Читать онлайн Леди и разбойник, автора - Картленд Барбара, Раздел - Глава 4 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Леди и разбойник - Картленд Барбара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.08 (Голосов: 26)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Леди и разбойник - Картленд Барбара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Леди и разбойник - Картленд Барбара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Картленд Барбара

Леди и разбойник

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 4



Барбара Каслмейн сидела в спальне своих новых апартаментов. С торжествующим видом она осматривала пышно обставленную комнату, а потом устремила взгляд на окна, выходившие в Тайный сад. Она походила на полководца, радующегося победе, одержанной над превосходящими силами противника, вырванной из рук судьбы.
Барбара знала, что все, включая ее лучших друзей, ожидали, что она отступит с поля боя. Вместо этого под ее напором пали последние линии обороны и крепость, которую она осаждала, сдалась на милость победителя.
В душе она понимала, что ей необычайно посчастливилось, но всем своим видом стремилась показать окружающим свою уверенность в победе.
Барбара еще раз обвела взглядом спальню и раскинула руки торжествующим победным жестом. Да, она здесь, во дворце Уайтхолл, в апартаментах, отведенных ей как старшей фрейлине королевы Екатерины из португальской династии Браганса.
Никто не узнает, что она пережила, услышав, что ее имя вычеркнуто из списка придворных дам, представленного королеве. Никто не узнает, в какую ярость она пришла, узнав, что королева поклялась скорее вернуться в родительский дом, чем терпеть в своем окружении любовницу мужа.
И все же Барбара одержала победу в этой битве, где с одной стороны была молодая и наивная девочка, которая не знала, как следует вести себя со своим очаровательным, обаятельным и непостоянным супругом, а с другой — многоопытная, блестящая Барбара с ее непомерным честолюбием, которой удавалось уже два года удерживать у своих ног самого удивительного мужчину Британии.
Да, Барбара победила, несмотря на вражду со стороны более добродетельных и чопорных дам двора, несмотря на интриги многих королевских советников. Она победила, и теперь, когда ее противники были посрамлены, она предвкушала жестокое мщение всем, кто посмел выступить против нее.
В кружевных нижних юбках и белом пеньюаре, наброшенном на обнаженные плечи, Барбара казалась моложе своих двадцати двух лет. Она была в самом расцвете своей красоты, и почти никто не мог устоять перед ее чарами, не говоря уж о Карле, который вообще питал слабость к красивым женщинам и к тому же был настолько мягкосердечен, что не мог отказать в просьбах той, которая стала матерью его детей.
Однако больше всего удивляло то, что Карл, всегда такой влюбчивый, хранил верность Барбаре, хотя немало молоденьких очаровательниц, куда более покладистых, мечтали обратить на себя августейшее внимание. При дворе даже шептались, что такую верность Карла можно объяснить только тем, что Барбара имеет над королем некую магическую власть. Со временем эти слухи все росли, сопровождаясь рассказами о каких-то тайных пороках, которые, впрочем, оставались неназванными.
А на самом деле все было гораздо проще. Барбара была женщиной, для которой предаваться любви было так же естественно, как дышать, и при этом ее красота достигала предела совершенства. В обычном состоянии от других женщин ее отличала разве что нежная и шелковистая, как лепестки цветов, кожа.
Карл был верен ей, потому что в них обоих пылало пламя страсти. Им достаточно было только заглянуть друг другу в глаза, и это пламя вспыхивало, пожирая их, заставляя их тела трепетать в восторге предвкушения.
Это не было любовью. В своей жизни Барбара любила только однажды, известного повесу графа Честерфилда, который обольстил ее, когда ей было всего шестнадцать. Этого искусного фехтовальщика и непревзойденного во всей Англии негодяя она любила всем сердцем и, как однажды она грустно призналась, до последней капли крови.
По хотя он увлекся прелестной юной Барбарой, он женился на другой, а его сердце всегда принадлежало ему самому.
С той минуты, как он ушел из ее жизни, Барбара больше никого не любила. Ее забавляли, а порой даже увлекали мужчины, которые толпились вокруг нее, но только пока пробуждали в ней желание. Утолив страсть, она отталкивала их и забывала об их существовании.
