замечательно! Я так рада!
– Видишь, что бы ты ни думала обо мне, а я не совсем бесполезный человек.
– Я никогда не считала тебя бесполезным, – спокойно произнесла принцесса Марица.
– Императору нужна моя помощь.
Лорд Эркли слушал их разговор просто для того, чтобы насладиться речью принцессы, и ему были неприятны хвастливые нотки в низком голосе принца Фридриха.
– Как ты можешь помочь ему, Фридрих?
– Не задавай лишних вопросов, – ответил ее муж сдавленным голосом, – лучше делай, как я хочу. Сначала принеси мне что-нибудь выпить.
–Ты думаешь, это разумно? – нерешительно спросила принцесса. – Ты же знаешь, что велел доктор.
– Черт бы тебя побрал! Ты будешь спорить или подчиняться? Ты глупа и бесполезна, и именно ты довела меня до моего теперешнего состояния. Делай же теперь, что тебе говорят.
Принц кричал, и принцесса закрыла окно, боясь, что его голос будет услышан в соседних комнатах ив даже в саду.
Теперь, возвратившись в гостиную, лорд Эркли мог слышать только неотчетливый рев принца, и мысли его были весьма невеселыми. Какое дело к принцу у генерала барона фон Эхардштейна, посланника в Лондоне, и адмирала фон Сендена? Конечно, в своем положении Фридрих не мог принести какую-либо пользу кайзеру, но ясно, что его хотели использовать. Но как? Имеет ли это какое-нибудь отношение к королю?
Лорд подумал, что должен доложить обо всем его величеству, но ему неудобно было признаться, что эти сведения он подслушал из разговора принца и принцессы. Он был уверен, что король с его особой проницательностью во всем, что касается красивых женщин, быстро догадается, что лорда интересовал не столько принц Фридрих, сколько его жена.
"Я не столько заинтересован ею, – подумал лорд Эркли, – сколько мне жаль, что такое молодое и привлекательное существо связано с этим жестоким и грубым человеком, какие бы ни были причины подобного поведения".
Он также убеждал себя, что его интерес вызван тем, что принцесса наполовину англичанка.
Ночью лорд внезапно проснулся и поймал себя на том, что думает о ней. И в памяти его всплыло воспоминание, что ее мать была дочерью герцога Дорсетского. Поэтому-то принцесса так хорошо говорила по-английски и, когда она была испугана или о чем-то просила мужа, яснее выражалась на английском, чем на немецком.
Лорд Эркли очень надеялся, что, когда принц ругался на неродном для принцессы языке, для нее не всегда был понятен смысл некоторых его пьяных словечек. Лорду очень неприятно было думать, что именно сейчас принцесса. Выслушивает ругательства и оскорбления, и он, взяв шляпу и трость, отправился через весь парк к курзалу. Он не любил играть днем в азартные игры, но знал, что в очаровательном казино найдет много знакомых. Благодаря светской публике, привлеченной в Мариенбад присутствием короля Эдуарда, оно соперничало с казино Гамбурга и Монте-Карло.
Первым, кого встретил лорд Эркли, был сэр Генри Кемпбелл-Беннерлен, лидер либеральной партии. Он был частым гостем в Мариенбаде из-за болезни жены.
– Рад видеть вас, Эркли, – сказал Кемпбелл-Беннерлен. – Полагаю, вы приехали, чтобы присоединиться к обществу его величества, которое мне все больше надоедает!
Лорд Эркли рассмеялся. Он знал, что сэр Генри недолюбливал короля еще до того, как познакомился с ним ближе, так же как его величество считал, что его мало что связывает с либералом, неоднократно нападавшим на Артура Белфура. Королю не внушали доверия поющие политики, которых считал слишком банальными. Сначала его величество почти не замечал сэра Генри, но однажды пригласил его на обед и очень интересно провел время за оживленной и острой беседой с ним. С той поры, приезжая в Мариенбад, король всегда интересовался, приехал ли Кемпбелл-Беннерлен.
Лорд Эркли спросил, улыбаясь:
– Почему у вас такой усталый голос?
– Я действительно утомлен, – ответил сэр Генри. – Участвую во всех развлечениях короля. Его энергия и аппетит просто не знают границ. Уверяю вас, Эркли, у меня нет ни минуты покоя.
Лорд Эркли засмеялся. Сэр Генри добавил с улыбкой:
– Я покажу вам нечто, могущее заинтересовать короля.
– Что?
