Читать онлайн Любить запрещается, автора - Картленд Барбара, Раздел - Глава XIV в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Любить запрещается - Картленд Барбара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.05 (Голосов: 40)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Любить запрещается - Картленд Барбара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Любить запрещается - Картленд Барбара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Картленд Барбара

Любить запрещается

Читать онлайн


Предыдущая страница

Глава XIV

После долгого и довольно сложного разговора по-немецки Ария положила телефонную трубку и повернулась к пишущей машинке, но ей почему-то никак не удавалось сосредоточиться на том, что она печатала.
Она встала и подошла к окну посмотреть в сад, окутанный влажным, навевающим уныние туманом, который скрывал прелестную долину. Ария нервничала, это было заметно по тому, как напряглись мускулы в уголках рта, как она переплела дрожащие пальцы и не могла сосредоточиться на чем-нибудь одном.
Никогда еще время не тянулось так долго. Ей казалось, что день такой длинный, как будто каждая минута медлит пройти и время остановилось.
Еще только три часа. Они уже должны вернуться. Ария напрягла слух, стараясь услышать шум мотора. Нечеловеческим усилием она заставила себя снова сесть за письменный стол и продолжить печатать письмо с того места, на котором остановилась. Но уже через минуту она обнаружила, что делает ошибку за ошибкой, и неожиданно яростно выдернула лист из каретки и порвала его.
Не успела она выбросить обрывки в мусорную корзинку, как открылась дверь. Ария вскочила на ноги и бросилась к лорду Баклею, едва он ступил на порог.
– Что случилось? – спросила она. – Все в порядке?
– Он устал, – ответил лорд Баклей тихим голосом, – но перенес все очень хорошо, учитывая его состояние.
Ария бросила взгляд на открытую дверь, но он быстро добавил:
– Они сейчас отведут его наверх. С ним доктор, от вас будет мало пользы.
Ария слегка вздохнула, как будто он удержал ее от того, что ей больше всего хотелось сделать.
– Так что случилось? – помолчав, спросила она.
– Лулу получила год тюрьмы, – ответил лорд Баклей.
– Ай, бедняжка! – воскликнула Ария. – Я думала, сэр Фредерик поможет ей избежать тюрьмы.
– Он сделал все, что мог. Один год самый малый срок, который мог дать судья, и, разумеется, ее досрочно освободят за хорошее поведение.
– Невыносимо даже думать об этом, – сказала девушка, – она же этого не перенесет, правда?
– Она была на удивление спокойна, когда дошло до главного, – ответил лорд Баклей. – Вообще мы почувствовали облегчение, когда услышали приговор, потому что в какой-то момент казалось, что она получит больше. Прокурор очень умело представил дело.
– Надеюсь, ей помогли показания Дарта? – тихо спросила Ария.
Лорд Баклей с любопытством поглядел на нее.
– Я думаю, больше всего помогла себе Лулу. Она рассказала правду, а это убеждает лучше любой надуманной истории.
Девушка с тревогой посмотрела на него.
– Правду? – переспросила она. Он кивнул.
– Да. Под перекрестным допросом она рассказала, как все в действительности происходило и почему она выстрелила в Дарта.
– Но… но мне казалось, она все время твердила, что это был несчастный случай, – сказала Ария.
– Она все время придерживалась этой версии, – ответил лорд Баклей, – но что касается меня, я ей не поверил, да и другие тоже, если на то пошло.
– Понятно. Ну а в чем же состоит правда?
Лорд Баклей достал из портсигара сигарету и, казалось, был целиком поглощен прикуриванием.
– А Дарт не сказал вам?
– Нет, конечно, – ответила девушка. – Вы же знаете, как мало я с ним разговариваю с тех пор, как он болен. Кроме того, поскольку рана в плече осложнилась, врач сказал, что, кроме всего прочего, ему нужно как можно меньше разговаривать.
– Да, я знаю, – отозвался лорд Баклей. – С другой стороны, я просто подумал: может, он что-то сказал вам наедине.
– Я никогда не остаюсь с ним наедине. Сиделка, миссис Уолтерз, всегда находится рядом. Она досконально выполняет все распоряжения врача. Конечно, она правильно делает, но у меня сложилось представление о ней, как о настоящей сторожевой.
– Она и похожа на сторожевую, – с усмешкой согласился лорд Баклей.
– Ну ладно, хватит об этом, – сказала Ария. – Продолжайте, расскажите мне о слушании. Что сказала Лулу?
– Она сказала, – медленно проговорил лорд Баклей, – что выстрелила в Дарта потому, что он признался, что влюблен в другую женщину.