Но с Карлом все было иначе. Благодаря ему она обладала властью и прекрасно понимала, что, потеряй он к ней интерес, ее моментально изгнали бы из дворца, да, пожалуй, и из высшего света. Но сейчас, купаясь в королевских милостях, уверенная в прочности своего положения, Барбара торжествовала, успокоившись за свое будущее.
Ее мысли нарушил стук в дверь. Не оборачиваясь, она сказала: «Войдите!» — но, услышав шаги, быстро обернулась. Она ждала короля: обычно он заходил к ней примерно в это время, однако в комнату вошел Рудольф Вайн. Графиня бросила на него удивленный взгляд.
— Я вас сегодня не ждала.
— Простите меня, но мне необходимо было вас видеть!
Рудольф наклонился к ней и запечатлел поцелуй на белоснежном плече. Пеньюар чуть распахнулся, открыв прелестную грудь и стройную шею. Этот поцелуй словно утверждал право мужчины на обладание женщиной.
Барбара приняла его ласку спокойно, не отстраняясь. Рудольф бросил шляпу на стул и устроился на кушетке, которая стояла в изножье огромной кровати с балдахином.
— Барбара, я очень беспокоюсь, — проговорил он, глядя на нее почти умоляюще.
Он был очень хорош в бархатном расшитом камзоле с золотыми пуговицами. В прорезях рукавов виднелась малиновая атласная подкладка. Обшитые серебряным кружевом панталоны доходили до колен. Рудольф не носил парик, но причесывал его самый модный парижский куафер.
— Что вам теперь не дает покоя? — спросила Барбара.
Ее глаза на секунду задержались на лице Рудольфа. Его можно было бы назвать одним из самых красивых придворных, но чего-то ему не хватало. В присутствии Рудольфа она неизменно чувствовала, что почему-то ему не удается быть таким красивым, как можно было бы ожидать.
— Мне нужна ваша помощь, Барбара!
— Опять?
Алые губы Барбары изогнулись чуть презрительно. Она презирала слабых мужчин, которые постоянно норовят что-то получать, а не давать.
— Я только что от лорда-канцлера. Я говорил с ним о моих правах на маркизат Стейверли. Он сказал — и мне это показалось странным, — что его величество почему-то не хочет принимать решения по этому вопросу. Что это значит?
Барбара взяла с туалетного столика браслет, украшенный бриллиантами и изумрудами, и застегнула его на запястье.
— Я говорила с королем, — ответила она после паузы. — И он сказал мне примерно то же самое. Я не стала просить, чтобы он объяснил мне причину своих колебаний. Было бы неразумно показывать ему, что я слишком интересуюсь вашими делами. Он ревнив, как вы знаете.
— Я не сомневаюсь в том, что вы сделали все возможное, и глубоко вам благодарен, — проговорил Рудольф, вставая и начиная беспокойно расхаживать по комнате. Остановившись у окна, он забарабанил пальцами по подоконнику. — По промедление нестерпимо! Это просто невозможно!
— Надо понимать, ваши кредиторы начинают беспокоиться?
Рудольф кивнул.
— «Беспокоиться» — это еще мягко сказано, — признался он. — Если мне не удастся в ближайшее время убедить его величество передать титул и имение мне, то мне придется бежать из страны.
— Все так плохо? — удивилась Барбара. — Похоже, вы были весьма неосторожны, Рудольф.
— Бог свидетель, я пытался экономить. Но что толку теперь в разговорах? Меня может спасти только его величество.
Вы не можете заставить его действовать?
Барбара улыбнулась, а потом надула алые губки.
— Ради вас я постараюсь его убедить.
— Благословляю вашу доброту! — проговорил Рудольф и, подойдя к ней, поднял ее на ноги и крепко обнял. — Ни один мужчина не сможет ни в чем отказать вам! — добавил он хриплым голосом, заглядывая ей в глаза.
Барбара спокойно стояла рядом с ним, но в уголках ее губ затаилась улыбка. Из-под опущенных темных ресниц поблескивали голубые глаза. Рудольф видел, что она за ним наблюдает.
— Боги! Ты сводишь меня с ума! — пробормотал он, прижимаясь к ее губам и ощущая, как по ее телу пробегает легкая дрожь.
— А что же ваша богатая родственница? — негромко спросила Барбара. — Вам еще не удалось прибрать к рукам ее деньги?
Ее вопрос подействовал на него как ушат холодной воды.
Рудольф разжал руки и резко отвернулся от Барбары. Прежде чем ответить, он прошелся по комнате из конца в конец.
— Будь проклята эта негодница! Она неуловима, как луч солнца в осеннем тумане! Я ухаживаю за ней, а она притворяется, будто это всего лишь родственное чувство. Она кажется достаточно приветливой, но ухитряется окружить себя такой стеной, через которую не перебраться!
— Вы хотите сказать, что она устояла перед вашей красотой и льстивыми речами? — насмешливо осведомилась .Барбара.
— Вы прекрасно знаете, что да.