Сэр Генри протянул лорду иллюстрированную газету с фотографией, на которой король Эдуард разговаривал с ним в саду у курзала. Король с силой ударял кулаком о ладонь, на что сэр Генри смотрел с особым вниманием. Мельком взглянув на фото, лорд Эркли увидел под ним надпись: "Мир или война?" Он возвратил сэру Генри газету и произнес:
– Я бы тоже хотел это знать.
– А между тем, – ответил сэр Генри, – король всего лишь спрашивал меня, какой палтус вкуснее – печеный или вареный.
Лорд Эркли покачал головой и рассмеялся.
Подумав, он решил рассказать сэру Генри о визите высших немецких офицеров к принцу Фридриху. Он уже было раскрыл рот, но вдруг какое-то внутреннее чувство остановило его. В конце концов это может быть сугубо личная проблема Фридриха. А может быть, Эркли просто хотел оградить принцессу от излишних пересудов? Лорду стало ясно одно: у него нет ни малейшего желания обсуждать принца или принцессу Вильценштейнских с сэром Генри Кемпбеллом-Беннерленом или с кем-нибудь еще. Вместе с сэром Генри он вошел в казино и, немного пофланировав там, в глубокой задумчивости направился к "Веймару". У него было множество приглашений на званые обеды, неясным оставалось лишь, какое из них принять.
В отеле были пажи, всегда готовые отнести письмо в любой конец города, но, как правило, им не приходилось отправляться очень далеко. Большая часть важных гостей останавливалась в "Веймаре", потому что там останавливался король, а остальные в близлежащих отелях, до которых было рукой подать.
Войдя в номер, покинутый совсем недавно, первое, что лорд Эркли увидел на столике в центре комнаты, на котором стоял великолепный цветок в горшке, была записка, которая появилась в его отсутствие. Он взял ее, пытаясь угадать, кто же приглашал его на званый обед, или может быть это было интимное любовное послание от одной из хорошеньких женщин, одаривавших его своим вниманием? Почерк на конверте был незнаком лорду, но понравился ему какой-то утонченностью и изяществом. Вскрыв конверт и увидев подпись, он очень взволновался, а затем прочел:
"Дорогой лорд Эркли!
Принц и я будем рады, если Вы сегодня поужинаете с нами. Муж просил меня сказать, что он счастлив встретить Вас снова и с удовольствием вспомнит прошлое, особенно Ваше пребывание в Вильценштейне. Надеемся видеть Вас сегодня в 7.45 вечера.
Искренне Ваша Марица Вильценштейнская ".
Лорд Эркли смотрел на письмо и не верил своим глазам. Однако опыт и проницательность сразу подсказали ему, что за этим что-то стояло. Не мог же принц без причины стать вдруг таким приветливым, и наверняка это имело какое-то отношение к визиту двух высокопоставленных офицеров. Мысль об отпуске, конечно, была отброшена, а ведь он так надеялся отдохнуть здесь, в Мариенбаде.
Переодеваясь к ужину, лорд, однако, поймал себя на мысли, что он заинтригован так же, как и в момент, когда он получил первое задание короля. Когда-то его отец надеялся, что сын сделает дипломатическую карьеру, и, окончив Оксфорд, он сразу же поступил на службу в министерство иностранных дел. Это было естественно, ведь он говорил почти на всех европейских языках и считался одним из самых блестящих молодых людей своего круга. Через два года отец его умер, и лорд Эркли нашел, что политика гораздо более занимательна, чем дипломатия, пока министерство иностранных дел не поручило ему посетить несколько стран с особо секретными миссиями. Главным козырем лорда Эркли, и он это знал, была его необычайная способность к языкам. Среди языков, которые знал лорд, был и русский, но об этом почти никому не было известно, что позволило ему однажды собрать в Петербурге сенсационный материал.
Он был спортсменом, мог рассказать любопытную историю за бокалом портвейна, не говоря уже об успехе, которым он пользовался у дам, все это, конечно, не могло не привлечь внимание короля. Лорд Эркли постоянно присутствовал на королевских балах, а вскоре король стал давать ему особые поручения, которые благодаря удачливости и опыту лорд выполнял блестяще. Однако эта работа сделала его очень подозрительным, и он об этом глубоко сожалел..
В это напряженное время Европа кишела шпионами самых разных стран, среди которых было немало красивых и обаятельных женщин. Лорд Эркли научился всегда быть начеку.
Как ни старался он убедить себя, что это самое обыкновенное приглашение и не о чем тревожиться, интуиция подсказывала ему, что все не так просто.