Нельзя было не заметить, какое впечатление его слова произвели на девушку. Она испуганно уставилась на него, как будто он бросил ей под ноги бомбу.
– Влюблен… в другую женщину, – запинаясь, повторила она.
– Да, Лулу утверждает, что во время разговора с Дар-том она обвинила его в том, что он положил конец их любовной связи, потому что влюбился в другую женщину. Он признался, что это правда, и она выстрелила в него.
– Но Дарт… что сказал Дарт? – быстро, глотая слова, проговорила Ария.
– Он подтвердил, что Лулу сказала правду.
– Правду? – почти прошептала Ария и, не глядя на лорда Баклея, тихо спросила: – Он сказал, кто эта женщина?
Наступила напряженная, почти невыносимая тишина; наконец Ария выдавила из себя:
– И кто она?
– Вы.
В страстном порыве она резко повернулась к нему, и ее щеки снова зарделись.
– Но это неправда! Как он мог сказать неправду?
– Он так сказал.
– Тогда, наверное, это уловка, придуманная адвокатом Лулу. У него нет другой причины, чтобы так лгать и втягивать в это дело меня.
– А если это правда?
– Но это не так. Конечно, нет! Вам отлично известно, что Дарт объявил о своей помолвке со мной, потому что Лулу пыталась заманить его в ловушку. Она пригласила сюда прессу и пыталась заставить его признать, что они обручены. Я же вам все рассказала, ничего не скрывая. Он заплатил мне три тысячи фунтов, чтобы я на время притворилась, что мы помолвлены. Он даже прислал мне в Квинз-Фолли чек после того, как я уехала, но я его порвала.
– Тем самым, уничтожив важную улику, – усмехнулся лорд Баклей.
– Не смейтесь над этим, – вскричала Ария, – это не смешно – мне, во всяком случае. Но это было деловое соглашение, почему же теперь меня в последнюю минуту втягивают в это дело, хотя мы договорились, что мое имя не должно упоминаться?
– Я знаю, что вы так договорились, – сказал лорд Баклей. – Бог свидетель, мы с этим адвокатом достаточно долго обсуждали факты, старались найти оправдания для Лулу и все время возвращались к одному и тому же выводу: единственное возможное оправдание для нее – то, что она говорила с самого начала, что это несчастный случай, пистолет просто выстрелил у нее в руках.
– Мы знали, что это слабое оправдание, – сказала Ария, – но других предложений не было.
– Вы никак не ожидали, что Лулу может сказать правду? – спросил лорд Баклей.
– Но это же неправда! – почти выкрикнула Ария. – Только не говорите мне, что верите в эту чепуху.
– Чепуху ли? – осведомился он.
– Ну конечно. Дарт всегда относился ко мне только как к секретарю. Он вообще питал ко мне неприязнь и более или менее прямо мне сказал об этом, так как ему показалось, что я не одобряю его и его знакомых.
– А вы не одобряете?
– Разумеется! Я возненавидела высший свет с тех пор, как мой отец обанкротился и нашел свою смерть из-за того, что вел беспутную, экстравагантную жизнь и водил знакомство с людьми как раз того же типа, что приезжают сюда, едят и пьют все, что попадется на глаза, а потом уходят, не сказав спасибо. Я никогда не любила высший свет, и, наверное, у меня не хватало ума скрывать свои чувства.
– А зачем? – удивился лорд Баклей. – Вы имеете право на собственное мнение.
– Мне платят двадцать фунтов в неделю не за собственное мнение, – возразила Ария, – а за то, чтобы эффективно управляла домом и была очаровательной хозяйкой. Дарт был не доволен, когда приехал Чарлз и забрал меня. Его последние слова были: «Езжайте, и черт с вами!» Это похоже на любовь?
Лорд Баклей загасил окурок в пепельнице.
– Дарт – странный человек, – сказал он. – Я никогда его не понимал и, наверное, никогда не пойму. Если он влюбится в кого-нибудь по-настоящему – а его флирт с прелестными бабочками вроде Лулу не в счет, – никогда не знаешь, как он себя поведет, и я, например, не стал бы и пытаться угадать.
Ария секунду помолчала и затем спросила:
– Вы действительно считаете, что Лулу поверила, будто… что я ему нравлюсь?
– Если только Лулу и Дарт оба не являются самыми непревзойденными актерами, каких только видел свет, то в суде они оба говорили правду, – ответил лорд Баклей.
– И тем не менее им известно, что это неправда.
– Вы говорите за себя, – возразил лорд Баклей, – а лично я поверил, во всяком случае Дарту.
– Но этого не может быть, – прошептала Ария, – сделав беспомощный жест, – это совершенно невозможно.
Лорд Баклей наклонился к ней и взял ее за руку.