— Ничего я не знаю. Меня не интересуют ни ваша кузина, ни ваша чопорная тетка. Когда я вхожу в Банкетный зал, они делают вид, будто меня не замечают, а когда я выхожу в дворцовый сад — отворачиваются. Но рано или поздно они заплатят за каждое слово, которое мне не сказали, за каждый взгляд, которого меня не удостоили, за мельчайшую невежливость, которую себе позволили! Это леди Дарлингтон посоветовала королеве вычеркнуть меня из списка фрейлин. Это ее оскорбительные слова в мой адрес королева повторила его величеству. Я этого не забуду. Настанет день, когда она со своей бледной дурочкой, которую вы хотели бы сделать своей женой, еще пожалеют об этом.
Постепенно Барбара довела себя до припадка ярости, которыми была известна. Ее глаза сверкали, руки сжимались так, что побелели костяшки пальцев, грудь бурно вздымалась. Слетавшие с ее злобно искривившихся губ слова были похожи на капли яда. Но ее ярость по-своему завораживала.
Немногие женщины не становятся уродливыми в гневе.
Рудольф, которому нередко приходилось видеть ее в таком состоянии, наблюдал за ней, почти не слушая. В ее ярости было нечто волнующее, привлекающее мужчину сильнее и неотвратимее, чем томный шепот иных красавиц.
Барбара сорвала с себя белый пеньюар и, швырнув на пол, стала топтать ногами. Полуобнаженная, в пене волнующихся кружевных юбок, она выкрикивала:
— Им придется плохо, не сомневайтесь! Я растопчу их, как топчу эту тряпку! Я вышвырну их из дворца с такой же легкостью, как сейчас бросаю этот гребень!
Барбара схватила лежавший на туалетном столике золотой гребень, украшенный драгоценными камнями, и швырнула его через всю комнату. Он сверкнул в воздухе и вылетел в открытое окно. Секунду Барбара и Рудольф недоуменно смотрели ему вслед, а потом бросились к окну. Под ними находился дворцовый сад, где совершали вечернюю прогулку приближенные к королю.
Гребень попал в голову пожилого джентльмена и сбил с него шляпу. Барбара с Рудольфом видели, как он поднял гребень и с недоумением его рассматривав. Шляпа осталась валяться на земле, парик сбился набок, приоткрыв лысину. Молодые люди переглянулись и одновременно расхохотались.
Вспышки гнева Барбары были похожи на короткие летние грозы. И вот тучи рассеялись, солнце выглянуло снова: она весело смеялась, переводя взгляд с бедолаги внизу на корчившегося от смеха Рудольфа.
— Господи, спаси! Не удивлюсь, если он подаст иск об оскорблении его персоны! — воскликнул Рудольф;
Барбара захихикала и кончиками пальцев коснулась его щеки.
— Вы слишком милы, чтобы достаться этой глупой деревенской девчонке с ее невинным личиком и бледной улыбкой, — проговорила она. — Когда вы станете маркизом, я, пожалуй, и сама могу выйти за вас замуж.
Рудольф моментально перестал смеяться.
— Вопрос в том, когда это будет, — мрачно заметил он.
— Я сделаю все, что смогу, — пообещала Барбара. — А сейчас вам лучше уйти. Если король застанет вас здесь, это не пойдет вам на пользу.
Не успела она договорить, как за дверью послышался чей-то голос. Барбара взглянула на Рудольфа, тот лихорадочно осмотрелся. Второго выхода из спальни не было. Мгновение он колебался, а потом взглянул на Барбару. Ее обнаженные плечи, растоптанный белый пеньюар, разметавшиеся по плечами темные волосы говорили о неистовстве страсти.
Барбара заметила испуг на лице Рудольфа, но не успела даже понять, что он собирается сделать. Ее гость быстро шагнул к окну и перекинул ногу через подоконник. Она подавила истерический крик. Секунду он висел, зацепившись кончиками пальцев за подоконник, потом исчезли и они.
Позади нее открылась дверь. Не поворачивая головы, Барбара шагнула к окну и выглянула в сад. Рудольф упал на газон, благополучно поднялся и отряхнулся. На него в полной растерянности взирал низенький толстяк, который держал в руке усыпанный драгоценными камнями гребень.
— Что вас так заинтересовало? — услышала она голос у себя за спиной.
Барбара закрыла окно и повернулась, прислонившись к подоконнику.
— Сегодня в саду очень много народу, сир. Мне бы не хотелось, чтобы кто-нибудь подслушал нас.
— Надеюсь, сегодня вы будете нежнее со мной, — отозвался Карл с ироничной улыбкой. — Вчера вечером вы сурово отчитывали меня за то, что я не согласился отдать вам право на акцизные сборы с эля и пива.
— Нехорошо было пожалеть для меня такой мелочи, сир!
Она приблизилась к нему. Вечернее солнце, словно языками пламени, лизало ее белоснежную кожу. Карл перевел взгляд на ее губы. Они приоткрылись, и ему показалось, что они чуть дрожат, словно в порыве экстаза.
— А что, если я заглажу свой проступок? — тихо проговорил он. — Если скажу, что вы можете получить акциз, коль скоро вам это угодно?
— А вы это скажете, сир? Правда?
Их взгляды встретились. Оба уже почти задыхались, но еще не двигались, намеренно отсрочивая ожидаемое наслаждение.


