Читать онлайн Леди и разбойник, автора - Картленд Барбара, Раздел - Глава 12 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Леди и разбойник - Картленд Барбара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.08 (Голосов: 26)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Леди и разбойник - Картленд Барбара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Леди и разбойник - Картленд Барбара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Картленд Барбара

Леди и разбойник

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 12



По возвращении во дворец на Тею посыпались поздравления и от друзей, и от бывших врагов. Она не хотела ни с кем ссориться и поэтому старалась не обращать внимания даже на самую явную лесть.
Она была счастлива вернуться домой, и первое, что сделала, обретя свободу, — это преклонила колени в королевской часовне, вознося благодарственную молитву, которая шла из глубины ее сердца. Однако радость ее омрачалась мыслью о том, что теперь Лусиусу угрожает еще большая опасность, чем прежде.
Трудно было надеяться на то, что власти простят ему, что он держал под пистолетами судью и присяжных и сделал судебную власть всеобщим посмешищем. Все только об этом и говорили. Театральное появление Лусиуса и спасение Теи сделали его героем Лондона.
Мальчишки мастерили подобия масок из тряпок и играли на улицах в Белогрудого, который бросает вызов судье Далримплу. При этом роль Белогрудого доставалась старшим и сильным ребятам, а младшим как более слабым приходилось соглашаться на незавидную роль королевского судьи.
Во дворце те, кто не был на заседании суда, снова и снова просили Тею описать им Белогрудого и утверждали, что влюбились в него по одним только описаниям и рассказам. Апартаменты леди Дарлингтон осаждали женщины разных возрастов, которые мечтали поговорить с Теей о ее галантном избавителе. И все они не скупились на лукавые намеки, даже не догадываясь, насколько их романтические предположения близки к истине.
Тея не могла бы сильнее любить этого человека, тосковать о нем, трепетать при одной мысли о нем. И ей трудно было скрывать свои чувства от тех, кто с любопытством выспрашивал ее. Все ее существо томилось от любви. Ее не оставляли мысли о подстерегающих его опасностях, так что она не ведала ни минуты покоя. Тея снова и снова переживала те секунды, когда Лусиус появился в зале суда. Его полная достоинства походка, гордо поднятая голова, чуть насмешливая улыбка — все переполняло ее сердце любовью и гордостью. В тот Гуюмент она с трудом удержалась, чтобы не броситься к нему в объятия! Каждый миг был запечатлен в ее сердце.
Тея ощущала на себе его взгляд и знала, что он безмолвно шлет ей слова любви и утешения. Она не сомневалась, что он, как никто другой, понимает, что ей пришлось пережить за стенами Ньюгейта, какой удар был нанесен ее гордости.
Как много могут люди сказать друг другу одним только взглядом, если их сердца бьются в унисон, если они вместе не телом, но духом. Даже посреди того смятения, которое царило в суде, Тея чувствовала, что они принадлежат друг другу. Может, в прошлой жизни они были единым целым? Возможно, за долгие века их жизни много раз переплетались. И сейчас, когда они встретились, нити их судеб соединились снова.
Тея думала, что инстинктивно почувствовала это с их первой встречи ночью в лесу. Им не нужны были слова, потому что их души узнали друг друга.
Стоя на коленях в тиши королевской часовни, Тея закрывала глаза и снова ощущала прикосновение губ Лусиуса, его сильные руки, обнимавшие ее в библиотеке Стейверли. В тот момент она почувствовала, что их любовь — это дар небес, что на них лежит благословение Божье. Такая любовь должна почитаться огромным счастьем, даже если им даровано только очень короткое время.
Думать о будущем Тея не могла. Она не представляла себе, что они с Лусиусом будут когда-нибудь вместе, не опасаясь преследований и ареста, смогут занять принадлежавшее им по праву место в обществе.
Лусиусу грозит опасность! Только эта мысль всегда была с нею. Даже молясь о нем, девушка испытывала страх, боялась, что закон в конце концов настигнет его. И больше всего она боялась Барбару Каслмейн.