– Я люблю вас, – сказал он, – и знаю, что вы меня не любите. Мне нелегко желать вам счастья и всего того, чего вы сами себе желаете, но я хочу, чтобы вы были счастливы, потому что вы самый-самый прекрасный человек, которого я знаю.
Ее пальцы сжали его руку.
– Дорогой Том, – сказала Ария, – вы так говорите, что, кажется, я сейчас расплачусь. Я хотела бы любить вас, все было бы намного проще.
Он поднес ее руку к губам и легко поцеловал ее.
– Мне остается только ждать и смотреть, что получится, – сказал он. – А пока я собираюсь посетить начальника тюрьмы и посмотреть, что могу сделать для Лулу.
– Я рада, что вы собираетесь это сделать, – сказала Ария.
– Постарайтесь ни о чем не беспокоиться, пока я не вернусь. И не читайте вечерних газет.
– Вы же знаете, сюда их даже не приносят, – ответила девушка.
– На вашем месте я не был бы так уверен, – улыбнулся лорд Баклей. – Держу пари, что слуги не пропустили ни слова из всей этой сенсационной шумихи, которую подняла пресса в последние несколько дней.
– Иногда я жалею о своем обещании ничего не читать, – со слабой улыбкой ответила Ария.
– Не надо, – уверенно сказал он, – вам не понравится. Он снова поцеловал ее руку и вышел из комнаты. Когда он ушел, Ария села на диван и закрыла лицо руками.
За прошедшую неделю она действительно не читала газет. Лорд Баклей вынудил ее дать обещание и велел Макдугаллу не оставлять газет в прихожей. Питая к ней симпатию, он понимал, что она чувствовала себя запятнанной всякий раз, когда ее имя упоминалось наряду с именами Дарта и Лулу на страницах самых скандальных изданий.
Ей было невыносимо больно видеть фотографии Квинз-Фолли, старые снимки отца, соседствующие с фотографиями бассейна в Беверли-Хиллз, принадлежащего Лулу, где она и ее друзья загорают полуобнаженными, и экзотических вечеринок в ночных клубах.
Ей было тяжело читать описания некоторых любовных романов Дарта и сознавать, что она присоединилась к длинному списку женщин, с которыми связывалось его имя, и что в глазах общественности она ничем не лучше, чем Лулу и ей подобные.
– Зачем мучить себя? – яростно спросил лорд Баклей, когда застал ее в слезах над фотографией, на которой Дарт выглядел наиболее привлекательно, в окружении голов всех женщин, с которыми связывали его имя.
Из-за этого запрета на газеты Ария не следила за последними событиями, связанными с судом над Лулу Карло, и была озабочена только необходимостью поставить Дарта на ноги, чтобы он мог участвовать в процессе.
Его беспокоило плечо, потому что пуля раздробила кость и началось воспаление. Для менее здорового человека все обернулось бы значительно серьезнее; но так как он был мускулист и жилист от долгих часов в седле и, по словам доктора, здоров как бык, в невероятно короткий срок Дарт окреп больше, чем можно было надеяться.
Тем не менее сегодня он поехал в суд под присмотром медсестры и врача, напичканный лекарствами, чтобы быть в состоянии выдержать напряжение во время дачи показаний.
А показания оказались такими, что Ария не могла бы увидеть в самом кошмарном сне. Она ни секунды не сомневалась, что это лишь ложь, при помощи которой Лулу могла хоть немного смягчить наказание.
Но даже эти соображения возмущали ее. Почему, спрашивала она себя, он так говорит? Зачем ему еще больше втягивать ее во всю эту грязь? Что подумает Чарлз, который пришел в ярость, когда она вернулась в Саммерхилл, и писал ей длинные, на удивление красноречивые письма о том, как потрясен и возмущен он был тем, что писали газеты.
– Бедный Чарлз, – со вздохом прошептала Ария. Для него это последняя капля, и она не может осуждать его за то, что он рассержен.
Наконец она достаточно овладела собой, чтобы пойти к спальне Дарта и постучать в дверь смежной комнаты, где располагалась дежурная сиделка, пока он спал. Сестра Уолтерз, деловитая женщина средних лет, поманила Арию в комнату.
– Надеюсь, он спит, – понизив голос, сказала она. – Доктор только что дал ему успокоительное. Он хорошо все перенес, но обратная дорога его доконала.
– Нужно было остаться в Лондоне, – сказала Ария.
– Вы же знаете, он бы не захотел, – ответила сестра Уолтерз, – похоже, ему там не нравится. Вообще-то до того, как я приехала сюда, я считала: единственное, что ему нравится, – это ночные клубы.
Ария попыталась улыбнуться.
– Кажется, это расхожее мнение о нем, – сказала она. Сестра Уолтерз взглянула на девушку, как той показалось, несколько смущенно.
– Я полагаю, вы знаете, чем закончился процесс? – немного жеманно спросила она.
– Лорд Баклей сообщил мне, – ответила Ария. – Мне очень жалко мисс Карло.