– Вы поздно вернетесь, милорд? – спросил Хоукинс.
Лорд Эркли был готов и сам не понимал, мельком посмотрев на себя в зеркало, как он был хорош. В отличие от многих своих соотечественников, он не закалывал рубашку богато украшенной булавкой.
Вместо этого у него были три булавки с жемчужинами, одна с ярко-розовой и две с белыми, подарок женщины, преподавшей ему урок любви. Эркли всегда вспоминал о ней, когда застегивал рубашку. Женщина была не только красива, но мила и добра, и лорд не только обожал ее, когда они были близки, но до сих пор преклонялся перед ее памятью. Лорд сознавал, что любая из его последующих приятельниц, а таких было немало, меркнет в сравнении с его первой любовью. Возможно, это было сентиментально.
Он не был одинок в естественных для любого мужчины поисках восторгов любви. Он знал, что после визита к принцу Фридриху сможет еще и поразвлечься.
Ровно без четверти восемь лорд подошел к соседнему номеру. Дверь открыл Джозеф, слуга, который очень церемонно провел его к двери гостиной и по-немецки педантично доложил о нем. Принцесса Марица стояла в дальнем углу гостиной, которая, заметил лорд Эркли, была больше, чем его. Она опять была в белом и, как только о нем доложили, подошла к нему. Голова ее была украшена маленькой диадемой, и она напоминала прекрасную богиню, сошедшую с неба, совершенно чуждую испытаниям и горестям человеческого племени. Когда лорд Эркли поднес руку принцессы к губам, ему не верилось, что этой ночью он слышал ее плач и что она была избита почти до потери сознания. На ней была мягкая шифоновая шаль, закрывающая вырез на спине ее платья и закрепленная на плечах двумя маленькими бриллиантовыми брошами.
– Как прекрасно, что вы пришли отобедать с нами, лорд Эркли, – сказала принцесса по-английски.
– Очень мило с вашей стороны, что вы пригласили меня, ваше королевское высочество, – ответил лорд.
– Муж будет очень рад, – произнесла она.
Лорд Эркли повернулся к принцу Фридриху. Он сидел в своем кресле с пледом на коленях и разговаривал с пожилым человеком, который представился как барон Карлов. Лорд Эркли знал, что тот был богемцем и имел дом недалеко от Мариенбада. Лорд видел его в свой предыдущий визит, но они никогда не знакомились.
– Добрый день, Эркли, – очень любезно поздоровался принц Фридрих.
Барон Карлов беседовал с принцессой, а лорд Эркли, как и ожидалось, начал вспоминать минувшие дни с принцем Фридрихом. Вдруг он поймал себя на мысли, что за красным, обрюзгшим лицом ему виделся красивый, но властный и самоуверенный молодой человек, которого он никогда не любил. И все же лорд Эркли пытался сделать все возможное, чтобы разговор был приятным, ведь он сочувствовал несчастному калеке.
Наконец пригласили к столу, на котором стояли зажженные свечи, и единственным, что нарушало тишину, были проклятия принца в адрес официантов, когда они забывали вовремя наполнить его бокал.
Вообще-то, это был самый заурядный, если не сказать скучный, вечер, при других обстоятельствах лорд Эркли хотел бы, чтобы все поскорее закончилось. Однако он старался удержать в памяти все, что ему будет приятно вспомнить потом. Лорд видел тоскливые, испуганные глаза принцессы, когда она смотрела на мужа, ее напряжение, когда он обращался к ней, и ее перехваченное дыхание в эти моменты. Тем не менее она была полна гордости и достоинства и скорее умерла бы, чем открыла бы свои настоящие чувства постороннему.
Гордость венгерских вельмож, и в особенности Эстерхази, была всем известна. Хотя лорд всего раз был в Венгрии, он знал, что среди Эстерхази и их родственников были очень образованные люди: художники, музыканты, путешественники и ученые. В свое время лорда Эркли поразила шикарная жизнь венгерской знати и великолепие их жилищ. Оказалось, устрицы поставлялись в самые удаленные уголки Венгрии из Фиума и Триеста, дамы заказывали наряды в Париже, а мужчины покупали костюмы от Сэвила Роу. Но больше всего лорду понравилось то, как венгры ездили на лошадях, не говоря уже о самих лошадях. Когда он упомянул об этом в беседе с принцессой, ее глаза вдруг зажглись, и с ее лица на секунду исчезли печаль и страх.
– Мой отец был великолепным наездником, – произнесла она, – и хотя наша конюшня невелика, лошади там отменные.