Тея видела, с каким лицом леди Каслмейн ушла из здания суда. Хмурясь, поджав губы, она удалилась из зала в сопровождении своих друзей. Ее ярость еще больше усилили едкие замечания, брошенные в ее адрес из толпы, пока она шла к своему экипажу. А вернувшись во дворец, Барбара обнаружила, что та, кого, по ее мнению, следовало повесить, стала героиней дня.
Барбара слишком привыкла, что все ее желания исполняются, она не умела проигрывать, и от ее дикой ярости всем домашним пришлось туго. Даже короля его возлюбленная привела в растерянность своими истериками. Он постарался смягчить ее подарками и новыми суммами из королевской казны, но даже это почти не умерило ее бешенства.
Она подозревала, что за цветистыми комплиментами ее кавалеров кроется ирония, а мысль о том, что над ней могут смеяться, выводила Барбару из себя. Она хорошо помнила, что при своем появлении в Лондоне не могла похвастаться модными нарядами. Ее красота была достаточно яркой, чтобы привлечь к ней внимание, но она навсегда запомнила хихиканье и снисходительные улыбки на лицах придворных, которые считали ее сельской простушкой.
Барбара быстро сумела завоевать признание в придворных кругах, но не забыла страдания первых недель, и в глубине ее сердца сохранялись ощущения той девушки, которая забавляла, а не ослепляла окружающих.
Возможно, именно эти воспоминания вместе с бесконечными жалобами матери на их бедность сделали ее такой меркантильной, ненасытной и жадной. Если бы ее отец был жив, все могло сложиться совсем иначе, но виконт Грандисон умер от ран, полученных при осаде Бристоля. Все, кто его знал, высоко отзывались об отваге, мужестве, справедливости и порядочности этого человека, о том, каким прекрасным примером он был для всех, кто служил под его командованием. Лорд Грандисон мог бы направить страстную натуру своей дочери в более достойное русло, а ее красота служила бы благим целям и не была бы соблазном для тех, кто имел с ней дело.
Но после смерти отца Барбару растили слабовольная, вечно всем недовольная мать и отчим, которому до нее, в сущности, не было дела. Она чувствовала себя ненужной и лишней в доме, где ее только терпели. А она постоянно жаждала того, чего была лишена. Даже получив наконец все то, к чему стремилась ее страстная юная душа, Барбара обнаружила, что не в состоянии этим удовлетвориться. Ей постоянно хотелось чего-то еще, и эта жадность казалась совершенно неукротимой.
Живя в Уайтхолле, Барбара привыкла думать, что все ее желания должны исполняться. И теперь, когда ее месть не удалась, могла думать только о том, как еще досадить своим врагам. Ум у нее был острый, а от ее наблюдательных глаз не укрылось, каким взглядом обменялись Тея и Белогрудый.
Она сразу догадалась, что Тея влюблена в разбойника, и решила принять это к сведению на будущее. А потом, разглядывая лицо человека в полумаске, слушая его красноречивый рассказ в завороженно затихшем зале, Барбара обнаружила, что его голос оказывает на нее странное воздействие. Ей нравился его низкий, бархатный тембр, хотя смысл его слов вызывал у нее ярость. Она обнаружила, что ловит каждое его слово. И когда Белогрудый кончил свою речь, а с ней и драма в зале суда осталась позади, леди Каслмейн поняла, что не может забыть ни голоса разбойника, ни движений его губ.
Воспоминания о нем не давали Барбаре покоя и после возвращения во дворец. Она просыпалась ночью и вспоминала, как в прорезях маски сверкали его глаза. А когда в ней пробуждались желания, она думала только о том, как бы их удовлетворить. Справедливости ради надо сказать, что она никогда не притворялась и не обманывала себя.
В ночь после суда над Теей Барбара поняла, что хочет снова увидеть Белогрудого. Трудности, которые стояли перед ней, только разжигали ее желание и решимость добиться своего. В уме она уже строила планы и выискивала пути, чтобы добиться своих целей.
Две ночи она провела без сна, придумывая и отбрасывая планы один за другим, пока ей не показалось, что она нашла то, на чем следовало остановиться. Войдя в ее спальню в девять часов утра, горничная обнаружила, что ее госпожа уже встала.
— Вы сегодня рано, миледи, — осмелилась заметить она, увидев, что занавески раздвинуты, а постель пуста.
Но Барбара только прикрикнула на нее, приказав не лезть не в свое дело, и отправила на поиски дворецкого. Она была очень нетерпелива и, страстная по натуре, не в состоянии была обуздать себя.
Труднее всего ей давалась необходимость дожидаться, пока отправленный ею с поручением человек не вернется обратно.