Сестра Уолтерз презрительно фыркнула.
– Простите, что я так говорю, мисс Милборн, но я считаю, что она получила по заслугам, и ей еще повезло, что она отделалась одним годом.
– Все равно мне ее жаль, – ответила Ария. – Только подумать, что для нее значит сидеть в тюрьме после чудесной, роскошной жизни, которую она вела.
– Я думаю, она извлечет из этого выгоду, когда выйдет из тюрьмы. Помню, одна киноактриса, у которой я работала, все время говорила мне: «Любая известность – хорошая известность, сестра». Я не могла не вспомнить ее, когда увидела, как Лулу Карло улыбалась газетчикам, когда покидала скамью подсудимых. Что-то не похоже было, что она расстроена, как бедный мистер Гурон.
Арии почему-то показалось, что она должна заступиться за Лулу, хотя та ей никогда не нравилась. Было что-то пугающее в мысли о том, что она будет отрезана от восхищения и обожания своих поклонников, что у нее отберут ее красивые наряды и что ее руки загрубеют от работы.
Ждать сочувствия от сестры Уолтерз бесполезно, это очевидно. Ария подумала, как много людей думают так же, как сиделка, испытывая удовольствие от падения красивой, соблазнительной женщины.
Глупо так беспокоиться за нее, но Ария подумала, что, будь она на месте Лулу, то скорее умерла бы, чем подверглась тюремному заключению.
Сестра Уолтерз взглянула на часы.
– Уже почти четыре, – сказала она. – Думаю, мистер Гурон еще часа два-три поспит. Доктор сказал, чтобы потом он немного поел. Позже я зайду и скажу вам, если он захочет увидеть вас, в чем я уверена.
– Нет, – невольно вырвалось у девушки.
– О, не надо беспокоиться, что это его утомит, – продолжала сестра Уолтерз. – Сегодня утром ему было гораздо лучше, чем в последние дни. Рана заживает хорошо, доктор доволен. Думаю, ему захочется немного поболтать перед сном. Я не буду такой строгой, как раньше, а вы не должны обижаться, что я не пускала вас к больному. Так велел доктор, а в моей профессии приходится делать то, что говорят.
Сестра Уолтерз была явно смущена, и, пробормотав извинения, Ария сбежала от нее. Она слишком хорошо знала, что кроется за этими намеками и взглядами искоса. Сестра Уолтерз тоже относится к числу тех, кто поверил Лулу и Дарту и убежден, что причиной всех бед является она.
«Но почему, почему?» – спрашивала она себя. Почему он так поступил с ней? Это нечестно, с этим она не может бороться, не может сражаться одна против всех.
Ария пошла в свою комнату, и у нее появилось дикое желание снова собрать вещи и уехать. Дарту уже лучше, хозяйство идет своим чередом, судебный процесс закончился. Зачем оставаться здесь? Чтобы ее лишний раз поблагодарили за то, что она выполнила свой долг? Почему бы ей не вернуться к Чарлзу и не смириться со всем? Ее ждет Квинз-Фолли, там она найдет мир и покой – то, чего она не могла найти в Саммерхилле.
Но затем, стоя в нерешительности в своей спальне, она поняла, что не сможет уехать. Она любит его и поэтому, преданная всем сердцем, должна остаться, пока не станет ему ненужной. Бессмысленно и думать о том, чтобы найти покой в Квинз-Фолли или где бы то ни было, ей не будет покоя нигде, пока на свете есть Дарт Гурон, а она не с ним.
С бесконечно трогательной улыбкой она подумала, что каждая женщина воображает, будто ее любовь больше и глубже, чем у других. Но она больше ни о чем не могла думать. Она не подозревала, что любовь может превратить ее сердце в поле сражения противоречивых чувств, что можно одновременно испытывать агонию и экстаз, что радость и глубокая печаль могут идти рука об руку.
Она любит его, и быть рядом с ним – рай и ад в одно и то же время. Она страстно желает видеть его, а увидев, испытывает почти невыносимую боль оттого, что должна сдерживать свои чувства, слова и даже выражение глаз.
Ария медленно переодевалась к обеду, делая это бесконечно тщательнее, чем обычно. Обратит ли он внимание? Она хорошо знала, что он ей скажет, – то же самое, что говорил ей каждый день, когда она заходила к нему на несколько минут.
– Есть телеграммы из Южной Америки?
– Да, я уже ответила на них.
– Отлично. И успокойте остальных, пока я не поправлюсь настолько, чтобы самому заняться ими, хорошо?
– Да, конечно.
– Благодарю вас.
Только к этому и сводились все их разговоры. Время от времени она зачитывала ему телеграммы или письма, которые было труднее понять, чем остальные, и которые требовали его помощи, чтобы она могла ответить на них. Что касается остального, то она только говорила ему, что все в порядке, потому что врач сказал, что ему нельзя волноваться.
