Читать онлайн Леди и разбойник, автора - Картленд Барбара, Раздел - Глава 11 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Леди и разбойник - Картленд Барбара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.08 (Голосов: 26)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Леди и разбойник - Картленд Барбара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Леди и разбойник - Картленд Барбара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Картленд Барбара

Леди и разбойник

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 11



Зал суда был набит до отказа. Когда Тею ввели туда двое конвойных, она словно в страшном сне увидела вокруг сотни устремленных на нее глаз и с трудом подавила желание закрыть лицо ладонями, сжаться, спрятаться от любопытных, скучающих и злобных зевак.
Но гордость заставила ее с высоко поднятой головой и почти презрительным видом пройти на предназначенное для нее место. Тея очень тщательно готовилась к этому дню. За время пребывания в тюрьме она успела понять, как легко скатиться вниз, перестать следить за собой, поддавшись страху.
Она попросила леди Дарлингтон принести ей одно из лучших платьев — из бледно-голубого атласа с отделкой из дорогого кружева по лифу и рукавам. К ее изумлению, платье доставила Марта. Это была их первая встреча со времени ареста Теи. Ее радость при виде Марты была так велика, что Тея, не сдержавшись, со слезами на глазах бросилась к своей горничной и обняла ее.
— Марта! Марта! — воскликнула она. — Как же я рада тебя видеть! Я и не думала, что тебя сюда пустят: по правилам меня могут навещать только родственники!
— Это обошлось ее светлости в несколько золотых, — отозвалась Марта, — но, право, миледи, я сама бы их заплатила, чтобы только увидеть вас в такой день.
У Марты дрожали руки, и она даже не пыталась скрыть слезы, которые ручьем лились у нее по щекам.
— Ах, миледи! — рыдала она. — Подумать только, что такое случилось с вами!
— Не плачь, Марта, — попросила Тея. — Я так рада тебя видеть, не надо омрачать нашу встречу слезами.
Марта вытерла глаза тыльной стороной ладони.
— Ах, миледи, очень уж я за вас боюсь! Во дворце только и говорят, что о суде над вами. И чванные слуги леди Каслмейн уверяют, что у вас нет никакой надежды. Говорят, против вас очень много свидетельств.
— Я не боюсь, Марта, — негромко отозвалась Тея.
Секунду поколебавшись, она добавила:
— Я получила известие от кузена Лусиуса. Он пишет, чтобы я не боялась, поэтому я и не испытываю страха.
— Вы получили весточку от его светлости!
От изумления Марта даже плакать перестала.
— Да, получила, — подтвердила Тея. — Мне принесли записку.
Марта судорожно стиснула руки.
— Я говорила старому Гарри, что его светлость сумеет вас успокоить! Это Гарри передал ему, что вас арестовали.
— Я так и подумала. Но, Марта! Я так надеюсь, что он не совершит какого-нибудь опрометчивого поступка! Его собственная жизнь и так в опасности. Не дай Бог, чтобы он рискнул ею, пытаясь спасти мою.
— Вы можете не сомневаться в его светлости, — успокоила ее Марта. — Его уж сколько лет хотят поймать, да не могут.
А он стольких спас от виселицы, что почему бы…
Марта замолчала, испуганно зажав себе рот в ужасе от того, что чуть было не произнесла. Однако Тея только улыбнулась.
— Я же прекрасно понимаю. Марта, каким будет приговор, если обвинение выиграет этот процесс. Как ты сказала, Белогрудый спас от виселицы немало мужчин. Возможно, теперь пришел черед женщины.
— Но, миледи, миледи, что же с вами станет? Если он умчит вас отсюда, что за жизнь вам предстоит?
— Если он будет рядом, мне нечего страшиться, — тихо ответила Тея.
— Вот и я частенько думаю, что, будь я с Джеком, все остальное показалось бы не важным, — медленно проговорила Марта, — но все же…
Она со вздохом принялась распаковывать платье Теи.
— Расскажи мне хоть немного о его светлости, Марта. Я же почти ничего про не знаю, если не считать, что лучше него я никого в жизни не встречала.
Лицо Марты просветлело.
— Вот так же про него говорит и мой Джек, миледи. Да и все, кто с ним хорошо знаком. Он и вправду удивительный джентльмен. И как же это несправедливо, что ему приходится вести такую жизнь!
— А ты не знаешь, почему он стал разбойником?
— Говорят, в сражении при Вустере он спас королю жизнь, но точно никто ничего не знает. Его светлость никогда о себе не рассказывает, но все знают его доброту. Он всегда помогает тем, кто попал в беду.
Тея слегка улыбнулась.