Часто, когда ее посланец возвращался, успешно выполнив задание, вместо похвалы его встречал разнос за то, что он слишком задержался.
Отправив своего дворецкого на поиски нужных ей сведений, Барбара послала лакея за Рудольфом. Получив ее послание, Рудольф счел за лучшее явиться немедленно, поскольку прекрасно понимал, насколько неразумно было бы сейчас сердить Барбару. Он, как и король, вынужден был принять на себя основную часть ее гнева из-за неудачи в суде. Войдя в покои миледи, он нашел ее беспокойно расхаживающей по комнате. Взгляд у нее был жесткий и такой же холодный, как волны Северного моря декабрьским утром.
В красоте Барбары было нечто такое, что всегда напоминало Рудольфу океан. Ее настроение менялось так же стремительно, как цвет волн на море. Она бывала ласковой и солнечной, как залив под небом Средиземноморья: такие же синие глаза и улыбка, теплая, как солнечные лучи, что отражаются от поверхности морской глади. А в следующую минуту она вдруг ярилась, словно море в шторм. Глаза ее метали молнии, в голосе звучали громовые раскаты, и казалось, вокруг нее волны с грохотом разбиваются о прибрежные скалы.
Когда Барбара впадала в бурную ярость, она наводила страх на всех, и Рудольф обрадовался, увидев, что на этот раз она была всего лишь мрачной.
Он приложился к ее руке, но, когда хотел заключить ее в объятия и поцеловать в губы, она его оттолкнула.
— Не прикасайтесь ко мне! — резко сказала она. — Я вызвала вас сюда, потому что хочу узнать правду. Кто тот человек?
Рудольф, стараясь выгадать время, недоуменно спросил:
— О ком вы говорите?
— Вы прекрасно знаете, о ком я говорю! Я желаю знать настоящее имя этого разбойника, которого все называют Белогрудым.
Рудольф картинно взмахнул руками.
— Но почему вы спрашиваете об этом меня? Скорее, сэр Филипп Гейдж должен располагать нужными вам сведениями.
Барбара бросила на него такой яростный взгляд, что он инстинктивно отступил на шаг.
— Не лгите мне! Вы прекрасно знаете, кто такой Белогрудый. И если уж на то пошло, то и я тоже знаю.
— Тогда это вы должны рассказать мне, поскольку я в неведении.
Барбара взглянула ему в глаза и не отпускала его взгляд несколько секунд. Этот безмолвный поединок так измучил Рудольфа, что на лбу у него выступил пот.
— Ха! — наконец резко бросила Барбара, отворачиваясь от него. — Вы такой же трус, как и все остальные! Почему вы боитесь сказать правду? Белогрудый — это подлинный маркиз Стейверли, и у вас не хватает мужества ни разоблачить его, ни убить, чтобы обеспечить себе титул!
Рудольф не пытался с ней спорить.
— Откуда вы это узнали? — беспомощно спросил он.
— Во-первых, об этом говорило ваше настоятельное желание поймать его. С каких это пор вас заботят закон и порядок?
Ясно, что вам это почему-то стало выгодно! А во-вторых, вы очень похожи с Белогрудым. Я видела только часть его лица, но все же ваше сходство бросилось мне в глаза. Вы примерно одного роста, и в вашей походке тоже есть нечто общее, хоть я и не смогла бы сказать, что именно. Голос у него ниже, чем у вас, и звучит более мужественно. Когда я увижу его без маски, наверняка смогу убедиться, что и лицо у него более мужественное. В его внешности есть то, чего вам всегда не хватало.
— Когда вы увидите его без маски? — переспросил Рудольф.
Он весь подался вперед, и в его глазах зажглась надежда.
Барбара насмешливо на него посмотрела.
— Если вы решили, что Белогрудый пойман, вы ошибаетесь. Однако я хочу увидеть его без маски. За этим я вас сюда и вызвала: вы должны сказать мне, где я могу его найти.
Рудольф посмотрел на нее с изумлением, которое на этот раз не было наигранным.
— Но… но откуда я могу… это знать? — пробормотал он.
— А почему бы вам об этом не знать? — осведомилась Барбара. — Ведь он ваш двоюродный брат!
Рудольф внезапно пришел в ярость.
— Дьявол! Чего вы добиваетесь? Хотите заставить признать, что мои притязания на маркизат не имеют никаких оснований, потому что законный наследник жив? Вы обещали помочь мне, Барбара. По-вашему, это — помощь?
— Вы просто самовлюбленный идиот! Меня не интересуете ни вы, ни ваши попытки присвоить титул, на который, как вы прекрасно знаете, у вас нет прав. Я хочу увидеться с этим вашим родственником, называющим себя Белогрудым. Я хочу с ним говорить.
— Но это невозможно! Никто не знает, где он.
Барбара откинулась на спинку кресла и прищурилась.