Рудольф стряхнул с одежды землю и травинки и только теперь вспомнил, что его шляпа осталась у Барбары в спальне.
На секунду он окаменел от ужаса. Трудно будет объяснить ее присутствие. Но почти сразу же он пожал плечами. Никто не смог бы установить, что шляпа принадлежала именно ему. А завтра, когда он получит ее обратно, можно будет сменить на ней перья.
Он уже собрался уйти, когда низенький толстяк, смотревший на него с немалым удивлением, спросил:
— И часто вы попадаете в сад таким путем, сэр?
— А почему бы и нет? — отозвался Рудольф. — Входить через калитку — это так прозаично, не правда ли?
Толстяк почесал в затылке.
— Мне это как-то не приходило в голову.
— Искусство красивой жизни, — продолжал Рудольф с видом философа, — состоит в неожиданности. Я вижу, сэр, что разговариваю с человеком, который это уже понял. Ибо что вы держите в руке? Не трость, сэр, и не шпагу, а драгоценный гребень. Блестящая и оригинальная мысль, которая должна была бы понравиться всем, кто не настолько закоснел, чтобы потерять способность воспринимать нечто новое.
Толстячок неуверенно кашлянул.
— Вы… вы думаете, что это похвально? — с сомнением спросил он.
— Я совершенно в этом уверен, и позвольте мне первому вас поздравить. — С этими словами Рудольф поклонился. — Вы разрешите мне представиться? Рудольф Вайн, к вашим услугам.
Толстяк поклонился в ответ.
— Рад с вами познакомиться, сэр. Я сэр Филипп Гейдж, мировой судья.
— Счастлив с вами познакомиться, сэр!
— И я тоже, — отозвался сэр Филипп, не желая уступать ему в любезности. — Я недавно при дворе и мало с кем здесь знаком. Лорд канцлер, мой давний друг, пригласил меня приехать во дворец, чтобы обсудить с его величеством, как избавить от воров и мошенников столицу и ее окрестности.
— А их так много?
Рудольфу стало скучно, и он оглядел придворных, которые прогуливались по саду, в надежде увидеть кого-нибудь из друзей и под этим предлогом закончить разговор.
— Много? — откликнулся сэр Филипп. — Если бы я назвал вам точное количество хотя бы тех, что известны властям, вы изумились бы, дорогой сэр, да-да, изумились бы! Возьмем одних только разбойников. За последние два месяца произошло не меньше трехсот случаев ограбления путешественников, направляющихся в столицу. Триста ограблений! Разве это не позор в наши дни, когда цивилизация, просвещение и наука шагнули так далеко вперед?
— И что вы предполагаете предпринять? — спросил Рудольф, борясь с зевотой.
— Предпринять? Предпринять? А что я могу предпринять? — возмущенно воскликнул сэр Филипп. — Поймаю их, конечно. Поймаю этих подлых разбойников и вздерну на ближайшей виселице или на дереве, если виселицы поблизости не окажется.
— Разбойники? Вы сказали — разбойники? — вдруг заинтересовался Рудольф.
— Вот именно, сэр! — чопорно подтвердил сэр Гейдж.
— Тогда вы именно тот человек, который мне нужен! — заявил Рудольф. — Пойдемте, сэр Филипп. Вы не откажетесь отправиться со мной в таверну? Мне бы хотелось кое-что с вами обсудить.
— С радостью, дражайший, с радостью. Но как же король?
Вдруг он меня вызовет! Мне не хотелось бы отсутствовать в тот момент, когда я понадоблюсь его величеству.
— Вы не понадобитесь его величеству еще по меньшей мере час, можете не сомневаться. Пойдемте, сэр, выпьем вина.
Я уверен, что вам это требуется не меньше, чем мне.
— Ну, должен признаться, мне действительно хочется пить, — признался сэр Филипп.
Он нахлобучил шляпу на парик, недоуменно посмотрел на драгоценный гребень, который по-прежнему держал в руке, и пошел следом за Рудольфом через сад к выходу на Даунинг-стрит.
Тея, которая как раз выходила в сад с лужайки для игры в шары, увидела, как они уходят по дорожке, обсаженной деревьями.
