Читать онлайн Любить запрещается, автора - Картленд Барбара, Раздел - Глава VIII в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Любить запрещается - Картленд Барбара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.05 (Голосов: 40)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Любить запрещается - Картленд Барбара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Любить запрещается - Картленд Барбара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Картленд Барбара

Любить запрещается

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава VIII

Где-то вдалеке часы пробили час ночи. Почти в то же мгновение в коридоре за дверью спальни послышался слабый шорох. Ария выключила настольную лампу у изголовья, и комната погрузилась в темноту.
На ней все еще было черное вечернее платье, которое она надела к обеду, но она набросила на плечи теплую шаль, так как вся дрожала, несмотря на теплую погоду.
Ей казалось, что не часы, а долгие годы прошли с той минуты, когда она поднялась в спальню и нарочно даже не попыталась уснуть, а сидела и пыталась читать, держа книгу перед глазами и не видя ее.
Случилось то, чего она ожидала, и повторившийся шорох за дверью дал ей понять, что там кто-то есть. Ария ждала. Дверная ручка медленно повернулась, но дверь не открылась, и через секунду она услышала, как кто-то толкает неподдающуюся дверь сильным плечом.
Ручка повернулась еще раз, уже не так тихо, и послышался тихий стук в дверь.
– Ария! Ария!
Говорили шепотом, но нетрудно было догадаться, кто это. В темноте девушка прижала ладони к щекам и почувствовала охвативший их жар.
Стук повторился. Затем, как бы нехотя, шаги удалились по коридору, как будто стучавшему было трудно признать поражение.
После долгой тишины Ария протянула руку и включила лампу. Она поднялась, подошла к окну, раздвинула шторы, чтобы впустить ночной воздух, и глубоко вдохнула, как будто легким его не хватало.
Этого следовало ожидать, сказала она себе, но почему-то нелегко было признать случившееся как свершившийся факт. Ария вдруг представила всех тех хорошеньких накрашенных женщин, которыми так любил окружать себя отец. Она явственно представила себе выражение их глаз, их зовущие губы, чувственность в каждом их движении, расчетливо пробуждающую желание.
Как она их ненавидела! Даже не зная еще, что они значили в жизни отца, она испытывала к ним отвращение и чувствовала себя немного испачканной, соприкасаясь с ними.
И вот теперь мужчина счел, что она относится к той же категории, что и эти несчастные создания, которых она впоследствии стала скорее жалеть, чем презирать.
Ария пожалела, что не открыла дверь и не сказала, что о нем думает, но тут же поняла, что это было бы бесполезно. Он бы не понял ее, а она унизилась бы, отчитывая его за то, что было выше его разумения. Он опять стал бы повторять, что женился бы на ней, если б мог, не подозревая, какой это сомнительный комплимент и что Ария на самом деле считает его оскорблением.
Сурово глядя прямо перед собой и гневно сжав губы, девушка разделась и легла в постель. Она думала, что не уснет, сжигаемая своими переживаниями. Но день был тяжелый, и она в самом деле очень устала. Скоро она уже крепко спала, а своевольное подсознание рисовало ей во сне счастливые картины того, как она находится с человеком, который любит ее и которого любит она. Она не могла различить его лица, но знала, что любит его, и чувствовала, как ее защищает тепло его любви, и все еще счастливо улыбалась, когда стук в дверь спальни разбудил ее.
Ария выскользнула из постели, отперла дверь и, зевая, сразу же вернулась в кровать. Однако на сей раз за отпиранием двери не последовало, как обычно, бесшумное появление горничной, которая раздвигала шторы и ставила рядом с кроватью поднос с утренним чаем. В это утро дверь шумно распахнулась и в спальню влетела заплаканная горничная-итальянка.
– Синьорина, идите скорее! Ах, скорее! – рыдала она, с мольбой протягивая руки к Арии, которую из сладких сновидений грубо выдернули в суровую действительность, так что она несколько секунд никак не могла сообразить, о чем речь и что происходит.