— Я встречалась с ним всего два раза, но уверена, что он совершенно не похож на других.
— Вот и Гарри так говорит, а он знал его светлость еще мальчиком. Его тогда называли мастером Лусиусом, и в поместье его все любили. У него всегда находилось доброе словечко для всех. А уж если он узнавал, что у кого-то случилась беда, он всегда старался помочь. И не терпел, чтобы жестоко обращались с животными. Ох, старый Гарри так много о нем рассказывает! Вам бы с ним поговорить, миледи, и попросить, чтобы он рассказал вам все, что знает.
Тут Марта снова зажала себе рот рукой, сообразив, что Тея, возможно, больше никогда не увидит старого Гарри. Потом она вдруг бросилась перед Теей на колени и воскликнула:
— Ах, миледи, миледи, нельзя, чтобы с вами такое творили, никак нельзя! Я бы с радостью умерла вместо вас!
— Полно, Марта, полно. Мы же еще не знаем точно, что я должна умереть. И потом, не забывай о его светлости! Возможно, он еще спасет меня, как уже было однажды.
— Так это его светлость убил мистера Христиана Дрисдейла, миледи? — чуть слышно спросила Марта.
Тея оглянулась, проверяя, не подслушивают ли их.
— Осторожнее выбирай слова! — прошептала она.
—  — Я очень осторожна, ваша милость, — заверила ее Марта. — Но когда я услышала, что на вас наговаривают, я догадалась, что в ту ночь его светлость пришел вам на помощь.
— Пусть ты об этом и догадалась, — строго сказала Тея, — но никто об этом не должен узнать. Обещай мне, что будешь молчать и никому ничего не расскажешь.
— Конечно, я обещаю, миледи. Да и догадалась-то я только потому, что вы говорили в ту ночь, когда ездили в Стейверли, чтобы предупредить его светлость о том, что солдаты могут застать его врасплох и арестовать. Если бы не это, я бы не знала, кто остановил карету в ночь после вашей свадьбы.
— Порой это кажется мне сном, — сказала Тея. — Это было так давно, и я была такой юной… И все же я никогда его не забывала.
Она вздохнула и посмотрела в окно. Бледное солнце едва пробивалось сквозь грязное стекло.
— Наверное, времени уже много, Марта, — сказала она, — Пора одеваться.
Когда за ней пришли, она уже была готова. На секунду надзиратели застыли в изумлении. Марта расчесала волосы Теи, и они мягко светились, словно полированное золото, волнами спускаясь ей на плечи и обрамляя нежное личико. Глаза на похудевшем лице казались не правдоподобно огромными.
Чтобы не казаться подавленной и испуганной, Тея велела Марте чуть подрумянить ей щеки и подкрасить губы И это было кстати, потому что, войдя в зал суда, она ощутила, как вся кровь отливает от ее лица. Голова у нее закружилась, ей показалось, что она близка к обмороку. Среди моря лиц она увидела одно, которое должно было навсегда запечатлеться в ее памяти.
Это лицо было прекрасно, но в синих глазах под тяжелыми веками таилась ненависть, а прелестные губы слегка искривляла улыбка торжествующего мщения.
Леди Каслмейн заняла место в передних рядах, чтобы лучше видеть происходящее. Ее шляпа с широкими полями была украшена алыми страусовыми перьями, а платье — красными лентами в тон перьям. Она чуть возбужденно переговаривалась с кавалерами и элегантными дамами, усевшимися вокруг нее. Барбара специально позаботилась, чтобы в зале присутствовали ее многочисленные друзья и знакомые. Для этого она даже пригласила их навестить ее с утра в дворцовых апартаментах — на тот случай, если они поленятся встать с постели слишком рано или не пожелают оскорблять свои тонкие чувства, находясь в одном зале с простолюдинами, которые заполняли галерку.
Пол в зале суда был застелен свежим тростником, на столе перед судьей стояли цветы, но все равно в помещении было невозможно дышать. Многие дамы держали у лица нюхательную соль, опасаясь потерять сознание.
Но леди Каслмейн, казалось, наслаждалась тем напряжением, которое росло с каждой минутой.
Сэр Болсом Джонс, главный королевский прокурор, поднялся с места и начал длинную и ужасно скучную речь. Он так долго не мог перейти к существу дела, что болтовня леди Каслмейн и ее окружения и комментарии толпы становились все громче, временами совсем заглушая его слова. Тея невольно отвлекалась, хотя понимала: все, что говорится в зале, имеет для нее жизненно важное значение. Но вместо того, чтобы слушать обвинителя, она думала о Лусиусе. Его записку Тея спрятала за корсажем и все время ощущала прикосновение бумаги к своей нежной груди.