– А вы умеете ездить верхом? – осведомился лорд Эркли.
Принцесса утвердительно кивнула головой и сразу погрустнела.
– Я иногда катаюсь дома, но принц не любит, когда я делаю то, чего не может он, – ответила она.
Это естественно для такого эгоистичного и жестокого человека, подумал лорд Эркли, вслух же он сказал:
– Да, это очень тяжело. Жаль, что я не могу вас пригласить покататься со мной, здесь есть чудесные тропинки в сосновых лесах, особенно одна, которая ведет к монастырю в Тепла.
– Я мечтаю об этом, – взволновалась принцесса. – Говорят, аббат в прошлом году устроил охоту Для короля Эдуарда, что, мне кажется, довольно странно для монаха.
– Они хотели доставить ему удовольствие, – улыбнулся лорд Эркли, – а король очень благосклонно относится к монастырю. Он бывает там каждый свой визит в Мариенбад, монахи его обожают.
– Это можно понять, – сказала принцесса, – он такой счастливый король и совершенно не похож…
Она осеклась, и лорд Эркли понял, что она чуть не сказала бестактность;
Ужин закончился, и принцесса нервно посмотрела на мужа.
– Ты можешь идти к себе, Марица, – приказал принц таким тоном, как будто разговаривал со служанкой.
Принцесса мгновенно встала и вышла из комнаты. Как только она удалилась, принц приказал принести портвейн и бренди и отпустил слуг.
– Теперь мы можем говорить свободно, – заметил он. – Скажите, Эркли, что вы думаете о политической ситуации в Европе?
Лорд Эркли отвечал очень осторожно, ему стало совершенно очевидно, что принц пытается его напоить и заставить кое-что выболтать. Если бы он отвечал принцу и барону искренне, то его оценки могли бы заинтересовать кое-кого в Берлине, у Эркли, к счастью, был слишком опытен, чтобы обмануться несдержанностью хозяина или чересчур увлечься великолепным портвейном и хорошо выдержанным бренди. Беседуя, он наблюдал за принцем, которого подстрекал барон, сам все больше и больше пьяневший. Наконец, устав от этого скучного и унизительного представления, лорд Эркли решил больше не вмешиваться в разговор.
– Пейте, дружище, пейте! – повторял принц.
Видя, что лорд Эркли ничего не пьет и на все вопросы отвечает уклончиво и односложно, принц проговорил очень нелюбезно:
– Кажется, мне уже пора спать. Эти проклятые доктора командуют мной, как мальчишкой, все время повторяют мне, что я должен как можно больше спать. Гости тотчас же поднялись.
– Благодарю ваше королевское высочество за исключительно приятный вечер, – сказал лорд Эркли.
– Мы не все обсудили, – не совсем разборчиво произнес принц, – Мы должны встретиться еще, Эркли, и скоро, очень скоро.
Это был скорее приказ, чем приглашение, и лорд Эркли почтительно поклонился.
– С удовольствием, ваше высочество. Не будете ли вы любезны передать мою благодарность принцессе?
Принц Фридрих не удостоил его ответом, а протянул руку к графину.
Подойдя к двери, лорд Эркли вдруг с горечью подумал, что, не сумев получить от него секретные сведения, принц Фридрих обязательно сорвет на принцессе свое плохое настроение. Он не знал, в чем был замешан барон, пока тот не сказал, когда они проходили по коридору.
– Бедный Фридрих, сердце разрывается, глядя на него! Вполне понятно, почему он проявляет интерес ко всему происходящему в мире, хотя сам не может активно действовать.
– Но он, кажется, хорошо осведомлен, – заметил лорд Эркли.
– Вы думаете? – спросил барон. – По-моему, он рассуждает очень наивно и только повторяет прочитанное в газетах.
Лорд Эркли промолчал, и барон продолжал:
– Я иду в казино, надеюсь, и вы тоже. Пойдемте вместе?
– Это было бы замечательно! – обрадовался лорд Эркли. – Если позволите, я только захвачу в номере плащ и шляпу.
– Вам же недалеко?
– Да, это по соседству, – согласился лорд Эркли.
Он открыл свой номер, и барон вошел.
– Как я уже сказал, – продолжал он, – принц Фридрих старался быть в курсе всех событий. По-моему, немцы проиграли на Марокканской конференции. А вы как думаете?
Не столько по этим словам, сколько по тому, каким тоном и с каким выражением лица они были сказаны, лорд Эркли понял, что барон не случайно был приглашен на ужин.