Ария надела свое старое черное платье и заметила, что от волнения ее кожа кажется еще белее и прозрачней, чем обычно. Под глазами появились небольшие морщинки, которые, однако, скорее, подчеркивали ее миловидность. Ее кудри, казалось, встрепенулись, когда она принялась расчесывать их. Из стоящего на туалетном столике букета она вынула две большие белые розы и приколола их на груди, потому что платье казалось чересчур строгим.
Спускаясь по лестнице, она чувствовала их сладкий запах. Как обычно, обед был накрыт на четверых – Ария с лордом Баклеем и две сиделки. Беседа была неестественной, потому что сегодняшние события в суде нависли над всеми как туча и постоянно возникали тягостные паузы, после чего кто-нибудь принимался говорить о чем-нибудь несущественном.
После того как сестра Уолтерз удалилась, как она выразилась, «к своему пациенту», Арию вызвали наверх.
– Мистер Гурон хочет вас видеть, мисс Милборн.
Девушка вскочила и, идя наверх, чувствовала, как колотится ее сердце. Дойдя до двери его спальни, она вдруг почувствовала, что не может войти, и, протянув руку к дверной ручке, заметила, как она дрожит.
Несколько мгновений она стояла, стараясь овладеть собой и стыдясь своего неровного дыхания, и ощутила, как трепещет каждая клеточка ее тела. Наконец решив, что промедление только усложняет дело, она решительно открыла дверь и вошла.
К ее удивлению, шторы оказались раздвинутыми. Солнце садилось, залив все небо золотом и бросая необычайно красивые блики на пол спальни. Дарт был не в постели, как она ожидала, а сидел в кресле у окна с подушкой под головой и наброшенным на ноги пледом.
Ария ожидала увидеть там сестру Уолтерз, но он был один; идя к нему, она почувствовала, что он смотрит на нее. По мере того как она подходила ближе, ноги несли ее все медленнее и медленнее. Он посмотрел ей в глаза, и она увидела на его губах улыбку и озорные огоньки в глазах.
– Вам сообщили? – спросил он.
– Ч-что… сообщили?
– Что я публично заявил о своих чувствах к вам. Этого она меньше всего от него ожидала. В полном замешательстве Ария смотрела на него, а последние отблески заходящего солнца засияли в рыжих волосах и осветили ее лицо и выражение боли в глазах.
– Зачем вам понадобилось говорить неправду? – наконец спросила она.
Он протянул к ней руку и взял ее холодные, дрожащие пальцы.
– Что с вами сделали? – спросил он.
В его голосе послышалась нежность, которой она раньше не слышала. К своему ужасу, девушка почувствовала, как у нее защипало в глазах – так она была напугана и встревожена, так не уверена в себе.
– Дорогая, я негодяй, что дразню вас. Сегодня в суде я ничего не мог поделать. Лулу сказала правду, чтобы спасти свою шкуру. Поэтому, чтобы помочь ей, мне пришлось признаться, что я люблю вас.
– Но вы… не… не может быть… – запинаясь, выговорила Ария.
Его рука оказалась необычайно сильной для столь серьезно больного человека. Он привлек ее к себе, и она каким-то образом очутилась на коленях перед креслом, лицо ее было поднято к нему, а его рука обнимала ее.
– Вы и в самом деле такая глупая? – спросил он. – Милая, глупенькая, всех критикующая Ария, которая не желает ничего слышать, кроме велений своего маленького гордого сердца.
– Но не может быть, что вы… любите меня. То есть вы не…
– Должно быть, я был очень болен, раз сумел так хорошо скрыть свои чувства, – улыбнулся Дарт. – Я не хотел говорить вам, пока не будет улажено это ужасное, отвратительное дело. К тому же, как вы знаете, сестра Уолтерз вела себя как дракон.
Ария тихонько хихикнула.
– Вот это уже лучше, – ласково сказал он. – Я хочу увидеть вашу улыбку. Вам известно, что вы слишком редко улыбаетесь? Но когда вы все-таки улыбаетесь, это самая прекрасная вещь на свете.
– Но я не… не понимаю вас.
– Какая вы глупая, моя дорогая, хоть и говорите на трех языках и управляете домом намного лучше, чем кто-либо до вас.
– Вы поэтому… любите меня? – заикаясь, спросила Ария.
– Нет, не поэтому, – ответил он. – Я люблю вас, потому что у вас рыжие волосы и самое прелестное личико, которое я когда-либо встречал у женщин. Я люблю вас потому, что в самый первый миг нашей встречи мне показалось, что сердце выпрыгнет у меня из груди. Я люблю вас потому, что ничего не могу с собой поделать, потому что это сильнее меня, потому что этого я искал всю свою жизнь.
– Вы… уверены? В самом деле… уверены?
В волнении Ария положила руки ему на грудь и откинула голову.