— Вот уж не ожидала, что вы настолько тупы! — устало проговорила она. — Совсем недавно вы ночью отправились на поиски этого самого человека. И потерпели неудачу. Где вы его искали?
— Мы отправились в Стейверли, — ответил Рудольф. — До меня дошли слухи, что Белогрудый и его шайка превратили Стейверли в свой штаб. Но моя кузина Тея оказалась там раньше нас и предупредила Лусиуса. Он скрылся с черного хода, пока мы ломали парадную дверь.
— Когда начинаешь охоту, надо сторожить лисью нору у всех выходов, иначе зверь уйдет от вас, — насмешливо бросила Барбара. — А от кого вы получили эти сведения?
— О том, что Лусиус устроил в Стейверли штаб? Право, не стоит и упоминать!
— Скажите!
— Ну, вообще-то это была женщина, — ответил Рудольф с некоторым смущением.
— Кто она?
— Вы не можете ее знать.
— Я спросила, кто она.
— Ее зовут Молли Петтит.
— Где она живет?
— В «Зеленом драконе», в конце Флит-стрит.
— Почему она вам это рассказала?
Вид у Рудольфа был довольно смущенный, так что Барбара нетерпеливо сказала:
— Ах, Бога ради, отвечайте на мой вопрос и не сидите здесь с видом полного идиота! Совершенно ясно, что вы спали с этой девицей. Но если вы думаете, что я готова ревновать к каждой уличной шлюшке, то вы глубоко ошибаетесь!
— Я выпил лишнего, — пробормотал Рудольф, — а вы были с королем.
— Оставим это, — отрезала Барбара. — Что она сказала?
— Почти то же самое, что только что говорили вы: что я удивительно похож на моего кузена. Конечно, она не знала, что он мой двоюродный брат, но я понял, о ком идет речь, и попытался заставить ее разговориться. В конце концов мне удалось узнать, что один из людей Лусиуса приходил в «Зеленый дракон» за какими-то припасами. Молли ему понравилась — она и впрямь недурна для девицы такого пошиба. Она и предложила на следующий день привезти припасы из Лондона на одноконной повозке. Он согласился, и, насколько я понял, они недурно провели остаток ночи. Он ушел от нее на рассвете, и ей показалось, что ему не хотелось, чтобы его видели на улицах при свете дня.
Она привезла продукты в условленное место, и по ее описанию я понял, что это на краю парка, окружающего Стейверли. Там ее встретил ее поклонник, а с ним оказался еще один человек, тот, который был странно похож на меня. По ее словам, это был, бесспорно, джентльмен. Он расплатился с ней и попросил никому не рассказывать о том, с кем она встречалась и кому продала свои товары.
Молли сдержала свое слово, но мое сходство с незнакомцем так удивило ее, что она не выдержала и начала выведывать у меня, кто он мог быть и не брат ли он мне.
— Так что вы знали, что он живет в Стейверли?
— Если подумать, то лучшего места не найдешь, — ответил Рудольф. — Большой дом пуст и заброшен. В нем полно потайных ходов, погребов и подвалов, секретных комнат. Надо только их знать. Но мне не приходило в голову, что шайка разбойников может поселиться в пустующем доме. Я впервые услышал о таком!
— Думаете, он вернется туда теперь, после того, как вы их оттуда спугнули? — задумчиво спросила Барбара.
— Полагаю, что да. И сэр Филипп придерживается такого же мнения. Поэтому он выжидает.
— А вы? Вы тоже готовы ждать? — жестко спросила Барбара, прекрасно зная ответ.
Рудольф густо покраснел.
— Проклятие! Вы же знаете, в каком я положении! Вы всего две недели назад одалживали мне деньги! Это дало мне возможность не голодать, но ненадолго.
— Теперь, когда ваша кузина на свободе, следовало бы попросить ее помочь вам, — горько улыбнулась Барбара.
— Она мне поможет! — огрызнулся Рудольф. — Можете в этом не сомневаться!
Его голос внезапно зазвучал так резко, что Барбара пристально посмотрела на него.
— Что вы намерены предпринять?
Он рассказал ей о своих планах. Выслушав его, она скупо улыбнулась. Потом протянула руку и взяла вышитый кошелек со столика, где он всегда лежал наготове, чтобы она могла расплачиваться со своими шпионами и соглядатаями. Достав оттуда десять флоринов, она презрительным жестом бросила их Рудольфу. Они упали на пол у его ног, и мгновение он тупо смотрел на них, словно не мог поверить, что монеты настоящие.
— Возьмите! — приказала Барбара. — Они вам понадобятся. Такие вещи стоят дорого, как вам предстоит убедиться.