В тусклом свете, просачивающемся сквозь ситцевые шторы, вид и поведение девушки казались почти ирреальными.
– Что случилось? – наконец смогла спросить Ария.
– Старая дама, синьорина. Пожалуйста, пойдемте к ней. Не теряя времени на расспросы, Ария выпрыгнула из постели, сунула ноги в шлепанцы и накинула поверх ночной сорочки халат из цветастого хлопка, который Нэнни сшила ей прошлым летом.
Она не стала задерживаться, чтобы взглянуть на себя в зеркало и поправить волосы, мелкими кудрями разметавшиеся на голове, а быстро пошла за горничной, которая стала бегом спускаться по лестнице, ведущей к садовой гостиной.
Шторы были раздвинуты, и Ария догадалась, что горничная, по-видимому, зашла к миссис Хоукинз в восемь, как ей было сказано, и, отдернув шторы, повернулась, чтобы посмотреть на кровать.
Достаточно было одного взгляда на восковое лицо старой женщины, немного завалившейся набок на подушках, чтобы понять, что случилось. Ария наклонилась и дотронулась до тонкой бледной жилистой руки, холод которой только подтвердил то, что она уже знала: миссис Хоукинз умерла во сне.
– Бедняжка! О, синьорина, мне так ее жалко. Она умерла в одиночестве, не примирившись с Богом.
Ария сообразила, что это католическая точка зрения, и повернулась к девушке, утешающе положив руку на ее плечо.
– Она хотела бы умереть так, – негромко сказала она. – Не надо горевать о ней.
Едва она произнесла эти слова, как услышала, что в комнату кто-то вошел, и, повернувшись, вздрогнула, увидев Дарта Гурона. На нем был костюм для верховой езды, и она поняла, что он уехал кататься очень рано и только что вернулся.
Не говоря ни слова, он подошел к кровати, посмотрел на миссис Хоукинз и, повернувшись к Арии, спросил тоном, в котором был металл:
– Макдугалл сказал мне, что здесь происходит нечто из ряда вон выходящее. Кто эта женщина?
– Это миссис Хоукинз, бабушка мисс Карло, – ответила Ария.
Ей показалось, что Дарт Гурон немного недоверчиво взглянул на нее, но прежде чем он успел что-нибудь сказать, итальянка разрыдалась так громко, что стало ясно, что его не будет слышно.
– Когда оденетесь, зайдите в библиотеку, мисс Милбэнк, – быстро сказал Дарт Гурон. – А я пока пошлю за доктором.
Он вышел из комнаты, а Ария обняла всхлипывающую девушку, стараясь утешить ее. Когда та немного успокоилась, Ария вывела ее в коридор и отослала прилечь. Затем она отправилась на поиски старшей горничной.
Барроуз была здравомыслящей женщиной средних лет с несколько желчным взглядом на жизнь, заставляющим ее принимать смерть скорее как друга, чем как неприятное происшествие.
– Предоставьте все мне, мисс Милбэнк, – деловито сказала она, когда Ария рассказала, что произошло. – Я похоронила свою мать и трех сестер отца. Я знаю, что надо делать, а миссис Фелтон, жена садовника, мне поможет. До замужества она была акушеркой и привыкла к таким вещам. Если бы вы предупредили меня, что старушка может умереть, я бы не посоветовала вам поручать Марии присматривать за ней. Когда что-то случается, эти иностранцы вечно взвинчивают себя бог весть до какого состояния. Все они одинаковы: им только дай случай выплеснуть свои эмоции.
– Боюсь, бедную Марию это потрясло, – сказала Ария.
– Это любого потрясло бы, – откликнулась Барроуз. – Но не стоит так убиваться, как будто эта женщина была ей близкой родственницей или вроде того. Самообладание, мисс Милбэнк, – вот что нужно в подобных обстоятельствах.