– Как мне это доказать? Разве только вы сейчас же выйдете за меня замуж, чтобы мы могли уехать вместе. Я был уверен еще до того, как поцеловал вас в ту ночь, когда вы почти свели меня с ума. Я ревновал вас к Тому, потому что он был явно увлечен вами. Я был в ярости, потому что вас, похоже, шокировало и внушало вам презрение все, что бы я ни сделал или ни сказал. А потом, когда я увидел вас в беседке вдвоем, у меня в голове как будто что-то щелкнуло.
Он еще крепче прижал ее к себе и продолжал:
– Я буду нелегким мужем, Ария, не стану притворяться. У меня дикий нрав, я могу быть грубым, упрямым и совершенно невыносимым. Но я всегда верил, что, если полюблю какую-нибудь женщину так, как я люблю вас, у нее хватит сил изгнать из меня этих демонов. Хотите попробовать?
Он заглянул ей в глаза, и в тот же миг ее сердце переполнилось безумной радостью, и, не в силах больше выносить его взгляд, она пробормотала что-то нечленораздельное и спрятала лицо у него на груди.
– Дорогая, я хочу поцеловать вас, – тихо произнес он. – Я так хотел этого все эти недели, что иногда, лежа здесь, в этой комнате, сходил с ума от желания видеть вас. Но мне пришлось ждать, пока я не окрепну достаточно, чтобы сказать вам: отныне мы всегда будем вместе там, где нет газет и любопытных, настырных людей, где никого не интересует наше прошлое и нужно думать только о будущем.
Мое сокровище, вчера я разговаривал с доктором, и он сказал, что через десять дней я смогу ехать. Выйдете ли вы за меня замуж, прежде чем мы отправимся в наше путешествие?
Ария все еще прятала лицо, и тогда он взял ее за подбородок и повернул ее лицо к себе.
– О, моя дорогая, я так люблю вас, – сказал он. – Не могу представить себе ничего чудеснее, чем быть с вами наедине там, где нам никто не помешает.
– Правда? – спросила Ария едва слышно. – Это правда – то, что вы говорите?
– Чистая правда, – ответил он. – Я скажу вам кое-что еще – всего одну вещь, прежде чем поцеловать вас. Не бойтесь, что, вернувшись в Англию, мы столкнемся со сплетнями и скандалом. Мы уедем за границу надолго, а когда вернемся, поедем не в Лондон и не в Саммерхилл, а в Квинз-Фолли.
Сегодня утром у меня был долгий разговор по телефону с Чарлзом. Я сказал ему, что, когда сегодня закончится процесс, я намерен просить вас стать моей женой. Я также сказал ему, что единственное устремление, которое осталось у меня в Англии – увидеть, как Квинз-Фолли вернется к своей былой славе.
Я читал о нем во всех книгах об известных домах Англии. Чарлз от вашего имени согласился восстановить всю обстановку и картины, насколько возможно. Он сказал мне, что никогда не женится и когда умрет, оставит Квинз-Фолли нашим детям во всей его красоте.
– О, как чудесно! – едва выдохнула Ария. Ей показалось, что ее сердце разрывается от счастья, для полноты которого не хватало только того, о чем сказал Дарт.
– Итак, это дело улажено, – улыбнувшись, сказал он. – Остается только мы – вы и я, Ария. Чего нам еще желать?
– Ничего, – ответила девушка, глаза которой сияли как звезды, появившиеся над высокими деревьями за домом.
– Я хочу только одного, – тихо произнес он, – услышать от вас, что вы любите меня. В прошлом вы наговорили мне множество злых и жестоких слов, но никогда не говорили, что любите меня.
– Но вы и так это знаете, – возразила Ария.
– Да, знаю, – согласился он. – Я видел это в ваших глазах и на ваших губах. Я знал это, когда вы вернулись сюда, бросив вызов пересудам и газетчикам. Вы поступили очень смело, Ария, и я никогда этого не забуду, но мне по-прежнему хочется, чтобы вы это сказали.
– Я… я люблю вас!
Слова сорвались с ее дрожащих губ, но она ощутила, что они шли из самого сердца.
– А я обожаю вас, милая моя.
Он наклонился, и она обняла его за шею обеими руками, его губы оказались на ее устах, и когда внезапный восторг пронзил ее, Ария поняла, что больше не боится его.
Однажды она избегала его поцелуев, но теперь страстно желала, все ее тело болезненно жаждало их. Она почувствовала, как внутри ожило и заиграло пламя, когда они отдались счастью, которое превосходило все, что ей пришлось испытать в жизни.
Тот же огонь пылал в его глазах, который она однажды увидела и отпрянула в страхе. Она еще сильнее прижалась к нему, сдаваясь окончательно и бесповоротно. Она поняла, что он увидел это, по тому, как засияли его глаза, и по ноткам торжества в его голосе, когда он сказал:
– Моя глупенькая, когда я увезу вас с собой, я научу вас не бояться любви – и меня тоже.