В ее словах и манере обращаться с ним было нечто мерзкое. Брошенные ему деньги были оскорблением, и они оба это понимали. Их хватило бы только на то, чтобы он мог пообедать, что ему тоже очень не помешало бы. Для тех, к кому она благоволила, у Барбары находились совсем другие деньги. Она редко пользовалась серебром, и Рудольф подозревал, что она приготовила серебряные монеты специально для того, чтобы насмеяться над ним. Ему следовало бы уйти или, еще лучше, швырнуть эти деньги Барбаре в лицо. Однако он был голоден. Рудольф наклонился, медленно подобрал флорины с пола и положил их в карман. Потом выпрямился и посмотрел на женщину, которую когда-то любил сильнее, чем кого бы то ни было в течение всей своей пустой, беспутной жизни.
Она откинулась в кресле, поставив одну ногу на маленькую скамеечку. Платье соскользнуло с одного ее плеча, от чего она казалась доступной и почти неудержимо притягательной.
Глаза ее были полузакрыты, губы вызывающе приоткрылись, но Рудольф чувствовал, что она издевается над ним.
И внезапно он почувствовал, что ненавидит эту женщину.
Ненавидит за те глубины страсти, в которые она его увлекала, за чувства, которые в нем будила, за любовь, которую он так щедро расточал ей. Глядя на нее, он понял, что она ждет, чтобы он упал к ее ногам, что она намеренно разжигает в нем желание, несмотря на то, что только что заставила его пресмыкаться, собирая монеты. Она обращалась с ним как с прислугой, как с псом, которому она только что бросила кость! И в эту секунду, видя ее в этом кресле из королевских покоев, на фоне обивки которого ее белоснежная кожа казалась просто ослепительной, Рудольф полностью освободился от ее очарования. Не говоря ни слова, двигаясь чуть скованно из-за охватившего его глубокого стыда, он повернулся и вышел, хлопнув дверью.
Оставшись одна, Барбара Каслмейн сладко потянулась, закинув руки за голову, и зевнула. Забавно было дразнить этого дурня. Но немного досадно, что он все-таки закусил удила и сбежал от нее в тот момент, когда она меньше всего этого ожидала. Однако у нее были гораздо более сажные заботы.
Она вернулась к своему секретеру и после недолгих размышлений написала на листке бумаги несколько строк.
Потянувшись за золотым сургучом, который она вытребовала у короля, Барбара вдруг передумала и решила, что простой красный сургуч будет более уместен. Она поставила печать, а потом позвонила в золотой колокольчик. Когда на вызов явился лакей, она отчитала его за то, что он так долго не шел, и спешно послала за одним из грумов.
Того безотлагательно привели к госпоже. Это было малорослое создание с бледными ресницами над вороватыми глазками и привычкой разговаривать, не разжимая губ, из-за чего его речь становилась невнятной. На нем были старые брюки и рваная рубаха. Оказавшись перед Барбарой, он забормотал какие-то извинения, объясняя, что ему не дали времени надеть ливрею.
— Для твоего поручения ливрея не понадобится, — проговорила Барбара. — Поезжай в том, что на тебе надето. Понял?
Важно, чтобы ты был именно в таком виде!
Грум кивнул. Барбара прошла через комнату и взяла свой кошелек. Тряхнув им так, чтобы деньги зазвенели, она увидела, как в глазах грума вспыхнул жадный блеск. Она подержала кошелек в руках, но, так его и не открыв, снова села за секретер и заговорила.
Примерно через десять часов после всех этих событий Барбара выглянула в раскрытое окно кареты, которая медленно ехала по узкой пыльной дороге. Выехав из Лондона, они поначалу двигались быстро: она приказала кучеру гнать как можно быстрее. Однако теперь лошади устали: карета была большой и тяжелой, а ночь оказалась жаркой и душной. Ветер так и не поднялся и не принес ожидаемой свежести.
Барбаре казалось, что они едут уже много часов. Время от времени она высовывалась из окна и бранила кучера за то, что он не погоняет лошадей. Он» боялась, не сбились ли они с дороги.
— Ты уверен, что мы едем правильно? — крикнула Барбара, высунувшись в очередной раз.
— Да, миледи. До леса осталось всего полмили, — ответил кучер.
Со вздохом облегчения Барбара снова откинулась на мягкие подушки сиденья. На самом деле они находились всего в пятнадцати милях от Лондона, и дорога отняла у них чуть больше четырех часов.
На Барбаре был великолепный наряд, в котором она ужинала с королем в его личных покоях. Он хотел было проводить ее, когда она сослалась на головную боль и сказала, что нездорова и не может продолжать вечерние развлечения, а должна немедленно отправиться в постель. Карл сильно встревожился. Однако Барбара уверила его, что доберется сама, поскольку прекрасно знала: если король окажется в ее апартаментах, убедить его уйти будет нелегко.