— Посмотрите, — сказала она своей двоюродной бабке, — вон кузен Рудольф! Он идет без шляпы и разговаривает с забавным коротышкой, которого я раньше не видела.
Графиня поднесла к глазам лорнет.
— Я вижу Рудольфа, — сказала она, — но понятия не имею, кто с ним.
— Я могу сказать вам, кто он, — вмешался лорд Сент-Винсент, который сопровождал Тею и вдовствующую графиню. Это был женоподобный и довольно скучный молодой человек, который стал поклонником Теи, как только до него дошли слухи о ее приданом (его сумма увеличивалась по мере того, как слухи распространялись, пока не достигла совершенно невероятной цифры, ожидавшей того счастливца, которому она отдаст руку и сердце).
Для Теи единственным достоинством лорда Сент-Винсента было то, что он знал все и вся о том, что делалось при дворе. Он был не только сплетником, но и знатоком истории дворца. Как поклонника Тея могла бы прогнать его, не задумываясь, но в качестве гида он был незаменим, и потому она готова была выносить его общество по несколько часов ежедневно.
— И кто же он? — спросила Тея, глядя вслед удаляющимся фигурам Рудольфа и его спутника, которые были так поглощены беседой, что не замечали никого вокруг.
— Это сэр Филипп Гейдж, мировой судья, которого лорд-канцлер вызвал для того, чтобы он помог восстановить в Англии торжество закона. Но при том, как распространилась сверху донизу коррупция, это задача не из легких.
— Хорошо, если он хотя бы найдет способ избавиться от карманников вокруг театра, — заявила леди Дарлингтон. — У леди Сирс, фрейлины ее величества, прошлым вечером сняли с руки браслет, а двум нашим знакомым джентльменам обчистили карманы, пока они шли от кареты к входу в театр.
— Это просто позор, — поспешил согласиться лорд Сент-Винсент. — Но не думаю, чтобы сэр Филипп стал заниматься карманниками и мелкими воришками. Его интересует уничтожение разбойников на больших дорогах. Говорят, один из них отнял у него фамильные драгоценности, которые он вез в Лондон на коронацию. По этой ли причине, или по какой-то другой, но он ненавидит всех разбойников. Утверждают, что за последние полтора года он повесил больше разбойников, чем другие судьи за десять лет.
— И отлично, потому что они настоящее бедствие для мирных путешественников! — воскликнула леди Дарлингтон. — Признаюсь, когда мы ехали из Уилтшира в Лондон, я всю дорогу глаз не смыкала, боялась, что проснусь, а на меня наставлен пистолет. Помнишь, Тея, как я нервничала?
Обернувшись, графиня увидела, что Тея не сопровождает их с лордом Сент-Винсентом в неторопливом следовании по аккуратным газонам сада, а так и стоит у входа, глядя вслед Рудольфу и сэру Филиппу, хотя те уже почти скрылись из виду.
— Тея! — окликнула ее графиня. — Идем, милочка. Нам пора возвращаться: скоро обед.
Тея вздрогнула и поспешила догнать свою двоюродную бабку и лорда Сент-Винсента, пока они шли к галерее, но она не открыла рта. Там они распрощались со своим спутником и пошли наверх, в свои апартаменты.
— Я нахожу этого молодого человека на удивление интересным, — проговорила графиня, поворачивая к своей комнате. — Не будь он таким мягкотелым щеголем, я бы, пожалуй, еще подумала-, прежде чем разрешать тебе ему отказывать.
Тея рассмеялась.
— Слушать его интересно, тетя Энн, но при этом на него не следует смотреть! При плохом освещении вообще непонятно, мужчина он или женщина. Согласитесь, что для мужа это недопустимо!
— Иди переодеваться, маленькая негодница! — ласково проговорила графиня. — Бог свидетель, мне не хочется потерять такую компаньонку, как ты, но если ты и дальше с таким же упорством будешь отвергать поклонников, то умрешь старой девой!
— Я готова рискнуть, — улыбнулась Тея и, поднявшись на цыпочки, поцеловала старую даму в щеку. — Я слишком счастлива с вами, чтобы желать чего-то иного, — добавила она и пошла к себе.