Ария не могла не согласиться с ней, но про себя подумала, что сказать легче, чем сделать. Тем не менее она была рада оставить все в умелых руках Барроуз и поднялась наверх, чтобы одеться и приготовиться к встрече с Дартом Гуроном в библиотеке.
При мысли об этом сердце ее невольно сжалось, а взгляд в зеркало не рассеял ее беспокойства. Глядя на свое отражение, Ария подумала, что, наверное, выглядит ужасно некомпетентной и никчемной в этой ситуации. Нерасчесанные волосы придавали ей вид испуганного мальчика из хора, а лицо без косметики и ненакрашенные губы делали ее неуместно юной.
Потом она вспомнила, что в действительности не важно, доволен он ею или нет, учитывая, что в скором времени он уедет, а дом должен будет закрыться. И все же ей хотелось произвести на него впечатление тем, как хорошо ей все удавалось с тех пор, как она приехала в Саммерхилл.
Нелегко было добиться, чтобы прислуга работала без дрязг и увольнений. Нелегким делом было и отвечать на адресованные ему письма, разбираться в невероятной путанице заказов, счетов, жалованья и всей тысячи и одной мелочей, которые предполагает ведение хозяйства в доме, полном не только слуг, но и гостей.
Ария подумала, что в некоторых отношениях добилась даже большего, чем ее предшественницы, и вот теперь сама разрушила то благоприятное впечатление о себе, о котором с удовольствием вспоминала. Она оказалась в очень незавидном положении, когда нужно объяснять, почему она привезла в частный дом человека, которого не только не приглашали, но и само присутствие которого было крайне нежелательным для одного из почетных гостей.
Возможно, из-за желания оттянуть неприятный разговор, а может, и из-за того, что ее часто отвлекали, пока она одевалась, но, когда Ария наконец спустилась в библиотеку, было уже почти полдесятого.
В комнате никого не оказалось, и когда она стояла, озираясь по сторонам и раздумывая, уйти или остаться, из двери в гостиную, в которой обычно подавали завтрак, вышел Дарт Гурон. Только когда он прикрыл за собой дверь, Ария вспомнила, что не только не позавтракала, но даже не притронулась к чаю, который одна из горничных принесла ей, пока она одевалась.
Вид пищи вызывал у нее отвращение, и сейчас, видимо, при мысли о ней, у нее странно засосало под ложечкой, когда Дарт Гурон направился к ней. Его темные глаза и лицо были, как ей показалось, необычайно суровыми.
– Врач будет здесь к одиннадцати, – сказал он. – Насколько я понимаю, в настоящий момент делается все необходимое.
– Да, Барроуз сказала, что обо всем позаботится, – печально пролепетала Ария.
– Разумеется, предстоит расследование, – произнес Дарт Гурон.
Ария с тревогой посмотрела на него.
– Я не знала.
– Похоже, есть целый ряд вещей, которых вы не знаете, – заметил он. – Во-первых, принято спрашивать согласия хозяина или по крайней мере, ставить его в известность, что в доме ожидается гость.
– Знаю, – пробормотала девушка, – и, пожалуйста, простите меня, мне очень жаль, что так получилось. Но я не могла оставить миссис Хоукинз там, где она находилась, не могла! А больше некому было забрать ее оттуда.
Ей показалось, что выражение лица Дарта Гурона немного смягчилось.
– Может быть, вы мне все расскажете? – начал он. Не успела Ария ответить, как в библиотеку вошла Лулу Карло. На ней было великолепное белое шифоновое неглиже, отделанное белой норкой. Лицо было тщательно накрашено, но волосы струились по плечам; когда она вошла, усеянные алмазами домашние туфли на высоком каблуке звонко зацокали по паркету.
– Мне сказали, что ты здесь, – театрально обратилась она к Дарту Гурону. – Ты слышал, что случилось?
– Как я понял, ночью умерла твоя бабушка, – нежно произнес он.