Тея не обманывала Марту: с момента получения записки от Лусиуса ей не было страшно. Она вспомнила, как сразу почувствовала доверие к Лусиусу, совершенно не думая о том, что он преступник, которого не приняли бы в приличном обществе. И сейчас она верила, что он может помочь ей, хотя совершенно не представляла, как именно. Но мысль о том, что ее могут повесить, казалась ей теперь такой же фантастической, какой показалась бы полгода назад, если бы тогда ей могло прийти в голову что-нибудь подобное.
Она посмотрела на сэра Болсома Джонса. Это был крупный уродливый мужчина с крючковатым носом и чуть округлившимся брюшком. Взгляд у него был жесткий, а губы — тонкие. Он производил впечатление человека, не способного испытывать малейшую жалость к тем, против кого выдвигал обвинения.
Его голос звучал так монотонно, что Тея даже вздрогнула, когда он наконец произнес ее имя, назвав «этой порочной женщиной». Ей вдруг стало смешно. Как может кто-то думать, что она, Пантея Вайн, могла замыслить убийство Христиана Дрисдейла, чтобы получить его деньги? Однако, стараясь подавить смех, она ощутила устремленный на нее взгляд леди Каслмейн и содрогнулась. В этом зале действительно присутствовала порочная женщина!
Она вспомнила, как посмотрела леди Каслмейн на ее двоюродную бабку в тот день на террасе, когда графиня не разрешила представить ей любовницу короля. Тея не сомневалась, что с того момента леди Каслмейн вынашивала планы мести. Теперь, добившись своего, она вкушала ее сладость.
Тея порадовалась, что графиня не смогла присутствовать в суде.
Напряжение последних недель оказалось ей не по силам, и через два дня после визита к Tee леди Дарлингтон стало так плохо, что врач запретил ей вставать.
Зато она была избавлена от лицезрения торжества, которое излучала леди Каслмейн, и жадного любопытства ее друзей. Для леди Дарлингтон гордость и честь семьи были основой жизни. Позор, который принес им арест Теи, был для нее чуть ли не более тяжелым ударом, чем беспокойство о судьбе внучатой племянницы. Она не сомневалась в невиновности Теи, но для нее было невыносимо знать, что окружающие могут насмехаться над девушкой, порочить ее подопечную.
По обе стороны от себя Тея видела только конвойных, но Ощущала облегчение от того, что могла не тревожиться ни о ком, кроме себя. Если бы леди Дарлингтон была в зале, она страдала бы от любого резкого и безжалостного обвинения — не из-за себя, а потому, что оно причиняло бы боль ее двоюродной бабушке.
Она радовалась тому, что отец не дожил до этого дня и что здесь нет Ричарда. Он бы горячо встал на ее защиту, был бы возмущен той ложью, которую так ловко леди Каслмейн внушила обвинению. Тея была одна, но спрятанная на груди записка словно защищала ее, как будто вокруг были все те, кого она любила и кто любил ее.
Ей принадлежала любовь Лусиуса! Он был всем ее миром.
Тея желала только одного: чтобы он продолжал ее любить.
При мысли о нем сердце девушки забилось быстрее, и наблюдавшая за ней леди Каслмейн почувствовала прилив ярости, потому что Тея казалась почти счастливой. Барбара повернулась к сидевшему рядом с ней кавалеру и бросила какое-то оскорбительное замечание, намеренно постаравшись, чтобы Тея его услышала. Однако ее слова словно канули в пустоту, как камень, который пролетел мимо цели.
Лусиус ее спасет! Тея была уверена в этом.
Сэр Болсом Джонс заканчивал свою речь. Красноречиво и цветисто он описал подробности гибели Христиана Дрисдейла. Нарисованный им портрет порочной злоумышленницы, которая вышла замуж за влюбленного в нее человека много старше нее, лишь потому, что жаждала заполучить его деньги, был столь преувеличенным, что Tee снова стало смешно. Она не могла поверить, что все двенадцать присяжных, которые откровенно скучали в своей ложе, не усомнятся, что она в свои тогдашние тринадцать лет уже была столь расчетлива и жестока.
Однако внимательно присмотревшись к присяжным, она слегка заволновалась. Большинство из них походили на добропорядочных, но туповатых торговцев. Тея подумала, что, пожалуй, они будут действовать по указаниям судьи, какими бы они ни были. Делая вид, будто внимательно слушает речь сэра Болсома Джонса, Тея стала рассматривать судью Далримпла.
Это был человек лет шестидесяти, худой, почти изможденный. На его желчном лице выдавались острые скулы. Густые брови срослись над острым аристократическим носом, а глаза из-под них смотрели зорко и проницательно. Желтоватая кожа резко контрастировала с белым париком, худые длинные пальцы обхватывали острый выдающийся вперед подбородок.