Как всегда, она добилась своего: Карл вернулся за карточный стол, хотя и не слишком любил играть в карты, а Барбара тихо ушла и поспешила не в свои апартаменты, а на дворцовый двор, где уже ждал ее экипаж.
Она все хорошо продумала. Как и посланный утром грум, ее кучер не был одет в знаменитую ливрею Каслмейнов. Выехавшая из Лондона карета казалась совершенно непримечательной. Барбара села подальше от окон экипажа, стараясь, чтобы ее никто не увидел.
На ней было платье из золотой парчи, расшитой бриллиантами, которые сверкали и в ее колье, и в серьгах. Желанная добыча для грабителей и разбойников.
Барбара прекрасно знала, что ее сопровождающие трясутся от страха. Однако слуги слишком боялись миледи, чтобы решиться протестовать. Давний опыт приучил их к причудам их госпожи, и они знали, что им необходимо потакать во что бы то ни стало. Сама Барбара не испытывала страха, только сильное возбуждение.
Ей нравились приключения и опасности. Глаза ее сияли, как звезды, а все тело трепетало от переполнявших ее чувств.
Карета в конце концов остановилась там, где указала Барбара: у развалин старинной часовни, построенной в норманнском стиле. Это живописное место было известно всем, кто назначал встречи за пределами города. Барбара уже несколько раз бывала здесь, когда придворные устраивали пикники среди сельских красот.
Часовня, окруженная высокими соснами, стояла чуть в стороне от дороги. Ее растрескавшиеся и полуобрушившиеся стены отбрасывали странные тени, а лунный свет словно серебром заливал развалины. Высокая арка дверного проема сохранилась, и, выйдя из кареты, Барбара быстро прошла в нее и остановилась, осматриваясь вокруг, словно рассчитывала, что ее приезда ждали.
Она была так красива, что казалась существом из какого-то иного мира. Широкие пышные юбки вечернего платья шелестели при каждом ее движении, бриллианты на шее мерцали и переливались, темные волосы обрамляли безупречно прекрасное лицо. Она стояла, слегка покачиваясь, словно какое-то сильное чувство не позволяло ей оставаться неподвижной. Она стояла и ждала, но ничего не происходило, и постепенно с ее лица исчезло радостное возбуждение. Она застыла в растерянности.
И в эту минуту от дальней стены часовни отделилась какая-то фигура. Человек двигался так тихо, что Барбара заметила его, только когда он сделал уже несколько шагов. Ее губы приоткрылись в тихом вздохе, а руки сжались, словно от избытка радости. В следующую секунду Белогрудый вышел в полосу лунного света.
Барбара осталась на месте, а он подошел к ней неспешной, размеренной походкой. Движения его были такими решительными, что заставляли почувствовать: в его приходе есть нечто важное. Он подошел настолько близко, что Барбара увидела, как в прорезях маски сверкают его глаза. На мгновение его губы сжались, а потом он снял шляпу и вежливо поклонился.
— Вы леди Каслмейн? — спросил он.
— Вы меня узнали!
— Ваше лицо, как и ваше имя, известны многим, Барбара не поняла, была ли в его словах насмешка или простая констатация факта. После короткой паузы Белогрудый спросил:
— Почему вы здесь?
Она удивленно посмотрела на него, а потом ответила:
— А почему бы нет? Есть какая-то причина, по которой мне не следовало сюда приезжать?
Его губы сжались, но, помолчав, он сказал:
— Похоже, ваша светлость решили со мной поиграть. Я рассчитывал встретить здесь кого-то другого, и, полагаю, вам об этом известно.
— А почему мне должно быть это известно? Я приехала полюбоваться лунной ночью. Мне вдруг захотелось убежать от лжи и притворства, которые царят при дворе. Я приехала сюда одна в поисках чего-то нового.
Говоря это, Барбара пристально наблюдала за ним, ожидая увидеть беспокойство, недоумение, неуверенность, говорит она правду или нет. Обычно ей удавалось заставить всех верить себе, но разбойник, к ее изумлению, казался совершенно спокоен, и его лицо оставалось суровым. Почему-то ей вдруг показалось, что он строго судит ее, хотя она не могла бы объяснить, откуда у нее возникло такое чувство.
— И, приехав сюда, вы нашли то, что искали? — спросил он.
Барбара чуть запрокинула голову, чтобы лунный свет упал на ее лицо, и тихо ответила:
— Да: ведь я нашла вас!