– Так мне сказали, – ответила Лулу. Она с укором повернулась к Арии. – А кто виноват, хотела бы я знать? Вы, вы убили ее! Притащили ее из дома, к которому она привыкла, утомили ее переездом и волнениями. Вы несете за это ответственность, и, надеюсь, вам стыдно за то, что вы натворили!
Ария сильно побледнела и на секунду лишилась дара речи.
– Подожди, Лулу! – негромко произнес Дарт Гурон. – Мне кажется, мисс Милбэнк хотела как лучше. Когда ты вошла, она как раз собиралась рассказать мне, зачем привезла миссис Хоукинз сюда. Продолжайте, пожалуйста, мисс Милбэнк.
– Надеюсь, ты не собираешься выслушивать ее вранье? – перебила Лулу, не дав Арии ответить. – Она без разрешения привезла сюда бабушку, что было, я считаю, большой дерзостью с ее стороны. Какое она имела право вмешиваться? Какое она имела право решать, что там, куда я определила бабушку, недостаточно хорошо? У меня сотни писем от нее, где она пишет, что всем довольна. Конечно, она хотела повидать меня – она меня обожала – но зачем понадобилось тащить бабушку сюда, что в конечном счете и погубило ее?
– Думаю, не стоит так говорить, – сказал Дарт Гурон. – Твоя бабушка была очень стара и все равно умерла бы. Может быть, дадим мисс Милбэнк рассказать, что в действительности произошло?
– Я уже сказала тебе, – выкрикнула Лулу, – и нечего ее слушать! Она меня ненавидит, и, если хочешь знать мое мнение, она сделала это мне назло. Она хотела, чтобы ты увидел, что у меня за бабушка, и выставить ее покинутой, попытаться убедить тебя, что все эти годы я не отрывала от себя деньги, которые посылала ей и которые пригодились бы мне самой.
Почти рыдая, Лулу Карло протянула руки к Дарту Гурону, как бы ища у него защиты и сочувствия. Он машинально взял ее руки в свои, но обратился к Арии.
– По-видимому, вы остались не удовлетворены условиями, в которых нашли миссис Хоукинз, – сказал он.
– Они были плачевными, – тихо сказала Ария. – Там нет никаких удобств, она жила на третьем этаже, а спускаться вниз не могла, потому что была слишком старая, чтобы подняться по лестнице. Она полностью зависела от доброты других обитателей пансиона, и я собственными ушами слышала, как хозяйка предупредила, что больше не будет приносить ей еду. Старушку запугивали и унижали, а пожилые люди этого не переносят.
– Я не верю ни единому ее слову! – громко воскликнула Лулу.
– Не вижу причин не верить мисс Милбэнк, – возразил Дарт Гурон.
Лулу выдернула свою руку.
– Так я и думала, – сказала она. – Ты предпочитаешь верить ей, а не мне. Она пытается выставить меня в дурном свете, стать между нами. Почему я должна ей это позволять?
– Я не думаю, что мисс Милбэнк делает что-нибудь подобное, – терпеливо сказал Дарт Гурон. – Она решила, что твоей бабушке там плохо и неуютно, и, можно сказать, слишком много на себя взяла, привезя ее сюда. Но это можно как-то понять. По крайней мере, мы можем быть уверены, что твоя бабушка умерла спокойно, а ввиду предстоящего расследования я предлагаю тебе забыть обо всем, кроме чувства облегчения оттого, что она увиделась с тобой перед смертью.
– Какое расследование? – Голос Лулу сорвался почти на визг.
– Боюсь это необходимо, – ответил Дарт Гурон. – Я полагаю, врач укажет в свидетельстве о смерти сердечную недостаточность. Но тем не менее твоя бабушка умерла в одиночестве, без медицинского ухода, и поэтому, к сожалению, расследование неизбежно.
– Я не позволю! – закричала Лулу Карло. – Не позволю, слышишь? Подумай о моей известности, о моей карьере! Все думают, что у меня бабушка – шведка.