Он сидел очень прямо на стуле с высокой спинкой, всем своим видом олицетворяя могущество власти. Тея почувствовала, что впервые видит здесь, в зале суда, человека, который действительно соответствует своему званию и должности.
Когда сэр Болсом Джонс закончил свое выступление, судья произнес:
— Благодарю вас, господин главный прокурор. Могу я спросить, кто представляет обвиняемую?
Наступило молчание. Казалось, даже сидевшие на задних скамьях затаили дыхание, дожидаясь ответа. Взгляд судьи скользнул по лицу Теи, по пустой скамье у нее за спиной, а потом секретарь суда встал и объявил:
— Милорд, обвиняемая настояла на том, чтобы защищать себя сама.
— Вот как!
Восклицание судьи прозвучало и недоверчиво, и презрительно.
— Леди Пантея Вайн, — обратился он к девушке, — вы действительно не желаете, чтобы вас защищал адвокат, и намерены лично отвечать на выдвинутые против вас обвинения?
— Таково мое желание, милорд, — тихо ответила Тея.
— Быть по сему!
С этими словами судья повернулся к сэру Болсому Джонсу.
— Вы можете продолжать, господин главный прокурор.
— Тогда, с позволения вашей милости, я вызову свидетеля, — заявил главный прокурор. — Приведите сержанта Хигсона.
Секретарь повторил распоряжение, и сержант Хигсон занял свидетельское место. Тея не обманывала мистера Добсона, когда говорила, что не помнит, как он выглядел. Сейчас перед ней был высокий и крепкий человек средних лет с добродушным крестьянским лицом и густой каштановой шевелюрой.
Он стоял навытяжку и произнес клятву удивительно громким голосом. Tee показалось, что он напуган, хотя и старается этого не показать. Отвечая на вопросы сэра Болсома Джонса, сержант смотрел на леди Каслмейн, словно надеясь получить от нее подсказку и одобрение своим словам.
Тея вдруг ясно поняла, как именно было построено обвинение против нее. Когда сержанта Хигсона стали расспрашивать о событиях той ночи в лесу, он наверняка рассказал правду. Не зная почему, Тея не сомневалась в этом. Сержанту не было смысла лгать. Но, видимо, ему хорошо заплатили, чтобы на наводящие вопросы сэра Болсома он отвечал так, как он делал это здесь, в суде. По его словам получалось, что в тот момент, когда его наняли, он уже понял, что происходит что-то странное.
Все было прекрасно продумано: несколько погрешностей против истины — и история приобретала зловещий характер.
Сержант Хигсон говорил, что его приятель, второй кучер (который очень кстати умер), сказал, что за эту поездку можно подзаработать: надо только слушаться да держать язык за зубами.
Сам сержант, когда явился в гостиницу «Четыре рыбака», где их должен был ждать мистер Христиан Дрисдейл, плохо представлял себе, что от них потребуется. Мистер Дрисдейл попросил хозяина гостиницы найти ему двух кучеров. Тот поговорил с Хигсоном и его приятелем Дровером, и они согласились отвезти мистера Дрисдейла туда, куда он скажет. По словам Хигсона, именно тогда Дровер и сказал ему, что это дело будет денежным.
Тут главный прокурор остановил свидетеля.
— Я бы просил, — заявил он, — чтобы присяжные особо обратили на это внимание. Еще до того, как убитый нанял кучеров, Дровер сказал другу, что поездка будет выгодной, а о ней было известно только двум людям. Одним из них был мистер Христиан Дрисдейл, которому предстояло погибнуть всего через несколько часов после свадебной церемонии, а вторым — его невеста, женщина, которая сидит сейчас перед вами и которая обвиняется в преднамеренном убийстве.
Сэр Болсом Джонс произнес все это трагическим тоном, подождал, чтобы его слова произвели должный эффект, а потом продолжил допрос свидетеля.
Сержант Хигсон рассказал, что они с Дровером посадили в карету Тею у ворот Стейверли и поехали к церкви. Потом, когда чета новобрачных вернулась в карету, им было ведено как можно быстрее ехать к дому мистера Христиана Дрисдейла, который находился неподалеку от Бишопс-Стротфорд.
Они поехали, но вскоре их внезапно остановили два разбойника, которые появились из леса в районе Дрейк-Дайк. В этот момент Тея заметила, что сержант Хигсон посмотрел в сторону Барбары Каслмейн и нервно облизнул губы. До сих пор он говорил довольно гладко и уверенно, но теперь стал спотыкаться.
Да, карету остановили два разбойника. Мистера Христиана Дрисдейла заставили выйти, и им с Дровером приказали привязать его к дереву. Они так и сделали, а разбойник и леди тем временем ушли в лес и что-то унесли с собой.
— Вы разглядели, что они несли? — спросил прокурор.
— Нет, сэр.
— Их ноша была большой?
Сержант Хигсон замялся.
— Кто ее нес?
— Разбойник, сэр.
— Вам не показалось, что это что-то похожее на шкатулку или мешок с деньгами?