– Я видел здесь сегодня генерала фон Эхардштейна, – парировал он. – Он проявил большие спосбности, будучи в Англии.
– Согласен с вами, – признал барон Карлов, – но я понимаю, он обеспокоен тесной дружбой французов и англичан, там, где дело касается Марокко, и, конечно, явным благоволением короля к французам.
Это была обыкновенная речь, в которой звучала нотка мести, но лорд Эркли выяснил то, что хотел, – генерал фон Эхардштейн был заодно с бароном.
– Большинство политиков очень скучны, – заметил лорд Эркли, – и на отдыхе я предпочитаю с ними не общаться. Скажите лучше, какие развлечения в этом сезоне можно найти в Мариенбаде?
Он говорил с легкомысленной веселостью, желая обмануть барона, что не представляло большой трудности. Лорду Эркли надо было завоевать расположение барона, и он выслушивал непристойные описания женщин и мест, где их можно встретить, этот обмен опытом занял все время, пока они шли в казино. Наконец они присоединились к веселой компании, и лорд Эркли твердо решил избегать мест, о которых говорил барон, а также по возможности и самого барона. Он не стал долго беседовать со своими друзьями или просаживать деньги за игорным столом. Вместо этого при первом удобном случае он ускользнул от своих приятелей, пытавшихся его удержать, и пошел к отелю при свете звезд. Он был очень утомлен и хотел поскорее лечь спать.
В курзале было очень спокойно, только издалека доносились звуки музыки и голосов. Парк был напоен ароматом сосны и левкоев, что отвлекло лорда Эркли от мыслей, которые занимали его голову весь вечер.
Подойдя к сверкающему огнями отелю, он увидел хрупкую фигурку на скамейке, наполовину скрытую ветвями ивы. Сначала, правда, он скорее угадал, чем увидел ее. Вероятно, девяносто девять человек из ста прошли бы мимо, но лорд Эркли подошел к иве и просунул голову сквозь ветви. Марица, а это была она, вскочила, взглянула на него, и лорд понял, что она была далеко в своих мыслях, а он вернул ее к реальности.
– Я счастлив еще раз поблагодарить вас за ужин, ваше королевское высочество.
Принцесса вздохнула, и лорду на минуту показалось, что она не находила слов для ответа. Затем она почти прошептала:
– Спасибо, лорд Эркли. Я не смогла с вами попрощаться.
– Все понимаю, ваше высочество. – После небольшой паузы он добавил: – Разрешите к вам присоединиться хоть на минутку?
– Я, я как раз собиралась уходить, – мягко возразила принцесса. – Мне не нужно было бы находиться здесь одной… но было так жарко… и…
И так было ясно, что она просто хотела свободы, хотя бы на несколько минут.
– О, простите, что выгоняю вас, – произнес лорд Эркли, садясь рядом с принцессой, – если хотите, я сейчас же уйду.
– Н-нет. Я не должна быть здесь… и…
– Никто не узнает, – утешил ее лорд Эркли, – и давайте забудем обо всем, кроме красоты ночи. Идя по парку из казино, я чувствовал себя как бы в другом мире.
–Я тоже пытаюсь испытать это, – ответила принцесса, – но иногда я спрашиваю себя, есть ли он, этот другой мир.
– Конечно же, есть! – воскликнул он. – Мир, который мы воображаем себе и о котором временами мечтаем, он так же реален, как этот, и гораздо более прекрасен.
Лорд Эркли сам удивился своим словам, но чувствовал, что именно эти слова сейчас так нужны были принцессе.
– Это правда? – спросила она по-детски, как бы прося подтверждения.
– Ну конечно, – заверил он ее. – И этот мир ждет нас, его просто нужно найти. Но мы слишком заняты или слишком глупы, а иногда просто… нам не везет.
– А если мы… несчастливы, его легче найти? Он покачал головой.
– Не думаю… По-моему, когда человек несчастлив, он окутан каким-то непроницаемым туманом. У него должна быть свобода проникать через этот туман, постичь, казалось бы, непостижимое.
– Я… понимаю вас, – сказала принцесса, – вы мне очень… очень помогли.
– Думаю, – продолжал лорд Эркли, – никогда нельзя терять веру.
Она повернулась, посмотрела на него своими бездонными темными глазами и произнесла:
– Я никогда не думала… что такие люди, как вы… понимают. – Он улыбнулся, а она добавила: – Нет, это грубо… но я думаю, вам понятно, что имею в виду. Вы часть мира, который внушает мне страх, мира, который суров и хрупок… и безжалостен.