– Боюсь, нам ничего не остается, как сказать правду. Лулу посмотрела на него горящими глазами и повернулась к Арии.
– Это все вы, черт бы вас побрал! – произнесла она и, размахнувшись, ударила Арию по щеке.
Звук пощечины эхом отозвался в комнате, как пистолетный выстрел.
Все трое, казалось, окаменели. Затем Ария очень медленно подняла руку к щеке, на которой разгорался алый отпечаток руки Лулу. Она собралась что-то сказать, а Дарт Гурон выдохнул одно лишь слово: «Лулу!» – и тут вежливый голос Макдугалла объявил:
– К вам джентльмены из прессы, сэр!
Дарт Гурон поднял удивленный взгляд. Ария, ошеломленная пощечиной и испытывающая испепеляющую ярость, которая огненной лавой разливалась в крови, не могла не заметить странного выражения, появившегося на лице Лулу.
В библиотеку вошли шестеро, у троих из них были фотоаппараты, а остальные явно были репортерами. Когда они приблизились к стоящей у камина троице, тот, что постарше, взял инициативу в свои руки.
– Доброе утро, мистер Гурон!
– Я удивлен, джентльмены, – ответил Дарт Гурон. – Быстро же вы добрались сюда, хотя не могу понять, как новость могла дойти до вас еще до появления врача.
– Врача?
Газетчики, похоже, сильно удивились и обменялись недоуменными взглядами. Один из фоторепортеров улыбнулся Лулу, налаживая свой фотоаппарат, тогда как Лулу, как показалось Арии, приняла чрезвычайно фотогеничную позу.
Вопрос журналиста, по-видимому, остановил Дарта Гурона, намеревавшегося что-то сказать.
– Один момент, – сказал он. – Кажется, произошло недоразумение. Не могли бы вы сообщить мне, зачем приехали? С некоторыми из вас я, безусловно, уже встречался. Вы, если не ошибаюсь, из «Экспресс», – обратился он к старшему.
– Правильно, – ответил тот. – А это мои коллеги из «Дейли мейл» и «Скетч». Смею заметить, снаружи вас поджидает еще одна команда. Мы надеялись, что окажемся на месте первыми.
– Рад, что вам это удалось, – улыбнулся Дарт Гурон, – но мне хотелось бы знать, на месте чего и по какому случаю?
– Да будет вам, мистер Гурон, вы же сами знаете, – сказал репортер из «Экспресс». – Конечно, мы давно ждали этого события, но когда нам сказали, что объявление будет сделано где-то на этой неделе, мы решили, что надо приехать и встретиться лично с вами.
– Я рад, что вы так и сделали. Но мне хотелось бы знать, о каком объявлении вы говорите.
Задав вопрос, Дарт Гурон искоса взглянул на Лулу. Выражение ее лица было слишком уж невинным и безмятежным, а в широко распахнутых глазах было выражение прямо-таки детского удивления, так знакомое ее поклонникам и которое менее благожелательные критики называли «сиротка Энни». «Смесь идиотизма и слабоумия, которую иногда можно выдать за невинность», – как едко заметил кто-то.
Губы Дарта Гурона сжались в тонкую ниточку, когда репортер из «Дейли мейл» ответил ему:
– Объявление о вашей помолвке, мистер Гурон. Лулу тихонько вскрикнула.
– О, Дарт! Они все узнали, а мы так надеялись сохранить все в тайне.
Она оперлась на его руку, и в этот момент всех ослепила вспышка фоторепортера.
– Не двигайтесь, мисс Карло! – крикнул другой фотограф, оказавшийся не таким проворным, но Дарт Гурон сделал резкое движение и испортил кадр.
– Боюсь, вы заблуждаетесь, если думаете, что объявление о моей помолвке будет сделано на этой неделе.
– Но, Дарт! – вставила Лулу. – Тебе не кажется, что ты делаешь ошибку? Бесполезно притворяться дальше.
Она говорила шепотом, который, как она знала, прекрасно слышен всем присутствующим.