— Может быть, сэр.
Главный прокурор посмотрел на присяжных.
— Что бы ни было в этой шкатулке или мешке, но ноша, видимо, была достаточно тяжелой: разбойник нес ее обеими руками.
Он снова повернулся к Хигсону.
— Эту ношу унесли в лес, и вы ее больше не видели?
— Да, сэр.
— Когда разбойник и леди вышли из леса, у него в руках уже ничего не было?
— Леди пошла с разбойником добровольно? Она не кричала, не сопротивлялась, не казалось, что она напугана?
— Нет, сэр.
— Она не пыталась найти защиту у вас или у своего мужа?
— Нет, сэр.
— Уходя в лес, тот разбойник и леди разговаривали друг с другом?
— Да, сэр.
Сэр Болсом Джонс снова сделал многозначительную паузу.
Затем Хигсон рассказал, как разбойник разрезал веревки, которыми был связан Христиан Дрисдейл, и, не дав тому опомниться, нанес ему смертельную рану.
Когда сержант лгал, в его голосе появлялись виноватые нотки, он начинал мяться и запинаться. Однако Тея подозревала, что это замечает она одна, потому что ей было известно, что в его рассказе правда, а что добавлено другими.
— А когда разбойник зарезал жертву, что он сделал потом?
— Он вернулся в лес, сэр.
— К леди?
— Да, сэр.
— Он вам что-нибудь говорил?
— Да, сэр.
— Что именно?
— Он велел нам вырыть могилу и закопать тело мистера Дрисдейла.
— И вы это сделали?
— Да, сэр.
Прокурор спросил, откуда они взяли лопаты и как себя вел второй разбойник, а потом задал вопрос:
— Что произошло потом?
— Разбойник и леди вернулись из леса вместе.
— Они шли порознь?
— Ее пальцы лежали на его руке.
— Итак, когда тело несчастного закопали, его жена, а вернее, вдова вышла из леса под руку с человеком, которого она наняла для совершения убийства, чтобы удостовериться в том, что дело сделано? Ведь они вышли оттуда вместе именно для этого, не так ли?
Вид у сержанта был до крайности смущенный.
— Я только знаю, что они вышли, сэр.
— Леди улыбалась?
— Ка… кажется да, сэр.
— Она казалась спокойной, счастливой и довольной тем, что человек, за которого она вышла замуж всего несколько часов назад, мертв?
— Про это я не знаю, сэр, только что она улыбалась.
— Господа присяжные, обратите на это внимание. Женщина, наблюдавшая за подлым зверским убийством, женщина, которая забрала деньги убитого и спрятала их в лесу, выходит оттуда с улыбкой и следит за тем, чтобы не осталось никаких улик, которые бы ее выдали.
Затем последовал рассказ о том, как разбойник заплатил им с товарищем и велел возвращаться в деревню.
— Сколько денег он вам дал? — осведомился сэр Болсом Джонс.
— Четыре гинеи, сэр, — на двоих.
— Четыре гинеи! Это большая сумма для услуг кучера, не так ли?
— Да, сэр.
— Это было больше, чем вы ожидали?
— Да, сэр.
— Вы бы могли даже сказать, что это огромная сумма за то, что вы несколько часов провели на козлах?
— Да, сэр.
— И она была больше, чем вы могли рассчитывать получить от разбойника?
Среди придворных послышался смех. Сэр Болсом Джонс пояснил:
— Считается, что разбойник отнимает деньги у людей, а не раздает их. Однако этот разбойник имел возможность не только отдавать, но прямо-таки бросать деньги людям, которые рассчитывали получить за труды не больше нескольких шиллингов.
Прокурор задал еще один вопрос.
— Вы можете описать леди, которую вы посадили в карету у ворот Стейверли и повезли в церковь, ту, что совсем не испугалась разбойника, который так кстати оказался на пустынной дороге?
Наступило молчание.
— Впрочем, в этом нет необходимости! Вы можете ее опознать? Она в зале суда?
— Да, сэр.
— Покажите мне ее?
Тея с трудом сдержала дрожь, когда палец сержанта уверенно указал на нее.
— Благодарю вас, сержант Хигсон, — произнес сэр Болсом Джонс. — Вы свободны.
Сержант неловко покинул место для дачи показаний. Его сменил тот, кто откопал тело, потом — врач, осматривавший его, потом — родственник, опознавший Дрисдейла по кольцу и личным вещам, и хозяин гостиницы «Четыре рыбака». Когда допрос последнего свидетеля закончился, главный прокурор поклонился судье.
— Обвинение закончило представление доказательств, милорд.
— Благодарю вас, господин прокурор.
Судья повернулся к Tee:
— Леди Пантея Вайн, поскольку вас никто не представляет, готовы ли вы занять место для дачи свидетельских показаний и ответить на те вопросы, которые пожелает задать вам главный прокурор?
Тея почувствовала, как у нее обрывается сердце» однако решительно встала.
— Готова, милорд.
Но в ту минуту, когда судья открыл рот, собираясь что-то добавить, а все, кто был в зале суда, вытянули шеи, чтобы получше рассмотреть обвиняемую, громкий и ясный голос у двери произнес:
— Вынужден просить вас, милорд, и всех присутствующих не двигаться с мест.
Многие ахнули, и этот звук словно эхом отразился от стен.
Все головы повернулись к дверям, где оказалась фигура в черной маске с пистолетами в каждой руке. Позади виднелась еще одна похожая фигура, а еще две встали в той двери, через которую в зал вошли члены суда. И пока потрясенные зрители озирались, пятый человек в маске неслышно вошел в ту дверь, куда уходили присяжные, и встал, наставив на них пистолеты.
Не меньше десяти пистолетов со взведенными курками были направлены на невооруженную толпу.
Наступило молчание: казалось, присутствующие не смеют даже дышать. А потом чей-то голос на галерее воскликнул:
— Господи! Да ведь это же Белогрудый!
Радостный приветственный крик вырвался одновременно не меньше чем у дюжины тех, что были в зале. Белогрудый посмотрел на них и улыбнулся.
— Да, я Белогрудый. Как всегда, я явился, чтобы исправить несправедливость. Вы готовы меня выслушать?
— Мы тебя прекрасно слышим! — прокричал мужской голос.
— И поверим всему, что ты скажешь? — подхватил женский.
— Благодарю вас. Это именно то, что мне хотелось узнать, — отозвался Белогрудый.
Он прошел вперед и встал прямо перед судьей, лицом к присяжным. Тея прижала руки к груди, чтобы унять волнение.
Казалось, он заворожил всех, словно владел какой-то волшебной силой. Все слушали его так внимательно, что ему не приходилось даже повышать голос.
— Добрые люди! Неужели вы действительно поверили той чепухе, которую вам тут рассказывали? Вы видели обвиняемую? Вы можете хоть на секунду допустить, что она замыслила убийство человека? Вы видите ее сейчас, но мне жаль, что вы не представляете, какой увидел ее я пять лет назад, когда ей было тринадцать лет. Это было дитя, на лице которого ясно читались детская наивность и невинность. И она по-детски нежно любила животных.
Вы слышали, что она вышла замуж за мистера Христиана Дрисдейла, человека, о котором обвинение готово пролить столько слез. Но ведь кое-кто из вас должен еще помнить этого самого жестокого, безжалостного и жадного сборщика налогов во всей Англии! Он вымогал деньги у всех. Он облагал людей собственными податями, помимо тех, которые назначал парламент. Он брал взятки у тех, кто что-то скрывал, а когда у них не оставалось больше возможности платить, выдавал их властям. Он был особенно жесток с женщинами, которые боялись, что их мужья и сыновья будут отняты у них, потому что их обвинят в поддержке короля. Он вытягивал из своих жертв все до последнего фартинга, а когда они проклинали его, он смеялся. Смеялся и выдавал властям, чтобы их повесили или сослали на галеры за преступления, которых они часто и не совершали. Вот каким был мистер Христиан Дрисдейл, человек, каждое дыхание которого порочило все человечество.
— Это верно! — выкрикнул кто-то с задних рядов. — Он забрал все сбережения моей старухи-матери — все до пенни! — а потом явился требовать еще.
— Да, это так, — сказал Белогрудый. — И однажды, вымогая эти деньги, Дрисдейл увидел прелестное дитя, девочку тринадцати лет. И он, которому было за сорок пять, загорелся похотью. Он заставил ее выйти за него замуж, пообещав за это спасти от казни ее брата. Он не собирался делать это.
Виконта Сен-Клера приговорили к смерти за то, что он был среди сторонников его величества и принимал его, когда тот приезжал в Англию. Христиан Дрисдейл был готов пользоваться любыми средствами, чтобы добиваться своих целей.
Обманув невинную девочку, он уговорил ее оставить дом и умирающего отца и ночью отправиться с ним в церковь, где слепой священник уже ждал их, чтобы совершить обряд бракосочетания.
Они поженились. И эта девочка, которая даже не подозревала о том, женой какого чудовища она стала, отправилась в свадебное путешествие. Она взяла с собой единственное близкое существо, которое могла увезти с собой, — своего песика. Он должен был стать ее единственным другом в чужом доме, куда ее увозил тот, за кого она вышла замуж.
Песик был такой маленький, что на время церемонии она спрятала его в своей муфте.
Но у этого крошки было львиное сердце. Он готов был сражаться с теми, кто покушался на его любимую хозяйку. Не мне рассказывать вам, что происходило в карете, когда сорокапятилетний сластолюбец ехал от церкви со своей тринадцатилетней женой. Но что бы там ни было, песик, любивший свою госпожу, был этим возмущен. Он укусил за руку человека, которому с безошибочным животным инстинктом не доверял. И он расплатился за это: ему размозжили головку тяжелой тростью, тростью, которая со временем наверняка была бы поднята и на его хозяйку. Безжизненное тельце швырнули на пол кареты. Оттуда его и взяли, чтобы унести в лес и похоронить на берегу ручья.