Вдовствующая графиня посмотрела ей вслед с нежной улыбкой на тонких губах.
Как только Тея закрыла за собой дверь своей спальни, ее лицо сразу стало серьезным. Она не сомневалась, что Рудольф поспешил завязать знакомство с сэром Филиппом Гейджем неспроста. Ее кузен, отчаянно добиваясь права стать маркизом Стейверли, за прошедшие недели стал особенно нетерпелив.
Оказываясь в обществе вдовствующей графини, он неизменно возвращался к этой теме. Тея не знала, разговаривала ли леди Дарлингтон с королем. Казалось, она наблюдает за своим племянником очень внимательно, но с Теей она эту тему не затрагивала.
После того как Тея узнала от Марты о том, кто такой Лусиус, ей не удалось больше ничего узнать у своей служанки.
Та упрямо отказывалась разговаривать на эту тему и впервые в жизни замкнулась в почти враждебном молчании.
— Ничего я не знаю! — повторяла она снова и снова.
Больше Tee ни разу не удалось вырвать у нее какие-нибудь сведения о Белогрудом.
И все-таки какое-то предчувствие говорило ей, что постепенно она все узнает. Девушка наблюдала за Рудольфом, старалась его разговорить, поймать на каком-нибудь признании, заставить хоть словом намекнуть, что именно ему известно об их пропавшем кузене. Однако Рудольф был слишком хитер и осмотрителен. Сколько она его ни расспрашивала, он ловко уходил от ответа. Только снова и снова повторял, что бедняга Лусиус наверняка погиб, что его либо повесили, либо оставили умирать в придорожной канаве.
Tee было нелегко скрывать, насколько ее интересует все, что касается Лусиуса. Но только когда она делала вид, будто ее интересует будущее Рудольфа, ей удавалось заставить его говорить о себе и хоть что-то узнавать о его планах. Порой она чувствовала себя такой неопытной и неловкой, что готова была расплакаться от сознания собственной беспомощности.
Ей казалось, будто что-то должно вот-вот произойти, что-то крайне важное. Но, предоставленная самой себе, Тея только беспомощно металась, словно отыскивая дорогу в тумане..
Она догадывалась, что Рудольф с сэром Гейджем направились или в таверну, или в апартаменты сэра Филиппа. Нет ли у Рудольфа какой-то информации, которую он может передать сэр Филиппу? Информации о разбойнике, чей арест и смерть будут ему крайне на руку?
Она мучительно размышляла, что можно предпринять, мысленно перебирая те сведения, которые услышала от лорда Сент-Винсента. Тея вспомнила его слова о том, что какой-то разбойник отнял у сэра Филиппа фамильные драгоценности, когда он ехал с ними в Лондон на коронацию. Драгоценности… значит, у сэра Филиппа есть жена! Ну что ж, можно попробовать подойти с этой стороны. Завтра надо будет убедить графиню нанести леди Гейдж визит. Женщины разговорчивее мужчин. Возможно, так удастся что-нибудь узнать о планах Рудольфа!
Обрадованная такой идеей Тея вызвала Марту и начала переодеваться. Им с леди Дарлингтон предстояло обедать в шесть часов в большом Банкетном зале. Сегодня — как, впрочем, почти каждый вечер — там будет царить веселье. Надевая белое атласное платье поверх нижней юбки из синей тафты, Тея испытывала радостное волнение.
В Банкетном зале ощущались такие величие и красота, которые неизменно приводили ее в восторг. Трубачи и литавристы в алых куртках, отделанных серебряным галуном, с украшенными парчовыми лентами инструментами, казались девушке существами из какой-то волшебной сказки. Игра королевских флейтистов заставляла ее чувствовать себя принцессой, а когда придворные дамы и лорды торжественной процессией шли к столу, в воздухе витали ароматы цветов и французских духов, которые так любил король.