Только сейчас до Арии дошло, кто все это затеял. Теперь ей стало понятно, зачем Лулу понадобился список редакций и их телефоны, который она оставила в ее спальне вчера утром.
Это Лулу подстроила, чтобы журналисты приехали и застали Дарта Гурона врасплох, это она пыталась вынудить его публично признать то, что весь мир и так знал в частном порядке: что в конце концов он намерен жениться на ней.
– Мисс Карло права, мистер Гурон, – сказал репортер из «Скетча». – Рано или поздно мы узнаем правду, так что можно сообщить ее нам сейчас, тем самым облегчив нашу задачу. Тайные браки не просто устарели – они невозможны, во всяком случае, когда речь идет о вас.
Он рассмеялся, радуясь собственному остроумию, остальные газетчики добродушно заулыбались.
– Отлично, – сказал Дарт Гурон. – Вы услышите правду, джентльмены. Я действительно собираюсь жениться, хотя понятия не имею, когда состоится бракосочетание. Но не на мисс Карло, как вы, по-видимому, вообразили, которая является моим старым и преданным другом, а на мисс Арии Милбэнк, с которой, я думаю, вы еще не знакомы и которую я имею удовольствие вам представить.
Лулу испуганно втянула воздух со звуком, напоминающим змеиное шипение. Еще более громкий удивленный вздох донесся от репортеров, которые как по команде повернулись к Арии.
На какое-то мгновение Арии показалось, что она ослышалась, что она видит сон. Затем, увидев яростное лицо Дарта Гурона и осознав, что он только что сделал, она задохнулась от охватившего ее гнева.
– Это не… – начала она и, к своему крайнему изумлению, оказалась в объятиях Дарта Гурона.
– Прошу прощения, джентльмены, – сказал он поверх ее головы, – мисс Милбэнк стало дурно. Вы должны извинить меня, я отведу ее в другую комнату глотнуть свежего воздуха.
Прежде чем Ария смогла что-нибудь произнести дрожащими губами и опомниться от изумления, Дарт Гурон поднял ее на руки и пинком открыл дверь в буфетную, оставив позади ошеломленных и на миг утративших дар речи газетчиков.
Он прислонился спиной к двери и опустил Арию на пол.
– Что вы наделали? – начала она, но он потащил ее за руку в маленький, отделанный панелями будуар, которым почти никогда не пользовались, и плотно прикрыл за собой дверь.
– Теперь можете говорить, – сказал он. – Я не хочу, чтобы нас подслушали.
– Подслушали?! – воскликнула девушка. – Да я сейчас же вернусь и скажу им, что все это неправда. Как вы посмели сказать, что помолвлены со мной? Если вы воображаете, что я позволю вам врать подобным образом и ничего не скажу в свое оправдание, то вы сильно ошибаетесь.
Она была так разгневана, что с трудом могла говорить. Глаза ее горели, а лицо побледнело, и только на щеке пылал след от пощечины. Дарт Гурон стоял, облокотившись о каминную доску, и наблюдал за ней, как ей показалось, с высокомерным видом.
– Вы несносны! – бушевала Ария. – Вы думаете, что можете делать с людьми что захотите, – но только не со мной! Я отлично понимаю, зачем вы это сделали: чтобы выпутаться из неудобной ситуации, в которой оказались исключительно по вашей вине. Я сейчас вернусь к газетчикам и расскажу им всю правду, а вы с мисс Карло делайте что хотите!
Она уже почти дошла до двери, когда Дарт Гурон произнес:
– Две тысячи фунтов!
Слова прозвучали так неожиданно, что Ария невольно остановилась.
– Что это значит? – спросила она.
– Столько я готов заплатить вам, – ответил он.
– Вы… вы думаете… я возьму деньги за… за такое? – спросила Ария, заикаясь от гнева.