Это, милорд, — добавил разбойник, впервые обращаясь к судье, который сидел совершенно неподвижно, словно превратившись в каменное изваяние, — это, милорд, и были те «деньги», которые, по утверждению главного прокурора, я унес в лес, чтобы спрятать. Это было нечто гораздо более ценное, чем деньги, то, что нельзя купить за золото: любовь и доверие бессловесного животного, которое погибло, защищая свою хозяйку от человека, который намеревался совершить над ней насилие.
Когда песик был похоронен, я вернулся туда, где, как правдиво рассказал вам сержант, оставался привязанный к дереву мистер Дрисдейл. Как вы уже слышали, я разрезал веревки и вызвал его на поединок. Я сказал ему, что он должен защищать свою жизнь. Это был честный бой, бой, в котором никто из нас не имел преимущества. Возможно, из нас двоих он был более умелым фехтовальщиком. Однако я сражался за справедливость и добропорядочность. Я сражался, чтобы освободить ребенка, которого обманом заставили отдать себя во власть похотливого зверя, прятавшего свои пороки под маской лицемерия. И это стократ увеличивало мои силы.
Ее брат умер на виселице на Чаринг-Кросс за день до ее свадьбы. Он умер с улыбкой на устах, верным подданным короля Карла. Он никогда уже не вернется, но я прошу вас, джентльмены присяжные, вас, жители Англии, которые любят справедливость и верят в нее, освободить эту женщину, которую обвиняют в убийстве. Если убийство и произошло, то за него должен отвечать я. Но я заверяю вас, что это был честный бой, благородный поединок, проходивший в соответствии с дуэльным кодексом. Я убил человека, чья смерть сделала мир чище и лучше.
Кончив говорить, Белогрудый обвел взглядом зал суда. В наступившей тишине замерли последние отголоски его слов, а потом все присутствующие в едином порыве встали, чтобы его приветствовать. Мужчины размахивали шляпами, женщины — платочками. Только Барбара Каслмейн и окружавшие ее придворные сидели молча и неподвижно, а их застывшие лица казались почти глупыми среди улыбок радостно возбужденной толпы.
Секунду Белогрудый смотрел на Тею, словно прощаясь, а потом медленно попятился к двери, не опуская пистолеты.
Дойдя до дверей, он повернулся к группе мужчин, что толпились около, и сказал:
— Подержите дверь, парни, — несколько минут.
— Сделаем! — пообещали они. — И счастливо тебе!
Tee показалось, что всего секунда прошла с того момента, как Белогрудый стоял перед залом, заставляя присутствующих ловить каждое его слово. И вдруг он исчез. Его помощники исчезли одновременно с ним. Перед дверями несколько дюжих парней переругивались с солдатами, которые вдруг пришли в себя и теперь пытались пробиться сквозь толпу туда, где скрылся Белогрудый.
Судебный посыльный выкрикивал:
— За ним, люди! Хватайте его! За его голову обещана награда в тысячу фунтов!
В ответ раздался взрыв хохота и советы, как ему следует поступить с собственной головой. Несколько минут царила полная неразбериха, а потом голос судьи восстановил порядок.
— Возможно, после этой крайне ненадлежащей процедуры господин главный прокурор захочет изменить формулировку обвинения? — осведомился он.
Сэр Болсом Джонс встал с места.
— Милорд, — объявил он, — от имени правительства его величества я хочу снять обвинение, выдвинутое против леди Пантеи Вайн, чтобы позже выдвинуть его против тех лиц, которые в настоящее время еще не находятся под арестом.
В дальней части зала раздались выкрики:
— И никогда не будут! Вы его не поймаете, сколько ни старайтесь!
Судья призвал всех к порядку, и в зале снова стало тихо.
— В таком случае, — медленно и размеренно проговорил он, — мой долг и, должен добавить, мое сердце требуют снять с леди Пантеи Вайн обвинение, выдвинутое против нее, и объявить его несостоятельным. Леди Пантея Вайн может считать себя свободной.
На этот раз даже судье не удалось прекратить приветственные крики зала. Они были оглушительными, радостными и трогательными. Впервые после своего выхода из камеры этим утром Тея с трудом сдерживала подступавшие к глазам слезы.
Это были слезы радости: ее любимый снова пришел ей на помощь и спас ее жизнь.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Леди и разбойник - Картленд Барбара