Когда в зале появлялись король и королева, все замолкало. В его величестве тоже было нечто такое, что заставляло Тею смотреть на него как на героя какой-то саги. Он был такой высокий, стройный, смуглый, а в его устало улыбающихся глазах таилась ирония. Даже сейчас, по прошествии двух лет, она видела восторг, который появлялся а глазах придворных, когда они смотрели на своего короля, за которого многие недавно тайно поднимали тосты, о котором грезили и имя которого решались упоминать только шепотом. Это был их король. Он много страдал, однако сумел сохранить чувство юмора. Он был невероятно щедр и добр, любил животных и обожал своих детей. Он наслаждался танцами, музыкой и театром, ему нравилось говорить об астрономии, архитектуре, химии и садоводстве. И у него был неисчерпаемый запас историй, почти всегда остроумных, хотя порой и недостаточно утонченных.
Многие прозаичные англичане находили своего короля загадочным. Наверное, понятнее всего им была его любовь к спорту, охота и поездки верхом летом по утренней прохладе, его страстная любовь к путешествиям по воде — королевское судно в постоянной готовности всегда стояло у причала близ королевского дворца.
Это был странный, необъяснимый человек. Образованный, с безупречными манерами и невероятной мужской привлекательностью. Человек, который во всем оставался королем. И вот он входил в Банкетный зал в сопровождении свиты под звуки любовных песен, которые на галерее пел мальчик-француз.
Порой, когда Тея смотрела на короля, пока он усаживался за стол, и думала, как долго пришлось ему страдать от бедности и лишений, изгнания и горя, на глаза у нее наворачивались слезы. А потом она вдруг замечала, как королева с обожанием смотрит на своего супруга, а взгляд Карла устремлен туда, где Барбара Каслмейн демонстрирует свою вызывающую красоту.
И тогда Tee становилось грустно. Волшебная сказка заканчивалась не так, как должно было быть. Карлу следовало вернуть себе трон и жить долго и счастливо. Но пребывание рядом с ним леди Каслмейн лишало сказку счастливого конца. Иллюзия волшебной красоты исчезала, и на ее месте Тея видела человеческие чувства, страсти и обиды, которые скрывались под всем этим блеском.
Робкая королева в вечном страхе лишиться доброго расположения мужа. Барбара Каслмейн — жадная, хищная, требовательная, желавшая все большего внимания короля, все более щедрых подарков, которыми он без конца осыпал ее.
Их лица притягивали внимание Теи, как и озабоченное лицо лорда-канцлера, который пытался примирить короля и парламент, и плотоядные взгляды герцога Букингемского, чья связь с графиней Шрусбери стала при дворе притчей во языцех, и грубое плебейское лицо генерала Монка, которого все забывали величать его новым титулом герцога Олбимарлского, и его болезненной раздражительной жены, которая была его портнихой, прачкой и любовницей. В Банкетном зале было еще множество лиц, и на всех лежала печать мыслей и чувств, желаний и страстей. А порой, на другом конце залаяли рядом с собой, Тея видела лицо Рудольфа и пыталась понять, о чем он думает. Иногда он улыбался ей, пытаясь привлечь ее внимание, но чаще смотрел на Барбару Каслмейн. И тогда в его взгляде появлялось выражение, которое и отталкивало, и пугало девушку.
Долгое время ей не удавалось определить, что это было за выражение, но в конце концов она все-таки поняла. Оно впервые промелькнуло на лице Рудольфа во время первого его разговора с леди Дарлингтон, когда графиня сказала, что законным наследником маркизата считается Лусиус. Это было выражение отчаянного беспокойства, растущего нетерпения, желания удовлетворить свои амбиции и — ради удовлетворения их — готовности убить. Убить, чтобы знать: тень разбойника больше не стоит на его пути.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Леди и разбойник - Картленд Барбара