– Если бы вы не нуждались в деньгах, то не работали бы, – ответил Дарт Гурон. – Предполагается, что вы работаете, как все, потому что вам нужны деньги. Две тысячи фунтов, не облагаемые налогом, – вполне приличная сумма.
– Я не собираюсь брать взятку, – резко возразила девушка.
Она уже взялась за ручку двери, когда Дарт Гурон снова заговорил.
– Три тысячи фунтов! Даже если они не нужны вам, думаю, у вас найдутся родственники, которые будут очень признательны за небольшую помощь.
Против воли Ария остановилась. Три тысячи фунтов! Как пригодились бы они Чарлзу и Квинз-Фолли. Можно было бы починить крышу, прекрасный расписной потолок, подпорченный лопнувшей трубой, снова застеклить окно на северном фасаде, забитое досками еще с тех пор, как в парке взорвалась мина.
А что такое три тысячи фунтов для Чарлза, когда речь идет о ферме? Это новый трактор «Фордсон», который он давно хотел купить; загородка для скота, которая находится в таком опасном состоянии, что скотник уже не раз жаловался; это удобрения для поля, это новое поголовье и отборные семена. Ария вспомнила, как Чарлз составлял списки самого необходимого и тут же выбрасывал их в корзину, понимая, что бессмысленно даже думать об этом.
Три тысячи фунтов! Она нехотя убрала руку с дверной ручки.
– Я знал, что вы поймете, – сказал Дарт Гурон. – Может быть, обсудим все спокойно?
– Я не спокойна, – ответила Ария. – Я ненавижу вас за то, что вы делаете и заставляете делать меня. Вы и подобные вам считаете, что каждый имеет свою цену. Но вы правы, моя цена – три тысячи фунтов.
От унижения она не смогла сдержать слез. Комната вдруг заволоклась туманом и начала вращаться. Дарт Гурон подхватил ее под руки и помог сесть на стул.
– Все утро сплошные неприятности, – сказал он сухим тоном, в котором ей почудилась насмешка. – Посидите, я принесу вам чего-нибудь поесть. Похоже, вы сегодня не завтракали.
– Я ничего не хочу, – слабым голосом пробормотала Ария.
– Хотите, хотите, – возразил он. – Не забывайте, вы уже однажды признали: я лучше вас знаю, что вам нужно.
Она почувствовала, как гнев опять охватил ее. Как может он так легко говорить о том, о чем даже упоминать стыдно!
– Я ненавижу вас! – сказала она, но даже ей самой слова показались неубедительными.
– Вы просто голодны, – улыбнулся он и вышел в соседнюю комнату.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Любить запрещается - Картленд Барбара

Разделы:
Глава iГлава iiГлава iiiГлава ivГлава vГлава viГлава viiГлава viiiГлава ixГлава xГлава xiГлава xiiГлава xiiiГлава xiv

Ваши комментарии
к роману Любить запрещается - Картленд Барбара



люблю читать такие романы я в восторге от такой любви стремлении быть с любимой женщиной читать как искусно мужчины скрывают свои чувства и раскрывают их только в крайней необходимости то есть когда боятся потерять то о чем мечтают и ждут всю жизнь и в конце концов уже встретили на своем пути
Любить запрещается - Картленд Барбаранаталия
1.03.2012, 16.04





Эта книга еще один брилиант в колекции Картленд.
Любить запрещается - Картленд БарбараОльга М
9.06.2014, 19.18





Милая,добрая сказка.Ещё одна Золушка нашла своего принца.Хорошо читается не напрягает.
Любить запрещается - Картленд БарбараНаталья
7.11.2015, 17.19





Скучно... Любви практически нету... Ерунда...
Любить запрещается - Картленд БарбараЮлия
7.11.2015, 20.51





Сюжет интересный,но написано ужасно.еле дочитала.роман на один раз,прочитать и забыть
Любить запрещается - Картленд БарбараДобрянка
8.11.2015, 0.08








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100