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12Глава 13Глава 14Глава 15

Ваши комментарии
к роману Леди и разбойник - Картленд Барбара



Несомненно, это лучший роман у Картленд. Конечно, похож на сказку, но не так много соплей и чуши, как в других ее романах: 8/10.
Леди и разбойник - Картленд БарбараЯзвочка
11.02.2011, 13.47





у барбары нет неинтерестних книг
Леди и разбойник - Картленд Барбарамария
15.06.2011, 11.24





аа Бобо (собачку) то как жалко...наверное для меня это самое печальное в этой книге
Леди и разбойник - Картленд Барбараололо
21.07.2012, 22.43





Хорошая одноименная экранизация этого романа з Хью Грантом в главной роли, мне кажется, что фильм красочнее книги
Леди и разбойник - Картленд БарбараItis
4.06.2013, 17.55





Не могу сказать что роман мне очень понравился, но он хороший))
Леди и разбойник - Картленд БарбараЛапочка
30.08.2013, 21.34





Не могу сказать что роман мне очень понравился, но он хороший))
Леди и разбойник - Картленд БарбараЛапочка
30.08.2013, 21.34





Этот роман интересный, но не лучший среди романов Барбары Картлэнд
Леди и разбойник - Картленд БарбараАлина
28.09.2013, 16.01





замечательный роман!! Читала с упоением!!!
Леди и разбойник - Картленд БарбараВалентина
27.04.2014, 15.53





Роман прочла с удовольствием. И сюжет интересен и диалоги тоже. Очень интересные сравнения между охотой и "охотой мужчин за женщиной". Понравился образ Теи, волевая и смелая. А Лусиус - мужчина, на которого женщина может положиться, который сможет беречь и защищать ее!!! Всем желаю таких мужчин! 8 баллов.
Леди и разбойник - Картленд БарбараЖУРАВЛЕВА ,г.Тихорецк
31.05.2014, 8.35





Мне понравилось!! Не смотря на отсутствие постельных сцен все было хорошо. Приятно и легко читать! Наслаждайтесь!!!
Леди и разбойник - Картленд БарбараЕлена
31.05.2014, 18.52





Ах ты, Господи, я даже прослезилась! Надо же!
Леди и разбойник - Картленд БарбараЛюбовь.
15.06.2015, 10.11








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100