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Леди и разбойник - Картленд Барбара

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12Глава 13Глава 14Глава 15

Ваши комментарии
к роману Леди и разбойник - Картленд Барбара



Несомненно, это лучший роман у Картленд. Конечно, похож на сказку, но не так много соплей и чуши, как в других ее романах: 8/10.
Леди и разбойник - Картленд БарбараЯзвочка
11.02.2011, 13.47





у барбары нет неинтерестних книг
Леди и разбойник - Картленд Барбарамария
15.06.2011, 11.24





аа Бобо (собачку) то как жалко...наверное для меня это самое печальное в этой книге
Леди и разбойник - Картленд Барбараололо
21.07.2012, 22.43





Хорошая одноименная экранизация этого романа з Хью Грантом в главной роли, мне кажется, что фильм красочнее книги
Леди и разбойник - Картленд БарбараItis
4.06.2013, 17.55





Не могу сказать что роман мне очень понравился, но он хороший))
Леди и разбойник - Картленд БарбараЛапочка
30.08.2013, 21.34





Не могу сказать что роман мне очень понравился, но он хороший))
Леди и разбойник - Картленд БарбараЛапочка
30.08.2013, 21.34





Этот роман интересный, но не лучший среди романов Барбары Картлэнд
Леди и разбойник - Картленд БарбараАлина
28.09.2013, 16.01





замечательный роман!! Читала с упоением!!!
Леди и разбойник - Картленд БарбараВалентина
27.04.2014, 15.53





Роман прочла с удовольствием. И сюжет интересен и диалоги тоже. Очень интересные сравнения между охотой и "охотой мужчин за женщиной". Понравился образ Теи, волевая и смелая. А Лусиус - мужчина, на которого женщина может положиться, который сможет беречь и защищать ее!!! Всем желаю таких мужчин! 8 баллов.
Леди и разбойник - Картленд БарбараЖУРАВЛЕВА ,г.Тихорецк
31.05.2014, 8.35





Мне понравилось!! Не смотря на отсутствие постельных сцен все было хорошо. Приятно и легко читать! Наслаждайтесь!!!
Леди и разбойник - Картленд БарбараЕлена
31.05.2014, 18.52





Ах ты, Господи, я даже прослезилась! Надо же!
Леди и разбойник - Картленд БарбараЛюбовь.
15.06.2015, 10.11








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100