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12Глава 13Глава 14Глава 15

Ваши комментарии
к роману Леди и разбойник - Картленд Барбара



Несомненно, это лучший роман у Картленд. Конечно, похож на сказку, но не так много соплей и чуши, как в других ее романах: 8/10.
Леди и разбойник - Картленд БарбараЯзвочка
11.02.2011, 13.47





у барбары нет неинтерестних книг
Леди и разбойник - Картленд Барбарамария
15.06.2011, 11.24





аа Бобо (собачку) то как жалко...наверное для меня это самое печальное в этой книге
Леди и разбойник - Картленд Барбараололо
21.07.2012, 22.43





Хорошая одноименная экранизация этого романа з Хью Грантом в главной роли, мне кажется, что фильм красочнее книги
Леди и разбойник - Картленд БарбараItis
4.06.2013, 17.55





Не могу сказать что роман мне очень понравился, но он хороший))
Леди и разбойник - Картленд БарбараЛапочка
30.08.2013, 21.34





Не могу сказать что роман мне очень понравился, но он хороший))
Леди и разбойник - Картленд БарбараЛапочка
30.08.2013, 21.34





Этот роман интересный, но не лучший среди романов Барбары Картлэнд
Леди и разбойник - Картленд БарбараАлина
28.09.2013, 16.01





замечательный роман!! Читала с упоением!!!
Леди и разбойник - Картленд БарбараВалентина
27.04.2014, 15.53





Роман прочла с удовольствием. И сюжет интересен и диалоги тоже. Очень интересные сравнения между охотой и "охотой мужчин за женщиной". Понравился образ Теи, волевая и смелая. А Лусиус - мужчина, на которого женщина может положиться, который сможет беречь и защищать ее!!! Всем желаю таких мужчин! 8 баллов.
Леди и разбойник - Картленд БарбараЖУРАВЛЕВА ,г.Тихорецк
31.05.2014, 8.35





Мне понравилось!! Не смотря на отсутствие постельных сцен все было хорошо. Приятно и легко читать! Наслаждайтесь!!!
Леди и разбойник - Картленд БарбараЕлена
31.05.2014, 18.52





Ах ты, Господи, я даже прослезилась! Надо же!
Леди и разбойник - Картленд БарбараЛюбовь.
15.06.2015, 10.11








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100