загрузка...

Предыдущая страница

Читать онлайн любовный роман - Любить запрещается - Картленд Барбара

Разделы:
Глава iГлава iiГлава iiiГлава ivГлава vГлава viГлава viiГлава viiiГлава ixГлава xГлава xiГлава xiiГлава xiiiГлава xiv

Ваши комментарии
к роману Любить запрещается - Картленд Барбара



люблю читать такие романы я в восторге от такой любви стремлении быть с любимой женщиной читать как искусно мужчины скрывают свои чувства и раскрывают их только в крайней необходимости то есть когда боятся потерять то о чем мечтают и ждут всю жизнь и в конце концов уже встретили на своем пути
Любить запрещается - Картленд Барбаранаталия
1.03.2012, 16.04





Эта книга еще один брилиант в колекции Картленд.
Любить запрещается - Картленд БарбараОльга М
9.06.2014, 19.18





Милая,добрая сказка.Ещё одна Золушка нашла своего принца.Хорошо читается не напрягает.
Любить запрещается - Картленд БарбараНаталья
7.11.2015, 17.19





Скучно... Любви практически нету... Ерунда...
Любить запрещается - Картленд БарбараЮлия
7.11.2015, 20.51





Сюжет интересный,но написано ужасно.еле дочитала.роман на один раз,прочитать и забыть
Любить запрещается - Картленд БарбараДобрянка
8.11.2015, 0.08








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100