Лорд Эркли знал, что принцесса думала не о своих страданиях, а о судьбе принца Фридриха, покинутого людьми, которые старательно выслуживались перед ним до его травмы. Они подражали кайзеру, да и вообще в духе немцев было признавать только физически полноценных людей и забывать калек.
– Когда я был в Индии в прошлом году, – сказал лорд Эркли, – я подошел к подножию Гималаев. Глядя на горы, ослепительно белые при очень ярком солнце, я вдругподумал, что великая красота часто сочетается с жестокостью.
– Вы хотите сказать, что… нужно так или иначе платить за все радости, которые мы когда-либо испытали?
– Скорее то, что после страданий всегда приходит радость.
– Надеюсь, вы правы, – произнесла принцесса, – но я подумаю о ваших словах и постараюсь вас понять.
– Я сам пытаюсь себя понять, – ответил Эркли, – и уверен в одном: когда страдания приводят нас на распутье, у нас есть шанс оказаться как в раю, так и в аду. – Он улыбнулся. – Это, как вы знаете, значительно все упрощает. В то же время мы можем проиграть любой вариант – это наше дело.
– Вы помогли мне… вы так помогли мне. Это невозможно выразить словами.
– Слова никогда не выражают того, что у нас в сердце, – сказал лорд Эркли, – но думаю, принцесса, что я говорил с вами от всей души, и надеюсь, что мои слова не оставили вас равнодушной.
– Да, конечно, – ответила она. – Но сейчас я должна идти.
Принцесса посмотрела на лорда, и он понял, что она просила его не провожать ее, ведь их могли увидеть. Невероятно, подумал он, что он может читать ее мысли. Или же действительно ее сердце говорило с его сердцем? Чтобы облегчить принцессе ее положение, лорд сказал:
– Вы не рассердитесь, если я еще немного посижу здесь и подумаю?
– Я тоже… подумаю.
Она протянула руку, и он поднес ее к губам. Лорд поцеловал руку принцессы и почувствовал мягкость ее кожи. Она была удивительно спокойна, заметил Эркли. Затем, не говоря более ни слова, принцесса повернулась и направилась к отелю, двигаясь так легко, что лорду казалось, будто она парит в облаках под звуки музыки. Оставшись один, Эркли сел на скамейку, чтобы, как он и говорил, подумать о случившемся.
Ему не верилось, что он только что был с нею наедине. Что заставило его говорить с таким вдохновением? Лорд чувствовал, что слова шли не из головы, а от всего сердца. Его мозг был занят поведением целых наций, а также интригами людей вроде барона и принца Фридриха. Принцессе же была отдана другая часть его существа, он сам до конца не понимал какая. Лорд подумал, как ужасна ее жизнь. Принцесса была очень молода. Ей, наверное, не было еще и двадцати одного года, а уже три года она была женой горького пьяницы. Кровь Эстерхази давала ей гордость и умение держаться твердо, и лорд был уверен, что она никогда никому не выскажет, как она страдает. Если бы он не подслушал как обращался с ней принц прошлой ночью, конечно, он никогда бы не мог представить себе, что ее унижают и оскорбляют подобным образом. Над обеде принцесса беседовала с гостями с такой легкостью и таким шармом, что этому могла бы позавидовать куда более зрелая и опытная женщина. И только внимательно наблюдая за нею, лорд мог видеть страх в ее глазах, когда она смотрела на принца и видела, как он все больше и больше напивается.
Обдумывая все случившееся и сказанное за время своего пребывания в Мариенбаде, лорд Эркли подумал, что знает причину поведения принца. Что-то, конечно, надо было искать в его чисто немецком самомнении и пренебрежении к женщинам – одной из распространенных черт национального характера. Не вызывало сомнения и то, что принц не мог простить своей славной, очаровательной жене того, что, при взрыве бомбы анархиста она не пострадала вместе с ним. Он ненавидел ее за это и с изощренной жестокостью хотел заставить принцессу страдать так же, как и он. Поэтому он и избивал это хрупкое, неземное создание.
"Это невыносимо! – с яростью подумал лорд Эркли. – Но один Бог знает, что я могу сделать, как могу спасти ее!"




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Любовь и страдания принцессы Марицы - Картленд Барбара

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7

Ваши комментарии
к роману Любовь и страдания принцессы Марицы - Картленд Барбара



Не очень.
Любовь и страдания принцессы Марицы - Картленд БарбараКэт
16.11.2014, 15.17








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100